Выпуск №3(9), 2007

Дневник событий
no image
Персона

Посол Республики Кипр Леонидас Пателидес отвечает на вопросы «Всей Европы.ru» – Скажите, пожалуйста, что же происходит со стеной, разделяющей Никосию надвое? – Прежде всего, стоит напомнить, что о необходимости создания в столице республики нескольких переходов в «зеленой линии»* стороны конфликта ведут речь...

Посол Республики Кипр Леонидас Пателидес отвечает на вопросы «Всей Европы.ru» – Скажите, пожалуйста, что же происходит со стеной, разделяющей Никосию надвое? – Прежде всего, стоит напомнить, что о необходимости создания в столице республики нескольких переходов в «зеленой линии»* стороны конфликта ведут речь уже давно. Нет нужды доказывать то, насколько это препятствует нормальной жизни города и его жителей. Пока договориться не удавалось. А между тем полноценный переход на улице Лидра, в самом центре Никосии, мог бы стать своего рода символом. Ведь сейчас крупная торговая артерия просто разрублена надвое, а для горожан это место так же важно, как окрестности Бранденбургских ворот для берлинцев. – …тем более, что по иронии истории протяженность «зеленой линии» – 180 километров – практически совпадает с длиной берлинской стены… – а Никосия до сих пор остается последней в Европе разделенной столицей. – Ну, уж теперь-то, когда процесс, как говорится, пошел... – Конечно, односторонние шаги, предпринятые нашим правительством, весьма позитивны и ведут в нужном направлении. Но не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Свои разделительные сооружения мы можем демонтировать. Но ведь в реальности «зеленая линия» – это не карандашная черта на карте. Это нейтральная зона, на которой несут службу патрули ООН. В нейтральной полосе по сторонам улицы Лидра стоит ряд обветшавших за много лет зданий. Их надо укрепить, чтобы они не представляли опасности для прохожих. В этих кварталах надо провести серьезные военно-инженерные работы. А вдруг со времен военных действий там остались мины или неразорвавшиеся боеприпасы? Словом, к таким вещам надо подходить ответственно, а не сгоряча. Турецкой стороне надо было бы отвести несколько в сторону от улицы посты военнослужащих, чтобы люди не гуляли «под присмотром» вооруженных солдат. При наличии политической воли это все разрешимо. И, самое главное, может послужить делу урегулирования застарелого конфликта. – А как эти шаги были восприняты на севере? – По нашим сведениям, те, кто занимается бизнесом на другой стороне Литры, весьма воодушевлены перспективой открытия свободного прохода. И даже оказывают определенный нажим на свое руководство, чтобы это было сделано поскорее. Расспрашивал Александр СТЕПАНОВ * «Зеленая линия» стала полосой разведения сторон в 1974 году после военной агрессии Турции против Республики Кипр. Вопреки многим легендам, название свое получила просто потому, что на военных картах миротворцев ООН была первоначально прочерчена зеленым карандашом. Территория Кипра, оккупированная Турцией вопреки всем резолюциям ООН, составляет 3400 квадратных километров, примерно 37 процентов площади острова Афродиты, как еще называют Кипр. Ее население по состоянию на 2006 год насчитывает примерно 150 тысяч человек, причем до сих пор на острове находится 30 тысяч турецких военнослужащих. Все требования международного сообщества о выводе своей армии с Кипра Турция многие десятилетия игнорирует. 15 ноября 1983 года в одностороннем порядке турки-киприоты провозгласили создание так называемой Турецкой республики Северного Кипра. Три дня спустя Совет Безопасности ООН своей резолюцией 541 признал этот шаг не имеющим правовой силы. На сей день это образование признано только самой Турцией. Тем не менее, благодаря усилиям Анкары оно получило статус постоянного наблюдателя в Организации Исламской Конференции. №3(9), 2007
no image
В фокусе

Традиции виноделия на Кипре насчитывают пять тысячелетий Даже в благодатном Средиземноморье найдется немного мест, где виноградную лозу начали бы возделывать раньше, чем на Кипре. Специально для скептиков приведем письменное свидетельство: около 3000 года до нашей эры виноделие упомянул в своем...

Традиции виноделия на Кипре насчитывают пять тысячелетий Даже в благодатном Средиземноморье найдется немного мест, где виноградную лозу начали бы возделывать раньше, чем на Кипре. Специально для скептиков приведем письменное свидетельство: около 3000 года до нашей эры виноделие упомянул в своем эпическом творении «Киприя» поэт Стасинос, которого предание называет приемным сыном великого Гомера. «Солнечные напитки» с острова Афродиты подкрепляли силы паломников, добравшихся в Святую землю, их не чурались суровые воины-крестоносцы, им отдавали должное чиновники венецианской администрации, 400 лет управлявшей островом. И даже три века мусульманского владычества, с его иррациональным неприятием культуры вина, не смогли уничтожить на острове одно из древнейших человеческих ремесел. Хотя и нанесли ему трудновосполнимый урон, приведя кипрское виноделие в упадок огромными налогами. В середине прошлого века местные мастера – да разве только они одни? – не сумели побороть соблазн масштабного индустриального производства, и с Кипра хлынули в мир потоки усредненной продукции, в изобилии украсившей полки недорогих супермаркетов Восточной Европы и Великобритании. Но в последние 10-15 лет власти Кипра сумели предпринять сложный и болезненный маневр, сделав ставку на высококачественное, незатертое, даже бутиковое вино. Болезненным он был потому, что пришлось пустить под нож бульдозера тысячи гектаров малоценных виноградников. Но это они для экспертов и коммерсантов малоценные, а виноградарю видеть такое было ничуть не легче, чем родителям наблюдать за издевательством над их детьми… И, слава богу, что лекарство было горьким, но оздоровляющим: нынешние кипрские вина абсолютно конкурентоспособны на весьма сложном мировом рынке «солнечных напитков», где идет жесткая конкуренция за каждый сегмент, каждую нишу, каждого потребителя. У вин с острова Афродиты есть один мощный козырь. Здешние виноградники не затронула филлоксерная трагедия, опустошившая Европу в конце XIX века. И теперь вина, рожденные автохтонными лозами, могут претендовать на то, чтобы предложить знатокам «тот самый» – дофиллоксерный вкус, который сейчас в Европе днем с огнем не сыскать. Во-первых, это белый Ксинистери, безраздельно властвующий на своих 26 тысячах гектаров. Другие его островные собратья – Промара, Спуртико, Канела – пока остаются на обочине. Но как знать, может, мы и услышим о них в ближайшие годы? Во-вторых, красный Мавро (он же Кипрский черный), возделываемый на 9500 гектарах – высокоурожайный и прекрасно подходящий для столовых вин. Сок Мавро настолько интенсивно окрашен, что это позволяет использовать его – даже в небольших количествах – для подкраски других вин. Скажем, изготовленных из его красного собрата Офтальмо, (150 гектаров) которому порой именно цвета и не хватает. Зато у него есть интенсивный букет и тонкая структура. Но абсолютный уникум – красный Маратефтико (50 гектаров), малоурожайный, весьма сложный для возделывания. Специфика этого сорта в том, что в отличие от большинства других лоз Маратефтико не однодомный, то есть такой, где женские и мужские цветки расположены на одном растении. А значит, для опыления растения нужно комбинировать. Зато произведенные из Маратефтико вина пригодны для длительной выдержки, чем не могут похвастать друге автохтонные сорта. В некоторых районах Кипра эту лозу также называют Бамбакада, но и под этим псевдонимом она так же точно хороша, как и без него. Разумеется, достойные результаты дают на благодатном острове Афродиты и международные сорта лоз – Шардонне, Малага, Рислинг, Семийон, Мерло, Каберне, Гренаш, Сенсо, Мурведр, Сира и другие. Очень интересны и вина созданные из сочетаний плодов автохтонных и привозных лоз. Тот же Ксинистери, при добавлении 10-15 процентов Семийона дает очень обнадеживающие результаты. В этом все любители вина получили возможность убедиться во время первого Салона кипрских вин, прошедшего в Москве. В нем, как рассказал торговый советник посольства республики в Москве Андреас Христодулу, приняли участие производители, специализирующиеся на винах средней и элитной ценовой категории. «Этих кипрских вин пока в России нет», – сообщил он. А.Христодулу подчеркнул, что в 2005 году Кипр занимал 15-е место среди экспортеров вина в Россию, хотя все «солнечные дары» острова Афродиты до сих пор представлены продукцией единственной компании «Лоэл», работающей здесь еще с советских времен. Она экспортирует вино нижней ценовой категории и преимущественно для сетевых торговых компаний. Однако это не мешает ей обеспечивать до 5% российского винного импорта. Как отметил торговый советник посольства Кипра, задача-максимум, которую ставят перед собой виноделы острова, вполне амбициозна – удвоить объем экспорта в Россию, то есть обеспечить 10-12% объема общего импорта. В том, что для таких надежд есть основания, можно было убедиться на дегустации, где организаторы постарались представить, как говорится, товар лицом. То, что лучшие кипрские красные вина отменно хороши, прекрасно известно. Но прекрасное качество белых столовых стало для многих большим сюрпризом! Судя по реакции кипрских собеседников, это было воспринято ими как заслуженная оценка немалых усилий в борьбе за качество своей продукции. Скажем, кооперативное винодельческое предприятие СОДАП, объединяющее около 10 тысяч семей виноградарей и виноделов, было представлено фирмой «Камантерена вайнери», привезшей в Москву великолепное молодое белое (100 Ксинистери). Изящный слегка лимонный цвет, отчетливые ноты цитрусовых и зеленого яблока в букете, уверенная кислотность и богатое длительное послевкусие свидетельствуют о его прекрасных достоинствах. «Нынешние белые вина значительно больше зависимы от современных технологий, чем красные. В последнее время мы сделали весьма серьезные инвестиции в производственную сферу. Винодельческий завод в Пафосе, построенный в 2004 году, находится на самом современном уровне и нам приятно, что наши усилия не пропали даром», – рассказал Маринос Периклес, менеджер по продажам «Камантерена вайнери». «Маратефтико» 2004 года, изготовленное виноделами этой фирмы, весьма порадовало отчетливой танинностью, прекрасным балансом и округлостью. А вот мастера из компаний «Чакас» и «Хаджиантонис» продемонстрировали, каких интересных результатов на Кипре можно добиться от широко распространенных в мире сортов. Их «Шардонне» успешно доказало: с ним можно успешно работать не только в Бургундии, Южной Африке или Австралии. Причем, обычно не особенно ароматный сорт искренне удивил свежей фруктовостью – у «Чакаса» – и ощутимой нотой зеленых помидоров – у «Хаджиантониса». Кипрские виноделы привезли и полусладкие, и сладкие вина, и, конечно, «Кумандарию»* – предмет особой гордости местных энологов. Пожалуй, если мастерам с острова Афродиты удастся добиться на российском рынке поставленных перед собой целей, то наши поклонники вина от этого только сильно выиграют. Александр СТЕПАНОВ * Древнейший винный брэнд мира «Кумандария» – именно так греческий язык освоил слово Commandaria – несомненно, древнейшее название вина в мире. Оно существует с 1191 года. Но красное сладкое вино с острова Афродиты пили – и превозносили его! – еще Плиний, Страбон и Сенека. А Гесиод в «Трудах и днях» рассказывал, как надо подвяливать виноградные гроздья, чтобы они набрали больше сахара. Вино такого типа на Кипре делали с незапамятных времен и называли его Mana («мать»). Дело в том, что в глиняных кувшинах, где выдерживалось это вино, на дне, прежде чем залить молодой «солнечный напиток», всегда оставляли немного «материнской» жидкости. Технология изготовления «Кумандарии» и сегодня осталась той же, а срок выдержки более чем солидный – вызывающие уважение 10 лет! Когда в XII веке Ричард Львиное Сердце продал Кипр ордену храмовников, свою резиденцию они устроили неподалеку от Лимасола, в замке Колосси. Как и положено воинам, они называли ее Главное Командование (Grand Commandaria). Так и произошло название этого ароматного кипрского вина. Утверждается, что тамплиеры, неплохо знакомые не только с воинскими, но и с винодельческими секретами Европы, немало привнесли в технологию изготовления и характеристики этого благороднейшего десертного напитка. И уж, конечно, неплохо заработали на его продаже. «Кумандария» не уронила своего достоинства и на пирах европейских королевских дворов, и в домах процветающих купцов, которым тоже было из чего выбрать. Португальские мореплаватели и торговцы, как утверждают, отвезли на остров Мадейру кипрские сорта виноградных лоз, чтобы повторить этот успех. В результате родилось не менее известное и достойное вино – мадера. №3(9), 2007
no image
В фокусе

В Германии есть курорт, известный во всем мире. Это место хорошо знакомо нам по литературным произведениям русской классики XIX века и старинным открыткам. Этот городок был заложен римлянами в начале нашей эры. А впервые он упомянут как римская колония в 70 году. Особую известность Баден-Баден...

В Германии есть курорт, известный во всем мире. Это место хорошо знакомо нам по литературным произведениям русской классики XIX века и старинным открыткам. Этот городок был заложен римлянами в начале нашей эры. А впервые он упомянут как римская колония в 70 году. Особую известность Баден-Баден приобрел в XIX веке. Бывать здесь любили многие великие: Бисмарк, Вагнер, Брамс, Тoлстой, Достоевский. Тургенев провел здесь счастливейшие годы своей жизни. Но не только казино и минеральные воды привлекали знаменитостей в этот город, а еще и необыкновенные пейзажи, покой и прекрасные вина. Расположен Баден-Баден у северо-западных отрогов Шварцвальда, знакомого нам по сказкам Гауфа. Хвойный лес, от которого горный хребет получил свое название (по-немецки – черный лес), один из самых старых в Европе. А вокруг Баден-Бадена разбиты великолепные виноградники. Юг Германии с его теплым климатом хорошо приспособлен для виноделия. В Баден-Бадене чуть влажнее и меньше солнца, чем в Эльзасе, на противоположном берегу Рейна, где виноградники, как зонтом защищены Вогезами. Основная часть виноградников лежит на узкой полосе южных склонов возвышенности Кайзерштуль между Шварцвальдом и Рейном. Исторически в регионе выращивали исключительно белые сорта винограда и делали легкие и фруктовые вина. Сегодня здесь нет доминирующих сортов винограда. Около 20% занимает Мюллер-Тургау, который дает нежные вина с легким привкусом муската. За ним идут фруктовый Граубургундер (Пино Гри), элегантный классический Рислинг, экзотический, пряный и ароматный Гевюрцтраминер и сухой Сильванер, напоминающий лучшие франконские вина. Сегодня все же преобладают красные сорта винограда, 40% площадей занято под Шпетбургундер (Пино Нуар). Он, как правило, выдерживается в барриках и вино получается сухим, утонченным и очень гастрономичным. Излишне ароматные вина здесь не в ходу, поскольку баденцы смотрят на вино преимущественно как на дополнение к еде. Здешние вина превосходны, но их с таким удовольствием потребляют в самом регионе, что остальной мир практически ничего о них не знает. Нигде в Германии виноделы так быстро и далеко не шагнули в модернизации производства. Площадь виноградников Баден-Бадена за последние десять лет удвоилась, а производство выросло почти в 4 раза. Двигателем такого подъема стали более 100 кооперативов, работающих в регионе и производящих более 90% продукции. Одним из самых интересных представителей местных кооперативных хозяйств по праву можно считать кооператив «Баден-баденец» (Baden-Badener). Это современный производитель с давней историей (год основания 1922), насчитывающий примерно 524 члена. Его виноградники расположены в знаменитой Долине обезьян (Affental). Откуда в Германии обезьяны? На самом деле, название произошло от латинского Ave tal («долина аве»). В средневековье так именовалась долина, в которой впервые были высажены лозы Шпетбургундера. По преданию, виноград можно было выращивать только там, куда доходил звук колокола маленькой капеллы – это долины Бюлерталь и Нойваер, лучшие земли для производства красных вин. На местном наречии название Ave ta вскоре превратилось в Affental, и местные производители начали рисовать золотую обезьянку на этикетках. До сих пор ее изображают вручную, используя настоящее золото. Кооператив производит, в основном, белые вина. 55% площади занимает Рислинг, 36% – Шпeтбургундер, оставшиеся 8% – Мюллер-Тургау и Траминер. Кстати: мало кто знает, что вина из Баден-Бадена могут быть разлиты в бутылки боксбойтель (bocksbeutel), что в принципе допустимо лишь для франконских вин. Разрешение было получено 200 лет назад (оно до сих пор хранится в замке Нойвайер) Францем Филиппом фон Каценелленбoгеном, который, женившись на дочери владельца замка, перебрался сюда из родной Франконии. Благодарим редакцию «Винной карты» за любезно предоставленный материал №3(9), 2007
no image
Дневник событий

Доклад критикует правительства «за слепоту» Власти США отказали швейцарскому парламентарию Дику Марти в его просьбе разрешить посещение американской военно-морской базы в Гуантанамо, на Кубе. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) поручила ему провести расследование информации о тайных рейсах зафрахтованных ЦРУ США самолетов с...

