Выпуск №9(79), 2013

Обращение главного редактора
no image

Уважаемые читатели! Вышел в свет новый 79-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом, выпущенный на этот раз в содружестве с российско-люксембургским журналом «Альянс». В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях...

Уважаемые читатели! Вышел в свет новый 79-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом, выпущенный на этот раз в содружестве с российско-люксембургским журналом «Альянс». В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя. От предыдущих его отличает только то, что в нем появилось больше материалов о Великом Герцогстве и финансово-экономических проблемах, волнующих наш континент, ведь с позиций этого финансового центра Европы о них можно писать выпуклее и нагляднее. Вполне логично выпуск открывается умным, изящным, доброжелательным анализом завершающейся в Люксембурге избирательной кампании в Палату депутатов – выборы в парламент ВГЛ назначены на 20 октября. Акцент в материале справедливо сделан на сопоставлении данных о настроениях избирателей и их ожиданиях в отношении будущей правящей коалиции. Главный вывод, который в нем делается: и в дальнейшем «Люксембург останется одним из крупнейших и самых привлекательных финансовых центров Европы». Любопытно, что своего рода репетицией выборов в маленькой западноевропейской стране стало народное волеизъявление в Германии. Вы удивитесь: как это может быть? Только по аналогии. Расклад сил в Люксембурге очень похож на тот, который сложился в его гораздо более мощном и влиятельном северном соседе. То, что победят христианские демократы, ни у кого не вызывало сомнений. Интрига заключалась вдругом – кого по итогам голосования они смогут и захотят пригласить в будущее правительство. Провал либералов смешал все карты. Оставшиеся варианты подробно разбираются в статье «Германия: Победа? Безусловно!» из раздела «Дневник событий». Урок, данный выборами в Германии, – население высказалось за преемственность власти, последовательность в проведении политического курса, социальную стабильность и здоровый консерватизм. Это полная противоположность тому, что произошло в Норвегии. Об итогах выборов в ней, приведших к резкому поправению страны и фрагментации политического ландшафта, повествуется в статье «Норвегия кренится вправо» из той же рубрики. Памятуя о столь разительном контрасте, Люксембургу и люксембуржцам, безусловно, хотелось бы пожелать, скорее, германского сценария. Тем более в свете факторов, разбираемых в статье «Люксембург: финансовые кулисы выборов» из рубрики «Тенденции и прогнозы». Авторы журнала, естественно, не могли обойти вниманием проблематику вовлеченности Европейского Союза и его государств-членов в борьбу за урегулирование конфликта вокруг Сирии дипломатическими методами – ее результаты, скорее всего, будут иметь судьбоносное значение и для ближневосточного региона и для всего мира и нынешнего миропорядка в целом. Все нюансы эволюции подхода стран Старого Света к конфликту вокруг Сирии тщательно разбираются в статье «ЕС и сирийский кризис: никто не хотел воевать» из раздела «В фокусе». Но в остальном львиная доля материалов номера посвящена финансово-экономической проблематике. Упоминание испано-британского спора по поводу Гибралтара (материал «Страсти по Скале» из этой же рубрики) не в счет. Они распределены по самым разным рубрикам: «Финансы и банки», «Экономика», «Комментарий», «Иммиграция», «Энергетика» и др. В них разбираются последние успехи ЕС в построении банковского союза («ЕЦБ стал финансовым суперинтендантом» и «Система механизмов спасения европейских банков»). Рассказывается о новейших предложениях Европейской Комиссии по ужесточению финансового регулирования («Брюссель намерен регулировать фонды»). Показываются преимущества Люксембурга в качестве мирового финансового центра («Ищите грамотного управляющего активами? Загляните в Люксембург», «Люксембург привлекает частных вкладчиков из-за рубежа», «Рынок Люксембурга растет и крепнет», «Сколько надо трудиться на налоги?»). В качестве иллюстрации содержащейся в них информации приведем только несколько цифр: с 30 июня по 31 июля объём чистых инвестиционных активов возрос в Люксембурге на 36,602 миллиарда евро, или на 1,47%, достигнув в денежном выражении 2 триллионов 523 миллиардов 186 миллионов евро. За год этот показатель увеличился на 9,86%. Блок материалов по финансово-экономической проблематике очень разнообразен. Большое внимание в нем уделяется анализу экономических последствий самых различных явлений, событий и трендов: возможного подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС («Украина в серой зоне между ЕС и Таможенным союзом») и политических рисков для европейской экономики («Глава Еврокомиссии считает политическими основные угрозы для ЕС»). Перемещения центра влияния в Европе от институтов ЕС к Германии («Столица ЕС теперь в Берлине. Насколько ему это надо?») и перехода мажоритарного пакета акций ведущего кипрского банка к еще не сорганизовавшимся российским вкладчикам («Утратит ли Кипр доверие российских вкладчиков»). Поражения на выборах в Германии партии, призывавшей к ликвидации еврозоны («Что изжило себя – единая Европа или единая валюта?»), и сложностей построения новой энергетики («Бодрое начало, печальный финал»). Разброс тем действительно большой. Поэтому за деревьями происходящего важно не забывать о лесе. В этой связи особенно подробно хотелось бы остановиться на главной теперь уже экономической интриге лета. Она лишь по касательной затрагивается в журнале, фрагментом здесь, фрагментом там, но заслуживает того, чтобы дать ей систематическое изложение. Летом 2013 г. развитые страны решительно изменили стратегию своего рыночного поведения. В основе поворота – господство в информационной сфере. До этого все старались давать более-менее объективную картину ситуации в мировой экономике, откровенно, без прикрас сообщая о сложностях, с которыми сталкивается развитый мир, и перспективах успешного ведения бизнеса, преимуществах и отдаче от вложений в быстро растущие экономики. Рынок основан на доверии. Инвесторы, акционеры, биржевые спекулянты – все крайне внимательно следят за теми оценками экономической ситуации, которые генерируют СМИ, официальные структуры, политики, экспертное сообщество. На протяжении нескольких лет все они называли кризис кризисом и погружали экономику развитых стран в еще более глубокую рецессию, помогая потоку инвестиций переориентироваться на вхождение в капитал компаний быстро растущих экономик. Параллельно США, Япония, некоторые другие страны продолжали накачивать мировую финансовую систему дешевыми деньгами, значительная часть которых устремлялась на новые рынки. По различным подсчетам на осуществление мягкой монетарной политики и спасение проблемных банков за годы кризиса с 2008 по 2013 гг. было израсходовано порядка 10 трлн.долларов. В какой-то момент всё изменилось как по мановению волшебной палочки. Воспользовавшись сумятицей, вызванной в Индии, Индонезии, ЮАР, чуть ли не повсюду заявлениями об ужесточении монетарной политики, сделанными финансовыми властями США,коллективный Запад принялся разворачивать тонкий, трепетный, боязливый механизм рыночного доверия в свою пользу. Мейнстримом стало говорить об «устойчивом и высоком» ростев США, восстановлении экономической активности в Японии и Великобритании и «дружном» выходе еврозоны из экономического кризиса, рекламировать их, восторгатьсяими, при одновременной сочувственной дискредитации всего того, что происходит в быстро растущих экономиках. Методика проверенная. Как всегда, лучшее средство сокрыть истину – говорить правду. Суть подхода состоит в том, чтобы давать лишь выгодную для себя часть общей картины – вполне очевидную – и, по возможности, замалчивать другую часть – невыгодную. Естественно, с учетом цикличности рыночного механизма, после того, как экономики коллективного Запада так сильно просели, должна была начаться фаза стабилизации и подъема. Симптоматика начала подъема, пусть и очень неуверенного, в наличии. На его первых слабых ростках концентрируется все внимание. В тени оставляется то, что достигнутылишь финансовая стабилизация, частичное оздоровление финансовой системы, и то не полностью. Фундаментальные экономические характеристики не изменились. Политика жесткой экономии породила ситуацию порочного круга. Европа обречена на низкие темпы роста. Экономическая стагнация будет продолжаться до конца десятилетия. Да, спровоцированное извне бегство капиталов из развивающегося мира – та реальность, с которой столкнулось большинство быстро растущих экономик. Последствия вполне ожидаемые – удорожание доступа на финансовые рынки, стремительное удешевление национальной валюты, рост цен на импортные товары, дефицит внешнеторговых и текущих операций, увеличение нагрузки на государственный бюджет, вымывание золотовалютных запасов, усиление социальной напряженности, падение роста ВВП. Кроме того, обострение диспропорций и необходимость принятия рискованных, поспешных, не всегда эффективных мер по стабилизации положения. Но о диспропорциях было хорошо известно и раньше. О них как-то забывали. Сейчас системно вспомнили. На их освещение делается упор. Замалчивается же, что объективные преимущества быстро растущих экономик никуда не исчезли. Просто о них так же системно перестали говорить. Давайте вместе посмотрим, как эта новая геополитическая или, вернее, геоэкономическая игра, состоящая в войне за доверие инвесторов, собственников и вкладчиков,раскручивалась этим летом. Из чего состояла. Как и кем велась. Как оценивается. I Один из фронтов – защита политики, проводившейся Брюсселем и Берлином на протяжении нескольких лет и приведшей к глубокой длительной рецессии, падению ВВП, сокращению потребления и катастрофическому скачку безработицы. В своем ежегодном послании Европарламенту председатель Европейской Комиссии Мануэл Баррозу постарался представить выход из рецессии как победу политики жесткой экономии.Пытаясь подать ее евродепутатам в максимально выгодном свете, он настаивал, что она начала приносить ожидаемые плоды, ведь все предпринятые и предписанные меры были рассчитаны на среднесрочную перспективу[1]. В этом контексте он призвал проблемные страны и правящие партии/блоки строго придерживаться намеченных планов и ранее принятых обязательств. Однако не такое уже случайное совпадение состоит в том, что выход из рецессии последовал за отходом ведущих стран ЕС от проведения политики затягивания поясов и отказом от реализации радикальных, топорных, абсолютно несостоятельных и самоубийственных версий такой политики. Сама Европейская Комиссия послушно предоставила всем – Италии, Франции, Португалии, Испании, Ирландии, Греции, Кипру те или иные отсрочки и послабления в выходе на контрольные цифры сбалансированного бюджета и снижения суверенной задолженности. Но и их проблемные страны не спешат выполнять, понимая, что перегнув палку, могут повредить наметившемуся улучшению. В 2013 г. Франция должна была сократить бюджетный дефицит до 3,7% ВВП, скорректировав данное ранее обещание (читай навязанное ей обязательство) выйти на 3%. Очевидно, что Париж этого делать не будет. У него элементарно не получится. Озвученные в сентябре новые контрольные цифры – 4,1% ВВП. Соответственно, по прогнозам Минфина Франции, достижение цели в 3% ВВП отодвигается до 2015 г.[2] Но и этот прогноз – не более чем наметки. Париж надеялся, что в 2014 г. темпы экономического роста могут подняться до 1,2%. В 2013 г. они составили 0,1%. Скрепя сердце, ему пришлось признать, что они не превысят 0,9%. От многих навязанных им или планировавшихся ими мер проблемные страны отказываются. Левое правительство Италии потихоньку пересматривает налоговую реформу, начатую бывшим председателем технического правительства Марио Монти. Франсуа Олланд во Франции уступил давлению предпринимательских кругов, восставших против дальнейшего усиления налогового бремени,правда частично[3], и согласился снижать дефицит бюджета за счет сокращения его расходной части. В 2014 г. она будет урезана на 15 млрдевро.По такому показателю, как относительная величина публичных расходов, Франция далеко опережает большинство своих партнеров. Он равен 57% ВВП. За один только 2013 г. запланированное увеличение налогового бремени составило где-то около 30 млрдевро. В Греции и Португалии еще до недавнего времени политика жесткой экономии рассматривалась правящими партиями как неизбежная. Однако сейчас поддерживающих такую политику парламентариев там становится все меньше. Ряды ее сторонников продолжают редеть. В этом нет ничего удивительного. Катастрофическая ситуация с безработицей в Греции продолжает ухудшаться. По данным национального статистического агентства Греции, к июню 2013 г. безработица достигла 27,9% от общего трудоспособного населения. Год назад, в июне 2012 г., она составляла 24,6%. В мае 2013 г. равнялась 27,6%. В особенно тяжелом положении находится молодежь. Среди юношей и девушек моложе 24 лет она увеличилась до 58,8% по сравнению с 54,8% в июне 2012 г. За год 174709 чел. пополнили армию безработных (на 3 628 421 чел. активного населения при общей численности населения в 10,8 млн.).Если «тройка» опять надавит и потребует, чтобы Афины еще больше снизили зарплаты и пенсии, пишет даже такой консервативный публицист, как Роджер Коен, социального взрыва не миновать – однако ничего другого она предложить не может, поскольку дефицит фонда социального обеспечения надо закрывать: в 2013 г. он составит порядка 3,3 млрд долл. и несколько большую сумму в последующий период[4]. Но что еще более тревожно, как указывают выводы аналитического доклада, ежегодно публикуемого институтом крупнейшего профсоюза страны ГССЕ, ситуация и по прошествии четырех лет проведения политики жесткой экономии продолжает ухудшаться. К концу 2013 г. безработица достигнет 29-30%. В 2014 г. подскочит до 31,4%. Как суммируется в нем, «страна возвращается в 1961 г.»[5]. Тогда она принадлежала не к развитому, а к развивающемуся миру. На таком фоне восторги Брюсселя и Берлина по поводу выхода из кризиса выглядят, мягко сказать, несколько преувеличенными. Нельзя обойти молчанием и такой аргумент Мануэла Баррозу, как ссылку на то, что в Исландии политика жесткой экономии сработала[6]. Несомненно. Только если уж сравнивать исландский феномен с подтаявшим льдом, по которому выползает из кризиса экономика континентальной Европы, не стоит забывать такие заслуживающие внимания моменты. Исландия находится вне ЕС и не связана столь жестко его правилами. Она хозяин своей валюты, девальвация которой и проложила путь к быстрому восстановлению национальной экономики. Рейкьявик отказался компенсировать потери иностранным вкладчикам прогоревших коммерческих банков, к чему с большим опозданием приходит ЕС, посчитав, что за риск надо платить. Сняв со своего населения, со своего налогоплательщика удавку неоправданной суверенизации коммерческих долгов, он сумел выкарабкаться. За счет этого, а не каких-то мифических мер. Ежегодное обращение Мануэла Баррозу, как отмечают многие аналитики, своим стержнем имело эмоциональную защиту проводившейся ранее политики. В частности, он попытался донести до скептиков, что, понося ее, евроэнтузиасты готовят себе Аустерлиц на выборах в Европарламент в мае 2014 г. И, тем не менее, он не мог не признать, что Европейская Комиссия часто принималась за разработку законодательства, которое лучше было бы оставить в ведении государств-членов[7]. Справедливое замечание. Председатель Европейской Комиссии не мог его не сделать. Ведь об этом говорят уже не только оппозиционные партии в Германии и Нидерландах и английские консерваторы. Это вполне официальная позиция таких разных стран, как Великобритания и Нидерланды. Лондон настаивает на том, чтобы столицы дружно взялись за пересмотр распределения полномочий между институтами ЕС и государствами-членами. На референдум после предстоящих в 2015 г. парламентских выборов будет вынесен вопрос о том, оставаться ли Великобритании не в ныне действующем интеграционном объединении, а в реформированном. Правительство Нидерландов пошло куда дальше по пути конкретизации своих претензий к Европейскому Союзу. В нашумевшем докладе Тиндеманса дается длинный перечень того, что Европейской Комиссии впредь рекомендуется больше не делать. II Итак, задача номер одиндля всех тех, кто играет на стороне искусственного возвращения доверия к экономике коллективного Запада и дискредитации состояния дел в развивающихся, легко читаема. Она состоит в том, чтобы приукрасить положение в развитых странах. Это поможет перенаправить туда финансовые потоки и стимулировать деловую активность. Задача номер два – представить ситуацию в развивающихся странах еще более мрачной и безысходной, нежели она есть на самом деле. Давайте посмотрим на конкретных примерах, в дополнение к тому, что уже было сказано выше, как они решаются. На десерт оставим оценку этих усилий, намного более эффективных и в то же время разрушительных, чем обычные протекционистские меры. Камертоном в этом отношении может служить одна из редакционных статей в популярной французской газете «Монд». Она крик души. Газета вопрошает: что же вы делаете? Вы же ломаете мировую экономику. Вы подготавливаете новую волну кризиса. Вы разрушаете те самые рынки, которые на протяжении последних лет не давали вам упасть еще глубже. Но об этом чуть позже. «Рекламный ролик» о том, как здорово все складывается в США, и насколько это притягательный сейчас рынок для вложения капиталов, в концентрированном виде был прокручен 12-13 сентября на ежегодной конференции Люксембургской ассоциации инвестиционных фондов. С его презентацией выступил главный экономист «Оппенгеймер Фандз» Джерри Уэбман. Озвученные им тезисы сводятся к следующему. В пользу устойчивого мощного экономического роста США будет действовать большая группа факторов. 1. С 2007 г. прекратились капиталовложения в строительство недвижимости. Цены еще какое-то время шли вверх. Потом рухнули. Деривативы утратили ликвидность. В 2013 г. ситуация вернулась к нормальной. 2. США превратились в третьего по величине мирового производителя нефти. Через пару лет они полностью перестанут зависеть от импорта. 3. Благодаря сланцевой революции и стремительному увеличению добычи сланцевого газа резко снизилась стоимость энергии. Соответственно и издержки производства. 4. Стабилизировалась ситуация с выдачей кредитов. В период кризиса финансовые потоки пересохли. Сейчас с «водотоками денег» проблем нет. 5. Национальная экономика генерирует постоянное создание новых рабочих мест. В большом количестве. Повсеместно. Занятость растет. 6. Восстановилось потребление всех типов. Бытовое – семейных хозяйств. И связанное с циклом расширенного воспроизводства. 7. В обозримом будущем проблема соотношения величины долга и ВВП не будет больше душить экономику. Соотношение резко снизилось. Ситуация может начать ухудшаться лишь на горизонте после 2020 г. Тогда прогнозируется увеличение пенсионной нагрузки. 8. Не вызывает тревогу и рынок акций. Тренд очень хороший. Под утверждениями о вызревании нового «пузыря» и предупреждениями о том, что он неминуемо лопнет, нет серьезных оснований. Ценные бумаги американского происхождения, будь то бонды, акции, облигации, не переоценены. Есть потенциал роста их биржевой стоимости. Откат назад не ожидается. 9. Вполне удовлетворительно выглядит и демографическая ситуация. В общей структуре велика часть экономически активного населения. Таким образом, поскольку устойчивый рост американской экономики опирается на твердое стабильное основание, в нее имеет смысл вкладываться. Подтекст легко читается. Милости просим. Мы всегда рядом и вам в этом отношении поможем. Во всех других уголках планеты положение хуже. Ситуация противоречива. Рынок менее обустроенный. Риски выше. Причем намного. Единственно, надо принять во внимание, что рано или поздно Федрезерв ужесточит монетарную политику, поднимает процентную ставку, кран с дешевыми деньгами окажется перекрытым. К этому времени надо будет в обязательном порядке снизить долговую зависимость и иметь на руках достаточно ликвидности. За деловым ланчем поинтересовался у Д.Уэбмана, согласен ли он с моим диагнозом, согласно которому в его выступлении была нарисована лишь гламурная часть картины общего состояния американской и в целом западной экономики. Что вторую он припас для другой, более критичной аудитории, не терпящей, чтобы вместо серьезного сбалансированного анализа ее «кормили» бы «шапкозакидательством». Без тени смущения американский дипломат от экономики ответил, что он выступил с тем докладом, который был востребован. Который нужен сейчас. Которого все ждут. Сказать что-то иное значило бы поступить вразрез отстаиваемым и продвигаемым им интересам. Давайте вместе столь же кратко коснемся тех тем, которых уважаемый эксперт предпочел не касаться. Политическая система США находится в постоянном межпартийном цугцванге, периодически парализующем ее функционирование. Утверждение потолка задолженности и параметров бюджета каждый раз превращается в поле битвы, обескровливающей фондовые биржи и все котирующиеся на них компании. К середине сентября в казне США вообще не осталось денег на поддержание нормального функционирования государственного аппарата и выплаты по долгам. Суверенная задолженность превысила астрономическую цифру в 16 трлн. долл. Она будет и дальше увеличиваться, усиливая дисбалансы мировой экономики. Хозяйственный механизм США привык жить в кредит. Дешевые деньги развратили его. Перспектива неминуемого ужесточения валютно-кредитной политики, на которую ФРС со временем не может не пойти, страшит всех внутри США еще в большей степени, чем за их пределами. Военные авантюры подточили американскую экономику. Непомерные непроизводительные расходы измотали ее. Она перенапряглась. Некогда Штаты могли похвастаться сложившейся в стране наиболее эффективной экономической моделью в мире. Сейчас и в этом отношении они уступают многим быстро поднимающимся экономикам дирижистского типа. Список можно было бы продолжать. Но и приведенного описания более чем достаточно. В аналогичной стилистике ведется кампания и по приукрашиванию положения в экономике еврозоны и ЕС в целом. Главное – утверждается, что кризис позади. Рецессия прекратилась. Рост вернулся. Под него подведено твердое основание. Евро больше ничего не угрожает. Финансовая система стабилизирована. Через некоторое время, после создания банковского союза, она еще больше укрепится. Структурные реформы позволили существенно поднять конкурентоспособность. Деловая активность на подъеме. Деньги вновь возвращаются на якобы лучше обустроенные, более разнообразные и менее рискованные европейские рынки. Все – и обыватели, и предприниматели опять готовы больше тратить, не боясь залезть в неподъемные долги и прогореть. А значит, удалось включить автоматические механизмы, обеспечивающие переход в гораздо более светлую и радостную фазу экономического цикла, называемую экономическим подъемом. Ура, эра благоденствия и процветания возвращается. Скорее спешите этим воспользоваться. Бегите из сложного, опасного, непредсказуемого развивающегося мира, куда ушла волна кризиса. Вкладывайтесь, как и положено, в экономику еврозоны и ЕС в целом. И не забывайте, учит старожил среди министров финансов стран ЕС, глава минфина предыдущего правительства Германии Вольфганг Шойбле, если вчера было плохо, это не значит, что завтра будет хуже. Следуйте примеру Германии. Все что раньше плохо работало, можно починить. Улучшить. Рационализировать. Осовременить. Десятилетие назад Германия была «больным человеком» Европы – теперь об этом никто и не вспоминает. И Европа, следуя предложенным Берлином рецептам, проделала аналогичный путь. Германия может служить эталоном. Ей нужно подражать. У нее учиться. Действуйте так, как когда-то Германия, и все будет в шоколаде[8]. Ни в коем случае, только не так как советует Вольфганг Шойбле, предупреждают экономисты. Если следовать его рецептам, все остальные должны изучать немецкий опыт и добросовестно повторять у себя те реформы, которые десятилетие назад осуществила Германия. Ничего подобного. Не сработает. Можно даже не пытаться. Сравнение тогдашней Германии с периферией ЕС – недопустимая натяжка, извращающая реальность[9]. Периферия ЕС находится в несравненно худшем положении. Ее экономика несопоставима с германской. В начале 2000-х Берлин испытал кратковременную рецессию. Периферия находит в депрессии. Дефицит его торговых операций составил 1,7% ВВП. У Греции, Португалии, Испании Кипра он превысил 10% ВВП. У Берлина никакой критически большой суверенной задолженности, в отличие от проблемных стран Европы, не было. Сложностей с доступом к дешевым деньгам тем более. Спрос повсюду в ЕС стремительно рос, и Германия смогла быстро и успешно нарастить экспортные поставки. Ныне рынки находятся в состоянии стагнации. Это в лучшем случае. К тому же она не опасалась скачка инфляции. Берлину с ней не нужно было бороться. И безработица была на порядок меньше. Главная проблема периферии ЕС – Германия. А не что-нибудь иное. Генерируя у себя колоссальный профицит внешнеторговых и текущих операций, она экспортирует во вне слабость, банкротства и безденежье. Без устранения сложившихся дисбалансов, ничего путного ни у еврозоны, ни у ЕС в целом не получится. Вот чем надо заниматься в первую очередь. По сути, всемерным наращиванием спроса в Германии. Радикальным изменением проводимой ею экономической политики. Переплавкой ее экономической философии. Только таким образом с текущим кризисом получится справиться. Иначе никак. Иначе экспорт всего сонма указанных проблем уже в мировую экономику, т.е. в развивающиеся страны. Отрезвляющее признание. Помогающее прозреть всем тем, кто по-прежнему продолжает верить сказочкам о затягивании поясов. Кому так комфортнее. Не правда ли? В отношении каждого из приведенных выше тезисов о победе над кризисными явлениями можно сказать: «да, но…». Рецессия прекратилась, но бить себя в грудь и кричать, что гидра кризиса повержена, что трудности преодолены, и предпринятые меры переломили ситуацию, значит лишь затушевывать вторую часть объективной картины. Она состоит в том, что экономика отброшена далеко назад. Объемы производства и предоставления услуг меньше, чем в 2007 г. Безработица сумасшедшая. Большинство банков находятся в очень тяжелом положении. В реальный сектор экономики они вкладывают слишком мало, по-прежнему заботясь преимущественно о собственном выживании или занимаясь спекуляциями. Доступ средних и малых предприятий, образующих основную ткань западной экономики, к дешевым кредитам, а тем более длинным деньгам, крайне ограничен. Особенно в периферийных странах. Рынок скукожился. Стимулировать спрос пока не получается. Усилия в этом отношении многие страны, включая Францию, только начали предпринимать. Причем весьма непоследовательно. Не очень понятно, как можно получить позитивный результат, с одной стороны стимулируя спрос, а с другой облагая домашние хозяйства и бизнес непомерными налогами. Сокращение социальных программ, увольнение армии государственных служащих, снижение заработной платы и пенсионных выплат и повышение конкурентоспособности – далеко не одно и то же. Сбалансированные бюджеты – пока еще только среднесрочная цель. Государственный долг чуть ли не повсеместно, за исключением Германии и небольшой группы государств, принадлежащих к т.н. северному блоку ЕС, продолжает увеличиваться. Оптимистические настроения предпринимателей в любой момент могут смениться на противоположные. Говорить об экономическом подъеме, когда потребуются годы на решение проблемы безработицы, а экономический рост не в состоянии преодолеть планку в 1%, как-то даже неловко. Бить же по поднимающимся рынкам и быстро растущим экономикам, вытягивавшим мировую экономику из трясины на протяжении всех лет глобального кризиса, бить по тем рынкам, куда вы пытаетесь во все больших объемах направлять свои товары и услуги, не только некрасиво, но и близоруко. Это все равно как рубить сук, на котором сидишь. Или на котором собираешься устроиться. Под этим углом зрения позиция Марио Драги и возглавляемого им Европейского центрального банка выглядит явно реалистичнее[10]. В разгар анализируемой информационной кампании он прописал всем борзописцам хорошую пилюлю против преувеличений и неоправданной эйфории. Председатель ЕЦБ подчеркнул, что признаки оздоровления слишком слабы для того, чтобы Банк отказался от проводимого им курса на поддержку экономики за счет беспрецедентно низкой процентной ставки. Геополитические риски никуда не делись. Большинство членов ЕЦБ считают оптимистические оценки состояния европейской экономики преждевременными. До реального оздоровления еще далеко. Одновременно ЕЦБ объявил, что снижает свой прогноз экономического роста еврозоны в 2014 г. с 1,1 до 1%. Почему ЕЦБ занял такую позицию, легко объяснимо. Неоправданный оптимизм чреват преждевременным ужесточением условий, под которые предоставляются кредиты, доступ к которым малых и средних предприятий и так затруднен, что может нанести непоправимый удар по наметившейся тенденции к улучшению экономического климата. По аналогичным причинам и Центральный банк Великобритании воздержался от повышения процентной ставки. Оба банка приняли во внимание, что сколько-нибудь заметный рост по-настоящему наметился только в Германии и небольшом количестве других стран, образующих ядро еврозоны, таких, как Австрия и Финляндия. Да и то рост носит пока неустойчивый характер. От месяца к месяцу, от квартала к кварталу ситуация может ощутимо меняться.В том числе и в худшую сторону. За примерами далеко ходить не надо. Вот только один из них: объем заказов, размещенных германской промышленностью в июле 2013 г., вновь уменьшился. И еще один очень серьезный фактор – эффект от роста экономики Германии для остальной Европы не такой существенный, как может показаться на первый взгляд. За последние годы значительную часть своей деловой активности германские предприятия переориентировали на США и Юго-Восточную Азию. Объем кредитов, выдаваемых европейскими банками, а он считается обязательным предварительным условием любого экономического роста, продолжил снижаться. Особенно в Испании и Италии. Предприятия на периферии ЕС по-прежнему не в состоянии выбраться из порочного круга, когда им позарез нужны кредиты, однако они не удовлетворяют критериям их предоставления, поскольку зарабатывают слишком мало. Причина прежняя. Европейские банки, как и раньше, переживают не лучшие дни. Они набрали слишком много невозвратных, необеспеченных кредитов. Как считает Организация экономического сотрудничества и развития – это одна из двух основных угроз восстановлению мировой экономики[11]. Вторая, как можно догадаться, иначе ОЭСР не был бы ОЭСРом, – бегство капиталов из развивающихся стран и вызываемое им обрушение рынков. Программы помощи Греции, Ирландии, Португалии и Испании заканчиваются. Однако еврозоне и впредь придется оказывать им помощь. Без нее с экономическими трудностями им не справиться. В преддверии выборов в Германии об этом на какое-то время как бы условились не упоминать, чтобы лишний раз не будоражить немецкое общественное мнение. Но от того, что о них говорят и пишут под сурдинку, они не становятся менее острыми. Греции, чтобы выкарабкаться, потребуется дополнительно энное количество миллиардов евро. У Афин их нет. Заимодавцам придется вновь раскошеливаться. Чего они хотели бы избежать. Ирландия также рассчитывает на новые кредитные линии, для обозначения которых используется эвфемизм «сопутствующие меры», или на то, что ЕЦБ все-таки активизируется и приступит к осуществлению программы выкупа долговых облигаций – Банку предоставлены соответствующие полномочия, но к их использованию он пока еще ни разу не приступал[12]. В Португалии боятся, что дальнейшие бюджетные сокращения, и так приведшие к обнищанию значительной части населения,убьют стимулы к экономическому росту – вроде бы, он наметился. Поэтому и правящие партии, и оппозиция сделали все от них зависящее, чтобы уговорить «тройку» дать стране послабление и не настаивать на достижении контрольных цифр снижения бюджетного дефицита до 4% уже в следующем году, удовлетворившись 5 или, в крайнем случае, 4,5%. В Лиссабоне подсчитали, что очередное сокращение бюджета на этот раз на 4,7 млрд евро, чего бескомпромиссно требуют от него ЕК, ЕЦБ и МВФ, будет стоить ему падения ВВП на 5,7% и повышения суверенной задолженности со 125 до 137% ВВП[13]. А ведь уже сейчас, согласно правительственным данным, четверть населения лишена возможности нормально питаться, отапливать жилище и оплачивать его[14]. Однако «тройка» осталась глуха к мольбе самого западного европейского континентального государства. Сейчас кредитный рейтинг страны отрицательный. Она получает десятилетние кредиты на открытом финансовом рынке под 7% годовых. На таких условиях с ее долгами не выжить. Когда расхваливают достижения Испании, как-то застенчиво опускают, что в 2012 г. бюджетный дефицит страны составил 7%. В этом году Мадрид должен был сократить его до 4,5%. Не получилось. Максимум, чего ему удастся добиться, – выйти на уровень в 6,5%. Европейская Комиссия смирилась с тем, что ранее утвержденные ею контрольные цифры останутся миражом, и предоставила Испании истребованные ею поблажки. «Мы считаем, что для экономики Испании рецессия осталась в прошлом, - описывает ситуацию министр экономики Луис де Гиндос, - но это не значит, что и кризис тоже»[15]. В Италии политическая нестабильность отодвигает на второй план все остальные заботы. Действующее правительство все чаще воспринимается в качестве «хромой утки». Структурные реформы заморожены. Когда они возобновятся и возобновятся ли вообще, никто не знает. Что ждет экономику страны с триллионной задолженностью остается только гадать. Пока же все прогнозы экономического роста, если падение ВВП можно назвать экономическим ростом, пересматриваются в сторону понижения. Согласно скорректированным оценкам правительства[16], падение ВВП составит не 1,3%, как надеялись еще весной, а 1,7%. Суверенная задолженность, а именно ее собирались сокращать, подскочит до 133% ВВП. Даже если правительственный кризис удастся преодолеть, предсказывают рейтинговые агентства, в 2014 г. рост не превысит 0,5% и в 2015-2016 гг. – в среднем 0,8%[17]. Но и у тех стран ЕС, которые не числятся среди проблемных, проблем хватает.