Выпуск №10(70), 2012

Обращение главного редактора
no image

Уважаемые читатели! Вышел в свет юбилейный, 70-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции...

Уважаемые читатели! Вышел в свет юбилейный, 70-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя. Готовя юбилейный номер, долго спорили: придавать ли ему какой-то особый праздничный необычный характер или нет. Решили, что не надо. Ведь для редакционной группы и корреспондентской сети, да и для вас, наша аудитория, главное, что в таком виде журнал выходит уже одиннадцать лет. Появляется ритмично. Откликается на все злободневные события в жизни континента. Работает, как часы. Практически он-лайн. В нем вы можете отыскать материалы, касающиеся всех аспектов деятельности Европейского Союза и его государств-членов, происходящих в нем внутренних процессов, их внутренней и внешней политики, того, как развиваются отношения между Россией и ЕС. Найти ответы на то, что вас интересует из области политики, экономики, энергетики, права и правоприменения, культуры, традиций, нравов и обыкновений, позволяющие лучше понять нашу сложную разнообразную многоплановую Большую Европу. Пользуясь электронной формой издания, посмотреть все, что печаталось по той или иной теме. Сейчас для «Всей Европы» важно только одно: чтобы никто не попытался убить душу журнала, превратив в скучное занудливое академическое издание, или просто «прихлопнуть». Будь то по незнанию, из ревности, или в силу присущего человеку стремления сломать хорошее, созданное другими, до основания разрушить, а потом ничего на развалинах не построить. Не стали делать гламурный номер и по другой причине. Происходящее в Европе не располагает к победным реляциям, самовосхвалению и комплиментам. Оно не вселяет оптимизма. Глобальный кризис ударил по России, странам ЕС и Союзу в целом особенно болезненно. Полностью его последствия не преодолены. Его негативное влияние будет ощущаться еще многие годы. Всюду проводятся или грядут бюджетная консолидация, сокращение государственных расходов, частичная деприватизация проблемных активов, в частности банковских. Повсеместно нарастает недовольство проводимой политикой выхода из кризиса. Усиливается социальная напряженность. В целях адаптации к новым условиям меняются экономическая, финансовая и налоговая политика, текущее законодательство, национальное и наднациональное, политический ландшафт, соотношение полномочий между органами власти и управления всех уровней. Данным сюжетам во всех номерах журнала за последние несколько лет посвящалась львиная доля аналитических статей, информационных материалов, обзоров и комментариев. Эта же тенденция четко прослеживается и в нынешнем номере. Он открывается статьей, в которой разбираются итоги последнего саммита ЕС – очередного заседания Европейского Совета, на котором страны региона определились с созданием банковского союза. В целом ряде статей, помещенных в разные рубрики журнала, разбираются экономические последствия кризиса, показывается то, как он сказался на зоне евро, на самоощущении отдельных стран. Не меньшее внимание в выпуске уделено рассмотрению политических последствий кризисных явлений. В нем разъясняется, почему все больше и больше людей выходит на улицы, поддерживает крайне правых, высказывается в пользу сепаратистов. Много места в номере отведено материалам, касающимся модернизации политических и экономических институтов государств-членов и Европейского Союза в целом. В сентябре-октябре лидеры единой Европы выступили с программными заявлениями и подробным изложением своего видения того, куда должен двигаться ЕС. Кто индивидуально, кто в компании со своими коллегами. В них четко обозначены такие приоритеты, как реиндустриализация и построение зеленой экономики, достройка интеграционного объединения новыми наднациональными процедурами и механизмами, фактическая федерализация региона. Посвященные этому материалы дают пищу для достаточно серьезных обобщений. Если предложить общую характеристику глобальным сдвигам, произошедшим на пространстве Евросоюза под влиянием глобального кризиса и его регионального издания в виде кризиса суверенной задолженности, картина получится примерно следующая. Первое. Произошло радикальное перераспределение не только экономического, но и политического влияния между странами ЕС. Центр принятия решений переместился в Германию. Неформальной сдвоенной столицей ЕС стали Берлин и Франкфурт. От их понимания «солидарности», их доброй воли, их готовности тянуть на себе весь ворох проблем, с которыми сталкиваются другие, зависят спасение Европейского Союза и зоны евро, то, в каком направлении будет развиваться теперь интеграционное объединение. Зачастую Брюссель лишь легализует и придает форму права ЕС тому, на что соглашается становой хребет Евросоюза. Отсюда исходят новые идеи и предложения. Даже компромисс по бюджетным ориентирам на предстоящий семилетний период написан под диктовку Берлина. А ему сейчас выгодны утверждение повсюду в Европе германской модели хозяйствования, санация экономики проблемных стран, сохранение и укрепление зоны евро. Берлин делает ставку на федерализацию ЕС, превращение его в настоящий политический союз. Значит, Германия в обозримой перспективе будет играть по общим правилам ЕС, всячески демонстрировать свою приверженность им и выдвигать на первый план ЕС и только ЕС. Второе. Еврозона стала безусловным ядром интеграционного объединения. Его лидером. Стержнем. Паровозом. Не придерживаясь установленной процедуры, еврозона, тем не менее, по сути, идет по пути продвинутого сотрудничества. Таким образом, она вынуждает периферию ЕС равняться на себя или присоединяться. Если что-то не устраивает – оставаться за бортом. Со всеми вытекающими отсюда не слишком приятными последствиями. Более того, еврозона устанавливает интеграционный стандарт, который превращается в общий для Европейского Союза. В области бюджетной дисциплины, долговых обязательств, надзора над банковской системой и т.д. Правда, не без издержек. Крупнейшая из них – отдаление Великобритании от ЕС. Хотя пока и не отделение. Третье. Произошла перегруппировка сил внутри ЕС. Формальная - в связи с различной геометрией наднациональной координации сотрудничества и взаимодействия по различным направлениям. Неформальная – по интересам. Наиболее существенные подвижки связаны с перебоями в функционировании франко-германского тандема. Что бы ни происходило, именно он служил фундаментом Европейского Союза. Он задавал вектор развития ЕС. От него зависели скорость и существо принимаемых решений. И даже когда президент Франции Николя Саркози и канцлер Германии Ангела Меркель расходились во мнениях, сор из избы не выносился. Об отсутствии согласия было принято умалчивать. В результате тандем сконцентрировал в своих руках колоссальную реальную власть. В оборот запустили даже понятие «эпоха Меркози». По мере усиления Германии и ослабления Франции, последнюю вырисовывающаяся ситуация младшего партнера перестала устраивать. При Франсуа Олланде Франция взяла на себя представительство интересов всей Южной Европы и, прежде всего, Италии и Испании, несколько балансируя тем самым расклад сил. Как следствие, изменился стиль общения между двумя странами. Франсуа Олланд не боится выставлять на всеобщее обозрение свои разногласия с Ангелой Меркель. Напротив, он пытается играть на них. Последний пример – пакет договоренностей по банковскому союзу. Найденный компромисс учитывает интересы всех групп государств ЕС. Одновременно он соткан из взаимных уступок, на которые они пошли. Блок южан, возглавляемый Францией, хотел бы, чтобы банковский союз заработал как можно быстрее. Германия настояла на том, чтобы договоренности были конкретизированы до конца года, структуры созданы за 2013, а механизм банковского союза запущен с 2014 года. В свою очередь, Германия уступила в том, что касается полномочий и выбора регуляторов. Скрепя сердце, она дала согласие также на передачу под надзор ЕС своих региональных банков. Хотя блок стран, ориентирующихся на Берлин, выглядит солиднее и, главное, зажиточнее. Больше всех потеряла, похоже, в результате перегруппировки Великобритания. Ее голос во внутриевропейских дебатах слышен все слабее. Она отодвинута от принятия основополагающих решений. Многие из них утверждаются Брюсселем вопреки ее мнению. Лондон остался вне всех новых и наиболее продвинутых форм интеграции, которыми достраивается ЕС. Вне бюджетно-фискального и банковского союза. Вернее, предпочел остаться в стороне от них. Насколько это продуманный и просчитанный шаг, внешним наблюдателям приходится гадать. Если верить мировым СМИ, все, что «продается» английскому электорату в качестве дипломатической победы и яростного отстаивания национальных интересов, – лишь вынужденный шаг. Он продиктован внутриполитическим раскладом сил и обещаниями, которые Дэвид Камерон ранее дал особо непримиримым евроскептикам в рядах правящей партии. Отыграть назад крайне сложно. Как именно это сделать, не очень понятно. Кроме того, выяснилось, что жесткая позиция на переговорах с ЕС и партнерами по участию в интеграционном проекте, добавляет популярности. На самом деле, экспансия Союза ни в коем случае не затрагивает интересы Сити. Реальные, а не выдуманные. Великобритании, наоборот, выгодна большая вовлеченность в дела ЕС. Лондон кровно заинтересован в едином рынке ЕС. Эффективное присутствие и работа на нем для него важнее всего. В прошлом Великобритании удалось подняться после предыдущих витков кризиса лишь с опорой на рынок ЕС. В том числе или прежде всего, в финансовой сфере. Ослабление позиций на едином рынке ЕС для нее смерти подобно. Ничем не подкрепляются и утверждения о том, что самостоятельный дрейф Великобритании, нахождение страны вне зоны евро, возможность играть на понижении курса фунта стерлингов дают ей преимущества. Все до наоборот. Допинг, полученный в результате фактической девальвации национальной валюты, скрашивает безотрадную картину и позволяет уклоняться от проведения болезненных, но необходимых и неизбежных структурных реформ. Сухие цифры свидетельствуют: по всем макроэкономическим показателям Великобритания отстает даже от такой проблемной страны зоны евро, как Испания. Темпы роста экономики ниже. Падение производства по сравнению с докризисным периодом глубже. Диверсификация экономики пробуксовывает. Успехи в проникновении на новые рынки, главным образом рынки Юго-Восточной Азии, не столь впечатляющи. Хотя, казалось бы. Четвертое. Ослабли позиции государственных структур стран-членов в системе многоуровневого управления, сложившегося в ЕС. Процесс их фактического подчинения наднациональным институтам и организациям и совокупному лидерству 27-и получил дополнительный импульс. И то, что в каких-то отдельных областях, таких, например, как внешняя политика, произошла частичная ренационализация того, чем призван заниматься Союз, общего тренда не меняет. Все страны региона ЕС пошли по пути оптимизации аппарата государственного управления, рационализации расходов, пересмотра фискальной политики, опережающего роста производительности труда по сравнению с ростом заработной платы, снижения административных барьеров для входа на рынок и работы на нем, дерегуляции рынка труда и проведения других структурных реформ. В целом по пути модернизации и реиндустриализации на новой технологической основе. Только одни сыграли на опережение, как Германия и скандинавы. Другие пошли на это добровольно и осознанно, как, в частности, Ирландия. Третьих вынудили. Одни навязали остальным рецепты преодоления болезни, называемой кризис суверенной задолженности. Другие оказались в какой-то степени под прессом внешнего диктата и управления. У государственных структур стран-членов ЕС почти не осталось свободы рук в том, что касается регулирования хозяйственной деятельности. Вслед за государственными закупками, транспортом и многим другим, они утратили значительную часть самостоятельности в разработке и проведении энергетической политики. Параметры индикативных показателей, требования к построению и функционированию отрасли определяет ЕС. Государственные органы, по сути, превратились в агентства по применению и надзору за соблюдением общих правил игры, устанавливаемых Брюсселем. Даже в таких областях, где ранее присутствие ЕС совсем не ощущалось, все поменялось. Еще недавно на природные и техногенные катастрофы, необходимость в оказании помощи и реабилитации в районах, пострадавших от чего угодно, как у себя, так и по всему миру, страны ЕС реагировали индивидуально. За последние десять лет ЕС построил систему гражданской защиты, включив в нее 32 государства – 27 плюс 5. Теперь все делается скоординировано. И хотя силы и средства по-прежнему национальные, роль разыгрывающего – за Европейской Комиссией. Пятое. Традиционные институты демократии выдержали двойной удар, нанесенный с одной стороны, кризисом, с другой – тем, как и какие меры предприняли отдельные правительства и ЕС в целом для выхода из него. Классические и полуклассические двухпартийные системы и хорошо отлаженная многопартийность вновь продемонстрировали, как ловко они устроены, как умело выпускают пар и амортизируют недовольство простых граждан, передавая власть от одних групп правящего класса другим, составляющим всю ту же неотъемлемую часть истеблишмента. Чуть ли не в половине стран ЕС в результате кризиса и неудовлетворенности управляемых ответом на него поменялись правительства. Но переход власти от одних к другим сказался лишь на нюансах. В практической жизни продолжала проводиться та же самая политика. Однако удары кризиса не прошли бесследно. Снизилось доверие населения к традиционным институтам власти. Особенно пострадали позиции отдельных политических партий. Как следствие, на волне протестного голосования то тут, то там в коридоры власти начали прорываться крайне правые. С их программами, лозунгами, установками. И вроде бы, можно было согласиться с теми комментаторами, которые стремятся принизить значение происходящего. Ведь да, действительно, они не правят бал. Но дело же не в этом. То, как они видят мир, их отношение ко всему начинают накладывать ощутимый отпечаток на все общество. Причем далеко не самый приятный. Плюс, чтобы перехватить инициативу и вернуть часть электората, доминирующие партии включают наиболее популярные предложения крайне правых в свои предвыборные программы. И, победив на выборах, приступают к их практической реализации. В результате политический ландшафт действительно меняется. Естественно, не в лучшую сторону. Социальный договор между населением и властью тоже выдержал двойной удар. За годы «жирных коров» страны ЕС сумели очень высоко поднять благосостояние и накопили достаточно богатств. Это послужило вполне надежной подушкой безопасности. К тому же во многих странах народ с пониманием отнесся к необходимости затянуть пояса и взять на себя часть затрат, связанных с рационализацией хозяйственного механизма и проведением структурных реформ. Тем не менее, сохранить государство всеобщего благоденствия в прежнем виде никому не удалось. Да такая цель и не ставилась. Повсеместно политическая и экономическая элиты воспользовались кризисом как прикрытием для демонтажа его отдельных элементов, для того, чтобы отказаться от ряда ранее взятых на себя обязательств и освободить государство от тех функций, с которыми в новых условиях оно перестало справляться. В первую очередь, наиболее затратных. Негативная реакция общества, причем как наиболее обездоленных слоев, так и среднего класса, не заставила себя ждать. Усилились протестные настроения. Социальный мир сделался более хрупким. Выдержали двойной удар и основные скрепы государства. Но не всюду и не во всем. Регионы справедливо возложили ответственность за все тяготы кризиса на центральное правительство. Соответственно, у них появились дополнительные аргументы в борьбе за расширение своих прав и получение максимальной самостоятельности и независимости от центра. Кроме того, богатые регионы взяли на вооружение беспроигрышный популистский лозунг «не будем кормить тунеядцев, не будем везти на своем горбе всех остальных, пусть все живут сами по себе и так, как они этого заслуживают». И пошло, и поехало. Фламандцы отдали свои голоса на выборах тем, кто ратует за превращение Бельгии в конфедерацию. В Каталонии митинги и демонстрации в поддержку самостийности стали собирать сотни тысяч людей. Шотландия добилась от Дэвида Камерона согласия на то, чтобы самой решить, оставаться в лоне Объединенного Королевства или нет. Даже туристическая Мекка – Венеция вспомнила о том, что до образования нынешней Италии была независимой и процветала. Причем список тех, кто не прочь обрести самостоятельную государственность, пополнили за последнее время многие. Даже отдельные земли Германии. Шестое. Если все другие этажи власти и многоуровневого управления, как мы видим, многое потеряли, то наднациональные определенно выиграли. Европейский Союз достраивается то одним флигельком, то другим. Полномочия, делегируемые наверх, становятся все более разнообразными, контроль за поведением государств – все более жестким. Соединенные Штаты Европы, таким образом, вырисовываются вполне отчетливо. Призывы к их построению перестали быть табу. В общую дискуссию вброшены предложения о прямых выборах председателя Европейского Совета и Европейской Комиссии, создании двухпалатного Европарламента, превращении Службы внешних действий в реальное Министерство иностранных дел Европейского Союза. С интересом восприняты слегка подзабытые идеи сокращения численности Европейской Комиссии и формирования ее наподобие самого обычного национального правительства. Однако стремительный марш-бросок по пути углубления европейской интеграции привел к хорошо известному по всем военным кампаниям эффекту: отрыву авангарда от непоспевающего за ним обоза. Чем дальше вперед уходит Европейский Союз от национального государства, тем очевиднее дефицит демократии и легитимности, которым он страдает. И об этом разговоры в европейских коридорах власти ведутся все более интенсивно. Хотя приблизить принятие решений к гражданам и вовлечь их в наднациональное строительство будет сложнее всего. Статистические данные, результаты социологических опросов, высказывания отдельных экспертов и политиков, иллюстрирующих обобщенные выше выводы, – все это, уважаемый читатель, вы найдете на страницах нашего журнала. Не упустите шанса вдумчиво и внимательно прочитать включенные в него материалы. Не пожалеете! © Марк ЭНТИН, главный редактор, профессор МГИМО (У) МИД России Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ
Дневник событий
no image
Дневник событий

Норвежский Нобелевский комитет объявил лауреатом Нобелевской премии мира за 2012 год весь Европейский Союз. В заявлении председатель Норвежского нобелевского комитета Турбьерн Ягланд сказал, что премия присуждена за историческую роль Евросоюза в объединении Европы, за миротворческую деятельность на протяжении шести десятилетий,...

Норвежский Нобелевский комитет объявил лауреатом Нобелевской премии мира за 2012 год весь Европейский Союз. В заявлении председатель Норвежского нобелевского комитета Турбьерн Ягланд сказал, что премия присуждена за историческую роль Евросоюза в объединении Европы, за миротворческую деятельность на протяжении шести десятилетий, за укрепление демократии на континенте и защиту прав человека. По словам Т.Ягланда, ЕС помог превратить Европу из континента войны в континент мира, восстановил Европу после Второй мировой и принес стабильность в страны Организации Варшавского договора после падения Берлинской стены. ЕС выдвигали на получение этой престижной премии уже несколько раз. Председатель Европейского Парламента Мартин Шульц, комментируя это решение, заявил, что он «глубоко тронут», и что для него это является большой честью. О том, что премии будет удостоен ЕС, буквально за несколько часов до оглашения решения написали французские и норвежские СМИ. Тем более, что сам Ягланд уже предлагал в 2004 году удостоить ЕС этой награды, решив тем самым поощрить процесс европейской интеграции. Кроме ЕС на эту премию были, в частности, номинированы скрывающийся в эквадорском посольстве в Лондоне основатель «Викиликс» Джулиан Ассанж, а также сотрудничавший с ним рядовой армии США Брэдли Мэннинг, обвиняемый в США в разглашении секретных материалов. Одним из фаворитов этого года эксперты называли американского политолога Джина Шарпа – одного из главных идейных вдохновителей «арабских революций». В шорт-листе, традиционно составляемом в преддверии вручения награды директором Института исследования мира в Осло Кристианом Бергом Харпвикеном, первое место с Шарпом делили сербская организации «Отпор!», международный центр прикладных ненасильственных действий и стратегий CANVAS и «Всебирманский альянс монахов». На втором месте оказалась одна из основательниц российского правозащитного центра «Мемориал» Светлана Ганнушкина. Третье место отводилось российской радиостанции «Эхо Москвы» и ее редактору Алексею Венедиктову. Б.Харпвикен также считал весьма вероятным, что престижную награду поделят духовный лидер мусульман Нигерии Мухаммад Саад Абубакар и архиепископ столицы страны, Абуджи, Джон Онаиекан. Президент Мьянмы Тейн Сейн замыкал названную Харпвикеном пятерку. Известно, что в числе номинантов этого года также были имена председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, выдвинутой норвежскими парламентариями, белорусского правозащитника Алеся Беляцкого, отбывающего тюремный срок на родине, находящейся в тюрьме экс-премьера Украины Юлии Тимошенко, экс-президентов Киргизии Розы Отунбаевой и нынешнего главы Казахстана Нурсултана Назарбаева. №10(70), 2012
no image
Дневник событий

Подзабытый лозунг «Единый народ никогда не будет побежден!», нередко звучавший в Португалии в бурные 1970-80-е годы, вновь слышится на старинных площадях Лиссабона. Причем скандируют его теперь не только португальские коммунисты, но и люди аполитичные, и даже недавние сторонники нынешнего премьер-министра,...

Подзабытый лозунг «Единый народ никогда не будет побежден!», нередко звучавший в Португалии в бурные 1970-80-е годы, вновь слышится на старинных площадях Лиссабона. Причем скандируют его теперь не только португальские коммунисты, но и люди аполитичные, и даже недавние сторонники нынешнего премьер-министра, консерватора Педру Пассуша Коэлью. Да и вообще эта страна, известная мягкостью нравов и долготерпением своих жителей, давно не видела таких массовых манифестаций, какие сотрясают ее нынешней осенью. В конце сентября в столице на призыв профсоюзов откликнулись около миллиона человек! Такой ответ дали португальцы – представители самых разных слоев и сословий – правящему кабинету, явно переборщившему в своем рвении послушно выполнить требования «тройки». Ее образуют Европейская Комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд, прописывающие горькие «лекарства» от долгового кризиса. Каплей, переполнившей чашу терпения (до этого жители Португалии стоически выносили самые жесткие меры властей в социально-экономической области, предпринимавшиеся в отчаянной попытке избежать печальной ситуации в Греции), стало решение увеличить налог на работников с 11 до 18% и одновременно уменьшить его для компаний с 23,75 до 18%. Премьера тут же окрестили «Робин Гудом для богачей». Мощное проявление недовольства вынудило главу правительства отказаться от этой меры. Более того, Брюссель предоставил Лиссабону еще один год для достижения важнейшей цели – сокращения дефицита государственного бюджета до 3% внутреннего валового продукта (ВВП). Сейчас этот показатель равен 5%. Добиваться оздоровления экономики и финансов придется в условиях падения ВВП в текущем году не менее, чем на 3%. Но есть и положительный фактор, пока, пожалуй, единственный: в попытке избежать греческой модели Португалии удалось впервые за период после Второй мировой войны достичь положительного сальдо торгового баланса. В ноябре Лиссабон посетят инспекторы «тройки», чтобы рассмотреть возможность предоставления (или отказа) очередного, шестого транша из обещанных 78 миллиардов евро помощи во избежание банкротства этой миниатюрной страны с 10-миллионным населением. Тем временем, правительство П.Пассуша Коэлью, которое находится у власти с июля прошлого года, оказавшись теперь между молотом протестов и наковальней требований со стороны «тройки», сверстало проект бюджета строжайшей экономии на 2013 год. По мнению аналитиков, это будет самый драконовский бюджет в современной истории Португалии, если, конечно, его удастся протолкнуть через парламент. Документ предусматривает выполнение тех же требований «тройки», но иным способом, нежели объявленный и отозванный премьер-министром. От налогов не будет избавлен никто, даже португальцы с доходом 10 тысяч евро в год. Представление о новой налоговой шкале дает такой пример: подоходный налог одинокого гражданина, зарабатывающего 20 тысяч евро в год, который составлял до сих пор 2780 евро, теперь увеличится на 1145 евро. Но и этого мало. Одновременно практически полностью отменяются бонусы и субсидии государственным служащим, да и самих чиновников ожидает очередное сокращение. С пособий по безработице тоже придется платить налог, правда, в размере всего 6%. Не удивительно, что проект драконовского бюджета ускорил падение рейтинга правительства. По данным последних опросов общественного мнения, премьер-министр сейчас считается самым непопулярным политиком в стране. Игорь ЧЕРНЫШОВ Кстати В соседней Испании нарастает волна протестов – через год после появления «Движения возмущенных». В прошлом году оно выдвигало, в основном, политическое требование – расширить пропорциональное представительство в выборных органах власти. Теперь главная его мишень – меры жесткой экономии, проводимые правоцентристским правительством Мариано Рахоя. Ситуацию в королевстве обостряют сепаратистские настроения в Каталонии. Власти этого экономически наиболее развитого региона страны объявили о проведении выборов 25 ноября. Решение принято после того, как центральное правительство отвергло требование Каталонии предоставить более широкие полномочия в сфере налоговой политики. Всё это происходит на фоне рецессии в испанской экономике. Мадрид намерен предпринять очередные меры по ее реструктуризации и ужесточению экономии. Пока неясно, удастся ли правительству избежать обращения за спасительной помощью к «тройке». До сих пор оно упорно заявляло, что в состоянии обойтись собственными силами. №10(70), 2012
no image
Дневник событий

Лондон решил пресечь горский сепаратизм на корню Британский премьер-министр Дэвид Камерон и первый министр Шотландии Алекс Салмонд подписали 15 октября «Эдинбургское соглашение». Лондон согласился передать Холируду, то есть парламенту Шотландии, ограниченные права на проведение плебисцита. А.Салмонд и его Шотландская национальная...

Лондон решил пресечь горский сепаратизм на корню Британский премьер-министр Дэвид Камерон и первый министр Шотландии Алекс Салмонд подписали 15 октября «Эдинбургское соглашение». Лондон согласился передать Холируду, то есть парламенту Шотландии, ограниченные права на проведение плебисцита. А.Салмонд и его Шотландская национальная партия (SNP) будут пытаться взять верх в ходе этого референдума, намеченного на октябрь 2014 года, на который вынесен всего один вопрос: быть или не быть независимой Шотландии? Лондон согласился на референдум не от хорошей жизни. Но с тайным, хотя и очевидным умыслом: сыграть на опережение, воспользоваться моментом, пока две трети обитателей северных высокогорий либо отвергают идею отправиться в одиночное плавание, либо колеблются. Тем самым в Лондоне попытаются мобилизовать сторонников сохранения унии. В принципе, время для этих пиаровских больших маневров еще есть. Процедура неспешная. Вначале весной 2013 года в Холируде изучат, а осенью одобрят законопроект, который затем должен быть скреплен подписью монарха, после чего все условия проведения референдума и параметры будущей – пока только в теории – независимости Шотландии будут кодифицированы, своего рода освящены в «Белой книге». Все это время электорат будет подвергаться массированной психологической обработке активистов из противоборствующей лагерей. Тех, кто уже с 25 мая отчаянно агитирует под лозунгом «Да, Шотландия!», и тех, кто начертал на своих знаменах слова «Лучше вместе!» и хочет избежать распада. Для жаждущих самостийности газета «Индепендент» составила гипотетический портрет Шотландии, выпроставшейся из под английского патронажа, положив на разные чаши весов аргументы «за» и «против». Во-первых, горцы могут забыть о твердой валюте – им не позволят пользоваться английским фунтом стерлингов, предупредил канцлер казначейства Джордж Осборн. Это будет автоматически означать: ставки по банковским кредитам в независимой Шотландии подскочат, что пагубно скажется на деловой активности, а их собственная валюта – горячие головы предлагают вновь ввести в обращение монеты, которые чеканили в XVI – XVII веках, – «гроаты», «мерки» или «бобби» – будет обречена на статус маргинальной на фоне фунта и евро. При этом значительно возрастет нагрузка на бюджет, из которого придется платить зарплаты, пенсии, социальные пособия и т.д. Во-вторых, не факт, что Англия и Шотландия смогут полюбовно поделить энергетические богатства Северного моря, на которые прежде всего рассчитывает первый министр Салмонд. По его подсчетам, шотландская доля не менее 90%, а это конвертируется в 24 миллиарда баррелей нефти в год, включая переведенный в нефтяной эквивалент природный газ, что конвертируется в 1,5 триллиона фунтов стерлингов! Однако не исключен долгий спор хозяйствующих субъектов, поскольку самостоятельно шотландский бизнес едва ли потянет дорогостоящую добычу углеводородов на шельфе. В-третьих, вопреки надеждам команды единомышленников Салмонда, никакого мягкого и скоростного кооптирования в Евросоюз не предвидится. Незалежной Шотландии, скорее всего, придется пройти все этапы, предписанные абитуриентам: доказать свою финансово-экономическую состоятельность, совместимость внутреннего законодательства с европейскими нормами права, дожидаться очереди в качестве кандидата, и, наконец, получить благословение всех государств-членов ЕС. Словом, независимость дело долгое и многотрудное. Тем не менее, центральные власти всерьез воспринимают вызов SNP и не собираются сидеть, сложа руки. Как пообещал Камерон, он лично приложит все усилия к тому, чтобы не дать шотландскому пока еще не оперившемуся птенцу выпасть из гнезда и удержать его там на веки вечные. Цитата: «Я хочу быть премьер-министром, который держит Соединенное Королевство вместе». Никто не хочет оказаться в роли Уинстона Черчилля, о котором говорили: он «председательствовал «при развале Британской империи». Дополнительные аргументы, приводившиеся лидером тори в ходе поездки на север, были предсказуемы, что не умаляет их убедительности. «Место в Совете Безопасности ООН, наше членство в Европейском Союзе, наша лидирующая роль в НАТО, наш ядерный щит, мощные вооруженные силы – все это принадлежит всему Соединенному Королевству. Совершенно ясно, что это просто нельзя разделить на части», – увещевал Камерон местных националистов. И бросал на весы доводы своего министра обороны, что, мол, «наш военно-промышленный комплекс нельзя просто взять и разломать как плитку шоколада, если Шотландия захочет пойти своим путем». Кстати, этот аспект возможного развода – самый деликатный. Партия Салмонда давно выступает против ядерного оружия, что проецируется и на восприятие НАТО, хотя необходимость членства в блоке никто из них не ставит под сомнение. Что не распространяется на базу подводных атомных ракетоносцев в Клайде – ее стратеги из SNP планируют попросту закрыть. Министерство обороны Великобритании предупредило, что перевод субмарин «Трайдент» на другую базу обойдется казне не менее чем в 3,5 миллиарда фунтов стерлингов. Остается в густой полосе тумана и процесс национального размежевания в вооруженных силах, коль скоро SNP намерено создать собственные боевые части общей численностью до 12500 человек, а также собственный флот в составе 20-25 боевых кораблей. Поскольку никакая другая государственная структура не интегрирована так плотно и органично, как вооруженные силы, то этот процесс может быть весьма болезненным для обеих сторон. И как быть с сугубо шотландскими войсковыми подразделениями? Им предоставят свободу выбора: откажитесь от прежней присяги союзному государству и присягните на верность одной только Шотландии? Не возникнет ли хрестоматийная коллизия, у которой есть печальные прецеденты, когда в ходе гражданских войн семьи бывали расколоты, и брат шел на брата? Словом, у шотландских националистов гладко даже не на бумаге, а только на словах. Стоило им заикнуться о том, что они введут свои паспорта, как министр внутренних дел Великобритании Тереза Мей объяснила последствия: тогда на границе появятся контрольно-пропускные пункты. Кое-кто считает, что в самую пору разучивать слова из неофициального гимна горцев «Scotland the Brave». В тексте припева взгляд выхватывает символическую фразу – «Смелость в сердцах тех, кто живет под шотландским небом» («Brave are the hearts that beat Beneath Scottish skies»). Под небом, впитавшим все оттенки серого цвета, под солнцем, которое светит, видимо, исключительно для жителей высокогорья, когда не идет дождь, под гнетом стародавних обид, что они претерпели от воинственных южных соседей, каждый третий шотландец мечтает разорвать историческую унию с Англией и провозгласить полный и безоговорочный суверенитет. Если точнее, опросы показывают такой расклад сил: 55-63% избирателей не хотят рвать постромки, в то время как желающих отсоединиться – 33-37%. Опираясь на эти теплящиеся, но не сильно разгорающиеся сепаратистские настроения, Салмонд и его команда намерены если не подарить единомышленникам собственное государство, то, по крайней мере, войти в историю как истинные патриоты. Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
Дневник событий

настаивая на превращении Бельгии в конфедерацию Рано судить, станет ли 14 октября 2012 года точкой отсчета в процессе ползучей конфедерализации Бельгии. Однако Барт де Вевер, лидер партии «Новый фламандский альянс» (НФА), которая одержала в этот день убедительную победу на муниципальных...

настаивая на превращении Бельгии в конфедерацию Рано судить, станет ли 14 октября 2012 года точкой отсчета в процессе ползучей конфедерализации Бельгии. Однако Барт де Вевер, лидер партии «Новый фламандский альянс» (НФА), которая одержала в этот день убедительную победу на муниципальных выборах, сходу поставил вопрос об изменении конституционных основ королевства. Будучи фламандским националистом по убеждению и по статусу, триумфатор де Вевер мгновенно повысил градус прогнозов о неминуемом, как полагают немалочисленные скептики, распаде страны по причине того, что фламандцы и валлоны разбегутся по своим национальным коморкам. На поверхности требований НФА – всего лишь изменить распределение финансовых потоков, чтобы богатая Фландрия, как выражаются местные сепаратисты, перестала бы, наконец, кормить прозябающую в индустриальной никчемности, неповоротливую, неспособную меняться с динамичным временем франкоязычную Валлонию. Фламандцев душит жаба, когда они представляют себе, какой объем налоговых поступлений, полученных от их успешного хозяйствования, уходит в форме трансфертов к более отсталым франкофонам. И потому в глубине их тайных мыслей таится стремление и вовсе произвести «бархатный» развод. С пришествием де Вевера во власть, а он становится бургомистром Антверпена, второго по экономическому потенциалу города, выросла вероятность его победы и на федеральном уровне в октябре 2014 года. Это почти автоматически переведет вопрос о создании конфедерации из разряда дебатируемых утопий в пункт повестки дня. При попытке разобраться в феномене НФА взгляд с колокольни сегодняшнего дня невольно упирается в фигуру 41-летнего Барта де Вевера. Если сама партия получила в большинстве коммун около 30%, то де Вевер заручился симпатиями 38%. Политик колоритный. И волевой. Еще летом прошлого года в нем было 142 килограмма «живого веса». Ныне, после жесточайшей диеты, что была сродни умерщвлению плоти, он скинул 60 кг и предстал перед своим электоратом слегка изнуренным, но обновленным. Без сомнения, де Вевер относится к категории популистов, набирающих очки за счет инстинкта жадности своих избирателей, которые, должно быть, млеют от удовольствия, когда тот рассуждает на излюбленную тему – о «бесчестной бюджетной политике» центральных властей в Брюсселе. Или когда обещает поставить преграду неконтролируемой иммиграции. Но при этом в своей риторике он не переходит тонкую грань допустимого в обществе, принявшего каноны политкорректности как Богом данные. Не случайно и де Вевер, и НФА сумели избежать ошибок радикалов из партии «Вламс беланг», умудрившейся рассориться со всеми, кем только можно. Как следствие, НФА, о которой шесть лет назад и вовсе никто не слышал, взяла верх в 16 из 24 электоральных округах. В то время как «Вламс беланг», получившая на выборах 2006 года 33%, сейчас просела до менее 10%. А сам де Вевер, одержав победу в Антверпене, выбил из седла социалистов, которые правили городом на протяжении последних 60 лет. Естественно, что премьер-министр Элио ди Рупио (см. «Бельгия: сколотили коалицию фламандцев и валлонов», №12(61), 2011) сделал все возможное, чтобы принизить значение прорыва во власть НФА, резонно заметив, что «теперь этой партии предстоит обеспечивать управление всеми коммунами, где они получат кресла бургомистров». Мол, посмотрим, чего они стоят, когда дело дойдет до дела. Заодно премьер напомнил, что между выборами в местные органы власти и федеральные – дистанция огромного размера. Аргумент верный, но не обязательно весомый, поскольку 2014 год не за горами, а в условиях не рассосавшегося финансового кризиса, дополненного кризисом доверия к традиционным партиям, де Вевер набирает очки, называя коалиционный кабинет ди Рупио «правительством высоких налогов». Заодно лидер националистов указывает, что правящая коалиция не отражает интересы 40% фламандцев, которые сейчас проголосовали за НФА. В ближайшие годы, и это легко предсказать, де Вевер будет пытаться расширить электоральную базу своей поддержки, используя как упрямые факты, например, статистику – четыре пятых ВВП королевства создается во Фландрии и регионе Брюсселя, так и популистскую риторику – не хотим быть «дойной коровой» для всяких лежебок. Тем не менее, вероятность быстрого распада королевства на этнические анклавы невелика. Как объясняет Каролина ван Винсберг, политолог из католического университета города Лувена, что в Брабанте, бракоразводный процесс будет долгим. Только «переговоры вокруг шестой государственной реформы длились 540 дней». В 1993 году официально признали федеральную структуру Бельгии, но эта процедура длилась с 1960-х годов. Однако ван Винсберг, обильно процитированная французской газетой «Фигаро», убеждена, что страна неизбежно «движется в сторону конфедерации». Уже сейчас большинство полномочий по государственному управлению, за исключением вопросов юстиции и обороны, передано местным органам. После завершения реформы центральное правительство будет распоряжаться не 30% бюджетных средств, а всего 15%. Для правительства, располагающего столь скромным бюджетом, будет заказана одна дорога: превращение в декоративный общественный институт с символическими полномочиями и по большей части представительскими функциями. Таким образом, «поворот в истории», как называл итог выборов Барт де Вевер, связанный с появлением на политической авансцене, опять же по его словам, «новой партии народа», бросает самый серьезный вызов сторонникам единства бельгийского королевства, а также интегристам в единой Европе, осознающим, что имеют дело с движением «в противоход». Как откомментировала случившееся франкофонная газета «Суар», издаваемая в Брюсселе, «Бельгии становится все меньше». Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
Политика

«Каталония – новое государство Европы!» Такой задорный лозунг был начертан на плакатах, когда в сентябре на улицы Барселоны вышло полтора миллиона разгневанных граждан. Отголоски этой самой представительной манифестации сепаратизма явно слышны в заявлении главы правительства Каталонии Артура Маса, который на...

«Каталония – новое государство Европы!» Такой задорный лозунг был начертан на плакатах, когда в сентябре на улицы Барселоны вышло полтора миллиона разгневанных граждан. Отголоски этой самой представительной манифестации сепаратизма явно слышны в заявлении главы правительства Каталонии Артура Маса, который на заседании парламента автономии объявил о проведении 25 ноября досрочных выборов. Почти гарантированная победа на этих выборах националистической коалиции «Конвергенция и союз» и ее лидера А.Маса, который в этом случае получит мандат еще на четыре года правления, станет прелюдией к официальному объявлению: предстоит референдум о сецессии и провозглашении суверенитета Каталонии. Победа едва ли ускользнет от Маса и его партии, которая управляет Каталонией последние 25 из 32 лет, прошедших с падения франкизма. А.Мас уже сформулировал вопрос, который он намерен вынести на суд всекаталонского веча: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала новым государством внутри Европейского Союза?». При этом политик благоразумно умалчивает, что в случае обретения суверенитета этому краю никак не избежать долгой бюрократической процедуры вступления в ЕС, что называется, «по новой». Точно такая же перспектива, как и у северных соседей англичан (см. «Состоится ли парад суверенитета в Шотландии»). Поводом к ускорению центробежной тенденции в одной отдельно взятой Каталонии послужил разговор А.Маса с испанским премьер-министром Мариано Рахоем, закончившийся согласием не соглашаться. Мадрид отверг предложение Барселоны предоставить автономии эксклюзивное право устанавливать объем налоговых отчислений в федеральную казну. Для жителей региона, демонстрирующего завидный экономический рост (3,3% в год), обидно, что после всех трансфертов и субвенций они недосчитываются 5 миллиардов евро, оседающих в сундуках центрального правительства. Еще один, пусть и частный эпизод, вызывающий раздражение каталонцев. Существует проект строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали, которая связала бы юго-восточные районы Испании с Францией. Выгода очевидна. Как объясняет глава торгово-промышленной палаты французской промышленности в Барселоне Филип Саман, на этот регион «приходится 60% всего экономического потенциала и внешней торговли Испании». Сперва в Мадриде тормозили осуществление проекта ссылками на то, что есть другие приоритеты, потом подоспел кризис, и стало возможным все на него сваливать. В Барселоне подозревают, что это саботаж, продиктованный элементарной завистью. Каталонский сепаратизм, как отмечают наблюдатели, – это не бунт обреченных, униженных и обездоленных. Это бунт зажиточного и самодостаточного региона, на долю которого приходится вклад в общую копилку в размере 23% ВВП, что сопоставимо в пересчете на душу населения с германским ВВП. На фоне каталонского благополучия бледно смотрятся целые страны, такие как Ирландия, Греция, Португалия. В Каталонии, несмотря на кризис, разветвленная сеть малых и средних предприятий продолжает функционировать, хотя, признаем, банкротство и резкое снижение доходов не обошли их стороной. Средний класс представлен здесь крепкими, если не сказать – упористыми предпринимателями-хозяйственниками, стоящими твердо двумя ногами на национальной почве и потому не зависящими от волюнтаризма пришлых транснациональных корпораций. Эти граждане обладают сильной мотивацией, нацеленной на достижение успеха во всех начинаниях, вольнолюбивым духом (когда-то Барселона считалась столицей европейских анархистов) и в хорошем смысле упрямством. Сладить с ними непросто. Министр юстиции центрального правительства Альберто Руис-Гальярдон недвусмысленно предупредил сепаратистов, что проведение референдума, который наверняка запретит или объявит постфактум незаконным Конституционный суд, будет однозначно трактоваться как серьезное правонарушение со стороны его инициаторов – со всеми вытекающими последствиями. По мнению мадридского корреспондента английской «Гардиан», если все-таки случится обещанный А.Масом референдум, то в Испании будут налицо все признаки конституционного кризиса. Более того, утверждает автор, это «станет вызовом для ЕС, поскольку нет системы (реагирования) на распад государства-члена» Союза. Если посмотреть на хронологию сепаратизма, то вехами нужно считать 1979 год, когда был получен автономный статус, затем официальное признание каталонского языка, и 2006 год, когда регион обрел автономный статус с расширенной финансовой самостоятельностью. Желание отсоединиться возникло у каталонцев давно. Но именно в последние 12 лет оно окрепло и стало массовым. Местная пресса постоянно муссирует и будирует тему, затрагивающую эмоциональные струны бунтарского генотипа каталонцев: «Испания нас не любит». К этому подверстываются – для вдумчивой публики – аргументы, доказывающие пренебрежение Мадридом законными, экономическими и социальными интересами своей, замечу, небедной провинции. Чего уж удивляться, что, согласно опросам, 51% выступают за обретение независимости. Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
Политика

Италия, бившая рекорды по числу почти непрерывных выборов в 1960-70-е годы, на этот раз избежала опроса избирателей. Крайняя дата для роспуска парламента – 30 сентября – благополучно истекла, а президент республики Джорджо Наполитано не воспользовался своим правом в отношении этого...

