Свет


(если заглянуть не в самое отдаленное будущее)

Боль была чудовищная. Ничего похожего Стас в своей жизни не испытывал. Даже близко. Его связали, бросили навзничь и на спине развели костёр. Самый настоящий. Пока он разгорался, боль еще можно было терпеть. Но потом огонь прорвался внутрь. В жилы. Охватил внутренние органы. Превратился в степной пожар. Вулканическую лаву, сжигающую всё на своём пути. Во взрыв сверхновой.

Когда Стас пришел в себя, он ещё некоторое время полежал, не двигаясь. Огонь прогорел. Угли потухли. Адаптация к новым киберорганам, благодаря которым он мог свободно дышать, двигаться, жить на Новой планете прошла успешно.

– Тьфу-тьфу-тьфу, – похвалил он себя, – какой я молодец: справился без проблем. Вот только что будет так больно, нас не предупреждали. Хотя, может быть, оно и к лучшему.

О Планете он ничего не знал. Сначала её выбрал Большой компьютер. Потом она досталась ему по жребию. Теперь, согласно заданию, он должен был узнать о ней как можно больше. Раскрыть её секреты. Оценить целесообразность и перспективы колонизации.

– Я настоящий первооткрыватель! – продолжал он себя подбадривать, ощупывая руки, ноги и ещё какие-то появившиеся у него наросты и припухлости и проверяя, насколько ему послушны все пять чувств и не появились ли какие-то ещё, которые были бы нелишними на Новой планете.

Полученный удар застал Стаса врасплох. Его подбросило высоко вверх, под облака. Как будто гигантский дикий бык, которого он вызвался объездить на родео, с недюжинной силой наподдал ему крупом.

Пока он летел, его атаковали хищные птицы с остроконечными, как пики, клювами. Действуя по наитию, он расправил широченные, мощные, орлиные крылья и легко ушёл от них. Но пару чувствительных ударов по надетой на него аппаратуре всё-таки получил.

Однако далеко улететь ему не удалось. Его перехватил огнедышащий дракон. От изрыгнутого им пламени его роскошные крылья загорелись, обуглились и опали пепельной трухой.

Теперь ничто не могло удержать его от падения: или аппаратура вышла из строя, или он не успел разобраться, как ей пользоваться. Он посмотрел вниз и в ужасе закрыл глаза. Ещё мгновение назад Планету покрывали мирные зеленые джунгли. Теперь они уступили место частоколу остро заточенных смертельных стволов.

Увы, Стаса ждало бесславное неминуемое поражение. И тут он вспомнил главное, чему его учили и о чём предупреждали. «Мы с тобой одной крови – ты и я!» – выдохнул он Планете… И благополучно свалился в неглубокое болотце.

Повторно приходя в себя, Стас выбрался на сухой берег и огляделся. Произнесенное им старинное заклятье преобразило всё вокруг. Непролазные заросли джунглей отступили. Перед ним расстилалось луговое раздолье.

Но какое! Такой красоты на родной Земле ему не встречалось. Если только в любимых им компьютерных играх. Однако и им Новая планета могла бы дать 100 очков форы.

Оно было усеяно самыми разнообразными и живописными цветами, переливающимися всеми цветами радуги. Издаваемый ими аромат кружил голову. В такт дуновениям легкого, теплого, ласкающего ветерка они взлетали в воздух и кружились в удивительных, ни на что не похожих танцах. Они складывались, извивались, закручивались, переплетались. Мило. Грациозно. Бесподобно. Будто море неведомых дивных живых созданий.

Жизнь кипела повсюду. Бесчисленные вереницы муравьёв и существ, похожих на муравьев, что-то деловито тащили в свои муравейники.

Несметные тучи пчёл и существ, отдаленно напоминающих пчёл, роились в этом удивительном бесконечном цветнике.

Воздух был заполнен мириадами птиц, разнообразие которых поражало воображение. Все они чирикали, издавали трели, пели на все лады. К тому же как-то слаженно, будто подчиняясь неведомому дирижеру.

А по полям беспечно разгуливали тучные стада животных, разнообразие, величие и великолепие которых тоже кружило голову.

Пока Стас любовался луговым раздольем, прямо у его ног возникла дорожка, ведущая к вершинам холма. С него, похоже, открывался ещё более сказочный вид. И Стас, зачарованный увиденным, с азартом двинулся вперед.

Дорожка привела его к входу в пещеру. Не задумываясь, он вступил внутрь и только тут опомнился. Однако было уже поздно. Прямо перед ним возникла толстая бронированная стена, наглухо закрывающая проход. Вторая опустилась сзади, отсекая путь к отступлению. И они начали сближаться, сплющивая его и вдавливая одна в другую.