Во Франции оппозиция и рационально мыслящие экономисты устали упрекать президента страны и правительство, уверенно рапортующих о переломе, подъеме, достижениях и успехах, в том, что структурных реформ как не было, так и нет, а вот предприниматели и средний класс уже задавлены постоянно наращиваемыми налогами. Ситуация изменится только тогда, объясняет им в только что вышедшей добротной книге «Золотой век дефицитов: 40 лет французской бюджетной политики» ее автор Пьер-Франсуа Гуиф[18], когда Париж сумеет обернуть вспять многолетнюю тенденцию властей всех уровней жить не по средствам. В середине 1970-х гг. совокупный доход центральных органов власти, местных властей и системы социального обеспечения составлял 43,8% ВВП. Тратили же они все вместе 44,8% ВВП. К началу 2010-х годов доходы увеличились до 50,1%, тогда как расходы достигли 56,3% ВВП. Разрыв, таким образом, вырос с 1 до 6,1 пункта. При социалистах в этом плане к лучшему ничего не изменилось. В результате совокупная задолженность государственной администрации во Франции подскочила с 15% в 1974 г. до 95% ВВП в 2014 г. и составила около 2 трлн. евро. Вот тот фронт, на котором надо побеждать, а не где-то еще[19]. В Словении продолжает назревать банковский кризис. Правительство вновь и вновь утверждает, что справится с трудностями без посторонней помощи. Может быть, соглашаются в еврозоне, но готовятся к любым неожиданностям. По данным МВФ, на балансе словенских банков слишком много неликвида. Только что государству пришлось спасать два небольших частных банка. Им были предоставлены государственные гарантии. Это сразу же вызвало новую волну слухов. В настоящее время проводится проверка состояния первой десятки ведущих банков страны. В их число входят три главных – государственных. Результаты обследования будут известны к середине ноября 2013 г.[20] 18 сентября государственное бюро статистики Великобритании обнародовало данные, согласно которым за годы кризиса экономика, похоже, катастрофически деградировала. Почасовая производительность труда упала сногсшибательным образом. Производительность сейчас, после всех мер, предпринятых правительством консерваторов, так и не достигла уровня 2007 г. Она на 16% ниже, чем в среднем по «семерке» наиболее развитых стран. На 24% ниже, чем в Германии и во Франции. На 29% ниже, чем в США[21]. Приведенные цифры, сетуют комментаторы, могут указывать на структурные пороки британской экономики. В этом случае они ставят под сомнение ее будущее. В отраслевом срезе та же картина, плохо вяжущаяся с рекламной кампанией успехов ЕС и еврозоны. Одной цитаты, думаю, будет достаточно. «В том, что касается химической промышленности, Европа превращается в наименее конкурентоспособный регион мира», - выносит приговор глава компании «Доу Кемикл» Эндрю Ливерис[22]. Похоже, подчеркивают комментаторы, из года в год пишущие о том, что и как происходит внутри ЕС, интеграционному объединению все же придется признать, что проводимая им экономическая политика, усредняющая все и всех, пренебрегает своеобразием экономической ситуации, складывающейся в отдельных странах. Поэтому, по большому счету, она далека от оптимальной. Если разобраться, она не выгодна ни одной из входящих в него групп государств. Ее надо либо менять и очень серьезным образом, либо достраивать новыми блоками, амортизирующими разный уровень экономического развития различных регионов и то, что цикличность рыночного хозяйства проявляется в них по-разному[23]. В первую же очередь заняться лечением своей банковской системы. В этом отношении, констатируют практически все эксперты, ЕС пока сделал слишком мало[24]. Все риски, которые привели к первой волне глобального кризиса, пока сохраняются[25].Как в том, что касается устойчивости европейских банков, так и принятия мер против «эффекта домино», который может последовать в случае возможного краха крупнейших из них[26]. III Эксперты дали хлесткое, ёмкое, вызывающее определение происходящего: «начинается глобальная война за капитал»[27]. Уточнил бы только: ее сценарий пишется коллективным Западом. Один из первых пробных сценариев. Образчиком антирекламы развивающегося мира в пользу индустриально развитых стран может служить почти любая редакционная статья на эту тему французской газеты «Монд» того периода. То, насколько «странными», односторонними, заказными выглядят заверения о том, что несколько десятых процента роста в ЕС – это сказка, а в дюжину раз более мощный рост за его пределами – безусловный провал, их авторам даже в голову не приходит. Похоже, это их не волнует. Внутренняя установка задана: надо убедить всех в наличии тренда и тем самым закрепить его. Она и выполняется. Остальное не важно. Вот стандартная текстовка. «В течение нескольких месяцев на финансовых рынках планеты происходит полное, капитальное изменение парадигмы, состоящее в глобальном перераспределении финансовых потоков. Инвесторы начинают репатриировать обратно на запад свои капиталы, ранее вложенные в ценные бумаги, котирующиеся на биржах развивающихся стран, на которые они сделали ставку после финансового кризиса 2008 г. Страны БРИКС замедляются. В Китае рост снизился «всего лишь» до 7,5% во втором квартале 2013 г. В Индии обменный курс рупии не перестает падать. А темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) в 2013-2014 финансовом году (заканчивающемся 31 марта) не превысят 5,5%. В России в 2013 г. они не смогут подняться выше 2%. Наоборот, управляющие фондов обнадежены позитивными сигналами, поступающими из западных экономик. Во втором квартале Европа вышла из рецессии (с ростом ВВП в 0,3% по сравнению с первым кварталом). ВВП США увеличился на 1,7% в пересчете на год… Развивающиеся страны остаются без капиталов, в которых они так нуждаются»[28]. Цифры говорят сами за себя. Биржевые показатели с начала года выросли в США на 13%, во Франции на 10% и Японии аж на 32%. В то время как в Бразилии упали на 18%, России на 15%, Шанхае на 9% и Бомбее на 5%. За один только июнь инвестиционные фонды вывели с развивающихся рынков капиталов на 14,9 млрд евро[29].В Индии, например, «ситуация такова в течение нескольких дней, что комментаторы начинают говорить о призраке кризиса баланса текущих операций 1991 г.»[30]. В целом «климат неопределенности поменял место прописки. Он переместился с Запада на Восток»[31]. Как походя констатируют авторы «Файнэншл Таймс» применительно к одному из регионов развивающегося мира, «хаотичные скачки латиноамериканских рынков за последние месяцы подвигли некоторую часть глобальных банков уйти оттуда, где волатильность столь высока, и заняться пересмотром стратегии своей деятельности»[32]. Антиреклама положения в быстро развивающихся странах может быть более тонкой, дипломатичной, нюансированной. Есть примеры и другого порядка. Так, в своей колонке, которую он ведет в «Файнэншл Таймс», Джеймс Маккинтош, ничтоже сумняшеся называет долговые бумаги развивающихся стран «мусором»[33]. Доказательств не нужно. Он дает уже готовые оценки, выдавая их за само собою разумеющееся. Развиваемая им логика рассуждений, которая подается как фотография происходящего, примерно следующая. В прошлом долговые обязательства развивающихся стран были «мусором». Когда в 1997 г. разразился Азиатский финансовый кризис, они были «мусором». Потребовалось десятилетие на то, чтобы их надежность стала восприниматься иначе, и они получили инвестиционный рейтинг. В годы глобального экономического кризиса их вообще расхваливали в качестве спасительной гавани. Теперь, впервые после 2007 г., они вновь превратились в «мусор». Спреды между ними и американскими ценными бумагами выросли до небес. Инвесторы побежали. В 1980-ых и 1990-ых гг. ужесточение монетарной политики, проведенноеФедрезервом, и укрепление доллара имели для новых рынков катастрофические последствия. Обслуживание долгов, доминированных в долларах, сделалось неподъемным. Наступила полоса суверенных дефолтов. Сейчас, вроде бы, ситуация не так драматична. Быстро растущие экономики к волатильности рынков и падению национальной валюты лучше подготовлены. У всех есть «заначка». Но мощный экономический рост в США все равно делает их всех очень уязвимыми. Им сложно будет привлекать займы. Даже если события не будут развиваться по самому негативному сценарию, происходящее должно поубавить у инвесторов желание вкладываться в «мусор». Формально кредитные рейтинговые агентства элементарно не успели пересмотреть рейтинги. Долговые обязательства стали «мусором» по факту. От них лучше избавляться. Держаться подальше. Предпочтение надо отдавать менее рискованным бумагам. Обращают на себя внимание несколько логических передержек, намеренно допускаемых автором. Он признает, что источником негативных явлений является внешний фактор. Это непрозрачная, волюнтаристская, непредсказуемая монетарная политика Соединенных Штатов. Однако сама нестабильность рисуется им как вообще присущая поднимающимся экономикам. Он вскользь упоминает, что быстро растущие экономики защищены созданными ими стабилизационными фондами и накопленными золотовалютными резервами. Тем не менее, тут же сбрасывает их со счета как мало что значащие перед лицом экономического подъема в США. Он оговаривается, что повсюду ситуация разная. В Индии и Индонезии – одна. В Китае – другая. Но все страны все равно смешивает в одну кучу. Не важно, что где-то ничего из описанного им не происходит. Важно то, что все они принадлежат к одной группе риска. Так что делайте, мол, выводы сами. И еще один весомый аргумент в противовес тому, что утверждается автором. За Азиатским финансовым кризисом последовал мощный подъем азиатских экономик. Но акцентировать временный характер трудностей и волатильности рынков значило бы ослабить главный мессидж комментария. Он напрашивается: есть для этого основания или нет, если вы не любитель острых ощущений, уносите ноги. Или вот еще одна сценка, трафаретно разыгрываемая на страницах газет и журналов и в Интернете. В прицеле Индия. Постойте-ка. Не дай Бог. Там жесплошной ужас. Повсюду, кроме США, энергетическая зависимость от внешних поставок усиливается, особенно в ЕС, – это нормально. Япония закрыла свою последнюю атомную электростанцию, на порядок увеличила закупки нефти и газа, увела в минус внешнеторговый баланс – это явление временное. Для Индии подобное – непозволительно. Индия, как обыватель «неожиданно» для себя выяснил, на 82% покрывает свои потребности в нефти за счет импорта. По большей части поставки идут из Персидского залива. В пересчете на год дефицит торгового баланса сейчас – 191 млрддолл. Доля затрат на приобретение нефти в нем превышает половину – 109 млрд долл. Цифры «пугающие», как утверждают сочинители алармистских публикаций[34]. Они омрачают экономическое будущее страны. Такой роскоши Индия себе позволить не может. У нее, конечно, есть стратегия уменьшения зависимости. Она включает или будет включать в себя такие ключевые элементы, как активизация нефтегазоразведки, прекращение субсидирования семейных хозяйств и промышленности, развитие альтернативных источников, диверсификация поставок. Ничего другого придумать нельзя. Все страны с большим или меньшим успехом придерживаются примерно такой же стратегии. Для них это то, что надо. Но не для Индии. Ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе, -уверены недавно народившиеся Кассандры, - к лучшему ситуация не изменится. Уже сейчас Индия превратилась в крупнейшего мирового потребителя нефти после США, Китая и России. Маленькая деталь, о которой почему-то забывают. Совсем малюсенькая – увеличение потребления связано с ростом национальной экономики, увеличением производства, формированием среднего класса с гораздо более высокими требованиями к качеству жизни. Это следствие перехода страны в высшую лигу экономических гигантов. Поэтому вряд ли стоит ставить телегу впереди лошади. Однако зарисовка с энергетической зависимостью – не более чем комариный укус по сравнению с тем, как в одночасье стали рисовать общее состояние индийской экономики. Все ее недостатки вдруг вырвались наружу. Вот как они описываются, например, в одной из статей Кейс Брэдшер: «Обветшавшая инфраструктура, склеротический рынок рабочей силы, сумасшедшие цены на недвижимость и неэффективные государственные предприятия препятствовали в прошлом и препятствуют в настоящее время промышленному производству в стране, особенно ориентированному на экспорт, подняться и сделаться сильным»[35]. Столь же ласково и доброжелательно в отношении Индонезии. Если вы не в курсе, там все плохо: «темпы экономического роста снижаются, инфляция усиливается, а инвесторы крайне обеспокоены президентскими выборами, назначенными на следующий год, которые, впервые за десятилетие, приведут к передаче власти»[36]. Кроме того, спровоцированное Федрезервом США бегство капиталов произошло не просто так. Наверняка оно связано с тем, что Индонезия слишком зависима от внешних источников финансирования и с опозданием приступила к осуществлению структурных реформ. Маленькая уточняющая деталь – темпы экономического роста Индонезии в результате низкого спроса в развитых странах (!), похоже, снизятся с нынешних 6,3% до 5,25%. То есть останутся на порядок выше, чем в ЕС и развитом мире в целом. По Таиланду. Воспользовавшись возможностью дешевых заимствований, Бангкок слишком уж разошелся. Он стал чересчур много тратить на инфраструктурные проекты. Населению захотелось хорошо жить уже сейчас, а не в отдаленном будущем. Как следствие, оно набрало неоправданно большое количество кредитов. Задолженность домашних хозяйств с 55% ВВП в 2008 г. подскочило до 77%[37]. Внутренние диспропорции усилились. Назрела необходимость серьезных структурных реформ. Они запаздывают. Правительство может посылать своих эмиссаров по всему миру убеждать инвесторов в том, что с национальной экономикой все в порядке, все равно их будут встречать со здоровой долей пессимизма и недоверия. Ведь, как ожидается, темпы роста снизятся аж до жалких 4-4,5%. Можно, конечно, говорить и о жалких 4-4,5%. Но Европе бы так. В отношении всех развивающихся стран – не забудьте: если что пойдет не так, то это, прежде всего, скажется именно на них[38]. Они зона риска. Там все должники из-за обесценивания национальной валюты сразу окажутся некредитоспособными. Пускай правительства создали подушку безопасности и чувствуют себя в относительной безопасности, не важно. Все равно они сильно пострадают. На этот раз в результате скачка задолженности банков, предприятий, домашних хозяйства, которые, как ни крути, им придется спасать. А спасать из-за недоверия к национальным институтам и возможной паники вкладчиков, которую исключить никак нельзя, придется дорогой ценой. Еще один прием: естественные тенденции в мировой экономике рисуются как бьющие в первую очередь по поднимающимся экономикам. 12 сентября 2013 г. Юнктад опубликовала свой регулярный отчет о состоянии мировой экономики и торговли. Прогноз – последствия глобального кризиса все еще будут сказываться, и темпы роста мировой торговли не превысят 2,5-3,3%. Таковы факты. С ними не поспоришь. Да и бессмысленно. Это тот самый кусочек правды, о которой мы с вами говорили. Но далее следует эвристический вывод – поднимающиеся экономики делали ставку на экспортно-ориентированное развитие. Его возможности пока ещеполностью не исчерпаны. Однако их существенно поубавилось. В будущем они во многом сойдут на нет. Поэтому им будет сложнее, чем всем другим[39]. Они должны срочно менять модель развития. Опять-таки на первый взгляд, вроде бы, верно. Об этом давно уже пишут и специалисты, и дилетанты. Но ведь собака зарыта в деталях. Вспомним, европейская экономика вошла в полосу стагнации. Она продлится сравнительно долго. Макроэкономические источники быстрого поступательного роста отсутствуют. Именно для нее главный фактор выхода из кризиса сейчас – экспорт за пределы ЕС. Это мы и наблюдаем. Весь экономический успех Германии – это экспорт. Накопленный за годы кризиса профицит – под триллион евро. В значительной своей части – за счет продаж на внешних рынках. Внутренний рынок ЕС будет расти гораздо медленнее, нежели мировая экономика и мировая торговля. Это такие же непреложные факты. Значит, без развития у себя конкурентоспособной и экспортно-ориентированной экономики европейским странам не выжить.Не справиться с болячками. Не выйти на траекторию устойчивого экономического развития. Замедление роста мировой торговли и ухудшение конъюнктуры в развитом мире бьет по ним ничуть не в меньшей степени, чем по другой (большей) половине человечества. Однако только быстро поднимающимся экономикам предлагается ускоренно открывать свои рынки для проникновения на них иностранных финансов, услуг и беспрепятственного прихода капиталовложений. Понятно, кому это выгодно в первую очередь. Не стоит забывать и о том, что ряды экспортно-ориентированных экономик пополнились Соединенными Штатами Америки. Факторов, влияющих на эту трансформацию, достаточно много. США и Германия относятся к разрядутех немногих развитых стран, которым за годы кризиса удалось нарастить экспорт. Казалось бы, вывод очевиден – замедление темпов роста мировой торговли не выгодно никому. Оно бьет по интересам самых разных групп государств. Но об увеличении рисков для поднимающихся экономик докладывают обстоятельно. Об остальном упоминается лишь вскользь, по касательной, чтобы не добавлять ложку дегтя в бочку меда. Ловко вскочила на подножку набравшего скорость локомотива информационной кампании ОЭСР, объединяющая страны развитого мира. До этого она утверждала, что восстановление в США и ЕС будет медленным, нелинейным и неуверенным, а придавать скорость и толкать вперед мировую экономику, как и в годы глобального кризиса, будут быстро поднимающиеся экономики. Летом Организация поменяла свой прогноз на чуть ли не противоположный. Она заявила, что ситуация в США, Японии, Германии, Великобритании и Франции улучшается намного быстрее, чем ожидалось. Совокупный рост промышленного производства в «семерке» ведущих экономик развитого мира составил 5%, в том время, как отпуск промышленных товаров в развивающихся странах упал до 0%. Из-за ухудшения внешнеторгового баланса и бегства капиталов им придется поднимать процентные ставки, подрывая возможности экономического роста еще больше. Поэтому надежда сейчас в большей степени на «старую гвардию». До конца года рост ВВП там может подскочить аж до 2,5%[40]. Откуда взялись такие цифры, если сравнить с реальными цифрами по «семерке», приводимыми национальными статистическими агентствами, совершенно непонятно. А вот необоснованность разворота в оценках на 180% под предлогом во многом чисто конъюнктурных данных за короткий отрезок времени была продемонстрирована вновь изменившимся трендом уже в сентябре 2013 г. Правда, надо отдать должное ОЭСР, в том что касается ухудшения прогноза по Китаю, Организация сразу оговорилась, что стране, судя по всему, удается быстро справиться с возникшими трудностями, и жесткая посадка, вопреки тому, что утверждается многими экспертами, ей не грозит. Ну что ж, симптоматичная оговорка. Участники информационной кампании дружно утверждали, что поток инвестиций в Китай и другиебыстро поднимающиеся экономики разворачивается или, по крайней мере, должен поменять направление. Вот сухие цифры. По данным Министерства экономики Китая, прямые иностранные инвестиции за первые семь месяцев 2013 г. выросли на 7,09% по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. и достигли 71,4 млрд долл. Причем капиталовложения из ЕС – на 16,72% до 4,6 млрд долл. Из США – на 11,44% до 2,2 млрд долл.[41] «Призрак резкого замедления роста китайской экономики, - подводят итог своих летних «проказ» французские комментаторы, - удаляется»[42]. Показатели промышленного производства снова самые высокие. Бизнес элита чувствует себя уверенно. Надо добавить лишь, что «призрак», который углядела определенная часть западного истеблишмента, экспертного и пиар сообщества, попытавшаяся его вызывать. Но, слава Богу, безуспешно. IV Признания в том, что для выхода из кризиса развитый мир стремился и стремится переложить его тяготы на плечи развивающихся стран, встречаются редко. Но все же встречаются. В том числе на страницах рупора предпринимательских кругов, газеты «Файнэншл Таймс». «Развитые страны, постарались экспортировать свои проблемы, подбросить их поднимающимся рынкам», - констатируется в размещенной на них статье «Посткризисная политика ведет лишь к хронической стагнации»[43]. В частности, - продолжает ее автор, - они попытались запустить механизм инфляции. С его помощью предполагалось, ничего не делая, повысить конкурентоспособность и снизить стоимость задолженности, в которую вложились быстрорастущие экономики. Это дало двойной негативный результат. Вместо экономического роста развитый мир получил стагнацию. Плюс к этому развивающийся мир столкнулся с колоссальными трудностями и волатильностью. Развитый мир должен был бы снизить уровень задолженности, исправить дисбалансы, уменьшить отрыв денежной массы от реальной экономики. Но ничего этого он делать не захотел, побоявшись по политическим мотивам серьезного хирургического лечения, которое было бы в состоянии поставить мировую экономику на ноги. Он по-прежнему защищает старую экономическую модель развития, построенную на чрезмерном потреблении и жизни в кредит. Финансовые спекуляции, как и в прошлом, дают гораздо больше, чем вложения в реальный сектор. Суверенная задолженность выросла. Дисбалансы чуть снизились только из-за падения спроса. Вместо настоящих реформ, ведущих к саморегуляции, основные мировые игроки предпочли пойти по пути создания крайне сложных и путаных механизмов контроля и ужесточения регулятивной нагрузки. Более того, ЕС и США элегантно переименовали болезнь в лечение болезни. Применительно ко всему, касается ли это снисходительного отношения к увеличению задолженности или стимулирования потребления. Прогноз: результат ожидаем – годы и годы экономической стагнации. В середине сентября мировые СМИ «отошли на заранее подготовленные позиции», признав, что с какими-то выводами они, видимо, поспешили. Более того, что их скоординированный «наезд» на быстро растущие экономики не всегда опирался на проверенную информацию и беспристрастные суждения. Однако дело было сделано. К тому времени удар по доверию уже был нанесен, и многие инвесторы приняли стратегическое решение перекинуть финансовые потоки обратно на зрелые рынки. Кроме того, летний эпизод продемонстрировал, какое мощное оружие имеется в запасе у развитого мира, и что, если понадобится, те, кто делают политику, не колеблясь, им воспользуются. Тем не менее, то, что отбой был все же дан, говорит само за себя. «Сообщение о смерти развивающихся рынков оказались сильно преувеличенными»[44], - признала газета «Файнэншл Таймс», записной лоббист интересов западного мира, когда со всей очевидностью выяснилось, что пророчества, с которыми ранее выступали многие аналитики, как-то слишком уже далеки от действительности. После предупреждения Федрезерва о грядущем ужесточении монетарной политики, отмечает, в частности, один из ее авторов, все с этих рынков побежали. С мая началась бешеная распродажа акций и других ценных бумаг развивающихся стран. Однако дальнейший ход событий показал, что позиции последних ослабли в меньшей степени, нежели об этом раструбили на всех углах. Спрос на долгосрочные долговые обязательства, размещение которых состоялось в начале осени, ничуть не уменьшился. Возросла лишь их доходность. И то в разумных пределах. Так, Москва 9 сентября объявила подписку на четыре выпуска бондов на общую сумму в 7 млрд долл. Заказов поступило на 16,4 млрд долл. Правда, Москве пришлось продать бумаги со сроком погашения в 10 лет под 5,1% годовых. В конце прошлого года Россия смогла разместить их под 4,5%. Аналогичная история и с бумагами ЮАР со сроком погашения в 12 лет. ЮАР удалось собрать 2 млрд долл., хотя первоначально планировалось разместить их на общую сумму в 1,5 млрд долл. Однако Кейптауну пришлось продать их под 5,8% годовых по сравнению с 4,6% в январе 2013 г. Неплохо пошли на неделе и бонды, выпущенные Индонезией, Мозамбиком, Корейским банком развития и «ТМБ» банком Таиланда, опровергая навет о том, что развивающиеся рынки охвачены кризисом, делающим для них недоступными заимствования на свободном финансовом рынке. А после того, как Федрезерв фактически взял назад свои слова о неминуемом скором ужесточении монетарной политики, капиталы опять устремились на развивающиеся рынки. Все, вроде бы, вернулось на круги своя. Но осадок остался. И очень неприятный. Чтобы избавиться от этого и любого другого осадка, а еще лучше – вообще от плохого настроения, предлагаем вам, дорогие читатели, самый чудодейственный рецепт. Загляните в такие рубрики номера, как «Калейдоскоп», «Традиции», «Персона», «Нововведения», «Ноу-хау», «Ситуация» и др., и перелистайте помещенные в них материалы. Вы найдете в них много нового, полезного, интересного и неожиданного. Что важнее всего, вы немного передохнете, расслабитесь, может быть, даже улыбнетесь. Если же коллективу журнала удастся вернуть вам хорошее настроение, а, тем более, поднять его, это для нас послужит самым ценным вознаграждением. © Марк ЭНТИН, главный редактор, профессор МГИМО (У) МИД России Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ [1] Текст выступления см. на веб-сайтах Европейской комиссии и председателя ЕК. [2] Hugh Carnegy. France to cut back as it fails on deficit target // Financial Times, September 12, 2013. – P. 2. Такжесм. Patrick Roger. Bercypariesurunecroissance de 0,9% pour 2014. Le gouvernementprevoit 3,6% de deficit public et table surunebaissehistorique des depenses // Le Monde, 12 septembre 2013. – P. 8; Francoise Fressoz. Le piege de la “pause fiscale” // Le Monde, 12 septembre 2013. – P. 8; Patrick Roger. La fiscalitefrancaiseprivilegie la rente, pas l’investissement // Le Monde, 12 septembre 2013. – P. 8. Подробнуюраскладкусм. Patrick Roger. Impotset taxes: ce qui va changer, ce qui reste a arbitrer. Les ménages, enparticulier les famillesaisees, vont supporter l’essentiel des hausses des prelevementsobligatoires // Le Monde, 12 septembre 2013. – P. 10. [3] Des choixbudgétaires mal assumés // Le Monde, 27 septembre 2013. – P. 1; Impots: cequevousallez payer en 2014 // Le Monde, 27 septembre 2013. – P. 1; Mme Pécresse: « Nous sommes au bord de la révolte fiscale» // Le Monde, 27 septembre 2013. – P. 8. [4] Roger Cohen. Why Greece is not Weimar // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 20, 2013. – P. 8. [5] Le chiffre 27,9 // Quotidien, 13 septembre 2013. – P. 6. [6] Jose-Manuel Barroso: „Travailler 40 heures, c’est parfaitement legitime“. Interview // Le Monde, 17 septembre 2013. – P. 20. [7] Peter Spiegel. Barroso warns of threat to recovery // Financial Times, September 12, 2013. – P. 2. [8] Wolfgang Schauble. Ignore the doom-mongers – Europe is being fixed // Financial Times, September 17, 2013. – P. 9. [9] Martin Wolf. Germany’s strange parallel universe // Financial Times, September 25, 2013. – P. 9. [10] Jack Ewing. E.C.B. curbs euro zone optimism // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 6, 2013. – P. 14. [11] Ben Blend. US warned over recovery as QE3 uncertainty risks EM slowdown // Financial Times, September 4, 2013. – P. 1. [12] C’estaussi la rentrée pour la Zone euro. La Zone euro a fait sarentréevendredi a Vilnius dans un climatapaisé, meme sielleva devoir tresvites’atteler a des dossiers sensibles // Quotidien, 14-15 septembre 2013. – P. 6. [13] Claire Gatinois. Le Portugal accuse la “troika” de l’enfoncerdans la crise. Lisbonnen’a pas convaincusesbailleurs de fondsd’assouplirl’austerité // Le Monde, Eco &Entreprise, 20 septembre 2013. – P. 3. [14] E.U.’s cuts in food aid may hit Portugal hard (Reuters) // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 16, 2013. – P. 19. [15] Raphael Minder. Spain is on track to meet deficit target, official says // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 17, 2013. – P. 18. [16] L’Italies’enfoncedans la recession, a rebours de sesvoisinseuropéens // Le Monde, Eco &Entreprise, 22-23 septembre, 2013. – P. 1. [17] Claire Gatinois. L’Italies’enfoncedans la recession. Le pays a revu a la baisseses previsions de croissance. L’instabilitepolitiqueentravel’action du gouvernement // Le Monde, Eco &Entreprise, 22-23 septembre, 2013. – P. 4. [18] Pierre-Francois Gouiffes. L’aged’or des deficits: 40 ans de politiquebudgetairefrancaise. – P.: La Documentation francaise, 2013. – 240 p. [19] ПриводитсяпоGerard Courtois. “Pauvreroyaume, pauvreroi” // Le Monde, 25 septembre 2013. – P. 21. [20] C’estaussi la rentrée pour la Zone euro. La Zone euro a fait sarentréevendredi a Vilnius dans un climatapaisé, meme sielleva devoir tresvites’atteler a des dossiers sensibles // Quotidien, 14-15 septembre 2013. – P. 6. [21] ПриводитсяпоEric Albert. La faible productivite britannique suscite des questions sur l’etat reel de l’economie. La production horaire du Royaume-Uni est inferieure de 16% a la moyenne de celle des grands pays industrialisés // Le Monde, Eco &Entreprise, 20 septembre 2013. – P. 3. [22] Propos recueillis par Denis Cosnard.”Dans la chimie, l’Europe devient la zone la moins competitive au monde“. Pour le patron de Dow Chemical, Andrew Liveris, le gaz de schiste rebat les cartes dans le secteur // Le Monde, Eco &Entreprise, 20 septembre 2013. – P. 3. [23] Hugo Dixon. A tool kit for future euro crises // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 23, 2013. – P. 22. [24] La faillite qui fit chuterl’Occident // Le Monde, Economie&Entreprise, 15-16 septembre 2013. – P. 1. [25] Trichet: “Nous sommes encore dansune situation dangereuse”. Interview // Le Monde, Economie&Entreprise, 15-16 septembre 2013. – P. 3. [26] Tom Braithwaite, Patrick Jenkins. Diamond calls for bank rules shake-up. “Insufficient” progress on “too big to fail” // Financial Times, September 16, 2013. – P. 1; Bob Diamond. “Too big to fail” is still a threat to the financial system // Financial Times, September 16, 2013. – P. 11. [27] James Saft. An alarm is sounding in India // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, August 21, 2013. – P. 16. [28] Les marchés parient sur la reprise en Occident au détriment des émergents // Le Monde, Eco & Entreprise, 20 août 2013. – P. 1. [29] Clara Huet, Audrey Tonnelier. Les investisseurs parient sur la reprise en Occident // Le Monde, Eco & Entreprise, 20 août 2013. – P. 3. [30] Julien Bouissou. En Inde, la roupie atteint son plus bas historique et la Bourse dégringole // Le Monde, Eco & Entreprise, 20 août 2013. – P. 3. [31] Alain Faujas. Les Occidentaux vendent leur or, les Asiatiques se ruent dessus // Le Monde, Eco & Entreprise, 20 août 2013. – P. 3. [32] Dan Horch. Brazil banks fill void left by global giants // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 25, 2013. – P. 20. [33] James Mackintosh. The Short View // Financial Times, September 12, 2013. – P. 13. [34] Victor Mallet. India’s growing dependence on energy imports raises concern // Financial Times, September 13, 2013. – P. 3. [35] Keith Bradsher. As economy slips in India, chronic flaws are laid bare // International Herald Tribune. The Global edition of the New York Times, September 6, 2013. – P. 1. [36] Ben Bland. Indonesia faces pressure to raise rates for second time in fortnight // Financial Times, September 12, 2013. – P. 6. [37] Michael Peel. Expectations of more bond-buying boost Asian emerging markets // Financial Times, September 17, 2013. – P. 2. [38] Robin Wigglesworth. Corporate debt at risk in any new EM sell-off // Financial Times, September 17, 2013. – P. 24. [39] Shawn Donnan. Trade to remain sluggish, says Unctad // Financial Times, 2013. – P. 8. [40]ПриводитсяпоForward guidance. Main points of the OECD assessment // Financial Times, September 4, 2013. – P. 2. Такжесм. Chris Giles. G7 economies gain momentum. OECD outlook Global growth shifts from emerging markets // Financial Times, September 4, 2013. – P. 2. [41] Forte hausse des investissements directs etrangers en Chine // Monde, Economie&Entreprise, 25-26 aout 2013. – P. 5. [42] Claire Guélaud, Harold Thibault. L’accélération de la croissance se confirme en Chine // Le Monde, Economie & Entreprise, 24 septembre 2013. – P. 5. [43] Satyajit Das. Post-crisis policies offer only chronic stagnation // Financial Times, September 12, 2013. – P. 24. [44] Pan Kwan Yuk. EM debt appetite still high despite taper sell-off // Financial Times, September 14-15, 2013. – P. 15.
Актуально
no image

Для меня это первые парламентские выборы, которые я непосредственно наблюдаю в Люксембурге. С недавних пор я возглавляю здесь East West United Bank. Подготовка к досрочному избранию новых парламентариев – еще одна сторона жизни этой страны, которую я для себя с большим интересом открываю. И у меня...