Италия, бившая рекорды по числу почти непрерывных выборов в 1960-70-е годы, на этот раз избежала опроса избирателей. Крайняя дата для роспуска парламента – 30 сентября – благополучно истекла, а президент республики Джорджо Наполитано не воспользовался своим правом в отношении этого законодательного органа. Таким образом, возглавивший правительство в ноябре прошлого года технократ Марио Монти сможет продолжать свои болезненные реформы минимум до весны 2013 года (см. «Профессоре Монти» избежит досрочных выборов?», «Вся Европа», №7-8(68), 2012). Более того, в последнее время всё больше влиятельных политиков и крупных бизнесменов Италии выступают за сохранение тем или иным способом не прошедшего через горнило выборов жесткого реформатора у власти. Часть из них убедилась в эффективности принимаемых кабинетом министров мер, а другая не скрывает опасения, что в противном случае в кресло премьера вернётся миллиардер Сильвио Берлускони – со всеми вытекающими непредсказуемыми последствиями. Многих испугало, например, одно из его заявлений, в котором он поставил под сомнение дальнейшее пребывание страны в зоне евро. К тому же в Италии сейчас очень мало деятелей, которые бы рискнули взвалить на себя неподъемную ношу борьбы с огромным долговым кризисом и безработицей. Многих обнадежило недавнее признание профессора Монти: если на всеобщих выборах весной не окажется явного победителя, то он может продолжить свою трудную работу. На это немедленно отреагировал босс ФИАТа Серджо Маркионне, заявивший, что деятельность второго правительства М.Монти «стала бы шагом вперед для нашей страны. Это придало бы ей доверие и ликвидировало бы неуверенность в ее будущем». Более того, поддержку нынешнему премьеру выразили лидеры двух влиятельных партий – Джанфранко Фини и Пьер-Фердинандо Казини. Парадоксальный факт: даже левоцентристская Демократическая партия, которой прочат победу на весенних парламентских выборах, высказывается за сохранение М.Монти у руля страны. В Риме заговорили и о другой возможности продолжения руководства страной этим технократом, чуждым политике. Некоторые аналитики считают возможным формирование после выборов некоего коалиционного правительства с ключевой ролью нынешнего министра экономического развития Коррадо Пассеры, и избрания М.Монти на пост президента Италии. Дело в том, что роль главы государства за годы финансового кризиса резко возросла – именно он своим декретом очень удачно назначил в 2011 году нового премьер-министра. В результате такой рокировки у власти оказался бы мощный и очень грамотный экономический тандем, способный успокоить международные финансовые рынки. Александр СОКОЛОВ №10(70), 2012
no image
Политика

Наследники славной морской державы Средиземноморья хотят возродить ее из пепла истории. Для этого потребуется выпростаться из-под омофора объединенной Италии. Венеция была самостоятельной до 1797 года, пока большие батальоны Наполеона не растоптали ее суверенитет. Но, оказывается, венецианцы хорошо помнят, что на протяжении...

Наследники славной морской державы Средиземноморья хотят возродить ее из пепла истории. Для этого потребуется выпростаться из-под омофора объединенной Италии. Венеция была самостоятельной до 1797 года, пока большие батальоны Наполеона не растоптали ее суверенитет. Но, оказывается, венецианцы хорошо помнят, что на протяжении 1000 лет они жили в собственном государстве, причем, жили и не тужили. Не то, что сегодня, когда центральное правительство в Риме думает только о том, как пополнить казну, чтобы начать избавляться от национального долга, перевалившего за 1,9 триллиона евро. Профессор Лодовицо Пиццати, создатель партии «Венецианская независимость», приводит доводы: «Из 70 миллиардов евро, что мы платим Риму, нам возвращается только 50 миллиардов, прямо и косвенно. Мы теряем 20 миллиардов в год, а это немалые деньги для населения в пять миллионов». По последнему опросу, проведенному местной «Гадзеттино», примерно 70% горожан одобряют идею провозгласить суверенитет. Политики уже кроят карту: в возрожденную венецианскую республику могли бы войти, помимо самого чудо-города на сваях, часть области Венето, а также часть областей Ломбардия, Трентино-Альто-Адидже и Фриули-Венеция-Джулия. Лука Дзаиа, председатель Венето, взбивает волну недовольства такой риторикой: венецианцы устали быть «рабами Рима». Ничего не напоминает? Однако вопреки опросу, уличные протесты не собирают, как в Барселоне, миллионы людей. На недавнюю демонстрацию вышло не более 500 человек, видимо, самые идейные. Но они не печалятся. Как объясняет профессор Пиццати, «мы заряжаемся энергией от того, что происходит в Шотландии и в Каталонии, а следом у нас все приходит в движение». Примечательный пассаж во французской газете «Монд»: в странах Евросоюза объявились новые раскольники, причем это в основном богатые регионы, не желающие кормить более бедные. В их числе – Каталония в Испании, области Рона-Альпы во Франции, Ломбардия в Италии и земля Баден-Вюртемберг в Германии. Добавим сюда и Венецию. Выходит, если следовать логике, то классическое деление современного мира на бедный Юг и богатый Север ныне, когда исчерпана прежняя модель развития, проецируется и начинает проявляться в Евросоюзе. На фоне призывов к большему единению (как на начальном этапе перестройки в СССР лозунг «больше социализма») все энергичнее утверждается сепаратизм и эгоизм, но не отдельных наций и государств, а регионов. К такому вызову ЕС, видимо, не был готов. №10(70), 2012
no image
В фокусе

На родине Даниеля Кон-Бендита, массовика-затейника студенческой революции во Франции в 1968 году, зреет новый бунт. Разгневанные молодые люди реанимируют давний спор «отцов и детей». Они считают, что ими управляет «склеротическая геронтократия», и день ото дня положение все хуже. Такой тезис...

На родине Даниеля Кон-Бендита, массовика-затейника студенческой революции во Франции в 1968 году, зреет новый бунт. Разгневанные молодые люди реанимируют давний спор «отцов и детей». Они считают, что ими управляет «склеротическая геронтократия», и день ото дня положение все хуже. Такой тезис прозвучал в выступлении «тройки» бунтарей на страницах газеты «Либерасьон». Феликс Маркар, бизнесмен, Моклекс, музыкант в стиле рэп, и Мулуд Ашур, тележурналист, все трое – молодые люди в возрасте 30+ лет, и они предлагают сверстникам паковать чемоданы, чтобы искать работу, а в широком плане лучшей доли на чужбине. Какие у них претензии, помимо повторяющегося во все эпохи отсыла к стареющему политическому классу, не подпускающему, как им кажется, молодых в свои ряды? Главный аргумент – старшие товарищи не сумели наладить эффективную экономическую модель, создающую новые рабочие места, обеспечивающую социальную мобильность и плавную смену поколений. Как итог, печальный итог, каждый четвертый из молодых французов и француженок в возрасте до 25 лет не имеет работы. Бунтари поколения 3D и 4G также очень сомневаются, что новый президент Франсуа Олланд сумеет выполнить свое предвыборное обещание потратить 2,3 млрд. евро на создание 150 тысяч рабочих мест для тех, кто только вступает во взрослую жизнь. Слышали, мол, про такое и раньше. Рохайо Диалло, основатель антирасистской общественной организации под названием «Невидимые», убежден, что властям нет дела до молодежи, особенно той, что обретается в иммигрантских кварталах, где безработица подчас достигает 40%. Диалло четко заявляет о позиции своей группы: «Мы не будем заставлять этих молодых людей быть мазохистами и оставаться в стране, которая их третирует». В ответ на эту кампанию, подзуживающую недовольных покинуть Францию, последовали обвинения в адрес «тройки», что они настроены антипатриотично и нравственно ущербны. Бывший министр сельского хозяйства, человек весьма правых взглядов Брюно Ле Мэр заявил: «Опасайтесь провокаций. Я бы им сказал: "Оставайтесь и засучите рукава." Франция замечательная страна, а сейчас мы ее разрушаем». Вадим ВИХРОВ №10(70), 2012
no image
В фокусе

Комиссия по финансово-экономическим делам Европейского Парламента заблокировала назначение на вакантную должность в исполнительном комитете Европейского центрального банка (ЕЦБ) Ива Мерша, управляющего Люксембургским центральным банком. Единственным недостатком кандидата из великого герцогства парламентарии сочли то, что он – представитель мужского пола, и...

Комиссия по финансово-экономическим делам Европейского Парламента заблокировала назначение на вакантную должность в исполнительном комитете Европейского центрального банка (ЕЦБ) Ива Мерша, управляющего Люксембургским центральным банком. Единственным недостатком кандидата из великого герцогства парламентарии сочли то, что он – представитель мужского пола, и налицо, по их мнению, очередное проявление дискриминации женщин в руководящих органах этого и других важных учреждений Европейского Союза. Парламентская комиссия ранее неоднократно выражала озабоченность по поводу «отсутствия гендерного равновесия» в главном банке еврозоны, возглавляемом итальянцем Марио Драги. Глава комиссии британка Шэрон Боулес (напомним: Великобритания не входит в зону единой европейской валюты) подчеркнула необходимость назначать женщин на влиятельные посты не только в ЕЦБ, но и в Центробанки всех стран-членов Евросоюза, в министерства финансов, а также в правления крупных компаний. По ее мнению, «давно настала пора решить эту застарелую проблему культуры». И Европарламент, и Европейская Комиссия упорно настаивают на введении обязательной 40-процентной квоты для представительниц прекрасного пола в административных советах европейских компаний, а также за введение санкций против нарушителей. Однако они получили недавно консолидированный ответ девяти стран, которые выступили резко против этой меры. Власти той же Великобритании, Нидерландов, Болгарии, Латвии, Литвы, Эстонии, Венгрии, Чехии и Мальты направили председателю Еврокомиссии Жозе Мануэлу Баррозу коллективное письмо, в котором отвергают эту инициативу. Исполнительный орган ЕС, как стало известно в Брюсселе, готовит до конца года ответ девяти «инсургентам». Похоже, что предлагаемая мера будет смягчена – осуществить требование о введении женской квоты предусмотрят не ранее, чем к 2020 году. По данным Еврокомиссии, сейчас в 27 странах объединения женщины занимают всего лишь 13,7% мест на руководящих должностях в крупных частных и государственных компаниях. И это несмотря на действие соответствующего закона в таких странах, как Бельгия, Франция, Голландия, Италия и Испания. №10(70), 2012
no image
В фокусе

Здесь наркоторговцы умирают молодыми Статистика суха и безучастна: в этом году 15 юношей из бедных пригородов Марселя были изрешечены пулями в ходе бандитских разборок наркомафии. За это же время полиция конфисковала у местных жителей 300 автоматов. Если хотите понять, почему...

Здесь наркоторговцы умирают молодыми Статистика суха и безучастна: в этом году 15 юношей из бедных пригородов Марселя были изрешечены пулями в ходе бандитских разборок наркомафии. За это же время полиция конфисковала у местных жителей 300 автоматов. Если хотите понять, почему правительство Франсуа Олланда сильно озаботилось этой осенью ситуацией с криминогенной обстановкой в самом густонаселенном городе на Лазурном берегу, вам стоит прокатиться на автобусе в северный город-спутник Савин. Скорее всего, вы ощутите себя чужаком среди пассажиров, имеющих корни в Северной Африке или Азии, либо принадлежащих к самому доныне кочевому племени – цыганам. И не по причине разницы в этнической принадлежности, а потому что здесь иной мир, здесь находится полюс нищеты и отчаяния. В среднем 15% населения Франции, по тамошним меркам, живет ниже черты бедности. В Марселе же этот показатель равен 26%, но в Савине – и вовсе 40%. В богатых кварталах мегаполиса вероятность того, что вы не доживете до 65 лет, ниже на 23% общенационального уровня. В северных, то есть самых обездоленных районах шансы, что смерть придет раньше 65 лет, напротив, выше на 30%. Одна из причин – дележ зон влияния между молодежными бандами, занимающимися сбытом конопли и кокаина. В пропорциональном отношении Марсель с населением 800 тысяч человек сравнялся с восьмимиллионным Нью-Йорком по количеству насильственных смертей, связанных с наркотрафиком и распространением дурмана. Гибнут в основном молодые. В 1990-е годы правоохранительные органы нанесли сокрушительный удар по традиционной мафии, от которой она так и не оправилась. Но, объясняет Лоран Годон, адвокат жертв этих ОПГэшных войн, нечисто место пусто не бывает. На смену упрятанным за решетку ветеранам пришли молодые хищники, настоящие «беспредельщики». «У старых гангстеров был некий кодекс чести, у этих его нет», – говорит Годон и добавляет: «К тому же в бассейне Средиземного моря пересекаются интересы различных кланов,– «здесь и сицилийцы, и корсиканцы». Мартиролог растет неуклонно. Рашида Тир, возглавляющая ассоциацию жителей Савины, рассказала журналистам, что смерть молодых людей стала регулярным, рутинным событием последние семь лет. И не только наркотрафик тому виной, считает она, но также «инстинкт самоубийства, отчаяние, которое поселяется в этих мальчиках. Вначале они сталкиваются с отторжением в школе, затем оказываются без работы. Они не видят для себя никакого будущего». Она проецирует эту социальную болезнь на всех жителей Савины: «Нас отвергли. О нас забыли». Жан-Клод Годэн, мэр Марселя, по убеждениям – правый центрист, рассматривает эти смерти как обычную дань криминальным войнам, как он говорит, происходит «сведение счетов», «война за обладание территорией». С ним категорически не согласна Самиа Гали, мэр 15 и 16 округов, самых проблемных: «По сути, он говорит: ‘Пусть они убивают друг друга'». Как Эрик Кантона и Зинедин Зидан, живые легенды французского футбола, Самиа Гали выросла в северных пригородах. «Я знаю, о чем говорю. Я больше не могу смотреть на то, как умирают юноши, которых помню еще малышами, с пулевыми отверстиями в теле. У меня перед глазами горе девушки – в ее парня выпустили 30 пуль. Нужно остановить эту бойню». В начале сентября Самиа Гали своим заявлением взорвала общественное мнение: криминогенное насилие в Марселе вышло на такой уровень, что остановить его может только… армия. Она призвала правительство ввести войска в эти районы, чтобы для начала конфисковать оружие, которое поставляется в несчитанных количествах с Балкан и Северной Африки. Правительство отреагировало на клич отчаяния Самиа Гали – быстро и решительно. Буквально через несколько дней составили «план спасения» Марселя. Министр внутренних дел и министр юстиции прилетели из столицы на юг, чтобы создать «исключительные зоны безопасности». Выделено дополнительно 230 полицейских для проблемных районов. В Марселе, единственном городе, помимо Парижа, появится высшее должностное лицо – префект полиции. Премьер-министр Жан-Марк Айро пообещал придать городу необходимый политический и экономический вес, чтобы он превратился в цветущий «средиземноморский метрополис». Будет ли этих обещаний достаточно, чтобы преодолеть застарелую и хроническую болезнь – криминогенность высшей категории? В любом случае, едва ли пожарные меры смогут произвести нужный эффект до января следующего года, когда бандитский Марсель, согласно графику, будет провозглашен на следующие 12 месяцев «Культурной столицей Европы». Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
РАСШИРЕНИЕ ЕС

Итог состояния дел у разных стран, претендующих в том или ином виде на вступление в Европейский Союз, подвел член Европейской Комиссии Стефан Фюле, ответственный за его расширение. Выступая в Комиссии по иностранным делам Европейского Парламента, он остановился на положении каждой...

Итог состояния дел у разных стран, претендующих в том или ином виде на вступление в Европейский Союз, подвел член Европейской Комиссии Стефан Фюле, ответственный за его расширение. Выступая в Комиссии по иностранным делам Европейского Парламента, он остановился на положении каждой из этих стран. Прежде всего, он отметил, что завершены все переговоры с Хорватией, приняты все необходимые документы, и эта страна с 1 июля 2013 года станет 28-м участником Союза. В настоящее время она завершает процесс переноса в национальное законодательство всех норм ЕС. Будущей весной ожидается принятие окончательного доклада, в котором можно будет констатировать выполнение ею всех условий, необходимых для вступления. В июне начались переговоры о вступлении Черногории, что стало отражением продвижения этой страны по пути проведения необходимых реформ. По словам С.Фюле, особое внимание на данном этапе ей надлежит уделить аспектам, обеспечивающим там верховенство закона. Комиссия вновь, в 4-й раз рекомендовала начать переговоры о приеме Бывшей югославской республики Македония, что призвано подтвердить ее населению реальность перспективы участия в ЕС. Однако здесь приоритетным остается поиск удовлетворительного решения проблемы названия этой страны, против которого выступает соседняя Греция, считающая Македонию частью своего культурно-исторического наследия. Говоря о Сербии, член Комиссии отметил, что она продолжает двигаться по пути удовлетворения политическим критериям для вступления в ЕС. Брюссель побуждает эту страну продолжать реформы и искать пути налаживания добрососедских отношений со всеми, имея в виду край Косово, который в одностороннем порядке провозгласил независимость от Сербии. «Есть необходимость в явном и устойчивом улучшении отношений между Сербией и Косово, – сказал он, – чтобы обе страны продолжили идти своими путями в ЕС, не блокируя соответствующие усилия друг друга». Албания, по его мнению, в последний год сделала существенный шаг вперед в отношениях с ЕС, особенно благодаря достижению межпартийного соглашения о необходимых реформах для вступления. В свете этого Комиссия рекомендует предоставить ей официальный статус страны-кандидата. По отношению к Косово Комиссия утвердила доклад, в котором выражается возможность заключения с ней Соглашения о стабилизации и ассоциации, которое считается первым шагом на долгом пути приема в Союз. С.Фюле полагает, что такое соглашение можно заключать при одновременном сохранении различий в подходе стран-членов ЕС к признанию независимости Косово. Далеко не все из «двадцати семи» такую независимость признают. Положение в Боснии и Герцеговине оценивается в более пессимистических тонах. Брюссель отмечает ограниченность прогресса в создании устойчивых институтов власти, при этом выражает готовность к продолжению диалога. Оценка состояния переговоров с Турцией отражала их двусмысленное положение, фактическую замороженность диалога, в том числе, в условиях сохраняющихся противоречий этой страны с Кипром. Отметив ключевое значение Турции для ЕС «с учетом ее динамично развивающейся экономики, стратегического положения и важной роли в регионе», С.Фюле констатировал «отсутствие консенсуса между странами-членами» относительно европейской перспективы Турции. Вместе с тем, он высказался за то, что в интересах обеих сторон – возобновить переговорный процесс. Наконец, член Комиссии отметил растущее совпадение интересов ЕС и Исландии, которая полностью отвечает политическим критериям для вступления в Союз и далеко продвинулась в подготовке к этому шагу. Однако перспектива участия в нем остается темой публичных споров в исландском обществе. Андрей СЕМИРЕНКО №10(70), 2012
no image
Интеграция

Ветеран из ветеранов в стане традиционалистов, консерватор до мозга костей и кончиков пальцев, интеллектуал с безупречной репутацией, нынешний президент Чехии Вацлав Клаус снова возвысил голос против предложенной архитекторами транснациональной федерации «двадцати семи» новой редакции проекта единая Европа. В интервью британской...

Ветеран из ветеранов в стане традиционалистов, консерватор до мозга костей и кончиков пальцев, интеллектуал с безупречной репутацией, нынешний президент Чехии Вацлав Клаус снова возвысил голос против предложенной архитекторами транснациональной федерации «двадцати семи» новой редакции проекта единая Европа. В интервью британской газете «Дейли телеграф» патентованный евроскептик разъяснил, почему дальнейшая федерализация его так пугает, и почему этот эксперимент уже несовместим с демократией. Высказывания Клауса невольно складываются в манифест отречения от повышения градуса интеграционного процесса, который должен привести к 2014 году, как объявил 12 сентября Жозе Мануэл Баррозу в Европарламенте, к полноформатной федерации, читай – Соединенным Штатам Европы. В этих будущих СШЕ единый для всех президент, развил концепцию германский министр иностранных дел Гвидо Вестервелле, сможет «лично назначать всех членов европейского правительства». Более того, Вестервелле в пылу заочной полемики с имеющими особое мнение британскими тори призвал лишить раскольников права вето, особенно, когда дело касается обороны Европы, чтобы не допустить ситуации, когда отдельное государство-член ЕС сможет заблокировать инициативы в рамках создания «европейской армии». Таким образом, манифест Клауса был прямым ответом на идею интегристов форсировать панъевропейское строительство, причем именно в политической плоскости, передавая новые элементы национального суверенитета наднациональным невыборным органам Евросоюза. В каком-то смысле чешский политик прошел долгий эволюционный путь от мягкого неприятия единой Европы до прямого противопоставления себя этой идее. В 2004 году Вацлав Клаус, скрепя сердце и стиснув зубы, согласился на вхождение Чехии в состав ЕС. В 2009 году он использовал все имеющиеся бюрократические и юридические хитрости, чтобы отсрочить ратификацию Лиссабонского договора. В интервью консервативному по духу лондонскому изданию он раскрыл главный повод своего разочарования: «Мы рассчитывали, что станем членом Евросоюза, а не федерации, в которой нам будет уготована роль малозначимой провинции». По его мнению, переход к федеративной модели ЕС по проекту Баррозу будет означать окончательный демонтаж Вестфальской системы, основанной на принципе национальных государств как системообразующих элементов. Вацлава Клауса не без основания окрестили «Маргарет Тэтчер Центральной Европы». Эта параллель куда более точная, чем сравнение с Санта-Клаусом, когда он, будучи политиком, был вынужден обещать избирателям светлое будущее. Оно оказалось не таким, как виделось Клаусу, соавтору «бархатной революции», в разгар эйфории после 1989 года. За минувшие три года глава государства еще больше разочаровался в происходящих на его глазах переменах в ЕС и, в каком-то смысле, превратился в самого именитого евроскептика. Итогом мучительных раздумий основателя «Гражданской демократической партии», крупнейшей правоцентристской силы в стране, стала вышедшая в начале октября книга под названием «Европа: расставание с иллюзиями». В.Клаус убежден, что на кону нечто большее, чем необходимость поступиться принципами и суверенитетом – речь идет о судьбе демократии. «Авторы концепции европейской интеграции сумели обойти по кривой сознание граждан и изобразить некую связь между агрессивным национализмом Гитлера (что являет собой национализм самого опасного вида) и традиционными национальными государствами, и тем самым поставили под сомнение само их существование. Из числа фатальных ошибок, которые всегда сопровождали эволюцию ЕС, эта наихудшая», – пишет в своей публицистической книге Вацлав Клаус. Примечательна его логика, объясняющая, почему многие политики с охотой поддерживают превращение ЕС в новый Советский Союз – в этом случае ослабевает их зависимость от электората, и в будущем никакие избиратели не смогут «их призвать к ответу». Обидные слова он уготовил своим соратникам по стану консерваторов, в частности, британским тори. После ухода Маргарет Тэтчер, пишет Клаус, они сдали. «Невзирая на поддержку со стороны общественного мнения, резко выступая против евро и отказываясь передавать дополнительные полномочия Брюсселю, за что заслуженно получают благодарность от сограждан, они, как только оказываются на континенте, меняются, и их решимость сражаться за свои принципы улетучивается». Неудивительно, что прежде тесные связи его партии и тори слабнут, а сам В.Клаус публично выражает симпатии «Независимой партии» Соединенного Королевства, критикующей дальнейшую интеграцию на пространстве Европы. Украшенный виртуальными шрамами боец с коммунистическими властями Чехословакии, 71-летний Вацлав Клаус поражается, как все переменилось в Европе: «Какая ирония у истории: никогда бы не поверил в 1989 году, что мне придется защищать ценности демократии». В следующем году Клаус, который дважды занимал пост чешского премьера, уйдет в отставку, как положено, и его голос явно станет глуше. Но это не означает, что посеянные им семена сомнения не взойдут и не пойдут в рост. Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
Право

В статье, посвященной сотрудничеству таможенных органов и делового сообщества, Лотар Геллерт отмечает рост терроризма и международной организованной преступности. По его мнению, ответом этой угрозе может стать внедрение как можно большим количеством государств систем обеспечения безопасности торговли и их взаимное признание...

В статье, посвященной сотрудничеству таможенных органов и делового сообщества, Лотар Геллерт отмечает рост терроризма и международной организованной преступности. По его мнению, ответом этой угрозе может стать внедрение как можно большим количеством государств систем обеспечения безопасности торговли и их взаимное признание посредством заключения соответствующих международных соглашений. Лотар Геллерт утверждает, что только в случае взаимного признания указанные системы способны обеспечить безопасность с одного конца цепи поставок до другого, создав при этом необходимые условия для снятия излишней административной нагрузки при осуществлении торговых операций*1. В соответствии с Рамочными стандартами безопасности и облегчения торговли 2007 года*2, разработанными под эгидой Всемирной таможенной организации (далее – ВтамО), институт уполномоченного экономического оператора (далее – УЭО) задуман как инструмент совершенствования стандартов безопасности торговых цепей с одновременным обеспечением их безопасности. В связи с этим, а также принимая во внимание описанную в статье Лотара Геллерта необходимость взаимного признания государствами систем безопасности торговли, становится очевидной необходимость признания государствами института УЭО друг друга. Правовое содержание и назначение института УЭО, являющегося одним из самых прогрессивных в современной практике таможенного администрирования, заключается в следующем. Статус УЭО предоставляется участникам внешнеэкономической деятельности, которые соответствуют установленным таможенными органами критериям. Эти критерии требуют от участников внешнеэкономической деятельности финансовой надежности, стабильности и транспарентности своей хозяйственной деятельности. В обмен на соответствие этим критериям участник внешнеэкономической деятельности получает статус УЭО и соответствующие упрощения таможенных процедур, а таможенные органы – возможность исключить таких участников внешнеэкономической деятельности из сферы пристального внимания, сосредоточив имеющиеся ресурсы на деятельности лиц, чья деятельность представляет действительно высокий риск несоблюдения таможенного законодательства. Таким образом, взаимное признание Россией и ЕС УЭО друг друга позволит решить одновременно две, как может показаться на первый взгляд, противоречащие друг другу задачи: создать условия для упрощения торговли и повышения эффективности таможенного контроля. Как было отмечено выше, ЕС активно развивает данное направление таможенного сотрудничества с Японией, США, а также другими торговыми партнерами. Оно, в частности, предусмотрено Заключениями Совета ЕС по таможенному сотрудничеству со странами, являющимися восточными соседями ЕС 2011 года*3. Как показывает практика отношений ЕС с другими странами, в том числе с Японией и США, взаимное признание УЭО является комплексным процессом, в основе которого лежит сопоставление систем регулирования института УЭО, в частности вопросов подачи заявлений, их рассмотрения, принятия решений о присвоении лицу статуса УЭО и последующего контроля за деятельностью УЭО. Так, на пути к взаимному признанию УЭО США и ЕС провели достаточно объемную работу. Прежде всего была утверждена «дорожная карта» в целях поступательного развития переговорного процесса, итогом которого должно стать взаимное признание УЭО. Стороны реализовали пилотный проект, в рамках которого нормы, регламентирующие УЭО в США и ЕС, были сопоставлены теоретически и практически. Кроме этого, с 1 января 2008 г. в ЕС применение института УЭО проходило с учетом опыта США*4. В ноябре 2011 года данный вопрос стал предметом рассмотрения в рамках заседания Трансатлантического экономического совета*5, получив необходимую политическую поддержку. В результате, согласно опубликованному на сайте Комиссии ЕС пресс-релизу, ЕС и США завершили работу по взаимному признанию УЭО*6. Это позволит УЭО получать преимущества от упрощенного и ускоренного таможенного оформления, а таможенным органам, по словам члена Европейской Комиссии Альгирдаса Шеметы, отвечающего за налогообложение, таможенный союз и борьбу с мошенничеством, даст возможность сконцентрироваться на контроле за теми участниками внешнеэкономической сферы, чья деятельность сопряжена с высоким риском несоблюдения таможенного законодательства. Дата начала реализации решения о взаимном признании 1 июля 2012 года. В пресс-релизе, в частности, говорится, что дополнительные торговые возможности, создаваемые посредством взаимного признания УЭО, позволят ЕС и США увеличить объем торгового оборота, составившего в 2011 году почти 500 миллиардов евро. Анализ норм, регулирующих институт УЭО в ЕС и России, свидетельствует об их значительном сходстве. Это обусловлено тем, что при подготовке норм таможенного законодательства ТС, а также законодательства России о таможенном деле, регламентирующих институт УЭО, разработчики исходили не только из международного, но и европейского опыта. В частности, были учтены положения Рамочных стандартов безопасности и облегчения торговли 2007 года и Таможенный кодекс ЕС*7(далее – ТК ЕС). Данное сходство является важной правовой предпосылкой для взаимного признания ЕС и Россией УЭО друг друга. Однако, несмотря на сходство норм, регламентирующих институт УЭО в ЕС и России, имеют место отличия, которые могут стать препятствием на пути указанного признания. Данные отличия имеют различную правовую природу и заключаются как в разных требованиях, применяемых к претендентам на получение статуса УЭО, так и в разных подходах таможенных органов ЕС и России применительно к реализации на практике положений, регламентирующих институт УЭО. Итак, одним из существенных отличий регламентации института УЭО в России и ЕС является подход к подтверждению лицом, претендующим на получение статуса УЭО, способности выполнить свои финансовые обязательства перед таможенными органами. Так, в соответствии со статьей 39 Таможенного кодекса Таможенного союза*8(далее – ТК ТС), первым из приведенных условий присвоения лицу статуса УЭО является предоставление им обеспечения уплаты таможенных платежей на сумму, эквивалентную одному миллиону евро. Для лиц, осуществляющих деятельность по производству товаров и (или) экспортирующих товары, к которым не применяются вывозные таможенные пошлины, при их соответствии критериям, определенным решением Комиссии Таможенного союза, установлена меньшая сумма обеспечения в размере, эквивалентном ста пятидесяти тысячам евро. Данное требование может быть выполнено с использованием различных способов, в том числе посредством залога денежных средств, имущества, банковской гарантии или поручительства. Так или иначе выполнение требования влечет исключение из оборота требуемой суммы обеспечения уплаты таможенных платежей или издержки в связи с платой за получение банковской гарантии или поручительства. В итоге это становится существенным препятствием, ограничивающим или делающим невозможным доступ к получению статуса УЭО и соответственно к упрощенным таможенным процедурам для целого ряда участников ВЭД, которые по тем или иным причинам не в состоянии предоставить обеспечение уплаты таможенных платежей в указанных размерах и формах. В ЕС требование о предоставлении лицом, претендующим на получение статуса УЭО, обеспечения уплаты таможенных платежей отсутствует. Вместо него статья 5 «a» ТК ЕС в качестве одного из условий получения этого статуса указывает на необходимость подтверждения претендентом своей финансовой платежеспособности (financial solvency). В развитие данного требования статья 14 «j» Имплементационного акта ТК ЕС*9устанавливает, что лицо должно подтвердить свое «благополучное финансовое положение» («good financial standing») за последние три года. Комиссия ЕС в 2007 году разработала Руководство*10, содержащее подробное описание порядка оценки таможенными органами соответствия претендентов на получение статуса УЭО установленным в законодательстве критериям. Так, в соответствии с данным Руководством таможенные органы могут запросить банковские и другие финансовые институты в целях получения информации, анализ которой позволит проанализировать финансовое состояние лица. Одновременно с этим заявитель может в инициативном порядке заказать аудиторскую оценку деятельности своей компании, а также предоставить другую информацию, которая может быть полезной при принятии таможенными органами решения о его финансовой платежеспособности. При этом следует отметить, что, оценивая финансовую состоятельность лица, таможенные органы анализируют его способность выполнять свои обязательства с учетом конкретных характеристик его деятельности. Важной особенностью данного порядка является то, что, несмотря на детальную проверку финансовой платежеспособности претендента на получение статуса УЭО, он не требует, в отличие от порядка, действующего в России, извлечения и «замораживания» на счетах таможенных органов значительной суммы денежных средств или дополнительных расходов в связи с получением банковской гарантии или поручительства на указанную сумму. Этот порядок позволяет, во-первых, избежать издержек, связанных с необходимостью предоставлять обеспечение уплаты таможенных платежей, а, во-вторых, расширяет перечень лиц, которые могут получить статус УЭО и соответствующие этому статусу таможенные упрощения. Таким образом, оказывается необходимое содействие развитию предпринимательской деятельности на основе партнерских отношений с государством, что является мощным фактором минимизации рисков нарушения таможенного законодательства. В дополнение к изложенному об этом, в частности, свидетельствуют следующие нормы Имплементационного акта ТК ЕС. Как было отмечено, претендент на получение статуса УЭО должен подтвердить свою финансовую платежеспособность за последние три года; однако в соответствии с пунктом 3 статьи 14 «j» Имплементационного акта ТК ЕС, если лицо существует менее трех лет на момент обращения в таможенный орган за получением статуса УЭО, то при проверке его финансовой платежеспособности анализируется информация, имеющиеся на этот момент. Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 14 «a» Имплементационного акта ТК ЕС установлено, что при предоставлении статуса УЭО таможенным органам следует в должной мере учитывать специфику деятельности компаний, особенно относящихся к малому и среднему бизнесу. Это требование нашло отражение в Руководстве. В нем, в частности, предусмотрено, что негативные показатели финансовой деятельности компании не всегда являются признаком того, что она не сможет выполнять свои финансовые обязательства. Например, фирма может быть создана в целях ведения исследовательских работ какой-либо материнской компанией, способной выполнять обязательства своей «дочки». В этом случае Руководство рекомендует таможенным органам предусмотреть обеспечение финансовой платежеспособности дочерней компании посредством соответствующих гарантий материнской компании или банка. Кроме этого, следует отметить еще одну важную особенность используемого в ЕС порядка подтверждения финансовой платежеспособности лица, претендующего на получение статуса УЭО. С одной стороны, данный порядок не предусматривает установление четких и однозначных характеристик, которым должно соответствовать финансовое положение лица, чтобы быть признанным благополучным, что предоставляет таможенным органам довольно большие дискретные полномочия. Как было отмечено, ориентирами в решении этого вопроса является оценка соответствия финансовой платежеспособности лица принимаемым обязательствам с учетом конкретных характеристик деятельности претендента на получение статуса УЭО. С другой стороны, такой подход требует дисциплинированного отношения УЭО к принимаемым на себя обязательствам в рамках осуществления своей хозяйственной деятельности. В связи с этим можно сделать вывод о довольно высоком уровне доверия между таможенными органами и УЭО, что является одним из примеров реализуемой ЕС современной концепции таможенного контроля, основанной на выстраивании партнерских отношений между таможенными органами и деловым сообществом. Описанное различие в подходах к подтверждению лицами, претендующими на получение статуса УЭО, способности выполнить обязательства перед таможенными органами в ЕС и России может быть устранено посредством внесения соответствующих изменений в таможенное законодательство ТС и законодательство России о таможенном деле, направленных на введение в России и других государствах-членах ТС практики, аналогичной используемой в ЕС. Это станет важной правовой предпосылкой для признания ЕС и Россией УЭО друг друга. Важным отличием российского УЭО от его аналога в ЕС является то, что он не вправе оказывать услуги по таможенному оформлению товаров. Это ограничение следует из статьи 41 ТК ТС, в соответствии с которой предоставляемые УЭО упрощения подлежат применению только к тем товарам, в отношении которых УЭО может быть декларантом. Таким образом, УЭО получает преимущества только в отношении тех товаров, которые перемещает через границу для собственных целей. Это существенно ограничивает сферу применения упрощенных процедур таможенного оформления, предоставляемых УЭО, что значительно сокращает сферу применения специальных упрощенных процедур. Между тем в таможенном законодательстве ЕС такое ограничение отсутствует, что позволяет УЭО оказывать услуги по таможенному оформлению товаров. Таким образом, статус УЭО имеют не только организации, поставляющие товары для собственного производства, но и перевозчики, экспедиторы, компании, оказывающие услуги по таможенному оформлению товаров (таможенные брокеры). Данный подход полностью соответствует первоначальному замыслу введения института УЭО, заложенному в Рамочных стандартах. В соответствии с ним УЭО представляет собой лицо, которое в обмен на трнспарентность своей деятельности, в том числе организационную, бухгалтерскую, финансовую, получает возможность упрощения таможенных процедур и (или) формальностей. Таким образом, организация цепи поставок с использованием института УЭО позволяет одновременно с повышением безопасности цепи поставок сделать их эффективнее. В связи с этим, введенное в России ограничение сферы использования упрощений, предоставляемых УЭО, не только не соответствует международной и европейской практике использования института УЭО, но и не позволяет обеспечить должный положительный эффект от его введения. Это свою очередь делает институту УЭО в России полумерой, свидетельствующей о неготовности российских таможенных органов к установлению полноценных доверительных отношений с участниками ВЭД. Таким образом, анализ норм, регламентирующих институт УЭО в России, с учетом предусмотренных ограничений его функционирования позволяет спрогнозировать небольшое количество потенциальных пользователей этим статусом. Так, в своем интернет-интервью «Консультант Плюс» начальник Правового управления ФТС России А.Б. Струков сообщил, что по состоянию на начало 2012 года в ФТС России, осуществляющей ведение Реестра УЭО, подано около 50 заявлений участников ВЭД о включении в данный реестр*11. Для сравнения: в ЕС, согласно заявлению члена Еврокомиссии Шеметы, сделанному по случаю достижения договоренности между ЕС и США о взаимном признании УЭО друг друга, количество УЭО в ЕС составляет около 5000 компаний. При этом количество УЭО в ЕС постоянно растет*12. Следует отметить, что ситуация, в которой круг пользователей упрощениями, предоставляемыми УЭО, продолжает сохраняться с момента вступления в силу ТК России 2003 года, в соответствии с которым в России был введен институт специальных упрощенных процедур, аналогичный по своим основным характеристикам институту УЭО. В силу ряда причин, в основном, связанных с несовершенством некоторых регулятивных и правоприменительных аспектов реализации специальных упрощенных процедур, среди их пользователей оказалось только небольшое количество крупных участников внешнеэкономической деятельности. По мнению автора, ограниченное количество пользователей упрощениями, предоставляемыми УЭО, не позволяет обеспечить достижение основной цели института УЭО в связи со следующим. Цель введения института УЭО и соответственно упрощенных процедур состоит в том, чтобы посредством предоставления тому или иному лицу, отвечающему установленным требованиям, статуса пользователя упрощенными процедурами таможенные органы демонстрируют по отношении к нему определенную степень доверия. Это стимулирует лиц к приобретению статуса УЭО и одновременно позволяет таможенным органам исключить таких участников ВЭД из сферы пристального таможенного контроля, сосредоточив имеющиеся ресурсы на тех участниках ВЭД, деятельность которых, по мнению таможенных органов, несет в себе действительно высокие риски несоблюдения таможенного законодательства. Если количество пользователей упрощенными процедурами незначительно, то сэкономленные ресурсы таможенных органов слишком малы для повышения эффективности таможенного администрирования применительно к тем участникам ВЭД, которые не обладают статусом УЭО и соответственно представляют для таможенных органов больший риск с точки зрения несоблюдения таможенного законодательства. Таким образом, анализ норм, регламентирующих институт УЭО в ЕС и России, позволил выявить по меньшей мере два основных отличия, которые могут препятствовать взаимному признанию ЕС и Россией УЭО друг друга. Анализ этих отличий показывает, что их причина заключается в неразвитости партнерского сотрудничества таможенных органов с участниками ВЭД, что определяет соответственно низкий уровень доверия между ними. Российские таможенные органы рассматривают подавляющее большинство участников ВЭД как потенциальных нарушителей, а не как партнеров, с которыми можно и нужно строить обоюдовыгодные отношения, поэтому не стремятся развивать всякого рода партнерские институты, в том числе консультирование с деловым сообществом при выработке и реализации таможенной политики, применение упрощенных процедур к надежным участникам ВЭД. Об отсутствии должного интереса к развитию партнерских институтов с бизнесом косвенно свидетельствуют многочисленные и значительные по своей продолжительности задержки в подготовке таможенными органами необходимой нормативной правовой базы, в том числе в отношении института УЭО. В соответствии с Резолюцией ВТамО «Таможня в 21 веке»*13конструктивное и эффективное партнерство таможенных органов с деловым сообществом является одним из факторов повышения эффективности таможенного администрирования в современных условиях. Если российские таможенные органы не будут эффективно развивать такое партнерство, они не смогут стать фактором ускорения товарооборота и обеспечения должного уровня безопасности торговли, в том числе, между Россией и ЕС. Это в свою очередь ослабит Россию как перспективного и предсказуемого инвестиционного партнера, что будет способствовать утрате интереса наших зарубежных, включая европейских, партнеров к построению интеграционных образований с участием России. В ЕС ситуация в области сотрудничества таможни и бизнеса, а также производной от нее ситуации в области применения института УЭО, кардинально отличается от российской. Эти направления работы европейских таможенных администраций являются приоритетными и входят в набор инструментов повышения эффективности таможенного контроля, а также роста конкурентоспособности отечественной продукции на международной арене. Данный подход нашел четкое отражение в Стратегии развития таможенного союза ЕС, содержащейся в Сообщении Еврокомиссии Совету ЕС, Европейскому Парламенту, Европейскому экономическому и социальному комитету и Комитету Регионов 2008 г*14. Приведенные выше различия в регулировании института УЭО в ЕС и России являются, на взгляд автора, основными препятствиями для взаимного признания ЕС и Россией УЭО друг друга. Помимо этого, регулирование института УЭО содержит другие отличия в основном процедурного характера, которые, однако, также могут вызвать затруднения в процессе взаимного признания УЭО. Например, таможенное законодательство ЕС предусматривает классификацию УЭО в зависимости от того, какие упрощения он планирует использовать в своей хозяйственной деятельности. К первой категории относятся УЭО, претендующие на упрощения в области таможенного регулирования, ко второй – УЭО, претендующие на упрощения в области безопасности, а к третьей – УЭО, претендующие на упрощения как в области таможенного регулирования, так и области безопасности. При этом категория упрощений, которые планирует получить лицо, претендующее на статус УЭО, обусловливает требования, которым такое лицо должно соответствовать. К примеру, требование о наличии логистической системы, позволяющей отличить товары ЕС от остальных товаров, применяется ко всем из приведенных категорий УЭО, кроме второй. Требования, касающиеся безопасности помещений, в которых будут проходить операции с товарами, не применяются к первой категории УЭО. В российском таможенном законодательстве классификация УЭО отсутствует, что, как правило, обусловливает одинаковые требования ко всем УЭО, независимо от того, какими упрощениями УЭО планирует пользоваться. Из этого правила предусмотрено одно исключение, касающееся требования о необходимости иметь в собственности, хозяйственном ведении, оперативном управлении или аренде помещения, открытые площадки, где будет осуществляться временное хранение товаров УЭО. Это требование применяется только к лицам, претендующим на упрощение, предусматривающее временное хранение товаров на складе УЭО. Свидетельства, подтверждающие статус УЭО, признаются на всей территории ЕС, в то время как в ТС указанные свидетельства действуют только в том государстве, таможенные органы которого его выдали. Кроме того, помимо общих требований, установленных в ТК ТС, государства-члены ТС вправе применять к «своим» УЭО дополнительные требования, что приводит к росту различий в регулировании института УЭО на территории ТС. По мнению автора, в целях повышения привлекательности для ЕС признания УЭО России следует провести работу по унификации требований, предъявляемых государствами-членами ТС к «своим» УЭО и взаимному признанию государствами-членами ТС УЭО друг друга. Следует отметить также, что в ЕС УЭО вправе подавать таможенную декларацию в любой таможенный орган вне зависимости от того, какой из них выдал лицу свидетельство, подтверждающее наличие у него статуса УЭО. В России УЭО должен подавать таможенную декларацию в таможенный орган, указанный в его соглашении с таможенным органом, выдавшим ему указанное свидетельство. Кроме того, необходимо указать на то, что в ряде случаев требования, предъявляемые для получения статуса УЭО в ЕС, являются более жесткими, чем в России. В частности, это касается требований применительно к работникам УЭО. В соответствии со статьей 14 «k», заявитель должен проводить дополнительную оценку будущих сотрудников, претендующих на работу на позициях в УЭО, ответственных за вопросы безопасности. Вместе с тем, УЭО должен обеспечить участие этих сотрудников в программах, направленных на повышение осведомленности о требованиях безопасности. Срок, в течение которого таможенные органы рассматривают заявление на приобретение статуса УЭО, в России составляет 90 дней, в то время как в ЕС – 120 дней. При этом европейский таможенный орган вправе продлить рассмотрение заявления еще на 60 дней, предварительно уведомив об этом заявителя и сообщив ему о причинах продления. Описанные различия в регулировании института УЭО в России и ЕС могут затруднить процесс взаимного признания. Как было отмечено, основные отличия заключаются в подходах к подтверждению лицом, претендующим на получение статуса УЭО, своей платежеспособности, а также в способности УЭО оказывать услуги, предполагающие использование предоставляемых ему упрощений применительно к товарам других лиц. В связи с тем, что данные отличия обусловлены разницей в подходах к сотрудничеству таможни с деловым сообществом, устранение базовых отличий в регулировании институтов УЭО должно начаться с корректировки в России этих подходов. На основании изложенного можно сделать вывод, что гармонизация и взаимное признание УЭО не только создаст условия для развития торговли, но и за счет повышения уровня ее безопасности позволит сделать отношения между Россией и ЕС более доверительными и менее подверженными политическим колебаниям. Это в свою очередь создаст необходимые предпосылки для развития сотрудничества России и ЕС на концептуально иных началах, аналогичных тем, которые существуют в отношениях ЕС с Японией и США, характеризующихся высоким уровнем взаимного доверия и основанного на нем долгосрочного, конструктивного и обоюдовыгодного взаимодействия на паритетных началах. Даниил ТУРЛАНОВ, ведущий советник Министерства экономического развития Российской Федерации, соискатель кафедры европейского права МГИМО (У) МИД России *1 Gellert L. Customs – business parterships [Электронный ресурс] http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Vamsu_econ/2011_2/Gellert.htm *2 WCO SAFE Wramework of Standrts [Электронный ресурс] http://www.wcoomd.org/files/1.%20Public%20files/PDFandDocuments/Home_Tender/SAFE/SAFE_Framework _EN_2007.pdf *3 Conclusions on the customs cooperation with eastern neighbouring countries [Электронный ресурс] http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/intm/126557.pdf *4 http://ec.europa.eu/taxation_customs/common/international_affairs/third_countries/usa/index_en.htm *5 Трансатлантический экономический совет является центральной политической платформой сотрудничества ЕС и США по широкому кругу вопросов регулятивного и стратегического характера. Его целью является, в частности, совершенствование торговых и инвестиционных аспектов сотрудничества. *6 European Commission press release. Customs: EU and USA agree to recognise each other's «trusted traders» http://europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/12/449&format=HTML&aged=0&language=en&gui Language=en *7 Регламент Совета (ЕС) № 2913/1992 от 12 октября 1992 г., устанавливающий Таможенный кодекс Европейского Сообщества (OJ 1996 L 321). *8 Таможенный кодекс Таможенного союза [Электронный ресурс] http://www.tsouz.ru/Docs/Kodeks3/Pages/default.aspx *9 Регламент Комиссии ЕС № 2454/1993 от 2 июля 1993 г., устанавливающий имплементационные положения Регламента Совета (ЕС) № 2913/1992, устанавливающего Таможенный кодекс Европейского Сообщества (OJ 1999 L 111). *10 Authorised Economic Operators Guidelines [Электронный ресурс] http://ec.europa.eu/taxation_customs/resources/documents/customs/policy_issues/customs_security/aeo_guidelin es_en.pdf *11 Интернет-интервью с А.Б. Струковым, начальником Правового управления ФТС России: «Правовые вопросы применения ЕАД (Единого административного документа) на современном этапе развития таможенного законодательства» [Электронный ресурс] http://www.consultant.ru/law/interview/strukov.html *12 European Commission press release. Customs: EU and USA agree to recognise each other's «trusted traders» http://europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/12/449&format=HTML&aged=0&language=en&gui *13 Resolution of the Customs Cooperation Council on the Role of Customs in the 21 st Century (June 2008) [Электронный ресурс] http://www.wcoomd.org/files/1.%20Public%20files/PDFandDocuments/Resolutions/Role%20of%20Customs%20in%20the%2021st%20Century%20_June%202008_.pdf *14 Communication from the Commission to the Council, the European Parliament and the European Economic and Social Committee. Strategy for the evolution of the Customs Union 1.4.2008 COM(2008) 169 final [Электронный ресурс] http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2008:0169:FIN:EN:PDF
no image
Иммиграция