Доклад критикует правительства «за слепоту» Власти США отказали швейцарскому парламентарию Дику Марти в его просьбе разрешить посещение американской военно-морской базы в Гуантанамо, на Кубе. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) поручила ему провести расследование информации о тайных рейсах зафрахтованных ЦРУ США самолетов с пленниками на борту. Они, как считают, направлялись в Гуантанамо через некоторые европейские страны, причем, совершали в них посадки. Сопровождать в этой поездке Д.Марти должен был специальный докладчик ООН по проблеме пыток Манфред Новак. Получив отказ, швейцарский парламентарий заявил: «Поскольку мне не предоставляют возможности свободно пообщаться с заключенными, доставленными на эту базу из Афганистана и Ирака, и содержащимися там без суда и следствия, то этот визит не имеет смысла, и я не хочу заниматься туризмом за счет налогоплательщиков». Д.Марти выразил разочарование позицией США, которые обладают статусом наблюдателя в Совете Европы, и подчеркнул, что расследование этой скандальной истории с предполагаемым участием ЦРУ будет продолжено. Тем временем, Европейский Парламент одобрил заключительный доклад на эту тему. Документ поддержали 382 депутата, против выступили 256 и 74 воздержались. В нем говорится, что по заданию ЦРУ было совершено 1245 тайных рейсов с промежуточными посадками в странах Европы, в основном, на американских военных базах, и содержится критика властей Австрии, Великобритании, Италии, Польши и Португалии за недостаточное содействие расследованию этого дела специальной комиссией, работавшей в течение года. Кроме того, отмечается «наличие детальных улик» и фактов, свидетельствующих, что правительства Германии, Швеции, Испании, Кипра, Дании, Греции, Ирландии, Румынии, а также Турции, Боснии и Македонии «закрывали глаза» на использование их воздушного пространства и аэропортов во время этих рейсов. Показательно, что в изначальный текст доклада было внесено более 300 поправок, чтобы согласовать различные, нередко противоположные, точки зрения. Во время голосования острой критике подвергались также высокопоставленные брюссельские чиновники. Прозвучала и самокритика. Так, итальянский депутат Яс Гавронский заявил, что, хотя США и нарушили закон, «именно эта страна, в отличие от нас, хоть что-то делает в борьбе с терроризмом». Между тем, член Европейской Комиссии Франко Фраттини, отвечающий за политику ЕС в области юстиции и внутренних дел, призвал власти всех 27 стран Союза провести собственное расследование этого дела. Анатолий МИЛЯЕВ №3(9), 2007
no image
Дневник событий

Европейскому Союзу – 50 лет Ровно полвека назад, 25 марта 1957 года, был подписан Римский договор, который ознаменовал рождение нынешнего Европейского Союза. Исторический документ, положивший начало европейской интеграции, подписали представители Бельгии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Франции и ФРГ. Сегодня это объединение...

Европейскому Союзу – 50 лет Ровно полвека назад, 25 марта 1957 года, был подписан Римский договор, который ознаменовал рождение нынешнего Европейского Союза. Исторический документ, положивший начало европейской интеграции, подписали представители Бельгии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Франции и ФРГ. Сегодня это объединение насчитывает 27 государств. Отношения между Россией и Европейским Союзом не совсем безоблачные. Брюссель по-прежнему пытается говорить с Москвой менторским голосом. Нуждается в доводке механизм управления взаимозависимостью. Морально устарела правовая база взаимодействия. Запустить переговоры об ее обновлении никак не получается. Дает сбои международное сотрудничество. Острые противоречия существуют на постсоветском пространстве. Структура взаимной торговли однобока и примитивна. Сотрудничество в области экономики зачастую больше похоже на соперничество, чем на партнерство. Не такая уж безоблачная ситуация и в самом ЕС. У него хватает внутренних проблем. Выход из конституционного кризиса пока не просматривается. Недоверие к политическим институтам Союза и европейской бюрократии сохраняется. В результате поспешного, недостаточно подготовленного расширения всем механизмам ЕС работать стало намного сложнее. На отношении к ЕС сильно сказывается разлагающая ткань общества проблема безработицы. К тому же население стареет. Пенсионная система и система социального обеспечения на пределе. Возможности абсорбировать мощный поток мигрантов, устремляющихся в Союз, почти исчерпаны. Есть вопросы и с глобальной конкурентоспособностью региона. Но на юбилей принято говорить только хорошее. Поэтому временно отвлечемся от всех упомянутых вызовов и проблем, с которыми сталкиваются ЕС и наши взаимоотношения. Вместе и по отдельности нам удавалось справляться и с гораздо более тяжелыми. Сосредоточимся на приятном. Попробуем подвести позитивный итог 50-летнему развитию интеграционного объединения. ЕС действительно удалось добиться впечатляющих результатов. В его послужном списке много замечательных свершений. Их перечень выглядит очень внушительно. На первое место я бы, безусловно, поставил в нем обеспечение мирного развития на континенте. Вспомним недавнюю историю. На протяжении веков уделом Европы были взаимная нетерпимость, ненависть, непримиримость. Межгосударственная. Межнациональная. Классовая. Религиозная. Они питали собой нескончаемые разрушительные войны, вооруженные конфликты, завоевания, волны которых чудовищными цунами проносились по всей планете, унося миллионы и миллионы жизней. Больше всего от них пострадала наша страна. Благодаря интеграции, сначала экономической, а потом и социальной, и политической, Европа сумела покончить с этим жутким историческим наследием. Она обрела главное – мир, умение ценить его и отстаивать. Она научилась подчинять императиву добрососедства все остальное – амбиции, жажду господства, чувство национальной исключительности. В прошлом остались англо-французское и англо-немецкое соперничество. Европа превратилась в регион мира и стабильности на планете. Очень хочется верить, что сближение стран и народов на нашем континенте зашло настолько далеко, что возобновление былых кошмаров уже больше невозможно. Другим важнейшим завоеванием Европы за прошедшие 50 лет стало формирование принципиально новой политической культуры диалога и взаимопонимания между народами и государствами. Выкованная и выстраданная этим объединением новая политическая культура зиждется на умении искать и находить компромиссы, идти на взаимные уступки, жертвовать отдельными национальными интересами во имя общего блага. Стабилизирующее значение такого умения трудно переоценить. Ведь конфликтов и противоречий между странами ЕС не стало меньше. Столкновения интересов, привычек, предпочтений естественны для любого многокультурного, многонационального общества. Тем более для межгосударственного образования. Но в ЕС эти столкновения более не носят разрушительного характера. Созданные процедуры и механизмы поиска не только устраивающих всех, но и, по возможности, оптимальных решений, их достижения и реализации, помноженные на политическую культуру совместной конструктивной работы, принесли очень даже неплохой результат. ЕС научился справляться с кризисами. Интеграционное объединение не только преодолевает их, но и с честью выходит из них окрепшим и обновленным, с более четким представлением о своем будущем развитии. ЕС сумел воплотить в конкретные дела лозунги солидарности и взаимного сближения стран и народов. Шаг за шагом, уверенно и поступательно интеграционное объединение преодолевает разрыв в уровнях социально-экономического развития своих отдельных слагаемых. Этим целям служат бюджетные установки, структурные и региональные фонды, разнообразные отраслевые политики, само участие в обширном общем рынке. Депрессивным и относительно менее развитым регионам, как и живущему в них населению, предоставляется вполне осязаемая помощь. То, насколько эффективным и экономически оправданным оказывается вовлечение в интеграционные процессы, показывает опыт Ирландии, Испании, Греции, Португалии, других стран и входящих в них территорий. Их быстрому динамичному развитию многие могут позавидовать. Сейчас плодами интеграции, пусть и в несколько изменившихся, чуть более сложных условиях, пользуются страны Балтии, Восточной и Юго-Восточной Европы. Причем, по темпам и качеству роста Ирландия, Словения и Эстония мало в чем уступают молодым тиграм Юго-Восточной Азии. Полвека порядка, стабильности и интеграции принесли ЕС экономическое благополучие и процветание. После Второй мировой войны Европа лежала в руинах. Сейчас она похожа на витрину экономических достижений, парк отдыха и исторический музей одновременно. Страны региона уверенно лидируют по уровню и качеству жизни. При этом плавный переход к постиндустриальному обществу базируется в ЕС не только на экономических показателях, но и на здоровой основе устойчивого развития, заботы об охране окружающей среды, содействия мелкому и среднему предпринимательству. Преимущество социально-экономической модели развития, взятой на вооружение интеграционным объединением и его государствами-членами, выражается в том, что разрыв между бедными и богатыми в зоне Союза намного меньше, чем в США, поднимающихся странах Юго-Восточной Азии или России. Для ЕС социальный мир, социальное партнерство, социальное измерение экономического роста важны ничуть не меньше, чем собственно экономическое благополучие. Это делает модель социально-экономического развития, избранную и отстаиваемую в ЕС, столь притягательной для окружающего мира. Несмотря на последнюю волну расширения, очередь желающих примкнуть к интеграционному объединению или даже настаивающих на приеме, не уменьшается. Притягательным для внешнего наблюдателя ЕС делает и то, что участие в интеграционном объединении не влечет за собой для государств и народов зоны ЕС утраты национальной самобытности, культуры и идентичности. Лозунг Союза «единство в разнообразии» выдерживается на практике. Будучи европейцами, немцы остаются немцами, итальянцы – итальянцами, а поляки – поляками. Плавильный котел, в режиме которого пока еще успешно работают США, Европе, похоже, не нужен. По своей культуре, истории, разнообразию Европа остается самым богатым регионом мира. И в области внешней политики и внешних действий ЕС делает ставку, прежде всего, на свою притягательность для внешнего мира, силу примера и убеждения, а не на принуждение. Брюссель и государства-члены твердо выступают за приоритет ООН, уважение и соблюдение международного права. В этом плане позиции ЕС и России полностью совпадают. В заслугу Союзу можно поставить и много другое. Но и этих зарисовок достаточно, чтобы признать очевидное. ЕС не зря пользуется у своих соседей и во всем мире признанным авторитетом. Ему есть, чем гордиться. Ему есть, что отмечать в свое 50-летие. Хотя и остроту существующих проблем никто не собирается затушевывать. Как полагается по такому поводу, этому Союзу хотелось бы пожелать в юбилейную дату чего-то особенно хорошего. В первую очередь – справиться с возникшими трудностями, обрести большую динамику и конкурентоспособность, и в том числе, добиться целей, поставленных в Лиссабонской стратегии. В нынешнем сложном, взрывоопасном, жестоком мире и России, и ЕС нужны надежные предсказуемые партнеры. У Москвы и Брюсселя есть все необходимые предпосылки для того, чтобы ими стать. Пусть же работа над новым Базовым соглашением о стратегическом партнерстве между Россией и ЕС проложит путь к тому, чтобы это пожелание стало реальностью. © Марк ЭНТИН, доктор юридических наук, профессор, директор Института европейского права МГИМО – Университета МИД России №3(9), 2007
no image
Дневник событий

об умении вести переговоры История Европейского Союза – это, прежде всего, тяжелый, кропотливый труд сотен миллионов людей, рутинная каждодневная работа, нескончаемая вереница обычных серых будней. Вместе с тем, это и длительно подготавливавшиеся озарения, хитроумные ходы и безупречно разыгранные красивейшие многоходовые комбинации....

об умении вести переговоры История Европейского Союза – это, прежде всего, тяжелый, кропотливый труд сотен миллионов людей, рутинная каждодневная работа, нескончаемая вереница обычных серых будней. Вместе с тем, это и длительно подготавливавшиеся озарения, хитроумные ходы и безупречно разыгранные красивейшие многоходовые комбинации. Сага о создании, становлении и расцвете ЕС содержит целую россыпь удивительных, уникальных, ни на что не похожих страничек. Некоторые из них читаются как самый настоящий роман или детектив. Другие пленяют и завораживают, навевая романтические иллюзии. Третьи заставляют глубоко задуматься. Но все они крайне поучительны. Не зная их, трудно разобраться и в нынешних хитросплетениях внутренней жизни Союза. С позиции сегодняшнего дня, когда Россия и ЕС готовятся приступить к совместной работе над новым базовым договором о стратегическом партнерстве, особый интерес представляет сопоставление двух принципиально разных моделей переговоров, использованных Францией при подготовке сначала Парижского, а затем Римских договоров. 1950 год. Франция больше не может оттягивать решение проблем примирения с Федеративной Республикой Германией и возвращения ей полноценного международно-правового статуса вкупе с сохранением за собой контроля над ее тяжелой промышленностью. Все ждут от нее энергичных шагов по преодолению все более негативных последствий перепроизводства в черной металлургии. Высказываются десятки предложений относительно того, как это можно было бы сделать. Но они либо слишком консервативны, либо чересчур революционны, либо заведомо неприемлемы для США, ФРГ, Бенилюкса, Италии и самой Франции. Счастливым исключением становится План Жана Моне, одного из главных архитекторов европейской интеграции, озвученный в судьбоносной Декларации министра иностранных дел Франции Робера Шумана 9 мая 1950 года. Заинтересованным правительствам адресуется призыв создать интеграционное объединение для совместного регулирования сталелитейной и угольной промышленности. Во главе него предполагается поставить Высший руководящий орган, наделяемый, пользуясь современной терминологией, наднациональными полномочиями. Переговоры начинаются 20 июня 1950 и заканчиваются 18 апреля 1951 года подписанием Договора об учреждении Европейского объединения угля и стали. План Жана Моне был вызван к жизни объективными потребностями развития. Но его успех во многом определило то, как были обставлены оглашение Декларации Робера Шумана и последующие переговоры. План вырабатывался в полной тайне, в первую очередь, от основных государственных структур Франции. Робер Шуман не посвящал в ход работы ни правительство, ни свое собственное министерство, ни руководство наиболее заинтересованных и влиятельных ведомств – министерства финансов и министерства промышленности. В неведении держались и профсоюзы, и парламентские круги. В число посвященных были включены только ключевые лица американской администрации и канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. Робер Шуман рассчитывал получить выигрыш, как утверждают современники, сделав ставку на психологический шок. Ему во что бы то ни стало нужно было избежать публичного обсуждения и сопровождающей его возможной критики. Ему важно было поставить всех перед свершившимся фактом, вынудив поддержать общий принцип и оставить детали на откуп технократам. И в дальнейшем международные переговоры велись в условиях строгой конфиденциальности. Причем, преодолеть многочисленные разногласия и уйти от возможных унизительных конфликтов удалось, поставив во главу угла совместный интерес – цели формирования общего рынка. Диаметрально противоположной тактики французское руководство придерживалось спустя 7 лет при подготовке Римских договоров. На этот раз ставка была им сделана на полную прозрачность. К этому его принуждало глубокое недоверие, испытываемое к Франции остальными государствами-учредителями. Еще совсем свежи были воспоминания о том, как Париж провалил Договор об образовании Европейского оборонительного сообщества. К тому же ни для кого не было секретом то, что Францию и французских предпринимателей пугали отказ от протекционизма и государственной поддержки. Все знали, как они боялись не выдержать конкуренцию в случае действительного формирования общего рынка и принуждения к игре по единым правилам, одинаковым для всех. Но ставка на прозрачность была не только вынужденной. Французское правительство очень ловко использовало непрестанное публичное разъяснение своих взглядов и подходов, отстаиваемых в рамках переговорного процесса, и проведения открытых дебатов для укрепления своих позиций на переговорах. Оно стремилось косвенно вовлечь в переговорный процесс и предпринимателей, и профсоюзы, и гражданское общество (читай – общественное мнение). Проводившиеся во Франции обстоятельные парламентские слушания позволили Парижу выставить условия остальным государствам-учредителям, сформулировать оговорки, четко указать партнерам, на какие уступки страна не пойдет. Тактика оказалась очень результативной в том, что касается составления договоров об учреждении и Евратома, и Европейского экономического сообщества. К тому времени, ФРГ добровольно отказалась от ядерного оружия. Ни у Бенилюкса, ни у Италии не было потенциала, необходимого для его создания. Все они хотели запретить ядерное оружие. Однако Франция навязала им свободу исследования и использования ядерной энергии в военных целях. Аналогичного результата Франция добилась и на переговорах по общему рынку. Несмотря на открытое недовольство партнеров, она заставила их запараллелить либерализацию торговли и гармонизацию социальных выплат, согласиться на осуществление общей сельскохозяйственной политики и гарантированные минимальные цены на продукты сельскохозяйственного производства, а также придать французским заморским территориям статус ассоциированных членов. Как считают историки, транспарентность здорово сыграла на руку Парижу. Не имея особых козырей, менее мотивированная, чем другие, Франция оказалась во главе интеграционного движения. Она выторговала себе особый военно-стратегический статус. Получила экономические преимущества. Оговорила социальные гарантии для значительной части своих трудящихся. Сохранила колониальное наследие. Неплохой результат, как в первый, так и во второй раз. Во многом благодаря правильно выбранной переговорной стратегии. © Марк ЭНТИН, доктор юридических наук, профессор, директор Института европейского права МГИМО – Университета МИД России №3(9), 2007
shelf-life_
Нововведения

Но определенное облегчение правил их выдачи предпринято Европейский Парламент в феврале одобрил два взаимосвязанных соглашения между Европейским Союзом и Россией – о реадмиссии и об упрощении визового режима для поездок на непродолжительное время. Согласно учредительным договорам, решение по таким вопросам принимает Совет ЕС по представлению Европейской Комиссии....