Для меня это первые парламентские выборы, которые я непосредственно наблюдаю в Люксембурге. С недавних пор я возглавляю здесь East West United Bank. Подготовка к досрочному избранию новых парламентариев – еще одна сторона жизни этой страны, которую я для себя с большим интересом открываю. И у меня есть, с чем сравнивать: ранее я работала в Нидерландах и Германии. Прежде всего, разворачивающаяся предвыборная борьба в Великом герцогстве поражает миниатюрностью, и это объяснимо: территория всей страны с ее полумиллионным населением сопоставима с площадью российской столицы даже до ее предстоящего административного расширения. Еще перед началом кампании ведущие партии договариваются о предельных – весьма скромных – расходах на предвыборные баталии. Все должны иметь равные возможности. И все избиратели обязаны голосовать, иначе – штраф! Таковы здешние политические традиции, которые, на мой взгляд, весьма рациональны. Любопытно наблюдать, как политические лидеры готовятся к голосованию. В начале сентября, когда еще не были опубликованы предвыборные программы партий, их лидеры появились на люксембургской ярмарке. В окружении своих сторонников они ходили по торговым рядам, беседовали с покупателями и торговцами, пожимали им руки… В век продвинутых политтехнологий практически весь политический бомонд страны, включая премьер-министра Жана-Клода Юнкера и членов его правительства, отдали дань этой старой, как сама Европа, предвыборной традиции. Людей послушать, себя показать – где, как не на городской ярмарке, это можно сделать лучше? Но нынешние выборы отличаются от обычных. Они проводятся в непростой и для Люксембурга период, на фоне продолжающегося кризиса зоны евро, финансовых неурядиц в ЕС, банковских реформ. Для страны эти темы чувствительны, ведь страна нуждается в сохранении традиционной стабильности и твердом политическом руководстве, способном провести государственный корабль через все рифы и отмели. Кандидатов – а их 540 – выдвинули девять политических партий. Среди них – тяжеловесы и аутсайдеры, некоторые из которых весьма активны и амбициозны. Такая стартовая расстановка сил обещает широкий разброс голосов, хотя массовых переходов из одного лагеря в другой местные аналитики не ожидают. «Партия пиратов» (изначально она борется против авторских прав, но и за гражданские права в широком смысле) может отобрать часть сторонников у «зеленых», которые мечтают получить хоть небольшую порцию власти. Левые силы опираются на профсоюзные лозунги. Либералы делают ставку на личную популярность своего лидера Ксавье Беттеля, социальные христиане премьер-министра – на положительные результаты своего правления... Настроения люксембуржцев кажутся отмеченными и долей фатализма. Если верить опросам населения, то они считают Ж.-К.Юнкера самым компетентным политиком страны, хотя его соперник Кс.Беттель видится ими более симпатичным. По результатам последнего по времени политмониторинга, проведенного компанией «ТНС-Ильр», 47% хотели бы видеть нынешнего главу правительства руководителем следующего кабинета министров, но при этом 55% желали бы смены правящей коалиции. Какую коалицию они хотят? Четкого большинства опрос не выявил, но звучат предложения организовать будущее правительство без социал-христиан. Тем не менее, опрошенные (56%) при внешнем стремлении к политическим переменам считают: по итогам выборов у власти останется нынешняя коалиция социал-христиан и социалистов. При этом 51% уверены, что отстранение социал-христиан от правительства приведет к отрицательным последствиям для Люксембурга. Что произойдет в конце концов на выборах? Ждать результатов осталось недолго. Однако один из них ни у кого не вызывает и тени сомнения: Люксембург останется одним из крупнейших и самых привлекательных финансовых центров Европы. Светлана ФЕДОТОВА,управляющий директорEast West United Bank в Люксембурге №9(79), 2013
Дневник событий
no image
Полемика & Скандалы

Для семнадцати европейских компаний, занимающихся производством санитарно-технического оборудования, настало время расплаты. Европейская Комиссия еще в 2010 году призвала их к ответу по обвинению в ценовом сговоре. Бизнесмены обжаловали это требование, но, увы, в большинстве случаев безрезультатно. Больше всего досталось старинной...

Для семнадцати европейских компаний, занимающихся производством санитарно-технического оборудования, настало время расплаты. Европейская Комиссия еще в 2010 году призвала их к ответу по обвинению в ценовом сговоре. Бизнесмены обжаловали это требование, но, увы, в большинстве случаев безрезультатно. Больше всего досталось старинной германской компании «Виллеруа и Бох», которой придется раскошелиться на 71,5 миллиона евро. Это наказание за то, что потребителям годами приходилось переплачивать за её ванны, душевые кабины и водопроводные краны. Штрафы будут платить еще четыре германских компании – «Дуравит», «Ханза», «Дорнбрахт» и «Хансгроэ». Общая сумма штрафов, к уплате которых присудили 17 «грешников», достигает 622 миллиона евро. Кое-кому все же удалось доказать, что их притянули ни за что, и 200 миллионов пришлось скостить. Хотя больше похоже на то, что простили их за сотрудничество с антимонопольным следствием, то бишь, за то, что они успели заложить партнеров раньше, чем те заложат их. Штрафы были снижены французской «Алиа», «Продюи серамик де Турень», «Рока», «Тране», «Вабко Юроп», а также итальянской «Айдиэл стандард Италиа». Географически штрафники представляют ведущие страны Европейского Союза – Германию, Францию, Бельгию, Италию, Австрию, Нидерланды. Вина их в том, что на протяжении 12 лет эти злоумышленники искусственно завышали цены на свои изделия. Все было оговорено буквально до мельчайших деталей: партнеры встречались для переговоров более 250 раз. Не стоит думать, что в картельный сговор вступают только изготовители сантехфаянса. Около двух десятков германских фабрик, занимающихся производством колбас, поступили точно таким же образом. И, в конце концов, попались, хотя следствие, продолжавшееся четыре года, началось, как водится, с анонимного сигнала или, если называть вещи своими именами, доноса в Федеральное антимонопольное ведомство ФРГ. Первым зацепили фабриканта Хайнриха Нёльке из Вестфалии, изготавливающего продукцию под известной маркой «Гутфрид». Довольно скоро притянули к ответу еще 18 компаний, а позднее их число выросло до 22. Санкции против этих злоумышленников могут быть довольно болезненными. Сумма штрафа обычно измеряется 10% годового оборота. В целом со всех провинившихся могут стребовать несколько сот миллионов евро. Понятно, что такая перспектива вызвала в отрасли изрядный переполох. Томас Фогельзанг, руководитель Федерального союза германской мясной промышленности, пояснил, что многие предприятия в отрасли просто не выдержат таких штрафов. И, даже если картельное соглашение имело место, то особой злокозненностью представителей мясной отрасли оно не объясняется. Подобным же образом действуют и молочники, и производители пива, и кондитеры, и изготовители шоколада. И объясняется это тем, что, по его словам, производитель зажат между молотом и наковальней. С одной стороны на него давят владельцы крупных боен и холодильников, повышающие цены на сырье, а с другой – ритейлеры, не позволяющие повышать цены на продукцию. И куда, спрашивается, бедняку податься? Взять того же производителя «Гутфрид», лидера на рынке колбасных изделий из птичьего мяса. Дисконтные сети ведут ценовые битвы друг с другом, а за горло при этом берут опять-таки изготовителя, от которого требуют не повышать ценовую планку. Вот и приходится колбасникам довольствоваться маржей в 2%. Что и говорить, не больно-то разгуляешься при таких доходах. Но на антимонопольное ведомство такие аргументы впечатления не производят, поскольку слышат они их от всех и каждого, кого ловят за руку на ценовом сговоре. Ответ на это один: нарушения закона никакими трудностями не оправдываются – и точка. Тем более что представления об изрядной дешевизне продовольственных продуктов в Германии это, скорее, распространенное заблуждение. В последние годы цены на продукты заметно выросли. Да и статистические данные подтверждают: за съестное в ФРГ сейчас надо расплачиваться на среднеевропейском уровне. А что до штрафов, которые пустят участников сговора по миру, то и этот тезис борцы с монополизмом считают надуманным. Пока, по их словам, ни одного подобного случая не зафиксировано. Суммы штрафа подобраны с таким учетом, чтобы хорошенько напугать грешников и отбить у них охоту заниматься махинациями. Они нисколько не превышают возможности предприятий, действующих в каждой конкретной отрасли. Да и зачем бы борцам с монополизмом разрушать рынок: им-то от этого какая польза? Сергей ПЛЯСУНОВ №9(79), 2013
no image
Дневник событий

Но пока – промежуточная Если у кого и были сомнения в том, что христианские демократы и их баварские партнеры придут к финишу избирательной гонки первыми, то после триумфальной победы Христианско-социального союза на земельных выборах в Баварии их не осталось. Но...

Но пока – промежуточная Если у кого и были сомнения в том, что христианские демократы и их баварские партнеры придут к финишу избирательной гонки первыми, то после триумфальной победы Христианско-социального союза на земельных выборах в Баварии их не осталось. Но интрига выборов сохранялась совсем не в этом. Понятно было, что канцлером вновь станет Ангела Меркель, и в правительстве первую скрипку будет играть ХДС/ХСС. Но кого именно они пригласят в новый кабинет в качестве младшего партнера? Вот на этот вопрос и предстояло дать ответ избирателям. Прежние партнеры христианских демократов по правящей коалиции – либералы, которые после своего 14,6-процентного триумфа на прошлых выборах умудрились в довольно краткие сроки довести партию до полного ничтожества, потерпели в Баварии болезненный афронт. Для них вопрос встал ребром: сумеют ли они преодолеть 5-процентный барьер или в новый состав бундестага не войдут. Не сумели, показав самый позорный в своей истории результат – 4,7%. Наиболее естественного своего союзника ХДС/ХСС лишился. На обочине остались и пираты с альтернативщиками, оказавшиеся лишними на парламентском празднике жизни. Но блестящий финальный результат христианских демократов, справедливо называемый триумфом, хотя и победа, но все же промежуточная. Да, очень лестно, что партия, правившая последние четыре года, добилась прироста поддержки почти в 8 процентных пунктов. О таком одобрении избирателями своего курса любой политик грезит в сладких снах. Даже супер-старожил германского политического Олимпа Гельмут Коль – четыре срока подряд это вам не жук чихнул! – и тот от раза к разу показывал все более низкие результаты. А тут такой прорыв. Да и 40-процентный барьер – магический рубеж, на германской политической сцене свидетельствующий о подавляющем преимуществе над всеми соперниками – преодолен впервые с 1998 года. Только тогда это сделали социал-демократы под руководством Герхарда Шрёдера. Но и у них итоговая цифра была ниже – 40,9%. На этот раз «красные» (партийный цвет СДПГ) показали, что от позора прошлых выборов (23%) они несколько оправились, но 25,5% – это все же довольно жидкая поддержка. Однако расклад вышел такой, что для вхождения в правительство этого может оказаться достаточно. Да не просто для участия в кабинете, а для того, чтобы торговаться за посты с позиции силы. Вы правильно угадали – большая коалиция, повторение кабинета, правившего в Берлине в 2005 – 2009 годах в первый срок Меркель. Да, но ведь есть же еще и «зеленые»! Хотя до прежних 10,5% они не дотянули, но и 8,5% достаточно для того, чтобы сформировать с ХДС/ХСС устойчивое правительство. Этого Ангела Меркель не хочет. Пока или в принципе – знает только она. Третью политическую силу страны – Левых (их цвет тоже красный, но они не этаблированная буржуазная партия, а кошмар антикоммунистов: организация, которую те иначе как «наследницей СЕПГ» не называют, и надо же – вышла на такой уровень!) – в команду никто не возьмет: не хватит решимости для такой утраты политической невинности. Хотят ли социал-демократы в правительство? Опять в младшие партнеры? Да, но в оппозиции их деятельность избирателя не сильно впечатлила, и продолжать ту же игру они, скорее всего, не очень склонны. Сигналы с их стороны в предвыборный период поступали разноречивые, но все же можно было понять, что в ситуации вроде нынешней на переговоры с христианскими демократами они пойдут. А там видно будет. Их первый кандидат Пьер Штайнбрюк в правительство не войдет, сам об этом сказал, а вот Франк-Вальтер Штайнмайер в качестве министра иностранных дел и вице-канцлера – почему бы нет? Но вообще-то раздел постов будет процедурой непростой. Содержательно позиции обеих партий различаются не настолько сильно, а по ключевым вопросам политики и экономики и вовсе сходятся. Но вот кому что достанется, это темна вода во облацех. Христианско-социальный союз после завоевания абсолютного большинства в Баварии возьмет себе три поста – отдай и не греши. Если считать ведомство федерального канцлера, то правительственных постов будет 15. Значит, для раздела между «черными» и «красными» остается 12 постов. Социал-демократы, прекрасно понимая, что их теперь на козе не объедешь, будут требовать себе минимум пять и отнюдь не самых заштатных. И что остается в удел победителям? Шесть членов кабинета (ведомство федерального канцлера возглавит человек Меркель). Это называется «за что боролись, за что кровь проливали?» Возможно, для нужных людей разделят прежние министерства или создадут новые. Но игра в коалиционный покер только начинается, и легкой она быть не обещает. В 2005 году Меркель поймала социал-демократов на вкусную наживку, дав им восемь постов. Но на это раз такое может не сработать: «красные» потребуют пойти им навстречу в принципиальных вопросах – изменение минимальной оплаты труда, замедление роста квартплаты, какие-то аспекты европейской политики – все возможно. И все-таки несмотря на все сложности, наиболее вероятным вариантом развития событий остается движение в сторону большой коалиции. Все прочие варианты – от «черно-зеленой» коалиции до повторных выборов остаются весьма гипотетическими. Еще один интересный момент: бундестаг в новом составе будет более многочисленным. Причина – в особенностях германской избирательной системы. Каждый из 61,8 миллиона обладающих правом голоса имеет их аж по два сразу. Один он отдает за ту или иную партию, а другой – за прямого кандидата (кстати, для попадания в парламент партии достаточно взять три прямых мандата, что в свое время и сделали Левые, тогда еще Партия демократического социализма). И вот тут начинаются сложности. После реформы избирательного права, предпринятой в этом году, если одна партия получит больше мест за счет одномандатников, то и другим тоже можно добавить число депутатов – в соответствии с полученным процентом голосов. Это приведет к тому, что депутатов в новом бундестаге будет не 620, а, может быть, на 20-30 человек больше. Офисов в здании рейхстага явно может не хватить. Андрей ГОРЮХИН №9(79), 2013
no image
Дневник событий

Даже «хождение в народ» – работа премьер-министра Йенса Столтенберга рядовым таксистом в Осло во время избирательной кампании – не сумело предотвратить поражение его «красно-зелёной» коалиции на состоявшихся 9 сентября 2013 года парламентских выборах в Норвегии. Победу одержали консерваторы во главе...

Даже «хождение в народ» – работа премьер-министра Йенса Столтенберга рядовым таксистом в Осло во время избирательной кампании – не сумело предотвратить поражение его «красно-зелёной» коалиции на состоявшихся 9 сентября 2013 года парламентских выборах в Норвегии. Победу одержали консерваторы во главе с Эрной Солберг, которая и станет премьером. Как ни парадоксально, но победителем можно считать и ультраправую «Партию прогресса», которая, хотя и лишится 12 из 41 места в парламенте, потеряв треть голосов избирателей, превращается в главного союзника консерваторов в новой правящей коалиции (в неё войдут также христианские демократы и либералы). Ещё один парадокс норвежских выборов: они опровергли распространенную во многих европейских языках пословицу «От добра добра не ищут». Консерваторы обещали перемены в стране с завидным экономическим ростом в 3,2% в год, одним из самых высоких уровней жизни в мире, щедрой социальной защитой и главной общенациональной проблемой – куда девать валюту от экспорта нефти и природного газа, чтобы не вызвать ускорение инфляции. Несомненно, важную роль в победе сыграла незаживающая всенародная травма, вызванная массовым убийством молодых норвежцев Андерсом Брейвиком в июле 2011 года, которое, как признали власти, можно было предотвратить. С гораздо более радикальных позиций, чем консерваторы, выступала «Партия прогресса», ведомая Сив Йенсен, которая обещала снизить заоблачные налоги, ужесточить иммиграционное законодательство, улучшить инфраструктуру страны, увеличить расходы государства на образование и науку. Это предвещает серьёзные разногласия в правящей коалиции, ведь консерваторы не намерены отменять правило, жёстко ограничивающее ежегодные траты казны. №9(79), 2013
no image
Дневник событий

Европейская Комиссия должна обрести статус «квази-юридической высшей инстанции». Необходимо создать должность министра юстиции Евросоюза, а суды ЕС наделить правом выносить решения, обязательные для национальных правительств. С таким развернутым предложением, означающим, по сути, новый этап в переходе ЕС к федеративному устройству,...

Европейская Комиссия должна обрести статус «квази-юридической высшей инстанции». Необходимо создать должность министра юстиции Евросоюза, а суды ЕС наделить правом выносить решения, обязательные для национальных правительств. С таким развернутым предложением, означающим, по сути, новый этап в переходе ЕС к федеративному устройству, выступила известный люксембургский политик, вице-председатель Еврокомиссии Вивиан Рединг. По ее словам, все предложенные изменения подчинены одной задаче – предоставить высшим управленческим структурам ЕС полномочия для руководства правительствами стран-членов сообщества. В своем выступлении в Брюсселе в начале сентября она объяснила, что «это откроет возможности для Еврокомиссии вводить санкции против тех стран, где были нарушены фундаментальные права человека». В качестве иллюстрации таких нарушений Вивиан Рединг привела пример депортации цыган из Франции и подрыв независимости судебной системы в Венгрии, а также арест журналиста лондонской газеты «Гардиан» на основании закона о борьбе с терроризмом. В каждом из этих случаев, по ее убеждению, Брюссель мог бы сказать свое веское слово. Не менее важно, считает В.Рединг, чтобы Еврокомиссия могла регулировать такие конфликтные вопросы, как, например, право заключенных голосовать на выборах и право профсоюзов на проведение забастовок. В качестве первого шага вице-председатель Еврокомиссия видит создание механизма, позволяющего направлять официальное уведомление национальным правительствам о том, что они нарушили законоуложения ЕС. Следующим этапом должно стать изменение Лиссабонского договора, чтобы наделить Еврокомиссию полномочиями «по проведению мониторинга и введения режима санкций», а суды ЕС – полномочиями лишать страны-нарушители права голоса при решении общеевропейских проблем, а также накладывать на них штрафы. Как призналась госпожа Рединг, кстати, выпускница Сорбонны и бывшая журналистка, она отдает себе отчет в том, что такие перемены будут означать гигантский шаг вперед по пути федерализации ЕС. Она напомнила, что Соединенным Штатам Америки потребовалось 100 лет, прежде чем решения Верховного суда, основанные на 10 поправках к конституции, оказались обязательными для исполнения всеми субъектами федерации. В.Рединг не скрывала, что предлагаемые ею реформы нужно рассматривать в «широком контексте будущей трансформации ЕС в политический союз». Эта инициатива, которая наверняка найдет горячих поклонников в Берлине, где также мыслят категориями Соединенных Штатов Европы, едва ли придется по душе консервативным политикам в Лондоне. Те, напротив, поставили своей целью ослабить связи с ЕС под лозунгом «репатриации» части полномочий, которые были переданы при лейбористах от вестминстерского парламента европейским властным структурам. Тимоти Киркхоуп, депутат Европейского Парламента, представляющий консервативный лагерь, отреагировал на речь В.Рединг заявлением, что право Британии не следовать, по выбору, тем или иным установлениям Евросоюза, не подлежит обсуждению и пересмотру. По утверждению Т. Киркхоупа, планы В.Рединг «для большинства британских и большинства европейских граждан – полностью чужды и отвратительны». В этом случае позиция депутата от тори полностью совпала с мнением Найджела Фараджа, лидера Независимой партии Соединенного Королевства, который усмотрел в этой инициативе попытку поставить Британию «под тотальный контроль никем не выбранных бюрократов». Что бы ни утверждали евроскептики и убежденные сецессионисты, внутри Евросоюза много влиятельных стран и сил, нацеленных на неизбежную, как они считают, эволюцию сообщества в сторону полноформатной федерации или, на первых порах, конфедерации. Фактически Вивиан Рединг выступила от их имени, что может означать одно: тенденция к преобразованию ЕС в политический союз набирает ход. Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
no image
В фокусе

Позиция стран-членов Евросоюза по гражданской войне в Сирии при вмешательстве третьих сторон, при всей несхожести исходных интересов (например, у члена НАТО Франции, и нейтральной Швеции), была оформлена в ряде заявлений представителей исполнительных органов власти и в резолюции Европарламента. Главы МИД...

Позиция стран-членов Евросоюза по гражданской войне в Сирии при вмешательстве третьих сторон, при всей несхожести исходных интересов (например, у члена НАТО Франции, и нейтральной Швеции), была оформлена в ряде заявлений представителей исполнительных органов власти и в резолюции Европарламента. Главы МИД 28 стран ЕС на неформальной встрече в Вильнюсе 7 сентября согласовали гибкую позицию, которая отводит «решающую роль Совету Безопасности ООН в урегулировании сирийского конфликта». Министры иностранных дел ЕС, по сути, отказали США в праве нанести удар до публикации отчета инспекторов ООН о химической атаке 21 августа в пригороде Дамаска и других случаях применения химического оружия в терзаемой гражданской войной ближневосточной стране. Руководители внешнеполитических ведомств сделали акцент на том, что «только политическое урегулирование может положить конец кровопролитию в Сирийской арабской республике». Они готовы поддержать «дипломатический процесс, включая скорейшее проведение второй женевской конференции по сирийскому урегулированию». Особое мнение на вильнюсском совещании выразил посланец Франции, где низкий рейтинг популярности президента Франсуа Олланда вынуждает его искать формы «ударной возгонки». Это обычно достигается маленькой победоносной заморской войной. Есть, правда, одна внушительная преграда для начала бомбардировок французскими ВВС Сирии: по опросам, 64% граждан Пятой республики категорически возражают против войны. В этом плане у Ф.Олланда столь же незавидное положение, как и у британского премьера Дэвида Камерона, которого парламентарии из его собственной партии не поддержали, отказавшись дополнить список британских вооруженных операций за рубежом за последние три пятилетки (Сербия, Афганистан, Ирак). В итогах провального для Д.Камерона голосования в палате общин нашел отражение новый расклад настроений в обществе. Опросы показали: численность «партии войны» в два раз меньше «партии мира», причем среди граждан старше 65 лет (то есть родившихся либо в годы ВОВ, либо сразу после) число нежелающих ввязаться во внутренний сирийский конфликт, предположительно, на стороне «Аль-Кайды» и других исламистских радикалов, составило 73%. Затем, если идти хронологически, что в данном случае имеет смысл, из Брюсселя прозвучала позитивная ответная реакция на достигнутую 14 сентября между Россией и США договоренность по мирному урегулированию кризиса, в основу которой была положена инициатива Москвы передать сирийское химическое оружие под международный контроль. «Я надеюсь, что сегодняшнее соглашение откроет путь для возобновления усилий по политическому урегулированию сирийского конфликта», – заявила глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон. При этом баронесса Эштон призвала поддержать идею скорейшего проведения мирной конференции по Сирии. В том же духе высказывался и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Эти заявления последовали за обнародованием позиции де-факто президента ЕС Хермана Ван Ромпея, который в рамках проходившего в Санкт-Петербурге саммита «двадцатки» заявил, что сообщество выступает за мирное урегулирование. Это косвенно означало и отторжение планов применения силы третьими сторонами. «Не может быть никакого военного решения. Только политическое», – подчеркнул Ван Ромпей. По его мнению, необходимо посадить воюющие стороны за стол переговоров, добавив: «Россия играет ключевую роль. Риски для региона реальны, и многие другие жизни находятся под угрозой». В интервале между заявлениями Хермана Ван Ромпей и Кэтрин Эштон появились сведения, что германская разведка БНД имеет доказательства (на основе перехвата телефонного разговора, осуществленного со шпионского судна, дрейфующего у сирийских берегов), что лично Башар Асад не причастен к использованию ОМУ. Появились и другие свидетельства, указывающие на фальсификацию и провокацию, устроенную боевиками, которые были заинтересованы в обвинении Башара Асада в применении боезарядов с отравляющим газом зарином. Это означало бы, что режим Асада перешел «красную черту», проведенную еще в прошлом году президентом США Бараком Обамой, что давало его администрации идеальный casus belli. Знаменательное признание сделал в Брюсселе дипломат одной из европейских стран, пожелавший, что объяснимо, остаться неназванным: «США уже начинали войну в Ираке на основании ампулы с крахмалом, которую Колин Пауэлл (бывший госсекретарь США) демонстрировал в СБ ООН, пытаясь доказать наличие у Ирака оружия массового уничтожения. Тогда международное сообщество было обмануто. Было бы обидно повторить такую ошибку истории всего десять лет спустя». Следом, 12 сентября, европарламентарии на своем пленарном заседании в Страсбурге приняли резолюцию: ее авторы сумели впрячь в одну упряжку «коня и трепетную лань», удовлетворив как сторонников, так и противников соучастия в насильственном свержении Башара Асада. С одной стороны, документ содержал призыв к мирному урегулированию конфликта и осуждение химической атаки 21 августа в пригороде Дамаска, приветствовал предложение России о международном контроле над сирийским ОМУ. При этом подчеркивалась роль ООН как высшего арбитра при разрешении этого конфликта и нигде не было упомянуто о политической поддержке ЕС планируемой США военной акции против режима Асада. С другой стороны, резолюция Европарламента предлагала обсудить меры, которые могут быть «приняты Евросоюзом в поддержку демократических сил сирийской оппозиции». Тем самым Европарламент позиционировал себя как сторонника одной из сторон в гражданской войне в Сирии. Упоминалось о необходимости «диалога», но без указания, между кем и кем. Двойственность и противоречивость резолюции Европарламента также служит отражением расхождений внутри сообщества по поводу оказания США действенной военной поддержки в военных операциях в третьих странах. Общественное мнение практически везде настроено против войны, даже если ее можно представить в качестве акции возмездия за применение ОМУ или как «гуманитарную интервенцию». Политики ЕС, с учетом предстоящих в следующем году выборов в Европарламент, с этим считаются. Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
no image
В фокусе

Дипломатические конфликты вспыхивают легко, но гасить их приходится долго и трудно. Это подтверждает нынешний кризис в отношениях между Испанией и Великобританией по поводу Гибралтара – злополучного наследия колониального прошлого. Клочок суши площадью 2,6 квадратных мили с населением около 30 тысяч...

Дипломатические конфликты вспыхивают легко, но гасить их приходится долго и трудно. Это подтверждает нынешний кризис в отношениях между Испанией и Великобританией по поводу Гибралтара – злополучного наследия колониального прошлого. Клочок суши площадью 2,6 квадратных мили с населением около 30 тысяч британских подданных на крайней оконечности Пиренейского полуострова давно служит яблоком раздора между двумя бывшими владычицами морей. Владением Британии Гибралтар стал в 1713 году по Утрехтскому договору. Одним из условий прекращения войны за испанское наследие стало предоставление этой стратегической территории в Средиземном море в вечное пользование Лондону. Однако в договоре оказался серьёзный изъян: он не называет, какая именно сторона, британская или испанская, контролирует воды в бухте вокруг гибралтарского порта. По мере развития интеграционных процессов в Европе, военно-стратегическая роль Скалы, как ещё именуют Гибралтар, оказалась полностью утраченной. Сегодня эта территория привлекает многочисленных туристов, а также клиентов оффшорных компаний. Очередной конфликт возник минувшим летом, когда власти Гибралтара принялись создавать на шельфе искусственный риф, погружая в воду бухты Альхесирас крупные железобетонные блоки. Необходимость этого они объяснили стремлением сохранить экологию морской среды и прекратить незаконный промысел испанских рыболовных судов. Мадрид немедленно выступил в защиту «законных прав рыбаков» и ответил на действия гибралтарской администрации более строгим досмотром автомобилей при пересечении сухопутной границы, что вызвало ежедневные длинные очереди. Министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Гарсиа-Маргальо пригрозил ввести плату в размере 50 евро за пересечение границы и ужесточить налоговую политику. Гибралтар обратился с жалобой в Европейскую Комиссию. Такой же демарш предприняло и правительство Испании… Этот клочок суши остается фактически британской колонией, и местные жители – подданные Её Величества – не раз высказывались на референдумах за сохранение статус-кво. В Гибралтаре, где используется британский фунт стерлингов, работают несколько тысяч испанцев, которые тоже пострадали от «пробок», поскольку ездят на службу каждый день. Мадрид критикует «сохранение колонии в Европе в XXI веке» и не признает тамошнюю администрацию, но Лондон отказывается вести переговоры напрямую и парирует обвинение, напоминая, что у Испании тоже имеются два небольших анклава – Сеута и Мелилья, правда, в Северной Африке. Их давно и безуспешно пытается вернуть под свой суверенитет Марокко. Александр СОКОЛОВ №9(79), 2013
no image
Политика

Сепаратистские настроения охватывают всё большую часть населения Каталонии. Как показал последний опрос населения, за отделение от остальной части Испании сейчас выступают 52% жителей автономии, а за сохранение статус-кво – 24%. Это наглядно подтвердила «живая цепь», выстроившаяся 11 сентября 2013 года...