Острая полемика возникла между Брюсселем и Лондоном по поводу того, кто именно может считаться иммигрантом, претендующим на пособие по безработице и иную помощь властей в случае необходимости. Спор вызвало заявление британского министра труда и пенсий Иэна Дункана Смита, который требует...

Острая полемика возникла между Брюсселем и Лондоном по поводу того, кто именно может считаться иммигрантом, претендующим на пособие по безработице и иную помощь властей в случае необходимости. Спор вызвало заявление британского министра труда и пенсий Иэна Дункана Смита, который требует в качестве непременного условия этого доказательство оседлости приезжего в Великобритании, а также предъявления документов об уплате налогов. В противном случае, подчеркнул министр, гости «смогут требовать и получать блага уже в день прибытия» в страны Европейского Союза. По подсчетам г-на Смита, это обойдется дополнительно только британским налогоплательщикам в 155 миллионов фунтов стерлингов в год. С позицией Лондона не согласны власти ЕС. Член Европейской Комиссии Ласло Андор, отвечающий за политику Союза в социальной области, подчеркивает, что Великобритания – единственная страна в составе «двадцати семи», которая требует доказательств от иностранцев относительно их легального пребывания в стране и уплаты налогов. По мнению Брюсселя, это лишает помощи иммигрантов, на законных основаниях живущих и работающих на территории ЕС. Но стороны пока далеки от достижения согласия. Правительство Великобритании твердо стоит за «недопущение подобного туризма за благами». По словам министра Иэна Дункана Смита, у властей ЕС «нет права вмешиваться в эту сферу», к тому же «мы работаем и с другими странами, позиция которых в этом вопросе близка нашей». Жесткая реакция Лондона вызвана, в том числе, несколькими громкими скандалами с участием иммигрантов. Так, в одном из судов идет тяжба с женщиной из Латвии, которая требует повышения своей пенсии в размере 50 фунтов стерлингов в месяц до британского среднего уровня – 133 фунта в неделю. №10(70), 2012
no image
Персона

Предполагалось, что в рамках проходившей в Нью-Йорке сессии Генеральной Ассамблеи ООН бывший британский премьер и лидер лейбористов Гордон Браун проведет пресс-конференцию на тему: инициатива ООН по увеличению количества учеников в школах, чтобы поднять общеобразовательный уровень, особенно в развивающихся странах. У...

Предполагалось, что в рамках проходившей в Нью-Йорке сессии Генеральной Ассамблеи ООН бывший британский премьер и лидер лейбористов Гордон Браун проведет пресс-конференцию на тему: инициатива ООН по увеличению количества учеников в школах, чтобы поднять общеобразовательный уровень, особенно в развивающихся странах. У Гордона Брауна была веская причина вещать на эту тему: он назначен специальным посланником ООН «по вопросам глобального образования». Видимо, ему было, что сказать аудитории. Однако мероприятие было сорвано: в зале оказался всего один человек – корреспондент английской «Дейли телеграф». По громкой связи объявляли, что состоится пресс-брифинг господина Брауна, но желающих так и не нашлось. Через 20 минут встречу с прессой отменили. Г.Браун и его супруга Сара вскорости покинули здание ООН на Ист-ривер. Как не преминул отметить Марк Хьюз, тот самый корреспондент «Дейли телеграф», конфуз случился всего через несколько часов после того, как действующий премьер Дэвид Камерон выступил в зале, плотно заполненном делегатами и журналистами, и сорвал аплодисменты. Такова, резюмирует издание (заметим, правых взглядов и близкое к тори) плата Брауна за «выхождение» из власти. Впрочем, все зависит от индивидуальности. Экс-премьеры, обладающие ораторским способностями и определенной харизмой, и после выхода в отставку бывают востребованными. Так, Тони Блэр, предшественник Брауна, за каждое свое выступление получает средний гонорар в 300 тысяч фунтов. А Браун, также подрабатывающий в этом разговорном жанре, обычно может рассчитывать не более чем на 70 тысяч. Вадим ВИХРОВ №10(70), 2012
Тенденции & прогнозы
no image
Саммит

Эффективным средством борьбы с превращением банковских кризисов в долговые призван стать механизм, создание которого одобрено на саммите Европейского Союза. Он состоялся 18-19 октября 2012 года и был ознаменован компромиссом Германии и Франции – двух ведущих игроков интеграционного объединения. Этой «финансовой»...

Эффективным средством борьбы с превращением банковских кризисов в долговые призван стать механизм, создание которого одобрено на саммите Европейского Союза. Он состоялся 18-19 октября 2012 года и был ознаменован компромиссом Германии и Франции – двух ведущих игроков интеграционного объединения. Этой «финансовой» встрече в верхах предшествовал диалог канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда. Как утверждают в кулуарах европейских учреждений в Брюсселе, «беседа получилась весьма оживленной», и французский лидер якобы подчеркнул, что понимает «предвыборные аргументы» руководителя германского правительства, но что на Берлине и Париже «лежит ответственность за вывод зоны евро из кризиса». Словом, не случайно дискуссия лидеров «двадцати семи» затянулась далеко за полночь. Но главное – удалось достичь согласия о создании единой системы банковского надзора для стран еврозоны, причем, к этому механизму смогут подключаться и другие государства ЕС. Система будет создаваться постепенно, с начала будущего года до 2014-го. Как указала А.Меркель, «приоритетом должно быть качество, а не скорость» принятия решений. В Брюсселе рассчитывают, что этот механизм станет прочным фундаментом Экономического и валютного союза «Большой Европы». А пока достигнутые договоренности открывают путь к рекапитализации проблемных банков зоны евро. Правда, пострадавшей оказалась Испания, власти которой надеялись на немедленную помощь партнеров для своих сильно просевших финансовых учреждений, однако теперь получат ее, в лучшем случае, в конце следующего года. Для Мадрида с этой целью ранее была открыта кредитная линия на 100 миллиардов евро. Отметим, что в Германии, главном доноре еврозоны, выборы должны состояться в сентябре, и это весьма удобно нынешнему канцлеру, поскольку не вызовет критику избирателей за щедрую поддержку периферийных стран за счет германского налогоплательщика. Вообще-то удалось преодолеть немало противоречий. Главное – между сторонниками безотлагательного включения надзорного механизма и постепенного. Или относительно количества банков, подлежащих надзору: Германия настаивала на том, чтобы в список вошли только крупнейшие из них (чтобы эта мера не затронула немецкие региональные). Однако окончательное решение распространяется на все 6 тысяч банков зоны евро. Как бы то ни было, создание единой системы банковского надзора означает серьезное продвижение еврозоны и всего ЕС к банковскому союзу.
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Каждый день мы по десятку раз всматриваемся в свое отражение в зеркале, стекле, витрине. Чтобы проверить, как мы выглядим. Что у нас с прической. Как на нас сидит костюм или платье. Не посадили ли мы пятнышко. Чтобы что-то подправить, поменять...

Каждый день мы по десятку раз всматриваемся в свое отражение в зеркале, стекле, витрине. Чтобы проверить, как мы выглядим. Что у нас с прической. Как на нас сидит костюм или платье. Не посадили ли мы пятнышко. Чтобы что-то подправить, поменять или исправить. Государствам такая возможность предоставляется реже. Если только они не полагаются на заведомо предвзятую информацию, тиражируемую мировыми СМИ и исследовательскими центрами, для которых знаменитая грибоедовская формула «угадать и угодить» сохраняет, как и в прошлом, всю свою жизненность. Тем интереснее было взглянуть не себя глазами недавно созданной государствами Европейского Союза Европейской службы внешних действий (ЕСВД), чего-то похожего на Министерство иностранных дел ЕС. Ведь ЕС – крупнейший рынок сбыта российских товаров, наш наиболее важный и влиятельный стратегический партнер. В первой половине сентября такой возможностью воспользовалась большая группа слушателей Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России, побывавшая в рамках летней образовательной программы в штаб-квартирах важнейших институтов ЕС в Брюсселе и Люксембурге и НАТО. Программу встреч по традиции подготовил старинный партнер ЕУИ Колледж Европы. Постараюсь суммировать прозвучавшие в ходе этих встреч оценки и сделать это максимально близко к оригиналу. Единственно, может быть, в несколько более сжатой и структурированной форме. Комментарии намеренно опускаю. С ними можно познакомиться на страницах этого же номера журнала. Судить, смотрите ли вы в зеркало или оказались в «королевстве кривых зеркал», предоставляю вам самим. Хотя те или иные суждения характеризуют всегда, скорее, тех, кто их делает и только их, а не кого-то другого. Итак, вот каких оценок придерживается Брюссель. Обращаю ваше внимание, не отдельные государства-члены, не столицы, а именно Брюссель. Это, естественно, далеко не одно и то же.   Место России в системе внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов ЕС Россия – крупнейший и наиболее влиятельный сосед ЕС, с которым его связывают общая культура, судьба, история. Фактор совместной истории ни в коем случае нельзя недооценивать. Зачастую он играет определяющую роль при формировании внешнеполитических предпочтений. Что немаловажно, от него зависят также восприятие и ожидания. С Россией ЕС стремится строить отношения стратегического партнерства. Получается или не получается – другой вопрос. То, что начинка стратегического партнерства нигде не формализована, второстепенно. Понятно, что под ним подразумеваются особо интенсивные привилегированные связи, которым обе стороны придают повышенное значение. Другими стратегическими партнерами ЕС являются США, Китай, Япония, Индия и т.д. Но ни с кем из них у ЕС нет столь же насыщенного, разнообразного, структурированного политического и отраслевого диалога. Им охватывается абсолютно все: двусторонняя повестка; вся совокупность глобальных вызовов, включая сотрудничество в рамках международных организаций и форумов; текущая международная проблематика. Вместе с тем, Россия на протяжении всех последних десятилетий оставалась одним из самых сложных партнеров ЕС. У Брюсселя к Кремлю имелось и имеется много претензий. Брюссель далеко не все устраивает во внутреннем развитии России. Многие ожидания оказались необоснованными. В том числе связанные с представлениями о том, что в основу стратегического партнерства будут положены общие ценности, их одинаковое прочтение и схожее, если не идентичное правоприменение. На испытываемое Брюсселем разочарование не повлияло даже то, что Москва с пониманием отнеслась к трудностям, переживаемым ЕС в связи с кризисом суверенной задолженности. Хотя руководство ЕС и государств-членов крайне признательны России за то, что она не стала спекулировать на этих трудностях. Значительная часть валютно-финансовых запасов России деноминирована в евро. Москва поддержала евро и дала согласие на то, чтобы увеличить вместе с другими мировыми державами свой взнос в бюджет МВФ на достаточно крупную сумму и предоставить тем самым в его распоряжение дополнительные средства заимствования для спасения проблемных стран (среди которых оказались многие государства-члены ЕС).   Экономические связи Россия является весомым экономическим партнером ЕС. Она занимает третье место в его мирохозяйственных связях. Это принципиально иная ситуация, нежели в 1990-ых годах. Больший объем экспорта или импорта приходится лишь на США, Китай и/или Швейцарию. Причем для экономического сотрудничества характерен высокий динамизм. Глобальный кризис, конечно, не прошел бесследно. Тем не менее, последние два года рост товарооборота составлял порядка 30%. Особенно велика взаимозависимость между Россией и ЕС в области энергетики. Россия покрывает чуть ли не треть потребностей ЕС в энергоносителях. Она обеспечивает стабильность и предсказуемость поставок. В свою очередь ЕС является для российских компаний крупнейшим и даже основным рынком сбыта углеводородов. Пользуясь высокими ценами на нем, они получают колоссальные прибыли. Благодаря этому через таможенные сборы государственная казна все время пополняется живыми деньгами. Поступления от продажи углеводородов позволяют России иметь сбалансированный бюджет и накапливать значительные золотовалютные резервы. Из этих поступлений оплачиваются социальные расходы. ЕС является крупнейшим инвестором в экономику России. Хотя ни для кого не секрет, что весомую часть капиталовложений составляют деньги, вывозимые российскими компаниями и отдельными предпринимателями, в результате чего их юридический статус меняется, а юридическая защищенность серьезно возрастает. На ЕС приходится 2/3 всех накопленных инвестиций в российскую экономику. Вместе с тем, торгово-экономические связи между Россией и ЕС далеки от безоблачных. Брюссель не может примириться с тем, что Россия экспортирует в ЕС намного больше, чем импортирует. В результате он ежегодно сводит сальдо в торговле с Россией с огромным дефицитом, достигающим регулярно порядка 70 млрд. евро. Не устраивает Брюссель и, как он считает, недопустимо высокий уровень зависимости от России в области энергетики. Диверсификация поставок и источников энергии для ЕС – главнейший приоритет. Одновременно Брюссель с пониманием относится к озабоченностям России по поводу дисбалансов в торговле. Почти ничего кроме нефти и газа Москве продавать в ЕС не удается. Поставки иных товаров и услуг мизерные. Их удельный вес в российском экспорте в ЕС стремится к нулю, за исключением, может быть, только продаж драгоценных камней, древесины, стального проката, металлоизделий и химии. Этой безотрадной тенденцией затронуты в первую очередь продажи высокотехнологичных товаров и изделий с высокой добавленной стоимостью. Напротив, в импорте из ЕС такие товары и изделия превалируют. Официальная позиция Брюсселя – ЕС и его государства-члены готовы оказывать все необходимое содействие России в диверсификации ее экономики. Важнейшие инструменты – недавно оформленное Россией членство в ВТО и «Партнерство для модернизации» (ПДМ).   Поддержка российского членства в ВТО В Брюсселе согласны с тем, что переговоры о вступлении России в ВТО продолжались слишком долго и сопровождались не всегда оправданными осложнениями. Но для него главное – что вступление в конечном итоге все-таки состоялось. Как подчеркивают в ЕС, Союз всегда выступал за скорейший прием России ВТО. Неизменно оказывал твердую поддержку вступлению. Исходил и исходит из того, что членство России в ВТО, с учетом масштабов и значимости страны, логично и необходимо. Уверен в том, что членство в ВТО выгодно и самой России, и всем третьим странам, и мировой экономике, в целом. По подсчетам официальных инстанций ЕС и работающих на него аналитических центров Россия может действительно много получить от завоеванного с таким трудом членства в ВТО. Прямой приварок для страны – никак не меньше дополнительного процента роста ВВП в год. Или даже больше, существенно больше. Свободный перелив технологий. Освоение самых современных методов корпоративного управления. Приток качественных инвестиций. Для бизнеса – открытые двери на зарубежные рынки. Большая защищенность. Способность эффективнее продвигать свои интересы. Доступ к более разнообразной линейке финансовых инструментов. Для населения – повышение жизненного уровня и качества жизни в результате снижения стоимости потребительских товаров и, прежде всего, товаров длительного пользования, и широкого спектра услуг, в которых оно нуждается. Ведь конкуренция на внутреннем рынке серьезно возрастет. А чем выше конкуренция, тем лучше качество товаров, тем они дешевле, тем эффективнее экономика в целом. О тех выгодах, которые членство России в ВТО несет Союзу, его государствам-членам, компаниям, базирующимся в зоне ЕС, и т.д., Брюссель предпочитает не распространяться. Понятно лишь по настойчивости самых разных представителей гражданской службы ЕС, что европейский бизнес получит все те же преимущества, что и российский. Но не только. Ему станет вольготнее действовать на российском рынке. Легче входить на него. Проще конкурировать. А по уровню конкурентоспособности фирмы, базирующиеся в ЕС, стоят намного выше российских. Причем все – крупные, средние и малые. Исключения есть, однако их очень мало. Тем не менее, никакого автоматизма нет, и не бывает. Россия может получить ожидаемые в Брюсселе выгоды и преимущества, может и не получить. Все зависит от нее самой. Если Москва форсирует переход на работу по правилам ГАТТ/ВТО, активно продолжит формировать конкурентную среду, будет бороться с коррупцией, улучшать инвестиционный климат, откажется от введения компенсационных механизмов, закрывающих внутренний рынок иными методами, она выиграет. Вместе с ней и все остальные. Если нет, проиграет. Все остальные тоже. Поэтому Брюссель будет делать все, что в его силах, чтобы «помогать» Москве приводить правоприменительную практику в соответствие с международными стандартами и взятыми на себя обязательствами. Будет самым пристальным образом следить за тем, как эти обязательства выполняются. Настаивать на том, чтобы правила ГАТТ/ВТО реально применялись. На том, чтобы нигде, ни на каком уровне, ни государственными структурами и местными властями, ни хозяйствующими субъектами любой формы собственности не допускался отход от соблюдения взятых страной обязательств. Как общих, вытекающих из членства. Так и специфических – от которых зависело вступление. В частности Брюссель категорически против утилизационного налога на автомобили и аналогичные товары. В ЕС квалифицируют его как меры эквивалентного характера, призванные компенсировать снижение пошлин на ввоз в Россию иномарок. То есть как чистой воды защитные меры, призванные уберечь российский автопром от конкуренции. От снижения цен, в чем автолюбители кровно заинтересованы. А также средство получения ничем не обоснованной ренты за фактические поборы с иностранных производителей и своего собственного населения вместо насыщения внутреннего рынка иномарками. Поэтому он будет настойчиво лоббировать отмену утилизационного налога. Аналогично с роялти за Транссибирские перелеты. Их взимание в современных условиях ничем не обосновано. Оно носит волюнтаристский характер. Более того, грубо нарушает базовые принципы конкуренции. Ведь роялти присваивает себе Аэрофлот, не имеющий к ним никакого отношения. ЕС дал согласие на прием России в ВТО под обещание отменить взимание сборов за Транссибирские перелеты. Договоренность была соответствующим образом оформлена. Предполагалось, что Москва предпримет необходимые шаги уже к началу 2012 года. Ни с затяжкой исполнения, ни с пересмотром договоренности Брюссель соглашаться не собирается. По его мнению, у него достаточно рычагов влияния для того, чтобы мониторинг за исполнением Россией обязательств, вытекающих из членства и взятых при вступлении в ВТО, был бы эффективным. Есть отработанные механизмы. Имеется опыт, накопленный в отношениях сходной направленности с Китаем и многими другими новыми членами ВТО. Налажена координация между институтами, организациями и органами ЕС и государствами-членами. Во всяком случае, отступаться Брюссель не намерен.   Перспективы перехода к созданию зоны свободной торговли. Заключение нового базового соглашения Для Москвы, считают в Брюсселе, членство в ЕС закрыто. О нем речи не идет. Ни сейчас, ни в будущем. Но это не препятствует самому тесному сотрудничеству и взаимодействию, вплоть до продвинутой интеграции в отдельных областях. В том числе в экономической сфере. Членство России в ВТО состоялось. Препятствия, связанные с его отсутствием, сняты. Созданы предпосылки для решения задач следующего поколения. Ими являются задачи формирования зоны свободно торговли (ЗСТ), которая бы включала Россию и ЕС, с некоторыми элементами ВТО+ или ЗСТ+. Формальных препятствий для этого нет. На создание ЗСТ правила ВТО ограничений не накладывают. Их появление в разных регионах планеты является общим трендом. Возможность формирования ЗСТ прописана в действующем Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Мандат на ведение соответствующих переговоров у Европейской Комиссии имеется. Такое поручение она получила от Совета ЕС. Параметры ЗСТ и все, что необходимо для ее нормального функционирования и оптимального правового регулирования, Брюссель хотел бы прописать в новом базовом соглашении. Переговоры по нему ведутся с 2008 года. Консультации начались еще раньше, в 2005 году. А единая позиция о том, что это должен быть качественно новый документ обязывающего характера, согласована Россией и ЕС в 2006 году. С тех пор прошло без малого шесть лет. Москва не хочет. В ЕС с уважением относятся к российским озабоченностям. Здесь понимают, чем вызвана настороженность. До обретения членства в ВТО Москва избегала затрагивать вопросы, которые могли бы ослабить ее позиции на переговорах о вступлении во Всемирную организацию. Теперь внимательно присматривается к последствиям вступления. Спешить, вроде бы, не в ее интересах. Тем более, принимать на себя еще более весомые обязательства по открытию рынков и снятию таможенных и иных барьеров. Но речь о «разоружении» России перед лицом более напористого и конкурентоспособного партнера-противника не идет. Вовсе нет. Намерениям ЕС дается превратное истолкование. Брюссель ставит вопросы иного порядка – о лучшей защите инвестиций, единообразии практики, надлежащем правоприменении, должном администрировании. В совокупности, о фронтальном улучшении условий ведения бизнеса и более рациональном обслуживании взаимной торговли. В качестве иллюстрации своей позиции в Брюсселе приводят следующий пример. Таможня превратилась в узкое горлышко, в котором застревают грузопотоки в Россию и из России. Вроде, с российским законодательством все в порядке. Более-менее. Оно приведено в соответствие с требованиями ГАТТ/ВТО. Но правоприменительная практика оставляет желать лучшего. На оформление таможенных документов уходит недопустимо много времени. Через границу грузы пробиваются сутками. Ущерб и дополнительные расходы сумасшедшие. Не говоря уже о неудобствах, негативном восприятии происходящего, удушливом климате. Одна только мысль о том, что придется иметь дело с российской таможней, отпугивает компании, базирующиеся в ЕС. Таможенное администрирование надо менять. Всенепременно. Таких вопросов, требующих юридически выверенного решения, к сожалению, чересчур много. Их Брюссель и предлагает решать. Не только, но в основном именно их. Многие разделы базового соглашения тщательно проработаны обеими сторонами. Уровень их готовности достаточно высокий. Однако без торгово-инвестиционного блока его подписание для Брюсселя утрачивает смысл. На саммите в Ханты-Мансийске договаривались о другом. О том, что новое базовое соглашение будет иметь комплексный, всеобъемлющий характер. На таком понимании институты ЕС и государства-члены настаивают и будут настаивать. Новое соглашение должно быть лучше, масштабнее, выгоднее предыдущего. Никак не иначе. Надо идти вперед. Частичное, фрагментированное, половинчатое соглашение Брюссель не устроит. Некоторое время назад в связи с углублением интеграционных процессов на пространстве бывшего СССР и созданием евразийского Таможенного союза Москва изменила свои переговорные позиции. Она уведомила о том, что передала часть вопросов, которые должны были быть урегулированы новым базовым соглашением, в его ведение. Соответственно переговоры по этим вопросам надо вести теперь с ним. Европейская служба внешних действий и Европейская Комиссия восприняли произошедшее изменение позиций скептически. Пока, по ее мнению, Таможенный союз, Единое экономическое пространство и Евразийский союз – все они являются исключительно политическим проектом. Что из них получится, не очень понятно. Поэтому ЕС готов развивать с ними отношения только на рабочем уровне. Не более того. Ничего иного в обозримой перспективе не получится. Совет ЕС мандат на далеко идущее изменение формата переговоров гарантированно не даст. Тут двух мнений быть не может. Единственно, на чем будет настаивать Брюссель в отношениях с евразийскими интеграционными структурами, – чтобы они строго следовали предписаниям ГАТТВТО, как обязалась Российская Федерация. Однако в ЕС сохраняют оптимизм. Ведь в новом базовом соглашении заинтересованы обе стороны. Сейчас на переговорах о его заключении взята пауза. Они не прерваны. Не заморожены. Нет. Консультации продолжаются. А, значит, прагматический подход еще может возобладать.   Дорожные карты построения общих пространств. Партнерство для модернизации Инициатива «Партнерство для модернизации» (ПДМ), подчеркивают в Брюсселе, не порывает с дорожными картами. Оно продолжает и развивает начатое ими. Впитывает позитивный опыт. Использует институциональную инфраструктуру. Берет на вооружение лучшие образцы. Все, что пригодилось. Все, что пришлось ко двору. Работа над дорожными картами построения общих пространств многое дала обеим сторонам. Позволила лучше узнать и научила понимать друг друга. Помогла накопить полезные связи. Привела к созданию разветвленного механизма сотрудничества и взаимодействия. В него теперь входят около двух десятков диалогов и море комитетов и рабочих групп. От каждого из этих органов совместного, вдумчивого, доверительного обсуждения имеющихся проблем, реализуемых проектов и поступающих предложений, получена большая отдача. Однако она могла бы быть намного больше. На порядок. Или даже на несколько. Превратить их из переговорных площадок, имеющих целью обсуждение проблем, в полновесные организационные рамки для их решения, в инструменты получения конкретного результата, не получилось. К тому же с самого начала сложилось так, что диалоги занимаются абсолютно всем. Приоритеты в их деятельности расставить так и не удалось. Переход к осуществлению Рабочего плана реализации инициативы «Партнерство для модернизации» позволяет переналадить диалоговый механизм, вдохнуть в него новую жизнь. Предполагается, что основное внимание отныне в его деятельности будет уделяться работе над приоритетами, определенными сторонами. Хотя и обо всем остальном, естественно, никто забывать не будет. Главной целью его функционирования оказывается достижение конкретного результата, который могли бы ощутить и бизнес, и простые люди (пока в зачет ПДМ идут обретение Россией членства в ВТО, упрощение порядка въезда и выезда, акцент на энергосбережение и т.д.). Меняется предназначение механизма. Во главу угла ставятся цели модернизации. Это не мода. Не риторика. Не фон. Это основной критерий для отбора проектов, программ, сетевой деятельности, включаемых в Рабочий план. Но модернизации в широком смысле. Системной модернизации, предполагающей, наряду с осуществлением чисто экономических проектов, способствующих освоению передовых технологий, также и институциональное строительство. Чтобы уверенно идти по пути модернизации, нужны эффективные государственные и общественные институты (т.е. демократические), на которые можно было бы опереться. Которые бы откликались на потребности модернизации. Были восприимчивы к ней. Поддерживали ее. Генерировали. Поэтому Брюссель столь большое значение придает включению в Рабочий план инициативы «Партнерство для модернизации» положений о судебной реформе, борьбе с коррупцией, расширению контактов по линии гражданского общества. Проведение большой конференции, призванной подвести промежуточный итог проделанной работе и оценить накопленный опыт реализации инициативы, и очередной встречи Гражданского форума, считают в ЕС, – ключевые события календаря сотрудничества между Россией и ЕС на октябрь месяц. Одновременно они и лакмусовая бумажка. По ним станет ясно, куда двигаться дальше.   Безвизовый режим То, что произошло с проблематикой безвизового режима, по мнению Брюсселя, является типичным случаем кризиса ожиданий. Дескать, Москва была уверена, что проблема чисто политическая. То есть, если правильно надавить на ЕС, то все быстренько решится к обоюдному удовлетворению. На самом деле введению такого режима должна предшествовать большая кропотливая совместная работа. Она не велась или велась недостаточно системно. Поэтому было упущено так много времени. Но винить за это ЕС нет оснований. Более того, Россия находится в привилегированном положении. С Москвой налажен равноправный уважительный диалог. Соседям России, являющимся участниками Восточного соседства, и Балканским странам просто спускается, что делать. Соответствующие предписания фиксируются в дорожных картах. Они исполняют. ЕС проверяет. В отношениях с Москвой все иначе. Сторонами сделан уверенный рынок к введению безвизового режима (пока, правда, декларативно). Согласован документ о совместных шагах. Однако Россия и ЕС решили до поры до времени не рассекречивать его содержание. Он по-прежнему носит конфиденциальный характер. Вместе с тем, в СМИ сообщалось, что в нем затрагиваются самые разнообразные блоки вопросов. Среди них – требования к удостоверению личности, параметры биометрических паспортов, другие технические детали. Есть блок вопросов, касающихся соблюдения прав человека, проблемы безгражданства и т.д. Большое внимание уделяется антикоррупционным мерам. К ним отнесены и транспарентность, и обучение выдаче паспортов, и некоторые другие. С чем это связано, вполне понятно. Как предполагают в Брюсселе, дальнейшая совместная работа будет идти в непростой обстановке. Разногласий хоть отбавляй. Одно из принципиальных касается того результата, к которому должна привести реализация совместных шагов. Москва настаивает на том, чтобы их осуществление автоматически вело к заключению соглашения о безвизовом режиме. Брюссель такой вариант отвергает. По его мнению, подобный сценарий не учитывает сложной внутренней организации ЕС как интеграционного объединения суверенных государств. Подход Брюсселя иной. Сначала совместные шаги должны быть реализованы. Потом будет проведена их оценка. Только после этого можно будет двигаться дальше. Появляются и новые разногласия. Причем они генерируются на различных треках переговоров. Сейчас переговоры об облегчении визового режима и безвизовом режиме разделены. У них несовпадающий предмет. Хотя очевидно, что прогресс в упрощении визового режима позитивно влияет и на перспективу введения безвизового. Однако всякое случается. В Брюсселе ожидали, что очередную порцию послаблений можно будет ввести в силу вполне оперативно. Если не в конце 2011, то хотя бы на протяжении 2012 года. Не вышло. Москва дала понять, что отменит безвизовый режим для экипажей авиалайнеров, если страны ЕС не согласятся на введение безвизового режима для обладателей служебных паспортов. Они категорически против. По ряду причин. Возникла до определенной степени тупиковая ситуация. Как надеются в Брюсселе, временная. В целом чиновники, представляющие разные институты ЕС, исходят из того, что реализация совместных шагов потребует от обеих сторон больших серьезных усилий. Предстоит напряженная работа. Как много времени на нее уйдет, сказать сложно. Поэтому выступать с прогнозами преждевременно. Ясно только, что введение безвизового режима – это не дело завтрашнего дня. Послезавтрашнего? Возможно. Но когда этот день наступит, в Брюсселе говорить отказываются. Даже приблизительно.   Роль Службы внешних действий в выработке политического курса в отношении России Спрашивается, почему Европейская служба внешних действий берется говорить от имени всего Европейского Союза. Почему она определяет, делать те или иные прогнозы или нет, и озвучивает суждения, иногда не самые лицеприятные, которые могут и не совпадать с тем, как излагают свою позицию в Берлине, Париже и других столицах. Ответ дает сама Служба Кэтрин Эштон. (Писать так, ссылаясь на ее главу, надежнее. Ведь с переводом на русский язык полная неразбериха. Во-первых, Служба, конечно же, не европейская, а Европейского Союза. Во-вторых, что такое внешние действия, доподлинно никто не знает. Даже в Брюсселе. В-третьих, что означает служба, придется долго и путано объяснять). Представители ЕСВД уверенно поясняют: в соответствии с Лиссабонским договором управление внешнеполитическим и внешнеэкономическим блоком деятельности ЕС перестроено. И перестроено радикальным образом. Ключевые функции возложены на Службу внешних действий. Высокий представитель по международным делам и политике безопасности (которым переназначена Кэтрин Эштон) сконцентрировал в своих руках полномочия, ранее рассредоточенные среди целого ряда институтов, органов и организаций ЕС и высших должностных лиц как ЕС, так и государств-членов. К нему отошли функции, ранее отправлявшиеся Высоким представителем по внешней политике и политике безопасности. Он взял на себя ответственность за то, чем занимался ранее в составе Европейской Комиссии комиссар, курировавший внешние действия в их прежнем понимании. Только в другом статусе. В ранге заместителя председателя Европейской Комиссии. К нему отошли полномочия министра иностранных дел страны, председательствующей в ЕС. Вот и выходит, что Служба теперь координирует внешнюю политику государств-членов и выступает от их имени по внешнеполитической повестке дня. Кроме того, она координирует деятельность Европейской Комиссии на соответствующих направлениях. В той степени, поправляют представители других структур ЕС и государств-членов, в какой ей это дают делать. И в какой у нее получается – многие сетуют, что не очень. Но общую ситуацию в отношениях между Россией и ЕС там подают с тех позиций, которые проанализированы в настоящей статье. Или считают нужным подавать именно так. Или допустимым. Или верят в то, что это в интересах обеих сторон – России и ЕС. © Марк ЭНТИН, главный редактор,профессор МГИМО (У) МИД России №10(70), 2012
no image
Комментарий

В недрах Европейского Союза набирает обороты дискуссия относительно дальнейших путей интеграции этого объединения. Новую инициативу выдвинул «Берлинский клуб» – неформальное объединение министров иностранных дел ряда стран ЕС. Она нацелена на создание там наднационального правительства, отличающегося по своим полномочиям и методам...