Но определенное облегчение правил их выдачи предпринято Европейский Парламент в феврале одобрил два взаимосвязанных соглашения между Европейским Союзом и Россией – о реадмиссии и об упрощении визового режима для поездок на непродолжительное время. Согласно учредительным договорам, решение по таким вопросам принимает Совет ЕС по представлению Европейской Комиссии. Так что на долю парламента Старого Совета остаются в большей степени консультативные функции. Это не помешало докладчице Марии Асунсан Эстевиш (Португалия) раскритиковать Брюссель и европейских лидеров за то, что они внесли соглашения в парламент, когда в них, по ее словам, ничего менять уже нельзя. Эмоции госпожи Эстевиш понять можно: Европарламент последовательно борется за то, чтобы играть в жизни ЕС возможно большую роль. Но брюссельские чиновники, на словах соглашаясь с необходимостью повышения роли представительной власти, делают все, чтобы не давать народным избранникам слишком большой воли в решении сложных вопросов, ибо продолжительность дебатов в Страсбурге устойчиво стремится к бесконечности, а малоплодотворных дискуссий функционерам Европейской Комиссии и без того хватает. Парламент в целом положительно оценил оба документа, хотя госпожа Эстевиш и здесь соблюла необходимый ритуал, призвав Брюссель и Москву «обеспечить подлинные условия взаимности», и отметив «сложную процедуру регистрации» европейцев в России, а также «чрезмерные требования» для поездок в некоторые регионы, в частности, в Чеченскую республику, Сибирь и на Дальний Восток. В ходе обсуждения депутаты – также по традиции – поддали критического жару, высказав замечания о соблюдении в России прав человека и о механизмах контроля за выполнением соглашений. «Теневой докладчик» Хенрик Лакс (Финляндия) отметил, что упрощение визового режима «почти не касается рядовых людей». По-прежнему сохраняется требование к европейцам иметь приглашение от российских граждан. Все это в сочетании с регистрацией в трехдневный срок «создает серьезное препятствие для контактов между людьми». «Нельзя считать справедливым, что только некоторые категории людей могут воспользоваться упрощенным визовым режимом», – заявил он. Депутат Она Юкневичене (Литва) потребовала от Европейской Комиссии и Совета ЕС добиться отмены приглашений и регистрации. И здесь стремление евродепутатов выглядеть красиво в глазах избирателей вполне объяснимо. Ну не могут же они, в самом деле, не знать, что подобные вопросы решаются на двусторонней основе? И, скажем, россиянам, вынужденным лично ходить на собеседование в посольства и консульства перед получением шенгенских виз или предоставлять выписки банковских счетов, подтверждая свою финансовую состоятельность, все это может казаться излишним и даже неприятным. Но европейцы-то этого требуют! Вот и приходится выполнять, смиряясь, в том числе, и с тем, что у принимающей стороны всегда остается возможность отказа «без указания мотивов своего решения». Не говоря уже о том, что стоимость российской визы для европейца не сильно отличается от цены не самого роскошного обеда, а 35 евро для обычного россиянина – не такой уж пустяк. Всеобъемлющим решением могло бы стать введение безвизового режима, но не готовы к этому в первую очередь европейцы. А добиваться для себя односторонних преимуществ – это всегда трудно. Чаще всего дело завершается произнесением звучных деклараций, и… воз остается там же до следующего заседания. Российский парламент тоже ратифицировал упомянутые соглашения. Упрощенный порядок выдачи виз предусматривает облегчение процедуры и выдачи однократных виз сроком действия до трех месяцев, а также многократных виз для определенных категорий граждан. Он распространяется на членов официальных делегаций, предпринимателей и представителей коммерческих организаций; осуществляющих международные пассажирские и грузовые перевозки водителей и членов поездных бригад; журналистов, деятелей науки, культуры и образования; студентов и школьников, участвующих в программах обменов; участников международных спортивных мероприятий; программ обменов между породненными городами; лиц, посещающих воинские и гражданские захоронения, а также близких родственников лиц, находящихся на законных основаниях на территориях государств сторон. Для некоторых из указанных категорий граждан соглашением предусматривается возможность оформления многократных виз сроком действия от одного года до пяти лет. Для обладателей дипломатического паспорта предполагается введение безвизового режима поездок общей продолжительностью до трех месяцев в течение полугода. Одна из особенностей соглашения состоит в создании совместного органа по наблюдению за выполнением этого документа подписавшими его сторонами. Он будет формироваться из представителей РФ и ЕС. Соглашение о реадмиссии, по мнению российских парламентариев, станет весомым аргументом в пользу заключения Россией аналогичных двусторонних международных договоров с другими государствами, поскольку оно устанавливает иные правила, чем те, что предусмотрены законодательством РФ, определяющим правовое положение иностранных граждан в России и порядок въезда и выезда их из нее. Николай МИХАЙЛОВ №3(9), 2007
no image
Нововведения

Германия не хочет быть «республикой пенсионеров» Демографический тупик, в котором все прочнее застревает современная Германия, побуждает власти идти на весьма непопулярные меры. Например, такие, как повышение пенсионного возраста с нынешних 65 до 67 лет. Правительственный проект, вызвавший резкое неприятие профсоюзов...

Германия не хочет быть «республикой пенсионеров» Демографический тупик, в котором все прочнее застревает современная Германия, побуждает власти идти на весьма непопулярные меры. Например, такие, как повышение пенсионного возраста с нынешних 65 до 67 лет. Правительственный проект, вызвавший резкое неприятие профсоюзов – как их руководства, так и рядовых членов – был, тем не менее, принят большинством в бундестаге. То, что на это пошли христианские демократы, совсем неудивительно: они всегда защищали интересы работодателей. Но вот социал-демократам, столь же традиционно опирающимся на профсоюзное движение, согласиться на это было куда сложнее. И тем не менее… Франц Мюнтеферинг, ведущий в берлинском кабинете министров социальные вопросы, естественно, всеми силами защищал свое детище. «Сегодняшнее решение правильно. Нет никаких причин пугать жителей Германии», – утверждает он. Ну что же, статистика и в самом деле не противоречит его позиции: ожидаемая продолжительность жизни в Германии ныне действительно высока как никогда, а продолжительность рабочей недели значительно меньше, чем несколько десятилетий назад. Упирают власти и на то, что вводиться эта норма будет поэтапно для разных возрастных категорий работников, и процесс растянется на длительное время – с 2012 по 2029 год. Все родившиеся в 1964 году и позже полностью подпадут под действие нового закона. Исключение будет сделано только для тех, кто станет выплачивать пенсионные взносы (в ФРГ пенсия формируется сейчас из взносов работодателя и работника, вносимых поровну, и составляет 19,5% брутто-заработка) на протяжении 45 лет. Такие «пахари» по-прежнему смогут уйти на покой в 65 лет. Авторы проекта утверждают, что пенсии вырастут в результате реформы до 19,9%. Но работники от этой перспективы почему-то в восторг не приходят… Новый закон позволит также завершить трудовую биографию в 63 года. Но только, если у вас за плечами 35 лет выплаты взносов (другими словами, трудового стажа), и вы согласны получать пенсию примерно на 14,5% меньше. Вот так все это выглядит, что называется, на бумаге. А что будет в жизни? Вот тут свое слово и говорят профсоюзные активисты, не понаслышке знающие, во что все это может воплотиться в действительности. А вы пробовали найти работу, если вам больше 50-ти? – спрашивают они у сторонников проводимых преобразований. Или вам неведомо, что 4 из 10 германских предприятий людей такого возраста на работу просто не берут? И постараются не брать впредь, предпочитая им более молодых. А у ветеранов появится отличный шанс пополнить армию безработных, которая и так в Европе довольно велика. А слышали ли авторы проекта о том, что для людей некоторых профессий просто немыслимо вкалывать до такого возраста? Можете вы себе представить каменщика или кровельщика, который и в 65 лет будет скакать по строительным лесам как молодой? А ведь похожих профессий не так уж мало! В крупных концернах, располагающих сильными юридическими службами, людей старшего возраста всеми правдами и неправдами выдавливают с рабочих мест. Скажем, в таких фирмах как БАСФ и «Дегусса», по утверждению профсоюзов, успешно избавляются от 80% людей предпенсионного возраста – с соответствующими материальными потерями для тех, кого, по сути дела, изгнали из профессии. В общем, в словах Михаэля Зоммера, руководителя крупнейшего профсоюзного объединения ДГБ («Дойче геверкшафтс бунд»), назвавшего авторов закона «социальными пироманами», определенная доля истины все же есть. Сможет ли поправить ситуацию «Инициатива 50 плюс», тоже разработанная министерством Ф.Мюнтеферинга? Пока сказать трудно. Тем более что в этой программе ставится задача повысить занятость людей старше 55 лет на 5 процентных пунктов – до 60. Придется всерьез ломать сопротивление работодателей. А ведь даже взятый за ориентир показатель говорит о том, что для 40% людей старшего возраста после 55 лет работы не найдется. А до искомых 67, между прочим, им еще ждать долгих 12 лет… Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №3(9), 2007
no image
РАСШИРЕНИЕ ЕС

Никто не спорит: последнее по времени расширение ЕС, когда в мае 2004 года в его ряды были приняты сразу 8 восточноевропейских стран и 2 средиземноморских островных государства – Кипр и Мальта, «лодка» Союза оказалась перегруженной. Если к этому добавить застой в реформах внутренней организации...

Никто не спорит: последнее по времени расширение ЕС, когда в мае 2004 года в его ряды были приняты сразу 8 восточноевропейских стран и 2 средиземноморских островных государства – Кипр и Мальта, «лодка» Союза оказалась перегруженной. Если к этому добавить застой в реформах внутренней организации группировки и прием с 1 января 2007 года в ее ряды еще и Болгарии с Румынией, то станет понятно, почему дальнейшее расширение ЕС перестало быть популярной идеей в европейских массах. Список богатых возможных кандидатов исчерпан (Норвегия, Швейцария и Исландия, если попросятся, будут приняты без разговоров, но они пока не собираются этого делать), а остальные потенциальные участники, равно как и 12 последних новичков, относятся к числу бедных стран. Турция, с которой переговоры о приеме начаты, но пока идут ни шатко, ни валко, пугает европейцев еще и своим многочисленным населением (80 миллионов жителей), географическим положением (непосредственная близость к взрывоопасному Ближнему Востоку), да и мусульманской верой и традициями большинства ее жителей тоже. Все это лишает Брюссель одного из мощнейших рычагов воздействия на соседние страны – перспективы их приема в ЕС при условии проведения ими определенного набора суровых реформ. Это ставит Союз и его лидеров перед необходимостью искать новые формы выстраивания отношений с соседями. С неожиданной прямотой новую ситуацию описал президент Эстонии Томас Хендрик Илвес. «Европа сталкивается с крупной проблемой, – сказал он в интервью германскому журналу ‘Шпигель'». – Граждане ЕС устали от расширения. Мы потеряли важную возможность продвижения мира и демократии в соседних государствах. До сих пор перспектива участия в Союзе со столицей в Брюсселе всегда оказывалась решающим аргументом для проведения реформ. Сейчас мы мало что можем предложить странам вроде Украины. Нам трудно сказать сербам: согласитесь на независимость Косова, и мы вас примем. Они прекрасно понимают, что следующая волна расширения произойдет очень нескоро». Эстонского лидера спросили, что же делать? Его ответ был весьма осторожен и разумен: «Нам надо развивать политику по отношению к соседям. Некоторым из них можно было бы открыть доступ к структурным фондам ЕС или выход на рынок ЕС. Вопрос в том, достаточно ли это привлекательно». Он также предложил попытаться завлечь их перспективой вступления в НАТО, а не ЕС, но уточнил: «Я должен признать, что этот инструмент гораздо менее эффективен». Светлана ФИРСОВА №3(9), 2007
Тенденции & прогнозы
no image
Комментарий

Терминология 1980-х годов вновь в ходу по обе стороны Атлантики: «ракетный щит», «противоракеты», «система раннего предупреждения», «средства перехвата», «технологии звездных войн»… Такое впечатление, что мир снова погрузился в «холодную войну», а в Европе будто бы опять бушуют страсти по поводу размещения ядерных ракет средней дальности....

Терминология 1980-х годов вновь в ходу по обе стороны Атлантики: «ракетный щит», «противоракеты», «система раннего предупреждения», «средства перехвата», «технологии звездных войн»… Такое впечатление, что мир снова погрузился в «холодную войну», а в Европе будто бы опять бушуют страсти по поводу размещения ядерных ракет средней дальности. Правда, возмущение европейцев пока не достигло былого накала. Вспомним далекий теперь 1983 год, когда миллионы жителей Европы выходили на улицы, протестуя против развертывания в Западной Европе сотен американских баллистических и крылатых ракет среднего радиуса действия, нацеленных на СССР и его тогдашних восточноевропейских союзников. В результате под угрозой отставки оказались правительства сразу пяти западных стран… Но мир не стоит на месте, и как раз сотрудничество с Вашингтоном некоторых из бывших союзников Москвы – в прошлом потенциальных мишеней американских ракет – вызывает новое противостояние в Европе. Причем, чреватое расколом в Европейском Союзе и НАТО на две части – «восток» и «запад». Это позволило испанской газете «Вангуардиа» ехидно заметить: «Похоже, Соединенные Штаты так сильно любят Европу, что хотели бы, чтобы их стало две». Сегодня речь идет о намерении Пентагона разместить на территории Польши 10 ракет-перехватчиков, а в Чехии радар системы ПРО. Поводом для этого плана ныне называют необходимость создания противоракетного щита не от Москвы, а от потенциальных ударов из Ирана или стран Ближнего Востока, хотя западные эксперты считают: если такие средства когда-нибудь у этих стран и появятся, то очень не скоро. Однако глава Белого дома Джордж Буш-младший, как и бывший президент США Рональд Рейган 20 лет назад, свято верит в неизбежность «звездных войн» и надежность противоракетного щита, хотя испытания этой системы до сих пор успешными назвать нельзя. Во многом на старый лад звучат сегодня в Европе и голоса нового поколения противников этой инициативы, которая может воскресить гонку вооружений. Они предупреждают, что в случае конфликта пострадают, прежде всего, те страны, в которых будут находиться подобные объекты. Поэтому вместо того, чтобы провоцировать Россию, необходимо объединить с ней усилия для предотвращения ракетных атак воображаемого противника. Надо отметить: американцы хотят реализовать свой проект вне НАТО, а некоторые страны, прежде всего Германия, выступают за диалог по этой проблеме между Североатлантическим альянсом и Россией. Причем, руководство НАТО уже много лет изучает возможность развертывания собственной системы ПРО ТВД, то есть, театра военных действий. Немало противников американской ПРО также в Чехии и Польше, поэтому власти этих стран решили избежать референдума по столь острому вопросу. Как показал недавний опрос населения, в Чехии не менее 60 процентов взрослых жителей выступают против этого плана. Естественно, что от военных приготовлений неподалеку от ее западных границ (в нарушение обещаний Вашингтона не создавать там новых военных объектов) не в восторге Россия. И так же естественно, что в качестве ответного шага Москва пригрозила взять эти будущие цели на мушку. Вот вам и «разрядка» и «новое мышление» 20 лет спустя! Кстати, как и два десятилетия назад, премьер-министр Великобритании, теперь это Тони Блэр, едва ли не единственный западноевропейский деятель, поддерживающий заокеанскую инициативу «во имя укрепления трансатлантической солидарности». На эту же солидарность ссылаются польские и чешские лидеры, которые, кроме того, считают размещение опасных объектов возможностью отблагодарить Вашингтон за помощь, оказанную европейцам в последние годы, особенно во время событий на Балканах. И все-таки вряд ли разрешение Варшавы и Праги построить пентагоновские элементы ПРО на территории своих стран будет бескорыстным. Условия будущей сделки пока не раскрываются, но известно, что осенью прошлого года в обмен на свою благосклонность Чехия добилась отмены визового режима для посещения США чешскими гражданами… Константин ЛАРИН №3(9), 2007
no image
Комментарий

Небольшой кусок суши, затерянный в глуши Балканского полуострова и именуемый Косово, превращается в главную геополитическую головоломку для Европейского Союза. Весной 2007 года приближается давно откладывавшийся момент, когда надо решить судьбу этой территории. Как показывают события, удовлетворительного решения не существует. Есть...

Небольшой кусок суши, затерянный в глуши Балканского полуострова и именуемый Косово, превращается в главную геополитическую головоломку для Европейского Союза. Весной 2007 года приближается давно откладывавшийся момент, когда надо решить судьбу этой территории. Как показывают события, удовлетворительного решения не существует. Есть план спецпредставителя ООН, бывшего президента Финляндии Мартти Ахтисаари. Он предполагает фактическую независимость этого официально сербского края, 90% населения которого образуют этнические албанцы, но без использования слова «независимость». Сербскому меньшинству предлагают широкую автономию, на время сохраняется внешний международный протекторат над этой территорией, но это сути дела не меняет. Двухмиллионный край становится новым независимым микрогосударством. Албанскому населению этого мало – оно хочет полной независимости и сразу. Сербия готова предоставить краю максимальную автономию – примерно такую, какую по плану Ахтисаари косовцы должны предоставить сербскому меньшинству. Но независимость – табу даже для тех сербских политиков, которые ориентируются на ЕС. Белград расценивает Косово как свою историческую и религиозную колыбель, что правда, но в последние десятилетия демография там сделала свое дело. При создателе послевоенной Югославии Иосифе Броз Тито (он был хорватом) этническое соотношение стало меняться в пользу албанцев, а после натовской интервенции в 1999 году множество, точно неизвестно сколько, албанцев из Албании перебрались в традиционно более богатое Косово и там легализовались. В результате этническое соотношение населения там такое, какое есть, и с этим ничего не поделать, к тому же этнические сербы продолжают оттуда бежать. Утверждают, что политики, считающие себя реалистами, в том числе в Сербии, не возражали бы против раздела Косово – с передачей Белграду северной части края в районе города Косовска Митровица, где сосредоточена большая часть этнических сербов. Будто бы закулисно такая идея даже обсуждалась… Однако официально об этом говорить не хотят и такие слухи опровергают. Наконец, есть позиция России, которая, во-первых, заявила, что намерена отстаивать права Сербии, в том числе в Совете Безопасности ООН, а, во-вторых, будет считать косовское урегулирование прецедентом для решения замороженных конфликтов на постсоветском пространстве. Пока с западной стороны внятных аргументов против такой увязки не прозвучало. Самым распространенным можно считать утверждение о том, что косовский конфликт уникален и специфичен (следует ссылка на демографическое положение и предшествовавшее натовской интервенции преследование албанцев сербами во главе со Слободаном Милошевичем), и что М.Ахтисаари ищет оригинальное решение именно этого конфликта, а не какого-то другого. В ответ можно иронизировать, поучать, высмеивать, а также приводить солидные доводы и искать компромисс, но не достучаться – будем мудрее и воздержимся от полемики. Пока надо просто учесть наличие в этом деле российского фактора. Брюссель в этой ситуации оказывается в сложном положении. НАТО разбомбила, оккупировала, и все. А Союзу расхлебывать косовскую кашу политически и экономически. Но как? Идеальной была бы конструкция, предложенная известным британским специалистом Тимоти Гартоном Эшем, который рисует романтическую картину будущего всеобщего мира и счастья на Балканах. В 2014 году, в столетие убийства сербским националистом австрийского эрцгерцога в Сараево (современная Босния и Герцеговина), послужившего поводом для начала Первой мировой войны, проводятся церемонии по приему в ЕС последних остававшихся за бортом балканских стран, включая Сербию и Косово, в качестве 33-й и 34-й стран-участниц. После этого все они заживут в мире и согласии по общеевропейским правилам. Все это красиво, но выполнимо ли? Конечно, процедура вступления в ЕС предполагает предварительную ликвидацию странами-кандидатами всех трений и проведение стандартизирующих (в хорошем смысле слова) реформ. До сих пор это срабатывало. Но все ли участники нынешнего косовского противостояния на это пойдут? Каковы будут последствия установления справедливости по отношению к угнетавшимся косовским албанцам за счет несправедливости по отношению к их бывшим угнетателям-сербам, поменявшимися ролями? Можно ли решать одну проблему, создавая на ее месте другую? Словом, до стабилизации Балкан, расшатанных гражданскими войнами в бывшей Югославии, а затем натовской интервенцией в Косово, еще далеко. До 2014 года можно не успеть. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №3(9), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

Состоится ли смена лидера Кто в Союзе всех крупнее? Ответ на этот вопрос сегодня очевиден: конечно, Германия – экономический локомотив ЕС, к тому же самая многонаселенная его страна. Но лидерство за ФРГ закреплено не навечно: в обозримом будущем, похоже, немцы уступят эту роль французам. Если...