Сепаратистские настроения охватывают всё большую часть населения Каталонии. Как показал последний опрос населения, за отделение от остальной части Испании сейчас выступают 52% жителей автономии, а за сохранение статус-кво – 24%. Это наглядно подтвердила «живая цепь», выстроившаяся 11 сентября 2013 года по случаю очередной годовщины падения города Барселоны под ударами войск кастильского короля Филиппа V в 1714 году. Правительство Каталонии утверждает, что в цепь, простиравшуюся на 400 километров, выстроились, взявшись за руки, около 1,6 миллиона человек, требовавших проведения референдума по вопросу выхода из состава королевства. Эти настроения подогревает тяжелый финансовый кризис: жители одного из самых благополучных регионов страны не желают делиться доходами с более отсталыми автономиями и провинциями. Взрыв недовольства вызвало недавнее заявление министра просвещения Испании о необходимости «испанизировать молодых каталонцев». Если ещё недавно каталонские лидеры выступали за право самим определять судьбу автономии, то теперь звучит требование предоставить независимость, и с этой целью провести референдум уже в 2014 году. Такую же позицию занимает местный законодательный орган – Национальная ассамблея. Этот лозунг противоречит конституции страны, которая предусматривает возможность проведения общенационального опроса только центральным правительством. Мадрид не намерен идти на уступки, поскольку считает подобный плебисцит незаконным. В сложившейся ситуации глава регионального правительства Артуро Мас обещает превратить предстоящие в 2016 году местные парламентские выборы в фактический референдум о независимости. Однако глава испанского правительства Мариано Рахой направил ему письмо, в котором напоминает, что «связи, которые нас объединяют, невозможно разорвать, не понеся огромных потерь», и предлагает провести двустороннюю встречу для обсуждения проблем. Противники сепаратизма напоминают соотечественникам, что выход из состава королевства означал бы автоматическое исключение нового государственного образования из рядов Европейского Союза. А на вступление в ЕС ему потребуются многие годы и немалые усилия. Но охладит ли этот весомый аргумент пыл сторонников самостийности, покажет общенациональный опрос, если он всё-таки состоится. №9(79), 2013
no image
Политика

Очередное правительство Италии вновь находится под угрозой, и наибольшая опасность исходит для него от злого гения итальянской политики – миллиардера Сильвио Берлускони. Приговорённый судом более чем к двум годам за уклонение от налогов (см. «Сколь веревочке ни виться… Кавалер получил...

Очередное правительство Италии вновь находится под угрозой, и наибольшая опасность исходит для него от злого гения итальянской политики – миллиардера Сильвио Берлускони. Приговорённый судом более чем к двум годам за уклонение от налогов (см. «Сколь веревочке ни виться… Кавалер получил реальный срок», №6-8(78), 2013), С.Берлускони и его сторонники прилагают усилия к тому, чтобы не допустить изгнания магната из законодательного органа и последующего ареста. Для этого используется козырная карта Кавальере – возможность отозвать министров, представляющих его партию «Народ свободы» из правительства Энрико Летты. Иными словами, по воле одного и к тому же осуждённого политика нынешний кабинет может повторить печальную судьбу предыдущего – во главе с Марио Монти, когда С.Берлускони спровоцировал его отставку и вызвал очередной виток политической нестабильности в Италии. Таким образом, сейчас левоцентристские силы оказались перед выбором: уступить шантажу или использовать в сенате имеющийся антикоррупционный закон, который позволяет лишить С.Берлускони парламентского иммунитета и отправить этого скандального деятеля под суд. Как отмечают многие аналитики в Риме, возникла уникальная возможность навсегда избавиться от вмешательства злого гения в итальянскую политику. К этому склоняется часть правящей Демократической партии. Однако другая часть полагает, что новый политический кризис, период нестабильности и досрочные парламентские выборы причинят серьезный вред стране, переживающей большие финансовые неурядицы. Время работает на Кавальере и его сторонников. Он отбывает приговор на одной из своих роскошных вилл, поскольку в Италии преступники старше 75 лет по закону не могут быть помещены в тюрьму. Знаменитая на Апеннинах своей медлительностью бюрократия предопределила и неспешное рассмотрение его дела сенатской комиссией. Как считает большинство итальянских СМИ, решение может быть принято не ранее середины октября. Сергей ИЛЬИН №9(79), 2013
no image
Политика

Начинаются проверки подлинности дипломов, разрешат продавать просроченные продукты Правительство Греции, стремясь удовлетворить требования международных кредиторов об экономии средств для оздоровления национальных финансов и получения внешнего кредитования, вводит все новые меры для достижения этой цели. Министерство административной реформы объявило о начале...

Начинаются проверки подлинности дипломов, разрешат продавать просроченные продукты Правительство Греции, стремясь удовлетворить требования международных кредиторов об экономии средств для оздоровления национальных финансов и получения внешнего кредитования, вводит все новые меры для достижения этой цели. Министерство административной реформы объявило о начале проверки подлинности дипломов, которые предъявили чиновники при поступлении на государственную службу. Особое подозрение вызывают дипломы иностранных учебных заведений. Глава ведомства Кириакос Мицотакис назвал этот шаг премьерой, которая призвана навести порядок в этой области. Не известно, сколько госслужащих взяты на работу на основании поддельных документов. В печати появились разные данные. Так, будто бы 10% принятых на работу чиновников с 2004 под 2009 год имели фальшивые документы об образовании. Среди сотрудников муниципальной полиции не завершили положенную учебу будто бы 5-10% личного состава. Министерство опровергло эти и другие цифры, отметив, что только официальная проверка позволит назвать точные данные. В настоящее время в Греции насчитывается свыше 612 тысяч госслужащих. В соответствии с договоренностями с тройкой международных кредиторов (МВФ, ЕС и Европейский центральный банк) к концу 2015 года их число быть сокращено на 150 тысяч. До конца текущего года эта мера должна коснуться 25 тысяч человек. В частности, на каждые 5 человек, уходящих с госслужбы, должны брать одного человека на замену. Такое положение вызывает серьезное социальное напряжение. Проверка подлинности дипломов представляется как дополнительный критерий, по которому можно отправлять в отставку чиновников. Между тем, стремительное обеднение греческого населения из-за беспощадных мер экономии приводит к совершенно неожиданным последствиям. Министерство экономического развития разрешило продавать в супермаркетах некоторые продовольственные изделия с истекшим сроком годности. Речь не идет, конечно, о прокисшем молоке и тухлом мясе. Ведомство объясняет, что разрешение распространяется на те продукты, срок годности которых обозначен условно: растительное масло, овощные консервы, макароны и так далее. На них срок годности не обозначает, что после него они сразу становятся непригодными в пищу, а лишь некоторую возможную потерю качества. Например, если на этикетке написан день и месяц, до которых их надо употребить, то он съедобен еще неделю. Если указан месяц и год, то на прилавке его можно оставить на лишний месяц. А если обозначено, что товар «рекомендуется употребить до…» и далее проставлен год, то срок жизни продлевается на 3 месяца. При этом такие изделия должны продаваться на треть дешевле. Мера не распространяется на продукты, которые используют бары и рестораны. Новый кодекс вступил в силу в конце августа 2013 года и одобрен Европейским Союзом как не противоречащий его нормам по обеспечению сохранности продовольствия. Зато греки встретили реформу с возмущением, опасаясь, что их страна, где традиционно использовались первоклассные продукты, превращается в свалку просроченной пищи. Конфедерация греческих потребителей отметила, что «правительство создает в магазинах отделы для бедняков. Мы хотим снижения цен, потому что в стране они очень высоки, но не таким путем». Тревога греков объяснима. Продолжающееся введение все новых мер экономии приводят к оздоровлению государственных финансов, однако не создают условия для экономического роста, восстановления доходов людей, сокращения безработицы. Газета «Катимерини» приводит данные исследования, проведенного по заказу профсоюзов частного сектора, согласно которым существенного снижения этого показателя в Греции пока ждать не приходится. Для достижения докризисного уровня безработицы (примерно 10% самодеятельного населения) потребуется не менее 20 лет. Сейчас этот показатель составляет 27%. Он сможет опуститься ниже 20-процентной отметки не ранее, чем через 10-летие. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №9(79), 2013
no image
Иммиграция

Утечка квалифицированных кадров из Британии имеет устойчивый характер, установил Департамент национальной статистики. Британия теряет ежедневно по 400 граждан, уезжающих в поисках лучшей доли на чужбину. Причем кривая на этой диаграмме все время ползет вверх. Находят работу по специальности за рубежом,...

Утечка квалифицированных кадров из Британии имеет устойчивый характер, установил Департамент национальной статистики. Британия теряет ежедневно по 400 граждан, уезжающих в поисках лучшей доли на чужбину. Причем кривая на этой диаграмме все время ползет вверх. Находят работу по специальности за рубежом, в основном, инженеры разного профиля, особенно связанные с аэрокосмической отраслью, а также представители вольных профессий, называемые ныне креативным классом. Тревожная тенденция только окрепла во время правления коалиционного правительства Камерона-Клегга: количество отъезжающих выросла на одну пятую, достигнув в прошлом году 154 тысяч. Сейчас за пределами королевства обитают постоянно примерно 1 миллион 280 тысяч верноподданных, обладающих университетскими дипломами, что значительно превосходит аналогичную статистику по утечке умов других стран. Для США эта цифра составляет 400 тысяч, для Германии – 865 тысяч. Комментируя эти ошеломляющие сведения, Ник де Буа, секретарь «Комитета 1922», своего рода консультативного органа заднескамеечников из парламентской фракции тори, призвал сделать все возможное, чтобы удержать цвет нации от бегства из островного отечества. «Мы живем в очень мобильном мире, в условиях глобального по охвату рынка, и люди могут посмотреть вокруг и решить для себя, куда они хотят отправиться, – сказал депутат от консерваторов. – Меня беспокоит то, что люди ставят свои личные интересы на первое место и обращают свои взоры за пределы Европейского Союза». Действительно, наибольший поток британских эмигрантов устремляется ныне в страны Ближнего Востока, где добывают нефть и газ, а также в китайский Гонконг. Велика доля тех, кто мечтает переселиться на дальние берега, в Австралию. Причины переезда, по мнению Ника де Буа, сводятся к обретаемому на чужой стороне материально-финансовому благополучию – «за морем житьё не худо», и возможности дать детям качественное образование. Парламентарий из партии Камерона явно не высоко ценит британскую начальную и среднюю школу. Однако насколько исчерпывающий перечень мотивов предлагает Ник де Буа? Только ли в этом дело? На латвийском сайте «Фрисити» размещены симптоматичные высказывание, судя по всему, бывших граждан Латвии, у которых родной язык русский, перебравшихся на ПМЖ на Британские острова. Приведу всего три примера. Автор под ником noahpetshop: «Похоже, что мы теряем очень талантливых людей, а взамен получим цыган!» Или некий gelert: «Мы теряем квалифицированных профессионалов, а на их место приходят иждивенцы из ЕС, фальшивые просители убежища и беженцы из третьего мира». Самое пронзительное откровение поступило от рецензента с ником boudicca: «Если бы я был моложе, я бы уехал. Британский истэблишмент и ЕС уничтожили все, что было хорошего в Великобритании. Если вы достаточно молоды, чтобы начать жизнь в Новой Зеландии, Австралии или Канаде, зачем оставаться в этой сверхдорогой, сверхналогооблагаемой, сверхпереполненной мультикультурной чертовой дыре, которую создали либералы-лейбористы-консерваторы». Можно воспринимать эти крики души бывших соотечественников «с щепоткой соли». С долей скепсиса. Но понятно, что не всё благополучно в стране, некогда отчаянно оберегавшей милую патриархальность «доброй старой Англии» и удачно сочетавшей позывы к «перестройкам» с охранительным инстинктом, который советовал им всегда поспешать медленно. Их дальние родственники по другую сторону Атлантики в одном из опросов определили, в чем принципиальное различие и почему поток эмигрантов устремляется в США: «В Силиконовой Долине, если вы потерпите неудачу, вас спрашивают, что вы будете делать дальше, а если преуспеваете, то вас поздравляют. В Великобритании, если вы потерпите неудачу, они хихикают, а если вы преуспеваете, то они царапают вашу машину»… Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
no image
Иммиграция

Пугающий британских обывателей призрак пресловутого «польского водопроводчика», который будто бы отберет рабочие места местных жителей, становится, похоже, жупелом и в Нидерландах. Впрочем, в этой стране опасаются массового наплыва не столько польских, сколько румынских и болгарских иммигрантов. В Нидерландах, по официальным...

Пугающий британских обывателей призрак пресловутого «польского водопроводчика», который будто бы отберет рабочие места местных жителей, становится, похоже, жупелом и в Нидерландах. Впрочем, в этой стране опасаются массового наплыва не столько польских, сколько румынских и болгарских иммигрантов. В Нидерландах, по официальным данным, выходцы из Восточной Европы образуют 7% занятых в сфере услуг и 12% – в выращивании цветов, овощей и фруктов, которые голландцы экспортируют во многие страны мира. Иммигранты согласны работать за гораздо меньшее вознаграждение, чем коренные жители, что вызывает резкие протесты местных профсоюзов и способствует росту популярности ультраправых радикалов во главе с их вождём Гертом Вилдерсом. Проблема обостряется по мере приближения этапной даты: 1 января 2014 года истекает срок запрета на официальное получение работы жителями Болгарии и Румынии в Западной Европе. Временное ограничение было введено из опасения, что выходцы из обоих государств якобы представляют наибольшую угрозу спокойствию и внутренней безопасности населению ЕС. У многих голландцев сложилось весьма неприятное впечатление о поляках, которых насчитывается в стране от 110 до 170 тысяч человек. Но ещё худшей репутацией пользуются румыны, якобы с огромным трудом интегрирующиеся в местное общество, а также болгары, которые ассоциируются с коррупцией. Чуть ли не ужас вызывают болгарские турки, уже обосновавшиеся в Нидерландах. Масла в огонь подливает прогноз Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР), согласно которому с 1 января 2014 года ряды иммигрантов пополнят около 900 тысяч человек. Правда, речь идёт о территории всего ЕС. Однако у страха глаза велики, особенно в маленькой Голландии, в которой впервые растёт безработица (см. «И в «клубе богачей» затягивают пояса»). №9(79), 2013
no image
Нововведения

Тяжелые времена настают в Италии для неплательщиков налогов: правительство Энрико Летты начало использовать для борьбы с этим злом «расходомер» – специальную информационную программу, способную сопоставлять доходы и повседневные траты жителей Апеннинского полуострова в течение года. Если вторая статья личного бюджета...

Тяжелые времена настают в Италии для неплательщиков налогов: правительство Энрико Летты начало использовать для борьбы с этим злом «расходомер» – специальную информационную программу, способную сопоставлять доходы и повседневные траты жителей Апеннинского полуострова в течение года. Если вторая статья личного бюджета превышает первую более чем на 20%, инструмент борьбы с уклонистами сигнализирует финансовой гвардии (аналог налоговой полиции). Программа уже проводит мониторинг расходов и поступлений налогоплательщиков, начиная с 2009 финансового года. По масштабам теневой экономики и уклонения от налогов Италия остается одним из лидеров в Европейском Союзе. Как отмечается в недавнем докладе Еврокомиссии, Риму следует безотлагательно изменить ситуацию, при которой на теневую экономику приходится около 27% ВВП, что означает ежегодную потерю в виде налогов до 180 миллиардов евро. В Италии, как и в других странах ЕС, до сих пор контролировались декларируемые доходы, а не расходы граждан. Но такой метод давно доказал свою неэффективность, поскольку эффективного контроля избегает огромная масса наличных денег, например, получаемых за сдаваемые в аренду квартиры и дома. Или переведённый в зарубежные банки «безнал». Итальянские власти намерены ограничить тысячью евро платежи наличными – с нынешних 2500 евро. Однако не секрет, что эффективность этого невелика, ведь можно разделить платёж на мелкие «порции». Отметим, что в Испании этот лимит установлен в 2500, а во Франции – в 3000 евро. Разумеется, в сети новой информационной системы будут попадаться, по выражению официального представителя финансовой гвардии, «лишь самые наглые неплательщики» налогов. К тому же немало состоятельных итальянцев, которые вообще никогда не подавали декларации и поэтому не числятся в соответствующих списках. Тем не менее, в 2012 году удалось выявить более 8600 «мёртвых душ». Благодаря ужесточению фискальных мер, в прошлом году, еще до введения в действие «расходомера», властям удалось пополнить казну 12 миллиардами евро. Электронный инструмент, как надеются в Риме, позволит установить десятки тысяч уклонистов. Брюссель выражает растущую озабоченность расширением масштабов теневой экономики и уклонения от налогов в государствах ЕС. По оценке Еврокомиссии, эти явления усиливались по мере углубления финансового кризиса. В результате сейчас бюджеты стран еврозоны каждый год теряют в совокупности около одного триллиона евро. Игорь ЧЕРНЫШОВ №9(79), 2013
no image
Нововведения

В Альпийской республике объявлен конкурс на «обновление государственного гимна». Инициаторы этого решения подчеркнули, что текст должен отражать «дух новых времён», а в мелодии угадываться нотки старого гимна. Особо оговаривается, что основой нового текста должно стать введение к конституции Швейцарской Конфедерации....

В Альпийской республике объявлен конкурс на «обновление государственного гимна». Инициаторы этого решения подчеркнули, что текст должен отражать «дух новых времён», а в мелодии угадываться нотки старого гимна. Особо оговаривается, что основой нового текста должно стать введение к конституции Швейцарской Конфедерации. Конкурс продлится до конца июня 2014 года. Специальное жюри назовёт победителя во второй половине того же года, а на утверждение правительства проект будет вынесен лишь в 2015 году. Нынешний швейцарский гимн сочинил Альберт Цвиссиг в 1841 году. Используются версии текста на четырёх государственных языках – французском, немецком, итальянском и ретороманском. Новый гимн также должен быть написан на этих языках. №9(79), 2013
no image
Нововведения

Разные комфортные новинки могут украшать парижскую подземку, такие как светодиоды, но одного технологического постмодернизма недостаточно, чтобы улучшить стародавний изъян: малоприятные запахи. Метро в «городе света» повидало всякое. Невольно вспоминается пассаж из «Парфюмера» Зюскинда: «Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы...

Разные комфортные новинки могут украшать парижскую подземку, такие как светодиоды, но одного технологического постмодернизма недостаточно, чтобы улучшить стародавний изъян: малоприятные запахи. Метро в «городе света» повидало всякое. Невольно вспоминается пассаж из «Парфюмера» Зюскинда: «Улицы воняли навозом, дворы воняли мочой, лестницы воняли гнилым деревом и крысиным пометом, кухни – скверным углем и бараньим салом; непроветренные гостиные воняли слежавшейся пылью, спальни – грязными простынями, влажными перинами и остросладкими испарениями ночных горшков». Нет, ни с чем подобным парижская подземка не сравнится, но более чувствительное обоняния наших современников, чем они отличаются от жителей средневекового города на Сене, заставляет их брезгливо морщить нос и выражать свое отторжение отсутствием благостных запахов. Атмосфера сегодняшнего метро явно не соответствует ожиданиям, как местных жителей, так и мириад туристов, наполняющих этот легендарный мегаполис. Принято было считать, что это проклятие чуть ли не вечно, что дурные запахи въедливы, вездесущи, неистребимы. Последнее было дерзко оспорено. Долой вонь! Под таким жизненным девизом намерен в ближайшие пять лет трудиться, не покладая рук, Пьер Монгин, глава компании АОПТ – «Автономный Оператор Парижского Транспорта», которая ведает не только метро, но также всеми городским автобусами. За ближайшую пятилетку месье Монгин намерен израсходовать 70 миллионов евро, чтобы провести тотальную чистку подземки. Уже начиная с октября, каждый месяц будет проводиться 3400 проверок на соблюдение строгих стандартов чистоты и порядка. Этим займутся 1000 сотрудников с соответствующей квалификацией и полномочиями. Дополнительно 40 миллионов евро выделяется на программу по предотвращению протечек сточных вод, который регулярно просачиваются на территорию 70 станций. Они добавляют неприятный привкус воздуху, покрывают плесенью стены и делают влажным пол круглые сутки. Месье Монгин обещает, что уже через 18 месяцев перемены станут ощутимыми. Парижское метро заблагоухает. Фронт работ, правда, впечатляет: предстоит обеззаразить 1000 поездов, а также квадратуру и кубатуру 360 станций. Но благородная цель не может не вдохновлять. Вадим ВИХРОВ №9(79), 2013
feliks
Персона

Люксембургский принц выбрал себе жрицу любомудрия Принц Феликс, второй сын великого герцога Анри, правителя Люксембурга, будучи не наследным принцем, а только вторым в очереди на занятие трона, может позволить себе больше, чем старший брат Гийом. Меньше бремя обязанностей. Больше времени...

Люксембургский принц выбрал себе жрицу любомудрия Принц Феликс, второй сын великого герцога Анри, правителя Люксембурга, будучи не наследным принцем, а только вторым в очереди на занятие трона, может позволить себе больше, чем старший брат Гийом. Меньше бремя обязанностей. Больше времени для раздумчивой и осмысленной жизни. Вот и сочетался 29-летний Феликс браком со своей избранницей, 28-летней Клэр Ладемахер, только двенадцать лет спустя после знакомства. Впервые они встретились взглядами в 2001 году в швейцарском колледже, где оба получали среднее образование. Через одиннадцать лет объявили о помолвке. Проверка чувств заняла немало времени, но зато есть гарантия, что возникла крепкая ячейка общества, которая так просто не атомизируется. Свои матримониальные связи молодые люди скрепили в ходе двух торжественных церемоний: светской и религиозной. Первое ритуальное действо состоялось в отеле «Вилла Ротшильдов» в Кенигштайне, что рядом с родным городом невесты – Франкфуртом, поскольку, как пояснил в интервью люксембургскому изданию принц Феликс, «такова традиция – свадьба играется на родине невесты». К тому же, подчеркнул принц, это и дань уважения родителям невесты – Хартмуту и Гарбиеле Ладемахер. Ценное признание. Род Ладемахеров нигде не пересекался с носителями голубой королевской крови. Клэр – простолюдинка. Другое дело, что в последние годы никто из венценосных особ на это не обращает внимания, кроме ревнителей традиций. К тому же принц Феликс взял в жены отнюдь не бесприданницу – папа Хартмут преуспел в телекоммуникационном бизнесе, числится магнатом, владеет и распоряжается миллионами. Вместе с тем, никто горстями не кидал медяки в толпу. Поднаторевшие в светской хронике репортеры особо отметили, что церемония в Кенигштайне была обставлена чуть ли не с демонстративной скромностью. Невеста была в неброском белом наряде (юбка выше колен), в кремовых туфлях и изумрудных (аквамариновых) серьгах, что дерзко гармонировали с оранжевым галстуком жениха. И вокруг только близкие родственники. Более пышно было обставлено субботнее венчание в часовне Сен-Мари-Мадлен-де-Сен-Максимэн-ла-Сент-Бом на юге Франции, куда пригласили более 350 гостей. Затем принц Феликс сдержал обещание: увез свою благоверную в тайное место, где они проведут медовый месяц. Это была интрига и вызов для всех папарацци. Как поведал принц одной из газет Люксембурга, «на следующий день после венчания мы уедем в свадебное путешествие, всю организацию медового месяца я взял на себя. В нашей семье есть традиция – держать втайне от невесты место проведения медового месяца и раскрывать секрет за несколько минут до прибытия». Контраст со свадьбой принца Гийома чуть менее года назад впечатляет. Никто не вывешивал государственный триколор. Никто не штамповал в массовом порядке сувениры на память о бракосочетании. Никто не сочинял хвалебную оду в честь новобрачных. Можно предположить, что дело не только в статусе принца Феликса, сколько в желании молодых не выказывать на людях свою «особость», обусловленную как фактом рождения, так и благорасположением звезд. Рискну предположить, что сказались также прирожденная интеллигентность и благоприобретенная интеллектуальность молодой пары. Принц Феликс занимается биоэтикой, кроме родного люксембургского языка свободно говорит на французском, английском, немецком и итальянском (изучал также испанский). Клэр – немка, выросшая в США, – не меньший полиглот: помимо немецкого, владеет английским и французским. Сейчас пишет докторскую диссертацию на итальянском языке в Римском университете на тему «Этические аспекты применения донорских органов». После медового месяца молодые поселятся в Провансе. Займутся семейным бизнесом – виноградарством. Связь с землей. Провинциально размеренный темп жизни. Буколическая идиллия. Нет, не случайно имя Клэр означает «яркая, нежная, сияющая», а Феликс переводится как «счастливый». Владимир МИХЕЕВ
no image
Персона

В 2014 году «невыносимый» бельгиец снова будет у всех на устах Таинство воскрешения одного из самых колоритных из выдуманных детективов всех времён и народов случится уже в следующем году. В книжных магазинах должна появиться растиражированная фантазия английской поэтессы и писательницы...

В 2014 году «невыносимый» бельгиец снова будет у всех на устах Таинство воскрешения одного из самых колоритных из выдуманных детективов всех времён и народов случится уже в следующем году. В книжных магазинах должна появиться растиражированная фантазия английской поэтессы и писательницы Софи Ханны, получившей лицензию на оживление яйцеголового, в меру упитанного толстяка в лакированных кожаных туфлях, в жилетке, надеваемой им даже в несносную жару на месопотамских раскопках, с кошачьими глазами и высоким самомнением. Возрадуемся: Эркюль Пуаро, своеобычный клон Шерлока Холмса, один из главных персонажей королевы детективов Агаты Кристи, закрутившей вокруг него сюжетные линии 33 романов и 51 рассказа, вернется во всем блеске своего аналитического и в меру язвительного ума в новой фабуле, изобретаемой Софи Ханна. Это случится 93 года спустя после триумфального появления Пуаро в романе «Загадочное происшествие в Стайлзе», вышедшем в 1920 году, и через 38 лет после того, как в романе «Занавес» Агата Кристи решила завершить биографию своего детища. Теперь ожидаем реинкарнации Пуаро. Для столь дерзкого начинания у Софи Ханна есть, по меньшей мере, три обоснования. Во-первых, ее литературное чутьё и мастерство вне всяких подозрений. Начинавшая как стихосложительница, она опробовала свое перо во многих жанрах, испытав затем нежную привязанность к криминальной драме. Софи Ханна – автор восьми произведений в жанре детектива, в частности, «Маленькое личико» (2010), «Солнечные часы» (2010), «Домашняя готика» (2011), «Полужизни» (2011). В 2004 году ее включили в список Next Generation P oets, составляемый «Обществом поэтической книги», а ее произведения вписаны в программу выпускных экзаменов продвинутого уровня по всей Британии. Во-вторых, Софи Ханна, что называется, в теме. По ее признанию, «писать книгу о Пуаро – всё равно, что писать о ком-то, кого я очень хорошо знаю. Я перечитывала все книги о нём по несколько раз, и не стала бы брать на себя роль какого-либо другого писателя». Софи Ханна говорит, что именно Эркюль Пуаро и мисс Марпл подвигли ее на то, чтобы посвятить большую часть своего творчества именно детективному жанру. Замысел детектива она вынашивала целых два года, осознав, что никак не сможет гармонично поместить сюжетную канву в рамки современности. И тогда она надумала примерить фабулу к персонажам стародавней эпохи. Наконец, индульгенцию на написание ей выдал обладатель всех прав на использование имени Эркюль Пуаро как бренда, – Мэтью Притчард, внук Агаты Кристи. Главным аргументом, по мнению Притчарда, который мог бы убедить его бабушку согласиться на то, чтобы оживили бельгийца, служит гарантия всплеска интереса среди читающей публики к её творческому наследию, насчитывающему в общей сложности 80 романов и рассказов. При всей весомости этот довод меркнет на фоне рекордной популярности книг Агаты Кристи, которые вышли тиражом более одного миллиарда на английском языке и еще одним миллиардом на других языках. По тиражируемости Агата Кристи уступает только Библии и Шекспиру. Стоит напомнить, что крестная мать Пуаро не больно-то держала его в чести. Агата Кристи называла его никак иначе, как «невыносимый» бельгиец. Она наделяла его образ такими уничижительными характеристиками, как «мерзкий, напыщенный, утомительный, эгоцентричный, малоподвижный». Что не помешало публике сделать Эркюля Пуаро если не предметом своего обожания, то объектом крайнего живого и эмоционально окрашенного любопытства. Поклонники смакуют деталь, раскрывающую его сущность педанта: на его банковском счету всегда было 444 фунта 4 шиллинга 4 пенса. Его кончина, оформленная в романе «Занавес» 1975 года (за год до смерти самой Агаты Кристи), стала событием резонансным, и даже «Нью-Йорк таймс» сочла необходимым на первой полосе поместить некролог: «6 августа 1975. Умер Эркюль Пуаро, известный бельгийский детектив». Литературный агент Джонни Геллер уверен: детективная история, что начинает прописывать в деталях Софи Ханна, станет громкой сенсацией. Писательница уже составила подробный план на 100 страницах. Дело за малым: нанизать на витиеватую фабулу персонажи, картинки, диалоги. Любителей аутентичности и ностальгии может огорчить то обстоятельство, что среди действующих лиц не будет ни капитана Артура Гастингса, ни старшего инспектора Джеппа. Остается надеяться, что их отсутствие будет компенсировано залихватским сюжетом и достоверным обликом самого Эркюля Пуаро. Софи Ханна клянется, что аутентичность образов, ситуаций и языка будут для нее определяющими: «Я рассматриваю каждое слово, созданное Агатой Кристи, почти как священное писание, и поэтому я не позволю себе никаких вольностей». Да, книгочеям есть что предвкушать. Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
Тенденции & прогнозы
no image
Тенденции & прогнозы

С осенью в маленький Люксембург пришла предвыборная кампания. Ее залпы могут затеряться в канонаде аналогичных баталий, гремевших на весь мир в соседней Германии, однако значение происходящего в великом герцогстве относится к числу событий большой важности в европейской жизни, да и...

С осенью в маленький Люксембург пришла предвыборная кампания. Ее залпы могут затеряться в канонаде аналогичных баталий, гремевших на весь мир в соседней Германии, однако значение происходящего в великом герцогстве относится к числу событий большой важности в европейской жизни, да и не только в европейской. Разумеется, большинство избирателей интересуют не глобальные последствия голосования, а то, на каком уровне комфорта они будут дальше жить, сколько зарабатывать, какие перспективы у их детей, что будет с образованием, транспортом, здравоохранением... Это нормально и так происходит везде. Но в данном случае ставки гораздо выше простых вещей, которые лежат на поверхности предвыборных схваток. Речь идет, по сути, об определении будущего Люксембурга как одного из крупнейших финансовых центров. Исходные позиции можно обозначить так. Один из самых влиятельных в ЕС политиков, люксембургский премьер-министр Жан-Клод Юнкер в январе 2013 года покинул престижный пост председателя Еврогруппы, решив сосредоточиться на внутренних проблемах своей страны. Еврогруппа объединяет министров финансов стран зоны евро (глава правительства Люксембурга занимает пост министра казначейства по совместительству) и, по сути, определяет генеральную линию для единой европейской валюты, которая сейчас переживает не лучшие времена. Глава этого клуба еврофинансистов автоматически становился одним из самых влиятельных людей в ЕС. Но, сосредоточившись на Люксембурге, глава правительства тотчас оказался задетым довольно банальным и нелепым скандалом, в котором замешаны спецслужбы. Кабинет ушел в отставку, были объявлены досрочные парламентские выборы, в ожидании которых Ж.-К.Юнкер и его правительство занимались ведением только текущих дел. Сейчас о поводе досрочного роспуска парламента и не вспоминают. Не зацепил общество и другой инцидент, случившийся в конце лета, и связанный, возможно, с контрабандными сигаретами из Люксембурга в Иран. История банальная, но потенциально гремучая, однако скандала не получилось. Но почему такие истории всплыли именно сейчас, под сосредоточение власти на внутренних проблемах, под выборы? А, собственно, какие это проблемы? Люксембург – одна из самых процветающих стран Европы и даже мира, подданные великого герцога зажиточны, страну особо не трясет кризис. Видимо, именно это благополучие, точнее, фундамент, на котором оно зиждется, и лежит в основе происходящего. Фундамент этот называется люксембургский финансовый центр. Именно он обеспечивает богатство страны, является основой ее экономики. Именно эффективная банковская система, привлекающая средства вкладчиков и инвесторов из стран ЕС и со всего мира, не дает покоя менее успешным конкурентам. К этому надо добавить и развернутую ЕС и США кампанию против либерального банковского законодательства некоторых стран и территорий и вывода капиталов из-под налогообложения. В результате речь идет о демонтаже института банковской тайны. С 2015 года Люксембург должен будет обмениваться банковской информацией с налоговыми органами внутри «двадцати восьми», а также предоставлять ее американцам в рамках Foreign Account Tax Compliance Act. Именно ради сохранения в новых условиях Люксембурга как одного из банковских центров мирового уровня Ж.-К.Юнкер и покинул Еврогруппу, где бессменно председательствовал с 2005 года, с момента ее создания... Обеспечение сохранности финансовых возможностей Люксембурга, их развитие становится главной задачей для страны, если она хочет остаться на плаву. Для этого сейчас ей больше, чем когда бы то ни было, необходима компетентная власть и политическая стабильность. Все финансовые условия для успешного решения этой задачи у Люксембурга есть. Судите сами. Государственный долг страны, по данным Международного валютного фонда, составляет 21% ВВП при норме 60% для стран еврозоны, которую мало кто сейчас из них выдерживает. У Франции, например, она составляет почти 90%, у Германии превышает 83%, у Австрии – 74%... За пределами этой группы государств упомянем Швейцарию (46,7%) или США (более 107%). При этом международные рейтинговые агентства сохраняют за Люксембургом все более редкий по нынешним временам высший кредитный балл – ААА. Люксембургский финансовый центр опирается на пять основных направлений деятельности: управление имуществом; управление активами и инвестиционные фонды; корпоративные финансы и международное кредитование; страхование и перестрахование; структурированные финансы. В сочетании с четкой системой надзора и соблюдением международных норм и стандартов это обеспечивает страну мощным инструментом для работы в трансграничной финансовой сфере. По данным «Глобального индекса финансовых центров» (GFCI), изучающего 79 из них, маленький Люксембург поднялся в 2013 году на 6 позиций и занял 18-е место. Более того, международные эксперты называют его в числе немногих (там значатся еще Сингапур, Шанхай, Гонконг, Сеул, Торонто и Сан-Паулу), значение которых будет возрастать. Бороться есть за что. Уверенное политическое руководство в сочетании с креативным и профессиональным финансовым сектором в состоянии провести Люксембург через бурные воды банковских реформ в интересах страны и ее клиентов. Алексей СТРАШЕВ №9(79), 2013
no image
Комментарий

Тактика балансирования между Евросоюзом (и Западом в целом) и Россией, которую наиболее последовательно применял Леонид Кучма в пору своего президентства, приносившая вполне весомые плоды в прежние годы, смотрится ныне как ветхозаветное писание, не укладывающееся в строгий строкаж Твиттера. Умение сидеть...