В недрах Европейского Союза набирает обороты дискуссия относительно дальнейших путей интеграции этого объединения. Новую инициативу выдвинул «Берлинский клуб» – неформальное объединение министров иностранных дел ряда стран ЕС. Она нацелена на создание там наднационального правительства, отличающегося по своим полномочиям и методам формирования от нынешней Европейской Комиссии. Инициатива исходила от Германии, которая нацелена на максимально возможную федерализацию ЕС. Когда к ней, после некоторых колебаний, присоединилась Франция, дело сдвинулось с мертвой точки. На первом этапе к «Берлинскому клубу» присоединились другие страны-основательницы нынешнего Союза (Бельгия, Италия, Люксембург и Нидерланды), а также Австрия, Дания, Испания, Польша и Португалия. Итого – 11. В чем суть предложений? Необходимо сократить нынешний состав Европейской Комиссии (сейчас в нее входят 27 человек, по одному от страны-члена), дать ей больше полномочий и, возможно, даже изменить механизм определения председателя – с нынешней системы назначения на прямые выборы избирателями. Такой измененный орган власти, по мысли инициаторов идеи, будет распоряжаться более крупным единым бюджетом, проводить согласованную экономическую, внешнюю и оборонную политику. Одновременно он получит демократическую легитимность, которой сейчас лишен, а эффективность работы союзных органов власти возрастет. Предложения идут в том же русле, что и идеи председателя ЕС Хермана Ван Ромпея. Он также намерен предложить формирование единого бюджета для стран зоны евро, выпуск ограниченных гособлигаций от имени всей зоны евро и так далее. Появление подобных инициатив естественным образом вытекает из необходимости реформирования многих внутренних механизмов в Союзе, что выявил нынешний кризис единой валюты – евро. Кроме того, такие реформы призваны вернуть ЕС на рельсы движения в направлении, которое, как говорят в брюссельских коридорах власти, «сделает Европу глобальным актером». Однако надо помнить, что в настоящее время такого рода реформаторские решения принимаются единогласно. В «Берлинской группе» собрались лишь 11 из 27 участников ЕС. Причем, блистает отсутствием такая ключевая страна, как Великобритания. Это не удивительно: Лондону и нынешний уровень интеграции кажется слишком большим! Нет и самостоятельной Швеции со строптивой Финляндией, а из когорты стран, преимущественно восточноевропейских, пополнивших ряды Союза в прошлое десятилетие, лишь амбициозная Польша подключилась к инициаторам политических реформ. Впрочем, даже их инициаторы пока обозначили лишь направление движения, а не желаемый результат. Так, непонятно, как будет осуществляться идея единого дипломатического представительства в рамках общей внешней политики? Надо ли французам и британцам отказываться от мест постоянных членов Совета Безопасности ООН? Как будет решаться вопрос о представительстве в других международных организациях, например, в МВФ? Или вопрос о единой европейской обороне? Светлана ФИРСОВА №10(70), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

В общей сложности 11 стран ЕС из 27 в той или иной степени поддерживают франко-германскую идею введения европейского «налога Тобина». Он носит имя американского экономиста, который первым предложил государствам облагать финансовые транзакции, в первую очередь, трансграничные. В ЕС в условиях...

В общей сложности 11 стран ЕС из 27 в той или иной степени поддерживают франко-германскую идею введения европейского «налога Тобина». Он носит имя американского экономиста, который первым предложил государствам облагать финансовые транзакции, в первую очередь, трансграничные. В ЕС в условиях глобального финансового кризиса первыми заговорили о таком налоге Париж и Берлин. Они ссылались на то, что источником кризиса стал как раз дерегулированный финансовый мир. Идею поддержала Европейская Комиссия, которая в сентябре 2011 года официально выступила с такой инициативой. Однако все это время хода ей не давали, поскольку такое предложение сталкивалось с большими различиями в подходах к ней со стороны стран-членов. Первым шагом по конкретизации этого предложения стало согласие группы стран с тем, что введение «налога Тобина» может стать не общей программой ЕС, а предметом так называемого усиленного сотрудничества. Такой механизм предполагает участие в сотрудничестве не всех, а части стран Союза – не меньше девяти. Кстати, к их числу относится очень много совместных программ, например, шенгенская зона, внутри которой осуществляется безвизовый режим поездок. Германия и Франция обратились к партнерам с предложением поддержать инициативу Комиссии по введению «налога Тобина». В Брюссель уже пришли положительные ответы от правительств Австрии, Бельгии, Греции, Португалии и Словении. Еще 4 сообщили, что в ближайшее время официально поддержат этот шаг – Испания, Италия, Словакия и Эстония. Таким образом, открывается путь для процедуры по началу работы в этом направлении. Ожидается, что первый шаг будет сделан уже в середине ноября на очередном заседании министров финансов стран ЕС. Предложения Комиссии сводятся к обложению налогом всех финансовых транзакций в странах, которые будут участвовать в этой программе. Так, налог на торговлю акциями и облигациями будет составлять 0,1% сделки, а деривативами – 0,01%. По предварительным оценкам, это должно принести в год до 57 миллиардов евро, если бы такой налог ввели все 27 стран ЕС. Подсчетов для 11 стран пока не сделано. Существуют также серьезные разногласия относительно того, куда эти средства должны поступать. Франция предлагала перечислять их в бюджет ЕС, Германия возражала. Главным противником такой инициативы выступает Великобритания, поскольку в Лондоне находится один из крупнейших в мире и крупнейший в Европе финансовый рынок. Именно в Лондоне совершается значительная часть финансовых сделок стран ЕС. Британское министерство финансов считает, что введение «налога Тобина» подорвет позиции Лондона, поскольку транзакции на площадках его основных конкурентов – Гонконга, Нью-Йорка и Сингапура – такими налогом не облагаются. Серьезные возражения высказывает также один из влиятельных участников зоны евро – Нидерланды. Министр финансов этой страны Ян Кес де Ягер сказал, что правительство заказывало независимые исследования последствий введения «налога Тобина»: «Они показали, что эффект от такого налога будет разрушительным, поэтому мы категорически возражаем против него». Светлана ФИРСОВА №10(70), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Быстрое совершенствование техники в наше время оказывает значительное влияние на поведение и привычки людей. Еще недавно электронным чудом казался, например, пейджер, которым гордились немногие счастливчики. Но кто сегодня вспоминает это изобретение? Его судьба уготована и многим другим полезным вещицам. Любопытное...

Быстрое совершенствование техники в наше время оказывает значительное влияние на поведение и привычки людей. Еще недавно электронным чудом казался, например, пейджер, которым гордились немногие счастливчики. Но кто сегодня вспоминает это изобретение? Его судьба уготована и многим другим полезным вещицам. Любопытное анкетирование проведено недавно среди 7000 представителей «офисного планктона» в десяти странах. Был задан единственный вопрос: какие предметы исчезнут с их рабочих мест уже в ближайшие пять лет? Респонденты уверенно назвали десяток вещей. Возглавили список обреченных кассетные магнитофоны, факс-аппараты и устройства для бумажных картотек. Далее идут настольный компьютер, этот символ революции 1990-х годов в информатике, стационарный телефон, а из одежды – мужской галстук и даже традиционная сорочка. Современные работники офисов убеждены, что уже через пятилетку исчезнет и фиксированное расписание рабочего дня: на службу можно будет приходить в удобное время, как и покидать рабочее место. Многие опрошенные считают, что исчезнут и перегородки в офисах, отделяющие рядовых сотрудников от начальников. №10(70), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Британские едоки обеспокоены, и у этого беспокойства есть основания – темпы роста цен на продовольствие растут не по годам, а месяцам, опережая страны континентальной Европы. За последний год стоимость килограмма лука поднялась на 18%, а 500 граммов говяжьего фарша –...

Британские едоки обеспокоены, и у этого беспокойства есть основания – темпы роста цен на продовольствие растут не по годам, а месяцам, опережая страны континентальной Европы. За последний год стоимость килограмма лука поднялась на 18%, а 500 граммов говяжьего фарша – на 20%. Существенно подорожали картофель, морковь, яйца и апельсиновый сок. Причина очевидна: в этом году жесточайшая за последние 80 лет засуха в США, а также засушливая погода в России подбросили цены на зерно. На мировых торжищах выросли цены на маис и сою. Напротив, проливные дожди в Британии подмочили виды на урожай, который и впрямь не удался. В целом, начиная с 2007 года, продуктовая корзина в Британии стала дороже на 32%, что в два раза превышает показатель в Евросоюзе. Для сравнения: в Германии – на 13%, а во Франции – на 12%. Утешением служит то обстоятельство, что в целом питание на Британских островах обходится пока дешевле, чем у немцев (на 4%) и французов (на 6%). Если рыба на острове дешевле, то фрукты и овощи дороже. Но вот вопрос: надолго ли? По прогнозам, в ближайшее десятилетие пища будет дорожать в среднем на 4% процента в год, что почти в два раза превышает инфляцию (2,5%). Сказать, сколько будут стоить 200 граммов еды в 2022 году, никто не может. Как справедливо отмечает Клайв Блэк, занимающийся анализом рынка продовольствия, это ударит, прежде всего, по пожилым, пенсионерам и просто бедным семьям, у которых значительная часть зарплаты и выплачиваемых им пособий уходит на еду. «Уровень жизни в Британии падает уже не протяжении нескольких лет, – объясняет Блэк. – Потому что зарплаты не растут вровень с ценами, и такая ситуация сохранится». Через десять лет ежегодная сумма затрат на еду составит, в среднем, для среднестатистической семьи, не менее 4000 фунтов стерлингов. Что усугубляет положение наиболее уязвимых социальных слоев, так это то, что спираль дороговизны раскручивается на фоне рецессии и продолжающегося финансового кризиса. Как замечает экономист Джеймс Уолтон, «более неудачного времени трудно себе представить». Для Британии это плохая новость, потому что она на 40% зависит от привозной еды. Импортозависимость означает, пишет «Дейли телеграф», что страна «находится в заложниках у мировых цен на продовольствие». К тому же в конечную цену приходится включать издержки на транспортировку. Не случайно в этой номинации Британия заняла непочетное девятое место среди развитых стран, уступив, правда, Турции, Южной Корее и Словакии. Перспективы тревожны, причем для всех без исключения. В августе аналитики Всемирного банка подсчитали: цены на еду выросли всего за один месяц в среднем на 10% – и их не остановить. Эксперты Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН понизили свои прогнозы по объемам производства зерновых на 8,8 миллиона метрических тонн, что означает: урожай по итогам 2012 года снизится до отметки в 2,29 миллиарда метрических тонн (в 2011-м объем производства зерна в мире составлял 2,35 миллиарда тонн). Если тенденцию не переломить, а это едва ли возможно с учетом роста населения планеты и истощения ресурсной базы, то вскоре, не исключено, нынешние нефтяные спекулянты переключатся на инвестиции в продовольствие и будут играть на биржевых фьючерсах, скажем, поставок риса и сои в азиатские страны. Не стоит забывать и то, что именно недовольство ростом цен на еду было одним из питательных соков «арабской весны», приведшей к свержению прежних правящих элит… Вадим ВИХРОВ №10(70), 2012
no image
Проблема

Нет, речь идет не об испорченном мясе, негодном даже на корм животным. В Германии нормальная, годная в пищу свинина в огромных количествах оказывается в мусорных контейнерах. Для специалистов причина очевидна: виной всему гигантские суммы дотаций и субвенций, которые выделяют животноводам...

Нет, речь идет не об испорченном мясе, негодном даже на корм животным. В Германии нормальная, годная в пищу свинина в огромных количествах оказывается в мусорных контейнерах. Для специалистов причина очевидна: виной всему гигантские суммы дотаций и субвенций, которые выделяют животноводам ФРГ и Европейский Союз. В результате на магазинных прилавках мясо появляется по слишком низкой цене. Райнхильд Беннинг, эксперт Союза экологии и защиты природы Германии, уверена: «Будь мясо подороже, потребитель обращался бы с ним бережнее, больше ценил бы этот продукт». По расчетам госпожи Беннинг, ЕС ежегодно выделяет Германии 950 миллионов евро на поддержку производства кормов для промышленного животноводства – сумма исчисляется с учетом площадей, занятых соответствующими культурами. Сюда же надо добавить еще 100 миллионов евро – дотации на строительство животноводческих комплексов и хладокомбинатов, да еще полмиллиарда евро поступают для оказания прямой финансовой поддержки животноводам. Вы думаете это все? Как бы не так! К примеру, импорт кормов для сельскохозяйственных животных в Германии не облагается налогами. А на строительство установок по производству биогаза, они, как правило, соседствуют со свинарниками, где сырья для них находится вдосталь, ежегодно выделяются 200 миллионов евро. Стоит ли после всего этого удивляться, что цену на мясо можно легко поддерживать на низком уровне? А потребители - как индивидуальные, так и коммерческие – торговля, пищевая промышленность, гастрономическая отрасль – могут по той или иной причине ни секунды не задумываясь, отправить вполне съедобное мясо в отходы. Между прочим, для того, чтобы организовать правильную, то бишь экологически безопасную утилизацию мяса и другого продовольствия, в Германии существует целая отрасль. Собственно, во всем этом нет ничего удивительного, Некоторое время назад экологическая организация Фонд дикой природы обнародовал свою оценку: в промышленно развитых странах треть всего продовольствия отправляется прямиком в мусор. Если применить такой же подход к Германии, несомненно, относящейся к клубу развитых держав, то получится, что 20 миллионов голов свиней ежегодно гибнут совершенно бессмысленной смертью. Такой вывод делается в телефильме, показанном германской телекомпанией АРД. Еще одно последствие дотаций: в ФРГ производится больше мяса, чем немцы могут съесть. Превышение составляет, по меньшей мере, 10%, при том, что годовой уровень потребления в стране более чем достаточный – 39 килограммов на душу населения. Представители мясной отрасли отвечают на упреки защитников животных в том, что интенсивное животноводство – сущее мучение для ни в чем не повинных свинок, уверениями, что избыток мяса идет на экспорт в те страны, которые сами не могут произвести достаточно продовольствия для собственных нужд. Дескать, никто же не упрекает автомобилестроителей в том, что они выпускают машин больше, чем продается в Германии. Разумеется, в этом сравнении сквозит очевидное лукавство: изготовителям машин никто дотаций не дает: сами неплохо справляются. А сельхозпроизводителям из других стран ой как непросто конкурировать с животноводами, пользующимися щедрой поддержкой сразу из двух источников – национального и общеевропейского. Андрей ГОРЮХИН №10(70), 2012
no image
Ситуация

Европейская Комиссия нынешнего состава понесла первую потерю: в отставку ушел ответственный за здравоохранение и потребительский рынок ЕС Джон Далли, представлявший Мальту. Он покинул свой пост 16 октября после того, как Европейского агентство по борьбе с мошенничеством начало расследование его деятельности....

Европейская Комиссия нынешнего состава понесла первую потерю: в отставку ушел ответственный за здравоохранение и потребительский рынок ЕС Джон Далли, представлявший Мальту. Он покинул свой пост 16 октября после того, как Европейского агентство по борьбе с мошенничеством начало расследование его деятельности. Подозрение возникло после жалобы одной из табачных фирм Швеции, сообщившей, что на нее вышел некий мальтийский предприниматель с предложением добиться отмены положения в директиве, запрещающего продажу снуса – жевательного табачного порошка – в странах ЕС. Этот специфический товар сейчас разрешен к продаже только в Швеции (популярен он и в Норвегии, не входящей в Союз). Как выяснило расследование, мальтийский бизнесмен, между прочим, приятель Дж.Далли, рассчитывал получить за свои лоббистские действия «значительную сумму денег». Объявляя об отставке коллеги, Европейская Комиссия подчеркнула, что сделка не состоялась, и дело до передачи денег не дошло. Более того, фактов, подтверждающих непосредственную причастность члена ЕК к этой темной истории, агентство не обнаружило. Правда, оно не исключает, что ему было известно об усилиях лоббиста. Сам отставник поначалу категорически отверг все обвинения и подозрения в нечестности, объяснив свой уход с высокого поста необходимостью защитить имидж Комиссии и свою собственную репутацию. Однако вскоре он пошел на беспрецедентный шаг: выложил в Интернете заявление о том, что покинул высокий пост не по собственной воле, а по требованию председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу. И что стал жертвой некой махинации… В свою очередь, брюссельские газеты напоминают, что в 2004 году этот деятель был вынужден покинуть пост мальтийского министра иностранных дел в связи с обвинениями в коррупции. Теперь в исполнительный орган ЕС должен быть назначен преемник 64-летнего Дж.Далли – тоже представитель Мальты. Но ему необязательно будет вручен тот же портфель. №10(70), 2012
no image
УГОЛОК НАУКИ

Жизнь на Земле возникла благодаря микроорганизмам, занесенным метеоритами с других планет. С таким выводом выступила группа авторитетных астрофизиков на проходившем в Мадриде Европейском конгрессе планетарной науки. По убеждению международной команды ученых, сотни миллионов лет назад при распаде некоторых звезд отдельные...

Жизнь на Земле возникла благодаря микроорганизмам, занесенным метеоритами с других планет. С таким выводом выступила группа авторитетных астрофизиков на проходившем в Мадриде Европейском конгрессе планетарной науки. По убеждению международной команды ученых, сотни миллионов лет назад при распаде некоторых звезд отдельные их фрагменты имели разную скорость перемещения в пространстве. Некоторые из этих тел, перемещавшиеся с менее высокой скоростью, благодаря этому могли отклониться от траектории и войти в соседнюю систему планет в период, когда те находились в процессе формирования. Гигантские каменные глыбы могли «собрать» некие споры и доставить их на Землю. Исследователи признают, что такая теория не нова и до сих пор воспринималась с большой долей скептицизма. Отрицалась сама возможность как разброса, так и «сбора» крупных фрагментов, движущихся из других галактик. Однако современные расчеты астрофизиков подтверждают такую вероятность, а также то, что тело, летящее со скоростью «всего» около 100 метров секунду, способно «поймать» микроорганизмы, из которых может зародиться примитивная жизнь при падении на другую планету, если на ней существуют подходящие условия. Предполагается, что плодотворный обмен спорами между «молодыми» галактиками происходил примерно 300 миллионов лет назад. Если эта теория верна, то обмен мог иметь место и в обратном направлении – между Землей и другими планетами Солнечной системы. Так что поиск признаков жизни на них становится еще более актуальным. Причем главная задача – обнаружить наличие воды. Кстати Теория о происхождении Луны в результате столкновения гигантской планеты с Землей, похоже, нашла подтверждение. Его искали ученые всего мира с того дня, когда экипаж американских астронавтов на корабле «Аполлон» доставил в лабораторию образцы лунного грунта. И вот теперь команда ученых во главе с французом Фредериком Мойнье, работающая в Вашингтонском университете, обнаружила на лунных камнях следы «тяжелого цинка». Это считается убедительным доказательством правильности теории. Исследователи утверждают, что около 4,5 миллиарда лет назад с Землей столкнулась планета размером с Марс (для сравнения: как полагают, к исчезновению динозавров на нашей планете привело падение астероида на территорию современной Мексики размером «всего» с Манхэттен). В результате высвободилась колоссальная энергия, и атакующая планета расплавилась, а затем испарилась. Такая же участь постигла огромную часть поверхности Земли, но часть образовавшегося облака потом опустилась на Землю, а другая спрессовалась сравнительно недалеко от нее и превратилась в естественный спутник. Без Луны Земля вращалась бы более быстро, сутки были бы короче, а климат более суровый. №10(70), 2012
no image
Без перевода

The debate concerning the eventuality that Greece, Portugal, Spain and Italy might leave the eurozone has become increasingly strident since the onset of the euro crisis in September 2009. A new economic forecast study carried out by Prognos AG on...

The debate concerning the eventuality that Greece, Portugal, Spain and Italy might leave the eurozone has become increasingly strident since the onset of the euro crisis in September 2009. A new economic forecast study carried out by Prognos AG on behalf of the German Bertelsmann Stiftung analyses the financial consequences of different exit scenarios covering a "Grexit" as well as a secession of different groups of crisis-stricken countries from the Euro. Полный текст в формате PDF №10(70), 2012
no image
Без перевода

Do the citizens of the EU actually know what it is worth to them personally? The surveys increasingly suggest that they reject it and regard it with contempt. After living for years of crisis, many people have started to cast...

Do the citizens of the EU actually know what it is worth to them personally? The surveys increasingly suggest that they reject it and regard it with contempt. After living for years of crisis, many people have started to cast doubt on the whole notion of integration, and on the ability of the politicians involved to find meaningful solutions to the crisis. In the end this is all about democracy. In the end it?s the citizens that will have the final say. Полный текст в формате PDF №10(70), 2012
no image
Без перевода

Editorial by Hrant Kostanyan In an important test for democracy, Georgia and Ukraine will go to the polls for parliamentary elections on the 1st and 28th October 2012, respectively. The political leaders of these two Eastern Partnership countries have committed...

Editorial by Hrant Kostanyan In an important test for democracy, Georgia and Ukraine will go to the polls for parliamentary elections on the 1st and 28th October 2012, respectively. The political leaders of these two Eastern Partnership countries have committed themselves to European values and principles – rhetorically. In reality, the promise of their colour revolutions is unrealised and they have shifted further towards authoritarianism, albeit following different paths in their respective post-revolution periods. Georgian leader Mikheil Saakashvili has championed a number of important reforms, such as fighting criminality and improving public sector services. But democracy is in decline in the country, with an increasingly over-bearing government, a weak parliament, non-independent judiciary and semi-free media. Unlike Saakashvili, who is still at the helm of Georgian politics, the protagonists of the Ukrainian revolution have either been imprisoned (Yulia Tymoshenko) or discredited (Viktor Yushchenko). Ex-president Yushchenko's attempts to neutralise his former revolutionary ally Tymoshenko resulted in the electoral victory of Viktor Yanukovych in 2010, who was quick to consolidate his reign.   An uneven playing field The parliamentary elections in Georgia come at a critical juncture for the country, because the constitutional changes to be enforced in 2013 significantly increase the powers of the prime minister – effectively transforming this election into ‘king-maker'. If the Ukrainian president is to secure a constitutional majority in parliament, there are indications that Yanukovych will push for an amendment to enable presidential election by parliament rather than by direct popular vote. This would allow Yanukovych to abolish term limits altogether and also to avoid possible defeat in the 2015 presidential elections. Recent legislative amendments in both Georgia and Ukraine have laid the ground for the forthcoming parliamentary elections. The reintroduction of the mixed proportional and majoritarian representation system in both countries favours the incumbent parties, which are in a stronger position to secure the support of elected officials. Georgia's electoral constituency map is also drawn up to blight the opposition. The Ukrainian Democratic Alliance for Reform and Svoboda (Freedom) opposition parties were not allocated a single representative seat in any of the 225 electoral district commissions, and raising the threshold to 5% for parties to enter the Parliament is detrimental to all the smaller parties.   The judiciary, administrative resources and the media Besides tampering with the electoral rules, Saakashvili and Yanukovych have utilised the entire state apparatus to their benefit. Their administrations have consistently manipulated the key components of democracy, namely the judiciary, the civil service, and the media. Political competition in both countries has been stifled by selective justice at the behest of the government. In Georgia, the courts colluded in depriving the opposition leader, billionaire Bidzina Ivanishvili, of Georgian citizenship, after he announced his intention to stand for election. Only after special legal amendments had been passed was he allowed to take part in the elections. Georgian authorities also seized the opportunity to fine Ivanishvili for millions of dollars. In Ukraine, Tymoshenko and Yuri Lutsenko, the jailed opposition leaders, were denied the right to register for election by the Central Election Commission. A number of other Ukrainian opposition figures, such as Arsen Avakov, are in exile and thus unable to campaign. Both the Georgian and Ukrainian governments have made good use of administrative and budgetary resources to manipulate the electoral choices of the population. Saakashvili's ‘libertarian' government increased public spending for social security programmes ahead of the elections. Every Georgian family is expected to receive 1000 lari (about €470) to spend on utilities or education in the next four years. Similarly, in April 2012, Yanukovich signed amendments to the 2012 budget increasing social programme expenditure by 3.2 billion hryvnia (about €4 billion). Moreover, in both countries, the police services, local authorities and tax collectors have been instrumentalised to generate votes for the incumbents through intimidation, fines and arrests. The media is effectively gagged in both countries. Most influential television channels in Georgia are under government control, with the exception of TV channel Maestro. However, the government has made it difficult both for Maestro and Info 9, a channel owned by opposition leader Ivanishvili, to reach viewers. Newspapers and online media are relatively free, but the overwhelming majority of the population, especially in remote areas, relies on television for information about politics. As in Georgia, the Ukrainian opposition's TVi channel, which has been critical of government policies, was squeezed out of the cable networks, and its director persecuted. And when journalists attempted to protest against the authorities at the recent World Newspaper Forum in Kiev, they were brutally silenced by the guards of President Yanukovich. Furthermore, the amendments to the Criminal Code to recriminalise libel proposed by the ruling party are likely to further curb freedom of speech in Ukraine.   Civic activism Civil society actors have played an important role in monitoring the electoral process and have called the authorities in Ukraine and Georgia to account, sometimes at great personal risk. Georgian civil society recovered somewhat after losing its prominent members to the government following the revolution; a number of NGOs united around the “It Affects You Too” campaign to monitor the electoral process and regularly exposed violations, especially in the application of electoral law. In Ukraine a coalition called Chesno! (Fair) has been analysing the electoral candidate lists and discloses information about them to the public.   What response from the EU? For years, the EU has been caught between the unwillingness of Georgian and Ukrainian authorities to pursue genuine democratic reforms and its own inability to send a clear message on the democratic backslide in these countries, although in recent months EU leaders responsible for external relations have been more vocal in addressing this issue. The EU's reaction to the changed law on the functioning of the prosecutor's office in Ukraine is indicative of the trend. However, EU disapprobation appears to have done little to discourage adverse trends in the run-up to the elections. In the face of various pre-election irregularities and suspected wrongdoings before and possibly during the elections – and assuming that the presidential coalitions will maintain their majorities – the EU should brace itself for a damning assessment by the OSCE's election monitoring mission. If, indeed, the OSCE confirms that elections in both countries were neither (entirely) free nor fair, a difficult chapter in the EU's relations with Georgia and Ukraine is likely to begin, probably exacerbated by street protests in both countries. In October and November, the EU Foreign Affairs Council will assess the elections in Georgia and Ukraine. If and when the scenario outlined above materialises, the EU may first have to further delay the ratification of the Association Agreement and the Deep and Comprehensive Free Trade Area with Ukraine and slow down negotiations on the same agreements with Georgia. Second, the conclusion of a visa facilitation agreement with Ukraine, which has been held up so as not to influence the outcome of the elections, could be frozen for a longer period of time. The ongoing negotiations about visa liberalisation with Georgia might also be prolonged. Finally, the European Neighbourhood and Partnership Instrument's conditionality could be triggered, with the EU decreasing financial and technical assistance to both countries. While unpopular with certain member states of the EU, these moves will be necessary if the EU is serious about promoting democratic values and principles in its relations with neighbouring countries. Hrant KOSTANYAN CEPS Associate Research Fellow Ievgen VOROBIOV CEPS Intern CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 86 №10(70), 2012
no image
Без перевода

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 86 Editorial by Hrant Kostanyan: "Free and fair? A challenge for the EU as Georgia and Ukraine gear up for elections" Полный текст в формате PDF №10(70), 2012

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 86 Editorial by Hrant Kostanyan: "Free and fair? A challenge for the EU as Georgia and Ukraine gear up for elections" Полный текст в формате PDF №10(70), 2012
Финансы & банки
no image
Экономика

Европейский центральный банк (ЕЦБ) подсчитал, сколько рабочих мест потеряно в зоне евро с начала финансово-экономического кризиса в 2008 году по начало 2010 года. Общее число этих потерь достигло 4 миллионов! При этом не удалось выявить общие тенденции – в разных...

Европейский центральный банк (ЕЦБ) подсчитал, сколько рабочих мест потеряно в зоне евро с начала финансово-экономического кризиса в 2008 году по начало 2010 года. Общее число этих потерь достигло 4 миллионов! При этом не удалось выявить общие тенденции – в разных странах и для различных категорий работников показатели оказались неодинаковыми. Самое большое беспокойство ЕЦБ вызвало не столько сокращение рабочих мест вообще, сколько усиление такого негативного явления, как длительная безработица. Длительно безработными считаются те, кто не может найти новое место более полугода. В итоге по состоянию на второй квартал 2010 года (дальше результатов пока нет) длительно безработными в зоне евро были 67,3% всех зарегистрированных безработных. По сравнению с аналогичным периодом 2008 года рост составил 7 процентных пунктов. №10(70), 2012
no image
Экономика

После длительного периода вывода промышленного производства из стран ЕС в регионы с дешевой рабочей силой Европейская Комиссия решила пересмотреть эту тенденцию и сделать ставку на реиндустриализацию Старого света. До сих пор экономическое развитие «двадцати семи» старались обеспечивать в основном за...

После длительного периода вывода промышленного производства из стран ЕС в регионы с дешевой рабочей силой Европейская Комиссия решила пересмотреть эту тенденцию и сделать ставку на реиндустриализацию Старого света. До сих пор экономическое развитие «двадцати семи» старались обеспечивать в основном за счет сферы услуг и финансового сектора. «В XXI веке Европе необходимо прекратить закат промышленности, чтобы тем самым обеспечить устойчивое развитие, создавать рабочие места, способные производить значительную добавленную стоимость, и дать ответ на социальные вызовы, с которыми она сталкивается», – заявил член Европейской Комиссии Антонио Таяни, ответственный за промышленность и предпринимательскую деятельность. По его словам, «больше невозможно наблюдать за выводом производства за пределы Европы». Он представил основные направления по восстановлению позиций европейской промышленности. Среди них – стимулирование инвестиций в инновационные сферы, улучшение работы единого внутреннего рынка ЕС, облегчение доступа к кредитам, прежде всего, для малого и среднего бизнеса, развитие профессионализма работников. Установлены также ключевые параметры, на которые следует ориентироваться в этой области. Так, к 2015 году желательно восстановить докризисную долю промышленности в структуре ВВП стран ЕС. В 2007 году она составляла 21,25%, тогда как в 2011 году упала до 18,6%. К 2020 году Комиссия рассчитывает, что промышленность будет составлять уже 23% ВВП стран ЕС. Кроме того, в торговле внутри Союза доля промышленных изделий составляет 21% ВВП, тогда как к 2020 году планируется поднять этот показатель до 25%. Основным и вполне объективным препятствием на этом пути является отсутствие средств на такие программы. Существенно сократились возможности банковского кредитования предприятий, особенно малых и средних, а государственные финансы обескровлены борьбой за оздоровление бюджетов. Светлана ФИРСОВА №10(70), 2012
no image
Экономика

Слияния европейского авиастроительного гиганта ЕАДС и британского «Бритиш аэроспейс» (БАЕ) не будет (см. «Слияние гигантов», №9(69), 2012). После объявления сторонами о наличии такого плана около месяца длились деликатные переговоры, которые закончились отказом от намеченной операции. Курсы акций ЕАДС после этого подскочили,...

Слияния европейского авиастроительного гиганта ЕАДС и британского «Бритиш аэроспейс» (БАЕ) не будет (см. «Слияние гигантов», №9(69), 2012). После объявления сторонами о наличии такого плана около месяца длились деликатные переговоры, которые закончились отказом от намеченной операции. Курсы акций ЕАДС после этого подскочили, а БАЕ – упали. Так реагировали биржи на такой финал этой истории. Что же сделало невозможным появление в Старом свете гиганта стоимостью 35 миллиардов евро с 220 тысячами работников, который стал бы способен выпускать широкую гамму продукции гражданского и военного назначения – от атомных подводных лодок и истребителей до пассажирских «Эрбасов»? Судя по всему, причиной этого – позиция правительства Германии и лично канцлера Ангелы Меркель. Британское и французское правительства, напротив, стремились к слиянию двух компаний и до самого последнего момента пытались спасти сделку. Среди акционеров компаний значится не только частный капитал, но и государственный. Так, Франции принадлежит 15% ЕАДС. «Меркель стала ключевым фактором, приведшим к решению прекратить переговоры», – сообщили лондонской газете «Гардиан» британские правительственные источники. Другой объяснил, что она высказывала «возражения философского порядка» против объединения военного бизнеса с гражданским авиастроением: «Главным было то, что Меркель не нравилась такая операция по слиянию. Это обернулось командой «стоп машина». Позиция Берлина была решающей. Однако противоречия между Великобританией, Германией и Францией касались также других элементов планировавшегося слияния. Лондон и Париж не смогли определиться с долей соответствующих государств в будущей единой компании. Споры шли также о том, где будет располагаться ее штаб-квартира. С учетом хрупкости позиций БАЕ теперь существует угроза ее захвата американским капиталом. Среди потенциальных претендентов пресса называет чаще других такие оборонные компании, как «Боинг» и «Локхид Мартин». Андрей СЕМИРЕНКО №10(70), 2012
no image
Валюта

Международный валютный фонд (МВФ) подсчитал, какие средства уже истрачены на поддержку единой европейской валюты – евро. В представленном в Токио докладе «О финансовой стабильности в мире» приводится цифра в 1,1 триллиона евро. Сюда включены все расходы, в том числе государственные...

Международный валютный фонд (МВФ) подсчитал, какие средства уже истрачены на поддержку единой европейской валюты – евро. В представленном в Токио докладе «О финансовой стабильности в мире» приводится цифра в 1,1 триллиона евро. Сюда включены все расходы, в том числе государственные деньги, которые пошли на поддержку периферийных стран еврозоны (Греция, Ирландия, Испания, Италия, Португалия), средства, выделенные Европейским фондом поддержки и Европейским центральным банком, в том числе, на стабилизацию проблемных банков. МВФ констатирует, что эти процессы происходили на фоне ухода частных капиталов с этого рынка. Так, частные банки вдвое сократили различные финансовые обязательства в этих пяти странах на общую сумму 750 миллиардов евро. Только между июнем 2011 и июнем 2012 годов лишь из Испании и Италии утекли соответственно 296 миллиардов и 235 миллиардов евро (что равно 27% и 15% ВВП этих стран). Самые большие потери понесла Греция, потерявшая 30% вкладов в своих банках. Феномен коснулся даже относительно благополучных Бельгии и Франции, где отток капиталов исчислялся десятками миллиардов евро. Если где-то утекает, в другом месте прибывает. Таким местом оказались банки Австрии, Германии, Нидерландов и Финляндии. Банковские депозиты в этих благополучных странах еврозоны за этот же период возросли – на 350 миллиардов евро. В этих процессах МВФ видит большую угрозу усилиям ЕС по наращиванию интеграционных процессов в финансовой области. «Бегство капитала, фрагментация межбанковского рынка, которая за этим бегством последовала, подрывают основы Союза. В частности, под удар попадают интегрированность рынков и возможность подлинной совместной валютной политики», – говорится в докладе. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №10(70), 2012
no image
Валюта

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо уверен, что зона евро в нынешнем составе удержаться не сможет, и одна-две страны будут вынуждены ее покинуть. «Я думаю, что наступит день, когда станет очевидно: некоторые страны неспособны выполнять обязательства в вопросе консолидации бюджета, поэтому одна...

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо уверен, что зона евро в нынешнем составе удержаться не сможет, и одна-две страны будут вынуждены ее покинуть. «Я думаю, что наступит день, когда станет очевидно: некоторые страны неспособны выполнять обязательства в вопросе консолидации бюджета, поэтому одна или две страны больше не будут входить в зону евро в ее нынешнем виде», – сказал он, выступая по телевидению. Когда его попросили уточнить, о каких странах может идти речь, глава правительства ответил: «О Греции, например». По его оценке, эта страна не выполняет взятые на себя обязательства и поэтому желательно подготовить ее «организованный выход из зоны евро». Словакия – одна из самых бедных стран зоны евро. Для перехода на единую валюту она проводила политику очень жесткой экономии и даже в условиях финансового кризиса пока смогла сохранить под контролем государственные финансы. В 2010 году она отказалась участвовать в программе помощи Греции, которую оказывали страны зоны евро. №10(70), 2012
no image
Энергетика

С тем, что перестройка германской энергетики дорого обойдется простым потребителям, уже и спорить неприлично. Особенно после того, как Ангела Меркель, глава правительства ФРГ, вопреки всем прежним обещаниям вынуждена была признать этот факт, и ранее вполне очевидный*1. Особенно заметный вклад вносят...