Состоится ли смена лидера Кто в Союзе всех крупнее? Ответ на этот вопрос сегодня очевиден: конечно, Германия – экономический локомотив ЕС, к тому же самая многонаселенная его страна. Но лидерство за ФРГ закреплено не навечно: в обозримом будущем, похоже, немцы уступят эту роль французам. Если верны выводы исследования, проведенного Кельнским экономическим институтом, то в 2035 году Франция станет крупнейшей экономикой в Европе, а еще через 10 лет – самой многонаселенной страной на континенте, охваченном этим объединением. Смену лидерства, по мнению исследователей, обеспечат французские женщины, которые рожают сейчас в среднем двоих детей, тогда как среди немок сохраняется один из самых низких показателей фертильности среди 27 стран ЕС. Напомним: сейчас население Франции насчитывает около 63 миллионов человек, а в Германии проживают 82 миллиона. Однако демографическая политика властей двух стран отличается сильно, причем не в пользу ФРГ. Во Франции рождаемость стимулируют, прежде всего, с помощью вполне доступных детских учреждений, позволяющих матерям работать даже после рождения двоих детей, а вот в Германии большинству женщин приходится делать нелегкий выбор: ребенок или продолжение работы. Поэтому примерно 30% немок детородного возраста предпочитают вообще не обзаводиться потомством. Такое положение не может не тревожить германское правительство. Министр по делам семьи Урсула фон дер Лейен – между прочим, мать семерых детей! – предложила серию мер, направленных на улучшение демографической ситуации в стране. Среди этих стимулов – сокращение налогов для семей, имеющих детей, расширение сети дошкольных учреждений и снижение платы за них. Понятно, что ситуацию немцам удастся улучшить не сразу, поскольку придется наверстывать упущенное время: ежегодно в Германии пока рождаются в среднем 675 тысяч новых граждан, тогда как во Франции – около 831 тысячи. Тем временем, мощные демографические сдвиги ожидают в ближайшие полвека все страны Европы. Начавшийся выход на пенсию представителей послевоенного поколения «бэби-бум» (период небывало высокого уровня рождаемости практически во всех европейских странах длился аж до начала 1970 годов и стал самым продолжительным в истории континента), значительно повлияет на рынок рабочей силы, сократив безработицу, но одновременно усилит нагрузку на пенсионные фонды и сферу услуг, предназначенную для пожилых людей. Впрочем, как считают специалисты из французского Национального института демографических исследований, в разных странах это влияние окажется неодинаковым. В частности, в трех странах ЕС – во Франции, Великобритании и Испании – в 2005 году численность молодежи, пополнявшей ряды работающих граждан, все еще превышала количество выходящих на пенсию людей. Выравниванию положения в разных странах может послужить фактическое отсутствие в Союзе границ для перемещения как рабочей силы, так и пенсионеров. Известно, например, что в домах для престарелых в Нидерландах, Люксембурге, Ирландии, Бельгии и Франции живут более 75% граждан старше 75 лет, тогда как в Испании – 4, а в Польше – всего 2%. Так что резервы в этой области пока немалые. Кроме того, многие состоятельные пенсионеры переселяются в южные страны, прежде всего, в Испанию, Португалию, Францию и Италию, чтобы провести там последний период жизни… Игорь ЧЕРНЫШОВ №3(9), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

или Все хотят в Испанию Испания – главный магнит, притягивающий европейцев, которые хотели бы переселиться из одной страны ЕС в другую. Это показали результаты опроса населения, опубликованные в конце февраля в Лондоне. По данным анкетирования, проведенного компанией «Харрис», 17% жителей Европы считают Испанию предпочтительным местом...

или Все хотят в Испанию Испания – главный магнит, притягивающий европейцев, которые хотели бы переселиться из одной страны ЕС в другую. Это показали результаты опроса населения, опубликованные в конце февраля в Лондоне. По данным анкетирования, проведенного компанией «Харрис», 17% жителей Европы считают Испанию предпочтительным местом работы. Вслед за ней идут Великобритания (15%) и Франция (11%). Одновременно опрос показал, что 45% британцев хотели бы покинуть свою страну, а идеальным местом будущего жительства называют именно солнечную Испанию с ее теплым морем, винами, фруктами и зажигательным танцем фламенко. При этом 42% испанцев полагают, что нынешний наплыв иммигрантов благотворно сказывается на экономике их страны, а противоположного мнения придерживаются 24%, но 71% все-таки уверен, что контроль над границами необходимо усилить. В противоположность испанцам, 47% британцев считают иммиграцию вредной для их экономики, и лишь 19% не согласны с этим; 76% желают, чтобы границы острова были на замке (прежде всего, от переселенцев из Центральной и Восточной Европы), а 66% заявили, что в их стране уже сейчас «слишком много иностранцев». По всем этим показателям британцы опережают не только испанцев, но и французов, итальянцев и немцев, где также проводился опрос. А вот французы проявили себя самыми большими патриотами. Хотя 73% опрошенных признали, что жизнь в их стране ухудшается (в столь пессимистической оценке они уступают только итальянцам), подавляющее большинство французов заявили, что не намерены переезжать на работу в какую-либо другую страну ЕС. Евгений ПОЛИКАРПОВ №3(9), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

Сообща против преступности «Делиться с нами надо, господа!» – с таким настоятельным призывом выступил директор Европейского полицейского агентства (Европола) Макс-Петер Ратцель. Он имел в виду, конечно же, секретную информацию правоохранительных органов разных стран, а его призыв был обращен к министрам внутренних...

Сообща против преступности «Делиться с нами надо, господа!» – с таким настоятельным призывом выступил директор Европейского полицейского агентства (Европола) Макс-Петер Ратцель. Он имел в виду, конечно же, секретную информацию правоохранительных органов разных стран, а его призыв был обращен к министрам внутренних дел и юстиции 27 государств Европейского Союза. Полицейское ведомство со штаб-квартирой в Гааге (Нидерланды) координирует борьбу с усиливающейся межевропейской организованной преступностью и террористами. Его финансируют государства, входящие в ЕС. Однако в конце прошлого года Европейская Комиссия предложила для придания большей эффективности превратить «Европол» в официальное агентство Союза и финансировать его работу из бюджета ЕС. Предусматривается и расширение его функций: помимо борьбы с трансграничной организованной преступностью, это ведомство должно впредь противостоять также серийным убийцам, футбольным хулиганам и детской порнографии. Нововведением может стать и оказание помощи отдельной стране в раскрытии серьезного преступления, не имеющего трансграничного характера, то есть, когда преступники не связаны с подельниками в других странах Европы. Вот почему господин Ратцель подчеркивает необходимость взаимного доверия в такой деликатной области, как обмен секретными данными. Он настаивает на том, что «если необходимой информацией не делиться, то она становится бесполезной». Однако это воспринимается властями некоторых стран чуть ли не как покушение на независимость их собственных полицейских органов. М.-П.Ратцель успокаивает их тем, что доступ к национальным базам «чувствительных» данных будет иметь не непосредственно «Европол», а связные офицеры местных полиций. Именно они должны будут решать в каждом отдельном случае, какой информацией можно делиться с Гаагой. Директор этого ведомства заверил, что оно вовсе не собирается превращаться в «европейский ФБР», а намерено и впредь ограничиваться оказанием помощи в сборе и анализе информации, предоставлении технической и финансовой поддержки правоохранительным органам стран ЕС. Александр СОКОЛОВ №3(9), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

Теоретически участие в Европейском Союзе предполагает выравнивание входящих в него стран по некоей единой модели. Практически это оказывается возможным в одних сферах деятельности и абсолютно невозможно в других. Социальная модель общества – одна из таких. Если сильно упростить, то существуют две основные модели – американская и...

Теоретически участие в Европейском Союзе предполагает выравнивание входящих в него стран по некоей единой модели. Практически это оказывается возможным в одних сферах деятельности и абсолютно невозможно в других. Социальная модель общества – одна из таких. Если сильно упростить, то существуют две основные модели – американская и европейская. В американской предполагается, что государство не играет решающей роли в обеспечении социального благополучия граждан, но создает наилучшие условия, чтобы они могли добиться этого сами. А в европейской – государство активно участвует в справедливом перераспределении средств и, таким образом, в обеспечении социального благополучия. Однако внутри европейской модели в разных странах все устроено не так, как у соседей. Вот несколько частных примеров, выбранных бессистемно. Для итальянцев все лекарства, выписанные врачом, совершенно бесплатны, причем врачи не экономят на таких рецептах, а во всех аптеках такие средства есть, без очередей. Британцы вынуждены ждать бесплатной хирургической операции или анализов месяцами, но за деньги их сделают хоть сегодня. Французы предпочитают лечиться в государственных больницах, потому что там врачи лучше, но базовые расходы на пребывание, как в таких медицинских заведениях, так и в частных компенсируются из социальных касс в равной мере (в частных больные доплачивают только за дополнительные услуги). Такой забавный перечень можно вести бесконечно долго и не ограничиваться только медицинской сферой. Тем не менее, социальные модели в разных европейских странах отличаются и по принципиальным параметрам. Недавно Европейская Комиссия привела в качестве образца, к которому следует стремиться всем в ЕС, Данию. Особую привлекательность ее социальной модели, в глазах брюссельских чиновников, придает сочетание гибкости рынка труда с высокими социальными гарантиями. Это обозначено на их жаргоне английским неологизмом «флексекюрити» (сочетание flexibility, что значит «гибкость», и security – «безопасность»). Этот механизм построен на защите работающего человека, а не его рабочего места, сохранение которого диктуется исключительно экономической целесообразностью. Зато для потерявшего работу в случае сокращения предусматривается выгодная система профессиональной переподготовки, переквалификации, обучения, а в периоды вынужденной безработицы – хороший уровень доходов. Разумеется, такое положение предусматривает высокий уровень налогообложения в стране. Сходная модель действует и в других северных государствах ЕС – Швеции и Финляндии, где также высок уровень налогов при высокой социальной защищенности населения. Однако такая модель вовсе не универсальна даже в рамках ЕС и не может рассматриваться как образец для подражания, предупреждает генеральный секретарь Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Анхель Гурриа. «Датчане – самые счастливые люди в мире (см. «Секрет счастья по-датски», №2(8) за 2007 год, а также «Северное лицо счастья», №3(9) за 2007 год), – сказал он, выступая с лекцией в Брюсселе. – Надо быть датчанином, чтобы быть счастливым в тех условиях, в которых он живет. Это стало результатом 150-летней эволюции». По его мнению, «это повторить нельзя. Когда все говорят о датской или в более широком плане северной модели, ее нельзя применить в Брюсселе, Париже, Италии или США». Он задал риторический вопрос: «Захотят ли все европейцы жить при системе, в которой на налоги уходит в среднем до 53% доходов?» А.Гурриа также напомнил, что в ЕС каждая страна располагает собственной налоговой системой («это самое яркое выражение национального суверенитета») и не намерена пока это пересматривать. Он предложил альтернативный подход к этой проблеме – сделать упор на развитие в первую очередь образования, что обернется ростом производительности труда, инновационной моделью экономического развития и в конечном итоге ростом экономики в целом. По его оценке, главным критерием в оценке людьми разных национальностей эффективности социальной системы является желание получить реальную отдачу от уплаченных налогов, а не конкретный набор полученных социальных благ. «Они хотят вернуть себе то, что вкладывают в систему, – отметил руководитель ОЭСР. – Если они чувствуют, что вложенное возвращается, то они довольны. Если они не чувствуют отдачи, даже если платили невысокие налоги, то это порождает широкие протесты, как мы видим это во многих странах». Андрей СЕМИРЕНКО №3(9), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

Европейцы считают себя счастливыми: такой ответ дали 87% опрошенных в рамках исследования, проведенного в ЕС по заказу Европейской Комиссии. Всего в конце 2006 года была изучена репрезентативная выборка из 26 755 человек из 27 стран Союза. Выяснилось, что самыми счастливыми считают себя датчане (97% опрошенных), за которыми следуют голландцы...

Европейцы считают себя счастливыми: такой ответ дали 87% опрошенных в рамках исследования, проведенного в ЕС по заказу Европейской Комиссии. Всего в конце 2006 года была изучена репрезентативная выборка из 26 755 человек из 27 стран Союза. Выяснилось, что самыми счастливыми считают себя датчане (97% опрошенных), за которыми следуют голландцы и бельгийцы. Семь первых мест в этом рейтинге занимают представители небольших стран, где высока степень государственного социального обеспечения населения. Восьмую строчку занимают британцы (92% счастливых), затем идут французы и испанцы. Замыкают список венгры, румыны и болгары (39% счастливых). Пропорции сохранялись и в случае, когда респондентов спрашивали, не просто счастливы ли они, но очень ли счастливы. В этом случае средний показатель по ЕС существенно упал – до 39%, но и здесь датчане не сдали лидерства: очень счастливы 49% соотечественников принца Гамлета. Ощущение счастья напрямую связано с качеством жизни и социальными условиями. По первому из этих показателей все рекорды бьют подданные великого герцога Люксембургского – 95% при среднем показателе по ЕС в 86%. Датчане больше других уверены в своих будущих пенсиях – 74%, а болгары замыкают этот список – 25%. Удивительно, что последнюю строчку делят с ними немцы, да и французы тоже недалеко ушли (32%). Видимо, в понятие «хорошая пенсия» в Болгарии и Германии вкладывают разный смысл… Что мешает европейцам наслаждаться счастьем? Тоже социальные вопросы. Больше всего тревожит угроза безработицы (36% в среднем по ЕС), стоимость жизни (35%) и недостаточные пенсии (30%). Четверть опрошенных боятся бедности, а 62% не исключают, что в определенные периоды жизни могут оказаться в более чем стесненных обстоятельствах. При этом 64% опрошенных уверены, что жизнь их детей будет труднее, чем их собственная. №3(9), 2007
no image
Комментарий

Германия, Россия и будущее глобальной архитектуры безопасности Последнее столетие – особенный век для двусторонних отношений, в котором Германия и Россия, стоя рядом, пережили наивысшие взлеты и глубочайшие падения. Вспомним о Первой мировой войне, погрузившей обе страны в материальный и духовный...