Тактика балансирования между Евросоюзом (и Западом в целом) и Россией, которую наиболее последовательно применял Леонид Кучма в пору своего президентства, приносившая вполне весомые плоды в прежние годы, смотрится ныне как ветхозаветное писание, не укладывающееся в строгий строкаж Твиттера. Умение сидеть одновременно на двух стульях становится ненужным навыком и даже чреватым падением оземь. Этот цирковой номер уже напоминает трюк с распиливанием женского тела. Старо! Для Украины наступает момент истины, когда придется окончательно определиться: с кем идти рука об руку по жизни, а с кем просто оставаться, по возможности, добрым соседом. Формально, нынешнее руководство в этом выборе определилось. Накануне предстоящего в ноябре в Вильнюсе саммита стран «Восточного партнерства» председатель Верховной Рады Владимир Рыбак заявил, что Украина должна форсировать системные реформы, чтобы на этом форуме подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом на самом что ни на есть благоприятном фоне. На встрече с председателем Сейма Литвы Видасом Гедвиласом спикер Верховной Рады подчеркнул, что ассоциация с ЕС – «цивилизационный выбор страны». Он подтвердил, что «именно на ассоциацию с Европейским Союзом руководство страны сделало ставку». Среди голосов от «группы поддержки» европейской ориентации Киева в начале осени выделились своим совместным заявлением глава объединения народных партий в Парламентской ассамблее Евронест (ЕС – страны «Восточного партнерства») Яцек Сариуш-Вольски, парламентарий от Польши, и глава комитета Европейского Парламента по вопросам иностранных дел Элмар Брок, представляющий Германию. Напомним: программа «Восточное партнерство» была спущена со стапелей в мае 2008 года – ее крестными отцами выступили Польша и Швеция. Пять лет спустя в докладе Яцека Сариуша-Вольского отмечено, что эта программа продемонстрировала крайне низкую эффективность. В заявлении «народников», помимо прочего, записано, что «заблокировав украинский импорт, Москва начала торговую войну с Украиной», и что Россия продолжает оказывать давление на Украину, чтобы удержать ее от подписания Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Под «торговой войной» подразумевается решение российской таможни с 14 августа более тщательно досматривать грузы с Украины. Авторы манифеста заявили, что Евросоюз является «заинтересованной стороной в конфликте», а потому должен вмешаться, встав на защиту Украины. В преддверии вильнюсского саммита, в начале сентября, министр экономического развития и торговли Украины Игорь Прасолов во время часа вопросов к правительству в Верховной Раде заверил народных избранников, что подготовка программы имплементации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС находится «на завершающем этапе». Министр рассказал, что, начиная с 2011 года, во всех областях Украины постоянно проводились и проводятся семинары и «круглые столы» для представителей промышленных, бизнесовых и научных кругов, где обсуждаются основные положения соглашения, его преимущества и риски. За это время, заявил И.Прасолов, «принято 7074 национальных стандарта, гармонизированных с международными и европейскими, и 42 технических регламента, которые были разработаны на основе актов законодательства ЕС». Основная цель этих мероприятий, по его словам, – повысить «требования к качеству продукции» украинских товаров, чтобы они могли успешно конкурировать на европейских рынках. Вместе с тем, как в Верховной Раде, так и в экспертном сообществе бытует опасение, что чрезмерный крен в сторону Евросоюза может настолько сильно скособочить внешнею политику, что приведет к более значительному ухудшению отношений с Россией, чем признается на словах. Со всеми вытекающими из этого последствиями. Осторожные прагматики в Киеве указывают на то, что в условиях хронического дефицита платежного баланса и зависимости от внешних финансовых вливаний не стоит делать опрометчивых и односторонних ставок. Правда, премьер-министр Николай Азаров заверяет сограждан, что панические слухи о надвигающемся дефолте ничем не подкрепляются и что, напротив, в стране скоро наступит финансово-экономическая стабильность. В этом плане большие надежды возлагаются на сближение с Евросоюзом, что обусловлено нахождением компромисса по широкому кругу потенциально конфликтных зон взаимной торговли. Два года назад в украинской прессе имело хождение мнение, что удастся в рамках переговоров о создании зоны свободной торговли договориться по-хорошему: например, сохранить квоты на экспорт украинского зерна в ЕС в обмен на увеличение квот на импорт мяса. Результат пока не озвучен, что рождает сомнения в том, что ЕС готов в полной мере учитывать переживаемые Украиной экономические и финансовые трудности. В конце концов, Киев имел заведомо слабые переговорные позиции. Команда Януковича заверяет партнеров в ЕС, что она готова за два года полностью гармонизировать свои технические регламенты и стандарты с европейскими. Достаточно ли для такой масштабной перестройки средств в украинской казне? Успеют ли за этот срок украинские власти произвести структурные реформы и модернизацию производственной базы, оставшейся во многих случаях нетронутым наследством советской эпохи? Если допустить, что денег не хватит и в срок не уложатся, что тогда? Несоответствие экспортной продукции «Сделано в Украине» нормам ЕС будет означать, что эти товары попросту не пустят на затоваренный рынок Европы. А между тем для европейских производителей, в том числе из аграрного сектора, будет открыт свободный доступ на внутренний рынок Украины. В документе об ассоциации с ЕС прописано обязательное требование: обнуление импортной пошлины по 70% товарной номенклатуры с первого месяца после вступления соглашения в силу. Для производителей товаров и услуг из Евросоюза, для мощных производственных корпораций, выпускающих продукцию всемирно известных марок, в частности, в области точного машино- и приборостроения, фармакологии, одежды и продовольствия, для страховых и телекоммуникационных компаний, для банков и сетевых супермаркетов, присоединение Украины сулит прямую и скорую выгоду. Все они в условиях кризиса, режима экономии и снижения покупательной способности граждан ЕС крайне заинтересованы в обретении нового, ёмкого, перспективного рынка с почти 40 миллионами потребителей. Во многих случаях будут предприниматься усилия выдавить с украинского рынка российские компании. Иллюстрацией может служить недавний инцидент на Южно-Украинской атомной электростанции в Запорожской области. С самого начала эта АЭС функционирует благодаря поставкам ТВЭЛов из России (ТВЭЛ – тепловыделяющий элемент, основной конструктивный элемент активной зоны гетерогенного ядерного реактора, содержащий ядерное топливо. – Прим. ред.). Американцы добились от Киева разрешения заместить российские ТВЭЛы своими, производства крупнейшей в мире фирмы «Вестингауз электрик». В результате случился сбой. Американские ТВЭЛы погнулись. Для ликвидации этой аварии пришлось звать российских атомщиков, которым пришлось извлекать застрявшие чужеродные элементы. Для справки: существует рекомендация МАГАТЭ не использовать «неродные» детали в таком деликатном производственном процессе. Безусловно, такие форс-мажорные ситуации не обязательно будут повторяться. Но понятие «упущенная выгода» может стать ходовым. Важен прецедент. Киев принял на себя обязательства по регулировани ю транзита российского газа, став участником Европейско го энергетическо го сообществ а. Это предполагает, в том числе, соблюдение директив Еврокомиссии в рамках «Третьего энергетического пакета», налагающего запрет компаниям, которые добывают и производят газ, одновременно владеть и управлять газотранспортными мощностями (трубопроводами). Как следствие, участие «Газпрома» в модернизации украинских трубопроводов потеряло всякий экономический смысл. Внутри экспертного сообщества в Киеве нет единства по поводу баланса преимущества и недостатков ассоциации с ЕС. Некоторые полагают, что впору подсчитывать потенциальный ущерб от передачи Украиной части своего суверенитета Евросоюзу в том, что касается технических регламентов, системы государственных закупок, субсидий для отечественного производителя, санитарного, ветеринарного, фитосанитарного контроля, а особенно в области торговых отношений. Этот ущерб будет сводиться не только к неизбежному повышению протекционистских барьеров на пути украинских товаров в страны Таможенного союза (ТС) – Россию, Белоруссию и Казахстан, хотя это может обернуться прямым убытками и упущенной выгодой. После того, как европейские товары начнут экспансию на украинском внутреннем рынке, местные производители будут искать наиболее привлекательные внешние рыночные ниши. В Европу их не пустят. В Турции они не выдержат конкуренции. В отдаленных регионах их тоже не ждут. Остается постсоветское пространство. Но с учетом опасности реэкспорта европейской продукции и демпинговых цен на украинскую продукцию, страны ТС будут вынуждены принять защитные меры. Напротив, если бы Украина присоединилась к ТС, то к 2030 году украинский ВВП получил бы прибавку в 7%. Расширение производства товаров и услуг обернулось бы приращением 220 миллиардов долларов. Для улучшения финансового самочувствия можно было бы прибегнуть к кредитным ресурсам евразийской тройки. Нельзя не упомянуть, что с учетом инъекций из оффшоров половина всех иностранных инвестиций на Украину идет из России (общий их объем в три раза превышает деньги из Германии). Все эти факты хорошо известны и руководству Украины, и всему политическому классу, однако решение в пользу евроинтеграции принимается не в дополнение к добрососедским отношениям с Россией и странами ТС, а в ущерб им. Политика подминает под себя экономику. Причины многообразны. В их числе и личная заинтересованность правящих кругов в подписании не вполне выгодных соглашений с Евросоюзом: значительная часть украинских политиков и олигархов имеют недвижимость за рубежом – в Европе, там же хранят на секретных счетах свои капиталы, там же обустроили свои семьи, и там же планируют доживать безбедную старость. Для многих, чего греха таить, путь в скоробогатые был обусловлен не вполне законными сделками и прямыми правонарушениями, что делает их уязвимыми для судебного преследования в западных странах. Судьба экс-премьера Павла Лазаренко (освобожден в США 1 октября 2012 года после пяти лет домашнего ареста и восьми лет тюремного заключения, и сразу же – переведен в тюрьму для иммигрантов) служит напоминанием всем, что западная Фемида мошенников с Востока не жалует. Напоследок стоит напомнить, что Украина была крестной матерью «Единого экономического пространства», куда она вошла вместе с Белоруссией, Казахстаном и Россией. Киев ратифицировал этот договор, который стал частью украинской законодательной базы. Если Украина упустит сейчас свой шанс войти в ТС, то, по мнению ряда политологов, она будет лишена доступа в зону свободной торговли стран Таможенного союза, потеряет возможность участвовать в процессе евразийской экономической интеграции и лишит себя статуса самостоятельного партнера России. Вадим ВИХРОВ №9(79), 2013
no image
Комментарий

«Европа – это какой номер телефона?» Слова принадлежат самому известному в истории государственному секретарю США Генри Киссинджеру. Он произнес их четыре десятка лет назад, желая подчеркнуть отсутствие визави, когда возникает необходимость обсудить что-то с Европейским Союзом. С тех пор это...

«Европа – это какой номер телефона?» Слова принадлежат самому известному в истории государственному секретарю США Генри Киссинджеру. Он произнес их четыре десятка лет назад, желая подчеркнуть отсутствие визави, когда возникает необходимость обсудить что-то с Европейским Союзом. С тех пор это вспоминают всякий раз, когда хотят напомнить размытость системы власти и принятия решений в этом объединении, отсутствие в Брюсселе четкой и понятной структуры управления. Пожалуй, теперь положение изменилось. Кризис зоны евро принял такие масштабы, руководство ЕС настолько ослабло, а критики самой организации в отдельных странах достигли невиданного размаха, что это оборачивается сдвигами в системе власти. Решения в ЕС теперь принимают не в Брюсселе, а в Берлине. «Берлин – неофициальная столица Европы, там звонит телефон Европы, который требовал Генри Киссинджер в бытность госсекретарем США, – говорит немецкий социолог Ульрих Бек. – Эту новую реальность приняли в США, Китае, но и в Европе». По сути, именно в столице Германии в последние годы стала вырабатываться стратегия, которая затем воплощается в ЕС. Это относится к путям выхода еврозоны из кризиса, но и к более общим вопросам европейского строительства. Сама страна выглядит островом экономической стабильность и процветания в Европе, поэтому от нее ждут лидерства в регионе. Все страны еврозоны, испытывающие в той или иной мере финансовые проблемы, все больше зависят от того, согласится ли Берлин на выделение им помощи, даст ли кредиты, как поведет себя по отношению к ним. Это относится не только к странам, получившим наименование периферийных, во главе с Грецией. Экономика Франции, прежде равноправного партнера Германии, давно далека от лучшей формы. Даже Нидерланды, которые традиционно разделяют германский подход к бюджетной и финансовой строгости, испытывают трудности. Такая новая реальность вызывает не только покорность и смирение остальных участников ЕС, но и негодование противников этого объединения. Вспомните, как в апогее греческого кризиса в евроскептической Великобритании часть политического класса развернула кампанию по запугиванию германской гегемонией в Европе, назвав такое положение «строительством Четвертого Рейха». Не впадая в подобные крайности, другие тревожились перспективой появления на месте европейской Германии (влияние этой страны сейчас основано на эффективной модели, набитом кошельке, а не имперских манерах) германской Европы, которой опасался в свое время Томас Манн. Развитие событий, однако, побуждает посмотреть на сложившееся положение и с другой стороны. В какой степени набирающему силу Берлину нужна новая роль столицы слабого ЕС? Возможно, он уже может ставить перед собой новые геополитические рубежи, исходя из новых экономических реалий? Сколько еще можно давать денег на поддержание бьющихся в тисках кризиса бедных партнеров и не пора ли сосредоточиться на обеспечении взаимодействия с наиболее мощными рынками – американским, китайским, в определенной мере, российским? Ведь Германия остается самостоятельным и видным игроком в глобальной экономике, а не просто одним из участников сбавившей обороты Европы. Пока, разумеется, первым торговым партнером Германии остается Франция – оборот составил в 2012 году 169 миллиардов евро, увеличившись на 1,1% по сравнению с предыдущим годом. Однако динамика германских торгово-экономических связей рисует другую тенденцию. За прошлый год экспорт в США вырос на 22%, в Китай – почти удвоился. Они стали соответственно вторым и третьим торговым партнером немцев. Яркой иллюстрацией происходящего стал спор Брюсселя с Пекином относительно импорта в ЕС китайских солнечных батарей, которые, по сути, монополизировали этот сегмент европейского рынка, вытеснив с него, прежде всего, германскую продукцию. Руководство Союза собралось было выяснять с Поднебесной отношения, принимать антидемпинговые меры. Однако канцлер Германии Ангела Меркель напрямую договорилась с китайцами, согласившись на уступки в этом конкретном вопросе. Она правильно рассудила: в интересах германской экономики в целом выгоднее развивать отношения с Китаем, не иметь проблем с выходом на китайский рынок, чем начинать торговую войну из-за одного узкого сегмента одной отрасли. Брюссель безропотно проглотил пилюлю. Зато торговые связи с европейскими партнерами развиваются иначе, отражая кризисное состояние соседей. В 2012 году экспорт из Германии в Италию оказался на 10% ниже, чем в докризисном 2008 году, в Испанию – на 27%. Объем торговли с Грецией вообще опустился до уровня статистической погрешности: эта страна занимает 44-е место в числе торговых партнеров немцев, пропустив вперед Вьетнам. Германский экспорт в Грецию снизился на 40% в сравнении с 2008 годом, а импорт – на 9%. Значит ли это, что Германия сошла с орбиты ЕС и вышла в самостоятельное плавание? Нет. Ее европейские партнеры остаются важными, евроинтеграционные элементы сохраняют актуальность, Германия вряд ли будет выходить из Союза, как предсказывают некоторые. В конце концов, кризис однажды закончится и привлекательность экономического взаимодействия в рамках «двадцати восьми» возрастет. Просто меняются акценты. ЕС и европейские рынки начинают восприниматься Берлином как собственный задний двор, в котором надо и дальше наводить порядок, а самому при этом открывать новые горизонты. Андрей СЕМИРЕНКО №9(79), 2013
no image
ВЗГЛЯД ИЗ БРЮССЕЛЯ

Председатель Европейской Комиссии (ЕК) Жозе Мануэл Баррозу выступил на сессии Европейского Парламента с ежегодным посланием о состоянии Союза. По его оценке, на данном этапе основная угроза этому объединению – политическая, а не экономическая. Это последнее выступление главы исполнительного органа власти...

Председатель Европейской Комиссии (ЕК) Жозе Мануэл Баррозу выступил на сессии Европейского Парламента с ежегодным посланием о состоянии Союза. По его оценке, на данном этапе основная угроза этому объединению – политическая, а не экономическая. Это последнее выступление главы исполнительного органа власти «двадцати восьми» перед истечением его полномочий и мандата членов этой законодательной ассамблеи. Весной 2014 состоятся европейские выборы, будет сформирован новый состав ЕК. Ж.М.Баррозу отметил опасность отката назад в европейских интеграционных процессах по политическим мотивам. Если поддаться этому, то финансовые рынки немедленно санкционируют такое поведение. Правительства стран-участниц должны содействовать «слабым признакам восстановления экономики» и «внушать уверенность финансовым рынкам». С учетом того, что в 2014 году исполнится 100 лет с начала Первой мировой войны, он сказал, что интеграция открыла путь к стабильному миру на континенте. «Напомню всем, кто радуется трудностям Европы, кто хотел бы свернуть нашу интеграцию, вернуться назад, к изоляции, то есть к Европе до интеграции, к войне, к траншеям, – сказал председатель ЕК. – Народы этого не хотят, они этого не заслужили». Он также выразил недовольство тем, что правительства стран-участниц стараются приписать себе все успехи, которых добиваются в ЕС, но свалить все неудачи на европейские инстанции, назвав такую практику «национализацией успехов и европеизацией провалов». В послании говорится, что совместные усилия по преодолению финансового кризиса, начавшегося в 2008 году, начинают приносить плоды. Результаты второго квартала 2013 года показали, что зона евро выходит из спада после 18 месяцев сокращения ВВП. «Мы много сделали с начала кризиса, – заявил он. – Наши усилия начали убеждать граждан и международных партнеров, сокращается разрыв в стоимости кредитов для отдельных стран, возвращается доверие рынков». По его оценке, восстановление экономики «находится уже в поле зрения». Обращаясь к евродепутатам, Ж.М.Баррозу сделал акцент на необходимости продолжения структурных реформ в ЕС. Приоритетом является завершение создания банковского союза: «Для выхода из кризиса и гарантирования финансово-экономической стабильности мы можем и должны завершить строительство банковского союза» (См. «ЕЦБ стал финансовым суперинтендантом») . В этом плане особое внимание должно быть уделено созданию механизма, при котором налогоплательщики не были бы первыми, кто расплачивается за банковские кризисы, а также вернуть кредитование в экономику, особенно в малый и средний бизнес. Он также подчеркнул недопустимость сохранения в Союзе такой большой безработицы, ставшей главной проблемой региона, которая «социально неприемлема». В среднем по ЕС она составляет 10,9% самодеятельного населения. По его словам, «двадцать восемь» не должны мириться с таким положением, ЕС призван содействовать обеспечению занятости: «Мы обязаны делать это перед лицом 26 миллионов безработных». Вместе с тем, глава ЕК признал, что даже после преодоления кризиса Европа не вернется к прежнему состоянию. «Некоторые думают, что потом все будет, как раньше, – сказал он. – Они ошибаются. Мы не вернемся к прежней нормальной жизни, мы должны создать новую нормальную жизнь». Развернувшаяся после выступления дискуссия показала, что евродепутаты далеки от оптимизма председателя Комиссии. Они высказывали мнение, что признаки экономического роста слишком слабы, а сам этот рост объясняется не успехами проводимой политики, а достижением дна кризиса, после чего начинается восстановление. При этом население еще не почувствовало на себе улучшение социально-экономической обстановки. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №9(79), 2013
no image
Проблема

Итальянцы по праву гордятся качеством продукции своей пищевой и лёгкой индустрий. Однако самые знаменитые марки этих отраслей экономики постепенно выскальзывают из их рук, и процесс этот ускорился в последние годы. Затяжной финансовый кризис привел к падению внутреннего спроса на качественные...

Итальянцы по праву гордятся качеством продукции своей пищевой и лёгкой индустрий. Однако самые знаменитые марки этих отраслей экономики постепенно выскальзывают из их рук, и процесс этот ускорился в последние годы. Затяжной финансовый кризис привел к падению внутреннего спроса на качественные товары и еду. Сегодня ровно треть продовольствия изготавливается из импортного сырья более низкого качества, и это обходится более чем в 50 миллиардов евро в год. С 2006 года два десятка ведущих агропромышленных фирм Италии перешли под контроль иностранного капитала, причём, приобретены они были всего за 2 миллиарда евро. Даже знаменитый римский пивной завод «Перони» стал собственностью южноафриканской компании. Зарубежные конкуренты, прежде всего французские, скупают именитые фирмы по производству одежды высокой моды. Французскими уже стали «Гуччи» и «Фенди», а также ювелирная «Булгари». Главную роль в итальянской экономике играет малый и средний бизнес, который без поддержки государства не выдерживает конкуренции с европейскими монстрами и вездесущими китайскими компаниями. Казалось бы, в наш век глобализации в этом нет ничего страшного. Однако тенденция такова, что на родине остаются только марки с клеймом «Сделано в Италии», а юридически штаб-квартиры известных фирм выводятся с Апеннинского полуострова. Это значит, что и налоги новые владельцы платят в бюджеты других стран. №9(79), 2013
no image
Ситуация

или Гонки на выживание Случай с юношей из германского Фрайбурга, приехавшим на стажировку в Лондон, взволновал многих аспирантов, то есть тех, кто стремится получить высокооплачиваемую должность после окончания учебы в вузе и ради этой заветной цели готов жертвовать многим, вплоть...

или Гонки на выживание Случай с юношей из германского Фрайбурга, приехавшим на стажировку в Лондон, взволновал многих аспирантов, то есть тех, кто стремится получить высокооплачиваемую должность после окончания учебы в вузе и ради этой заветной цели готов жертвовать многим, вплоть до своего здоровья. Но готовы ли они принести на алтарь успешной карьеры свою жизнь? Мориц Эрхардт, 21-летний немецкий юноша, не сможет ответить на этот вопрос, потому что в конце августа он был обнаружен мертвым в душе. Он проходил летнюю стажировку в инвестиционном банке Merrill Lynch, и в течение последних трех дней работал почти круглые сутки, до шести утра. В эти злополучные дни каждый его рабочий день длился 21 час. Как рассказывает коллега Морица, за две недели тому выпало восемь дней, когда он пахал в офисе до первых петухов. Другие стажёры подтвердили, что очень часто для студентов, приезжающих в летние месяцы на обучение-стажировку в финансовые учреждения в Сити, начинается т.н. «волшебная круговерть» (magic roundabout). Этот эвфемизм означает, что они под утро возвращаются с работы на такси в общежитие, но не отпускают «мотор», а поднимаются к себе, принимают душ, переодеваются и возвращаются в офис. Самый безжалостный режим для таких временных подсобных финансовых клерков установили, как говорят сами стажёры, – в инвестиционных банках и фондах. Джон Макайвор, глава отдела международных связей Merrill Lynch, отказался ответить на прямой вопрос: принято ли у них работать по ночам. «У меня нет комментария относительно нашего рабочего графика». Но при этом добавил: «Задерживаются ли иногда допоздна работники, занимающиеся инвестициями? Да, они это делают». По признанию одного из коллег Морица, не выдержавшего гонки за преуспеяние, у них в общежитии для стажеров можно часто встретить ребят с воспаленными глазами, которые накачиваются кофеином, чтобы продолжать этот изнуряющий забег. Объяснение простое: «Это потому, что они мотивированы потенциально крупным вознаграждением. Мы все участвуем в конкурентной борьбе за высокооплачиваемые должности». Мориц Эрхардт получал 2700 фунтов стерлингов в качестве месячной платы. Кардиолог Асим Малхотра комментирует ситуацию: «Мы не знаем наверняка, что явилось причиной трагической смерти. Но нам известно, что сверхнагрузки на работе, особенно ночные смены, представляют собой дополнительный риск для здоровья». В официальном журнале ассоциации британских медиков в прошлом году было опубликовано исследование, доказывающее, что ночные вахты могут приводить к инфарктам, обусловленным вредной комбинацией: недосып плюс дополнительный стресс. В финансовом секторе конкуренция всегда была и остается высокой. Ставки здесь высоки во всем, в том числе и при отборе кандидатов на заполнение вакансий. Точно по заветам Маргарет Тэтчер, любившей афоризм, обозначающий естественный отбор: «В забеге побеждает самый быстрый, а в битве – самый сильный» (“The race to the swift, the battle to the strong”). Представитель консультативной группы FinanceInterns, занимающейся проблемами стажеров в банковской сфере, высказал особое мнение по поводу случившегося: «Молодые люди, которые с восторгом предвосхищали летнюю стажировку, полагая, что они получили шанс в итоге обрести работу своей мечты, вынужденно признают, что это были прекраснодушные обольщения. На самом деле, всё обернулось «худшими в их жизни тремя месяцами», когда их обрекли на высасывающие все соки ночные смены, работу по выходным и ‘волшебную круговерть'». Безусловно, не все стажёры обречены на участь Морица Эрхардта. Да и потогонная система, если без таких чрезмерных нагрузок, как 21-часовая вахта три дня кряду, действительно помогает вычислить лучших из лучших. Или, по крайней мере, выбрать самых стойких. Или, как выражаются безучастные рекрутеры, стрессо-устойчивых. Но возникают, по меньшей мере, два вопроса. Оправдана ли такая высокая цена риска, даже если последнее решение принимает каждый сам? Рабочий график (ночные смены, вахта длиной в 21 час, «волшебная круговерть» и т.д.) – это исключительно сфера взаимоотношений финансовой структуры и стажёра, потенциального работодателя и работника, или же эти моменты должны регулироваться законом о труде и занятости и быть под контролем надзорных ведомств, как государственных, так и общественных? Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
Финансы & банки
no image
Финансы & банки

В парламент Великого герцогства внесен законопроект о Люксембургском частном фонде (ЛЧФ), чье предназначение заключается в обслуживании интересов состоятельных семей. Квалификация менеджеров ЛЧФ позволит им с умом распорядиться личными активами, обеспечить операциям с ними надежность и конфиденциальность, причем – на дальнюю...

В парламент Великого герцогства внесен законопроект о Люксембургском частном фонде (ЛЧФ), чье предназначение заключается в обслуживании интересов состоятельных семей. Квалификация менеджеров ЛЧФ позволит им с умом распорядиться личными активами, обеспечить операциям с ними надежность и конфиденциальность, причем – на дальнюю перспективу. Фонду предоставят, в частности, право переводить активы в корпоративные акции, но только при условии, что ЛЧФ никоем образом не будет связан с управлением этими компаниями. Создаваемый фонд будет в значительной мере подчиняться тем же правилам, которым надлежит следовать всем коммерческим компаниям. Минимальный первоначальный взнос установлен в 50 тысяч евро. В структуре управления фонда должен быть один или несколько директоров. А также – в случае, если число бенефициаров больше пяти, а активы превышают 20 миллионов евро – должен быть образован наблюдательный совет (это обязательное условие). Каждый год нужно представлять подробный отчет о деятельности фонда и ее итогах. При этом с целью сохранения режима конфиденциальности, ни учредитель, ни бенефициары, ни суммы взносов не могут быть указаны в официальном акте о регистрации компании/акционерного общества. Наибольшую ценность представляют условия фискального режима. К примеру, ЛЧФ обязан платить корпоративный налог на доходы, но из-под налогообложения выведены обязательства, по которым начисляются проценты, дивиденды и доходы от прироста капитала. Все другие доходы, например, от аренды или приобретения недвижимости, облагаются стандартным налогом. При этом в Люксембурге налог на доходы нерезидента не применяется при выплатах наличными (или аналогичных бонусах) учредителю или бенефициарам. Наконец, фонд освобожден от уплаты ежегодного чистого налога на недвижимость. Не менее гибко решен вопрос о косвенных налогах, в частности, связанных с переводом активов от учредителя членам его семьи или в случае смерти нерезидента и процедуры наследования. Законопроект передан на рассмотрение парламентских экспертов. Не исключено, что в него будут внесены коррективы. Однако едва ли эти изменения выхолостят его дух и букву, поскольку в руководящих органах Великого герцогства наблюдается полное единомыслие в необходимости придать Люксембургу дополнительные привлекательные черты международного финансового центра, которому стоит отдать предпочтение. Не менее важна и сверхзадача. Комфортные условия ведения бизнеса и финансовых дел должны, по замыслу властей, сделать заманчивой перспективу переселения в Люксембург на постоянное место жительства для семей с крупными личными состояниями. Вадим ВИХРОВ №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

В 2008 г. естественным отголоском кризиса в США стало усложнение доступа государств и компаний к кредитным ресурсам в Европейском Cоюзе (ЕС). Европейский центральный банк (ЕЦБ) довольно быстро принял вполне логичное в той ситуации решение и начал снабжать банки ликвидностью, но...