Стас дико закричал… и его сознание рванулось обратно на Землю. Он вновь полусидел-полулежал в одной из люлек управления космолетом, которым был заставлен его родной Второй «Б» класс – они ещё чёрти-когда пришли на смену привычным школьным партам. Рядом стояла Марья Ивановна и укоризненно качала головой .

Ну что, Стасик, – проворковала она менторски насмешливым, но отнюдь не обидным голосом – «опять двойка»! Сколько раз тебе говорить: прекрати проводить всё время у дисплея, дни и ночи тратя на построение виртуальных цивилизаций.

Игры играми, но и о выполнении домашних заданий ни в коем случае нельзя забывать. Куда только твои родители смотрят.

Гляди, сколько ошибок ты наделал. Забыл произнести заклятие родства – раз. Испортил дорогое оборудование, на которое школе снова придется раскошеливаться – два. Залез непонятно куда, не проверив, не приняв мер предосторожности – три.

Так что «двойка» – ещё высокая отметка за твои «подвиги». А коли так, отсоединяю тебя от твоей апгрейдинговой проекции на Новой планете. Можешь сказать ей: «пока».

Нет, нет. Марья Ивановна, – в голос закричал Стас. – Не делайте этого! Не отключайте. Всё не так. Я чувствую контакт там, на Новой. Отправьте меня туда опять. Это важно. Очень-очень-очень. Клянусь!

Стас снова был на Новой планете. Бронированные двери отворились, и его окружало теплое, нежное, доброжелательное облако. От погружения в него он испытывал ничем не омраченную радость.

– Стас, дорогой, – пропел голос у него в голове, – извини меня. Я должна была проверить, что в тебе нет никакой враждебности, никаких программ саморазрушения. Убедиться, что ты свой – светлый.

Как ты уже догадался, я живая планета. Меня зовут Ата. Моё предназначение – запустить рождение разумной цивилизации, выбрав её носителя из всего разнообразия существ, с которыми ты уже познакомился, или придумав иного чемпиона. Таких, как я, много во вселенной. Мы созданы волей Творца.

Однако у меня произошел сбой. Программа отбора особи и автоматического запуска разумной цивилизации стерлась. Сколько ни пыталась, не смогла её восстановить.

Ты – моя надежда. Твоё появление не случайно. Всё в жизни предначертано. Это судьба. Или один из вариантов Замысла. Ты фанат игры в цивилизации. Последние пару лет ты проводил всё свободное время или вообще всё время за их построением.

Ты можешь стать моей программой. Мы объединимся с тобой в один разум и вместе в реальном мире создадим новую разумную цивилизацию. Удивительную. Умную. Чистую. Как ты. Избавленную от тех пороков и бед, которые претят и мне, и тебе.

Только одно условие. Обязательное. Ты не должен никому подчиняться. Никого слушаться. Ни от кого получать наставления. Чтобы выполнить его, тебе придется порвать связь с Землей. Выбор за тобой.

– Ата, дорогая! Конечно, я с тобой. Но мне надо проститься с Марьей Ивановной. Она так много для меня сделала. Это ненадолго.

Стас снова сидел во Втором «Б». Рядом, вытирая навернувшуюся слезу, стояла Марья Ивановна.

Стасик, – сказала она, – я позвала твоих родителей и сестру. Сейчас они должны подойти. Они где-то близко. Подожди чуть-чуть.

Не успела она закончить, как в класс ворвались родители Стаса и его сестра. Отец подхватил его на руки и прижал к себе. Мать расцеловала и расплакалась. Сестра дружески похлопала по тому, что осталось незанятым.

Послушай, сына, – сказал отец, когда все немного успокоились. – С сегодняшнего дня все, и мы в том числе, будем обращаться с тобой, как с взрослым. Ты и стал взрослым. Никто не будет больше называть тебя Стасиком. Поучать тебя. Влезать в твои дела. Давать советы, если только ты сам не попросишь.

Нет никакой необходимости рвать связь с Землей, с нами и лишать себя человеческой жизни. Человеческого опыта. Человеческого счастья. Семьи. Общения с близкими. Выполнить условие, поставленное Атой, можно и таким способом. Ты ничего не нарушишь.

Мы все тебя любим. Всем сердцем. Бесконечно. Самозабвенно. Наша любовь – твой щит. Твоя сила. Твоя мудрость и снисходительность. Пусть она всегда будет с тобой. С нами. С Атой. Решай!

Я попробую, отец, – сказал Стас и исчез…

© Н.И. ТНЭЛМ