Германия, Россия и будущее глобальной архитектуры безопасности Последнее столетие – особенный век для двусторонних отношений, в котором Германия и Россия, стоя рядом, пережили наивысшие взлеты и глубочайшие падения. Вспомним о Первой мировой войне, погрузившей обе страны в материальный и духовный хаос, из которого мог быть только революционный выход. Однако октябрьская революция была не только реакцией на войну, но и одним из ответов на социальные и технологические проблемы, порожденные еще XIX веком. Вспомним, что писал Анатолий Луначарский в «Великом перевороте». Для него революция «была необходимым в своем трагизме моментом в мировом развитии человеческого духа к «вседуше», самым великим и решительным актом в процессе «богостроительства», самым ярким и решающим подвигом в направлении программы, формально удачно намеченной Ницше: «В мире нет смысла, но мы должны дать ему смысл». Ощущение, что лишь революция может быть спасением от приближающегося глобального катаклизма, своего рода конца Света, было характерно для мыслителей многих других стран, в частности, для немцев. Тяга к тоталитарному, понимаемому как единое общественное тело, стало ответом на раздробленность общества XIX века. В социальном плане это выразилось в его классовой структуре, а в технологическом – в новых принципах общественного разделения труда. В германской социальной мысли того времени попытки найти ответ на эту разобщенность развивались по трем главным направлениям. Два из них, имевшие мистическую и антипрогрессистскую направленность, представлены такими именами как Вернер Зомбарт, Фердинанд Теннис, Освальд Шпенглер, Мартин Хайдеггер, а также Франк Тисс и Томас Манн. Первые четверо относятся к тому течению, которое называется «фелькиш» (в приблизительном переводе: народническо-националистическое). Из него позже вышли идеологи национал-социализма. Последних двух можно назвать представителями мистического космополитизма. Третье главное направление, которое воплощают, прежде всего, Эрих Мендельсон и Вальтер Гропиус, можно обозначить как рационалистическую, прогрессистскую реакцию на вызов разобщенности. Конкретная политическая воля к преодолению недобровольной международной изоляции и та новая духовная близость, которая образовалась в революционный послевоенный период, позволили Веймарской республике и Советской России подписать в генуэзском пригороде Рапалло 16 апреля 1922 договор. Он предусматривал мирное урегулирование на условиях взаимной выгоды и отказа от репарационных претензий, а также нормализацию и развитие межгосударственных отношений. Рапалльский договор позволил установить интенсивное сотрудничество, прежде всего, в военно-технической области: разрабатывались вооружения, которые для Германии были запрещены по Версальскому договору, шло обучение военных кадров, закладывались новые основы ведения военных действий. Военно-техническое сотрудничество продолжалось и после прихода Гитлера к власти, внезапно закончившись с нападением нацисткой Германии на Советский Союз летом 1941 года. Гитлеровская война на уничтожение – ультимативное выражение доведенной до патологии претензии на тотальную власть – стоила жизни примерно 30 миллионам советских граждан и закончилась для Германии национальной катастрофой: страна была оккупирована и, затем, как акт исторической справедливости, разделена на две части. В зоне советского влияния возникла и развилась Германская Демократическая Республика как составная часть культурного пространства, простиравшегося от Балтийского через Черное море до Тихого океана. Но также и как момент культурного времени, которое в силу своей специфической ритмики, особенно на уровне социальной повседневности, фундаментально отличалось от культурного времени западно-капиталистического индустриального общества. Генератором этого культурного пространства и этого культурного времени был Советский Союз как конкретный цивилизационный проект. Радикально изменив и в значительной мере гармонизировав ритмы социальной повседневности от Эльбы до Владивостока, этот проект привел к совершенно экстраординарному результату: социальной и мировоззренческой эгализации немцев (в ГДР) и восточных европейцев. Тем самым было начато решение исторической задачи, вполне соответствовавшей духу Рапалло и одновременно далеко выходящей за его рамки: цивилизационно сблизить друг с другом немцев и восточных европейцев. Само-демонтаж Советского Союза и его важнейших международных опор – Совета экономической взаимопомощи и Варшавского договора – резко оборвали этот многообещающий эксперимент. Девиз основанной в зоне англо-американского влияния Федеративной Республики Германия с самого начала звучал по-другому: Рапалло никогда не должно повториться! Он красной нитью пронизывал все восточно-политическое мышление Боннской республики. «Политика Рапалло, – предостерегал в середине 50-х годов прошлого века публицист Адальберт Ворличек, – не должна повториться». Запад снова и снова очень резко отстаивал этот тезис. Федеральное правительство также придерживалось точки зрения о том, что для него не может быть «возврата к Рапалло». Причины этого объяснил в начале 1960-х годов тогдашний министр иностранных дел Генрих фон Брентано. По его словам, Рапалло принес Германии только вред: «Тот, кто рекомендует повторить Рапалло, одобряет ослабление немецкого народа и всех народов свободного мира…». Критиков такого мнения, например, экс-рейхсканцлера Йозефа Вирта, одного из духовных отцов Рапалльского договора, или многолетнего председателя Свободно-демократической партии Германии и вице-президента бундестага Томаса Делера, слушали обычно неохотно. И именно потому, что их взгляд на вещи был далеко не устаревшим. «Переговоры в Рапалло, – подчеркивал Делер в 1962 году, – были разумными. Договор между Ратенау и Чичериным принес пользу немецкому народу и международному миру, никому не нанес ущерба…». Традиционное отторжение Рапалло широкими кругами политического истеблишмента было, разумеется, не случайным: Рапалло преднамеренно использовали для того, чтобы как можно убедительнее обосновать, почему ФРГ должна была войти в «западное сообщество ценностей» под руководством США. С уроками истории это, конечно, не имело ничего общего. Боннская республика, с одной стороны, нуждалась в новой идеологической основе, поскольку в изменившейся после 1945 года политической обстановке в мире оказалось затруднительным обосновывать (немецкую) государственность одними фантазиями насчет земли обетованной. С другой стороны, «западные узы», т.е. постоянное политическое и экономическое сотрудничество с Вашингтоном, позволяли Федеративной Республике ввиду глобальной американо-советской конфронтации проводить в отношении ГДР и других государств Восточной и Центральной Европы открыто реваншистскую политику. Ни «восточная политика» Вилли Брандта, ни участие в Хельсинкском процессе не смогли что-либо изменить в этой принципиальной особенности внешней политики Бонна. Ведь на Рейне всегда считали, что Германский рейх продолжается не только в новообразованной Федеративной Республике, но и – де-юре – продолжает существовать в качестве общего германского государства со всеми вытекающими из этого последствиями (претензии на компенсации и т.д.). Даже после того, как в 1990 году была закрыта «проблема ГДР», государства Восточной и Центральной Европы остались по-прежнему предметом ревизионистских замыслов. Вспомним хотя бы о развитии договорных отношений между расширившейся ФРГ и Польшей или о продолжающейся поддержке «судетско-германских» колкостей в отношении декретов Бенеша со стороны баварских и даже федеральных политиков. Для нынешней Берлинской республики такой подход – тяжелое наследство. Сейчас, как и в прошлом, он по существу воспроизводит пассивную позицию по отношению к США. Заявления Германии в ходе военно-политических дебатов за последние 15 лет показывают это более чем отчетливо. Сервильность Берлина в отношениях с Вашингтоном весьма сомнительно выглядит на фоне идущей в США дискуссии по вопросам стратегии безопасности, в центре которой стоит требование преобразовать НАТО в глобальный интервенционистский альянс для защиты американских национальных интересов. Последствия подобного развития для Федеративной Республики очевидны: отказ от призывной армии и создание высокоспециализированных профессиональных вооруженных сил, которые будут все больше использоваться в альянсе out of area (за пределами территорий стран-участниц НАТО). Прошедшие годы многое расставили по своим местам, и Берлину вряд ли удастся уклониться от этого. В то же время он не может позволить себе безучастно взирать на такое развитие. Фактически США ожидают от немцев «всего лишь» разрыва с тем самоощущением политики безопасности, которое развивалось десятилетиями и оставило глубокий след в общественном сознании. Альтернативой являлась бы открытая, подвижная, неортодоксальная внешняя политика, следующая национальным интересам, а если необходимо, то и вне традиционных союзнических отношений. Это особенно касается будущего германо-российских отношений: уже начавшаяся «глобализация НАТО» рано или поздно приведет к военному столкновению Германии и России вне Европы. Такое развитие необходимо остановить любой ценой, – не в последнюю очередь, имея в виду десятки миллионов павших с обеих сторон во Второй мировой войне. Очень велика опасность военной конфронтации на Дальнем Востоке, тем более что Вашингтон как раз сейчас подталкивает Берлин к тому, чтобы начать противостояние с той страной, с которой Москва обязана иметь хорошие отношения. Речь идет о Китае. Берлину следует самым тщательным образом подумать, насколько это послужит немецким интересам – стать составной частью политики США, направленной на доминирование в Большой Азии (и во всем мире) путем отбрасывания Китая. Это касается, прежде всего, Азии, где Германия должна пытаться высвободиться из политических объятий США, ведь именно здесь стратегические интересы обеих стран сталкиваются друг с другом особенно драматично. Здесь решается ультимативный вопрос – позволят ли хворающей сверхдержаве и дальше доминировать в мире или возьмет свое новый геополитический плюрализм как главная предпосылка эффективного урегулирования глобальных кризисов. Чтобы стать признанной силой, конструктивно участвующей в создании такого плюрализма, Берлин не может ограничиться ролью «критического партнера» Вашингтона в рамках существующего миропорядка. Речь идет об активном содействии его разрушению, поскольку этот порядок отражает уже во многом исчерпанные силовые балансы. Другой мир возможен. И Германия может быть его частью. Но для этого необходимо порвать с рядом геополитических мифов, которые вплоть до сегодняшнего дня делают ее заложницей стратегического планирования США. В первую очередь речь идет о мифе относительно «западного сообщества ценностей». Годами людям на востоке расширившейся ФРГ, а также в странах Центральной и Восточной Европы внушается, что они являются частью «западного сообщества ценностей», которое, якобы, простирается от восточных границ Европейского Союза через Атлантику до Северной Америки. Проблема здесь заключается в следующем: столь щедро очерченного в пространстве «Запада» никогда не существовало. Европа столетиями понималась как разделенное надвое пространство – латинско-христианский «запад» и православно-византийский «восток». Такой дуализм европейского христианства, разумеется, терял свое значение в ходе массовой эмиграции европейцев в Северную Америку и был, наконец, заменен идеей над-европейского Запада. После того, как в результате Второй мировой войны над «старым континентом» опустился «железный занавес», Западная Европа окончательно перестала быть основным географическим стержнем «западного мира». На ее место пришла геополитически заряженная концепция «трансатлантического сообщества» с доминированием США. Тут же чудесным образом воскрес и старый раздел европейского континента на восток и запад, разумеется, адаптированный к географии «холодной войны»: в то время как «запад» стал синонимом «рыночно-хозяйственной демократии», под «востоком» понималась «коммунистическая диктатура». По мнению географа Мартина Льюиса и историка Кэрен Виген, подобное разделение оказалось весьма выгодным: «Все славянские страны и большинство территорий с христианско-православным преобладанием можно было без особого труда причислить к (коммунистическому) востоку. Даже раздел Германии приобрел, таким образом, некоторый шарм. Если Рейнские земли удалось легко подверстать под запад, то прусский Бранденбург – общепринятое средоточие антизападного (нацистского) духа – оставался на востоке». Еще десять лет назад историк Филипп Лонгворт утверждал, что «железный занавес» лишь формализовал старый, столетиями существовавший раздел, отделявший «Европу Карла Великого от варварского Востока». По Лонгворту, считают М.Льюис и К.Виген, не только нацизм, но и коммунизм были по сути антиевропейскими концепциями, к восприятию которых был особо предрасположен, по сути, азиатский восток. Составной частью подобной картины мира стала крайне критическая позиция в отношении Германии: та, мол, никогда не была по-настоящему «западной» страной. Хотя Германия в давние времена и была частью «запада», писал в начале шестидесятых годов историк Ханс Кон, но позже произошло ее полное «отчуждение» от этой геокультурной формации. Все началось с упадком Хоэнштауфенской династии в XIII веке и подъемом Пруссии как «полунемецкой» державы. Незападный характер немецкой нации проявился, продолжает Кон, прежде всего в «отходе от основных линий западного развития», что было «типичным для немецкой интеллектуальной жизни XIX века». Соответственно, для историка Дугласа Джерольда обе мировые войны были преимущественно не борьбой внутри одной культурной зоны, а героическими схватками, в которых Запад (Великобритания, Франция и Соединенные Штаты) защищались от внешней, по сути, державы (Германии). Такой взгляд в некотором смысле соответствовал представлениям немецких буржуазных интеллектуалов того времени, например, Томаса Манна, который еще в 1918 году так рассуждал в своих «Наблюдениях неполитического человека»: Великая война является продолжением древней борьбы между Германией и излишне цивилизованной западной империей с первоначальным центром в Риме, позднее – в основном во Франции… Десятилетиями тезисы Лонгворта, Кона, Джерольда и других авторов входили в стандартный репертуар англо-американской историографии. Похоже, никому особенно не мешает то, что эти тезисы диаметрально противоречат доминирующей сегодня дискуссии о «ценностях», что в свою очередь исчерпывающе характеризует интеллектуальное качество последней. Будучи в высшей степени искусственной и идеологизированной, она дает мало пищи для исторически обоснованного диалога о будущем, в том числе и, прежде всего, между немцами и русскими. Не менее проблематичны и попытки трактовать «Запад» вне всякой географической привязки под лозунгом «все отсталое – не западное, а все современные, технически изощренные вещи – западные». Посмотрим на реальности сегодняшнего мира и увидим, как устарел такой подход: экономически слабая Западная Европа помогает надломленным США в борьбе с экономически успешными незападными странами, такими как Китай и Индия, в то время как долго и молчаливо причислявшаяся к «Западу» Япония находит себя как «нормальная» азиатская держава. Бесспорно, классические представления о «западе» и «востоке» находятся в глубоком кризисе, захватывающем все новые пространства и не останавливающемся даже перед ультимативной идеей о существовании Европы и Азии как якобы двух сепаратных континентов. «Большинство географов, – подчеркивают Льюис и Вигген, – относятся к Европе по-прежнему как к архетипическому континенту… В мировых атласах Евразия практически никогда не представляется как единый массив… Осознавать Европу и Азию как отдельный континент было бы географически более чем адекватным, но это лишает Европу того приоритета, который ей принадлежит в глазах европейцев и их потомков. Разделение Европы и Азии на два самостоятельных континента позволило европейским ученым обосновать идею о культурной дихотомии двух пространств, дихотомии, критически важной для современной идентичности Европы…». Пока (Западная) Европа была растущей империалистической державой, все это могло бы иметь свои основания. А сейчас, когда «старый континент» находится в экономическом и культурном упадке, у него остается лишь одна возможность быть услышанным в геополитическом концерте XXI века: скромно и решительно признавать себя тем, чем он был всегда – полуостровом Азии. Или, выражаясь более мягко, – западной периферией Евразии. Необходимо разработать европейскую геополитическую концепцию евразийства. Не сомневаюсь, что, проводя конкретную политику, исходящую из подобной концепции, Европа, наконец, сможет стать действительно интересным и нужным партнером России в деле последовательного переустройства системы международных отношений с целью обеспечить устойчивое развитие человечества в XXI веке. Бесспорно, что Германия в силу своего специфического положения и истории занимает в этом процессе ключевое место. Дух Рапалло жив как никогда ранее. Петер ЛИНКЕ, руководитель московского филиала Фонда Розы Люксембург №3(9), 2007
no image
Без перевода

Темы очередного выпуска (№24): United Nations Kosovo Status Plan President Putin' Annual Press Conference См. выпуск бюллетеня: www.ceps.be/files/NW/NWatch24.pdf №3(9), 2007

Темы очередного выпуска (№24): United Nations Kosovo Status Plan President Putin' Annual Press Conference См. выпуск бюллетеня: www.ceps.be/files/NW/NWatch24.pdf №3(9), 2007
Финансы & банки
no image
Валюта

С будущего года Мальта намеревается отказаться от национальной валюты и перейти на евро. Премьер-министр этой островной страны в Средиземном море Лоуренс Гонци направил в Европейскую Комиссию официальное письмо, в котором проинформировал о решении Мальты стать участницей зоны евро с 1 января 2008 года. С точки зрения...

С будущего года Мальта намеревается отказаться от национальной валюты и перейти на евро. Премьер-министр этой островной страны в Средиземном море Лоуренс Гонци направил в Европейскую Комиссию официальное письмо, в котором проинформировал о решении Мальты стать участницей зоны евро с 1 января 2008 года. С точки зрения мальтийского правительства, страна соответствует тем критериям, которые предъявляются в соответствии с Маастрихтским договором кандидатам на участие в зоне единой валюты. Эти критерии касаются темпов инфляции, дефицита государственного бюджета, обменного курса национальной валюты. Член Европейской Комиссии Хоакин Альмуниа, ответственный за финансовые вопросы, сообщил, что его службы начинают изучать все данные, составлять доклад с анализом положения о готовности Мальты к переходу на евро. Ожидается, что документ будет опубликован в мае. В ноябре 2006 года в предварительном плане Брюссель объявил, что Мальта через год способна отвечать всем требованиям для желающих перейти на евро. В ЕС уже есть первый опыт присоединения новой страны к зоне евро. С 1 января текущего года на единую валюту перешла Словения. Мальта имеет все шансы стать второй. №3(9), 2007
no image
Экономика

Именно эти три слова стали девизом российско-германской Логистической конференции, прошедшей в Москве в феврале этого года. Эксперты и работники отрасли из двух стран обсудили основные экономические, финансовые, правовые и стратегические аспекты развития логистики в России. Организатором конференции стали российская Евроазиатская Логистическая Ассоциация...

Именно эти три слова стали девизом российско-германской Логистической конференции, прошедшей в Москве в феврале этого года. Эксперты и работники отрасли из двух стран обсудили основные экономические, финансовые, правовые и стратегические аспекты развития логистики в России. Организатором конференции стали российская Евроазиатская Логистическая Ассоциация (ЕАЛА) и германской Федеральный союз логистических компаний (BVL). По мнению председателя Наблюдательного Совета ЕАЛА Рашада Гусейнова, диалог получился успешным. По его мнению, немецкие логистики заинтересованы в том, чтобы прийти на российский рынок. А поскольку именно они лидируют в развитии этой отрасли в Европе, то их российские коллеги, развивая новые товаропроводящие сети, могли бы успешно использовать немецкие технологии и инвестиции. Они стали бы прекрасным подспорьем, ведь уже сейчас рынок логистических услуг в России растет весьма высокими темпами – в различных секторах они составляют от 18 до 30%. «По нашим оценкам, при надлежащем развитии логистической инфраструктуры в России, на обслуживании импортно-экспортного и транзитного грузопотока можно зарабатывать около 120 миллиардов евро в год. Эта сумма вполне сопоставима с доходами РФ от нефти и газа», – уверен Р.Гусейнов. Он привел также еще одну показательную цифру: снижение логистических издержек на 10% приводит к росту товарооборота на 50%! «Нам удалось обсудить с немецкими коллегами один из важнейших проектов нашей Ассоциации – создание специализированной информационной базы обмена данными между логистами Европы и России. Мы хотели бы, чтобы любая российская логистическая компания после того, как она заявит о себе в информационном поле данной системы, смогла бы получать доступ к клиентуре в Германии. А немецкие логистические компании, в свою очередь, могли бы понять, с чьей помощью они смогут хранить, обрабатывать и перевозить грузы в России», – отметил Р.Гусейнов. Сейчас, по его мнению, отношения сторон находятся на этапе «Диалог». «За ним, надеемся, последует «Доверие» – по мере того, как наши компании будут все ближе узнавать друг друга. И нет сомнений, что уже буквально на следующем подобном мероприятии мы увидим и конкретное «Дело»: реальные инвестиции в обслуживание грузопотоков, создание контейнерных поездов, морских линий и строительство новых логистических терминалов», – подчеркнул он. Игорь Вилинов, генеральный директор АО «Новороссийский морской торговый порт» (НМТП): – Наши германские коллеги, представляющие ведущую экономическую державу Европейского Союза и главного торгового партнера России, были весьма заинтересованы поближе познакомиться с тем, каковы нынешние возможности, а главное – перспективы развития логистических услуг в России. Никто из профессионалов никогда не будет отрицать очевидного: минуя нашу страну эффективные цепочки поставок на евразийском пространстве организовать невозможно. Такова уж наша географическая особенность, которую мы просто обязаны преобразовать в естественное конкурентное преимущество. И от этого никто не останется в накладе – ни мы, ни наши зарубежные партнеры. Уверен, что потенциальных зарубежных инвесторов заинтересовали проекты и программы, реализуемые в нашей стране на условиях государственно-частного партнерства. – Ваш холдинг, конечно, сотрудничает с германскими коллегами. Как складывается это взаимодействие? – Вы правы, с германским бизнесом мы работаем плотно. Хотя бы потому, что Новороссийск – южные морские ворота России, единственный универсальный глубоководный круглогодичный порт. К слову, холдинг НМТП победил в конкурсе за право провести строительство в Новороссийске первого в нашей стране комплексного транспортного узла, который будет иметь железнодорожную, автомобильную и логистическую составляющие. Цель – создание комплекса транспортных инфраструктурных объектов, позволяющих увеличить пропускную способность Новороссийского транспортного узла и автоматизация логистических процессов. Реализация этого проекта позволит увеличить грузооборот НМТП до 110 миллионов тонн в год. Но наш холдинг – это не только Новороссийск. В состав НМТП входит и ООО «Балтийская стивидорная компания», действующая в Калининградской области – регионе, в котором за последние пять лет объем экспортно-импортных операций вырос в четыре раза. – Основа холдинга НМТК – это перспективный транзитный пункт для грузов, идущих с Дальнего Востока через страны Средней Азии и далее в Европу. Каким видится Вам его будущее в этом отношении? – Мощный рост экономики Китая, в том числе его западных регионов, уже сегодня вызывает необходимость доставлять на мировые рынки широкий спектр товаров. Понятно, что удобнее всего это сделать через Казахстан, который не случайно считают мостом между Китаем и Европой. Ныне объем транзита через эту республику достигает почти 10 миллионов тонн, а к 2015 году вырастет втрое. Так вот, Новороссийский порт намерен состязаться за то, чтобы большая часть этих грузов прошла именно через него. Привлечение на российские транспортные коммуникации всего лишь 5-7% от общего объема транзитных евроазиатских перевозок уже обеспечит рост ежегодных доходов отечественных транспортных и операторских компаний на 2-3 миллиарда долларов. Каковы наши преимущества? При любом другом маршруте грузам придется преодолеть куда больше пограничных переходов, к тому же таможенный союз России и Казахстана дает возможность упростить процедуру и сократить время обработки. Новороссийский транспортный узел находится на пересечении нескольких международных транспортных коридоров. А значит, нарастание транзитных грузопотоков просто не может обойти его стороной. К тому же для любой страны, по которой проходят подобные транспортные оси, это дает положительный эффект еще и потому, что способствует сближению уровней развития транзитных регионов и их эффективной экономической специализации. Андрей ГОРЮХИН №3(9), 2007
no image
Экономика

Денежные переводы поляков, перебравшихся на заработки в другие страны ЕС, играют все большую роль в формировании экономической и, следовательно, социально-политической обстановки на их родине. Эти средства оказываются существенным фактором в обеспечении внутреннего спроса в Польше, стимулирующего торговый оборот в стране и внутреннее...