С тем, что перестройка германской энергетики дорого обойдется простым потребителям, уже и спорить неприлично. Особенно после того, как Ангела Меркель, глава правительства ФРГ, вопреки всем прежним обещаниям вынуждена была признать этот факт, и ранее вполне очевидный*1. Особенно заметный вклад вносят в подорожание энергоснабжения производители так называемой экологической электроэнергии. Недаром счета за эту услугу «потяжелеют» на 50% – с 3,59 цента за киловатт-час до 5,3 цента. И это, заметим, только для промышленных потребителей. Простым гражданам придется добавить сюда еще 19% налога на добавленную стоимость, что превратит итоговую цифру в 6,2 цента за киловатт-час. Таким образом, если прежде каждая германская семья ежегодно выкладывала за удовольствие потреблять «зеленую» электроэнергию 150 евро в год, то теперь она будет спонсировать производителей солнечных батарей и ветрогенераторов в размере 220 евро год. Однако это еще не все. Острая необходимость развивать сети электропередачи тоже приведет к увеличению затрат, не так ли? Интернет-портал «Ферифокс» уже подсчитал, что это тоже обойдется среднестатистической немецкой семье в 107 евро в год. Ну а если подсчитать все вместе, то дотации на производство «зеленой» электроэнергии вырастут в будущем году с 14 до 20 миллиардов евро. Вот на эту сумму, которая перекочует в кассы «экоэлектриков», и снизится покупательная способность германских граждан. Но это мы пока ведем речь о прямых затратах. А есть еще и косвенные. Скажем, коммунам придется больше платить за освещение улиц и дорог: электроэнергия-то подорожает, так ведь? Раскошеливаться придется и пекарю, и владельцу ресторанчика и… Продолжите, пожалуйста, перечень сами, это легко. А итог очевиден: гражданам придется нести дополнительные расходы из-за выросших цен. «Зеленые» энергетики уже давно пытаются приукрасить положение дел, всеми силами приуменьшая грядущие расходы. Для этого у них в запасе есть ряд нехитрых трюков, с помощью которых они стремятся доказать, что в подорожании виноват кто угодно, только не они. Давайте посмотрим, как же это делается. Для начала козлом отпущения объявляется чохом вся германская промышленность. Её, дескать, освободили от уплаты отчислений на дорогое «экоэлектричество», а потому среднестатистический Отто Нормальфербраухер вынужден раскошеливаться за себя и за того бизнесмена. Но в чем же здесь подвох? Многие предприятия, которым эта привилегия предоставлена без особых причин, освобождены от уплаты отчислений, это правда. Но это отнюдь не превращает промышленность в главного виновника подорожания. Во-первых, германская индустрия исправно вносит четыре миллиарда евро в год на нужды «зеленой электроэнергии», а во-вторых - электричество в ФРГ для промышленных потребителей и так одно из самых дорогих в Европе. Следующий трюк – волнующий воображение рассказ о том, сколько рабочих мест создает «зеленая» энергетика. Что ж, давайте сравним цифры. Традиционная энергетика даёт в Германии работу 900 тысячам человек и имеет годовой оборот в 300 с лишним миллиардов евро. Отрасль по производству солнечных батарей, имеющая втрое больше дотаций за счет уже упомянутых отчислений, демонстрирует при этом годовой оборот во вполне скромные 11 миллиардов евро, а число рабочих мест она обеспечивает в девять раз меньшее – 110 тысяч. Далее. Федеральный союз возобновляемых источников энергии постоянно утверждает, что «зеленая» энергия снижает оптовую цену электричества. Да, но насколько? Когда ветер дует с нужной для генераторов силой, всё производимое ими электричество по «зеленой улице» поступает в сеть, как того требует закон. А относительно более дорогому газовому приходится потесниться. Но ведь идеальные условия бывают, увы, далеко не всегда. Вот поэтому-то весь вклад «экоэлектричества» в снижение цены составляет отнюдь не роскошную цифру – только лишь 0,5 цента на киловатт-час. Не говоря уже о том, что такая ситуация волей-неволей заставляет страну иметь весьма серьезный запас резервных традиционных мощностей: а как иначе быть, когда наступит сумрачная и безветренная погода? Вот только какому бизнесмену захочется строить и эксплуатировать станции, работающие на подхвате у борцов за охрану окружающей среды? Ведь экономические показатели у них будут, скорее всего, вполне незавидными. Еще один часто звучащий аргумент: цена растет не из-за отчислений на «экоэлектричество», а из-за неумеренных аппетитов государства. Ведь доля налогов и сборов в цене электроэнергии составляет более 45%. Что ж, это и в самом деле в целом так, но давайте присмотримся повнимательнее, ведь дьявол, как известно, сидит в деталях. Так вот, отчисления на «экоэлектричество» - вторая по величине статья государственных удержаний – после налога с оборота. В 2011 году её доля составляла весомые 11% цены. Кроме того, налог на электроэнергию, веденный «красно-зеленым» правительством в 1999 году, был задуман как своего рода штраф, налагаемый на тех, кто расходует много электричества. Предполагалось, что он будет воспитывать в гражданах «осознание того, что ресурсы не бесконечны». Так-то оно так, но деньги-то все равно, как говорится, вынь да положь. Следующая группа аргументов основывается на том, что ядерные и угольные электростанции тоже получают деньги от государства. Это излюбленная тема «Гринписа». Причем, частенько называются совершенно фантастические цифры субвенций, которые, якобы, перетекают в кассы компаний, эксплуатирующих ТЭС и АЭС. К действительности они отношения не имеют, но впечатление на несведущих людей производят безошибочно. О добросовестности этих подсчетов говорит хотя бы то, что в сумму госдотаций, получаемых АЭС, были включены деньги, которые Германия потратила на участие в ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС. Вошли сюда и деньги, израсходованные на реконструкцию урановых предприятий «Висмут», располагавшихся на территории бывшей ГДР. А уж о том, сколько раз затраты на складирование отработавших стержней АЭС относили на счет государства, хотя оплачивают их сами компании, эксплуатирующие АЭС, и говорить не хочется. Вот такое, изволите ли видеть, экологически сознательное мышление… А уж как достается угольным АЭС! Больше всего их обвиняют в том, что, загрязняя атмосферу, они способствуют глобальному потеплению и вредят здоровью людей. Так вот если бы затраты на борьбу с изменениями климата и на лечение болезней включить в цену электроэнергии, то «зеленое» электричество стало бы конкурентоспособным. Ну да, а в цену автомобиля надо, видимо, включать затраты на лечение жертв автокатастроф? Что же касается выбросов углекислого газа в атмосферу, которые ставят в вину угольным электростанциям, то выглядят эти упреки так же неконкретно и трудно исчислимо, как обвинения в том, что ветрогенераторы уродуют привычный германский ландшафт, воспетый многими поколениям поэтов и художников. К тому же производство электроэнергии из бурого угля в Германии никогда не субвенционировалось. Равно как и её коммерческое производство на АЭС. Между прочим, эти две позиции дают половину всей потребляемой в Германии электроэнергии – куда там «электромельницам», неторопливо вращающим своими крыльями. Не говоря уже о некоторых побочных эффектах, создаваемых этими генераторами*2. Еще один из расхожих аргументов таков: экономически невыгодное зеленое электричество надо продолжать субвенционировать, поскольку стоимость добычи ископаемых энергоносителей будет расти и дальше, и все постепенно «устаканится». Однако так и остается непонятным, почему надо массово и в темпе внедрять недоработанные технологии, открыто предавая забвению рыночные принципы, которыми в других случаях охотно клянутся. Причем, делать это даже тогда, когда в перспективе просматривается риск деиндустриализации страны и нарастания социальных неурядиц. К примеру - вызванных подорожанием продовольствия*3. Вообще-то за минувшие десятилетия известные запасы нефти и газа не уменьшились, а стали больше. Способствует душевному спокойствию и совершенствование технологий разведки и добычи. Скажем, запасов природного газа, по некоторым оценкам, вполне хватит на сотни лет. Разумеется, если весь мир окончательно не сойдет с ума и не станет потреблять энергоресурсы в таких количествах и по такой цене, как в Соединенных Штатах. Во всяком случае, явно нет необходимости суетиться с перестройкой энергетики так, как это происходит сейчас в Германии. Тем более что предстоит весьма дорогостоящее увеличение генерирующих мощностей. До сих пор ФРГ успешно обходилась 120 гигаваттами, чтобы обеспечить пиковый объем потребления примерно в 83 гигаватта. А теперь федеральное правительство планирует к 2020 году создать мощности в 220 гигаватт. Подсказать, кому придется платить за этот банкет, или сами догадаетесь? Разумеется, происходит это для того, чтобы иметь резервы на случай неблагоприятной погоды. Но что-то уж очень дорогая получается затея. Эксперты из берлинского Технического университета подсчитали, что до 2030 года на эти цели будет потрачено свыше 300 миллиардов евро. И это еще не считая того, что придется израсходовать на совершенствование технологий хранения электроэнергии. И что же получается в итоге? Большинство экспертов едино в том, что удешевление электроэнергии с помощью использования возобновляемых источников пока проходит по разряду фантастики. И нынешние отчисления в 5,3 цента на киловатт – лишь промежуточный этап. Дальше – только больше. Раз уж федеральное правительство решило продвигать такие дорогостоящие затеи как ветрогенераторы и солнечные батареи, то к 2020 году, по мнению Штефана Колера (Германское энергетическое агентство) и Хольгера Кравинкеля (Федеральное общество защиты потребителей) отчисления дойдут до 7 центов на киловатт-час. Не считая налога на добавленную стоимость. Александр ВАРВАРИН *1 Канцлер Ангела Меркель не только признала на региональной конференции Христианско-демократического союза в Фульде, что электроэнергия будет дорожать, но и призвала к умеренности в создании новых генерирующих мощностей, использующих возобновляемые источники. Это дало возможность Филиппу Рёслеру, главе СвДП (партнера ХДС по правящей коалиции) обвинить христианских демократов в бездеятельности. Он потребовал внести изменения в Закон о возобновляемых источниках энергии, назвав его «главным виновником роста цен» и потребовав от партнеров «мужества в борьбе за энергоресурсы, которые посильно оплатить». Как сторонник экономических свобод, Ф.Ресслер сообщил, что «рынок должен решать, какая возобновляемая энергия сколько должна стоить». Собственно за изменение существующего закона высказался и министр по охране окружающей среды Петер Альтмайер, однопартиец Ангелы Меркель. А как воспринимают ситуацию представители деловых кругов? Туомо Хаттака, глава германского филиала шведского концерна «Ваттенфаль» (третий по объему производства электроэнергии в ФРГ) был откровенен: «Я исхожу из того, что цена электроэнергии для частных потребителей к 2020 году может вырасти на 30 процентов». Вот такие вот реформы… *2 Выяснилась еще одна особенность ветрогенераторов. Вблизи аэропортов их строить нельзя. Они создают помехи радиообмену и тем самым ставят под угрозу безопасность полетов. Настолько, что крылатая машина может попросту промахнуться мимо посадочной полосы! В Германии такого, правда, еще не бывало, но о нештатных ситуациях с навигационным оборудованием пилоты уже докладывали. Вот почему инстанции, обеспечивающие безопасность полетов, решили последовать международным рекомендациям и теперь в ФРГ строить «электромельницы» на расстоянии ближе 15 километров от аэропортов запрещается. И это не напрасные опасения. Скажем, в Британии исследования уже подтвердили, что ветрогенераторы создают помехи, ослабляющие сигнал, а если речь идет о многих таких установках, то он может стать почти совсем неразличимым. *3 Германские производители продовольствия уверены: перестройка энергетики, в том виде как она происходит сейчас, приведет к удорожанию их продукции. Об этом уже заявляли союзы мясников и пекарей, а также представители торговых сетей. Все они подчеркивают, что сами увеличения затрат компенсировать не смогут, поэтому переложат их на плечи конечного потребителя. Дескать, уровень прибылей в отрасли не так велик, чтобы взять все на себя. Конечно, труднее всего придется пекарям: у них стоимость электроэнергии составляет значительную часть цены конечной продукции. Даже в самой маленькой частной пекарне потребление электроэнергии доходит до 100 тысяч киловатт-часов в год. При росте экоотчислений на 1,7 цента это будет означать дополнительные расходы в 1700 евро в год. Вот почему Союз пекарей всерьез опасается, что среди «малышей» прокатится волна банкротств, в особенности в сельской местности, где они представлены во множестве. К тому же жертвами в итоге могут стать еще и от трех до четырех процентов средних пекарен. Не радужные времена ждут и ритейлеров. Один из руководителей Торгового союза Кай Фальк сообщил, что уже сейчас средний супермаркет платит отчисления на «зеленую» энергетику в сумме, доходящей до 18 тысяч евро в год. А после повышения она составит 27 тысяч евро. И что прикажете делать? В целом по отрасли отчисления, согласно подсчетам упомянутого союза, составят в будущем году 2,5 миллиарда евро. Заметим, что речь идет о той сфере бизнеса, где конкуренция царит жесточайшая, борьба ведется буквально за каждый цент. Конечно, хозяева сетей обещают изыскать все резервы экономии электроэнергии и не прибегать к сильнодействующим мерам вроде сокращения персонала. Но как оно обернется на самом деле – увидим. Мясники тоже утверждают, что в предыдущие месяцы исчерпали все резервы и будут вынуждены запустить руку в карман к клиентам. Геро Йентш, официальный представитель Союза мясников, заявил, что «многие предприятия прижаты спиной к стене и повышение цен неизбежно». Среднее предприятие мясной отрасли с оборотом около миллиона евро потребляет порядка 125 тысяч киловатт-часов электроэнергии. И с первого января оно будет в год отчислять в пользу «экоэнергетиков» на 2156 евро больше. А общая сумма сбора составит 6625 евро. Но мясники и пекари хотя бы контактируют с потребителем напрямую и могут повысить цены самостоятельно. А изготовители многих видов продовольствия такой возможности лишены: между ними и потребителем стоит торговля, и договоренности по отпускным ценам устанавливаются, как правило, загодя – за год. Еще одна интересная деталь: оказывается, не все предприятия пищевой промышленности платят такие отчисления. Более 50 крупных компаний-производителей продовольствия от экологического оброка освобождены. Среди них такие матерые предприятия как пивоваренный концерн «Битбургер», производитель продукции из свинины «Вион», крупный изготовитель продуктов из куриного мяса «Визенхоф», несколько крупных молочных комбинатов, изготовители кормов для животных – все они увильнули от расплаты. Не стоит думать, что это все. До прихода к власти «черно-желтого» правительства число освобожденных предприятий в целом по стране было сравнительно невелико – 400. К нынешнему моменту оно выросло в пять раз – до 2 тысяч. Почему? Тайна сия велика есть? В общем-то – нет. Просто нынешнее правительство снизило планку в десять раз. Раньше для освобождения от оброка надо было потреблять 10 гигаватт-часов в год, а теперь достаточно одного гигаватт-часа. Логика странноватая: для того, чтобы получить индульгенцию, надо потреблять больше электроэнергии: перевалил за гигаватт-час – молодец! №10(70), 2012
no image
Транспорт

Министерство транспорта Нидерландов нашло, как сэкономить 1,6 миллиарда евро до 2020 года, что необходимо в рамках общих мер по сокращению расходов в условиях кризиса. Оно решило отказаться от освещения больших участков скоростных автомагистралей и дорог, на которых нет интенсивного движения....

Министерство транспорта Нидерландов нашло, как сэкономить 1,6 миллиарда евро до 2020 года, что необходимо в рамках общих мер по сокращению расходов в условиях кризиса. Оно решило отказаться от освещения больших участков скоростных автомагистралей и дорог, на которых нет интенсивного движения. Предполагается, что на первых свет не будет гореть с 23 часов до 5 утра, а на вторых он погаснет уже с 21 часа. Однако эти меры не распространятся на тоннели, съезды и крутые повороты. Одновременно пересмотрен график проведения дорожных работ: они будут прекращаться с отключением освещения. Экономить также планируется на уходе за растениями на разделительных полосах, на ярко освещенных табло, оповещающих о дорожных работах В авангарде эксперимента уже с октября находится провинция Зеландия, расположенная на западе страны. Она считается наиболее спокойной с точки зрения дорожного движения. С 2013 года новые правила будут постепенно распространяться на все Нидерланды. Принимая такие решения, власти понимают, что это обернется ростом аварийности и даже смертности на дорогах. В настоящее время из-за плохого освещения дорог в ночное время в Нидерландах гибнут 12 человек в год. Эта страна обладает второй в мире плотностью дорожного покрытия. Больше – только в соседней Бельгии. Светлана ФИРСОВА №10(70), 2012
no image
Транспорт

Сколько надежд возлагалось на биотопливо! И уменьшить зависимость от нефти, и снизить выбросы углекислого газа в атмосферу, и… Да мало ли какие еще надежды были связаны у европейцев с этим нововведением, которое к 2020 году должно было составить целых 10%...

Сколько надежд возлагалось на биотопливо! И уменьшить зависимость от нефти, и снизить выбросы углекислого газа в атмосферу, и… Да мало ли какие еще надежды были связаны у европейцев с этим нововведением, которое к 2020 году должно было составить целых 10% общего объема горючего, потребляемого транспортной отраслью Старого Света. Но, как получилось в итоге, не срослось… Поначалу в эту затею были закачаны такие средства, что производство биотоплива резко возросло, стал приобретать реальные очертания и его сбыт. И вдруг – о, ужас! – выяснилось, что производство этой дорогостоящей забавы ведет к подорожанию продовольствия. Да, сюрприз, нечего сказать! О том, что Европейский Союз трубит отбой, объявили сразу два члена Европейской Комиссии – Гюнтер Этингер, куратор энергетической политики, и Кони Хедегор, отвечающая за борьбу с изменениями климата. Итак, использование продовольственного сырья – как зернового (пшеницы и кукурузы), так и масличного (рапса) - для производства биотоплива будет заморожено на нынешнем уровне в 5%. Ну что ж, такое решение можно только приветствовать, ибо то, что может быть использовано в пищу, едва ли стоит применять по иному назначению. Даже в угоду защитникам окружающей среды. Тем более, что по ряду расчетов, подобные эксперименты оказываются на поверку чистым расточительством, которое сродни использованию ассигнаций для топки печи. Уж если так хочется чего-нибудь экологически безвредного, то лучше поискать сырье для топлива среди категорически несъедобных вещей. А ведь ЕС гарантировал производителям биотоплива щедрые субсидии, и поэтому многие аграрии решили, что дело это стоящее, и вложили изрядные деньги в установки, перерабатывающие сельхозсырье в спирт, которого в Европе и так вдоволь. Теперь адептам «зеленого» бензина предлагается налаживать его производство из водорослей. Ну что ж, и то дело… В общем, всей затеи хватило на три года. Оно и понятно: по русской пословице, обещанного три года ждут. В этом случае, увы, не дождались: обещания оказались пустыми. А, может, оно и к лучшему? Сергей ПЛЯСУНОВ №10(70), 2012
Открываем старый свет
no image
Только факты

В уходящем году уровень жизни большинства жителей европейских стран понизился по сравнению с 2011 годом, констатируют результаты опроса, проведенного Институтом Гэллапа. При этом особенно заметно сократилось число людей, считающих, что они «процветают», в Испании, на Кипре и во Франции. Кроме...

В уходящем году уровень жизни большинства жителей европейских стран понизился по сравнению с 2011 годом, констатируют результаты опроса, проведенного Институтом Гэллапа. При этом особенно заметно сократилось число людей, считающих, что они «процветают», в Испании, на Кипре и во Франции. Кроме того, анкетирование показало, что по сравнению с началом финансового кризиса в 2008 году, в 2012 году жизнь не только не улучшилась, но даже ухудшилась. По данным Института Гэллапа, в среднем 37% жителей стран Европейского Союза заявили, что сейчас они «процветают»; 54% – «продолжают бороться с трудностями», а 10% – «страдают». Больше всего «страдающих» в Болгарии, Венгрии и Греции, зато в странах Северной Европы большинство населения «процветает». №10(70), 2012
no image
Открываем старый свет

Во встречах со старыми знакомыми, которых давно потерял из виду, всегда есть тревожная нотка – никогда не знаешь, что увидишь после долгого перерыва. Каков сейчас этот человек, которого когда-то знал? Изменился ли до неузнаваемости? Да и жив ли вообще? То...

Во встречах со старыми знакомыми, которых давно потерял из виду, всегда есть тревожная нотка – никогда не знаешь, что увидишь после долгого перерыва. Каков сейчас этот человек, которого когда-то знал? Изменился ли до неузнаваемости? Да и жив ли вообще? То же происходит с местами, где когда-то бывал. В памяти сохранился образ, может быть, неправильный. А что покажет встреча с новой реальностью? В Риге я бывал в далеком советском детстве, еще совсем юным школьником. Меня однажды туда возила летом бабушка, а потом пару раз мама. Точнее, не в Ригу, а на Взморье – в Юрмалу. Я помнил обжигающее мелкое море, мелкий, как мука, песок, гул сосен над головой, кровожадных комаров. Я помнил, что именно там увидел фильмы про Фантомаса – сильнейшее впечатление детства! Помнил железнодорожный мост через Даугаву, по которому двигалась электричка из Риги в Юрмалу, высоченные своды крытого рынка, где мне покупали сладкую репку, и громадный зал Домского собора, где я впервые услышал органную музыку. Сам город оставался в памяти серым пятном. Еще я помнил, как выспрашивал маму, почему местные женщины бывают так неприветливы с нами – мы ведь им ничего плохого не делали? Но при этом я помнил, что хозяйка, у которой бабушка сняла на месяц терраску, разрешала ей рвать в огороде ревень. Бабушка давала мне его грызть просто так или делала из него потрясающий кисель. Вкус до сих пор на языке! С тех пор в Риге я никогда не был. Попал туда только сейчас. Город я не узнал, как будто открывал заново. Сердце екнуло, только когда проезжал мимо железнодорожного моста через Даугаву и когда увидел на Взморье бесконечную даль золотистого пляжа и ровные ряды микроскопических волн на сереньком мелководье. Детские воспоминания остались в том же отсеке мозга, где и были, а впечатления от нового открытия латвийской столицы легли в другое место. Я уже, конечно, знал, почему тогда латвийские женщины смотрели косо на москвичей, но все эти годы не очень следил за событиями в оказавшейся такой далекой Латвии. Отделилась от СССР, продолжала говорить по-русски, но имела неграждан, вступила в НАТО и ЕС, а последние годы билась в тисках особо жесткого кризиса. Я не разбирался и не разбираюсь в тонкостях латвийской политики, экономики и социальной жизни – это надо делать профессионально. Поэтому поделюсь только чисто человеческими ощущениями от Риги, тем, что рассказывали рижане – как латыши, так и этнические русские. Проверять их слова не было возможности, да и иногда более ценными оказываются просто ощущения, чем дотошный анализ: разные жанры. …Рига сегодня похожа на большинство восточноевропейских городов, перешедших два десятилетия назад из-под руки Москвы под западную опеку. Вылизанный, свежевыкрашенный центр старой части города изящно и со вкусом подчеркивает старину и балтийскую печать исторической архитектуры. Тянутся в небо шпили соборов, пытаясь зацепить низкие облачка. Шпили создают узнаваемый силуэт латвийской столицы. Получается оригинальное сочетание элементов германского и русского зодчества, помноженного на латвийскую чистоплотность и аккуратность: массивно, добротно, на века. Старые дома вспомнили свою историю, которую немолодые гиды рассказывают на разных языках стайкам туристов. Гулять по старым рижским улицам очень приятно, как в Варшаве, Братиславе или Любляне, плюс к этому все говорят по-русски, и не надо совершать усилия, чтобы разобрать псевдоанглийскую речь местных жителей, как это приходится делать в других восточноевропейских краях. Метаморфоза в отношении к русскому языку удивительна. На обращение по-русски никто не морщится, не отворачивается, все стремятся ответить, кто как может: молодые с трудностями, но стараются, люди постарше – бойко и часто без акцента. Кстати, большинство русских рижан столь же лихо шпарят по-латышски, часто переходя с латышами на какой-то забавный смешанный язык, иногда даже между собой обмениваясь латышскими фразами. Для рижан вне зависимости от национальности ясно: на русском говорит большинство клиентов, это – ключ к успешной работе. Возможно, в большой рижской политике языковой и этнический фактор все еще остается важным элементом строительства национальной государственности, основанной на противопоставлении недавнему прошлому. Но на бытовом уровне, как кажется, люди от этого отмахнулись. Даже президент Латвии Андрис Берзиньш на днях призвал сограждан учить русский язык, пригрозив, что без его знания трудно рассчитывать на хорошую должность, в том числе в госсекторе. «Я считаю, – сказал он в интервью газете «Диена», – что латышский, английский, немецкий, русский языки должны быть обязательными предметами, с обязательной проверкой уровня знаний». Прошлое Риги видно на каждом шагу. Районы массовой жилой застройки – как везде в Восточной Европе, отличаются, если можно так выразиться, стилями соответствующих периодов: довоенные, послевоенные, 1960-70-е годы… Многое похоже на жилые районы российских городов. Но Латвия отмечает это однообразие оригинальной чертой. Во-первых, чисто, даже без гастарбайтеров. Во-вторых, видны усилия по сохранению прежнего облика зданий и целых кварталов, что служит залогом того, что не будет безвозвратно утрачен оригинальный лик, создававшийся поколениями. Есть и другие примеры. У многих вызывает улыбку сохранение красного гранитного памятника латышским стрелкам напротив их бывшего музея, переделанного в музей оккупации (советской). Конечно, забавно с точки зрения политической конъюнктуры. Но все же правильно сделали власти, что не тронули старый монумент, свидетель былой эпохи. Пройдет время, забудутся латышские стрелки, сотрется острота момента, но кусок оригинальной истории будет сохранен. Дорога из аэропорта идет через, мягко говоря, небогатую часть города. Кое-где там разбросаны перемигивающиеся огнями модерновые торговые центры и автозаправки, но вдоль улиц тянутся старые, часто даже деревянные дома. Их состояние далеко от идеального. Объясняют: собственник не имеет право менять в облике что-либо, при ремонте необходимо сохранять все архитектурные элементы, даже цвет. Удовольствие это дорогое, и поэтому дома сейчас стоят, как стоят. Состоятельных инвесторов мало. Зато остается шанс однажды в будущем, когда дела пойдут получше, увидеть эти районы в былой красе, а не аляповатый новодел, как во многих районах сегодняшней Москвы. Кстати, такой подход дал отличные результаты в Юрмале, где приезжим показывают множество бережно отреставрированных старых вилл и виллочек, принадлежащих зачастую российским знаменитостям: «Это дом такого-то, это дом такой-то»… Следы былого процветания Риги, некогда крупнейшего индустриального центра еще Российской империи, видны и в другом. Рижане на ходу показывают, где был собран первый в России автомобиль, где зажгли первый в России газовый фонарь, где выпускали разные знаменитые в советские времена изделия… На месте, где было передовое предприятие, работавшее на космическую отрасль, теперь стоит торговый центр, который, правда, носит название закрытого завода. Зато там, где у старых зданий остался хозяин, картина выглядит красиво: образцы промышленной архитектуры XIX века бережно отреставрированы, вписаны в окружающий урбанистический ландшафт и буквально обрели новую жизнь. Но по первоначальному назначению мало что из старых объектов используется, да и в целом промышленного производства и сельского хозяйства в современной Латвии, по сути, нет. Соответственно, нет и работы для многих категорий людей, сохраняющих высокую квалификацию. Безработица высока, превышает 15% самодеятельного населения. В ЕС по этому показателю Латвия делит с Португалией третье место с конца, пропустив вперед только Испанию и Грецию. Неудивительно, что живут люди, скорее, бедно. Официальная средняя зарплата превышает 400 латов (умножить на два, чтобы очень округленно получить доллары), четверть этой суммы идет на ЖКХ. Но если верить рижским собеседникам, то реально обычная зарплата в стране – латов 200. Рижане валят все на прежние власти, которые с конца 1990-х годов вели переговоры о вступлении Латвии в Европейский Союз. Мол, они были недостаточно настойчивы и согласились принести в жертву целые куски национальной экономики. Жертвами пали рыболовство и молочное животноводство, сахарная промышленность и многое другое. Не берусь судить, насколько это правда, хотя нереальными такие жалобы не выглядят. В аграрном секторе и рыболовстве у «двадцати семи» действуют жесткие квоты и ограничения, а крупнейший европейский производитель сахара из свеклы – Германия – не особо поощряет появление конкурентов. Приведу лишь несколько незначительных, чисто бытовых историй. Спрашиваю у латвийского русского, сохранившего множество родственников в России, которых ежегодно посещает, что он везет от них домой в подарок. «Сладости», – отвечает и перечисляет широкий спектр товаров от конфет до сгущенки. В ответ на мое удивление и ссылки на рижское изобилие на прилавках, объясняет, что, мол, очень дорого это стало. Я его вспомнил позже, когда расплачивался за купленные домой вкуснейшие шоколадные изделия латвийского производства. Собираясь в Ригу, я мечтал полакомиться, во-первых, молочными продуктами, о непревзойденном качестве которых через десятилетия сохранилась память, и, во-вторых, местной рыбкой. Разочарованию не было предела. Оказалась, с местным молоком в Латвии покончено. Ввозят порошок откуда-то из Скандинавии, а готовую продукцию импортируют у литовских и эстонских соседей. Все вкусно, но не местное. Собеседники в Риге утверждали, будто недавно появились некие бизнесмены из Москвы, которые завели молочные стада, чтобы наладить выпуск молочной продукции на экспорт в Россию. Не знаю, права ли народная молва… С рыбой дело обстоит еще грустнее. Повели меня обедать в рядовой рижский ресторанчик. Меню – толщиной с «Войну и мир», в руки взять страшно. Спрашиваю, какая есть местная рыба, выловленная тут, в Балтике? «Сожалею, – отвечает официант, – есть тунец из Средиземного моря, лосось из Норвегии»… Мне объяснили, что в Латвии из местного остались только экспортные шпроты и немного салаки: мол, до вступления в ЕС было 800 рыболовецких хозяйств, а лицензии на вылов Брюссель оставил только трем. Не проверял. Но латвийская рыба не попадалась. А еще недалеко от Риги я видел следы пришедшего в запустение рыболовецкого хозяйства. Все время вспоминаю выражение «опрятная бедность», которым описывал один человек совершенно другую ситуацию. …Глухой звук одиноких шагов отскакивает от стен домов в старой Риге, вязнет в утреннем тумане и в отполированной брусчатке. Утро. Время потеряло ориентиры. Улицы пустынны, еще никто не спешит на работу или за свежим хлебом. Жители попрятались по домам накануне, когда спустилась ночь, и пока не вылезли наружу. Город романтичен и готов поддаться на любые фантазии. Скоро он оживет, заполнится гулом, чтобы опустеть с сумерками. Города живут ритмом своих жителей, но имеют еще и свое дыхание. Дыхание Риги не прерывается уже многие века. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ Рига – Москва №10(70), 2012
no image
Открываем старый свет

Старинный швейцарский город, современный наукоград. Базель. Дома, построенные много веков назад, уютные узкие улочки с фонтанчиками-василисками, от которых и пошло название города, и промышленно-технологический фонтан Жана Тангели в стиле начала ХХ века на месте сгоревшего старинного театра прямо в историческом...

Старинный швейцарский город, современный наукоград. Базель. Дома, построенные много веков назад, уютные узкие улочки с фонтанчиками-василисками, от которых и пошло название города, и промышленно-технологический фонтан Жана Тангели в стиле начала ХХ века на месте сгоревшего старинного театра прямо в историческом центре. В музее искусств чуть поодаль также полный набор – от готической классики глубокого средневековья до Дали, Малевича и Ротко. И слово ОКТЯБРЬ, набранное крупно и кириллицей, смотрящее на прохожих с уличных афиш и концертных приглашений. Октябрь, пожалуй, наверное, одно из немногих слов, которое может узнать человек, даже совсем незнакомый с русским языком. В Базель пришел Октябрь. Город, где удивительно гармонично сплелись история и модерн, встречает Москву. Встречает оркестром «Базельская симфониетта» и «Altro coro» – «Другим хором» музыкальной академии имени Гнесиных в «Штадт Казино Базель». Вместе. Концерт открывается неожиданным появлением девушки в черном платье и ультра-салатовой вязаной балаклаве. Девушка по-русски и по-немецки желает всем приятного времяпрепровождения на концерте. Провокация? Да. Но затем она также спокойно, как и появилась, удаляется меж рядов уже рассевшегося оркестра. Респектабельный швейцарец, сидящий слева, говорит по-английски: «Она пожелала всем приятного вечера, это шутка». И слышит в ответ: «Мы уже сыты всем этим по горло. И это совсем не шутка». Респектабельный русский из Цюриха справа: «Что за моветон?» Сопровождает свои слова известным движением большого пальца вниз. Непонимание? Смешение? Смущение? …Звучит промышленно-техногенная музыка начала ХХ века – крупный сталелитейный завод в исполнении симфонического оркестра. Публика не шелохнется, погруженная в гул цеха из струнных, духовых, ударных и хора. Вспоминается, что где-то здесь за углом или напротив, но совсем близко фонтан Жана Тангели и музей его удивительных механизмов. Гармония, возможно, достигнута. Действо происходит в рамках культурного фестиваля CULTURESCAPES – «Культурные ландшафты», автором которого выступает переехавший в Базель нидерландский организатор перформансов Юрриаан Коойман. Базельского зрителя ждет не только московский звук, но и московский цвет – картины, московское движение – танец, а также скульптура и прочее совмещение несовместимого. Новое в старинном городе. «Москву и Базель – несмотря на совершенно различные пропорции и масштабы – связывает особая общность, которая позволит нам глубоко воспринять фестиваль. Москва проникнута всеобъемлющим культурным наследием, по которому должны мерить себя – а, быть может, спорить с ним и отграничиваться от него современные деятели культуры и искусства, если они хотят идти в ногу с современностью», – говорит в приветственном слове председатель правительства кантона Базель-Штадт Ги Морэн. Фестивалю Ю.Кооймана уже 10 лет, но раньше он принимал только страны. Город – впервые. «Я горжусь своей визиткой», – говорит Ю.Коойман. На ней кроме имени – годы с 2003 по 2013 и названия стран, где уже проходил фестиваль. За Москвой на будущий год последует целый регион – Балканы. «Экспериментируем», – объясняет он. «В основе CULTURESCAPES – концепция фестиваля с высокими запросами, ведущего диалог с избранными культурными ландшафтами. Его внимание направлено на места и регионы, культура которых отмечена не только долгой традицией художественного многообразия, но и историческими, политическими, социальными или экономическими процессами трансформации. CULTURESCAPES наводит культурные мосты. Он ведет диалог с собственными и чужими образами, пытается критически подходить как к показываемому, так и к точке зрения рассматривающего. CULTURESCAPES, празднующий в этом году 10-летний юбилей, вырос из маленького, но изящного мероприятия в столь же изящный, но известный уже за пределами региона фестиваль», – продолжает Ги Морэн. И все-таки насколько же удивительно это совмещение модерна и здорового консерватизма, которым так пропитаны Швейцария в целом и Базель в частности! Ведь в городе, кажется, ничего не меняется – трамваи городские – до сих пор зеленые, пригородные – желто-красные, ходят по давно заведенному расписанию. Мэрия красного кирпича на центральной площади, мосты, Рейн с его быстрым течением и традиционным крошечным паромчиком у собора тоже на своих местах, как и год назад… Или все-таки что-то меняется? Город живет жизнью, отлаженной как швейцарские часы, в нем ничего не происходит. Не происходит? Происходит! В Базель пришел Октябрь. Базель встречает Москву. Действа продлятся до декабря. Артем ПРОХОРОВ Базель – Москва №10(70), 2012
no image
Привычки и Нравы

Гари Пеппер никак не ожидал в ту далекую пору, когда 38 лет назад он унаследовал свой паб, что его соотечественники, всегда остававшиеся верными традиционному времяпрепровождению в местных кабаках, вдруг к ним решительно охладеют. И пенистый «Гиннес» будет простаивать в бочках...

Гари Пеппер никак не ожидал в ту далекую пору, когда 38 лет назад он унаследовал свой паб, что его соотечественники, всегда остававшиеся верными традиционному времяпрепровождению в местных кабаках, вдруг к ним решительно охладеют. И пенистый «Гиннес» будет простаивать в бочках невостребованным. Увы, холодные ветры кризиса сквозят во всех ирландских пабах, отваживая даже самых преданных завсегдатаев. Сегодня, когда по всей Ирландии эти питейные заведения закрываются со скоростью минус один паб в день, Пеппер стремится всеми способами удержать клиентуру. А это означает, к примеру, что по вечерам он развозит на своем стареньком «Фольксвагене» подгулявших посетителей, не имеющих никакой возможности и права сесть за руль, по домам. Задаром. Бывает, что совершает до 50 поездок. Заканчивает в таких случаях часа в три утра. «Нам приходится работать более интенсивно в нашем возрасте, – печалится 59-летний Гари Пеппер. – А ведь мы предполагали, что, наоборот, сможем сбавить темп». Для него это семейный бизнес. Здесь, в графстве Клэр, из поколения в поколение его семья содержит паб уже сто лет. Спад поразил эту одну из самых прибыльных индустрий досуга Ирландии задолго до того, как из-за океана нагрянул кризис. За минувшее десятилетие объемы продаж упали на четверть. Число пабов сократилось с 10 тысяч до 8300. В прежние времена 80% всего алкоголя потреблялось именно в таких питейных храмах, сейчас – не более половины. Только за последние два года оказались без работы пять тысяч человек, занятых прежде в этой отрасли, делится с газетой «Ю-Эс тудэй» Майкл О'Киф, официальный представитель Федерации содержателей пабов. Больше всего пострадали пабы в сельской местности, где нет притока заезжих посетителей. Пришлось закрываться. Те, что выжили, пошли на всяческие уловки: урезали время работы, уволили работников и т.д. Стивен Гарвей, 24-летний выпускник школы бизнеса, рассчитывал, что его знания и навыки менеджмента помогут ему вначале управлять пабом, а потом стать и его владельцем. Сегодня на этих мечтах можно поставить крест. «Пройдет немало времени, прежде чем все вернется на круги своя, – размышляет молодой человек. – Но как прежде уже не будет никогда». В свою очередь Эйлин Хили, владелица паба на острове Валентиа, что в графстве Керри, также полна нехороших предчувствий. Безработица в стране перевалила за 14%. Для многих ирландцев провести вечер за распитием веселящего напитка становится не по карману. Эйлин Хили это понимает: «Люди держатся за свои евро. Они не знают, будет ли у них завтра работа». Раньше отпускники, выбиравшиеся на остров, любили бывать у нее, но теперь предпочитают снимать квартиры с кухней и сами себе готовить. Так можно провести отпуск в эконом-классе. Местные островитяне также все реже заглядывают к ней на огонек. У соседа, например, трое из его пяти сыновей отправились на работу в Австралию. Селения начинают пустеть. Однако причина застоя не только в прописанном еще Джоном Мейнардом Кейнсом психологическом законе «предпочтения ликвидности» в кризис. Привлекательность пивных была подорвана, разъясняет Майкл О'Киф, сперва запретом на курение в пабах, а затем преференциями для супермаркетов, позволившими тем продавать алкоголь по более низким ценам. Наконец, как отмечает газета «Айриш таймс», изменилось отношение – «многие из нас все более равнодушны к стародавнему шарму пабов». Причина в том, что паб был порождением ветхозаветной старины, прежней организации сельской жизни, патриархальной, замкнутой, когда именно в пабах трудившиеся в одиночку фермеры могли общаться. Сейчас сменился контингент. Молодые ирландцы уже другие – они мобильны, искушены в современных технологиях, позволяющих общаться круглосуточно, обращены в своих устремлениях вовне, исповедуют другие ценности. Скажем, им важнее оставаться в хорошей психофизической форме, чтобы не потерять работу, им важнее выспаться, а не сидеть над пинтой «Гиннеса» допоздна, важнее провести утро в субботу на спортивной площадке вместе с детьми… И все же институт пабов имеет внутренние резервы для самосохранения. Уже упоминавшийся Гари Пеппер заманивает к себе тем, что предлагает пищу собственного приготовления: как он говорит – «домашняя еда, ничего заумного, никаких там французских изысков». На кухне у него дымятся от работы 35-летний сын и повар из Бразилии. Два раза в неделю Пеппер проводит своего рода музыкальные вечера: играют на традиционных ирландских инструментах. Кельтские напевы, кельтские баллады. И это подкупает. Недавно к нему заглянул распить пинту персонаж из 20-х годов прошлого века: 92-летний старец в полосатом костюме и ирландской шапочке, словно сошедший с иллюстрации из учебника по истории. Паб обязан выжить, провозглашает свою философию Гари Пеппер, потому что в глухих уголках страны это единственное заведение, где пожилые и одинокие могут обрести психологический комфорт в общении. К тому же, развивает свою мысль Пеппер, здесь можно контролировать отпетых выпивох, не давая им перейти опасную черту – всё лучше, чем если бы они, молча и до одури, напивались наедине с самими собой дома. Коллеги Пеппера тоже ищут способы придать магнетизма своим заведениям: то открывают клуб книголюбов, то кружок кройки и шитья, то проводят карточные турниры или соревнования по метанию дротиков (darts). Десси О'Брайн, который содержит паб в Килрикл в графстве Голуэй, уверен, что пабы выживут, даже если сейчас они ставят антирекорды для книги Гиннеса. В деревушке Килрикл из общественных мест есть только церковь, магазин, начальная школа, полицейский участок и его паб. Здесь, в пабе играются свадьбы и совершаются поминки. «Они (жители) приходят ко мне во дни радости и горя, – рассказывает О'Брайн. – Все происходит у меня на глазах. Если моего паба не станет, они всего лишатся». Нет, ирландский паб еще не приговорен быть занесенным в «Красную книгу». Паб пытается найти свою нишу в новом укладе жизни, и если верно нащупать новые психологические потребности поколения 3D и 4G, то, уверен, он выживет. И как инструмент релаксации, и как общественный институт, исполняющий свою роль площадки для живого, а не виртуального общения. Владимир МИХЕЕВ №10(70), 2012
no image
Привычки и Нравы

Говорить и писать о тяжелом финансово-экономическом положении, в котором оказалась зона евро – ожидаемо или неожиданно, – стало общим местом. Однако к этой теме приходится возвращаться вновь и вновь, поскольку архитекторы общей политики ЕС, похоже, недостаточное внимание уделяют росту социальной...