В 2008 г. естественным отголоском кризиса в США стало усложнение доступа государств и компаний к кредитным ресурсам в Европейском Cоюзе (ЕС). Европейский центральный банк (ЕЦБ) довольно быстро принял вполне логичное в той ситуации решение и начал снабжать банки ликвидностью, но последние не спешили предоставлять кредиты, а предпочли просто накапливать средства. Руководство ЕС в свою очередь также начало принимать активные действия для усиления контроля над финансовым сектором. В 2009 г. была создана Европейская система финансового надзора, в которую вошли Европейская банковская организация, Европейская организация страхования и пенсионного обеспечения и Европейская организация по ценным бумагам и финансовым рынкам, а также Европейский совет по системным рискам, находящийся в подчинении ЕЦБ. Однако в 2010 г. стало очевидным, что кризис суверенных долгов, охвативший ряд стран (Грецию, Ирландию, Испанию, Португалию) зоны евро, позже получивших название «периферийных», является следствием не только мирового финансового и экономического кризиса, но и результатом серьезных недоработок в системе контроля и управления Экономическим и валютным союзом ЕС. Лидеры европейских стран решили идти по пути углубления интеграции и перейти к формированию Банковского союза, главными элементами которого должны стать: Единый надзорный механизм (Single Supervisory Mechanism), управление которым передается ЕЦБ, и Единый механизм санации банков (Single Resolution Mechanism)[1]. Главной целью учреждения Банковского союза является стремление нарушить связь между коммерческими банками и национальным государством. Иными словами, задача состоит в создании таких условий, при которых банки не смогут накапливать большие объемы национального долга. Речь здесь, безусловно, идет только о крупных системно-значимых банках, т.е. тех, банкротство которых может привести к суверенному дефолту, и как следствие к дестабилизации всего банковского сектора зоны евро[2]. Например, как показали стресс-тесты, греческие коммерческие банки аккумулировали национальных гос. облигаций на сумму, эквивалентную 25% ВВП Греции в 2010 г. Аналогичный показатель для испанских банков составлял 20% ВВП Испании. Следует также иметь ввиду, что эти показатели учитывают объем лишь накопленных национальных гос. облигаций, а к ним нужно также добавить облигации других государств ЕС, что ставит банки в еще большую зависимость от государств. С другой стороны, неплатежеспособность (insolvency) крупного банка по причине, скажем, проведения рискованных операций, может вынудить государство принимать меры по его спасению во избежание начала паники на рынках и недобросовестного поведения его игроков (moral hazard). Системно-значимый банк, или «значимый» банк, который попадает под прямой надзор со стороны ЕЦБ в рамках Единого надзорного механизма, должен соответствовать, по меньшей мере, одному из следующих пяти критериев: 1) стоимость активов банка превышает 30 млрд. евро; 2) стоимость активов банка превышает 5 млрд. евро и 20% ВВП страны, в которой он расположен; 3) банк является одним из трех наиболее значимых в стране; 4) банк ведет активную трансграничную деятельность; 5) банк получает прямую помощь по линии Европейского механизма финансовой стабильности и/или Европейского стабилизационного механизма. Ожидается, что ЕЦБ будет контролировать напрямую деятельность 150 банков. Примечательно, что на их долю приходится 80% активов, тогда как всего в зоне евро насчитывается около 6000 банков[3]. В то же время, ЕЦБ будет вправе приступать к контролю над тем или иным банком по собственной инициативе или запросу государства-члена. В процессе принятия решений в рамках Единого надзорного механизма планируется участие Совета по надзору, в состав которого будут входить представители национальных органов по банковскому надзору и Совета управляющих ЕЦБ. Как уже отмечалось, составным элементом Банковского союза также должен стать Единый механизм санации банков. Европейская комиссия 10 июля 2013 г. внесла на рассмотрение Совета министров, Европейского Парламента и государств-членов предложение, в котором изложены принципы функционирования данного механизма. В отличие от ЕНМ, который подпадает под Статью 127 (6) Договора о функционировании ЕС (ДФЕС), в последнем не содержится никаких указаний на возможность проведения реструктуризации банков. Выход из этой юридической коллизии был найден путем обращения к Статье 114 того же Договора, которая посвящена вопросам обеспечения целостности Единого внутреннего рынка ЕС. В связи с этим, высказываются опасения (в частности, со стороны Великобритании), что объединение вопросов, связанных с функционированием ЕВР и зоны евро, может привести к усилению влияния государств зоны евро при принятии решений по ключевым вопросам, в том числе связанным с ЕВР. Единый механизм по реструктуризации банков будет осуществлять свою деятельность посредством работы Совета по санации банков (Resolution Board), который будет вправе лишь давать рекомендации Европейской Комиссии и проводить координацию планов по реструктуризации. Также планируется учреждение Фонда по реструктуризации (Resolution Fund), средства которого будут формироваться за счет отчислений самих банков, участвующих в реструктуризации проблемного банка. Ожидается, что в распоряжении фонда к 2025 г. будет находиться до 1% всех застрахованных депозитов государств-членов Банковского союза, по данным за 2011 г. может составить 55 млрд. евро. Европейская Комиссия проводит четкое разграничение между использованием средств частных вкладчиков и денег налогоплательщиков при спасении банков. В случае если, частного финансирования будет недостаточно при спасении проблемного банка, то государство-член будет вправе обратиться в Генеральный директорат по вопросам конкуренции с просьбой о предоставлении государственной помощи. Принятие окончательного решения о функционировании Механизма по санации банков намечено на 2014 г. (т.е. до следующих выборов в Европейский Парламент), а начать работу он должен с 2015 г. Одновременно в Евросоюзе идет активное обсуждение положений будущей Директивы по реструктуризации и санации банков (Bank Recovery and Resolution Directive), которая призвана заложить правила использования национальных и общеевропейских средств при спасении банков, а также общеевропейских правил по осуществлению банковского надзора. Совет министров ЕС одобрил общий подход к положениям Директивы 26 июня 2013 г., однако Парламент продолжает ее обсуждение. Европейские лидеры надеются, что Директива вступит в силу в 2018 г. Претворение в жизнь этих инициатив ЕС, направленных на усиление стабильности банковского сектора зоны евро, требует времени. Тем не менее, уже сейчас можно примерно оценить результаты комплекса мер, направленных на преодоление кризиса в периферийных странах зоны евро. На рис. 1 показано, что с 2002 г. разрыв между данными странами и «ядром» зоны евро (остальные страны, не вошедшие в группу «периферийных») нарастал и достиг пиковых значений на конец 2006 г. – начало 2007 г. К концу 2012 г. разрыв существенно сузился и приблизился к уровню 2002 г., что свидетельствует о начале процесса реальной экономической адаптации в странах периферии к новым условиям. Рисунок 1. Отношение сальдо счета текущих операций к совокупному ВВП зоны евро Источник: База данных МВФ и собственные расчеты Также наметилось улучшение показателей конкурентоспособности этих стран. Так, индекс реальных затрат на рабочую силу начал сокращаться с середины 2009 г. Как видно на рисунке 2 исключение составляют Италия, Кипр и что крайне важно – затраты на рабочую силу начали расти в Германии. Безусловно, данный показатель не является единственным при оценке конкурентоспособности страны. Но как уже отмечалось, приток дешевых кредитов после перехода на евро, среди прочего, спровоцировал рост оплаты труда в периферийных странах. Рисунок 2. Удельные затраты на заработную плату в отдельных странах зоны евро, 2000-2012 гг. (индекс: 2005 = 100%) Источник: Евростат и собственные расчеты Рынки чутко реагируют на малейшее изменение экономической ситуации в стране, что отражается в изменениях доходности по государственным облигациям. Если игроки на рынке полагают, что экономическая ситуация будет улучшаться, то доходность по этим бумагам будет падать. На рисунке 3 отчетливо видно, что на конец мая 2013 г. доходность гос. облигаций периферийных стран приближается к показателю Германии. Доходность по греческим облигациям также имеет тенденцию к снижению. Рисунок 3. Динамика доходности по 10-летним государственным облигациям Источник: Reuters В то же время, несмотря на успехи в адаптации к новым экономическим реалиям в странах, переживающих кризис, говорить о выходе из него пока преждевременно, поскольку улучшение названных показателей пока не привело к восстановлению экономического роста как в целом по зоне евро, так и на ее периферии, в частности. Первые признаки экономического роста прогнозируются только на начало 2014 г. Анна ЦИБУЛИНА, к.экон.н., ст. преподаватель кафедры европейской интеграции МГИМО (У) МИД России [1] Single Resolution Mechanism иногда переводиться на русский язык как «единый механизм реструктуризации банков», однако, по мнению автора «единый механизм санации банков» является более точным. [2] Gros D., Banking Union with a Sovereign Virus: The self-serving regulatory treatment of sovereign debt in the euro area, CEPS Policy Briefs, 27 March, 2013. [3] Goyal R., Koeva Brooks P., Pradhan M., Tressel T., Dell'Ariccia G., Pazarbasioglu C., A Banking Union for the Euro Area, IMF Stuff Discussion Note 13/1, February 2013. №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Европейский Парламент подавляющим большинством голосов одобрил 12 сентября 2013 года единый механизм надзора в банковском секторе. Ранее всего за 14 часов министры финансов ЕС достигли согласия по этому деликатному вопросу, а Мартин Шульц, председатель Европарламента, и Марио Драги, глава Европейского...

Европейский Парламент подавляющим большинством голосов одобрил 12 сентября 2013 года единый механизм надзора в банковском секторе. Ранее всего за 14 часов министры финансов ЕС достигли согласия по этому деликатному вопросу, а Мартин Шульц, председатель Европарламента, и Марио Драги, глава Европейского Центробанка (ЕЦБ), оговорили правила, которые будут гарантировать прозрачность нового регулятивного режима. Таким образом, юридически оформлен первый из трех элементов конструкции под названием «банковский союз» для стран еврозоны. Остальными двумя опорными элементами должны стать, во-первых, механизм прекращения деятельности банковских структур, нарушающих выработанные в ЕС общие правила и оказавшихся на грани банкротства. А во-вторых, единая система гарантий по депозитам, что призвано остановить отток капитала из стран периферии в «страны-локомотивы роста», расположившиеся (так уж вышло) в центре Евросоюза, который все более напоминает фигуру из концентрических кругов. После появления всех трех несущих опор банковский союз станет реальностью, что позволит использовать антикризисный фонд ESM для прямого кредитования (в том числе и для докапитализации) проблемных банков в обход национальных правительств, которые пока выступают в качестве посредников. Для стран-членов ЕС новый антикризисный механизм выгоден, потому как сейчас любые финансовые вливания от имени ЕС увеличивают их суверенный долг и подрывают кредитный рейтинг. Уже скоро спасение закачавшихся и кренящихся банков станет делом рук не национальных регуляторов и правительств, а наднациональных органов власти ЕС. Создаваемый сейчас регулирующий орган будет находиться под крылом ЕЦБ. Под юрисдикцию этого единого банковского регулятора ЕС перейдет право (и обязанность) осуществлять надзор за 150 крупнейшими банками Европы, на долю которых приходится порядка 80% банковских активов в 17 странах еврозоны. (См. «Спасение банков: договорились со второго раза», №6-8(78), 2013). ЕЦБ – после проведения стресс-тестов банков – возьмет на себя роль верховного регулятора, своего рода финансового суперинтенданта. Это случится по согласованному графику в октябре 2014 года. Вместе с тем, обсуждение дальнейших шагов по образованию банковского союза выявило расхождение во взглядах, подчас довольно радикальное. Изначально Германия пыталась настоять на том, чтобы регулирующий орган при ЕЦБ осуществлял контроль только над самыми важными, системо-образующими банковскими структурами ЕС. Но воспротивились Британия и Швеция, которые не входят в еврозону, а потому не признают юрисдикцию ЕЦБ. Затем Германия стала подчеркивать отсутствие должной законодательной базы для создания высшей инстанции, получающей полномочия по закрытию банков-банкротов, и единого фонда. Так, министр финансов Германии Вольфганг Шойбле указывал на то, что заключенные соглашения, в том числе Лиссабонский договор, не дают право наднациональным органам Евросоюза вмешиваться в формирование национальных бюджетов, а, следовательно, и в банковскую сферу. Мнение министра нужно поместить в контекст примечательного события: Конституционный суд Германии в Карлсруэ рассматривает иск против ЕЦБ по обвинению в нарушении и превышении полномочий, а также нарушений «в области конституционных прав немецкого народа». Но выход, похоже, найден. Авторы законодательных проектов по созданию банковского союза решили прибегнуть к статье 127(b) Лиссабонского договора, предоставляющей право Европейскому совету наделять ЕЦБ дополнительными полномочиями в области надзорных функций над финансовыми организациями. Появление банковского союза, с учетом вполне реального расширения его юрисдикции на более чем 6000 банков в ЕС, расценивается многими аналитиками как самое значительное событие в финансовой сфере после введения единой европейской валюты. Брюссель, как командно-административный центр ЕС, обретает новые рычаги влияния. Не всем это нравится, не случайно Мишель Барнье, член Еврокомиссии, отвечающий за финансы, счел необходимым успокоить всех: «Еврокомиссия не стремится приобрести дополнительные полномочия. Их у нас и без того достаточно». Разъясняя логику финансовых интегристов, он напомнил о крахе пять лет назад американского банка «Леман бразерс» и заявил, что из этого банкротства сделаны выводы, и теперь «мы перевели финансовый сектор на твердую почву, чтобы он вновь служил реальному сектору экономики». Тем не менее, не все участники финансового рынка с энтузиазмом воспринимают перспективу слушаться указаний единого органа надзора и финансирования. Лондонская «Файнэншл таймс» напрямую связывает движение к образованию банковского союза в ЕС с кампанией против отмывания «грязных» денег и по противодействию нездоровой конкуренции. В этом контексте газета упоминает три страны, а именно – Ирландию, Голландию и Люксембург, которые предоставляют определенные льготы транснациональным корпорациям, если те принимают решение обосноваться на их территории и под их юрисдикцией. Одним из притягательных свойств этих трех юрисдикций, пишет «Файнэншл таймс», – это условия «налогового рая» и другие льготные возможности в отношении доходов, что вступает в противоречие с нормами конкуренции, принятыми в Евросоюзе. Еврокомиссия, по сведениям газеты, намерена получить от правительств этих стран разъяснение о том, как функционирует их фискальная система и какие преференции предоставляются ТНК, например, таким как американские компании «Эплл» и «Старбакс». В дальнейшем Брюссель примет решение, начинать ли официальное расследование. Вадим ВИХРОВ №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

В условиях трудностей в зоне евро и отдельных входящих в нее стран Люксембургу удалось невероятное – увеличить приток вкладов в свою банковскую систему, особенно от нерезидентов стран ЕС. Их доля составила в 2012 году 40% против 33% в 2008 году....

В условиях трудностей в зоне евро и отдельных входящих в нее стран Люксембургу удалось невероятное – увеличить приток вкладов в свою банковскую систему, особенно от нерезидентов стран ЕС. Их доля составила в 2012 году 40% против 33% в 2008 году. Такой вывод сделало объединение частных банков страны – Private Banking Group, Luxembourg (PBGL) на ежегодном собрании. В него входят 48 частных банков, аффилированных с Люксембургской ассоциацией банков и банкиров. Возросли также и абсолютные размеры авуаров, которыми распоряжаются люксембургские банкиры. Если в 2011 году они составляли 300 миллиардов евро, то в 2012 году увеличились до 305 миллиардов. При этом 59% клиентов располагают портфелем, превышающим 5 миллионов евро, что подтверждает растущий интерес вкладчиков к возможностям управления капиталом, который накоплен и совершенствуется в Люксембурге. Глава объединения Люк Родеш напомнил, что банковский сектор страны находится в стадии адаптации к новым нормам, принимаемым на международном уровне. В частности, правительство страны на основании Foreign Account Tax Compliance Act (FATCA, элемента американского налогового законодательства, предполагающего предоставление данных о зарубежных счетах граждан США) согласилось ввести с 1 января 2015 года автоматический обмен информацией по налоговым вопросам. В этих условиях, отметил он, входящие в PBGL банки начинают переориентироваться на состоятельную зарубежную клиентуру, проживающую за пределами ЕС. При этом они опираются на хартию Международной ассоциации рынка капитала (ICMA – International Capital Market Association), которую подписали уже 112 финансовых учреждений Люксембурга. Хартия базируется на трех принципах, которые лежат в основе коммерческих отношений с клиентами: - безупречность в профессиональных отношениях при оказании финансовых услуг; - прозрачность в отношениях с клиентами и регулирующими органами; - профессионализм, выражающийся в уважении законных интересов клиентов. По словам Л.Родеша, нынешний и предстоящий годы будут сложными для частного банковского сектора Люксембурга. Он выразил надежду, что из нынешнего переходного периода он выйдет окрепшим. «Опираясь на глубокое знание иностранных частных вкладчиков, предприятий и инвесторов, Люксембург останется первоклассным европейским центром управления финансами», – заключил он. Новым инструментом в этой работе может стать создание в стране семейных имущественных фондов, законопроект о которых правительство внесло в парламент. По словам министра финансов Люка Фридена, это позволит клиентам люксембургского финансового центра получить дополнительные возможности по эффективному управлению своими авуарами, в частности, семейными. Это может заинтересовать, прежде всего, состоятельную зарубежную клиентуру, предпринимателей, которые хотели бы обеспечить возможность продолжения бизнеса в интересах семьи, предотвратить его разрушение в результате раздела наследства и возникающих споров. Светлана ФИРСОВА №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Решение о директивной конвертации в акции депозитов, размещенных на счетах Банка Кипра, крупнейшего и, как называет его президент страны Никос Анастасиадес, «мега-системного» банка, стало одной из самых противоречивых мер кризисного менеджмента. В итоге этой операции разрозненная и пока никак не...

Решение о директивной конвертации в акции депозитов, размещенных на счетах Банка Кипра, крупнейшего и, как называет его президент страны Никос Анастасиадес, «мега-системного» банка, стало одной из самых противоречивых мер кризисного менеджмента. В итоге этой операции разрозненная и пока никак не структурированная группа вкладчиков, преимущественно с российским гражданством, окажется (к несказанному удивлению многих инициаторов этого покушения на финансовый суверенитет острова Афродиты) обладателем контрольного пакета. Событие – «знаковое», «зачётное», словом, знаменательное. Уже потому, что, по утверждению Андреса Марангоса, юриста из Лимассола, «тот, кто контролирует Банк Кипра, контролирует весь остров». А его и до этих событий в шутку называли «Русским»… Банк – национальный чемпион, стоит напомнить, приобрел еще больший вес после того, как де-факто поглотил второй по значению Кипрский народный банк, более известный как «Лаики банк», лежавший на боку. Таково было повеление «тройки» в лице ЕС, Европейского Центробанка и МВФ, которые настояли, чтобы Банк Кипра был реструктурирован, а активы сокращены, и чтобы оба банка взяли на себя бремя обязательств по пакету предоставленной финансовой помощи, оцениваемой в 10 миллиардов евро. Отныне Банк Кипра, где занято 5700 работников, через одномоментно расширившуюся сеть филиалов и дополнительных офисов становится поистине вездесущим, способным притягивать средства и дополнительных мелких вкладчиков. Лишние деньги никогда не помешают, хотя на счетах Банка Кипра уже сосредоточена половина всех вкладов островитян. Впрочем, набегает тень сомнения. Стало известно, что первый сценарий Евросоюза предполагал не только списание от 30 до 40% со всех депозитов размером более 100 тысяч евро, но и отъём 7% с менее значительных вкладов. После этого открытия, испытывают ли те греки-киприоты, что относятся к среднему и нижнесреднему классу, доверие к властям ЕС и собственной финансово-банковской системе? К утратившим доверие можно отнести Андреаса Питтаса, главу фармакологической компании Medochemie, который за многие годы вложил около 9 миллионов долларов в акции Банка Кипра. «Теперь всё это потеряно», – констатирует бизнесмен. Это не единственная ламентация: в общей сложности у крупных вкладчиков ведущих кипрских банков было конфисковано 8 миллиардов евро! (См. «Станет ли Кипр прозрачнее?», №6-8(78), 2013). Мало что известно о реакции российских клиентов на решение, принятое еще 30 июля, что 47,5% крупных депозитов будут в командно-приказном порядке обращены в акции (изначально предполагалось, что такая судьба постигнет только 37,5% вкладов). Поступают сведения, что вкладчики, будучи стеснены ограничением – разрешено снимать со счета не более 300 евро в день, потихоньку выводят свои средства. Сейчас главная интрига вращается вокруг перспективы того, что российские вкладчики осознают свое новое качество как коллективного мажоритарного акционера Банка Кипра, организуются в некую ассоциацию, понимающую общность своих интересов, и начнут влиять на политику этого учреждения. Смена вектора настроений на такой позитив будет обусловлена тем, насколько прочным окажется положение банка. Центробанк заявил, что это важнейшее, системо-образующее финансовое учреждение Кипра полностью рекапитализировано. Однако, Теодор Панайоту, директор Кипрского международного института управления, утверждает обратное: по его словам, Банк Кипра – «ходячий зомби». Что ближе к истине? Многие сторонние наблюдатели расценили командно-административную экспроприацию авуаров в кипрских банках как попытку ряда стран Евросоюза, в первую очередь, Германии выдавить с острова то, что они считают «грязными» деньгами российских олигархов. На самом деле, Кипр играл и играет роль не столько сейфа для хранения денег, сколько международного расчётного центра для множества компаний из России, в частности, для основного российского авиаперевозчика – «Аэрофлота». Долгое эхо лихих 1990-х годов если и слышится на Кипре, то приглушенно. В любом случае, если за отъёмом денег у российских вкладчиков и стоял хитроумный замысел прикрыть кипрскую «прачечную», то конечный результат едва ли порадует инициаторов. Банк Кипра, скорее всего, действительно перейдет под фактический контроль, стоит повторить, пока ещё не сгруппировавшихся в единое лобби клиентов из РФ. Помешает ли этому вялотекущее «бегство капитала»? По мнению юриста Михалиса Мусутоса, для российских вкладчиков нет сейчас важнее задачи, чем вернуть свои депозиты. Владимир МИХЕЕВ Кстати Тем временем, в сентябре Еврогруппа дала согласие деблокировать для Кипра второй транш в размере 1,5 миллиарда евро (из 10 миллиардов обещанной финансовой помощи). Это решение было обусловлено признанием «тройки», что Кипр выполняет все условия предоставления чрезвычайных «подъёмных» – приняты меры по стабилизации финансово-банковского сектора, начаты структурные реформы. На этом позитивном фоне прозвучало не менее бравурное заявление президента страны Никоса Анастасиадеса, что его правительство подумывает об отмене ограничения на движение средств ранее, чем предполагалось, – в январе 2014 года. Однако далеко не гарантировано, что остров Афродиты сумеет быстро восстановиться после пережитых треволнений. Тот факт, что финансовый сектор аккумулирует средства, достигающие 700% ВВП, вызывает тревогу: в случае ускорения бегства капитала этот «флюс» может стать нарывом, способным отравить все перспективы на устойчивое развитие. Вдобавок деньги от туризма, составляющие немаловажную статью доходов, сокращаются. Шансы сорвать куш за счет обнаруженных на шельфе газовых месторождений, с учетом оппозиции со стороны Турции и ее сателлита Турецкой республики Северного Кипра, остаются призрачными. По прогнозам Еврокомиссии, островной ВВП в этом году сократится на 8,7%, а в следующем году еще на 3,9%, что едва ли внушает оптимизм. №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Европейская Комиссия обнародовала в начале сентября проект новых правил для деятельности финансовых фондов (т.н. «фонды рыночных денег»), которые Брюссель представил как «важный этап в регулировании параллельной банковской системы». Эти инструменты, возникшие около 20 лет назад, используются для инвестирования, в основном,...

Европейская Комиссия обнародовала в начале сентября проект новых правил для деятельности финансовых фондов (т.н. «фонды рыночных денег»), которые Брюссель представил как «важный этап в регулировании параллельной банковской системы». Эти инструменты, возникшие около 20 лет назад, используются для инвестирования, в основном, в краткосрочные долговые обязательства: на их долю приходится 22% государственных и частных долгов стран Европейского Союза. Цель реформирования – уменьшить потенциальные риски для стабильности европейской финансовой системы. Что имеется в виду? Предложения властей ЕС предусматривают, в частности, диверсификацию портфеля и введение требования резервировать минимальный уровень собственных средств в размере 3% (во избежание панического бегства инвесторов в случае форс-мажорных ситуаций, как в начале финансового кризиса в 2008 году). Эти европейские фонды с активами примерно в триллион евро (для сравнения: около половины объема американских) в отличие от банков не подвергаются жёсткому регулированию. Особое развитие финансовые фонды, в которые инвестируют излишки своей ликвидности крупные компании, а также обычные клиенты, получили во Франции, Люксембурге и Ирландии. Они служат привлекательной альтернативой банковским депозитам, поскольку предлагают более высокие ставки по вкладам. Как пояснил член Европейской Комиссии Мишель Барнье, речь не идёт о наступлении на фонды, так как они «играют важную роль в развитии реальной экономики и ценятся инвесторами». Однако инициатива Брюсселя подвергается критике за чрезмерную жёсткость (владельцами фондов) и одновременно – за недостаточность ограничительных мер (властями Германии). На предстоящем обсуждении предложений участниками Европейского Совета и Европейским Парламентом неизбежны острые дискуссии, поскольку найти компромисс будет трудно. Впрочем, если предложения будут одобрены, они вступят в силу не ранее 2015 года. №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Всего за один месяц – с 30 июня по 31 июля – объём чистых инвестиционных активов возрос в Люксембурге на 36,602 миллиарда евро, или на 1,47%, достигнув в денежном выражении 2 триллионов 523 миллиардов 186 миллионов евро. За год этот...

Всего за один месяц – с 30 июня по 31 июля – объём чистых инвестиционных активов возрос в Люксембурге на 36,602 миллиарда евро, или на 1,47%, достигнув в денежном выражении 2 триллионов 523 миллиардов 186 миллионов евро. За год этот показатель увеличился на 9,86%. Опубликованные в Великом Герцогстве цифры подтверждают устойчивое развитие его финансового рынка. Сейчас на нём активно действуют 13 596 компаний. №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Ошибки банкиров, совершенные либо по нерадивости, либо по злоумышлению, могут стать поводом для судебного иска. Такую позицию занимает комиссия британского парламента по банковским стандартам. Исходным чувством парламентариев и приглашенных ими экспертов было «разочарование», вызванное решительным неприятием банковскими управляющими вины за...

Ошибки банкиров, совершенные либо по нерадивости, либо по злоумышлению, могут стать поводом для судебного иска. Такую позицию занимает комиссия британского парламента по банковским стандартам. Исходным чувством парламентариев и приглашенных ими экспертов было «разочарование», вызванное решительным неприятием банковскими управляющими вины за разразившийся в стране финансовый кризис, в частности, за скандальное поведение в «деле Либор». На подходе членов комиссии к назревшей, по их разумению, необходимости реформы банковского сектора не могло не отразиться широко распространившееся в британском обществе мнение, что банкиры получают вознаграждения не по заслугам, то есть не по своему трудовому вкладу. Особенное негодование породили среди граждан размеры премиальных по итогам года, бонусы под различными предлогами и «золотые парашюты» при увольнении, которые достаются вне зависимости от эффективности и успешности деятельности топ-менеджеров на своем посту. В выпущенном комиссией докладе проблема обозначена без обиняков и околичностей: «Гнев общественности по поводу высоких окладов в банковском секторе нельзя отмести как мелкую зависть или непонимание того, как функционирует свободный рынок. Вознаграждения выплачивались, по сути, за совершенные ошибки. Это ничем не оправданно». Действительно, статистика показывает, что зарплаты банковского высшего руководства в Британии достигли докризисного уровня. Парламентская комиссия выдвинула ряд довольно радикальных предложений, носящих рационализаторский характер, с целью оздоровить обстановку в банковско-финансовом секторе, на который приходится одна треть британского ВВП. Предложено ввести систему лицензирования банковских работников, от трейдеров до персонала местных отделений, которые в случае оплошностей при продаже «финансовых продуктов» понесут всю полноту ответственности. Более того, пишет лондонская «Индепендент», в определенных случаях топ-менеджеры банков должны будут в упреждающем порядке доказывать, что они не причастны к нарушению правил функционирования финансового рынка, чтобы избежать применения против них санкций. Подчеркну: предлагается сделать эту норму обязательной и заставить банкиров доказывать свою добропорядочность до того, как регулирующие органы займутся расследованием. Для Британии – это беспрецедентная акция, перечеркивающая одно из высших достижений юриспруденции, а именно – появившийся именно здесь принцип «презумпции невиновности». Депутат парламента от тори Эндрю Тайри, который возглавлял комиссию, где были представлены все политические партии, объясняет жёсткие рекомендации тем, что «скандалы последнего времени, не в последнюю очередь дело с манипуляцией ставкой Либор… выявили шокирующие и широко распространенные злоупотребления». Отсюда и возникло предложение, чтобы банкиры брали на себя письменное обязательство по всем рискованным операциям, которые они, в случае перехода на другую работу, оставляют своим преемникам. Если они по какой-либо причине не захотят этого сделать, то лишатся полагающегося им бонуса, который может быть выплачен им позднее, даже через 10 лет. Вместе с тем, островные парламентарии отвергли планы Еврокомиссии ввести ограничения на бонусы банкиров, установив потолок в 100% от их базовой зарплаты или в 200% – если на то будет воля акционеров. При этом и пафос доклада, и его главный тезис остались неизменными. В обращении к канцлеру казначейства, то есть министру финансов Джорджу Осборну, сказано: необходимо предусмотреть институализацию наказания за новый вид правонарушения – «должностное преступление по халатности при управлении банком». Наказание должно быть соразмерно содеянному, указали члены комиссии, сославшись на прецедент: финансовый регулятор в США обвинил британский банк HSBC в операциях с «грязными» деньгами и выставил штраф почти на 2 миллиарда долларов. ...В банковском сообществе известие о потенциальном ужесточении регуляторного режима, устанавливаемого государством, вызвало возмущенную реакцию, подкреплённую не менее рациональными доводами. Один из финансистов, не пожелавший назвать себя, так прокомментировал инициативу парламентариев газете «Индепендент»: «Им следовало бы помнить, что нам по-прежнему нужно привлекать на эти должности лучших менеджеров, чтобы они управляли банками. Что они будут делать с этой новой статьёй о должностном преступлении? Обвинят банкира в том, что он принял неверное бизнес-решение, будучи убеждён, что действует правильно? И до какого предела это можно довести? А они собираются с такими же мерками подойти к супермаркетам, которые торговали лошадиным мясом?» Вопрос, естественно, остался без ответа. Однако симпатии авторов заметки в «Индепендент», судя по всему, не на стороне банкира, иначе бы они не стали нагнетать драматизм этого сюжета таким заголовком: «Осборну посоветовали отправлять боссов обанкротившихся банков за решетку». Так или иначе, трудно не согласиться с депутатом-консерватором Эндрю Тайри, когда он говорит, что после многочисленных скандалов в Сити «на кону – деловая безупречность и репутация банковского сообщества». Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Ну, ладно, пусть не всей осени как времени года. Но два месяца – сентябрь и октябрь – уже многие годы заставляют банкиров и биржевиков внутренне напрячься: пронесет на этот раз или нет? Вот смотрите: крах 1929 года случился в октябре....