Денежные переводы поляков, перебравшихся на заработки в другие страны ЕС, играют все большую роль в формировании экономической и, следовательно, социально-политической обстановки на их родине. Эти средства оказываются существенным фактором в обеспечении внутреннего спроса в Польше, стимулирующего торговый оборот в стране и внутреннее производство. В свою очередь, это позволяет смягчить социально-политическую напряженность, которой отмечено правление братьев-близнецов Леха и Ярослава Качиньских. Если посмотреть только на статистику, то с 2005 года, когда первый из них был избран президентом страны, там сменился один премьер-министр, по одному министру обороны и внутренних дел, два министра иностранных дел, пять министров финансов и так далее. Изменился и состав правительственной коалиции, в которую были включены две небольшие партии, определяемые обычно в газетных статьях как популистские и радикальные. Объем денежных переводов из других стран ЕС польскими эмигрантами достигает, по официальным данным, 6,4 миллиарда евро в год. Это 2,5% валового внутреннего продукта Польши, составляющего 250 миллиардов евро. «Очевидно, что это весьма значительный объем денег, – признает замминистра экономики Польши Марчин Королец. – Эти средства значительным образом сказываются на росте внутреннего спроса и на темпах экономического развития». Главный приток средств идет из Великобритании и Ирландии, которые шире других партнеров открыли свой рынок труда для выходцев из новых стран ЕС. Лондонская газета «Индепендент» приводит данные, согласно которым в стране легально зарегистрированы 427 тысяч работников из этих стран, причем 62% из их числа составляют поляки. По неофициальным данным, продолжает издание, их гораздо больше, возможно, до миллиона человек. Однако денежные переводы польских эмигрантов – не единственный стимул экономического роста страны. Эксперты выделяют среди них также субсидии в рамках единой сельскохозяйственной политики ЕС, перечисления из других европейских фондов, а также улучшение организации рынка труда в Польше, рост производительности труда и заработных плат. Годовые темпы экономического роста Польши составляют 5,8%, причем в строительстве этот показатель достиг в 2006 году 12%. Андрей СЕМИРЕНКО Британские власти признают, что особая открытость рынка труда ЕС для иммигрантов из новых стран Союза сыграла позитивную роль в обеспечении темпов роста экономики Великобритании (и Испании – но уже за счет латиноамериканских иммигрантов). Однако население Соединенного Королевства все меньше разделяет энтузиазм деловых кругов, которые рады притоку квалифицированных работников, согласных на более низкую заработную плату, что сдерживает темпы инфляции и увеличивает конкурентоспособность британской продукции. Газета «Файнэншл таймс» опубликовала опрос населения, проведенный в крупнейших странах ЕС и в США об отношении коренного населения к работающим там иммигрантам. В Великобритании 47% опрошенных считают, что приезд в их страну граждан восточноевропейских стран ЕС имел негативные последствия для британской экономики, и только 19% придерживаются противоположного взгляда. Еще 76% из них выступают за ужесточение пограничного контроля, а 66% убеждены, что в их стране «стало слишком много иностранцев». №3(9), 2007
Открываем старый свет
no image
Калейдоскоп

Как бы ни боролись власти и предприниматели стран Южной Европы со старинной привычкой послеобеденного сна, «сиеста» упорно не сдает свои позиции. К тому же в ее защиту выступают врачи-кардиологи. В частности, исследователи из Афинского университета глубоко изучили влияние послеобеденного сна на сердечно-сосудистую...

Как бы ни боролись власти и предприниматели стран Южной Европы со старинной привычкой послеобеденного сна, «сиеста» упорно не сдает свои позиции. К тому же в ее защиту выступают врачи-кардиологи. В частности, исследователи из Афинского университета глубоко изучили влияние послеобеденного сна на сердечно-сосудистую систему человека. В течение шести лет они наблюдали за более чем 23,6 тысячи работающих греков, и сделали однозначный вывод: среди тех «подопытных», кто редко отказывал себе в возможности вздремнуть после обеда, смерть от сердечно-сосудистых недугов случалась на 37% реже. По мнению медиков, все дело в том, что «сиеста» прекрасно снимает стресс, накапливающийся в течение рабочего дня.   «Ждите ответа» От 15 до 30% европейцев, обращающихся за срочной помощью по телефонному номеру «112», не получают таковой или даже полезного совета, как поступать в чрезвычайной ситуации. Этот номер был введен в странах Европейского Союза в 1996 году. Он предназначен для оказания срочной бесплатной медицинской и полицейской помощи всем нуждающимся. Однако пока только трое из каждых 10 европейцев знают о существовании этого номера. Кроме того, лингвистические и технические проблемы затрудняют его более эффективное использование. По некоторым оценкам, изменение такой ситуации позволит спасать жизнь, по меньшей мере, 5 тысячам человек ежегодно.   Нет – подделкам! Подлинным искусством, которое необходимо всячески оберегать, считают в Италии приготовление «капуччино». Для этого группа парламентариев выступила с инициативой принятия законопроекта, направленного на придание «Сертификата подлинности» ряду итальянских блюд, первым из которых станет как раз рецепт этого знаменитого далеко за пределами Италии кофейно-молочного напитка. Строгие нормы изложил Национальный институт эспрессо (есть, оказывается, и такое учреждение на Апеннинах). Вот его рецепт для «капуччино»: 25 миллилитров кофе «эспрессо», 125 миллилитров холодного молока при нагревании до температуры немногим более 55 градусов по Цельсию. При этом молоко может быть только свежим коровьим и с жирностью 3,2-3,5%, а получающаяся пена – обязательно белой, но коричневой по краям. Допускается также добавление какао (по вкусу), но лишь в самом конце приготовления напитка.   Уж женитьба невтерпеж Большинство польских священников – 60% – хотели бы обладать правом жениться и иметь детей, показал опрос, проведенный Познаньским университетом. Это стремление обзавестись семьей особенно усилилось в последние годы: в 1998 году лишь 32% польских священнослужителей хотели бы распрощаться с холостяцкой жизнью. Кстати, именно необходимость отказа от женитьбы побуждает многих из них покидать беззаветное служение церкви.   В очередь за паспортом Президент Румынии Траян Басеску выступил за максимальное упрощение процедуры предоставления гражданства жителям соседней Молдавии. Он назвал это «важной политической необходимостью», подчеркнув, что соответствующие прошения подали около 800 тысяч молдаван. Получение ими румынских паспортов будет автоматически означать, что они становятся гражданами Европейского Союза. Бухарест настаивает на открытии в Кишиневе единого центра выдачи виз для въезда в страны ЕС. Сама Румыния вступила в Союз 1 января этого года.   Хотят в Альпийскую республику Около 2 тысяч жителей Германии ежемесячно эмигрируют в Швейцарию, и немцы образуют теперь крупнейшую группу переселенцев в эту страну, сообщает швейцарский журнал «ЗоннтагсБлик». При этом речь идет вовсе не о безработных, а о квалифицированных специалистах – инженерах-строителях, врачах, преподавателях… Чем же привлекает жителей ФРГ новый Эльдорадо? Прежде всего, более высокими зарплатами и качеством жизни, а также более низким уровнем налогов и отсутствием языковой проблемы – они переселяются в немецкоязычную часть Швейцарии. Сейчас в этой стране проживают более 1,5 миллиона иностранцев, или примерно 20% населения страны. По числу иммигрантов за немцами идут португальцы и французы.   Бросившим курить – приз Увеличение зарплаты на 100 евро в месяц, и дважды в месяц – корзины со свежими фруктами предложила австрийская фирма «Долфин текнолоджиз» тем своим сотрудникам, которые бросят курить. Все курильщики, включая представителей ее руководства, подписали соответствующее обязательство. Компания объяснила свою щедрость экономическими соображениями. Ее специалисты подсчитали: в среднем курильщик проводит в перекурах 20 рабочих часов в месяц. Кроме того, вклад в хорошее физическое состояние и здоровый образ жизни своих сотрудников руководство фирмы сочло эффективной инвестицией капитала. Чтобы не было дискриминации, эту меру на некурильщиков распространили автоматически. Зато нарушителей ждут тяжелые финансовые последствия: малейшее отклонение – и они должны будут внести 600 евро в виде благотворительного взноса общественной организации «Врачи без границ». В Австрии пока не предпринимают жестких мер борьбы с курением, как это делают во многих других европейских странах. По официальным данным, курят 38% австрийцев старше 15 лет.   Лучше не дымить Правительство Португалии решило запретить курение не только на рабочих местах, но и в ресторанах, барах и на дискотеках, если их площадь меньше 100 кв. метров. В самой западной стране Европы, куда докатилась кампания борьбы за более здоровый образ жизни, исключения могут быть сделаны только для ресторанов, занимающих больше этой площади, но если специальная зона для курильщиков будет менее 30% пространства. Португальские власти считают необходимым всеми доступными средствами оградить от вредного влияния табачного дыма примерно 70% населения страны, прежде всего молодежь, которое не курит. Такие же меры уже действуют в Великобритании, Бельгии, Испании, Италии, Ирландии и Франции.   Сохранится ли диалект Сотрудники лингвистического Интернет-архива Am Baile занялись сохранением для потомков одного из исчезающих диалектов Шотландии, которым сегодня владеют всего два человека – братья Бобби и Гордон Хогг. Им сейчас соответственно 87 и 80 лет, поэтому ученые решили немедленно приступить к записи их необычного говорка. Братья живут в рыбацком поселке Кромарти в восточной Шотландии, их диалект так и называется «рыбацкий». Он стал результатом смешения местных, ныне вымерших наречий с английским языком, который в XVII - XVIII веках принесли с собой английские солдаты. В результате многие обычные английские слова стали произноситься и писаться иначе. Ученый из Абердинского университета Робин Маккол Миллер уверяет, что «рыбацкий диалект» – последний из пяти, которым раньше пользовались в этой части Шотландии. №3(9), 2007
no image
БИЛЕТ В РОССИЮ

Необычная история лионского пекаря в Москве Как странно смотрятся эти три черно-белые стильные фотографии на стенах одного из павильонов Преображенского рынка в Москве! Круто уходящие вниз ступеньки Монмартра, вид-символ Парижа – Эйфелева башня и фотографический натюрморт, состоящий из чашки с дымящимся кофе, круассаном...

Необычная история лионского пекаря в Москве Как странно смотрятся эти три черно-белые стильные фотографии на стенах одного из павильонов Преображенского рынка в Москве! Круто уходящие вниз ступеньки Монмартра, вид-символ Парижа – Эйфелева башня и фотографический натюрморт, состоящий из чашки с дымящимся кофе, круассаном и краем газеты «Монд»… На витрине – самые разнообразные виды хлеба. В основном, французского. Все, как обычно бывает во французской булочной – багеты, батары, були, круассаны, булочки с шоколадом. Но есть и наши нарезные батоны, и итальянские мягкие булки чабатта, и экзотика вроде хлеба с оливками или мексиканским перчиком, или с сыром, или из восьми злаков. Товар всегда свежайший. На вчерашние батоны – скидка 50%. Вежливая девушка-продавец вопросу о хозяине этого крошечного хлебного оазиса не удивляется. Да, действительно он – француз. Самый настоящий. Немного говорит по-русски. Зовут Бернар Дурново. Имя и вправду французское. А вот фамилия поднимает в памяти всю забытую историческую информацию о великом прошлом нашей родины. Краткая историческая справка: Дурново Петр Николаевич (1845-1915) – российский государственный деятель. Окончил гардемарином курс Морского кадетского корпуса в Кронштадте и поступил на службу во флот. После военно-юридической академии начинается его юридическая карьера. При своем старшем брате Иване Дурново, занимавшем пост министра внутренних дел с 1889 по 1895 годы, Петр становится директором департамента полиции. Впоследствии, следуя примеру старшего брата, он тоже возглавил министерство внутренних дел в 1905 году в правительстве графе Витте. Одновременно был назначен членом Государственного совета. Петр Дурново был известен, прежде всего, своими консервативными взглядами. Время его правления в министерстве было отмечено беспощадной борьбой с революцией. Вопреки обещаниям, данным царем в манифесте 17 октября, Дурново не признавал ни свободы слова, ни свободы собраний. Позже в 1911 году Петр Дурново решительно выступил против реформ министра внутренних дел Столыпина по вопросу внедрения земства. Беседуем с Бернаром Дурново. – Месье Дурново, вы действительно имеете отношение к Петру Дурново, министру внутренних дел времен Николая II? – Да, конечно. Петр Дурново приходился двоюродным дядей моему деду. Дед был единственным из всей большой родни, кому удалось бежать из России в 1917 году, во время революции. Последнее, что отпечаталось, как он вспоминал, в его памяти – это неподвижное тело убитого брата. А потом была восточная Франция и жуткая работа на шахтах. Именно тогда, как рассказывают мои родные, он сказал, что понял, почему взбунтовались рабочие в России. Потом он женился на француженке из департамента Ардеш. А четверо их детей, в том числе и мой отец, носили только русские имена: Георгий, Владимир, Сергей и Ольга. Потом семья перебралась в Лион, второй по величине город во Франции. И жизнь потихоньку наладилась. – Ваш знаменитый предок оставил неоднозначный след в русской истории. Как в вашей семье относились к его репутации реакционера и убежденного националиста? – Знаете, история всегда рассказывается победителями. К сожалению, в исторических книгах можно найти только правду тех, кто победил, а не тех, кто проиграл. Этот разговор, происходивший на окраине промерзшей Москвы, в небольшом помещении по соседству с пекарней, столь же невероятен, как и стильные фотографии Парижа на Преображенском рынке. Бернар Дурново и бумаги подписывает, и хлеб печет, и интервью дает одновременно. В каждом французе, даже если у него иностранные корни, наверное, всегда что-то есть от Наполеона. Бернар Дурново – профессиональный пекарь. В Лионе у него была небольшая булочная, которых тысячи во Франции. И, по правде говоря, уже давным-давно мало что связывало семью с таким громким русским именем с Россией: разве что на уровне смутных ощущений осталась некая нить. История русского прадеда передавалась из поколения в поколение. Бернар даже учил русский язык в школе, а потом и в Доме молодежи. Он, конечно, неплохо понимает нашу речь, но не очень уверенно чувствует себя в разговоре. Его жизнь четко делится на две половины – до России и в ней. А история его русской кампании, с одной стороны, типична для XXI века, а с другой, – удивительна, как, впрочем, все истории любви. Со своей русской женой он познакомился два года назад самым, пожалуй, модным способом – через Интернет. Теперь у него двое дочерей. Старшая, от первого брака, которой уже 18 лет, осталась во Франции. А младшей, дочери его второй жены – 13. Когда встал вопрос, в какой стране жить, выбрали Россию, чтобы резко не менять обстановку для ребенка. Русская жена Бернара оказалась очень эффективным помощником в его деле. В небольшой команде, состоящей из шофера, ночного пекаря, секретаря и продавца на рынке, Евгения Дурново занимается бухгалтерией. Идея печь настоящий французский хлеб в Москве появилась сама собой. К тому же, русские, как считает Бернар, в массе очень любознательны, любят пробовать все новое. Поэтому никакого особого маркетинга он не проводил, а просто решил познакомить москвичей с разными вкусами хлеба. На банальный вопрос, как вести бизнес в России, Бернар только вздыхает. Конечно, непросто. Одно получение разрешений чего стоит. Этот этап позади. Теперь – ежедневные сюрпризы от смежников. Нет уверенности, что все необходимое будет доставлено в срок. В русском языке слово «завтра» главное. А потом эти пробки на дорогах. – Я люблю работать спокойно и стабильно. В Москве это невозможно. Бывают дни, когда хочется биться о стенку головой. Но потом наступает новый день. И все образовывается. А потом, я очень терпеливый человек. Сейчас дела потихоньку налаживаются. Помимо точки на Преображенском рынке, я еще поставляю хлеб во французские рестораны и кондитерские. Но из тех денег, которые зарабатываю, я все еще не могу заплатить зарплату ни себе, ни своей жене. К тому же во всем мире потребление хлеба резко падает. Слишком много оказалось других продуктов, да еще и всемирная мода на похудание. Чем отличается российский бизнес от французского? Бернар Дурново считает, что во Франции путь к успеху очень долгий. Но зато потом можно жить стабильно. А в России очень легко быстро преуспеть, быстро заработать много денег, но потом все разом и потерять. Есть ли у него конкуренты, Бернар не знает. Звонят какие-то люди, просят прайс-лист или образцы хлеба, и исчезают. Ясно, что появляются они не просто так. Пока никаких последствий от этих визитов не было. Два года в Москве Бернар Дурново провел как настоящий русский. Со своими французскими соотечественниками он почти не общается: говорит, нет надобности. Что такое отпуск – не знает. Во Францию тоже не очень тянет, хотя там осталась вся родня. Родители, кстати, были очень рады, когда их сын женился на русской. Особенно отец, для которого выбор сына означает восстановление связей с Россией. – Я не чувствую себя ни французом, ни русским, – объясняет он. – Бывают люди мира. Я один из них. Мне очень интересно открыть для себя Россию, страну моих предков. Я хорошо чувствую ее атмосферу. Эта страна сегодня похожа на подростка, который долгое время сидел дома вместе с родителями. Но вдруг двери распахнулись – и он оказался на свободе и не знает, как с этим быть. Вот он и начинает часто делать глупости. Но любой подросток вырастает, становится взрослым, серьезным и спускается на землю. Уверен, что так произойдет и с Россией. …Мне всегда казалось, что люди, рискнувшие так круто поменять ход своей жизни, должны обязательно увлекаться каким-нибудь рискованным видом спорта. Иначе просто чувствуют себя физически плохо. Бернар Дурново улыбается. Нет-нет. Экстремальные виды спорта – не для него. Правда, в молодости он очень любил взбираться на горы. Ему всегда больше нравилось идти вверх. А вот спускаться он никогда не любил. Новых вершин вам, месье Дурново! Элла ЕРМАКОВА №3(9), 2007
no image
Открываем старый свет

История этой семейной фирмы началась 80 с лишним лет назад во французском городе Грасе, столице мировой парфюмерии. Ныне «Фрагонар» – это три предприятия на средиземноморском побережье между Каннами и Монако – в Грасе (исторический завод), Сен-Поле («Фабрика цветов») и Эз-Вилаже (завод-лаборатория). И...