Говорить и писать о тяжелом финансово-экономическом положении, в котором оказалась зона евро – ожидаемо или неожиданно, – стало общим местом. Однако к этой теме приходится возвращаться вновь и вновь, поскольку архитекторы общей политики ЕС, похоже, недостаточное внимание уделяют росту социальной напряженности в государствах-членах. Да, страны ЕС в большинстве своем очень богаты. С высоким уровнем благосостояния. Хорошей инфраструктурой. Мощными, образцово отлаженными социальными программами. С укоренившимися традициями социального партнерства, партиципации, политической солидарности. И, тем не менее, беспрецедентно высокий уровень безработицы, превращение выпускников школ и вузов в «лишних людей», массовое разорение мелких и средних предприятий, банкротство пенсионных фондов – все это не проходит бесследно. А ведь политика жесткой экономии, перекладывающая тяготы кризиса на плечи трудящихся, государственных служащих, среднего класса в целом, усугубляет положение. Заработная плата урезается. Социальные программы и выплаты идут под нож. Фискальная нагрузка возрастает. Все еще социальное государство, хоть и более скупое и придирчивое, экономит на всем, на чем только можно и даже нельзя. Как следствие, протестные настроения усиливаются. Их проявления в форме забастовок, демонстраций, роста теневого сектора, усиления настроений ксенофобии и нетерпимости, эмиграции туда, где получше, делаются все более частыми и ярко выраженными. Но все это симптомы болезни. Насколько далеко зашла сама болезнь, мало кто знает. Не исключено, что полыхнуть может в любой момент и в любом месте. Другой вариант – недовольство зреет. Взрывоопасный материал накапливается. Он не находит выхода. И если уж народ по-настоящему выйдет на улицы, мало не покажется. В этой связи не лишне вспомнить пояснения, которые давали несколько десятилетий назад представители «Римского клуба», призывая правящий класс скорее поменять стратегию глобального социально-экономического развития. Предупреждая, что человечество все ближе и ближе подходит к опасной черте. Если вы помните, они писали объемистые доклады, читавшиеся как бестселлеры, – их появление каждый раз вызывало сенсацию. Создавали глобальные математические модели, способные убедить в правильности их выводов даже самых отпетых скептиков. Объясняли, что планета не выдержит такого надругательства над природой. Что ничем не сдерживаемое потребление пожирает невозобновляемые ресурсы, и процесс идет все быстрее. Кстати, жаль, что нынешний глобальный финансово-экономический кризис анализируют в отрыве от их идей. Но главное в их аргументации по поводу опасной черты состояло в предположении, что ситуация ухудшается по экспоненте. Что мы можем не чувствовать беды. Не видеть надвигающейся катастрофы. Ведь по мере приближения к возможному краху все происходит чуть ли не мгновенно. Из-за уже накопившегося груза противоречий и негативных явлений. Чтобы даже самые тупые и упертые (такие до сих пор встречаются) поняли, о чем речь, в качестве иллюстрации ими использовалось следующее описание. Привожу его в вольном изложении. Сохранив главным образом логику пояснений. Мы живем на берегу очаровательного пруда. Милого. Симпатичного. Обворожительного. С хорошей рыбалкой и отменным купанием. Чистой питьевой водой. Хорошим температурным режимом. Окаймленного, с одной стороны, густым тенистым лесом. С другой – девственными лугами. И даже не подозреваем, что одна тысячная пруда уже заболочена. Всего одна тысячная. Мелочь. Глупость. Наплевать и забыть. Общей картины не портит. И вообще никакого значения не имеет. Но нарастание заболоченности идет в режиме геометрической прогрессии. Малюсенький участок экологического неблагополучия сформировался за десятки, а, может, и сотни или тысячи лет. Но накопление неблагополучия в абсолютных цифрах идет все стремительнее и стремительнее. О приближении экологической катастрофы никто не подозревает. И ничего делать не собирается. А она – вот она. Уже на носу. Итак, в день «Х» (месяц или год «Х») заболоченность составляет всего-навсего одну тысячную. На следующий день (месяц, год) – две тысячных. Во второй – четыре. Третий – восемь. Четвертый – 16. Пятый – 32. Шестой – 64. Седьмой – 128. Восьмой – 256. Девятый – 512 тысячных. А на десятый – все. Конец. Пруда больше нет. Вместо дивного райского водоема мы оказались на болоте. Казалось бы, тем, что происходило за первые семь временных периодов можно пренебречь. Люди до сих пор всегда так и поступали. А потом сразу обвал. За два дня до катастрофы болотная жижа с ряской, камышами, многометровыми илистыми отложениями и всеми остальными удовольствиями заполняет четверть объема. Еще через день отвоевывает половину некогда чистейшей искрящейся глади. И тут же, без остановки, без перерыва сразу празднует полную безоговорочную победу. Над кем? – Над нами, недостойными и невежественными. Выставляя на суд истории нашу чванливость. Бездарность. Самомнение. Варварство. Неспособность видеть даже очевидное. Пренебрежение к тому, где, как и зачем мы живем. Предательство по отношению к себе подобным. Нежелание даже палец о палец ударить ради общего блага. Предотвращения беды. Катастрофы. Гибели. Потому что пруд – это наша планета в миниатюре. Вроде бы еще вчера все было хорошо. Все было тип-топ. Все было в норме. Бац, как гром среди ясного неба – вопли, крики, склоки: мол, нежданно-негаданно возникла проблема. Вранье. Ничего подобного. Проблема возникла черти-когда. Это мы увидели и осознали ее слишком поздно. Когда найти приемлемое решение почти невозможно. Действовать надо было вчера. Еще лучше позавчера. Теперь же планету, похоже, не спасти… Хотите еще более наглядно? Пожалуйста. В день (месяц, год) «Х» загрязненность пруда-планеты составляла одну миллионную. Смехотворная величина. О чем разговор. Так вот, поскольку и это результат очень длительно накапливавшегося неблагополучия, а процесс накопления неблагополучия шел и идет по экспоненте, уже через десять дней загрязненность достигнет одной тысячной. Далее все, как в предыдущем примере: через семь дней непригодной для жизни станет четверть всей Земли. На девятый, за день до катастрофы, когда все, конец – половина. Но что происходит, до нас дойдет только тогда. На спасение останется всего один день. Один единственный. То есть все, кранты. А вот как оно бывает в жизни простого человека. Самого обычного. Неприглядного. Легко узнаваемого. Соседа по лестничной клетке. Прохожего с параллельной улицы. Своего брата грибника или филателиста. Ведь мы все созданы под копирку. Устроены, в общем-то, схожим образом. И подвержены тем же закономерностям, что и наша планета. … Всю свою сознательную жизнь Сеттерсэт был при деньгах. Не в том смысле, что их у него были «куры не клюют». Нет, достатка он был сравнительно скромного. Хотя на зарплату никогда не жаловался. Даже в голову не приходило. А в том смысле, что через его руки каждый божий день проходили колоссальные суммы. В этом заключалась его работа. Однако к его рукам ничего не прилипало. Деньги уходили из Банка, который давно стал для него родным домом, полноводной рекой. И не менее полноводной втекал в него, оседая в недрах этого удивительного псевдочеловеческого чудовища – на счетах, в хранилищах, брезентовых мешках, вывозимых инкассаторами, а, может, и еще неизвестно где. Сколько он себя помнил, Сэт (кто же будет выговаривать столь длинное и непривычно звучащее имя Сеттерсэт) жил при Банке, в Банке, жизнью Банка. Еще его родители трудились в нем и часто приводили с собой, когда не с кем было больше оставить. Они погружали его в удивительный сказочный мир разноцветных купюр, слитков, золотых и платиновых монет, привыкнув к которому, становилось трудно или почти невозможно жить в каком-то ином. Одновременно, желая того или нет, они приучали его ценить, уважать и даже в какой-то мере боготворить их работу. Прививали ему самое трепетное отношение к клиентам Банка – не шушере, нет, настоящим клиентам, от которых зависели его устойчивость и благополучие, – как к самым дорогим и любимым членам семьи. Вполне естественно, что по окончании школы он вышел на работу в Банк, что, само собой, не помешало ему получить высшее образование – в этом плане он не стал нарушать заведенную в Банке традицию, да и как бы он осмелился. Но ни ту учебу, ни другую не помнил. Даже малюсенькие эпизоды тех лет, преподаватели, интрижки, встречи с сокурсниками, смелые проказы и увеселения – ничего не осталось у него в памяти. Все затмевала работа в Банке, воспринимавшемся им как Дворец. Храм. Святилище. Она не оставляла места ни для чего другого. Ни в голове, ни в сердце, ни инстинктивных движениях души. То, что он жил при Банке, в Банке и жизнью Банка, не было преувеличением. Банк был живым существом. Он не мог прекратить есть, пить, дышать, откликаться на происходящее вокруг – не мог взять да и закрыться на ночь, полностью, для любых операций. А если что-то понадобится дорогим клиентам? А если на какие-то события надо немедленно отреагировать? А, не дай Бог, что случится? И Сэт очень давно, еще тогда, когда остальные постарались смягчить ему боль от потери безвременно ушедших родителей (не будем вдаваться в подробности того, как это произошло), переехал жить в небольшую квартирку при одном из офисов. Спустя несколько лет, когда он, еще оставаясь крепким и молодым, превратился в старейшего сотрудника Банка – почему-то с длительностью жизни у всех них были какие-то нелады – его переселили в старинный особняк, служивший его штаб-квартирой и головным офисом. Там в распоряжение Сэта предоставили целую мансарду, элегантно возвышавшуюся над в остальном довольно неказистым, но крайне основательным и импозантным зданием. С годами Сэт превратился в опору и надежду банка. Он сделался незаменим. Абсолютно незаменим. Банк на него рассчитывал всегда. Он забирал у него все время. Не оставляя ему на себя ни дня. Ни часа. Ни минуты. Так что, в конце концов, Банк стал воспринимать его как свою собственность. Причем неотъемлемую. Ценную, почитаемую, незаменимую, но все же собственность. Как своего добровольного и приписанного к нему раба. Преданного ему с потрохами. Посвятившего ему всю свою жизнь. И не помышляющего ни о чем другом. Такое положение Сэта вполне устраивало. Даже переполняло гордостью. Радовало. Согревало душу. Придавало смысл жизни. Позволяло всегда быть в тонусе. Но имело и свою отрицательную сторону. Правда, Сэт об этом до поры до времени не догадывался. Банк напрочь лишил его личной жизни. Он был ревнив. Подозрителен. Требователен. Делить его с кем-то было совершенно невозможно. Такое Сэту даже не могло прийти в голову. К тому же до конца бескорыстным и преданным может быть только одинокий человек. Как только появляется кто-то, о ком он должен заботиться, с кем он делится своими радостями, сомнениями и тревогами, пиши пропало. Гранитный постамент, которым он служил раньше, приходится заменять. Очень быстро от него начинает откалываться кусок за куском, пока совсем не искрошится. Нельзя сказать, что Сэт совсем чурался женщин. Нет, ни импотентом, ни девственником, ни извращенцем, что сегодня особенно популярно, он не был. Как у любого нормального мужика, какое-то количество мимолетных увлечений на его боевом счету имелось. Но ни одна из женщин его чувств не затронула. Желание обзавестись чем-то постоянным или сожаление по поводу расставания не вызвала. Напротив, почти сразу он начинал тяготиться новой связью и стремился порвать с претенденткой на его сердце, кошелек или кровать как можно скорее. Женщины мешали работе. Женщины отвлекали от служения. С ними была связана вечная суета. Претензии. Уловки. Недосказанности. Они нарушали цельность бытия. С тем, зачем они вообще нужны, когда есть Банк, Сэт так и не разобрался. А, может быть, просто не захотел. Того, что у него есть, ему вполне хватало. К другому он не стремился. Опять же до поры до времени. Хотя с какого-то момента, ему трудно было бы сказать, с какого – видимо, все началось гораздо раньше, просто Сэт не отдавал себе отчет в этом – он начал ощущать в сердце какую-тот тень тревоги. Бредлиз свалилась на его голову нежданно-негаданно. Что из этого выйдет, он не мог себе вообразить даже в страшном сне. Ее прислал кто-то из старинных клиентов. То ли за никому не нужной справкой, то ли за не менее бесполезной консультацией. И, вроде бы, от любых других посетителей женского пола она ничем не отличалась: те же болотного цвета брючки со стрелкой. Серенький джемперок в обтяжку. Непонятно что с разумно квадратными каблучками на ногах. Грива неопределенно темных волос в бирюзу за спиной. И клумба вместо лица. Но когда Сэт давал ей пояснения, его голос дрожал, а ладони сделались потными и липкими. Что с ним вдруг случилось, банковская крыска никак не могла взять в толк. Тем не менее, когда на следующий день поднялась температура, и пользующий его банковский врач поставил диагноз «отравление», он успокоился. Однако Бредлиз, видимо, почувствовала, какое она произвела впечатление, и от добычи, напрашивающейся ей в лапки – причем какой: человек из Банка – отказываться не стала. Несколько раз Сэт видел ее на дисплее монитора, показывающем происходящее вокруг здания. Она энергичной походкой прохаживалась перед входом в центральный офис, как будто чего-то ожидая или на что-то рассчитывая. Любопытно, что даже столь примитивный маневр возымел свое действие. Каждый раз его сердце сжималось от восторга и сладкого ужаса. А затем Бредлиз снова заявилась к нему за очередной вздорной консультацией. У бедняги зуб на зуб не попадал от волнения. И когда она особенно выразительно на него посмотрела, моментально сдался и пригласил ее покататься на велосипедах в близлежащем тенистом парке. Ни в какой английский парк убивать время они, естественно, не пошли, а на следующий же вечер оказались в симпатичном ресторане по ее выбору с живой музыкой. Танцевать Сэт не умел. Ноги у него заплетались. Голова кружилась. За вечер от волнения он сбросил не менее пары килограммов. Поэтому когда испытание ресторанами и дискотеками благополучно закончилось, и она воцарилась в его апартаментах на втором этаже Банка, вернее, в постели и апартаментах на втором этаже, он вздохнул с облечением. Рано. До избавления было как до луны. Только он об этом еще не догадывался. О том, что такое случается, Сэт знал по книгам. Однако считал это бреднями. Сказками. Пустым вымыслом. В общем, чем-то вроде психологической фантастики, придуманной исключительно для женщин. Натыкаясь на очередной роман, посмеивался в кулачок: надо же, и этот автор героинчика не чурается – такое можно лишь всласть нанюхавшись изобразить. Теперь он убедился, что реальная жизнь в состоянии преподнести сюрпризы, о которых популярные жрецы любви даже и не догадываются. Себе он с безошибочной точностью поставил диагноз «любовное помешательство». Страсть его крутила и ломала. Выяснилось, что для ее благоволения, он готов на все. На любые безумства. Чудачества. Преступления. Своим же благоволением она его одаривала дозировано, умело затягивая удавку безмолвного подчинения у него на шее. Вскоре он шагу ступить не смел, не мог вздохнуть, слово вымолвить без ее повеления. Погружаясь все глубже и глубже в состояние полной беспрекословной животной зависимости, Сэт, впрочем, ни о чем не жалел. Все, что было в прошлом, казалось ему теперь таким мизерным. Никчемным. Второстепенным. Банк. Служение. Преданность клиентам. «Какая это все чушь, – думал он про себя. – И на нее я потратил столько лет. Смешно даже подумать, как я был наивен и близорук. Ведь есть только она. Она одна. Мир вертится только ради нее. Ничего другого просто нет и не может быть. Ничто другое не имеет даже права на существование». Когда все, что Сэт накопил за долгие годы работы в Банке, было растрачено на вечерние туалеты, шубки, украшения и походы по казино, Сэт задумался. Но это теперь совершенно нетипичное для него состояние длилось недолго. Что делать, у него сомнений не вызывало. Как действовать, он тоже прекрасно знал. Ведь ради нее можно всё. Нужно. Всё. Только так. И никак иначе. У него был доступ к хранилищу Банка. Не ко всем ячейкам, но к немалому их количеству. Об этом он позаботился заранее. Когда тебя считают надежей и опорой и даже не подозревают, что может быть иначе, это не так сложно. Скоро они опустели. А парк ее личных автомашин пополнился кучей спортивных «Поршей» и «Ламборгини». Да и симпатичные шато на берегу Адриатики, спрятанные за высокой живой изгородью, теперь ей принадлежавшие, радовали глаз ценителя. Следующий шаг не заставил себя ждать. Имея ключи, доверенности, полномочия, Сэт бросился во все тяжкие. Его игра на бирже деньгами Банка была жесткой, наглой, нахрапистой. На Бредлиз ему нужно было все больше и больше. Его уже ничего не могло остановить. Никто и ничто. Ни угрызения совести. Ни страх расплаты. Ни призрачная надежда сохранить честное имя. Когда, как снег на голову, выяснилось, что Банк потерял несколько миллиардов в местной валюте и стоит на грани банкротства или национализации, все – власти, хозяева, рядовые акционеры и вкладчики были готовы задушить Сэта голыми руками. Главное – никто не понимал, как такое вообще могло случиться… Вас тоже интересует, как? Переверните несколько страниц назад и вы поймете. И в человеческой судьбе, и в жизни природы и общества многое происходит по экспоненте. Важно не прозевать. Вовремя спохватиться. Тогда паники удастся избежать. Катастрофического ущерба тоже. А если повезет, даже предотвратить худшее. Хотя далеко не всегда… © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
Привычки и Нравы

Европейский Союз предпринимает активные, энергичные, эшелонированные меры по выходу из кризиса суверенной задолженности. Многие – и политики, и эксперты, и государственные деятели сетуют, что несколько запоздалые. Непоследовательные. Недостаточно эффективные. Но никто не смеет упрекнуть лидеров ЕС в том, что они...

Европейский Союз предпринимает активные, энергичные, эшелонированные меры по выходу из кризиса суверенной задолженности. Многие – и политики, и эксперты, и государственные деятели сетуют, что несколько запоздалые. Непоследовательные. Недостаточно эффективные. Но никто не смеет упрекнуть лидеров ЕС в том, что они ничего не делают. Никто также не ожидает, что объявленные меры окажутся чудодейственными. Что они мгновенно дадут эффект и позволят всем, как внутри ЕС, так и за его пределами вздохнуть спокойно. Зато все в один голос предсказывают, что в краткосрочной перспективе они чреваты падением жизненного уровня населения, высокой безработицей, низкими темпами экономического роста. Последствия хорошо известны – усиление протестных настроений в обществе, выступления трудящихся, студенчества, «синих» и «белых» воротничков, недовольство среднего класса. Словом, неминуемое повышение градуса социальной напряженности. Как избежать этого недуга – по большому счету доподлинно никто не знает. Все предлагаемые рецепты грешат теми или иными недостатками. В то же время в каждом из них есть рациональное зерно. Прочтите ниже приведенную историю. Вдруг она послужит лидерам ЕС, экспертам, политикам и государственным деятелям желанной подсказкой. Или, напротив, предупреждением. Кто знает? … История эта случилась в нашем с вами не таком отдаленном прошлом. Хотя началась несколько ранее. Ника Никский (Никанор Никанорович Никский, если по-нашему) всю жизнь прожил в одном и том же микрорайоне, в одном и том же дворе, в одном и том же доме административного округа «Фламинго» крупного, даже очень крупного мегаполиса. Да и зачем ему было менять свою жизнь, куда-то уезжать, что-то искать, если его все устраивало. Все было таким родным. Таким понятным. Привычным. Естественным. До самого последнего времени... Никусеньке – такое обращение прилипло к нему с младенчества и так и закрепилось на всю жизнь (правда, родители называли его даже нежнее Никочкой и Никунчиком) – действительно нравился дом, в котором ему выпало жить. По сравнению с современными он казался низеньким и неказистым. Зато по качеству мог дать фору кому угодно. Дом был возведен руками немецких рабочих. Он был построен добротно. Основательно. На совесть. И на века. В соответствии со всеми строительными канонами, явно превосходящими нынешние технические стандарты. Пусть те и слыли международными, наднациональными и утверждались теперь в высших инстанциях. С хорошей звукоизоляцией и герметикой. Высокими потолками. Надежными крышей и перекрытиями. И без инкубатора для комаров в подвальных и технических помещениях. Квартира, правда, была маленькой. Можно даже сказать крохотной. Но и ему, и его родителям вполне хватало. На большее они не претендовали. Ведь вокруг все жили так же. Или хуже. В гораздо более стесненных условиях. Он был единственным ребенком в семье, и родители сумели выделить ему собственный уголок. Так что он сызмальства знал, что такое «прайваси» и мог им пользоваться. Зато двор у него был просто роскошный. Большущий, как парк. Остальные здания были расставлены широким квадратом, чтобы не сложиться друг на друга в случае бомбардировки или ракетно-ядерной атаки. С огромными, чуть ли не исполинскими деревьями, развесистая крона которых создавала атмосферу покоя и благополучия. Утопающий в цветах и зелени. Со щедро и удобно расставленными скамеечками для стариков и старушек. Беседками. Богато и продуманно оборудованными детскими площадками. Еще одно достоинство его жилья заключалось в том, что за пределы его маленькой родины ему и выходить было не к чему. Ясли, детский сад, школа, клуб, гастроном – все располагалось по соседству. Или в ближайших дворах. Через дом-два. Так что нужды куда-то ездить он не испытывал. Потом и вуз, в который поступил, и работу в конторе средней руки, вполне отвечающую его запросам, он подобрал по тому же принципу. Чтобы было близко, удобно и необременительно. Естественно, что при таком образе жизни и таких запросах Никусенька очень ценил традиции. Любил их. Обожал. Боготворил. Ничего важнее, чем повторяемость событий, их неминуемость и предсказуемость для него не существовало. Ничего нового, неожиданного, все равно – плохого или хорошего – он в своей жизни не хотел. Зачем, если и так хорошо. От добра добра не ищут. Даже если потому, что не знают другого. Так, Никусеньке страшно нравился ритуал, когда из года в год, по окончании зимы, появлялись бригады маляров и начинали красить заборчики и красивую низенькую воздушную оградку, которая обрамляла детские площадки, избранные кусочки дворика, что-то там еще. Они заменяли скворцов, которые давно уже перестали появляться в его краях, и напоминали, правда без радостного галдежа пернатых, что весна пришла. Красили всегда одинаково бестолково. По струпьям досок и ржавчине палисадников. Криво. Косо. Глупо. Но ему и это нравилось. Можно было в свое удовольствие чертыхаться по поводу бездарности и близорукости властей, их неспособности хоть раз сделать все по-человечески и высказывать про себя предположение о том, что тут не обошлось без воровства. И при этом испытывать острое чувство превосходства, сладко растекающееся по всему телу, ничего не предпринимая и ничего не делая, чтобы исправить положение. Зачем вмешиваться не в свое дело? На это другие есть. Но голова-то у всех должна быть на плечах. И точно так же он с младых ногтей привык к другому ритуалу. Ближе к концу лета приходили ремонтники с отбойными молотками и вскрывали асфальт, тщательно положенный всего лишь год назад. Они долго сосредоточено возились, выкапывая, укладывая, сваривая и заставляя всех жильцов месить грязь только для того, чтобы порадовать их своим появлением ровно в то же время где-то месяцев через девять-десять. По ним Никусенька с уверенностью мог судить о том, что, увы, лето подходит к концу, и наступает промозглая дождливая тоскливая пора, особенно неуютная из-за того, что в наступающие холода приходилось сидеть без отопления. Его включали намного позже. Так что о том, что сие есть «очей очарованье», вспоминалось через силу. Но Никусеньку и это радовало. Ведь так было всегда. И таких черточек стабильности, постоянства, преемственности было еще много. После того, как стает снег и двор высохнет, газоны засыпали свежепривезенной землей, видимо, отменного качества: жирной, черной, с особо устойчивыми к нашему климату семенами. Землю смывало дождями. Семена выклевывал мелкий птичий народ. На растрескавшихся газонах все равно ничего не росло. Но было приятно. О народе, о тебе лично заботятся. Не забывают. Каждый год проявляют внимание. И так из десятилетия в десятилетие. И крылечки регулярно ремонтировали. Однако они тут же снова становились щербатыми и неприглядными. И двери в доме чинили, хотя они все равно отказывались то открываться, то закрываться. И косметический ремонт устраивали, но такой, что уже через пару дней никто с уверенностью не мог сказать, делали его или нет. О том, что наступили новые времена, Никусеньке никто не рассказывал. Газеты всегда приносили с таким опозданием, что он перестал их выписывать. Да и зачем их читать, когда там сплошная чернуха. Только с души воротит. Радио включал, только чтобы послушать записи классики, насладиться инсценировками романов и спектаклей, порадоваться мастерству чтецов, голоса которых ему были столь же дороги, как ежегодные ритуалы. По телевизору же смотрел только передачи о природе, «А ну-ка, девушки!» и «Спокойной ночи, малыши» (если, чтобы было понятнее, использовать отечественные аналоги названий). Их приход он ощутил всей кожей. Всем своим существом. Подсознанием. По нескольким, может, для кого-то мелким, но для него знаковым новшествам. Только отнюдь не по обилию откуда-то взявшихся автомобилей. Он ими никогда не интересовался. Они были из другого мира. Или разнообразию шмотья на прилавках углового магазина. Во-первых, духовное он всегда ставил выше материального. А во-вторых, в его районе никто никогда плохо не одевался. Первым признаком перемен стали массивные стальные двери. Таких он отродясь не видел. Сначала они появились у одного-двух соседей. Потом повсюду заменили привычные дерево и дерматин. Еще через некоторое время закрыли собой коридоры на этажах, так что стало непривычно скучно и тревожно. Больше не было видно, чем живут люди, что они выставляют наружу, на каких велосипедах ездят и вообще... Последним штрихом стало появление массивных стальных дверей при входе в его собственный дом и дома всех его знакомых. Это повальное сумасшествие его от них отрезало. Телефоном он не пользовался. Номера знакомых у него записаны не были. Для чего, когда можно было просто постучать и зайти в выходные или после работы. А на посиделки во дворике они по неизвестным для него причинам ходить перестали. Правда, Никусенька особенно не переживал. В гости он хаживал редко, у себя же никого не принимал. Так сложилось. Вторым признаком – огораживание. Медленно, но верно и его двор, и все соседние обнесли чугунной оградой. В несколько рядов. Не менее монументальной нежели стальные двери в домах и квартирах. Но с тем же эффектом. Раньше достаточно было сделать два шага, и ты приходил, куда тебе нужно. Теперь приходилось обходить бесконечные изваяния человеческой глупости, себялюбия и пренебрежения к другим. Это было вдвойне противно. С одной стороны, из-за того, что он все время забывал о преградах. Ему приходилось возвращаться. В результате он тратил на коротенький переход непропорционально много времени. С другой – из-за чувства гадливости, которое возбуждали эти новоявленные лабазы. Конечно, решетки, которыми оказались обнесены дворы, неприступные ворота, висячие замки и все такое не вызывали ассоциаций с колючей проволокой, концлагерями и т.д., но все же. С некоторым трудом, но ко всем этим «милым» штучкам новой жизни Никусенька кое-как привык. Болезненно, с зубовным скрежетом, но привык. Однако когда подули еще более новомодные ветры, он почувствовал, что готов взорваться. Фасады домов оставались такими же обшарпанными, как и прежде. Воду то включали, то отключали. Тарифы за все, что угодно, росли с умопомрачительной быстротой. Площадки под газоны были теперь заставлены огромными грязными вонючими внедорожниками, пронизывающими время от времени ночную тишину и спокойствие удивительно мерзкими и затейливыми сиренами. В подъезд домов было не зайти. А вместо того, чтобы заниматься всем этим, проявлять заботу, хоть как-то улучшать и налаживать быт, те, кому положено, занялись совсем другим. В общем-то не очень старые ажурные чугунные ограждения начали сносить и ставить новые. Еще более тяжелые. Массивные. Вызывающе уродливые. По всей видимости, колоссальной стоимости. А потом и их вытаскивать из земли и устанавливать другие. Потом третьи. И так без конца. Никусенька глядел на эту фантасмагорию, и сердце у него кровью обливалось. Это что же такое творится, – думал он. – Неужели они не видят, что делается? Это как же так? Вокруг ничего дельного. Ничего стоящего и ничего для нас, для людей. А эти мерзавцы в заборы, изгороди и решетки играют. Да чтоб у них руки заржавели и уши позеленели. Да чтоб они сами жили за колючей проволокой. Когда же ходить-то и дышать сможем снова свободно? Или те времена никогда больше не вернутся? А, может, это я зря? Может, они не знают? Может, это кто другой? Так тогда надо им глаза открыть. Надо куда-то идти. Стучаться во все двери. Что-то делать. Надо к кому-то присоединяться. Однако, слава Богу, Никусенька недолго оставался в расхристанных чувствах. В одно прекрасное утро он проснулся, вышел на улицу и увидел: стаи маляров-скворцов прилетели, и столь же бездарно якобы красят чугунные ограждения. Как раньше. Бригады родных и таких любимых ремонтников взламывают свежеположенный асфальт. На самосвалы грузят старую землю, чтобы завезти совершенно такую же. И он враз успокоился. Тьфу ты, видимо, привиделось. Ведь все хорошо. Все так, как прежде. Все чтут традиции. Значит, беспокоиться не о чем. Можно жить тихой спокойной жизнью, той, которой он всегда жил, и ни о чем не печалиться. Ведь заведенный порядок, преемственность, стабильность сохраняются. Признаки же новой жизни – это все глупости. Наносное. Преходящее. На это не стоит обращать внимание. Все было снова как всегда. Никусенька был счастлив. Больше ему ничего не было нужно… © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

В последнее время бельгийцы энергично закрепляют за собой историческое первенство в производстве и потреблении пива, для чего не упускают ни одного случая напомнить всем, что их королевство славится не только кружевами и шоколадом, но и высококлассным хмельным напитком. В начале...

В последнее время бельгийцы энергично закрепляют за собой историческое первенство в производстве и потреблении пива, для чего не упускают ни одного случая напомнить всем, что их королевство славится не только кружевами и шоколадом, но и высококлассным хмельным напитком. В начале ноября впервые в бельгийской столице состоялся фестиваль Brussels Beer Challenge, навеянный, похоже, тайной завистью к лидирующим в этой номинации американцам, давно и успешно устраивающим подобное шоу с приглашением всех флагов в гости, называемому World Beer Cup. Для бельгийцев, числящих в своих неоспоримых достоинствах традиции монастырского пивоварения, уходящие корнями в глухое средневековье, отсутствие доселе такого знатного праздника для души и тела с международным размахом было явным упущением. Тем более что конкуренты не дремлют и в последние пять лет заметно прибавили в классе, со знанием дела утверждает генеральный директор Федерации бельгийских пивоваров Свен Гатц на страницах Le Huffington Post, особенно те же янки, а также предприимчивые французы и итальянцы, основавшие своего рода «венчурные» мини-пивоварни, где вовсю экспериментируют. И это дальновидно, потому что вкусы меняются, отмечает Свен Гатц, и требуется принципиально иной маркетинг продукта. Под эгидой его федерации проходит обучение профессиональных пивных барменов и рестораторов. Помимо рутинных курсов о том, как сервировать этот напиток, скажем, под каким давлением заполнять кружку или бокал, каким параметрам должна соответствовать пенная шапочка и т.д., особое внимание теперь уделяется... правильному сочетанию с едой. По-английски это назвали food pairing. Скажем, «коричневое аббатское» хорошо проявляет себя, если сперва отпить пива, а потом отломить черного шоколада. Пиво с добавлением мёда идет в паре с козьим сыром. Есть сорта, к которым можно присоседить мексиканские закуски типа «тапас». На курсах повышения квалификации уже треть всех учебных часов отводят для разъяснения азов food pairing. «Мы хотим, чтобы рестораторы и владельцы баров могли с самого начала предлагать не только пиво, но и советовать наилучшее сочетание с трапезой», – растолковывает Свен Гатц. Есть даже понятие пивной сомелье. Искушенный знаток этого древнейшего напитка называется «зитолог» от древнегреческого слова «зитос». Кто бы мог подумать, но это факт, постулирует Свен Гатц – пиво все реже воспринимается в качестве веселящего напитка для площадных гуляний и все больше приобретает реноме изысканного продукта. Он лично не встречал тонких любителей французского вина, которые одновременно не воздают должное бельгийскому пиву. Схожего много. Даже для дегустации пиво подают в бокалах в виде тюльпана. При этом, если безусловным эталоном хорошего вкуса является пристрастие к французским винам, то за бельгийским пивом, настаивает главный пивовар Гатц (кто бы сомневался!), надо признать такое же превосходство. Едва ли кто-то станет посмеиваться над этой хмельной гордостью великобельгийцев. Вадим ВИХРОВ №10(70), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Конфликты – любимое детище человечества. Они были всегда. С незапамятных времен. И будут сотрясать планету вечно. Как бы мы с вами и наши потомки ни изменились. К лучшему или худшему. Такова наша с вами природа. С этим ничего не поделаешь....

Конфликты – любимое детище человечества. Они были всегда. С незапамятных времен. И будут сотрясать планету вечно. Как бы мы с вами и наши потомки ни изменились. К лучшему или худшему. Такова наша с вами природа. С этим ничего не поделаешь. Поэтому столь важно не доводить дело до точки кипения. Знать, что и когда предпринять для того, чтобы быстро и ловко остудить страсти. Снизить накал эмоций. Включить разум. Перестать перетягивать одеяло на себя по каждому поводу или вовсе от балды. Только потому, что считаешь себя выше, круче или сильнее других. И стараешься в этом убедить как самого себя, так и всех остальных. Кулаком, витиеватым словом или двенадцатью сребрениками. Как не доводить – человечество так до сих пор для себя и не выяснило. Подобную премудрость ему никто не преподал. А само, своими силами овладеть ею оно не сподобилось. То ли желания не хватило. То ли терпения. А может и элементарного уважения к опыту предков. Ведь наше любимое хобби – снова и снова «изобретать велосипед». Объяснять всем и, в первую очередь, самим себе, что мы уникальные. Ни на кого не похожие. Что в прошлом все было иначе. Не так, как сейчас. А если из него и можно взять с собой в настоящее что-нибудь стоящее, то только шедевры архитектуры, музыки, живописи и литературы, но никак не социальное действо или мироустройство. Заблуждение, которое стоит нам ужасно дорого. Безумно. Непоправимо. Результат плачевен – человечество так и не научилось надежно улаживать конфликты. Таким образом, чтобы уже вскоре или по прошествии нескольких лет они не прорывались новыми всполохами. Чтобы получалось по-умному. Без издевательств и обмана. В интересах всех. Чтобы в землю не падали зубы дракона, из которых со временем вырастут обиженные и оскорбленные, жаждущие все переиграть и переиначить. Во что бы то ни стало. Любой ценой. Любыми жертвами. Любой кровью. Готовые мстить всем без разбора. Страшно. Больно. Наотмашь. Не жалея ни своих, ни чужих. Правда, есть такие, которые бьют себя в грудь и утверждают, что, мол, они оказались хорошими, послушными, сообразительными учениками. Они усвоили урок. Они покончили с фантомами и демонами прошлого. Они подчинили себе стихию конфликта и дружными рядами устремились в эру постмодернизма. Что такое постмодернизм, правда, не очень понятно или совсем не. Скорее всего, имеется в виду, что они скрутили феникса национального государства аки Кощея Бессмертного. Посадили в колодки. Спеленали цепями. Вырвали жало самостийности и расового превосходства. Поставили очистные сооружения на смрадное дыхание абсолютного суверенитета и невмешательства во внутренние дела. Подчинили совместному управлению и заставили трудиться на общее благо. Блажен, кто верует. Может, только в отношении Старого Света. Хотя в целом, надо отдать должное, в мире с гидрой территориальных захватов, похоже, покончено. За исключением Ближнего Востока, перекраивания отдельных крупных островов и т.д. Рецидивы, конечно, случаются. Как без этого! Болезнь ведь застарелая. Да только все тогда дружно наваливаются и бьют злоумышленника по рукам. И по тому, что подвернется. Желательно только, заручившись санкцией Совбеза ООН. Как в свое время злоумышленника, вознамерившегося присоединить к себе Кувейт. Или строго предупреждают тех, кто вынашивает такие планы, что лишь с согласия самой жертвы. Которую надо уговорить, или усыпить, или заговорить. На протяжении тысячелетий и даже нескольких последних веков основные помыслы прямоходящих и тех, которые сапиенс, были связаны с приращением территорий. Все стремились захватить как можно больше места под солнцем, чтобы оно ласкало, кормило и обогревало. Территория была главным ресурсом, дающим все остальное. Определяющим все параметры нашего с вами существования. Поэтому и столкновения между правителями сводились, по большому счету, к противоборству из-за территорий. Постмодернизм, а, может, в действительности научно-технический прогресс, разбили связку между территорией и ресурсами. Они вызвали к жизни новые заповеди. Среди них такие, как ставка на устойчивое развитие, защита окружающей среды, зеленая экономика. С его приходом значение таких вещей, как иметь территорию и владеть ресурсами, отошло на второй план. Принципиальным стало умелое управление чужими ресурсами. Присвоение маржи. Подчинение рынка производителей ресурсов и сырья рынку их потребления. Сделалось важным не подчинять себе чужие территории, не заниматься приращениями и выковыванием империй, а использовать к своей выгоде чужие территории и все разнообразие ресурсов, которыми они богаты, – людские, природные, производственные, любые. Вот и получилось, что конфликты никуда не исчезли. Их стало ничуть не меньше. И урожай человеческих жизней, страданий и разрушений они продолжают собирать не меньший, чем некогда. Просто они переродились. Мимикрировали под постмодернизм. Сместились туда, поближе к ресурсам, которые опять же нужны всем. Откуда они берутся, кто надрывается, кто берет на себя всю полноту риска, закапывая свое будущее в землю, – дело десятое. Чтобы было легче проследить за эволюцией конфликтов, расскажу две истории. Одну совсем короткую. Легкую. Воздушную. Придуманную. Не самим автором. Нет. Самыми разными сказителями и народами. Вторую – чуть подлиннее. Зато реалистичную. Жесткую. Правдивую. Даже без намека на хэппи-энд и голливудщину. В расчете на то, что заставит колесики крутиться, пока не все они заржавели и пришли в полную негодность. Первую из них мне рассказали в Адыгее. Потом с вариантами в Грузии, на Балканах, на юге Франции и многих других местах, в которых довелось побывать. Красивых, незабываемых и отменно экзотических. Постараюсь пересказать ее в изначальном варианте. Если такой, правда, имеется. Сохранив общую логику повествования. … Создал Бог Землю. Разбросал по ней племена и народы. И задумался. Как-то не очень хорошо вышло. Несправедливо. Земля ведь получилась разная. Удивительно разная. Но и безобразно разная тоже. Неприступные горы и загадочные впадины. Волнистые холмы и абсолютно плоские равнины. Душные субтропики и бескрайние просторы вечной мерзлоты. Богатейшие озерные края и безжизненные пустыни. Плодородные черноземы и каменистые предгорья. Надо исправлять. Чтобы каждой сестре по серьге. Чтобы никто обиженным себя не чувствовал. Чтобы все было открыто. Публично. К всеобщему удовлетворению. И решил Создатель вызвать к себе представителей всех племен и народов и дать им возможность вытянуть жребий. Пусть каждый сам себе судьбу определит. Сказано – сделано: послал он повсюду весточку, мол, жду. Поспешайте. Не задерживайтесь. Будем земли делить и распределять. Честно. Без обмана. И передергивания. Как адыгейцы (грузины, балканские народы, те, кого в будущем французами назвали, и многие другие) весточку получили, не стали мешкать и раздумывать. Сразу же самого достойного снарядили своим представителем. Сильного. Пригожего. Великодушного. В которого все верили. На которого по-настоящему рассчитывали. Вскочил Принц на доброго коня и помчался вперед. Скачет он. Коня подгоняет. А про себя молитвой повторяет: «Скорее. Скорее. Чтобы не опоздать. К шапочному разбору не явиться. Своим территорию получше добыть». Вдруг видит – посреди дороги в пыли на коленях старушка стоит и к нему руки простирает. Ему бы обогнуть ее и дальше двигаться, ведь Бог никого ждать не будет – можно с носом остаться. Да Принц не таков. Иным матушка родила. Соскочил он с коня и спрашивает бедняжку: «Что тебе, родная? Что сделать нужно? Чем помочь?» Она в ответ: «Сыну медведь (тигр, пантера, акула – каждый может выбрать подходящее самостоятельно) бок порвал. Сильно. Рана глубокая. Кровь течет не переставая. Если прямо сейчас к знахарке не отнести, не выживет. А никого нет. Взрослые еще с охоты не вернулись. Помоги, добрый человек». Деваться некуда. Погрузил Принц раненого на коня, вскочил в седло и отвез его к шаману. И лишь потом путь продолжил. Но далеко отъехать не успел. Только на торную дорогу выбрался, глядь – лихие люди торговый караван грабят. Одни перья летят. Защитники с великим трудом отбиваются. Не мог Принц «своих» в беде бросить. Не мог мимо беззакония проехать. К караванщикам присоединился и вместе с ними атаку отбил. Непросто пришлось, вынужден был все умение, на какое способен, выказать, но отбил. Передохнул малость, глоток свежей воды выпил, выслушал восторженные слова благодарности и снова в путь ринулся, надеясь наверстать упущенное. Не тут-то было. Стоило торной дороге к быстрой речке свернуть и на высокий крутой берег взобраться, услышал Принц истошные вопли взывающих о помощи. Не справились гребцы со своевольной стремниной. Бросило их со всего размаха на острые скалы, да так, что барка в щепки разлетелась, и всех плывших в ней бурные воды дальше потащили. Не раздумывая, пустил Принц коня наперерез и тех, о ком в первую очередь позаботиться требовалось – женщин и детей, вытащил на берег. Кого за шиворот, кого за волосы. Убедился, что остальные сами справятся, и обратно на торную дорогу поспешил. А потом передумал. «Дай-ка я путь спрямлю, – решил Принц. – Может, узкими тропами быстрее добраться станется». Ан и тут дожидались его сирые и немощные. Всем от судьбы тяжкой, беспощадной, заступник требуется. У околицы ближайшего же поселка, мимо которого шел путь, повстречалась ему молодая женщина, бьющаяся в истерике. Вся в слезах. Весь облик которой выдавал последнюю стадию отчаяния. Со сбивчивых слов страдалицы Принц понял, что ее грудничку угрожает неминуемая гибель: у нее самой молочко кончилось, отца ребенка вороги в полон увели, больные престарелые родители сами в помощи нуждаются, а денег у нее ни полушки не осталось. Здесь и размышлять не о чем было. Отдал ей Принц все, что с собой припас – и кошель с золотыми и медяками, и мешок с нехитрой снедью, и мелочи дорожные, которые ей для повседневной жизни сгодились бы. Собрался было вновь на торную дорогу возвращаться, да видит – чудо чудное, диво дивное: встала перед ним дорога золотая и перламутровая из лунной пыли и солнечных лучей, во врата небесные ведущая, а у тех врат Творец его поджидает. Довольный. Едва улыбку скрывает. «Заждался я тебя, Принц, – говорит. – Всем племенам и народам давно земли раздал. Кому какие надобны были. Без подставы и обмана. По отечески. А тебя все нету и нету. Удивил ты меня. Что же это за народ такой, подумалось, который, в отличие от других, без земли обойтись собрался. Посмотрел, что с тобой приключилось, и вижу: все ты правильно сделал. Как законы людские и божественные предписывают. Лучше тебя никто бы не поступил. Народ, который таких сыновей рождает, заслуживает награды. Надо бы вам самые-самые земли отвести: или просторы бесконечные, или равнины плодородные. Я же все другим раздал. Как быть? Прикидывал я и так, и сяк и решил вот как поступить. Оставил я для себя земли кусочек. Всем на зависть. Не кусочек – конфетка. Глаз не оторвать. Настолько хорош – сказка, да и только. Отдаю его вам. Забирайте. Пользуйтесь. На вечные времена». Так адыгейцы (грузины, балканские народы, те, кого в будущем французами назвали, и некоторые другие – сами выберете, кто вам по сердцу) оказались в райском уголке у теплого южного моря. Уголке, действительно, красоты редкостной. Уголке бесподобном, как будто специально сотворенном для того, чтобы жизнью наслаждаться. С этим наших добрых друзей адыгейцев и любых других можно было бы лишь поздравить. От всей души. И, если на то пошло, даже позавидовать белой завистью. Так бы и сделал, кабы тост за здравие произносил. Да язык не поворачивается. Не успели любезные нашему сердцу адыгейцы (или кто другой) туда перебраться, как испытали первую волну нашествия. Только оправились – следующую. И так без конца. Из года в год. Из века в век. Уж очень их земли соседям нравились. Или по геостратегическим соображениям нужны были. Тем, которым просторы безбрежные достались. И тем, которые при дележе, как потомкам показалось, поскромничали. Одним – чтобы бухты их удобные прибрать к рукам. Другим – чтобы к морю теплому прорваться. Третьим – чтобы, напротив, никого к нему не подпускать. И лишь в наше время они жить чуть поспокойнее стали. Надолго ли? Кто его знает. Хотелось бы, чтоб надолго. Поспокойнее, правда, не значит спокойно. Почему? Посмотрите вокруг незамутненным взором, и вопросы отпадут сами собой. Это была веселая оптимистическая история. Не перепутайте. На подходе вторая, более тяжелая и беспросветная. Внимание! Вот она начинается. ...Сотворил Бог Землю и разбросал по ней племена и народы, позаботившись о том, чтобы всем досталось то, чего они заслуживают, и на что могли бы рассчитывать. Но перед тем как отправиться другие миры обустраивать, наградил своих любимцев – особо ему преданных – королевским подарком: источником живой и мертвой воды. Только велел никому его не показывать. Никому о нем не рассказывать. И пользоваться рачительно: только когда без чуда больше никак нельзя. Дал еще несколько заповедей и исчез. Поначалу избранные блаженствовали и благоденствовали. Жили в достатке. Без болезней и увечий. Не дряхлели и не старились, оставаясь во цвете сил веками. И свято хранили доверенную им тайну. Однако с соседями торговать и общаться и им надо было. Как без того! А вечную молодость и ничем не оправданное крепкое здоровье и благополучие, сколько не скрывай, долго не утаишь. Вот со временем соседи и заподозрили, что избранные от них что-то скрывают, и шаг за шагом про источник вызнали. А как вызнали, явились сразу же маленьким интервенционистским корпусом – больше не нужно было. Избранных кого изгнали, кого поработили, установив свое правление. Источник же, само собой, себе оставили. И в свою очередь начали благоденствовать. Только, памятуя о судьбе избранных, ничего ни от кого скрывать не стали, а, напротив, повсюду гонцов разослали с предложением покупать у них живую и мертвую воду. Торговля у них на славу пошла. Сделались они торговой, купеческой нацией. Накопили богатства несметные. Только богатством от беды не застрахуешься. Далекие дикие племена вскоре роптать принялись. Что же это с нас, как с баранов, столько за живую и мертвую воду стригут. Неправильно. Несправедливо. Она должна быть общим достоянием человечества. Пороптали-пороптали, а потом решили купчишек поприжать. Сначала то тут, то там стали их торговлю перехватывать. Потом предложили за безопасность богатством поделиться. А, в конце концов, и вовсе управление источником себе забрали. Земли избранных им даже трогать не потребовалось. Стали теперь дикие воинственные племена благоденствовать. Пообтерлись. У предшественников всему научились. Культуру их, тонкую и высокоразвитую, слегка лишь отретушировали и своей сделали. И бросились империю отстраивать. Ведь глупости, типа тайну про живую и мертвую воду беречь, только избранным в голову прийти могли. Торговать – дело другое. И выгодно, и намерения ближних и дальних народов прощупываются без излишних хлопот. Только когда кулак впереди обозов идет, торговать к своей выгоде намного сподручнее получается. Наладили бывшие варвары империю – класс, как все здорово у них вышло. И самим в удовольствие. И другие боятся и уважают. Окружающие свои денежки к ним на сохранение несут. За живой и мертвой водой в очередь выстраиваются. Однако не учли потомки варваров, что на любую силу есть еще большая сила. Как зазевались и расслабились, разгромили их новые властители планеты в пух и прах. Надежды даже на реванш не оставили. Мол, все, ребята. Шабаш. Покуражились, и довольно. Теперь вы шестерки. Ваше место у параши. То есть, если дипломатично, вы теперь культуртрегеры нового порядка. Надзор за источником живой и мертвой воды отобрали и только своим отпускать стали. За особые заслуги перед новым порядком и его добровольное трепетное повсеместное насаждение. Новые властители – не чета прежним. Никакой философии. Никакой щепетильности. Ни малейшего снисхождения. Как видят, где какая сила собирается, способная бросить вызов, сразу по ней упреждающий удар наносят. И так по всему свету. На Юге, Востоке, Западе и Севере. Ведь это сейчас соперник слабый, хилый, немощный, ручку целует. А как бдительность ослабишь, воткнет тебе перышко под пятое ребро, не колеблясь, и тю-тю: от твоего порядка камня на камне не останется. Поэтому главное весь мир базами оплести. На себя равняться заставить. Мечту о том, чтобы в компаньоны взяли, политическим элитам в голову вбить. Денежку свою другим в качестве спасательного круга бросить. Все иное тоталитаризмом обозвать, чтобы как черт от ладана шарахались. Чтобы никто. Никогда. И ни шажка в сторону. Иначе и на пушечный выстрел к живой и мертвой воде не подпускать. В общем, такая вот жизнь пошла. Стоят новые правители с черпачком у источника, как в свое время Творец стоял, и решают, кому быть, а кому западло. Только жизнь так устроена, что монополии на власть не бывает. Как бы других не изводить и не гробить. Где-то обязательно промашку дашь. Или конкурента недооценишь. Уверовали новые правители, что все. Весь мир у них в кармане. Можно вытворять все, что угодно. Что только душа пожелает. И за чужой счет жить. И брать от жизни немерено. И всех, кто не с нами, в пыль крошить. Ан нет. Вдруг нежданно-негаданно в другом месте источник живой и мертвой воды забил. И поехал новый порядок в тартарары. Вассалы растерялись – на кого теперь равняться, кому осанну петь. Банкиры и биржевики заметались – что-то теперь будет. Недруги голову подняли. Всех бы к ногтю, да боязно – может не выгореть. И в чужой источник живой и мертвой воды отраву подлить все, кто на нее уже подсел, не дают. Не, ребята. Времена не те. Просто так за горло взять не получится. Зашатался мир. Все в движение пришло. Только никто толком не знает, во благо или к всеобщей погибели. Поскольку каждый раз в прошлом все одним и тем же заканчивалось. Насилием. Разбоем. Разорением и разграблением. И откатом назад. На десятилетия. Если не больше. А, может, на этот новый круг борьбы за управление источником не заходить? Может, договориться? Может, действительно, отдать его в общее пользование – чтобы все, а не только горстка, в достатке жили и благоденствовали? Эх, хорошо бы. Только никогда в прошлом не удавалось… © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