Ну, ладно, пусть не всей осени как времени года. Но два месяца – сентябрь и октябрь – уже многие годы заставляют банкиров и биржевиков внутренне напрячься: пронесет на этот раз или нет? Вот смотрите: крах 1929 года случился в октябре. Вы считаете, что это было слишком давно и пора уже сделать рассуждения об этом уделом историков? Хорошо, пусть так. Но крах 1987 года – он-то куда ближе к сегодняшним дням, не так ли? А 2001-й год, до него-то совсем рукой подать и вы хорошо помните, что случилось 11 сентября, и какая чудовищная встряска была в биржевом мире. А банк «Леман бразерз» он ведь тоже обрушился 15 сентября, и было это в 2008 году, можно сказать, почти вчера. В общем, хотите – верьте, хотите – проверьте, но, начиная с 1970 года, германские акции в сентябре теряют в среднем 2 процентных пункта. Вот такая, знаете ли, мистика. И в этом году, похоже, может произойти нечто подобное, полагают эксперты. Скверные новости множатся и накатывают со всех сторон. Крупные инвесторы уже начали вести себя осторожно: береженого, как говорится, бог бережет. Вот и мелким вкладчикам и всем усердно экономящим «на черный день» советуют поступить так же. Словом, не надо делать резких движений, лучше сидеть на стуле ровно. Давайте взглянем, откуда можно, по мнению специалистов, ждать осложнений. В сирийском конфликте, вроде бы, возобладало здравомыслие, и цена на нефть стабилизировалась. Но если все же заварится кровавая каша, то «черное золото» моментально может взлететь до кажущейся сейчас заоблачно высокой отметки в 150 долларов за баррель, считает Михаэль Виттнер, аналитик банка «Сосьете женераль». О том, как это повлияет на инфляцию, и думать не хочется… Вторая угроза терзает финансистов и биржевиков с мая этого года, когда Федеральная резервная система США объявила, что намерена притормозить приток денег. С тех пор доходность государственных ценных бумаг с десятилетним сроком выросла с 1,6% до 2,8%. И чего ждать дальше? Вот в Германии многие вкладчики решили, что свои денежки стоит подгрести поближе, и стали переводить их из-за границы домой. В результате весьма худо придется тем государствам, которые привыкли тратить больше, чем зарабатывают: живительный приток капитала может иссякнуть. Третий источник опасности таков. Очень неважно обстоят дела в экономике трех азиатских стран – Индонезии, Индии и Турции. Не лучше – в одной латиноамериканской (Бразилии) и одной африканской (ЮАР). Пятерка их валют с мая пребывает в состоянии свободного падения. Индийская рупия, скажем, обесценилась более чем на 20%, прочие – процентов на 15 или около того. Затормозить нежелательное развитие событий пока никак не удается ни в одной из этих стран. Вот почему все чаще слышны опасливые разговоры о возможности повторения событий 1997 года, когда обрушились многие азиатские валюты, а за ними и экономики этих стран. Они тогда утонули в дешевых деньгах – спасибо местным эмиссионным банкам. Четвертый сюрприз может преподнести Уолл-стрит. На нью-йоркской бирже сейчас идут отчаянные спекуляции на кредитные деньги. По мнению знатоков, в таких масштабах подобного давненько не бывало. Объемы заемного капитала сейчас достигают таких величин, которые отмечались в канун прорыва доткомовского пузыря в 2000 году и перед началом кризиса 2007 года. Пятый источник угрозы находится опять-таки в США и называется он рынок недвижимости. Быстрый рост процента почти полностью застопорил все улучшения, наметившиеся в этой сфере. Уже много недель число заявок на получение кредита для приобретения недвижимости снижается и, если так пойдет дальше, то все надежды на улучшение ситуации на американском рынке жилья могут растаять, как весенний снег. Вот теперь и судите сами, стоит ли банкирам опасаться осени. Марина СМИРНОВА №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Похоже, уютному лихтенштейнскому налоговому оазису приходит конец. Дорога в это княжество, которая долгие годы была привычной австрийцам, желавшим анонимно депонировать свои денежки, чтобы избежать уплаты налогов, с января будущего года заказана. Парламент в Вадуце одобрил новый договор между княжеством и...

Похоже, уютному лихтенштейнскому налоговому оазису приходит конец. Дорога в это княжество, которая долгие годы была привычной австрийцам, желавшим анонимно депонировать свои денежки, чтобы избежать уплаты налогов, с января будущего года заказана. Парламент в Вадуце одобрил новый договор между княжеством и соседней Австрийской республикой. Он аналогичен документу, подписанному между Австрией и Швейцарией, но есть и заметное отличие: он деанонимизирует не только капиталы из Австрии, переведенные в лихтенштейнские банки, но и деньги, которыми управляют фонды этой страны. Теперь австрийским вкладчикам придется платить в соседнем государстве весомый налог – 25%. Но это, повторим, с будущего года. А как же обстоит дело с теми австрийскими деньгами, которые уже совершили мягкую посадку в Лихтенштейне? Их тоже можно будет легализовать, но с частью из них придется проститься. Причем, с заметной частью – 15-30%! Ну а уж если беглец от налогов захомячил особенно много, тогда пусть будет готов расстаться с 38% своей собственности. И осуществить все эти разовые выплаты надо за вторую половину следующего года. Министр финансов Австрии Мария Фектер рассчитывает, что в результате этих мер государственная казна пополнится несколькими сотнями миллионов евро. Надо сказать, что в лихтенштейнском парламенте голосование по этой теме прошло с большим перевесом сторонников договора: три из четырех фракций законодательного органа княжества поддержали новацию. Банковские и промышленные круги также стоят на стороне нового соглашения. Андрей ГОРЮХИН №9(79), 2013
no image
Финансы & банки

Правительство Польши объявило решение национализировать частные пенсионные фонды. Эта мера направлена на сокращение государственного долга на 8 процентных пунктов. Сейчас он достигает 52,7% валового внутреннего продукта (ВВП). В бюджет должны перейти облигации частных фондов, подпадающих под гарантии государства, на общую...

Правительство Польши объявило решение национализировать частные пенсионные фонды. Эта мера направлена на сокращение государственного долга на 8 процентных пунктов. Сейчас он достигает 52,7% валового внутреннего продукта (ВВП). В бюджет должны перейти облигации частных фондов, подпадающих под гарантии государства, на общую сумму 40 миллиардов евро. Решение кабинета министров Дональда Туска, как и ожидалось, вызвало недовольство владельцев частных пенсионных фондов, поскольку компенсации им не предусмотрены. Правительство критикуют также руководители банков и страховых компаний. Польша – не единственная страна, решившая национализировать частные пенсионные фонды. До неё на этот шаг пошли Аргентина (в 2008 году) и Венгрия (в 2010-м). №9(79), 2013
no image
Спорт: Что почём?

Эта покупка вызвала много шума даже в привыкшем к сенсациям футбольном мире Европы. Ещё бы: Мадридский «Реал» приобрел полузащитника британского «Тоттенхэма» Гарета Бэйла сроком на шесть лет. Но главное – покупка талантливого валлийца, по данным его бывшего клуба, обошлась мадридским...

Эта покупка вызвала много шума даже в привыкшем к сенсациям футбольном мире Европы. Ещё бы: Мадридский «Реал» приобрел полузащитника британского «Тоттенхэма» Гарета Бэйла сроком на шесть лет. Но главное – покупка талантливого валлийца, по данным его бывшего клуба, обошлась мадридским «сливочным» в 85,3 миллиона фунтов стерлингов (около 100 миллионов евро)! Тем самым «Реал» побил свой же рекорд 2009 года, когда израсходовал 93,4 миллиона евро на португальца Криштиану Роналду, переманив его из «Манчестер Юнайтед». Кстати, недавно он стал самым высокооплачиваемым футболистом в мире с зарплатой 21 миллион евро в год, или 40 евро в минуту! А главный соперник столичной команды – каталонская «Барселона» – приобрела за 57 миллионов евро молодого бразильца Неймара Сантуса. Эти сделки совершены в условиях жестокого финансового кризиса, переживаемого Испанией, в которой за чертой бедности оказалось более четверти населения, а уровень безработицы установил свой собственный рекорд в Европе. Поэтому пришествие Бэйла вызвало у болельщиков радость со слезами на глазах. Испанские, но особенно – зарубежные – СМИ всё громче задают вопрос: как «королевский клуб», да и его главный соперник – «Барселона» – способны выдерживать подобные расходы? А также: почему банки выдают огромные кредиты на покупку иностранных футбольных «звёзд» и одновременно, по данным Европейского центрального банка, сокращают кредитование малых и средних предприятий? За скобками остаётся и ещё один вопрос: почему «гранды» процветают, тогда как остальные 18 клубов Высшей лиги Испании отчаянно борются за выживание, сильно сокращая платёжные ведомости и распродавая своих талантливых воспитанников? В этом году страну покинули около 80 футболистов! В ответ на эти и другие неудобные вопросы владельцы «Реала» приводят убойную, по их мнению, цифру – 513 миллионов евро. Именно такой доход получил столичный футбольный клуб в сезоне 2011-2012 года. Но при этом замалчивается огромный долг: по сведениям некоторых газет, он достигает почти 600 миллионов евро. Вопросы вызывает и уплата налогов футбольными «грандами» Испании. Хитрый юридический статус ведущих клубов позволяет им, по выражению одного из журналистов, «платить в казну государства меньше, чем конторы по уборке квартир и офисов». Как бы то ни было, Европейская Комиссия продолжает расследование информации о незаконном соглашении боссов «Реала» с муниципальными властями Мадрида от 1996 года об оказании финансовой помощи клубу из государственных средств (см. «Испания: а если лопнет футбольный 'пузырь'?», №4(76), 2013). Кстати, собственный долг столицы сейчас достигает 7 миллиардов евро. Андрей СМИРНОВ Кстати Самому знаменитому и ценному футболисту «Барселоны» – аргентинцу Лионелю Месси – пришлось доплатить налог на впечатляющую сумму: 5 миллионов евро. С июня он находился под следствием по подозрению в уклонении от налогов. Нападающий «Барсы» и его отец отрицали нарушения. Однако налоговикам удалось доказать, что в 2006-2009 годах аргентинец подавал неполные декларации, скрывая гонорары от предоставления права использовать его имидж нескольким подставным фирмам. Деньги поступали в оффшорные зоны Белиза и Уругвая. Кроме того, были заключены контракты и с оффшорными компаниями Швейцарии и Великобритании. №9(79), 2013
no image
Валюта

На время самых острых предвыборных дебатов в Германии тема спасения единой европейской валюты была искусственно выведена из оборота: никто из политиков не горел желанием подпрыгивать на тонком льду. Но споры все же продолжались. В частности, в газете «Вельт» сошлись в...

На время самых острых предвыборных дебатов в Германии тема спасения единой европейской валюты была искусственно выведена из оборота: никто из политиков не горел желанием подпрыгивать на тонком льду. Но споры все же продолжались. В частности, в газете «Вельт» сошлись в схватке противник евро – Алан Позенер – и сторонник единой валюты – Кристоф Шильц. Каковы же их аргументы? Сначала дадим слово тому, кто выступает за сохранение евро, но против Европейского Союза в его нынешней ипостаси. Нынешний Союз – автор предпочитает называть его ЕС-I – неизлечимо болен, ошибки, которые были сделаны при его создании, непоправимы, хотя исправить их пытались много раз. А нынешние спасители евро слишком горячо верят в «примат политики», который автор считает химерой. Поэтому политика Ангелы Меркель в этом отношении вовсе не безальтернативна. Она затягивает время, обостряет кризис и уводит от ответа на вопрос, на который отвечать придется: останется ли Европа и в будущем рыхлым конгломератом государств без единой валюты или станет тесным и прочным Союзом с единой валютой. Никаких промежуточных вариантов, по мнению автора, просто нет. На его взгляд, все попытки создания «Европы а ля карт», в которой можно выбирать то, что нравится, а не нравящимся – пренебречь, как это сейчас происходит с Шенгеном и евро, да и со многими другими сферами, приведут к очевидному результату: конструкция функционировать не будет. Невозможно одному выбирать тесную интеграцию, другому отстаивать приоритет национального суверенитета, а третьему – пытаться устроить что-то промежуточное. Кристоф Шильц уверен, что евро будет существовать и через 20 лет. Но единая валюта должна быть прочно сцеплена с заново основанным Европейским Союзом, в котором составляющие его государства будут связаны несравненно теснее, чем ныне. Автор называет его ЕС-II. ЕС-I он считает выполнившим свою историческую функцию. Он помог достичь примирения былым врагам и добился этого блестяще. Но у ЕС-II будет новая цель: в глобализированном мире, основываясь на общих ценностях, лучше, чем прежде проводить в жизнь политические и экономические интересы всех стран-участниц. Твердые единые правила в большинстве областей политики, собственные источники налоговых поступлений для ЕС, единое бюджетное право, единая правовая политика, вырабатываемая, прежде всего, в Брюсселе. Пока это кошмар для многих национальных правительств, признаёт автор. Но с его точки зрения для всех государств, в том числе и для Германии, это единственный шанс и он реалистичнее, чем кажется на первый взгляд. Нынешняя политика по спасению евро, считает Кристоф Шильц, очень скоро зайдет в тупик. Стремясь сохранить в одной лодке всех без исключения, политики непременно станут объектом шантажа, противостоять которому будет невозможно. Он ожидает, что зона евро сравнительно скоро ужмется до размеров дееспособных стран плюс Франция. А аутсайдерам будет оказана финансовая помощь, которая позволит им поправить свои дела и опять вернуться в клуб. Но тогда им уже придется согласиться с тем, что будут действовать новые контрольные механизмы, а часть национальных компетенций у них будет изъята. Тот, кто не будет входить в зону евро, не сможет стать и членом ЕС-II. Хочет этого кто-то или нет, но евро останется, а Европа определит себя по-новому, заключает Кристоф Шильц. А что думает Алан Позенер? Да, Европа переживает глубочайший кризис и не может быть большей ошибки, чем считать его валютным кризисом. По мнению автора, это кризис европейской идеи. Просто единая валюта дала старт этому кризису и рано или поздно он её похоронит. Если в результате европейская мысль переживет возрождение из-за этой жертвы, значит, все было не напрасно, уверен Алан Позенер. Когда пять лет назад разразился финансовый кризис, меньшинства евроскептиков, которые и так были в каждой стране, начали набирать силу и численно расти. Теперь британские евроскептики отнюдь не одиноки. И нигде эти скептические настроения не набрали такой силы и не стали такой опасностью, как в странах зоны евро, полагает автор. «В этой «сердцевинной Европе» и оказались такое «неисправное государство» как Греция, многие «неисправные нации», такие как Италия, Бельгия и Кипр, ряд стран, экономики которых надо отправить в реанимацию – Португалия, Испания и Ирландия – не желающая реформ промежуточная держава – Франция – и самодовольная Германия, слепо движущаяся в направлении демографической катастрофы, – пишет Алан Позенер. – Общего в этой группе только то, что безработица там в среднем выше, а темпы роста в среднем ниже чем где бы то ни было в Европейском Союзе». А евро, по его мнению, вбил клин не только между странами зоны и остальной Европой, но и рассорил население разных стран самой зоны евро. Все опросы показывают, что немцев глубоко не любят в странах Южной Европы, а в самой Германии настроения против «греческих банкротов» начинают приобретать тревожные масштабы. Как Союз Европа фактически больше не существует, считает автор, возлагая вину за это на те меры по спасению евро, которые были предприняты под руководством и по настоянию Германии. Деструктивная европейская политика Меркель основывалась на тезисе «развалится евро – развалится Европа». Но всего, чего всерьез добилась Европа, она добилась без евро – единства в Западной Европе после Второй мировой войны, создания демократических перспектив для Греции, Испании и Португалии после падения тамошних фашистских режимов, предотвращения разделения континента после распада Советского Союза. С момента введения евро Европейский Союз не сделал ничего, чтобы поддержать свою репутацию миротворца, считает автор. И если Единая Европа развалится, виной тому будет евро. «Больше Европы» значит, по мнению Алана Позенера, больше демократии, больше свободы, больше многообразия, и да, больше государств, входящих в Союз. Тот клуб, где правила мягче, может принять больше членов, уверен он. Еще не поздно создать эту более свободную и более обширную Европу. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №9(79), 2013
no image
Экономика

Гигантский «строительный пузырь», возникший в Нидерландах, угрожает экономике этой одной из самых благополучных стран Европейского Союза гораздо больше, чем казалось ещё несколько месяцев назад. Многие голландцы пользовались поистине щедрой программой субсидий на приобретение жилья, банки раздавали кредиты всем желающим, а...

Гигантский «строительный пузырь», возникший в Нидерландах, угрожает экономике этой одной из самых благополучных стран Европейского Союза гораздо больше, чем казалось ещё несколько месяцев назад. Многие голландцы пользовались поистине щедрой программой субсидий на приобретение жилья, банки раздавали кредиты всем желающим, а строительство домов велось бурными темпами. Всё это напоминало докризисную ситуацию в Испании. Цены на «квадратные метры» упали с 2008 года на 20% и продолжают снижаться, но спроса практически нет. Более миллиона семей приобрели квартиры, которые при желании или нужде сегодня можно продать только по цене ниже ипотеки. Банки несут ощутимые убытки, основные экономические показатели свидетельствуют о рецессии. Среди избирателей усиливается пессимизм. Конечно, о голландских статистических данных в Греции или Испании могут только мечтать. Например, уровень безработицы в Нидерландах – около 7% самодеятельного населения, но ведь жители страны, занимающей в еврозоне пятое место по размеру экономики, привыкли к полной занятости… Коалиционное правительство премьер-министра Марка Рютте решило сократить государственные расходы на 6 миллиардов евро и увеличить налоги, однако это чревато обострением проблем, поскольку замедлит рост экономики, предупреждают аналитики. Особое недовольство населения вызывают запланированные по требованию Брюсселя жёсткие меры в социальной области: увеличение возраста выхода на пенсию, уменьшение срока, во время которого выплачивается пособие по безработице, облегчение увольнений. Это происходит на фоне традиционно прохладного отношения жителей Нидерландов к Евросоюзу в том виде, в котором он существует сейчас. Подобно британцам и скандинавам, голландцы выступают против политических директив от властей ЕС, за превращение Европы в максимально широкую зону свободной торговли. Кстати Первое же выступление нового короля в парламенте Нидерландов в середине сентября стало ушатом холодной воды для подданных монарха. С неприсущей политикам прямотой Виллем-Александр объявил о переходе страны от государства всеобщего социального благоденствия второй половины XX века к «обществу сопричастности». Это означает, что щедрая поддержка голландцев за счёт казны уходит в прошлое, им придётся более самостоятельно приспосабливаться к тяжёлым переменам, вызванным финансовым кризисом в Евросоюзе. Новая социальная модель предусматривает, в частности, что помощь иждивенцам, инвалидам, хронически больным и безработным будет оказываться из средств муниципалитетов, совокупный объем которых в два раза меньше соответствующей статьи, предусмотренной в общенациональном бюджете. Кроме того, будут сокращены пособия детям до 6 лет, заморожены зарплаты государственных служащих и на 2300 человек сокращена армия Нидерландов (в 2011 году уже были уволены 12 тысяч военнослужащих). №9(79), 2013
no image
Транспорт

Власти Европейского Союза намерены сократить число дорожных аварий со смертельным исходом на одну треть. Для этого может быть введено ограничение скорости на автострадах до 110 км или 70 миль в час. Ежегодно на дорогах 28 стран ЕС гибнет около 30...

Власти Европейского Союза намерены сократить число дорожных аварий со смертельным исходом на одну треть. Для этого может быть введено ограничение скорости на автострадах до 110 км или 70 миль в час. Ежегодно на дорогах 28 стран ЕС гибнет около 30 тысяч человек – примерно столько же, сколько в России, у которой население почти в четыре раза меньше. Однако Брюссель решил пойти на ограничение скорости, что вызовет недовольство многих автомобилистов. В первую очередь, конечно, в Германии и Великобритании. Немцы привыкли носиться по автобанам на любой скорости, а британские власти ссылаются на самый низкий показатель смертности на колесах во всём Союзе – 1 754 человека в год. Да и в Германии он не слишком высок – 3 657 погибших. Осуществлять контроль скорости технически не так уж сложно. Рассматриваются две возможности: оснащение всех автомобилей специальным устройством, лимитирующим скорость и включающим тормозную систему при её превышении, или с помощью сигналов с искусственных спутников земли, настойчиво предупреждающих водителей об опасном скоростном режиме. Прежде, чем пойти на эту меру, которая может быть интерпретирована как нарушение прав автомобилистов, власти ЕС тщательно изучат возможные последствия. В первую очередь, политические. №9(79), 2013
no image
Опыт

Наиболее подготовленной страной в мире для ответа на новые вызовы и для жизни в условиях неизвестного будущего является Швеция. К такому выводу пришли эксперты консалтинговой компании Co.exist, которые проанализировали сложившееся положение на основании различных критериев – от политической модели до...

Наиболее подготовленной страной в мире для ответа на новые вызовы и для жизни в условиях неизвестного будущего является Швеция. К такому выводу пришли эксперты консалтинговой компании Co.exist, которые проанализировали сложившееся положение на основании различных критериев – от политической модели до политики в области окружающей среды и сексуальной толерантности. Далее в пятерке лидеров значатся Австралия, Швейцария, Дания и Норвегия. Замыкают список Венесуэла, Египет и Нигерия. Насколько объективен этот выбор и корректны взятые критерии? Так, прошедшие летом столкновения с участием шведских безработных, иммигрантов и полиции поставили под сомнение безупречность шведской общественной модели. №9(79), 2013
no image
Энергетика

А как хорошо все начиналось! Германский инженер Вилли Бальц сразу понял, какие обширные перспективы открывает для делового человека «зеленая» энергетика, и вошел в число пионеров это славного начинания. Сравнительно быстро он сумел закрепить за своей компанией едва ли не треть...

А как хорошо все начиналось! Германский инженер Вилли Бальц сразу понял, какие обширные перспективы открывает для делового человека «зеленая» энергетика, и вошел в число пионеров это славного начинания. Сравнительно быстро он сумел закрепить за своей компанией едва ли не треть всех североморских и балтийских площадей, выделенных для создания оффшорных ветроэнергетических парков. Он, считай, в одиночку продвигал миллиардные проекты, вроде парков «Глоубал тех» или «МЕГ 1» к северу от Боркума, пригласив к себе в партнеры мощные концерны «Хохтиф» и «Арева». Возможно, он рассчитывал на свое несокрушимое упорство, которое помогло ему не однажды выиграть первенство ФРГ по планерному спорту. И даже сейчас, когда его компания «Виндрайх» совершила отнюдь не мягкую посадку, объявив о банкротстве, он не оставляет надежды на то, что реализует эти масштабные или, как сейчас принято говорить, мега-проекты. Кредиторы и прокуроры, уже не первый месяц идущие по следам Бальца, словно бы его и не пугали. Он упорно стоял на своем: «Кто хочет задушить «Виндрайх», должен сначала меня убить». Но дело обернулось куда прозаичнее. Хозяева денег, которыми он распоряжался, надавили на него так, что все обошлось без убийств и прочих страстей. Бальца просто заставили уйти с занимаемого поста, объявив, что под его руководством запланированное оздоровление компании не состоится. Оно и без его участия может провалиться, а уж с ним во главе… В общем, пришлось уйти подобру-поздорову. Если правильно говорят, что время выбирает своих героев, то Вилли Бальц как раз из той породы людей, которые как рыба в воде чувствуют себя в атмосфере затевающихся больших проектов. Сторонники называют таких лидеров «харизматичными», те, у кого они не вызывают особых восторгов, именуют их «пробивными» и «таранными» руководителями. Период создания масштабных экоэнергетических мощностей выдвинул на первый план именно таких увлеченных до фанатизма людей, которые в большинстве случаев «сделали себя сами». Таковы лидер «Соларуорлд» Франк Асбек, основатель «Энерокона» Алоиз Воббен. Вот и Бальц из этого же теста. Основы своего состояния он заложил в 80-х годах прошлого века, занимаясь недвижимостью. Рассказывают, что именно тогда он впервые увидел, как на авиастроительном заводе в Южной Германии делали лопасти для первых германских «электромельниц». Чем уж его они так впечатлили неизвестно. Но, когда в конце 1990-х вступил в силу закон о возобновляемых источниках энергии, Бальц оказался тут как тут и начал основывать компании, собиравшиеся строить ветроэнергетические парки. И дело пошло. Довольно скоро одно из своих детищ – компанию «Натенко» – Бальц сумел продать французскому концерну «Теолиа» за внушительную сумму в 100 миллионов евро. Они и стали его стартовым капиталом. На них он начал раскручивать строительство ветроэнергетических парков в открытом море. Но недаром культовый немецкий фильм 1970-х годов назывался «Нордзее ист Мордзее» («Северное море – море смерти»). Бальц не сумел реалистично оценить риски, связанные с этой затеей, и довольно скоро оказался в долгах как в шелках. Их сумма составляла более трехсот миллионов евро. Не помогли ни хитро закрученные потоки взаимных платежей между многочисленными дочерними компаниями «Виндрайх», ни незаурядное умение заставить инвесторов раскошелиться. Рейтинговое агентство «Кредитреформ» выставляло компании все более и более низкие оценки. В конце концов Бальц поступил как заурядный двоечник, выбрасывающий дневник в мусорный ящик – подальше от родительского гнева. Он просто перестал публиковать не нравящиеся ему рейтинги. Это своеобразное решение заставило кредиторов задергаться. А тут еще выяснилось, что Бальц, большой любитель гонок на авто-олдтаймерах – видите, какой широкий круг увлечений? – не особенно тщательно проводил границу между средствами компании и своими собственными. Злобные кредиторы сочли, что расходы на оплату дорогостоящих страстишек руководителя компании в их задачи не входят. Отношениям между сторонами это на пользу не пошло. В марте 2013 года сотрудники штутгартской прокуратуры явились в офис «Виндрайх». Понятно, что с добром из таких организаций не приходят. Вот и тут было объявлено, что начато следствие по подозрению в целой куче нарушений германских законов. Речь шла о мошеннических операциях с капиталами, о манипуляциях рыночными ценами, кредитных махинациях и – вишенка на торте! – искусственном затягивании объявления банкротства. Стойку прокурорских следователей заставил сделать анонимный сигнал – сю-у-у урпрайз! Нет-нет, я совсем не утверждаю, что акционеры отчаялись убрать с поста упрямого шефа компании, приведшего её к разорению. Но все же, все же… Понятное дело, Бальц все обвинения начисто отвергает, да и странно было бы ожидать другого. В своих неприятностях он винит не кредиторов и акционеров, а злодеев-конкурентов, плетущих заговоры против него лично, а также против насущно необходимых стране энергетических реформ. Достается от него и коллегам. Прислал к нему банк «Саразин» на работу финансового директора, так Бальц его в кратчайшие сроки сожрал и не поперхнулся. На его место пришел бывший член правления концерна «Телеком» Карл-Герхард Айк. Очень быстро он удостоился обвинения в подготовке недружественного поглощения. С той поры Бальц оказался в «Виндрайх» един в двух лицах – и президент, и финансовый директор. Правда, это ему не помогло. После отстранения упрямца фирмой руководит бывший советник Бальца Вернер Хеер. Он прилагает отчаянные усилия к тому, чтобы сделать работу компании более прозрачной и вернуть доверие инвесторов и кредиторов. В декабре будет решаться вопрос, получит ли «Виндрайх» еще один шанс. Но у Бальца его, скорее всего, уже не будет. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №9(79), 2013
Открываем старый свет
no image
Круглая дата

Полвека назад ушел из жизни Робер Шуман Венок, украшенный флагами Люксембурга, Франции и ЕС, был возложен в церкви Святого Квентина на месте захоронения Робера Шумана, крупного политика, министра иностранных дел и премьер-министра Франции, называемого не иначе как «отец Европы». Р....

Полвека назад ушел из жизни Робер Шуман Венок, украшенный флагами Люксембурга, Франции и ЕС, был возложен в церкви Святого Квентина на месте захоронения Робера Шумана, крупного политика, министра иностранных дел и премьер-министра Франции, называемого не иначе как «отец Европы». Р. Шуман скончался 4 сентября, ровно полвека назад. Церемонию воздаяния возглавлял премьер-министр Великого герцогства Люксембург Жан-Клод Юнкер, который перед этим впервые посетил дом под Мецем, ставший последним пристанищем главного архитектора объединенной Европы. Фигура Робера Шумана культовая. Его биография могла быть положена в основу сценария увлекательного эпического кинополотна, где переплелись бы трагедия и триумф, оперетта и драма. Его фамильные корни растут из города Эвранж в Лотарингии, совсем близко от люксембургской границы. Кстати, для Шумана люксембургский язык (диалект немецкого) был родным. А дом, в котором он родился, отдан под Центр европейских исследований его имени. Свою карьеру как политик он начал в 1919 году, будучи избранным депутатом от департамента Мозель в Национальное собрание Франции. С приходом германских оккупантов был арестован. Бежал. Вступил в партизаны («маки»), участвовал в Сопротивлении. После войны занимал высокие посты: министра финансов, иностранных дел, юстиции, а также премьер-министра Франции. Звездный час Робера Шумана наступил после оглашения 9 мая 1950 года плана объединения каменноугольной, железорудной и металлургической промышленности ряда западноевропейских государств. Ключевая задача: создать высший единый орган по надзору за совместным французско-германским производством угля и стали, чтобы не допустить тайного одностороннего перевооружения Германии или Франции. Примирить непримиримых врагов и тем избежать повторения двух мировых войн. «Декларация Шумана» остается своего рода Библией создателей Евросоюза. В своей речи Жан-Клод Юнкер назвал ее «программой на будущее», после которой «государственные границы утратили свое определяющее значение». «Нужно хранить живую память об этом смелом человеке, Робере Шумане, и обретать самим смелость созидать будущее Европы, которое неразрывно связано с понятием «мир», – сказал люксембургский премьер, добавив важную фразу: «Даже если при этом нам понадобится обновить формулу европейского союза для молодых поколений». В это же время глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу также воздавал должное человеку, которого община Меца долгое время пыталась представить как достойного кандидата для канонизации Римско-католической церковью. Как подчеркнул в своем обращении к единомышленникам Ж.М.Баррозу, призыв отца-основателя Европейского Союза «к примирению между европейцами до сих пор звучит громким эхом». «Рожденный германским подданным, ставший гражданином Франции, – заявил глава исполнительной власти ЕС, – Робер Шуман всегда был европейцем по своим убеждениям… Отец-основатель помещал солидарность и сотрудничество в фундамент Европы, мирной, современной и уверенной в своем будущем». Выступление Баррозу также содержало любопытную сентенцию, завершавшуюся восклицательным знаком: «В этом мире, который становится все менее и менее европейским, давайте оставаться все больше и больше европейцами!» Вадим ВИХРОВ №9(79), 2013
no image
Ноу-Хау

Внутри Европейского Союза может быть отменен роуминг при использовании мобильных систем связи. Проект соответствующего документа, названный «Пакет телеком», подготовлен Европейской Комиссией и представлен Европейскому Парламенту. Ключевым стало положение, отменяющее дополнительную плату за телефонные звонки, СМС или иной обмен данными, которые...

Внутри Европейского Союза может быть отменен роуминг при использовании мобильных систем связи. Проект соответствующего документа, названный «Пакет телеком», подготовлен Европейской Комиссией и представлен Европейскому Парламенту. Ключевым стало положение, отменяющее дополнительную плату за телефонные звонки, СМС или иной обмен данными, которые осуществляются из-за границы с помощью мобильного телефона. Конкретные сроки пока не названы: сначала поговаривали о 2014 годе, но сейчас, видимо, остановятся на 2016 годе. Возможно, потребуются и другие технические меры, например, введение регулирования, предполагающего единый пункт входа звонка в систему мобильной связи в ЕС. Брюссель давно начал борьбу с роумингом, который заметным образом бьет по кошелькам потребителей, становящихся все более мобильными. Это особенно актуально для тех, кто много ездит по работе, живет в небольшой стране или в приграничных районах, часто перемещаясь через границу, которая внутри ЕС совершенно открыта. Первые меры в этом направлении были введены Европейской Комиссией в 2007 году, после того, как операторы мобильной связи остались глухими к призывам договориться о совместных нормах, самостоятельно ограничить чрезмерные тарифы на трансграничные коммуникации. Были введены ограничения внутри ЕС на дополнительную плату за звонки из другой страны. Позже это было распространено и на пересылаемые СМС. Операторов обязали информировать владельцев мобильных телефонов, когда они пересекли границу и попали в зону работы сетей другой страны. Появились ограничения на предоставление дорогостоящих интернет-услуг тем, кто оказался со своим мобильным в роуминге. После 2010 года были снижены цены на передачу по мобильному интернету одного мегабайта информации, потребителям, пересекшим национальную границу, предоставлено право выбора интернет-провайдера. Целью этих мер было не только снижение расходов потребителей на этот вид услуг, но и побуждение операторов придумывать и предлагать новые услуги, адаптированные к изменившимся условиям, подтолкнуть к появлению новых компаний, специализирующихся на отдельных сегментах мобильного трансграничного бизнеса. Нельзя сказать, чтобы в этой области достигнут прорыв, хотя отдельные новинки на рынке появляются. Отдельные компании стали заключать партнерские соглашения с конкурентами по другую сторону границы. В некоторых странах начинается внедрение специальных сим-карт в автомобилях, которые через системы мобильной связи автоматически подавали бы сигнал соответствующим службам в случае аварии и поломки машины. Здесь речь идет уже о партнерстве мобильных операторов с автомобилестроителями… Вместе с тем, операторы констатируют снижение доходов от роуминга в общей структуре выручки. За 5 последних лет их доля сократилась в среднем с 35% до 20%. Результатом этих мер стало снижение на 80% некогда астрономических счетов за пользование мобильной связью за границей. Теперь ставится задача вообще отменить роуминг внутри «двадцати восьми». Удастся ли этого добиться? Помимо политической воли необходимо решить ряд технических проблем. Например, как создать систему единого входа в ЕС для мобильной связи (примерно как шенгенская система – для въезда людей из-за пределов Союза)? Как обеспечить инвестиционную привлекательность отрасли для операторов, которые лишатся важного источника дохода? Видимо, с этим связано вероятное откладывание сроков возможной отмены роуминга – с 2014 на 2016 год. Светлана ФИРСОВА №9(79), 2013
no image
Ноу-Хау

За первый месяц работы новый вид услуг, придуманный в экономической столице Италии – Милане, добился успеха, которого не ожидали даже его создатели. Абонементом обзавелись уже 4,5 тысячи человек. Речь идет о разновидности коллективного найма автомобилей («кар шеринг» – от английского...