История этой семейной фирмы началась 80 с лишним лет назад во французском городе Грасе, столице мировой парфюмерии. Ныне «Фрагонар» – это три предприятия на средиземноморском побережье между Каннами и Монако – в Грасе (исторический завод), Сен-Поле («Фабрика цветов») и Эз-Вилаже (завод-лаборатория). И еще – два парфюмерных музея в самом центре Парижа – в отеле «Наполеон III» на улице Скриб и бывшем здании театра на бульваре Капуцинок. Великое таинство изготовления незабываемых и волнующих ароматов издавна притягивало людей. Неслучайно история этого ремесла, постичь которое доступно только тому, кто сделает его своим призванием, насчитывает уже 5 тысячелетий. Филипп Руиз, коммерческий директор фирмы «Фрагонар» уверен, что умение создавать привлекательные и отвечающие желанию потребителя запахи – просто дар Божий, который не восполнить никаким обучением, натаскиванием или иным ухищрениями. – Современная индустриализированная парфюмерия зародилась во Франции, точнее, в славном южном городе Грасе еще в XVII веке. В этом благодатном краю в изобилии росли ароматные цветы и травы, которые необходимы для производства парфюма. Похожие опыты предпринимались и в соседней Италии для Екатерины Медичи. Постепенно с развитием лабораторной техники научились изготавливать эссенции. Без них парфюмеру не ступить и шага: для создания нужного аромата порой требуются десятки, а то и сотни самых разных компонентов. Натуральные составляющие всегда были основой парфюмерии, хотя в наше технически продвинутое время появляется все больше синтетических ароматических веществ. Почему Грас остается столицей мирового парфюмерного искусства? Благодаря своим многовековым традициям и опыту, передаваемому из поколения в поколение. Этим делом сейчас занимаются во многих странах, но пальму первенства Грас никому не отдает. Чтобы создать удачные духи, не говоря уже о великих, надо владеть очень сложной техникой и огромным природным даром. Первому встречному это ремесло не подвластно. – Месье Руиз, отличаются ли у женщин из разных стран, если можно так сказать, ароматические предпочтения? – Конечно! У каждого народа, даже порой у жителей каждого региона, разные вкусы во всем, в том числе и в парфюмерии. На Востоке традиционно предпочитают тяжелые сладкие крепкие ароматы, с широким использованием жасмина, роз и других обильно растущих там растений. В Японии наоборот – крепкие духи женщины не любят и не используют. В этой стране тонких полутонов сильные ароматы не в почете. У русских дам тоже, разумеется, есть свои предпочтения. Женщины яркие, с сильным характером, они и духи предпочитают такие же – четко акцентированные, порой броские и дразнящие. Француженки к ароматам сейчас относятся сдержаннее. А вот американки, те, к примеру, духами пользуются несравненно больше моих соотечественниц, и ароматы предпочитают недвусмысленные и, как говорится, осязаемые. В общем, парфюмеры стараются приспособиться к разным запросам и готовы к тому, что в разных частях мира их изделия будут восприниматься по-разному. – А много ли россиянок среди ваших покупательниц? – В нашем парижском центре женщины из вашей страны покупают много духов. Россия важный для нас рынок. Правда, стратегия фирмы «Фрагонар» не предполагает прямого присутствия за границей. Мы действуем иначе. Наши центры в Париже и на юге Франции всегда открыты для бесплатного посещения. При них есть магазины с нашей продукцией, где после визита гости покупают все, что им понравится, и по карману. Ваши соотечественники обеспечивают 7-8% годового оборота компании. Это очень много, учитывая, что в среднем наши центры посещают больше 800 тысяч человек в год. – Какие ароматы сейчас пользуются особой популярностью? – Я все же коммерсант, а не парфюмер, поэтому ограничусь самыми общими замечаниями. В большой моде сегодня ароматы, созданные на основе цитрусовых, особенно грейпфрута, а также черной смородины. Это свежие, весенние, очень молодящие духи. К лету как всегда будут востребованы «морские» ароматы, ассоциирующиеся с отпуском, с пляжным солнечным отдыхом. В целом, современный парфюмерный тренд склоняется к легким, «девичьим» ароматам. Конечно, не выходят из моды классические духи в «роскошном» восточном вкусе, навевающем фантомы 1001 ночи – жасмин и роза в современном обрамлении. А вообще манящий вас запах – дело поистине таинственное, основанное на глубинной, зачастую с детских лет живущей в вас памяти или неосознанных ассоциациях. Почему кто-то любит ванильный аромат? Может, он напоминает ему блаженное бланманже детских лет? Вот, скажем, меня особенно пленяет запах корицы. Почему? А все просто. Моя бабушка пекла восхитительные булочки с корицей, и я до сих пор не забыл это запах нехитрого детского счастья, даже спустя многие десятилетия остающийся невыразимо прекрасным… Андрей ГОРЮХИН №3(9), 2007
no image
Ноу-Хау

Брюссель защищает окружающую среду Европа должна сохранить и упрочить свою авангардную роль в борьбе с загрязнением атмосферы, которое вызывает изменения климата на планете, полагает исполнительный орган ЕС – Европейская Комиссия. В этом начинании, рассчитанном на многие годы, Брюссель поддержали руководители 27 стран, образующих сегодня Союз. Конкретно речь...

Брюссель защищает окружающую среду Европа должна сохранить и упрочить свою авангардную роль в борьбе с загрязнением атмосферы, которое вызывает изменения климата на планете, полагает исполнительный орган ЕС – Европейская Комиссия. В этом начинании, рассчитанном на многие годы, Брюссель поддержали руководители 27 стран, образующих сегодня Союз. Конкретно речь идет об инициативе уменьшить выбросы углекислого газа на 20% к 2020 году по сравнению с уровнем 1990-го. Это принципиальное решение, выполнять которое каждое государство будет в соответствии со своими социально-экономическими и прочими условиями. А вот Германия устами своего министра по делам окружающей среды Зигмара Габриэля объявила, что Бундестаг может поддержать обязательство властей сократить выбросы углекислого газа за этот срок на целых 40%! Однако правительства многих стран признают, что скорее не достигнут поставленной цели, чем превзойдут ее. Тем не менее, европейские «зеленые» считают, что Старый Свет мог бы послужить остальному миру еще более ярким примером для подражания, повысив планку, которую необходимо преодолеть для эффективной борьбы с глобальным потеплением климата. Брюссель надеется, что эта тема войдет в повестку дня июньской встречи в Германии лидеров государств «группы восьми» с участием США, России и Японии, и что к движению против климатических изменений подключатся такие крупные развивающиеся страны, как Китай, Индия и Бразилия. Наряду с сокращением выбросов вредных газов в атмосферу, европейские власти намерены добиваться более широкого использования возобновляемых источников энергии, а также уменьшения вреда, причиняемого окружающей среде миллионами автомобилей. Ведь, по мнению экспертов, с 1990 года выбросы вредных газов автомобильным транспортом в Европе увеличились на 30%. Брюссельские чиновники полагают, что в 2012 году новые автомашины не должны выбрасывать в воздух более 120 граммов углекислого газа на каждый преодоленный километр, по сравнению с сегодняшними почти 160 граммами. Это означает, в частности, что расход горючего должен быть значительно снижен. По словам члена Европейской Комиссии Гюнтера Ферхойгена, отвечающего за политику в области промышленности, «мы должны доказать, что ЕС способен сочетать достижение трех целей: сохранения рабочих мест, высокого уровня защиты окружающей среды и содействия инновациям». Как и во многих других случаях, в стремлении ограничить экологический вред, причиняемый автомобилями, впереди идет Германия. Она предлагает, чтобы к середине века все промышленно развитые страны уменьшили выбросы углекислого газа на 60-80%. В своей стране немецкое правительство намерено изменить налоговую систему таким образом, чтобы владельцы машин платили ежегодный налог в зависимости не столько от объема двигателя, сколько от уровня загрязнения им воздуха. С учетом этого, для некоторых моделей автомобилей налог вообще может быть отменен. Такая реформа требует согласия правительств земель, а готовы ли региональные администрации лишиться части дохода в виде налогов? Кстати, в случае одобрения этих нововведений, владельцы старых авто не пострадают: они смогут пользоваться ими до полного износа, успокоил небогатых и бережливых соотечественников министр транспорта Германии Вольфганг Тифензее. Однако намеченные меры отнюдь не вызвали восторга у крупнейших немецких автомобилестроителей, которым основную прибыль приносит производство именно огромных дорогих лимузинов и джипов. Руководители концернов БМВ, «Фольксваген» и «Даймлер-Крайслер» направили председателю Европейской Комиссии письмо, в котором заявили, что соблюдение новых норм может вынудить этих гигантов закрыть свои предприятия в Германии и перенести производство в другие страны. Юрий КУЗНЕЦОВ Мэр столицы Великобритании Кен Ливингстоун объявил свой первый план борьбы с загрязнением окружающей среды. Его главная цель – ощутимое сокращение выбросов углекислого газа в атмосферу, что вызывает парниковый эффект и потепление климата. К.Ливингстоун уверен, что основная ответственность за загрязнение окружающей среды лежит как раз на крупных городах, поэтому их власти и должны возглавить движение против этого пагубного явления. Градоначальник заверил, что реализация его программы начнется уже в этом году. Она предусматривает существенное уменьшение к 2025 году выбросов вредных газов промышленными предприятиями, жилыми домами и транспортом, а также экономию энергоносителей. В Лондоне, напомнил он, уже действуют меры в области ограничения пользования личным автотранспортом: поощряется использование общественного транспорта, велосипедов, введена плата в размере 8 фунтов стерлингов (12 евро) за въезд автомобилей во многие кварталы города. Теперь водителям самых «грязных» с точки зрения экологии автомобилей придется платить уже 25 фунтов стерлингов (37 евро). Виновных в нанесении серьезного ущерба природе необходимо привлекать к суду – с таким предложением выступили члены Европейской Комиссии Франко Фраттини и Ставрос Димас. Первый отвечает за политику ЕС в области юстиции и внутренних дел, второй – за окружающую среду. В их совместном плане предусматривается применение «сдерживающих судебных санкций» в отношении «экологических преступников». К таким правонарушениям относятся сброс токсичных веществ, загрязнение воды и почвы промышленными отходами, нелегальная транспортировка и хранение радиоактивных веществ, и ряд других. Подобные преступления будут караться штрафами на сумму до 1,5 миллиона евро и тюремным заключением. Причем, предусмотрено, что наказание за преступления «общеевропейского масштаба» должно распространяться на все 27 стран Союза, а местное законодательство при этом может игнорироваться. Инициатива встречена аплодисментами участников движения «зеленых», однако пока не вызывает энтузиазма у ряда правительств. Важные спортивные соревнования могут содействовать экономии электроэнергии, и, следовательно, уменьшать выбросы вредных газов в атмосферу. К такому выводу пришла национальная электроэнергетическая компания Ирландии, которая ссылается на собственные наблюдения. По ее мнению, недавний матч по регби между ирландской и английской сборными привлек такое внимание местных жителей, что потребление электроэнергии упало в тот вечер на 100 мегаватт, а это эквивалентно одновременному отключению одного миллиона лампочек. Дело в том, что на стадион явились более 80 тысяч человек, а многие другие ирландцы бросились смотреть телевизоры, причем делали это в большинстве случаев в компании, а не в одиночку. Представители фирмы подсчитали: тем самым во время состязания удалось избежать выброса в атмосферу нескольких сотен тонн углекислого газа. Единства лидерам европейской политики удалось достичь только благодаря компромиссу, который предложила председательствующая в этом полугодии Германия. Канцлеру ФРГ Ангеле Меркель пришлось постараться, чтобы амбициозные цели – сокращение на одну пятую выбросов парниковых газов – были все же одобрены ее политическими коллегами из 27 стран. Особенно трудным оказалось то, что это увязано еще с одним намерением: к тому же 2020 году страны ЕС должны получать 20% энергетических ресурсов из возобновляемых источников – ветра, солнца, воды и биогаза. Представить себе, что за 13 лет этого сумеют добиться, скажем, поляки, ныне производящие подобным образом всего 5% энергии, вряд ли возможно. Как говорил в таких случаях булгаковский Мастер, ну разве что чудо… Да и во всем ЕС средний показатель в этой сфере достигает всего лишь весьма скромных 6,5%. Хитрость компромисса в том, что подобно хитроумному попу из старой русской сказки, порося решено обратить в карася. Дескать, не сможете развить в таких масштабах энергетику на основе возобновляемых ресурсов, выкручивайтесь другими способами. Лишь бы только уменьшились злосчастные выбросы. Ради этого консенсуса немецким политикам пришлось даже временно перебороть свое неприятие ядерной энергетики, привитое им многими десятилетиями «зеленой» демагогии. Иначе французы, чехи и словаки, которые проводят в этом отношении куда более разумную политику, не демонизируя АЭС, а обеспечивая их стабильную и безопасную работу, никак не соглашались брать на себя широковещательные обязательства. Да и поляки, пока полностью зависящие от своих тепловых электростанций, выговорили себе особое право – в случае энергетического кризиса получить поддержку от партнеров по Союзу. В то же время, на этом саммите вопрос решался в целом – устанавливался общий ориентир сокращения выбросов. А вот как эта цифра будет разверстана по конкретным странам, пока неясно. К обсуждению этой, безусловно, весьма острой темы еще не приступали. Брюссель предполагает, что на это уйдет как минимум два года терпеливых и упорных переговоров. То же самое относится и к росту использования возобновляемых энергоресурсов. А между тем, сами немецкие эксперты выражают сильные сомнения, что ФРГ сумеет достичь столь высоких плановых показателей. Большинству из них уменьшение выбросов на 20% представляется просто нереальным. В лучшем случае, удастся достичь 16%. №3(9), 2007
no image
Ноу-Хау

международное право против права Европейских сообществ С точки зрения международного права, Европейский Союз и Европейские сообщества остаются крайне нетипичными и непонятными образованиями. Их международно-правовой статус более чем противоречив. Перечисление странностей заняло бы не одну страницу. Вот только некоторые из них,...