К концу 2012 года в голосах лидеров Европейского Союза зазвучало гораздо больше уверенности и оптимизма. Мол, ситуация нормализуется. Черты будущего банковского союза определились. Теперь работа по выходу из кризиса пойдет бойчее. Созданы предпосылки для того, чтобы приступить к реформированию политического...

К концу 2012 года в голосах лидеров Европейского Союза зазвучало гораздо больше уверенности и оптимизма. Мол, ситуация нормализуется. Черты будущего банковского союза определились. Теперь работа по выходу из кризиса пойдет бойчее. Созданы предпосылки для того, чтобы приступить к реформированию политического союза с дополнительной передачей многих суверенных полномочий на наднациональный уровень. Но все равно не оставляет чувство, что зону евро, а, соответственно, и ЕС может спасти только чудо. … Алрой (если по-нашему, то Степаныч), или просто Ал, привычно зашел на цветочный рынок, чтобы успокоиться, помечтать, полюбоваться цветами. На работе все время досаждали. Дома тоже была круговерть. А здесь царила совсем другая атмосфера. Прилавки были завалены цветами, привезенными со всего света, красочными, роскошными, изысканными. Они наполняли воздух удушливым ароматом праздника. Возбуждали воспоминания о неиспытанных страстях. Заставляли сердце биться как-то иначе. Не так, как всегда, а в ожидании несбыточного. Следуя им же заведенной традиции, Ал не спеша обошел рынок. Приценился к розам и герберам. Подержал в руках тюльпаны и хризантемы. Вобрал в душу половодье цветов, чтобы унести с собой на волю не просто игрушечный букетик, а ощущение сказки, биение жизни, суету человеческого столпотворения. И вдруг в самом центре большого зала увидел почти пустой прилавок, от которого, тем не менее, исходило какое-то золотистое сияние. Посередине прилавка красовалась витая узорчатая ваза, в которой стоял только один цветочек, один единственный. За прилавком возвышалась импозантная фигура Мужчины неопределенного возраста в строгом темном костюме, как бы отделявшем его от происходящего вокруг. И внешний вид Мужчины, и черты лица казались самыми обыденными, и в то же время в них было что-то необыкновенное. Они как будто плыли, колебались, растворялись в воздухе и тут же вновь становились четкими и определенными. Ал не успел ничего сообразить, как ноги сами понесли его к непонятному прилавку и его не менее странному Хозяину, спина согнулась в полупоклоне, а рот, издав гнусноватый смешок, поинтересовался: – Чем торгуем, любезный? – Исполнением желаний, – услышал он в ответ, и обомлел. Мерцающая пара глаз смотрела на него внимательно и требовательно, как бы оценивая и предупреждая: – Пожалуйста, без баловства. У нас предприятие серьезное. Сказано, что торгуем исполнением желаний, значит, так оно и есть на самом деле. Расспросы и сомнения излишни. Однако Ал не внял предупреждению и, почесав в затылке, все же переспросил: – Что, любых желаний? – Да, любых. – И что, в любом количестве? – Да, в любом. – Обычно, вроде, не больше трех обещают. – Что-то читал или слышал на этот счет. У контрафактной продукции, как и некачественных услуг, всегда ограниченный срок годности. Мы контрафакт не предлагаем. – А что вы предлагаете? – Как что? – Мужчина напротив в недоумении приподнял брови, – исполнение желаний. – Понятно-понятно, вы уже говорили. Хотел бы узнать подробнее, каких желаний. Какие из них вы предлагаете исполнить? – Как каких? – пожал плечами Внушительный господин, продолжая сверлить Ала огненным взором, – любых. – Каких любых? – не унимался наш герой. – Ну, каких, каких, господин хороший, – почмокала губами Человеческая глыба, – тех, которые вы закажите. Желания же ваши. Мы в их выбор не вмешиваемся. Ни-ни. И после небольшой паузы, чтобы пресечь игру в кошки-мышки, перешел в контратаку: – У вас желания есть? – Мммм…, – промычал Ал нечто нечленораздельное и осекся. Все это время он вел глуповатый шутейный разговор, дабы выиграть время. Происходящее повергло его в ступор. Все это было настолько неожиданно. Ему требовалось подумать, освоиться, привыкнуть. Решить: что это – веселый розыгрыш? – Нет, не похоже. Совсем не похоже. Кому такой розыгрыш под силу? Да и зачем? – Если не розыгрыш, то что? – Нет, вроде, у меня крыша не поехала. Все, как всегда. Все, как обычно. Только прилавок не от мира сего. – Ага, что же это получается, я попал в лапы нечистой силы? – Очень похоже. Только зачем я ей? Соблазнять совсем некого стало, что на меня позарились? – А чем я плох? Мужик как мужик. Жаловаться не на что. Конечно, как-то скучно, тоскливо жить стало. Что есть, то есть. Ничего яркого, яростного. – Так, может, попробовать? Действительно, чем я рискую? – Ничем. Что, у меня душу нетленную взамен попросят? Видимо, потусторонней силе надоело самоедство Ала, или Расплывающийся образ счел, что пора вмешаться, но он как-то органично встрял в разговор Ала с самим собой. – Конечно, попросим. Как без этого? Только плата небольшая. Даже очень сходная. Кому по нынешним временам души-то нужны? Им цена за полсотни полушка. Народу ведь на планете вон сколько развелось. И все готовы душу дьяволу продать. Только помани. Сами за нами бегают. Всучить пытаются. Однако нам абы какие не нужны. У нас стандарт качества высокий. – Так что, выходит, у меня душа какая-то особенная? – Не могу знать. Вопрос в компетенции Отдела оценок и планирования Небесной канцелярии. У меня же поручение: предложить исполнение желаний. Все. Ничего больше сказать не могу. Так мы как – будем желания-то исполнять? А то рынок скоро закроется. У меня же еще дел невпроворот. – Да я не против, – пожевав губами, настороженно ответил Ал. – Только какие желания? – Э, да мы на третий виток заходим. Давайте по-честному. Или вы принимаете предложение и заказываете свое первое желание – любое, там разберемся, – и мы бьем по рукам, или я закрываю лавочку. Решайтесь. От судьбы второго такого подарка ждать не приходится. Так, я сворачиваюсь? – Постойте-постойте, – спохватился Ал. – Конечно, согласен. Кто же от такой возможности отказывается? Только я действительно не знаю, чего такого пожелать. Вы же понимаете: работа, заботы, начальство, родители престарелые – рутина заела. Может, подскажите. Вы же человек (или как там вас) опытный. – Не в том дело, опытный или неопытный. Просто правила игры такие. Если я что подскажу, это уже будет не ваше желание. Ну, вспомните, может, вы хотели бы каких-то приключений? Или элементарно трахнуть кого-то, звезду какую, топ-модель, на худой конец? – Точно. В предпоследнем классе лицея был по уши влюблен в Клариссу. Не девчонка – вихрь. Как мне хотелось с ней поближе познакомиться. Значит, я… В тот же миг Ал оказался в постели с грузной незнакомой ему женщиной необъятных размеров. – Ягненочек, – яростно завопила она, властно прижимая его к груди, – наконец-то ты мой. А я уж думала, нос воротить стал. Дескать, помоложе есть да попокладистее. Сколько раз проходил мимо меня, не оборачиваясь, как будто не замечая. Ничего, мы наверстаем все упущенные годы. Ты только не сопротивляйся. Сейчас будет хорошо. – Нет, – взвыл Ал дурным голосом, – не хочу. Верните меня назад. Немедленно. И сразу же оказался лицом к лицу с Нежданным благодетелем. Тот понимающе дал ему стакан горячительного, чтобы Ал отошел от испытанного стресса. Подошел поближе и дружески похлопал его по плечу: – Не расстраивайтесь. Бывает. У кого-то из европейских народов есть даже поговорка «первый блин комом». – Какой блин, каким комом! – завизжал Ал. – Ты кого мне подсунул? Меня чуть кондратий не хватил. Я же девчонку из своего класса вспомнил, любовь свою стародавнюю, которая когда-то мне так нравилась. А ты… – Прошу без фамильярности. Мы с вами на одном горшке не сидели. И пуда соли тоже не припоминаю. А что не девчонка, это само собой разумеется. Наша контора чтит существующие законы природы. Мы уважаем константы и ограничения, установленные Создателем, хотя и не во всем с ним согласны. Менять их мы не в праве. Да и силушки такой нет. Тем более, «по моему хотению, по щучьему велению». Так что прошлое альтерации не подлежит. Иначе и нынешнее не состоялось бы. А вот с реальным временем можем делать все, что захочет наш клиент. Поэтому наедине с вами и оказалась ваша тогдашняя пассия из сегодняшнего дня. Извините, ежели не угодили. Такова жизнь. Какое следующее желание будем загадывать? – Ничего себя ляп. Так вообще настрой на то, чтобы что-то желать, можно убить. – Клиент всегда прав. Я уже принес свои извинения. Наше единственное стремление – предоставлять услуги высшего качества. А в отношении настроя, что-то он не особенно чувствуется. – Можете меня не подкалывать. Вспомнил, чего хочу на самом деле. Вам доставит удовольствие услышать об этом. Когда был молодым и глупым, прикидывал, как использовать стандартные три желания таким образом, чтобы они не иссякали. Хотел стать целителем, чтобы излечивать всех вокруг, возвращать молодость, силы и красоту. Мечтал еще о чем-то таком, связанном с всеобщим благом. Так вот: хочу, чтобы все мои желания исполнялись. Тогда никто не будет стоять над душой и занудствовать. И вы мне будете не указ. – Эх, пытался я объяснить, что желания должны быть разумными. Что, как и все остальное, они подчиняются действию законов природы. Не получилось. Пусть будет по-вашему. В тот же миг все вокруг погрузилось в непроницаемую тьму, неразличимую, антрацитовую. – Что это? Где я? Что случилось? – привычно уже завопил Ал противным тонюсеньким голосом. – Вы потребовали, чтобы все ваши желания исполнялись, – напомнил назидательный бас Загадочного существа. – Все означает все. Здесь не может быть разночтений. И те, которые вы произнесли вслух, и те, о которых только подумали. Последнее ваше желание было, чтобы все провалилось в тартарары, включая меня. Все и провалилось. В том числе и вы сами. Ведь вы тоже являетесь частичкой всего. Я рядом с вами потому, что принадлежу этому месту. Мне никуда проваливаться не надо. – Какой ужас, – разрыдался Ал. – Значит, все кончено. Я уничтожил наш мир. Своими собственными руками. Я хуже этого, который сжег храм Артемиды. – Герострата. Не убивайтесь. Еще не все потеряно. Иначе бы и вы сами ничего не ощущали. Мир обладает определенным запасом прочности. Он жутко инерционен. Все еще можно поправить. Надо только действовать быстро. Желайте. – Хочу, чтобы все было, как прежде, – изо всех сил закричал Ал, для убедительности размахивая руками. В ту же секунду все вокруг сделалось таким, каким было до того. Ал стоял в центре большого, хорошо освещенного зала, забитого цветами, напротив уютно оборудованного прилавка, за которым расположился Кудесник. Но Ал не был бы плоть от плоти нашего времени, если бы молниеносно ни придумал еще одну каверзу: – Хочу, чтобы всем было хорошо, и все были счастливы, – подумал он про себя и свысока посмотрел на внимательно наблюдавшего за ним Темного посланника. Тот почувствовал, что через мгновение вновь произойдет что-нибудь не то, но не успел ничего сделать. Абсолютное желание снова оказалось загаданным. – Что-то я не вижу никаких изменений, – самодовольно улыбаясь, проворковал Ал. – Сейчас увидим, – мрачно отреагировал Учитель. На этот раз выражение его лица было легко различимо. По тому, насколько оно выглядело озабоченным, Ал понял, что ситуация критическая. Его Спарринг-партнер опасается, как бы события не вышли из-под контроля. Но почему, ему оставалось только догадываться. Видя, что Темный озирается по сторонам, он последовал его примеру и охнул. Половодье цветов как корова языком слизнула. Сначала исчезли розы, тюльпаны и все другие цветы, за которыми нужно было особенно тщательно ухаживать. Какое-то время оставались полевые. Потом и они исчезли. А дальше все пошло по нарастающей. Стены испещрили молнии трещин. С треском и грохотом разбивающегося стекла и падающих металлоконструкций посыпался потолок. – Скорее, – дернул упирающегося Ала за руку Зверь. – Спасаемся. Бегом. Быстро. Они еле успели выскочить наружу, как здание завалилось. На месте цветочного рынка возвышалась груда развалин, над которой поднималось вонючее серое облако строительной пыли. И это было только начало. Всюду происходило примерно одно и то же. Здания, дороги, коммуникации – вся инфраструктура города стремительно деградировала. Все приходило в негодность. – Но почему? – застонал Ал. – Я же хотел, как лучше. Что я такого пожелал не так? – Всем людям вокруг стало хорошо. Они сделались счастливыми. Как было загадано. Насиловать себя, ходить на работу, вкалывать, что-либо делать, стало ни к чему. И все замерло. Остановилось. Заводы, фабрики, транспорт, энергетические установки. В общем, все. И начало разваливаться. Все быстрее и быстрее. Но не только. О медицине, здравоохранении, профилактике люди тоже принялись забывать. Зачем? Ведь им хорошо. Они счастливы. И тысячи жизней начали уносить невиданные ранее болезни, эпидемии, мельчайшие хвори, для спасения от которых некогда хватало нескольких уколов. Но и это не все. Дети перестали рождаться. Ведь за ними надо было ухаживать. О них нужно было заботиться. А для чего? Ведь всем хорошо. Люди счастливы и беззаботны. Этап первый – стремительное старение населения. Второй – вырождение. Третий – уход человека с исторической сцены. Все, о чем я говорю, прокручивается теперь перед нашими глазами в ускоренном темпе. – Так что же делать? Все? Катастрофа? Людей не спасти? Нашей цивилизации конец? И все из-за того, что я возжелал глупость? Захотел неосуществимого? Не просчитал последствий? Так? – Нет. Не совсем. На этот раз потерь уже не избежать. Желание было несколько более замысловатым, чем предыдущие. Но отмотать ситуацию назад еще можно. Только при одном условии. Если понять, из-за чего все вокруг рушится. По тону вопросов чувствуется, что прогресс есть. И ощутимый. Значит, не зря. – Торжественно отказываюсь от того, чтобы мои желания исполнялись. Хочу врубиться. Хочу освоить, как поступать так, чтобы из-за желаний никому не было больно. Чтобы желания приносили пользу. А не вред. – Слова не мальчика, но мужа. Самое сложное – осознать, что для исполнения желаний нужны тысячи, десятки тысяч или даже миллионы малюсеньких взаимодополняющих скоординированных шагов. Что исполнение может быть только постепенным. Растянутым во времени. Системным. Управлять им – искусство. Дар. Редчайший. Но самый важный и востребованный. – Я так понимаю, что это не просто сотрясение воздуха? Речь о формальном предложении? Похоже, я готов был бы его рассмотреть. – Да! Нам нужны те, кто готов будет, оставаясь за сценой, подправлять человеческие желания. Предотвращать худшее. Ослаблять негативные последствия. И работать, работать, работать над тем, чтобы складывать из нужных элементов, из тысяч и миллионов «если» удивительную мозаику, которая позволяла бы человеческим желаниям осуществляться. Вы готовы положить свою жизнь на это? – Спасибо за науку. Хорошо. Я попробую. Я хочу попробовать. Моим единственным желанием отныне будет стремление научиться делать так, чтобы у людей получалось. – Вот и по рукам. Приступайте. У вас есть все необходимые полномочия. Почти неограниченные... Рассказанная история заканчивается вполне благостно и благополучно. Зло повержено. Добро торжествует. Что касается ЕС и зоны евро, ситуация отнюдь не такая однозначная. И с ними все будет в порядке. Но только при соблюдении тех же самых условий. Если абстрактные желания удастся взять под узду. Получится не повторять сделанные ранее ошибки. Если вкалывать так, как еще никогда не трудились, и складывать, складывать, складывать из мозаики целостную картину осуществления задуманного. © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
Век учись

В какой стране Европейского Союза учеба в университетах обходится дороже всего? Ответ очевиден: в Великобритании. Это вытекает из доклада Европейской Комиссии, озаглавленного «Национальные тарифы для студентов и система помощи в 2011-2012 учебном году». Получение высшего образования на британских островах в...

В какой стране Европейского Союза учеба в университетах обходится дороже всего? Ответ очевиден: в Великобритании. Это вытекает из доклада Европейской Комиссии, озаглавленного «Национальные тарифы для студентов и система помощи в 2011-2012 учебном году». Получение высшего образования на британских островах в среднем обходится в 9 тысяч фунтов стерлингов (11,5 тысячи евро) в год. Правда, в Шотландии в университетах можно учиться бесплатно. В большинстве случаев студенты освобождены от платы в семи странах ЕС – в Австрии, Греции, Дании, Финляндии, Норвегии, Швеции, а также на Кипре и Мальте, а также в Норвегии. Во многих случаях образование получают бесплатно литовцы и словенцы. Что касается Германии, то студентам и их родителям приходится раскошеливаться только в двух федеральных землях из 16 – в Баварии и Нижней Саксонии. А вот для студентов из государств, не входящих в ЕС, тарифы гораздо более высокие, чем для местных. Исключение – вузы Венгрии, Италии и Чехии, которые пока не прибегают к этой мере. Зато во всех странах Евросоюза действуют стипендиальные системы и разные виды финансовой поддержки учащихся. Однако условия их получения, а также размеры стипендий, сильно различаются. Несомненным преимуществом абитуриентов стран ЕС является свобода выбора для учебы не только университета, но и страны с наиболее привлекательными условиями. №10(70), 2012
erasmus
Век учись

Одна из самых успешных и старых программ объединенной Европы – «Эразмус» – оказалась под угрозой «по вине» долгового кризиса в Европейском Союзе. Не секрет, что фонды ЕС, предназначенные для целого ряда социальных программ, сейчас трещат по швам: по некоторым данным,...

Одна из самых успешных и старых программ объединенной Европы – «Эразмус» – оказалась под угрозой «по вине» долгового кризиса в Европейском Союзе. Не секрет, что фонды ЕС, предназначенные для целого ряда социальных программ, сейчас трещат по швам: по некоторым данным, остро не хватает около 10 миллиардов евро. Проект «Эразмус», предусматривающий активный обмен европейскими студентами, возник в 1987 году, и почти сразу же стал популярным: кто из молодых учащихся вузов откажется проучиться один-два семестра в иностранном университете, да еще получая стипендию? За четверть века желающих нашлось уже более двух миллионов человек – популярность программы с момента создания увеличилась в 65 раз! Теперь ее судьба полностью зависит от воли и финансовых возможностей правительств стран, входящих в ЕС. Откликнутся ли они на призыв скинуться на спасение «Эразмуса»? Вопрос деликатный, затрагивающий интересы сотен тысяч студентов и их родителей. Тем временем, чиновники Европейской Комиссии не перестают призывать молодых европейцев учиться в соседних, и не только, странах Союза, чтобы становиться гражданами единой Европы – в полном смысле этого слова. Наибольшую активность проявляют французские студенты: свыше 30 тысяч из них ежегодно покидают родные пенаты и отправляются на учебу в рамках программы «Эразмус» в университеты европейских государств. На втором месте по численности – немцы, на третьем – испанцы. Любопытно, что особенно много иностранных студеров приезжают на учебу в Испанию. Вопреки распространенному мнению, Великобритания – на третьем месте, она уступает второе Франции.
no image
Век учись

Из «Московских ведомостей» 25 ноября 2013 года: «На встрече Министра образования с директорами гимназий. Министр образования: Уважаемый коллега! На Вас жалуются учащиеся. Строгий Вы очень. Ревностный. Придирчивый. Требовательный не в меру. Директор гимназии: Верно говорят. Деру я их немилосердно. Чуть ли не...

Из «Московских ведомостей» 25 ноября 2013 года: «На встрече Министра образования с директорами гимназий. Министр образования: Уважаемый коллега! На Вас жалуются учащиеся. Строгий Вы очень. Ревностный. Придирчивый. Требовательный не в меру. Директор гимназии: Верно говорят. Деру я их немилосердно. Чуть ли не каждый божий день. Но с любовью. Министр образования: Да Вы, батенька, педофил». В Европе стремительно складывается общее образовательное пространство. Все страны, все государственные структуры, отвечающие за образование или надзирающие за ним, все высшие учебные заведения начинают играть по общим правилам. Как следствие, резко усиливается конкуренция. Возрастает мобильность учащихся и профессуры. Преимущества получают сильнейшие. Однако есть и оборотная сторона медали. Многие хорошие, добротные, нужные людям вузы не выдерживают конкуренции. Происходит отток молодежи из провинции. Регионы теряют так необходимые им кадры. Очевидной становится тенденция к усреднению учебных программ и образовательной политики. Все они делаются какими-то типовыми и однообразными. Исчезает изюминка. … В тридевятом царстве – тридесятом государстве родился у царя с царицей сын о шести головах. Народ, как положено, был в восторге. Подданные ликовали. Ура, у нас появился наследник! Как здорово. И не простой, как там у наших соседей и соседушек, а аж о шести головах. Такого никогда не было. Такого ни у кого больше нет. Ну, естественно, несколько недель все по этому поводу гуляли. Пели здравицу. Пили подобающе. И устраивали всяческие празднества. И шествия. Не скупясь. По-купечески. Красочные. Затейливые. Со скоморохами и представлениями. И было чему радоваться. Шестиголовый родился крепышом. Умницей. Симпатягой. И шесть голов его вовсе не портили. Даже наоборот: придавали дополнительный шарм. Ведь можно было сюсюкать и приголубливать не одну, а целых шесть голов. Восторгу родителей не было конца. Они не отходили от малыша ни на шаг. Дневали и ночевали рядом с колыбелькой. Ловили каждый его вздох. Каждое движение. Упивались чистым безоблачным счастьем. Первое время царь с царицей вообще никаких нянь, фрейлин, приближенных и других царедворцев и на пушечный выстрел к нему не подпускали. Но долго так продолжаться не могло. У четы было слишком много государевых обязанностей. Надо было все за всех решать. За всем приглядывать. С народом и бизнесом общаться. Так что вскоре все успокоилось, и страна зажила своей обычной спокойной жизнью. Иногда тяжеловатой. С грустинкой, хлопотами и заботами. Порою невеселой и расхлябанной. Ведь на бутерброд с маслом и крынку молока еще заработать надо было. А вкалывать кому захочется. Проще на кормлении сидеть. Ренту какую получать. Или мздоимством заниматься. Местами вполне сносно. В том царстве-государстве с празднествами и развлечениями никаких проблем не было. Поэтому как-то так вышло, что Шестиголовый легко и быстро и, главное, незаметно для всех достиг совершеннолетия и потихоньку начал готовиться к тому, чтобы занять родительский престол. Правитель из него получился бы сказочный. Знающий. Образованный. Раздумчивый. Взвешенный. Беспристрастный. Умеющий слушать и слышать. Нацеленный на то, чтобы убеждать других, а не ломать. Но решительно добиваться того, что он считал верным и правильным. Знаний он был энциклопедических. У каждой из голов были свои пристрастия. Читали они взахлеб и все время разных авторов. Смотрели разные фильмы и телепередачи. Учились у разных преподавателей. Поэтому Шестиголовый явно выигрывал от того, что для решения текущих и перспективных проблем у него была не одна голова, как обычно, а полдюжины. И внутренней культуры он был удивительной. Ведь каждая голова придерживалась своего мнения. Ни одна из них и не думала отсиживаться в углу и молчать в тряпочку. Базар они зачастую устраивали такой, что все царедворцы дрожали и ходили в проштрафившихся штанах. Но они умели видеть, в чем состоит общее благо, и добиваться консенсуса. А раз о чем-то договорившись, уже от этого не отступали. В общем, по всем статьям, Шестиголовый годился в правители. И был бы он государственником сродни Миттерану, де Голлю, Аденауэру, Рузвельту. Да вот загвоздка. Чтобы вступить на престол, ему нужна была жена – того требовали вековечные заповеди страны. А с женщинами у него никак не получалось. Даже не столько у него не получалось, сколько у женщин с ним. Ну, не встретил он такую, как в «Аленьком цветочке». Чтобы поняла. Прочувствовала. Оценила. Не судьба. Или черт его знает. Любая, оказавшаяся с ним наедине, начинала «тупить», выделывать кренделя и вести, с его точки зрения, себя явно неадекватно. Ну, шесть голов, шесть носов, ртов, пар ушей и хохолков. Но ведь не шесть же других частей тела. Так зачем в истерику впадать и в обмороки падать. Но самые омерзительные и, главное, непонятные сцены случались, когда Шестиголовому удавалось их до постели дотащить (не в, а только до). Половина из них начинала жутко ржать, обнаружив разительное несоответствие между рахитичным телом и шестью огромными головами. На самом деле тело было самое обычное. Но в пышных ниспадающих одеждах все смотрелось совсем иначе. Да и контраст интеллектуальной силы и физической хилости, естественно, чисто внешней, казался разительным. А какая уж тут любовь, когда раздается гомерический хохот, когда человек смеется в голос, до слез, до хрипоты, до колик. И этот спектакль не остановить ни словом, ни холодным душем, ни пинками и зуботычинами. Таких Шестиголовый выгонял из будуара с остервенением. А что поделаешь? Но еще более противные сцены неизменно случались со второй половиной претенденток на интимные отношения. Когда они видели или воображали себе, что видят, нависшие над ними шесть голов, они начинали визжать. Выть. Издавать такие утробные звуки, что слышно было, казалось, в самой отдаленной деревеньке королевства. По сравнению с ними визг, производимый тормозами вагонов метрополитена в столичных подземках, или пикирующего бомбардировщика (не дай Бог, конечно) показался бы легким тиканьем часов. По своей пронзительности они дали бы сто очков форы любой сирене скорой помощи. Их слугам Шестиголового приходилось выносить из спальни за руки – за ноги. Так продолжалось некоторое время. Шестиголовый сам мучился и мучил окружающих. А потом сообразил, что ситуация тупиковая. Одному ему с ней не справиться. Но ведь жить-то хочется. Жить как-то надо. И желательно по-человечески, как все остальные люди. Тогда он собрал консилиум. Вызвал к себе всех своих наиболее близких советчиков и лучших из бывших преподавателей и поставил перед ними задачу. Мол, вопрос государственной важности. Речь идет о престолонаследии. Надо решать быстро. Промедление ни к чему хорошему не приведет. И решать в интересах народа, само собой. Как можно забыть об интересах тех, на ком Земля держится. Ну, советчики – народ тертый. Не сразу, но сообразили, о чем на самом деле Шестиголовый речь ведет. О чем печется. К тому же, чтобы не ошибиться, вынудили его во всем признаться ловко скроенными наводящими вопросами. А как сообразили, сразу начали высказываться. Только не в лоб, вестимо, – если как-то не так, по нему очень просто и схлопотать можно – а аккуратно. Деликатно. Дипломатично. С пониманием. Может бросить клич по городам и весям, разослать гонцов, устроить большой международный конкурс на лучшую невесту для будущего монарха? Эту идею обсудили для затравки. Естественно, она напрашивалась в первую очередь. Классический подход. Так всегда в прошлом поступали. Повертели ее, покрутили и отбросили. Нет, не сработает. Почему не сработает, ни для кого не секрет. Сарафанное радио уже давно разнесло весть о том, что Шестиголовый в поисках. Все возможные претендентки итак давно уже вкруг дворца вились. Взятки за то, чтобы во фрейлины записаться и тем самым оказаться от него на расстоянии вытянутой руки, достигли астрономических цифр. Проблема не в той плоскости лежала. В общем, судили-рядили и пришли к выводу, что все дело в образовании, в установках, которые школой даются, в привычках и обыкновениях. А коли так, то через образовательные программы, воспитание и проч. и действовать надо. Соответственно мудрецы предложили следующее. Первое. Ввести во всех школах, от начальных классов до вузов, новый предмет – о любви к Родине (т.е. в переводе на нормальный обыденный язык – о любви к действующим монархам и наследнику, особенно к последнему). Но это с прицелом на среднесрочную перспективу. Сейчас же срочно, безотлагательно - Второе. Набрать на незамедлительно запускаемые курсы любви, т.е. любви к наследнику, наиболее смышленых, смазливых и обучаемых девушек. Глядишь, за год освоятся, и проблема будет решена. Третье. Пригласить для преподавания на курсах зарубежную элитную профессуру. Самых известных. Опытных. Знающих. Самых дорогих. Лауреатов и проч. Четвертое. Отобрать подходящих кандидаток и отправить на обучение в остальные наиболее цивилизованные страны. Выделить на это из казны денег, сколько потребуется. Не скупясь и не крохоборничая. Шестиголовый все идеи поддержал. Мудрецов вознаградил. Деньги выбил. Госструктурку создал, чтобы все сделала. И работа пошла. Только, увы, легко, просто и убедительно планы выглядели на бумаге. В жизни же иначе сложилось. Отнюдь не так гладко. Даже, скорее, криво. Фиаско все закончилось. Судите сами. Набрать-то на курсы любви и преданности смышленых и смазливых набрали, а как и чему их обучать, никто не знал. До столь приземленных деталей мудрецы снизойти не изволили. А «скачать» конкретику было неоткуда. Иностранная профессура ехать преподавать любовь к Шестиголовому отказалась. Мол, не в наших традициях. И вообще. Во всяком случае, элитная. А от другой никакого проку получить так и не удалось. Ее, эту профессуру, видимо, сначала саму научить требовалось. Те же девушки и молодые женщины, которые учиться за кордон отправились, уехали, чтобы не вернуться. Видимо, там их по-настоящему основательно любви научили. Только к учителям, а не Шестиголовому. Иностранная профессура классно чужие деньги освоила. Вот бы нам так. Но, увы. Ничем не смогли помочь Шестиголовому дорогие советники и бывшие его любимые педагоги. Так и остался он без любви и ласки, один на один с дурами и истеричками. А когда кто бы то ни было без любви и ласки остается, вы, наверняка знаете, чем такое заканчивается. Рано или поздно. Особливо в масштабах тридевятого царства – тридесятого государства. Да, кстати, чуть было не забыл. В консилиуме том, на который такие большие надежды возлагались, приняли участие еще несколько сильных личностей. Со своими устоявшимися взглядами на жизнь. Своей шкалой ценностей. Они предложили совсем иной вариант решения проблемы – взять да и избавиться от лишних голов. Мол, сделаемся нормальными, за нас любая пойдет. И не просто пойдет – побежит. После той встречи их никто никогда больше не видел. А вы говорите - общеевропейское образовательное пространство. Эх, крякнуть хочется. Или стакан чего подходящего с горя принять. Лозунг, оно, конечно, красивый. На бумаге у всех все здорово получается. Ан как до дела доходит… © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
Калейдоскоп

Дано: покупатель из французского департамента Мёз обнаруживает в упаковке с замороженным шпинатом голубиное крыло. Придя в негодование, он пишет возмущенное письмо фирме-изготовителю, требуя объяснений. И какова же оказывается реакция? В общем-то, она может быть названа довольно своеобразной. В ответном послании...