За первый месяц работы новый вид услуг, придуманный в экономической столице Италии – Милане, добился успеха, которого не ожидали даже его создатели. Абонементом обзавелись уже 4,5 тысячи человек. Речь идет о разновидности коллективного найма автомобилей («кар шеринг» – от английского car sharing), который ориентирован на передвижение на небольшие расстояния, в среднем продолжительностью до 40 минут. Этот вид транспорта становится альтернативной такси, автобусу или метро. Он опирается на 450 микролитражек типа «Смарт», которые распределены на площади 120 квадратных километров. На начальном этапе абонемент бесплатный, затем планируется введение тарифа в размере 19 евро. Час аренды, которая включает парковку в определенных зонах, топливо и страховку, стоит 14,9 евро, а сутки обойдутся в 59 евро. За поездки дальностью более 50 километров взимается дополнительно 0,29 евроцентов за километр. Машину можно брать и оставлять практически повсеместно внутри зоны, наличие свободных автомобилей определяется с помощью мобильного телефона, арендовать его можно за полчаса до начала поездки. Андрей СЕМИРЕНКО №9(79), 2013
no image
Только факты

Меньше всего – в Люксембурге Подданные Его Высочества великого герцога Люксембурга меньше других партнёров по ЕС должны трудиться, чтобы заработать деньги на уплату налогов. К такому выводу пришли авторы доклада, подготовленного «Экономическим институтом Молинари» в сотрудничестве с аудиторской компанией «Эрнст...

Меньше всего – в Люксембурге Подданные Его Высочества великого герцога Люксембурга меньше других партнёров по ЕС должны трудиться, чтобы заработать деньги на уплату налогов. К такому выводу пришли авторы доклада, подготовленного «Экономическим институтом Молинари» в сотрудничестве с аудиторской компанией «Эрнст энд Янг». Они сравнили уровень налогообложения и доходы в каждой стране и составили символический календарь налогового освобождения граждан. Выяснилось, что в герцогстве гражданин, получающий среднюю для этой страны зарплату, условно прекращает работать на государственную казну и начинает трудиться на себя 25 мая каждого текущего года. А всё, что заработает после этой даты, точнее, через 4 месяца и 25 дней, идёт в личный доход. Для сравнения: в Германии день налогового освобождения наступает 13 июля, во Франции – 26 июля, а в Бельгии – 8 августа. Люксембург выгодно отличается от своих соседей и по другому показателю. Авторы исследования подсчитали, сколько должен заработать житель конкретной страны зоны единой валюты, чтобы после уплаты налогов в кармане у него осталось ровно 100 евро. Для этого люксембуржец должен получить 166 евро, немец – 213, француз – 230, а бельгиец – 252 евро! №9(79), 2013
no image
Только факты

Британский премьер-министр Дэвид Камерон уже давно стращает коллег по Европейскому Союзу тем, что уведет страну из Единой Европы. Он намерен провести на эту тему референдум. Пусть, дескать, народ сам решит, нужно ему членство Британии в таком сообществе государств или нет....

Британский премьер-министр Дэвид Камерон уже давно стращает коллег по Европейскому Союзу тем, что уведет страну из Единой Европы. Он намерен провести на эту тему референдум. Пусть, дескать, народ сам решит, нужно ему членство Британии в таком сообществе государств или нет. Во всем этом, право же, больше своеобразного политического кокетства, чем реального желания узнать мнение сограждан. И, тем не менее, исход британцев из Европы уже начался. И происходит он тихо, без помпы и даже без прощания – что называется, по-английски. Во всяком случае, применительно к аппарату Европейской Комиссии дело так именно и обстоит. Скажем, доля британских чиновников среди служащих Европейской Комиссии за последние семь лет сократилась на 24%, уверяет статистика. Таким образом, этот показатель теперь не дотягивает даже до доли населения Великобритании в общей численности жителей Единой Европы, составляющей 12,5%. То же самое происходит и в аппарате Европейского Парламента. Там доля британских служащих резко упала и составляет ныне 5,8%. Единственная служба, где британцы представлены мощно – это дипломатический корпус ЕС. Там они занимают 25 из 308 постов. Это второй показатель после Франции с её 39 постами. Одно из объяснений таково: люди, отдавшие многие годы работе в аппарате Европейской Комиссии, понемногу уходят на покой, а желающих сменить их среди британцев не находится. К примеру, в этом году на посты в аппарате ЕС претендовало значительно больше чехов, словаков или литовцев, чем британцев. Собственно говоря, эта тенденция не является типично британской. Скорее, её можно отнести ко всем «старым» странам Европейского Союза. Такое же отсутствие стремления личными усилиями послужить делу продвижения европейской интеграции можно наблюдать и среди люксембуржцев или датчан. А что вы хотите, когда ЕС сейчас экономит на всем, на чем можно, в том числе и на зарплатах евробюрократов? Марина СМИРНОВА №9(79), 2013
no image
Демография

Послевоенному поколению, известному как беби-бумеры (baby boom generation), придется умерить свои аппетиты и дать шанс на достойную жизнь тем, кто пришел и придет им на смену. Иначе быть бунту. Так звучит выстраданное и обдуманное убеждение британца Стивена Кинга (не путать...

Послевоенному поколению, известному как беби-бумеры (baby boom generation), придется умерить свои аппетиты и дать шанс на достойную жизнь тем, кто пришел и придет им на смену. Иначе быть бунту. Так звучит выстраданное и обдуманное убеждение британца Стивена Кинга (не путать с американским «королем ужасов»), главного экономиста крупнейшей в мире финансовой группы HSBC. Кингу вовсю мерещится видение: грядет восстание детей против отцов и дедов. Видения этакого английского бунта, осмысленного, а потому беспощадного. Бунта, спровоцированного господством беби-бумеров, которые подмяли под себя всю социальную политику государства, чтобы это отвечало их интересам. Беби-бумеры, кто спорит, это феномен. Это они куролесили на вудстокском фестивале, накачиваясь дурманом. Это они отказывались воевать во Вьетнаме. Это они придумали Интернет, айфон и айпед. Это они породили культуру массового потребления по принципу «живи сегодня, плати завтра». А потому это они несут ответственность за финансовый кризис, начавшийся с краха банков, что бездумно раздавали ипотечные кредиты тем, кто хотел жуировать «здесь и сейчас», пусть даже не располагая для этого средствами. Ничего не ново под луной, рассуждает Стивен Кинг, отсылая современников к 1381 году, когда чума растерзала Британию, убив полтора миллиона человек и разорив самых бедных. Но верхи, они же правящие аристократические кланы, не хотели мириться с тем, что низы более не в состоянии завязываться в три узла и затягивать пояса, чтобы по-прежнему кормить через подати хозяев жизни. Верхи натравливали сборщиков налогов на нищенствующее население, и те не стеснялись в выборе способов убеждения. Как говорит Стивен Кинг, они были подобны современным «громилам с бейсбольными битами», выбивавшим деньги из несчастных. Стоит ли удивляться, что вилланы от безысходности взялись за вилы и косы. Под водительством Уота Тайлера инсургенты расправлялись с ненавистными ленд-лордами и высшими правительственными чиновниками. Восстание считается крестьянским, но к нему примкнули городские ремесленники, священники и даже некоторые «мелкопоместные» рыцари. Примечательный факт: после подавления восстания власти не стали чинить массовых расправ, осознав масштаб и степень остервенения отчаявшихся подданных. Один из итогов: аристократия была страшно напугана, она поняла, что перегнула палку и потому на первых порах даже не пыталась взять реванш. Сегодня, как утверждает Стивен Кинг, история, похоже, повторяется. В британском обществе и государстве всем заправляют беби-бумеры, которые постарели, многие вышли на пенсию, но продолжают контролировать процесс принятия решений (см. «Джереми Паксман: раскаявшийся инквизитор», №1(62), 2012). Система социального обеспечения сверстана под них: на их долю выпадают наиболее весомые выплаты и льготы. В условиях не рассосавшегося кризиса это вызывает раздражение у молодых, которые вступают в жизнь и вдруг начинают понимать, что они не смогут позволить себе такого же уровня и качества жизни, как их «предки». Накопившая фрустрация уже дает о себе знать. По мнению Кинга, движение «Оккупай» (например, «Оккупай Уолл-стрит») и беспорядки в лондонских районах в 2011 году – прямое следствие системного конфликта поколений. В своей недавней книге «Когда закончатся деньги» Стивен Кинг призывает пересмотреть все приоритеты государственных расходов. Сейчас огромные средства налогоплательщиков направляются на поддержку пенсионеров, то есть беби-бумеров, что создает опасный водораздел между поколениями. По мнению Кинга, «нужно переломить тенденцию и сосредоточиться на защите интересов молодых, которые оказываются в меньшинстве». Требуется своего рода «новый курс», постулирует известный экономист, который в книге констатирует очевидное: прежнее материальное благополучие западных стран уходит в прошлое. Владимир МИХЕЕВ №9(79), 2013
no image
ТРАДИЦИИ

У нашего с вами человеческого общества несколько повитух. Одна из них – весь тот пласт истории, страданий и искуплений, ярчайшего озарения и расплаты за него, который олицетворяется незабвенным призывом к «Свободе-Равенству-Братству». Мы выросли с ним. Пропитались им. Не представляем своей...

У нашего с вами человеческого общества несколько повитух. Одна из них – весь тот пласт истории, страданий и искуплений, ярчайшего озарения и расплаты за него, который олицетворяется незабвенным призывом к «Свободе-Равенству-Братству». Мы выросли с ним. Пропитались им. Не представляем своей жизни без него. Ведь он стержень всей современной гуманистической литературы, политической философии и идеологии. Во имя него жили и умирали. Ради его торжества принесено столько жертв. Нынешнее политическое устройство общества, вроде бы, должно базироваться именно на нем. Быть плоть от плоти «Свободы-Равенства-Братства». Увы, правда жизни совсем иная. Она не оставляет ни малейших иллюзий. От нее горько. Больно. Обидно. Но отворачиваться от нее никак нельзя. Да и не получится. Свободу человечеству удалось пронести на острие штыка. Ей все восторги, цветы и восхваления. Она на всех стягах, гербах и банкнотах. А вот «Равенству» и «Братству» не повезло. «Братство» вместе с Советским Союзом и коммунистическим учением просто предали забвению. И бдительно следят за тем, чтобы о них не вспоминали. «Равенство» же постигла еще более горькая участь. Все ему аплодируют. Без устали восхваляют. Делают вид, будто оно повсюду. Будто оно победило. И радостно воцарилось среди нас. Этой сказочкой пичкают нашего современника со школьной скамьи и детского сада. В ее лживой правдивости убеждают обывателя все допущенные к мировым СМИ политические дядечки и тетечки, голливуды и морализирующие штрейкбрехеры. Только в чем равенство? В том, чтобы одним жить в роскоши, а другим побираться, бедствовать и умирать в нищете? Одним наслаждаться и сибаритствовать, а другим вкалывать как проклятым, дабы заработать на кусок хлеба? Одним повелевать, другим же склонять голову, даже не мечтая вырваться из рабства? Одним отдавать команды и хладнокровно следить за тем, как пытают, насилуют и убивают, другим же спасаться, бежать, прятаться и умалять о снисхождении хотя бы к старикам, женщинам и детям, как всегда тщетно? Прискорбно, что все нынешние мировые политики – «Иваны, не помнящие родства». Что кастрация святого лозунга «Свобода-Равенство-Братство» их вполне устраивает. Не режет глаз. Не заставляет мучиться угрызениями совести. Что им, по большому счету, все равно. Хотя не все потеряно. Не все опустили руки. Бывало же в прошлом, что и получалось. Пусть и не сразу. Пусть по прошествии какого-то времени. Когда совесть, сердце и разум начинали биться в унисон. … Лес тот был самым простым. Самым рядовым. Обыкновенным. Где густым. Мрачным. Тенистым. Непроходимым. Заваленным валежником. Где веселым. Солнечным. Жизнерадостным. С огромными разноцветными ягодными полянами. Напоенным пряными, кружащими голову ароматами. Где надменно-величественным. Где легким. Воздушным. Озорным. В общем, все как везде. Только одним он отличался от любого другого. Жило в нем Чудо. Простое рядовое чудо. Где-то в глухомани. Под корягой. Жило себе и жило. Тихо. Спокойно. Ровненько. Никому не мешало. Ни к кому не приставало. И к нему никто не приставал. Даже не подозревал о его существовании. Зачем? Всем же жилось нормально. Привычно. Размеренно. Местами даже хорошо. Чего же еще желать? И птиц, и зверья в Лесу всегда было много. Нежной травы и молодой поросли деревьев тоже хватало. Так что и в этом отношении все было в порядке. Равновесие никто не нарушал. И по поводу зверств и варварства зверей никто крокодильих слез особенно не проливал. То есть все шло своим чередом. Пока в Лес не повадился ходить Человек. Причем сначала еще было ничего, когда Он только изредка в него заглядывал и сразу убирался восвояси. А вот когда толпами пошел гулять, совсем стало невмоготу. Всюду грязь. Вонь. Консервные банки и пластиковые бутылки из-под «кока-колы». После барбекю пожарища в некогда самых симпатичных, самых красочных уголках. Произвольно прорубленные просеки, пугающие обитателей. Силки. Истребление птиц и зверей по отмашке о начале сезона. Непонятно зачем и во имя чего. Пьяные вопли и такая нахрапистая, сумасшедшая, визгливо-попсовая песенная какофония, что коготки из подушечек сами собой непроизвольно выползают, чтобы глаза выцарапать. Достал Человек Чудо до невозможности. Как Оно ни хоронилось в дебрях, как ни пряталось под корягу, все равно деградации Леса не могло не заметить. И руки у него очень даже чесались. Когда же массовые масштабные пожары начались – от брошенных окурков, незатушенных кострищ и от поджогов, чтобы потом по дешевке землю присвоить – не выдержало. Взяло и обнесло Лес в одночасье невидимой защитной стеной. Со всеми его полянами, болотцами, нерестилищами, озерами и ручейками. Причем надежно. Гарантированно. Как Человек ни пытался пробиться, ничего у него не получалось. Хотя и пускал бульдозеры, взрывал динамитом и обстреливал установками залпового огня. Только и Чудо потерпело фиаско. Былой прелести Лесу вернуть не удалось. Слишком поздно спохватилось. Птичий гомон затих. Зверье в былом изобилии перевелось. А испорченные места когда еще прежнюю прелесть обретут! В общем, почти кладбищенская тишина. Уныние. Запустение. – Тьфу ты, черт, – подумалось Чуду. – Былого не вернуть. Во всяком случае, мне ждать неохота. А с Человеком, вроде, повеселее было. И детский гам. И ароматные запахи. И хоровое пение. Пульс жизни чувствовался. Ладно, пускай в мой Лес возвращается. И сняло Чудо им же выстроенное вкруг Леса прозрачное, но непреодолимое ограждение. Однако, как сняло, тут же пожалело – такой разнос и нашествие начались. Будто плотину прорвало. Во сто крат хуже, чем до моратория на посещения. – Нет, – сказало Чудо, – так дело не пойдет. Чудо я или не чудо? Сделаю-ка я все чудесным образом. То есть, значит, чтобы все хорошо было. Чтобы и Человек Лесом мог насладиться. И Лес бы от этого не загибался, а, наоборот, хорошел, расцветал и молодел. С тех пор в Лес дорога была открыта только истинным его фанатам и тем, кто, вкусив Чуда, новообращенным становился. Они приходили в Лес, чтобы им любоваться, его воспевать и его прелестью проникаться и становиться от этого чище, честнее, человечнее. Они разбивали в нем всегда только временный лагерь и сооружали жилища, чтобы за Лесом ухаживать. Лечить заболевшие деревья или освобождать от них Лес. Прокладывать каналы, дабы воды растениям всюду хватало, и можно было пробраться в самые отдаленные, самые заповедные, самые укромные его уголки и отдохнуть душой. Расчищать Лес под новые посадки, благодаря которым тот делался богаче, краше, разнообразнее. В общем, мечта во плоти. – Вот это да, – восхитилось Чудо. – Ура! Победа. Все, как хотелось бы. Пусть так навсегда и останется. Пусть все будут счастливы. И Лес, и Человек, и я – Чудо. Ведь для Чуда на самом деле очень мало требуется. Чтобы люди на себе рубаху не рвали. Не гадили под себя. Других не грызли. В Человеке это все заложено. Ему нужно только дать равенство, настоящее Равенство – равенство во служении. Равенство делать добро. Равенство быть творцом. Не верьте тем, кто сказал, будто бы «Золотой век» – химера. Будто с ним покончено, и он никогда не вернется. Будто его ни за что больше не воссоздать. Верните Человеку «Свободу-Равенство-Братство», дайте жить по справедливости, и вы увидите, как мир преобразится. Аминь! © Н.И. ТНЭЛМ №9(79), 2013
no image
Калейдоскоп

Стремление к самостийности любой ценой порой принимает карикатурный вид и в Западной Европе. Вот один из примеров: мэр крошечного бельгийского городка Менин, что на самой границе с Францией, Мартина Фурнье распорядилась, чтобы все её подчиненные строго соблюдали закон от 1996...

Стремление к самостийности любой ценой порой принимает карикатурный вид и в Западной Европе. Вот один из примеров: мэр крошечного бельгийского городка Менин, что на самой границе с Францией, Мартина Фурнье распорядилась, чтобы все её подчиненные строго соблюдали закон от 1996 года. А он обязывает чиновников Бельгии общаться на работе с посетителями на французском языке в Валлонии и на фламандском – во Фландрии. Этот город с 32-тысячным населением находится во Фландрии, поэтому официальным языком должен быть фламандский. Однако близость к Франции и наличие франкоязычных жителей не обеспечивает ему монопольного положения. На каком же языке с 1 января 2014 года чиновникам общаться с такими горожанами, не владеющими местным официальным языком? Выход прост, считает мэр, «надо прибегать к помощи жестов, знаков и пиктограмм». И пусть все эти люди срочно осваивают нелёгкий фламандский язык, иронизирует парижская газета «Паризьен». Как Мухаммед потеснил Джузеппе Да, именно Мухаммед стало самым распространенным именем среди мелких и средних предпринимателей Милана в 2012 году. Оно сместило с первого места типично итальянское – Джузеппе. Так глобализация и иммиграция вмешались «в расстановку сил» в бизнесе крупнейшего промышленного центра Италии. По данным местной Торговой палаты, в городе зарегистрированы на иностранцев около 34.300 фирм. Мухаммеды владеют почти 1 600 мелких и средних предприятий. Впервые в верхнюю часть списка вошло и имя Ахмед. И это не случайно: по данным того же источника, фирмы, зарегистрированные на иностранцев, работают в среднем 9 месяцев, что значительно больше, чем принадлежащие итальянским коллегам-конкурентам. №9(79), 2013
ВЗГЛЯД ИЗ БРЮССЕЛЯ
no image
ВЗГЛЯД ИЗ БРЮССЕЛЯ

Председатель Европейской Комиссии (ЕК) Жозе Мануэл Баррозу выступил на сессии Европейского Парламента с ежегодным посланием о состоянии Союза. По его оценке, на данном этапе основная угроза этому объединению – политическая, а не экономическая. Это последнее выступление главы исполнительного органа власти...

Председатель Европейской Комиссии (ЕК) Жозе Мануэл Баррозу выступил на сессии Европейского Парламента с ежегодным посланием о состоянии Союза. По его оценке, на данном этапе основная угроза этому объединению – политическая, а не экономическая. Это последнее выступление главы исполнительного органа власти «двадцати восьми» перед истечением его полномочий и мандата членов этой законодательной ассамблеи. Весной 2014 состоятся европейские выборы, будет сформирован новый состав ЕК. Ж.М.Баррозу отметил опасность отката назад в европейских интеграционных процессах по политическим мотивам. Если поддаться этому, то финансовые рынки немедленно санкционируют такое поведение. Правительства стран-участниц должны содействовать «слабым признакам восстановления экономики» и «внушать уверенность финансовым рынкам». С учетом того, что в 2014 году исполнится 100 лет с начала Первой мировой войны, он сказал, что интеграция открыла путь к стабильному миру на континенте. «Напомню всем, кто радуется трудностям Европы, кто хотел бы свернуть нашу интеграцию, вернуться назад, к изоляции, то есть к Европе до интеграции, к войне, к траншеям, – сказал председатель ЕК. – Народы этого не хотят, они этого не заслужили». Он также выразил недовольство тем, что правительства стран-участниц стараются приписать себе все успехи, которых добиваются в ЕС, но свалить все неудачи на европейские инстанции, назвав такую практику «национализацией успехов и европеизацией провалов». В послании говорится, что совместные усилия по преодолению финансового кризиса, начавшегося в 2008 году, начинают приносить плоды. Результаты второго квартала 2013 года показали, что зона евро выходит из спада после 18 месяцев сокращения ВВП. «Мы много сделали с начала кризиса, – заявил он. – Наши усилия начали убеждать граждан и международных партнеров, сокращается разрыв в стоимости кредитов для отдельных стран, возвращается доверие рынков». По его оценке, восстановление экономики «находится уже в поле зрения». Обращаясь к евродепутатам, Ж.М.Баррозу сделал акцент на необходимости продолжения структурных реформ в ЕС. Приоритетом является завершение создания банковского союза: «Для выхода из кризиса и гарантирования финансово-экономической стабильности мы можем и должны завершить строительство банковского союза» (См. «ЕЦБ стал финансовым суперинтендантом») . В этом плане особое внимание должно быть уделено созданию механизма, при котором налогоплательщики не были бы первыми, кто расплачивается за банковские кризисы, а также вернуть кредитование в экономику, особенно в малый и средний бизнес. Он также подчеркнул недопустимость сохранения в Союзе такой большой безработицы, ставшей главной проблемой региона, которая «социально неприемлема». В среднем по ЕС она составляет 10,9% самодеятельного населения. По его словам, «двадцать восемь» не должны мириться с таким положением, ЕС призван содействовать обеспечению занятости: «Мы обязаны делать это перед лицом 26 миллионов безработных». Вместе с тем, глава ЕК признал, что даже после преодоления кризиса Европа не вернется к прежнему состоянию. «Некоторые думают, что потом все будет, как раньше, – сказал он. – Они ошибаются. Мы не вернемся к прежней нормальной жизни, мы должны создать новую нормальную жизнь». Развернувшаяся после выступления дискуссия показала, что евродепутаты далеки от оптимизма председателя Комиссии. Они высказывали мнение, что признаки экономического роста слишком слабы, а сам этот рост объясняется не успехами проводимой политики, а достижением дна кризиса, после чего начинается восстановление. При этом население еще не почувствовало на себе улучшение социально-экономической обстановки. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №9(79), 2013
ТРАДИЦИИ
no image
ТРАДИЦИИ

У нашего с вами человеческого общества несколько повитух. Одна из них – весь тот пласт истории, страданий и искуплений, ярчайшего озарения и расплаты за него, который олицетворяется незабвенным призывом к «Свободе-Равенству-Братству». Мы выросли с ним. Пропитались им. Не представляем своей...

У нашего с вами человеческого общества несколько повитух. Одна из них – весь тот пласт истории, страданий и искуплений, ярчайшего озарения и расплаты за него, который олицетворяется незабвенным призывом к «Свободе-Равенству-Братству». Мы выросли с ним. Пропитались им. Не представляем своей жизни без него. Ведь он стержень всей современной гуманистической литературы, политической философии и идеологии. Во имя него жили и умирали. Ради его торжества принесено столько жертв. Нынешнее политическое устройство общества, вроде бы, должно базироваться именно на нем. Быть плоть от плоти «Свободы-Равенства-Братства». Увы, правда жизни совсем иная. Она не оставляет ни малейших иллюзий. От нее горько. Больно. Обидно. Но отворачиваться от нее никак нельзя. Да и не получится. Свободу человечеству удалось пронести на острие штыка. Ей все восторги, цветы и восхваления. Она на всех стягах, гербах и банкнотах. А вот «Равенству» и «Братству» не повезло. «Братство» вместе с Советским Союзом и коммунистическим учением просто предали забвению. И бдительно следят за тем, чтобы о них не вспоминали. «Равенство» же постигла еще более горькая участь. Все ему аплодируют. Без устали восхваляют. Делают вид, будто оно повсюду. Будто оно победило. И радостно воцарилось среди нас. Этой сказочкой пичкают нашего современника со школьной скамьи и детского сада. В ее лживой правдивости убеждают обывателя все допущенные к мировым СМИ политические дядечки и тетечки, голливуды и морализирующие штрейкбрехеры. Только в чем равенство? В том, чтобы одним жить в роскоши, а другим побираться, бедствовать и умирать в нищете? Одним наслаждаться и сибаритствовать, а другим вкалывать как проклятым, дабы заработать на кусок хлеба? Одним повелевать, другим же склонять голову, даже не мечтая вырваться из рабства? Одним отдавать команды и хладнокровно следить за тем, как пытают, насилуют и убивают, другим же спасаться, бежать, прятаться и умалять о снисхождении хотя бы к старикам, женщинам и детям, как всегда тщетно? Прискорбно, что все нынешние мировые политики – «Иваны, не помнящие родства». Что кастрация святого лозунга «Свобода-Равенство-Братство» их вполне устраивает. Не режет глаз. Не заставляет мучиться угрызениями совести. Что им, по большому счету, все равно. Хотя не все потеряно. Не все опустили руки. Бывало же в прошлом, что и получалось. Пусть и не сразу. Пусть по прошествии какого-то времени. Когда совесть, сердце и разум начинали биться в унисон. … Лес тот был самым простым. Самым рядовым. Обыкновенным. Где густым. Мрачным. Тенистым. Непроходимым. Заваленным валежником. Где веселым. Солнечным. Жизнерадостным. С огромными разноцветными ягодными полянами. Напоенным пряными, кружащими голову ароматами. Где надменно-величественным. Где легким. Воздушным. Озорным. В общем, все как везде. Только одним он отличался от любого другого. Жило в нем Чудо. Простое рядовое чудо. Где-то в глухомани. Под корягой. Жило себе и жило. Тихо. Спокойно. Ровненько. Никому не мешало. Ни к кому не приставало. И к нему никто не приставал. Даже не подозревал о его существовании. Зачем? Всем же жилось нормально. Привычно. Размеренно. Местами даже хорошо. Чего же еще желать? И птиц, и зверья в Лесу всегда было много. Нежной травы и молодой поросли деревьев тоже хватало. Так что и в этом отношении все было в порядке. Равновесие никто не нарушал. И по поводу зверств и варварства зверей никто крокодильих слез особенно не проливал. То есть все шло своим чередом. Пока в Лес не повадился ходить Человек. Причем сначала еще было ничего, когда Он только изредка в него заглядывал и сразу убирался восвояси. А вот когда толпами пошел гулять, совсем стало невмоготу. Всюду грязь. Вонь. Консервные банки и пластиковые бутылки из-под «кока-колы». После барбекю пожарища в некогда самых симпатичных, самых красочных уголках. Произвольно прорубленные просеки, пугающие обитателей. Силки. Истребление птиц и зверей по отмашке о начале сезона. Непонятно зачем и во имя чего. Пьяные вопли и такая нахрапистая, сумасшедшая, визгливо-попсовая песенная какофония, что коготки из подушечек сами собой непроизвольно выползают, чтобы глаза выцарапать. Достал Человек Чудо до невозможности. Как Оно ни хоронилось в дебрях, как ни пряталось под корягу, все равно деградации Леса не могло не заметить. И руки у него очень даже чесались. Когда же массовые масштабные пожары начались – от брошенных окурков, незатушенных кострищ и от поджогов, чтобы потом по дешевке землю присвоить – не выдержало. Взяло и обнесло Лес в одночасье невидимой защитной стеной. Со всеми его полянами, болотцами, нерестилищами, озерами и ручейками. Причем надежно. Гарантированно. Как Человек ни пытался пробиться, ничего у него не получалось. Хотя и пускал бульдозеры, взрывал динамитом и обстреливал установками залпового огня. Только и Чудо потерпело фиаско. Былой прелести Лесу вернуть не удалось. Слишком поздно спохватилось. Птичий гомон затих. Зверье в былом изобилии перевелось. А испорченные места когда еще прежнюю прелесть обретут! В общем, почти кладбищенская тишина. Уныние. Запустение. – Тьфу ты, черт, – подумалось Чуду. – Былого не вернуть. Во всяком случае, мне ждать неохота. А с Человеком, вроде, повеселее было. И детский гам. И ароматные запахи. И хоровое пение. Пульс жизни чувствовался. Ладно, пускай в мой Лес возвращается. И сняло Чудо им же выстроенное вкруг Леса прозрачное, но непреодолимое ограждение. Однако, как сняло, тут же пожалело – такой разнос и нашествие начались. Будто плотину прорвало. Во сто крат хуже, чем до моратория на посещения. – Нет, – сказало Чудо, – так дело не пойдет. Чудо я или не чудо? Сделаю-ка я все чудесным образом. То есть, значит, чтобы все хорошо было. Чтобы и Человек Лесом мог насладиться. И Лес бы от этого не загибался, а, наоборот, хорошел, расцветал и молодел. С тех пор в Лес дорога была открыта только истинным его фанатам и тем, кто, вкусив Чуда, новообращенным становился. Они приходили в Лес, чтобы им любоваться, его воспевать и его прелестью проникаться и становиться от этого чище, честнее, человечнее. Они разбивали в нем всегда только временный лагерь и сооружали жилища, чтобы за Лесом ухаживать. Лечить заболевшие деревья или освобождать от них Лес. Прокладывать каналы, дабы воды растениям всюду хватало, и можно было пробраться в самые отдаленные, самые заповедные, самые укромные его уголки и отдохнуть душой. Расчищать Лес под новые посадки, благодаря которым тот делался богаче, краше, разнообразнее. В общем, мечта во плоти. – Вот это да, – восхитилось Чудо. – Ура! Победа. Все, как хотелось бы. Пусть так навсегда и останется. Пусть все будут счастливы. И Лес, и Человек, и я – Чудо. Ведь для Чуда на самом деле очень мало требуется. Чтобы люди на себе рубаху не рвали. Не гадили под себя. Других не грызли. В Человеке это все заложено. Ему нужно только дать равенство, настоящее Равенство – равенство во служении. Равенство делать добро. Равенство быть творцом. Не верьте тем, кто сказал, будто бы «Золотой век» – химера. Будто с ним покончено, и он никогда не вернется. Будто его ни за что больше не воссоздать. Верните Человеку «Свободу-Равенство-Братство», дайте жить по справедливости, и вы увидите, как мир преобразится. Аминь! © Н.И. ТНЭЛМ №9(79), 2013