международное право против права Европейских сообществ С точки зрения международного права, Европейский Союз и Европейские сообщества остаются крайне нетипичными и непонятными образованиями. Их международно-правовой статус более чем противоречив. Перечисление странностей заняло бы не одну страницу. Вот только некоторые из них, наиболее очевидные. Европейское сообщество обладает международно признанной правосубъектностью. А Европейский Союз – нет. Они не являются ни государством, ни квазигосударством, ни как бы государственным образованием. Они не могут быть членом ООН или сторонами в делах, принимаемых к рассмотрению Международным судом ООН. Вместе с тем, Европейское сообщество входит в состав ряда международных организаций, например, во Всемирную Торговую Организацию. Оно является участником значительного числа многосторонних международных соглашений. Среди них чаще всего в последнее время упоминается Договор к Энергетической хартии. Европейская Комиссия открыла дипломатические представительства, застенчиво именуемые делегациями, чуть ли не во всех уголках мира. ЕС и Европейские сообщества часто именуют, скрывая лукавство, международными организациями. Если бы это было так, то членство Сообщества в международных структурах открывало бы дверь в них другим международным организациям. Этого не происходит. В отношении Сообщества делается исключение из общего правила. Его членство в международных структурах и участие в многосторонних международных соглашениях не создает прецедента. Европейский Союз и Европейские сообщества обладают фактически универсальной компетенцией. Государства-члены делегировали им, в том числе, и часть своих суверенных полномочий. Но однозначно сказать, какую часть, никто не возьмется. Крайне запутанным остается и вопрос о том, где точно заканчиваются полномочия государств-членов и начинаются признаваемые за интеграционным объединением. А как в случае с параллельной компетенцией, со смешанными соглашениями, распределением международной ответственности – однозначных ответов тоже нет. Понятно только одно. Право ЕС не ограничивается регулированием отношений между государствами-членами. Оно накладывает обязательства и предоставляет права частным лицам и организациям точно так же, как и национальное. Более того, оно непосредственно входит в национальный правопорядок, имеет в нем преимущественную силу, обладает прямым действием и пользуется юрисдикционной защитой. Неудивительно, что в нынешнем году организаторы международного конкурса Джессапа оттолкнулись от этой запутанной ситуации, чтобы «создать» вокруг нее или, лучше сказать, придумать вымышленное дело, подлежащее разрешению Международным судом ООН. Прелесть вымышленного дела – в том, чтобы сделать его максимально спорным, запутанным и неоднозначным. Тогда ни одна из тяжущихся сторон, за которые играют участники конкурса, не получит заведомо выигрышных позиций и не сможет воспользоваться скрытыми преимуществами. Неоднозначность международно-правовой природы ЕС и соотношения полномочий между интеграционным объединением и его участниками дает для этого самые широкие возможности. К слову, странно, что организаторы конкурса только сейчас ими воспользовались. Конкурс Джессапа недаром является международным. В нем участвуют команды юридических вузов и факультетов, юридическая молодежь со всего мира. Международному раунду, традиционно проводящемуся в Вашингтоне, предшествует национальный, в ходе которого отбираются финалисты. В России конкурс хорошо известен. Он пользуется большой популярностью. Число команд, участвующих в национальном конкурсе, увеличивается из года в год. В 2007 году их было уже 24. Больше выставляют только Китай и США. Конкурс состоит в том, что команды обмениваются состязательными бумагами, а потом выступают в прениях, как если бы дело слушалось в Международном суде ООН. Поставленная перед ними задача – максимально аргументировано и убедительно отстоять свою позицию и выиграть дело. Роль судей заключается в том, чтобы оценить качество защиты и обвинения и определить сильнейших. В нынешнем году дело, смоделированное с ЕС, получилось особенно интересным, интригующим и трудным. В двух словах его фабула сводится к следующему. Интеграционное объединение развитых демократических государств (сокращенно РС), очень похожее по своей структуре, истории, учредительным договорам, полномочиям и процедурам на ЕС, получает заявку на вступление от третьей страны (условно названной Адария). Как и государства-члены РС, она входит во все универсальные международные организации и участвует во всех важнейших многосторонних международных договорах. РС ее обнадеживает. Более того, заключает с ней соглашение о вступлении, по которому навязывает ей кабальные экономические условия. Государственные монополии инфраструктурного характера, выступающие локомотивом национального развития, должны быть приватизированы. Помощь и дотации средним и мелким предприятиям прекращены. Внешний долг всем другим кредиторам, кроме стран интеграционного объединения, сокращен до минимума. Для содействия и контроля на основе соглашения в Адарии учреждается делегация РС. Вдохновленное призрачными выгодами будущего членства, руководство Адарии идет на все. Оно последовательно выполняет взятые на себя обязательства. Не без издержек для своего общества и экономики. Но сильнее всего предпринятые меры бьют по национальному меньшинству. В прошлом всевозможные льготы и послабления давали ему возможность, не поступаясь с традиционным образом жизни, выживать в условиях социально ориентированной рыночной экономики. Исполнительный орган РС (очень похожий на Европейскую Комиссию по своим функциям и полномочиям) констатирует, что соглашение о вступлении выполнено Адарией и передает вопрос на рассмотрение Совета РС (в отличие от ЕС, он концентрирует в своих руках одновременно полномочия и Совета ЕС, и Европейского совета и состоит из руководителей государств-членов). Однако Совет РС единодушно отвергает кандидатуру Адарии. Обоснование – в ней нарушаются права национальных меньшинств. Реакцию внутри Адарии можно себе представить. Тамошние власти вдруг «открывают», что делегация занималась подкупом политических деятелей страны. Они отдают приказ о выемке документов. Главу делегации, который пытался этому воспрепятствовать, арестовывают. Параллельно, чтобы предотвратить экономический кризис, парламент Адарии спешно принимает закон, запрещающий прямо или косвенно переводить средства приватизированных государственных предприятий в страны РС. ТНК квалифицируют эти действия в качестве косвенной экспроприации. РС готов оказать им дипломатическую защиту и привлечь «обиженную» страну к ответственности. Все заканчивается подписанием договора (компромисса) между РС и Адарией о передаче дела в Международный суд ООН. От команд, играющих на стороне истца (Адарии), требуется доказать, что РС нарушил в ее отношении свои договорные обязательства, а государства-члены интеграционного объединения могут нести солидарную ответственность за действия или бездействие РС. Они должны убедить Суд в том, что власти страны имели полное право пресечь незаконную активность делегации РС и принять регулирование, вводящее некоторые ограничения на трансакции приватизированных государственных предприятий. От команд, играющих за ответчика (страны РС), требуется доказать, напротив, что соглашение о вступлении не связывало их обязательством принять Адарию, поскольку сам этот вопрос относится к дискреционным полномочиям Совета РС, а действия или бездействие РС не может быть им инкриминировано. Им нужно показать, что делегация является дипломатической миссией, за ней должны признаваться все соответствующие привилегии и иммунитеты, принятое же парламентом Адарии законодательство противоречило международным нормам, запрещающим прямую и косвенную экспроприацию, а государства-члены РС имели право отстаивать в Международном суде интересы РС и национального бизнеса. Выдуманная для конкурса Джессапа ситуация просто очаровательна. Она содержит множество аллюзий. В ней огромное количество подводных камней. Игрокам фактически нужно пройти между Сциллой и Харибдой. Так, например, им надо доказать, что страны РС могут выступать сторонами в деле перед Международным судом ООН, когда это им выгодно, и не могут – когда это им не выгодно. Им нужно убедить судей, что РС является типичной международной организацией и в то же время серьезным образом отличается от нее и т.д. Вместе с тем, выдуманная ситуация настолько хитро закручена, что ее авторы сами попались в умело расставленные ими силки. Международный суд ООН должен решать передаваемые ему дела на основе международного права. В соответствии с этим игрокам и предлагается выстраивать логику доказательств. По ст. 38 Статута Суда они обязаны обосновать свою позицию аргументами, почерпнутыми из международного договорного права, норм международного обычного права, общих принципов права, решений международных и национальных судебных органов и доктрины международного права. Но наиболее замысловатые вопросы, поднимаемые делом, регулируются не международным правом, а внутренним правом ЕС, которое не подчиняется международному и подлежит применению и толкованию по совершенно другим законам. Вот в чем кроется особая пикантность ситуации, связанной с выдуманным авторами делом, в которой оказался конкурс Джессапа в этом году. Проиллюстрируем ее на нескольких конкретных примерах. Представим себе для этого, что речь идет не о сказочном интеграционном объединении, а о вполне реальном Европейском Союзе. Учредительные договоры относят вопрос приема новых членов к компетенции ЕС. Соответственно этот вопрос регулируется внутренним правом ЕС. Исключительной юрисдикцией по спорам о применении права ЕС обладает Суд ЕС. Как следствие этого спор, описанный в вымышленном деле, ни при каких обстоятельствах не мог попасть в Международный суд ООН. Для ЕС это означало бы крах европейского проекта, подчинение своего внутреннего правового порядка внешней силе. Весьма далекой от реальности представляется и гипотеза о выполнении государством-кандидатом (скажем, Турцией) всех предъявляемых к нему требований, пойдя на констатацию которого, ЕС все же отказывает ему в приеме. Ни одно из принимаемых в ЕС новых государств, по большому счету, не соответствует критериям членства. Для всех предусматриваются переходные периоды разной длительности. Все решения о начале переговоров или приеме принимаются как сугубо политические. Достаточно вспомнить ускоренное вовлечение Греции в ЕС сразу после того, как страна освободилась, но еще не оправилась от господства «черных полковников». Поэтому Европейскому Союзу, если он ожидает трудности с ратификацией, гораздо проще до бесконечности затягивать переговоры о вступлении, уточняя, варьируя и дифференцируя требования к новобранцу. Весьма сомнителен и предлог, придуманный авторами дела для отказа в приеме. Ведь Европейская Комиссия работает в тесном контакте с кандидатом и внимательнейшим образом отслеживает все, в нем происходящее. Тематикой переговоров охватываются практически все аспекты его развития. К тому же на этапе переговоров ЕС оказывает модернизации экономики государства-кандидата существенную финансовую поддержку (в отличие от фабулы вымышленного дела), делая ставку на привязку его экономики к интеграционному объединению и его ускоренное социально-экономическое развитие. Таким образом, приходится констатировать, что при конструировании дела авторы постарались нарочно запутать играющих, осложнить их жизнь. Но это лишь лишний раз показывает, насколько сложным и неоднозначным субъектом являются Европейские сообщества и Европейский Союз, с точки зрения международного права. Потребуется еще очень и очень много игр, научных исследований и практической работы, чтобы разобраться во всех нюансах их международно-правового статуса, соотношения ответственности за действия и бездействие интеграционного объединения и государств-членов, разделения полномочий между ними. Ведь окончательного ответа на все эти вопросы нет пока ни в Брюсселе, ни в Люксембурге, ни в Страсбурге – штаб-квартирах политических институтов ЕС, Суда ЕС и Европейского Парламента. Попытка его дать в какой-то степени была предпринята в отложенном до лучших времен Конституционном договоре. Но это уже совсем другой сюжет. © Марк ЭНТИН, доктор юридических наук, профессор, директор Института европейского права МГИМО – Университета МИД России №3(9), 2007
БИЛЕТ В РОССИЮ
no image
БИЛЕТ В РОССИЮ

Необычная история лионского пекаря в Москве Как странно смотрятся эти три черно-белые стильные фотографии на стенах одного из павильонов Преображенского рынка в Москве! Круто уходящие вниз ступеньки Монмартра, вид-символ Парижа – Эйфелева башня и фотографический натюрморт, состоящий из чашки с дымящимся кофе, круассаном...

Необычная история лионского пекаря в Москве Как странно смотрятся эти три черно-белые стильные фотографии на стенах одного из павильонов Преображенского рынка в Москве! Круто уходящие вниз ступеньки Монмартра, вид-символ Парижа – Эйфелева башня и фотографический натюрморт, состоящий из чашки с дымящимся кофе, круассаном и краем газеты «Монд»… На витрине – самые разнообразные виды хлеба. В основном, французского. Все, как обычно бывает во французской булочной – багеты, батары, були, круассаны, булочки с шоколадом. Но есть и наши нарезные батоны, и итальянские мягкие булки чабатта, и экзотика вроде хлеба с оливками или мексиканским перчиком, или с сыром, или из восьми злаков. Товар всегда свежайший. На вчерашние батоны – скидка 50%. Вежливая девушка-продавец вопросу о хозяине этого крошечного хлебного оазиса не удивляется. Да, действительно он – француз. Самый настоящий. Немного говорит по-русски. Зовут Бернар Дурново. Имя и вправду французское. А вот фамилия поднимает в памяти всю забытую историческую информацию о великом прошлом нашей родины. Краткая историческая справка: Дурново Петр Николаевич (1845-1915) – российский государственный деятель. Окончил гардемарином курс Морского кадетского корпуса в Кронштадте и поступил на службу во флот. После военно-юридической академии начинается его юридическая карьера. При своем старшем брате Иване Дурново, занимавшем пост министра внутренних дел с 1889 по 1895 годы, Петр становится директором департамента полиции. Впоследствии, следуя примеру старшего брата, он тоже возглавил министерство внутренних дел в 1905 году в правительстве графе Витте. Одновременно был назначен членом Государственного совета. Петр Дурново был известен, прежде всего, своими консервативными взглядами. Время его правления в министерстве было отмечено беспощадной борьбой с революцией. Вопреки обещаниям, данным царем в манифесте 17 октября, Дурново не признавал ни свободы слова, ни свободы собраний. Позже в 1911 году Петр Дурново решительно выступил против реформ министра внутренних дел Столыпина по вопросу внедрения земства. Беседуем с Бернаром Дурново. – Месье Дурново, вы действительно имеете отношение к Петру Дурново, министру внутренних дел времен Николая II? – Да, конечно. Петр Дурново приходился двоюродным дядей моему деду. Дед был единственным из всей большой родни, кому удалось бежать из России в 1917 году, во время революции. Последнее, что отпечаталось, как он вспоминал, в его памяти – это неподвижное тело убитого брата. А потом была восточная Франция и жуткая работа на шахтах. Именно тогда, как рассказывают мои родные, он сказал, что понял, почему взбунтовались рабочие в России. Потом он женился на француженке из департамента Ардеш. А четверо их детей, в том числе и мой отец, носили только русские имена: Георгий, Владимир, Сергей и Ольга. Потом семья перебралась в Лион, второй по величине город во Франции. И жизнь потихоньку наладилась. – Ваш знаменитый предок оставил неоднозначный след в русской истории. Как в вашей семье относились к его репутации реакционера и убежденного националиста? – Знаете, история всегда рассказывается победителями. К сожалению, в исторических книгах можно найти только правду тех, кто победил, а не тех, кто проиграл. Этот разговор, происходивший на окраине промерзшей Москвы, в небольшом помещении по соседству с пекарней, столь же невероятен, как и стильные фотографии Парижа на Преображенском рынке. Бернар Дурново и бумаги подписывает, и хлеб печет, и интервью дает одновременно. В каждом французе, даже если у него иностранные корни, наверное, всегда что-то есть от Наполеона. Бернар Дурново – профессиональный пекарь. В Лионе у него была небольшая булочная, которых тысячи во Франции. И, по правде говоря, уже давным-давно мало что связывало семью с таким громким русским именем с Россией: разве что на уровне смутных ощущений осталась некая нить. История русского прадеда передавалась из поколения в поколение. Бернар даже учил русский язык в школе, а потом и в Доме молодежи. Он, конечно, неплохо понимает нашу речь, но не очень уверенно чувствует себя в разговоре. Его жизнь четко делится на две половины – до России и в ней. А история его русской кампании, с одной стороны, типична для XXI века, а с другой, – удивительна, как, впрочем, все истории любви. Со своей русской женой он познакомился два года назад самым, пожалуй, модным способом – через Интернет. Теперь у него двое дочерей. Старшая, от первого брака, которой уже 18 лет, осталась во Франции. А младшей, дочери его второй жены – 13. Когда встал вопрос, в какой стране жить, выбрали Россию, чтобы резко не менять обстановку для ребенка. Русская жена Бернара оказалась очень эффективным помощником в его деле. В небольшой команде, состоящей из шофера, ночного пекаря, секретаря и продавца на рынке, Евгения Дурново занимается бухгалтерией. Идея печь настоящий французский хлеб в Москве появилась сама собой. К тому же, русские, как считает Бернар, в массе очень любознательны, любят пробовать все новое. Поэтому никакого особого маркетинга он не проводил, а просто решил познакомить москвичей с разными вкусами хлеба. На банальный вопрос, как вести бизнес в России, Бернар только вздыхает. Конечно, непросто. Одно получение разрешений чего стоит. Этот этап позади. Теперь – ежедневные сюрпризы от смежников. Нет уверенности, что все необходимое будет доставлено в срок. В русском языке слово «завтра» главное. А потом эти пробки на дорогах. – Я люблю работать спокойно и стабильно. В Москве это невозможно. Бывают дни, когда хочется биться о стенку головой. Но потом наступает новый день. И все образовывается. А потом, я очень терпеливый человек. Сейчас дела потихоньку налаживаются. Помимо точки на Преображенском рынке, я еще поставляю хлеб во французские рестораны и кондитерские. Но из тех денег, которые зарабатываю, я все еще не могу заплатить зарплату ни себе, ни своей жене. К тому же во всем мире потребление хлеба резко падает. Слишком много оказалось других продуктов, да еще и всемирная мода на похудание. Чем отличается российский бизнес от французского? Бернар Дурново считает, что во Франции путь к успеху очень долгий. Но зато потом можно жить стабильно. А в России очень легко быстро преуспеть, быстро заработать много денег, но потом все разом и потерять. Есть ли у него конкуренты, Бернар не знает. Звонят какие-то люди, просят прайс-лист или образцы хлеба, и исчезают. Ясно, что появляются они не просто так. Пока никаких последствий от этих визитов не было. Два года в Москве Бернар Дурново провел как настоящий русский. Со своими французскими соотечественниками он почти не общается: говорит, нет надобности. Что такое отпуск – не знает. Во Францию тоже не очень тянет, хотя там осталась вся родня. Родители, кстати, были очень рады, когда их сын женился на русской. Особенно отец, для которого выбор сына означает восстановление связей с Россией. – Я не чувствую себя ни французом, ни русским, – объясняет он. – Бывают люди мира. Я один из них. Мне очень интересно открыть для себя Россию, страну моих предков. Я хорошо чувствую ее атмосферу. Эта страна сегодня похожа на подростка, который долгое время сидел дома вместе с родителями. Но вдруг двери распахнулись – и он оказался на свободе и не знает, как с этим быть. Вот он и начинает часто делать глупости. Но любой подросток вырастает, становится взрослым, серьезным и спускается на землю. Уверен, что так произойдет и с Россией. …Мне всегда казалось, что люди, рискнувшие так круто поменять ход своей жизни, должны обязательно увлекаться каким-нибудь рискованным видом спорта. Иначе просто чувствуют себя физически плохо. Бернар Дурново улыбается. Нет-нет. Экстремальные виды спорта – не для него. Правда, в молодости он очень любил взбираться на горы. Ему всегда больше нравилось идти вверх. А вот спускаться он никогда не любил. Новых вершин вам, месье Дурново! Элла ЕРМАКОВА №3(9), 2007
РАСШИРЕНИЕ ЕС
no image
РАСШИРЕНИЕ ЕС

Никто не спорит: последнее по времени расширение ЕС, когда в мае 2004 года в его ряды были приняты сразу 8 восточноевропейских стран и 2 средиземноморских островных государства – Кипр и Мальта, «лодка» Союза оказалась перегруженной. Если к этому добавить застой в реформах внутренней организации...

Никто не спорит: последнее по времени расширение ЕС, когда в мае 2004 года в его ряды были приняты сразу 8 восточноевропейских стран и 2 средиземноморских островных государства – Кипр и Мальта, «лодка» Союза оказалась перегруженной. Если к этому добавить застой в реформах внутренней организации группировки и прием с 1 января 2007 года в ее ряды еще и Болгарии с Румынией, то станет понятно, почему дальнейшее расширение ЕС перестало быть популярной идеей в европейских массах. Список богатых возможных кандидатов исчерпан (Норвегия, Швейцария и Исландия, если попросятся, будут приняты без разговоров, но они пока не собираются этого делать), а остальные потенциальные участники, равно как и 12 последних новичков, относятся к числу бедных стран. Турция, с которой переговоры о приеме начаты, но пока идут ни шатко, ни валко, пугает европейцев еще и своим многочисленным населением (80 миллионов жителей), географическим положением (непосредственная близость к взрывоопасному Ближнему Востоку), да и мусульманской верой и традициями большинства ее жителей тоже. Все это лишает Брюссель одного из мощнейших рычагов воздействия на соседние страны – перспективы их приема в ЕС при условии проведения ими определенного набора суровых реформ. Это ставит Союз и его лидеров перед необходимостью искать новые формы выстраивания отношений с соседями. С неожиданной прямотой новую ситуацию описал президент Эстонии Томас Хендрик Илвес. «Европа сталкивается с крупной проблемой, – сказал он в интервью германскому журналу ‘Шпигель'». – Граждане ЕС устали от расширения. Мы потеряли важную возможность продвижения мира и демократии в соседних государствах. До сих пор перспектива участия в Союзе со столицей в Брюсселе всегда оказывалась решающим аргументом для проведения реформ. Сейчас мы мало что можем предложить странам вроде Украины. Нам трудно сказать сербам: согласитесь на независимость Косова, и мы вас примем. Они прекрасно понимают, что следующая волна расширения произойдет очень нескоро». Эстонского лидера спросили, что же делать? Его ответ был весьма осторожен и разумен: «Нам надо развивать политику по отношению к соседям. Некоторым из них можно было бы открыть доступ к структурным фондам ЕС или выход на рынок ЕС. Вопрос в том, достаточно ли это привлекательно». Он также предложил попытаться завлечь их перспективой вступления в НАТО, а не ЕС, но уточнил: «Я должен признать, что этот инструмент гораздо менее эффективен». Светлана ФИРСОВА №3(9), 2007