Дано: покупатель из французского департамента Мёз обнаруживает в упаковке с замороженным шпинатом голубиное крыло. Придя в негодование, он пишет возмущенное письмо фирме-изготовителю, требуя объяснений. И какова же оказывается реакция? В общем-то, она может быть названа довольно своеобразной. В ответном послании фирма потребовала от него прислать купленный товар, видимо, предположив, что он будет терпеливо хранить всю эту несъедобину в своем холодильнике. Несколько недель (!) спустя незадачливый покупатель получает второе письмо, с разъяснениями: дескать, в день изготовления злополучной порции шпината в сырье никаких «посторонних предметов» обнаружено не было. Хотя полностью исключить возможность их попадания в замороженные овощи компания не может, а потому высылает жалобщику купон ценой в восемь евро, чтобы он мог продолжить знакомство с её продукцией. Ему еще раз напомнили, что сортировка овощей перед заморозкой ведется очень тщательно с применением современного оборудования, а потому о «крыле» речь идти не может, разве что о «пёрышке». Несмотря ни на что, клиент не был впечатлен щедростью компании и намерен продолжить с ней юридическую тяжбу. Остается непонятным одно: как он намерен настоять на своей правоте, когда её вещественное доказательство, судя по всему, давно утрачено?   Денег много, да не тех Экскаваторщику из Баварии, копавшему котлован, выпала неожиданная удача: на глубине около двух метров им было обнаружено нечто, напоминающее мешок, а в нем - куча бумажников, набитых деньгами, всего около 51 тысячи евро. Одна беда: банкноты эти оказались не привычными всем евро, а довольно давно вышедшими из обращения германскими марками. Аккуратно оклеенные банковским бандеролями, пачки эти, судя по всему, довольно долго пролежали в земле, но не были непоправимо испорчены. То есть, согласно закону, владелец может в любой момент отнести их в банк и обменять на евро. Только где его теперь найти, этого владельца? Полиция уже подключилась к выяснению вопроса о том, не имеют ли эти деньги отношения к какой-либо криминальной истории. Если они окажутся «чистыми», то тогда предстоит попробовать докопаться до того, кому они все же принадлежали или принадлежат.   А пилот-то ряженый! Право же, иногда истории, которые происходят на воздушном транспорте, выглядят настолько нелепо, что придумай их сценарист телесериалов, его обвинили бы в полном незнании жизни и попытке втюхать зрителям откровенно нелепые фантазии. То в европейском аэропорту, где полицейских, пограничников и сотрудников служб безопасности уже, кажется, столько же, сколько пассажиров, если не больше, «ничей» ребенок преспокойно один поднимается на борт самолета и летит через всю Европу. А то 32-летний безработный итальянец обряжается в форму пилота и беспрепятственно проходит в кабину, где в приятной компании «коллег» совершает полет из Мюнхена в Турин. Причем, речь идет не о какой-нибудь низкобюджетной артели, а о компании «Эйр Доломити» - дочернем предприятии «Люфтганзы». Конечно, злоумышленника обнаружили и возбудили против него дело по обвинению в создании препятствий воздушному сообщению (интересно, каким это образом, когда представители компании клялись, что до управления самолета самозванец не дотрагивался, а машину вели два штатных пилота?) и в злонамеренном использовании не принадлежащего ему звания капитана воздушного судна (против этого возразить просто нечего). Дело-то возбудили, но под стражу не взяли, оставили гулять на свободе. Неужели не боятся, что он еще куда-нибудь улетит? Некоторые детали этой истории выглядят по нынешним временам просто хрестоматийно. Доморощенный авиатор на своей страничке в Фейсбуке выдавал себя за пилота, хвастался тем, что, несмотря на молодой возраст, уже стал капитаном. В гараже у него нашли стопку белых рубашек, черных брюк и кителей, напоминающих форму пилота. Венцом всего можно считать поддельные удостоверения, с которыми он, надо понимать, разгуливал по аэропортам. Официальный представитель «Люфтганзы» Кристоф Майер между тем клялся и божился, что никто, даже сам капитан судна, не может подняться на борт машины этой компании без билета. Значит, как минимум, пассажирский билет у самозванца все-таки был. Или все же он подделал еще какой-то проездной документ? На эти вопросы предстоит отвечать следствию.   Вот вам и соня! Зверек под названием орешниковая соня – небольшой, размером с мышь грызун, по внешнему виду отличающийся от мыши только сильно опушенным хвостом, напоминающим беличий - умудрился устроить кучу неприятностей германским железнодорожникам, работающим в окрестностях Ульма. К сожалению – ценой собственной жизни… Соня вскарабкалась на мачту линии электропередач и замкнула на себя два силовых провода. Один из них, перегорев, упал на землю, а короткое замыкание повредило распределительный шкаф, что вызвало своего рода цепную реакцию и остановило все железнодорожное движение. В Ульме, под Ульмом и на многие километры вокруг города оно на несколько часов было парализовано. С половины десятого до половины первого ночи все стояло, а затем движение мало-помалу начало приходить в норму, хотя на восстановление нормального режима работы ушел весь следующий день.   До чего доводит забывчивость Интересная находка досталась французской полиции: в чемодане, забытом в вагоне поезда, под обычным для путешествующего человека запасом одежды обнаружилось 27 тысяч евро наличными. После сравнительно недолгих поисков удалось установить, что чемодан этот принадлежит 25-летнему гражданину Сенегала. Ну, и деньги, соответственно, тоже. Он сообщил, что на них собирался приобрести запасные части для автомобилей, которые потом хотел с прибытком продать в родных краях. А 27 тысяч евро назанимал у знакомых и деловых партнеров в Италии. В поезде путешественник уютно заснул и пропустил свою станцию. Проснувшись на следующей, спохватился и вылетел из вагона, забыв про все на свете. О бесхозном чемодане в полицию сообщили обеспокоенные пассажиры. Все прочее было делом техники. Потерянное забывчивому пассажиру вернули, даже с прибавкой. К его вещам была приложена штрафная квитанция за ввоз крупной суммы денег без таможенной декларации.   Где растет старейшая лоза? Самая старая в мире и крупнейшая из всех известных виноградная лоза произрастает в итальянской провинции Альто-Адидже. Ее возраст оценивается в 350 лет, а занимаемая площадь достигает около 300 квадратных метров. Местные жители считают растение одним из чудес природы. Тем более, что оно до сих пор дает урожаи винограда, из которых производят весьма приятное белое вино. Правда, ежегодно разливают всего три сотни бутылок. Этому нектару воздают должное, в основном, туристы.   Стадо покупателей Австрийский магазин спортивных товаров из тирольского городка Санкт-Антон подвергся подлинному нашествию. Не то чтобы стадо пришельцев заинтересовалось лыжами, велосипедами или спортивной одеждой. Несостоявшиеся покупатели просто заблудились из-за ошибки руководителя группы, точнее вожака. Суть дела в том, что стадо овец, которое перегоняли с альпийских пастбищ на «зимние квартиры», как и положено, послушно следовало за лидером. И, несомненно, дошло бы до места назначения, если бы вожака не обмануло его изображение в зеркальной витрине. Вот он и завел все стадо из восьмидесяти голов в торговый зал. Несмотря на то, что овцы, как известно, не отличаются большой интеллектуальной мощью, серьезного урона магазину они не причинили. Разве что в толчее раздавили несколько упаковок с солнечными очками. Ну и, конечно, нагадили с перепугу, да ведь за это какой с них может быть спрос? Для восстановления статус-кво потребовались усилия двух пастухов, таки сумевших вернуть стадо на нужный маршрут. Между прочим, у хозяина к незваным гостям особых претензий нет: благодаря бесплатной рекламе о его бизнесе узнала вся Австрия, с интересом наблюдавшая за перипетиями овечьего нашествия в «ю-тьюбе».   Почему полезно гулять по пляжу Голландский орнитолог Сьяак ван Дийк вместе с женой мирно прогуливался по пляжу острова Тершеллинг. Неожиданно они заметили останки потерпевшего кораблекрушение судна, вынесенные на берег прибоем. Разумеется, мимо такой находки не пройдет ни один человек. Тем более, что в песке среди глиняных черепков чета ван Дийк заметила… жемчужины. Медлить было некогда: начинался прилив, и счастливчики побоялись, что море утащит находку обратно в пучину вод. Хотя «жемчужины» оказались сделанными из стекла, супруги поспешили набить им карманы брюк и курток и даже насыпать в кепки. Позже выяснилось, что стеклянных шариков там оказалось несколько тысяч. А еще – 300 килограммов медных прутков и около 40 котлов из той же меди. Археологи отнесли находку предположительно к XVIII столетию. Обломки судна позже удалось вытянуть на сушу с помощью трактора. Эксперты считают настоящим чудом то, что остатки груза, столь долгое время пробывшие в воде, все же сохранились. Исследование показало, что жемчужины эти – ручной работы и изготовлены в Амстердаме и Венеции. В XVIII веке они были привычным платежным средством у работорговцев. Да и медью, и сделанными из неё котлами голландские купцы тоже расплачивались за рабов, которых вывозили из Западной Африки. Для ученых особенно интересно то, что медные прутки связаны в 20 пучков, и каждая связка опечатана. Теперь предстоит приложить все усилия, чтобы по этим печатям выяснить название судна. Судя по всему, оно принадлежало нидерландской «Вест-Индской компании», ведшей в XVII и XVIII веках прибыльную торговлю с Африкой и Америкой. В том числе – и работорговлю. По первым предположениям, находка – это небольшое гребное судно, отошедшее от потерпевшего крушение большого торгового корабля. И значит, где-то на дне морском, возможно, таятся еще большие сокровища. Вот только захочет ли море отдать людям еще кусочек их истории трехсотлетней давности? №10(70), 2012
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Каждый день мы по десятку раз всматриваемся в свое отражение в зеркале, стекле, витрине. Чтобы проверить, как мы выглядим. Что у нас с прической. Как на нас сидит костюм или платье. Не посадили ли мы пятнышко. Чтобы что-то подправить, поменять...

Каждый день мы по десятку раз всматриваемся в свое отражение в зеркале, стекле, витрине. Чтобы проверить, как мы выглядим. Что у нас с прической. Как на нас сидит костюм или платье. Не посадили ли мы пятнышко. Чтобы что-то подправить, поменять или исправить. Государствам такая возможность предоставляется реже. Если только они не полагаются на заведомо предвзятую информацию, тиражируемую мировыми СМИ и исследовательскими центрами, для которых знаменитая грибоедовская формула «угадать и угодить» сохраняет, как и в прошлом, всю свою жизненность. Тем интереснее было взглянуть не себя глазами недавно созданной государствами Европейского Союза Европейской службы внешних действий (ЕСВД), чего-то похожего на Министерство иностранных дел ЕС. Ведь ЕС – крупнейший рынок сбыта российских товаров, наш наиболее важный и влиятельный стратегический партнер. В первой половине сентября такой возможностью воспользовалась большая группа слушателей Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России, побывавшая в рамках летней образовательной программы в штаб-квартирах важнейших институтов ЕС в Брюсселе и Люксембурге и НАТО. Программу встреч по традиции подготовил старинный партнер ЕУИ Колледж Европы. Постараюсь суммировать прозвучавшие в ходе этих встреч оценки и сделать это максимально близко к оригиналу. Единственно, может быть, в несколько более сжатой и структурированной форме. Комментарии намеренно опускаю. С ними можно познакомиться на страницах этого же номера журнала. Судить, смотрите ли вы в зеркало или оказались в «королевстве кривых зеркал», предоставляю вам самим. Хотя те или иные суждения характеризуют всегда, скорее, тех, кто их делает и только их, а не кого-то другого. Итак, вот каких оценок придерживается Брюссель. Обращаю ваше внимание, не отдельные государства-члены, не столицы, а именно Брюссель. Это, естественно, далеко не одно и то же.   Место России в системе внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов ЕС Россия – крупнейший и наиболее влиятельный сосед ЕС, с которым его связывают общая культура, судьба, история. Фактор совместной истории ни в коем случае нельзя недооценивать. Зачастую он играет определяющую роль при формировании внешнеполитических предпочтений. Что немаловажно, от него зависят также восприятие и ожидания. С Россией ЕС стремится строить отношения стратегического партнерства. Получается или не получается – другой вопрос. То, что начинка стратегического партнерства нигде не формализована, второстепенно. Понятно, что под ним подразумеваются особо интенсивные привилегированные связи, которым обе стороны придают повышенное значение. Другими стратегическими партнерами ЕС являются США, Китай, Япония, Индия и т.д. Но ни с кем из них у ЕС нет столь же насыщенного, разнообразного, структурированного политического и отраслевого диалога. Им охватывается абсолютно все: двусторонняя повестка; вся совокупность глобальных вызовов, включая сотрудничество в рамках международных организаций и форумов; текущая международная проблематика. Вместе с тем, Россия на протяжении всех последних десятилетий оставалась одним из самых сложных партнеров ЕС. У Брюсселя к Кремлю имелось и имеется много претензий. Брюссель далеко не все устраивает во внутреннем развитии России. Многие ожидания оказались необоснованными. В том числе связанные с представлениями о том, что в основу стратегического партнерства будут положены общие ценности, их одинаковое прочтение и схожее, если не идентичное правоприменение. На испытываемое Брюсселем разочарование не повлияло даже то, что Москва с пониманием отнеслась к трудностям, переживаемым ЕС в связи с кризисом суверенной задолженности. Хотя руководство ЕС и государств-членов крайне признательны России за то, что она не стала спекулировать на этих трудностях. Значительная часть валютно-финансовых запасов России деноминирована в евро. Москва поддержала евро и дала согласие на то, чтобы увеличить вместе с другими мировыми державами свой взнос в бюджет МВФ на достаточно крупную сумму и предоставить тем самым в его распоряжение дополнительные средства заимствования для спасения проблемных стран (среди которых оказались многие государства-члены ЕС).   Экономические связи Россия является весомым экономическим партнером ЕС. Она занимает третье место в его мирохозяйственных связях. Это принципиально иная ситуация, нежели в 1990-ых годах. Больший объем экспорта или импорта приходится лишь на США, Китай и/или Швейцарию. Причем для экономического сотрудничества характерен высокий динамизм. Глобальный кризис, конечно, не прошел бесследно. Тем не менее, последние два года рост товарооборота составлял порядка 30%. Особенно велика взаимозависимость между Россией и ЕС в области энергетики. Россия покрывает чуть ли не треть потребностей ЕС в энергоносителях. Она обеспечивает стабильность и предсказуемость поставок. В свою очередь ЕС является для российских компаний крупнейшим и даже основным рынком сбыта углеводородов. Пользуясь высокими ценами на нем, они получают колоссальные прибыли. Благодаря этому через таможенные сборы государственная казна все время пополняется живыми деньгами. Поступления от продажи углеводородов позволяют России иметь сбалансированный бюджет и накапливать значительные золотовалютные резервы. Из этих поступлений оплачиваются социальные расходы. ЕС является крупнейшим инвестором в экономику России. Хотя ни для кого не секрет, что весомую часть капиталовложений составляют деньги, вывозимые российскими компаниями и отдельными предпринимателями, в результате чего их юридический статус меняется, а юридическая защищенность серьезно возрастает. На ЕС приходится 2/3 всех накопленных инвестиций в российскую экономику. Вместе с тем, торгово-экономические связи между Россией и ЕС далеки от безоблачных. Брюссель не может примириться с тем, что Россия экспортирует в ЕС намного больше, чем импортирует. В результате он ежегодно сводит сальдо в торговле с Россией с огромным дефицитом, достигающим регулярно порядка 70 млрд. евро. Не устраивает Брюссель и, как он считает, недопустимо высокий уровень зависимости от России в области энергетики. Диверсификация поставок и источников энергии для ЕС – главнейший приоритет. Одновременно Брюссель с пониманием относится к озабоченностям России по поводу дисбалансов в торговле. Почти ничего кроме нефти и газа Москве продавать в ЕС не удается. Поставки иных товаров и услуг мизерные. Их удельный вес в российском экспорте в ЕС стремится к нулю, за исключением, может быть, только продаж драгоценных камней, древесины, стального проката, металлоизделий и химии. Этой безотрадной тенденцией затронуты в первую очередь продажи высокотехнологичных товаров и изделий с высокой добавленной стоимостью. Напротив, в импорте из ЕС такие товары и изделия превалируют. Официальная позиция Брюсселя – ЕС и его государства-члены готовы оказывать все необходимое содействие России в диверсификации ее экономики. Важнейшие инструменты – недавно оформленное Россией членство в ВТО и «Партнерство для модернизации» (ПДМ).   Поддержка российского членства в ВТО В Брюсселе согласны с тем, что переговоры о вступлении России в ВТО продолжались слишком долго и сопровождались не всегда оправданными осложнениями. Но для него главное – что вступление в конечном итоге все-таки состоялось. Как подчеркивают в ЕС, Союз всегда выступал за скорейший прием России ВТО. Неизменно оказывал твердую поддержку вступлению. Исходил и исходит из того, что членство России в ВТО, с учетом масштабов и значимости страны, логично и необходимо. Уверен в том, что членство в ВТО выгодно и самой России, и всем третьим странам, и мировой экономике, в целом. По подсчетам официальных инстанций ЕС и работающих на него аналитических центров Россия может действительно много получить от завоеванного с таким трудом членства в ВТО. Прямой приварок для страны – никак не меньше дополнительного процента роста ВВП в год. Или даже больше, существенно больше. Свободный перелив технологий. Освоение самых современных методов корпоративного управления. Приток качественных инвестиций. Для бизнеса – открытые двери на зарубежные рынки. Большая защищенность. Способность эффективнее продвигать свои интересы. Доступ к более разнообразной линейке финансовых инструментов. Для населения – повышение жизненного уровня и качества жизни в результате снижения стоимости потребительских товаров и, прежде всего, товаров длительного пользования, и широкого спектра услуг, в которых оно нуждается. Ведь конкуренция на внутреннем рынке серьезно возрастет. А чем выше конкуренция, тем лучше качество товаров, тем они дешевле, тем эффективнее экономика в целом. О тех выгодах, которые членство России в ВТО несет Союзу, его государствам-членам, компаниям, базирующимся в зоне ЕС, и т.д., Брюссель предпочитает не распространяться. Понятно лишь по настойчивости самых разных представителей гражданской службы ЕС, что европейский бизнес получит все те же преимущества, что и российский. Но не только. Ему станет вольготнее действовать на российском рынке. Легче входить на него. Проще конкурировать. А по уровню конкурентоспособности фирмы, базирующиеся в ЕС, стоят намного выше российских. Причем все – крупные, средние и малые. Исключения есть, однако их очень мало. Тем не менее, никакого автоматизма нет, и не бывает. Россия может получить ожидаемые в Брюсселе выгоды и преимущества, может и не получить. Все зависит от нее самой. Если Москва форсирует переход на работу по правилам ГАТТ/ВТО, активно продолжит формировать конкурентную среду, будет бороться с коррупцией, улучшать инвестиционный климат, откажется от введения компенсационных механизмов, закрывающих внутренний рынок иными методами, она выиграет. Вместе с ней и все остальные. Если нет, проиграет. Все остальные тоже. Поэтому Брюссель будет делать все, что в его силах, чтобы «помогать» Москве приводить правоприменительную практику в соответствие с международными стандартами и взятыми на себя обязательствами. Будет самым пристальным образом следить за тем, как эти обязательства выполняются. Настаивать на том, чтобы правила ГАТТ/ВТО реально применялись. На том, чтобы нигде, ни на каком уровне, ни государственными структурами и местными властями, ни хозяйствующими субъектами любой формы собственности не допускался отход от соблюдения взятых страной обязательств. Как общих, вытекающих из членства. Так и специфических – от которых зависело вступление. В частности Брюссель категорически против утилизационного налога на автомобили и аналогичные товары. В ЕС квалифицируют его как меры эквивалентного характера, призванные компенсировать снижение пошлин на ввоз в Россию иномарок. То есть как чистой воды защитные меры, призванные уберечь российский автопром от конкуренции. От снижения цен, в чем автолюбители кровно заинтересованы. А также средство получения ничем не обоснованной ренты за фактические поборы с иностранных производителей и своего собственного населения вместо насыщения внутреннего рынка иномарками. Поэтому он будет настойчиво лоббировать отмену утилизационного налога. Аналогично с роялти за Транссибирские перелеты. Их взимание в современных условиях ничем не обосновано. Оно носит волюнтаристский характер. Более того, грубо нарушает базовые принципы конкуренции. Ведь роялти присваивает себе Аэрофлот, не имеющий к ним никакого отношения. ЕС дал согласие на прием России в ВТО под обещание отменить взимание сборов за Транссибирские перелеты. Договоренность была соответствующим образом оформлена. Предполагалось, что Москва предпримет необходимые шаги уже к началу 2012 года. Ни с затяжкой исполнения, ни с пересмотром договоренности Брюссель соглашаться не собирается. По его мнению, у него достаточно рычагов влияния для того, чтобы мониторинг за исполнением Россией обязательств, вытекающих из членства и взятых при вступлении в ВТО, был бы эффективным. Есть отработанные механизмы. Имеется опыт, накопленный в отношениях сходной направленности с Китаем и многими другими новыми членами ВТО. Налажена координация между институтами, организациями и органами ЕС и государствами-членами. Во всяком случае, отступаться Брюссель не намерен.   Перспективы перехода к созданию зоны свободной торговли. Заключение нового базового соглашения Для Москвы, считают в Брюсселе, членство в ЕС закрыто. О нем речи не идет. Ни сейчас, ни в будущем. Но это не препятствует самому тесному сотрудничеству и взаимодействию, вплоть до продвинутой интеграции в отдельных областях. В том числе в экономической сфере. Членство России в ВТО состоялось. Препятствия, связанные с его отсутствием, сняты. Созданы предпосылки для решения задач следующего поколения. Ими являются задачи формирования зоны свободно торговли (ЗСТ), которая бы включала Россию и ЕС, с некоторыми элементами ВТО+ или ЗСТ+. Формальных препятствий для этого нет. На создание ЗСТ правила ВТО ограничений не накладывают. Их появление в разных регионах планеты является общим трендом. Возможность формирования ЗСТ прописана в действующем Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Мандат на ведение соответствующих переговоров у Европейской Комиссии имеется. Такое поручение она получила от Совета ЕС. Параметры ЗСТ и все, что необходимо для ее нормального функционирования и оптимального правового регулирования, Брюссель хотел бы прописать в новом базовом соглашении. Переговоры по нему ведутся с 2008 года. Консультации начались еще раньше, в 2005 году. А единая позиция о том, что это должен быть качественно новый документ обязывающего характера, согласована Россией и ЕС в 2006 году. С тех пор прошло без малого шесть лет. Москва не хочет. В ЕС с уважением относятся к российским озабоченностям. Здесь понимают, чем вызвана настороженность. До обретения членства в ВТО Москва избегала затрагивать вопросы, которые могли бы ослабить ее позиции на переговорах о вступлении во Всемирную организацию. Теперь внимательно присматривается к последствиям вступления. Спешить, вроде бы, не в ее интересах. Тем более, принимать на себя еще более весомые обязательства по открытию рынков и снятию таможенных и иных барьеров. Но речь о «разоружении» России перед лицом более напористого и конкурентоспособного партнера-противника не идет. Вовсе нет. Намерениям ЕС дается превратное истолкование. Брюссель ставит вопросы иного порядка – о лучшей защите инвестиций, единообразии практики, надлежащем правоприменении, должном администрировании. В совокупности, о фронтальном улучшении условий ведения бизнеса и более рациональном обслуживании взаимной торговли. В качестве иллюстрации своей позиции в Брюсселе приводят следующий пример. Таможня превратилась в узкое горлышко, в котором застревают грузопотоки в Россию и из России. Вроде, с российским законодательством все в порядке. Более-менее. Оно приведено в соответствие с требованиями ГАТТ/ВТО. Но правоприменительная практика оставляет желать лучшего. На оформление таможенных документов уходит недопустимо много времени. Через границу грузы пробиваются сутками. Ущерб и дополнительные расходы сумасшедшие. Не говоря уже о неудобствах, негативном восприятии происходящего, удушливом климате. Одна только мысль о том, что придется иметь дело с российской таможней, отпугивает компании, базирующиеся в ЕС. Таможенное администрирование надо менять. Всенепременно. Таких вопросов, требующих юридически выверенного решения, к сожалению, чересчур много. Их Брюссель и предлагает решать. Не только, но в основном именно их. Многие разделы базового соглашения тщательно проработаны обеими сторонами. Уровень их готовности достаточно высокий. Однако без торгово-инвестиционного блока его подписание для Брюсселя утрачивает смысл. На саммите в Ханты-Мансийске договаривались о другом. О том, что новое базовое соглашение будет иметь комплексный, всеобъемлющий характер. На таком понимании институты ЕС и государства-члены настаивают и будут настаивать. Новое соглашение должно быть лучше, масштабнее, выгоднее предыдущего. Никак не иначе. Надо идти вперед. Частичное, фрагментированное, половинчатое соглашение Брюссель не устроит. Некоторое время назад в связи с углублением интеграционных процессов на пространстве бывшего СССР и созданием евразийского Таможенного союза Москва изменила свои переговорные позиции. Она уведомила о том, что передала часть вопросов, которые должны были быть урегулированы новым базовым соглашением, в его ведение. Соответственно переговоры по этим вопросам надо вести теперь с ним. Европейская служба внешних действий и Европейская Комиссия восприняли произошедшее изменение позиций скептически. Пока, по ее мнению, Таможенный союз, Единое экономическое пространство и Евразийский союз – все они являются исключительно политическим проектом. Что из них получится, не очень понятно. Поэтому ЕС готов развивать с ними отношения только на рабочем уровне. Не более того. Ничего иного в обозримой перспективе не получится. Совет ЕС мандат на далеко идущее изменение формата переговоров гарантированно не даст. Тут двух мнений быть не может. Единственно, на чем будет настаивать Брюссель в отношениях с евразийскими интеграционными структурами, – чтобы они строго следовали предписаниям ГАТТВТО, как обязалась Российская Федерация. Однако в ЕС сохраняют оптимизм. Ведь в новом базовом соглашении заинтересованы обе стороны. Сейчас на переговорах о его заключении взята пауза. Они не прерваны. Не заморожены. Нет. Консультации продолжаются. А, значит, прагматический подход еще может возобладать.   Дорожные карты построения общих пространств. Партнерство для модернизации Инициатива «Партнерство для модернизации» (ПДМ), подчеркивают в Брюсселе, не порывает с дорожными картами. Оно продолжает и развивает начатое ими. Впитывает позитивный опыт. Использует институциональную инфраструктуру. Берет на вооружение лучшие образцы. Все, что пригодилось. Все, что пришлось ко двору. Работа над дорожными картами построения общих пространств многое дала обеим сторонам. Позволила лучше узнать и научила понимать друг друга. Помогла накопить полезные связи. Привела к созданию разветвленного механизма сотрудничества и взаимодействия. В него теперь входят около двух десятков диалогов и море комитетов и рабочих групп. От каждого из этих органов совместного, вдумчивого, доверительного обсуждения имеющихся проблем, реализуемых проектов и поступающих предложений, получена большая отдача. Однако она могла бы быть намного больше. На порядок. Или даже на несколько. Превратить их из переговорных площадок, имеющих целью обсуждение проблем, в полновесные организационные рамки для их решения, в инструменты получения конкретного результата, не получилось. К тому же с самого начала сложилось так, что диалоги занимаются абсолютно всем. Приоритеты в их деятельности расставить так и не удалось. Переход к осуществлению Рабочего плана реализации инициативы «Партнерство для модернизации» позволяет переналадить диалоговый механизм, вдохнуть в него новую жизнь. Предполагается, что основное внимание отныне в его деятельности будет уделяться работе над приоритетами, определенными сторонами. Хотя и обо всем остальном, естественно, никто забывать не будет. Главной целью его функционирования оказывается достижение конкретного результата, который могли бы ощутить и бизнес, и простые люди (пока в зачет ПДМ идут обретение Россией членства в ВТО, упрощение порядка въезда и выезда, акцент на энергосбережение и т.д.). Меняется предназначение механизма. Во главу угла ставятся цели модернизации. Это не мода. Не риторика. Не фон. Это основной критерий для отбора проектов, программ, сетевой деятельности, включаемых в Рабочий план. Но модернизации в широком смысле. Системной модернизации, предполагающей, наряду с осуществлением чисто экономических проектов, способствующих освоению передовых технологий, также и институциональное строительство. Чтобы уверенно идти по пути модернизации, нужны эффективные государственные и общественные институты (т.е. демократические), на которые можно было бы опереться. Которые бы откликались на потребности модернизации. Были восприимчивы к ней. Поддерживали ее. Генерировали. Поэтому Брюссель столь большое значение придает включению в Рабочий план инициативы «Партнерство для модернизации» положений о судебной реформе, борьбе с коррупцией, расширению контактов по линии гражданского общества. Проведение большой конференции, призванной подвести промежуточный итог проделанной работе и оценить накопленный опыт реализации инициативы, и очередной встречи Гражданского форума, считают в ЕС, – ключевые события календаря сотрудничества между Россией и ЕС на октябрь месяц. Одновременно они и лакмусовая бумажка. По ним станет ясно, куда двигаться дальше.   Безвизовый режим То, что произошло с проблематикой безвизового режима, по мнению Брюсселя, является типичным случаем кризиса ожиданий. Дескать, Москва была уверена, что проблема чисто политическая. То есть, если правильно надавить на ЕС, то все быстренько решится к обоюдному удовлетворению. На самом деле введению такого режима должна предшествовать большая кропотливая совместная работа. Она не велась или велась недостаточно системно. Поэтому было упущено так много времени. Но винить за это ЕС нет оснований. Более того, Россия находится в привилегированном положении. С Москвой налажен равноправный уважительный диалог. Соседям России, являющимся участниками Восточного соседства, и Балканским странам просто спускается, что делать. Соответствующие предписания фиксируются в дорожных картах. Они исполняют. ЕС проверяет. В отношениях с Москвой все иначе. Сторонами сделан уверенный рынок к введению безвизового режима (пока, правда, декларативно). Согласован документ о совместных шагах. Однако Россия и ЕС решили до поры до времени не рассекречивать его содержание. Он по-прежнему носит конфиденциальный характер. Вместе с тем, в СМИ сообщалось, что в нем затрагиваются самые разнообразные блоки вопросов. Среди них – требования к удостоверению личности, параметры биометрических паспортов, другие технические детали. Есть блок вопросов, касающихся соблюдения прав человека, проблемы безгражданства и т.д. Большое внимание уделяется антикоррупционным мерам. К ним отнесены и транспарентность, и обучение выдаче паспортов, и некоторые другие. С чем это связано, вполне понятно. Как предполагают в Брюсселе, дальнейшая совместная работа будет идти в непростой обстановке. Разногласий хоть отбавляй. Одно из принципиальных касается того результата, к которому должна привести реализация совместных шагов. Москва настаивает на том, чтобы их осуществление автоматически вело к заключению соглашения о безвизовом режиме. Брюссель такой вариант отвергает. По его мнению, подобный сценарий не учитывает сложной внутренней организации ЕС как интеграционного объединения суверенных государств. Подход Брюсселя иной. Сначала совместные шаги должны быть реализованы. Потом будет проведена их оценка. Только после этого можно будет двигаться дальше. Появляются и новые разногласия. Причем они генерируются на различных треках переговоров. Сейчас переговоры об облегчении визового режима и безвизовом режиме разделены. У них несовпадающий предмет. Хотя очевидно, что прогресс в упрощении визового режима позитивно влияет и на перспективу введения безвизового. Однако всякое случается. В Брюсселе ожидали, что очередную порцию послаблений можно будет ввести в силу вполне оперативно. Если не в конце 2011, то хотя бы на протяжении 2012 года. Не вышло. Москва дала понять, что отменит безвизовый режим для экипажей авиалайнеров, если страны ЕС не согласятся на введение безвизового режима для обладателей служебных паспортов. Они категорически против. По ряду причин. Возникла до определенной степени тупиковая ситуация. Как надеются в Брюсселе, временная. В целом чиновники, представляющие разные институты ЕС, исходят из того, что реализация совместных шагов потребует от обеих сторон больших серьезных усилий. Предстоит напряженная работа. Как много времени на нее уйдет, сказать сложно. Поэтому выступать с прогнозами преждевременно. Ясно только, что введение безвизового режима – это не дело завтрашнего дня. Послезавтрашнего? Возможно. Но когда этот день наступит, в Брюсселе говорить отказываются. Даже приблизительно.   Роль Службы внешних действий в выработке политического курса в отношении России Спрашивается, почему Европейская служба внешних действий берется говорить от имени всего Европейского Союза. Почему она определяет, делать те или иные прогнозы или нет, и озвучивает суждения, иногда не самые лицеприятные, которые могут и не совпадать с тем, как излагают свою позицию в Берлине, Париже и других столицах. Ответ дает сама Служба Кэтрин Эштон. (Писать так, ссылаясь на ее главу, надежнее. Ведь с переводом на русский язык полная неразбериха. Во-первых, Служба, конечно же, не европейская, а Европейского Союза. Во-вторых, что такое внешние действия, доподлинно никто не знает. Даже в Брюсселе. В-третьих, что означает служба, придется долго и путано объяснять). Представители ЕСВД уверенно поясняют: в соответствии с Лиссабонским договором управление внешнеполитическим и внешнеэкономическим блоком деятельности ЕС перестроено. И перестроено радикальным образом. Ключевые функции возложены на Службу внешних действий. Высокий представитель по международным делам и политике безопасности (которым переназначена Кэтрин Эштон) сконцентрировал в своих руках полномочия, ранее рассредоточенные среди целого ряда институтов, органов и организаций ЕС и высших должностных лиц как ЕС, так и государств-членов. К нему отошли функции, ранее отправлявшиеся Высоким представителем по внешней политике и политике безопасности. Он взял на себя ответственность за то, чем занимался ранее в составе Европейской Комиссии комиссар, курировавший внешние действия в их прежнем понимании. Только в другом статусе. В ранге заместителя председателя Европейской Комиссии. К нему отошли полномочия министра иностранных дел страны, председательствующей в ЕС. Вот и выходит, что Служба теперь координирует внешнюю политику государств-членов и выступает от их имени по внешнеполитической повестке дня. Кроме того, она координирует деятельность Европейской Комиссии на соответствующих направлениях. В той степени, поправляют представители других структур ЕС и государств-членов, в какой ей это дают делать. И в какой у нее получается – многие сетуют, что не очень. Но общую ситуацию в отношениях между Россией и ЕС там подают с тех позиций, которые проанализированы в настоящей статье. Или считают нужным подавать именно так. Или допустимым. Или верят в то, что это в интересах обеих сторон – России и ЕС. © Марк ЭНТИН, главный редактор,профессор МГИМО (У) МИД России №10(70), 2012
РАСШИРЕНИЕ ЕС
no image
РАСШИРЕНИЕ ЕС

Итог состояния дел у разных стран, претендующих в том или ином виде на вступление в Европейский Союз, подвел член Европейской Комиссии Стефан Фюле, ответственный за его расширение. Выступая в Комиссии по иностранным делам Европейского Парламента, он остановился на положении каждой...

Итог состояния дел у разных стран, претендующих в том или ином виде на вступление в Европейский Союз, подвел член Европейской Комиссии Стефан Фюле, ответственный за его расширение. Выступая в Комиссии по иностранным делам Европейского Парламента, он остановился на положении каждой из этих стран. Прежде всего, он отметил, что завершены все переговоры с Хорватией, приняты все необходимые документы, и эта страна с 1 июля 2013 года станет 28-м участником Союза. В настоящее время она завершает процесс переноса в национальное законодательство всех норм ЕС. Будущей весной ожидается принятие окончательного доклада, в котором можно будет констатировать выполнение ею всех условий, необходимых для вступления. В июне начались переговоры о вступлении Черногории, что стало отражением продвижения этой страны по пути проведения необходимых реформ. По словам С.Фюле, особое внимание на данном этапе ей надлежит уделить аспектам, обеспечивающим там верховенство закона. Комиссия вновь, в 4-й раз рекомендовала начать переговоры о приеме Бывшей югославской республики Македония, что призвано подтвердить ее населению реальность перспективы участия в ЕС. Однако здесь приоритетным остается поиск удовлетворительного решения проблемы названия этой страны, против которого выступает соседняя Греция, считающая Македонию частью своего культурно-исторического наследия. Говоря о Сербии, член Комиссии отметил, что она продолжает двигаться по пути удовлетворения политическим критериям для вступления в ЕС. Брюссель побуждает эту страну продолжать реформы и искать пути налаживания добрососедских отношений со всеми, имея в виду край Косово, который в одностороннем порядке провозгласил независимость от Сербии. «Есть необходимость в явном и устойчивом улучшении отношений между Сербией и Косово, – сказал он, – чтобы обе страны продолжили идти своими путями в ЕС, не блокируя соответствующие усилия друг друга». Албания, по его мнению, в последний год сделала существенный шаг вперед в отношениях с ЕС, особенно благодаря достижению межпартийного соглашения о необходимых реформах для вступления. В свете этого Комиссия рекомендует предоставить ей официальный статус страны-кандидата. По отношению к Косово Комиссия утвердила доклад, в котором выражается возможность заключения с ней Соглашения о стабилизации и ассоциации, которое считается первым шагом на долгом пути приема в Союз. С.Фюле полагает, что такое соглашение можно заключать при одновременном сохранении различий в подходе стран-членов ЕС к признанию независимости Косово. Далеко не все из «двадцати семи» такую независимость признают. Положение в Боснии и Герцеговине оценивается в более пессимистических тонах. Брюссель отмечает ограниченность прогресса в создании устойчивых институтов власти, при этом выражает готовность к продолжению диалога. Оценка состояния переговоров с Турцией отражала их двусмысленное положение, фактическую замороженность диалога, в том числе, в условиях сохраняющихся противоречий этой страны с Кипром. Отметив ключевое значение Турции для ЕС «с учетом ее динамично развивающейся экономики, стратегического положения и важной роли в регионе», С.Фюле констатировал «отсутствие консенсуса между странами-членами» относительно европейской перспективы Турции. Вместе с тем, он высказался за то, что в интересах обеих сторон – возобновить переговорный процесс. Наконец, член Комиссии отметил растущее совпадение интересов ЕС и Исландии, которая полностью отвечает политическим критериям для вступления в Союз и далеко продвинулась в подготовке к этому шагу. Однако перспектива участия в нем остается темой публичных споров в исландском обществе. Андрей СЕМИРЕНКО №10(70), 2012
ТРАДИЦИИ
no image
ТРАДИЦИИ

В последнее время бельгийцы энергично закрепляют за собой историческое первенство в производстве и потреблении пива, для чего не упускают ни одного случая напомнить всем, что их королевство славится не только кружевами и шоколадом, но и высококлассным хмельным напитком. В начале...

В последнее время бельгийцы энергично закрепляют за собой историческое первенство в производстве и потреблении пива, для чего не упускают ни одного случая напомнить всем, что их королевство славится не только кружевами и шоколадом, но и высококлассным хмельным напитком. В начале ноября впервые в бельгийской столице состоялся фестиваль Brussels Beer Challenge, навеянный, похоже, тайной завистью к лидирующим в этой номинации американцам, давно и успешно устраивающим подобное шоу с приглашением всех флагов в гости, называемому World Beer Cup. Для бельгийцев, числящих в своих неоспоримых достоинствах традиции монастырского пивоварения, уходящие корнями в глухое средневековье, отсутствие доселе такого знатного праздника для души и тела с международным размахом было явным упущением. Тем более что конкуренты не дремлют и в последние пять лет заметно прибавили в классе, со знанием дела утверждает генеральный директор Федерации бельгийских пивоваров Свен Гатц на страницах Le Huffington Post, особенно те же янки, а также предприимчивые французы и итальянцы, основавшие своего рода «венчурные» мини-пивоварни, где вовсю экспериментируют. И это дальновидно, потому что вкусы меняются, отмечает Свен Гатц, и требуется принципиально иной маркетинг продукта. Под эгидой его федерации проходит обучение профессиональных пивных барменов и рестораторов. Помимо рутинных курсов о том, как сервировать этот напиток, скажем, под каким давлением заполнять кружку или бокал, каким параметрам должна соответствовать пенная шапочка и т.д., особое внимание теперь уделяется... правильному сочетанию с едой. По-английски это назвали food pairing. Скажем, «коричневое аббатское» хорошо проявляет себя, если сперва отпить пива, а потом отломить черного шоколада. Пиво с добавлением мёда идет в паре с козьим сыром. Есть сорта, к которым можно присоседить мексиканские закуски типа «тапас». На курсах повышения квалификации уже треть всех учебных часов отводят для разъяснения азов food pairing. «Мы хотим, чтобы рестораторы и владельцы баров могли с самого начала предлагать не только пиво, но и советовать наилучшее сочетание с трапезой», – растолковывает Свен Гатц. Есть даже понятие пивной сомелье. Искушенный знаток этого древнейшего напитка называется «зитолог» от древнегреческого слова «зитос». Кто бы мог подумать, но это факт, постулирует Свен Гатц – пиво все реже воспринимается в качестве веселящего напитка для площадных гуляний и все больше приобретает реноме изысканного продукта. Он лично не встречал тонких любителей французского вина, которые одновременно не воздают должное бельгийскому пиву. Схожего много. Даже для дегустации пиво подают в бокалах в виде тюльпана. При этом, если безусловным эталоном хорошего вкуса является пристрастие к французским винам, то за бельгийским пивом, настаивает главный пивовар Гатц (кто бы сомневался!), надо признать такое же превосходство. Едва ли кто-то станет посмеиваться над этой хмельной гордостью великобельгийцев. Вадим ВИХРОВ №10(70), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Конфликты – любимое детище человечества. Они были всегда. С незапамятных времен. И будут сотрясать планету вечно. Как бы мы с вами и наши потомки ни изменились. К лучшему или худшему. Такова наша с вами природа. С этим ничего не поделаешь....

Конфликты – любимое детище человечества. Они были всегда. С незапамятных времен. И будут сотрясать планету вечно. Как бы мы с вами и наши потомки ни изменились. К лучшему или худшему. Такова наша с вами природа. С этим ничего не поделаешь. Поэтому столь важно не доводить дело до точки кипения. Знать, что и когда предпринять для того, чтобы быстро и ловко остудить страсти. Снизить накал эмоций. Включить разум. Перестать перетягивать одеяло на себя по каждому поводу или вовсе от балды. Только потому, что считаешь себя выше, круче или сильнее других. И стараешься в этом убедить как самого себя, так и всех остальных. Кулаком, витиеватым словом или двенадцатью сребрениками. Как не доводить – человечество так до сих пор для себя и не выяснило. Подобную премудрость ему никто не преподал. А само, своими силами овладеть ею оно не сподобилось. То ли желания не хватило. То ли терпения. А может и элементарного уважения к опыту предков. Ведь наше любимое хобби – снова и снова «изобретать велосипед». Объяснять всем и, в первую очередь, самим себе, что мы уникальные. Ни на кого не похожие. Что в прошлом все было иначе. Не так, как сейчас. А если из него и можно взять с собой в настоящее что-нибудь стоящее, то только шедевры архитектуры, музыки, живописи и литературы, но никак не социальное действо или мироустройство. Заблуждение, которое стоит нам ужасно дорого. Безумно. Непоправимо. Результат плачевен – человечество так и не научилось надежно улаживать конфликты. Таким образом, чтобы уже вскоре или по прошествии нескольких лет они не прорывались новыми всполохами. Чтобы получалось по-умному. Без издевательств и обмана. В интересах всех. Чтобы в землю не падали зубы дракона, из которых со временем вырастут обиженные и оскорбленные, жаждущие все переиграть и переиначить. Во что бы то ни стало. Любой ценой. Любыми жертвами. Любой кровью. Готовые мстить всем без разбора. Страшно. Больно. Наотмашь. Не жалея ни своих, ни чужих. Правда, есть такие, которые бьют себя в грудь и утверждают, что, мол, они оказались хорошими, послушными, сообразительными учениками. Они усвоили урок. Они покончили с фантомами и демонами прошлого. Они подчинили себе стихию конфликта и дружными рядами устремились в эру постмодернизма. Что такое постмодернизм, правда, не очень понятно или совсем не. Скорее всего, имеется в виду, что они скрутили феникса национального государства аки Кощея Бессмертного. Посадили в колодки. Спеленали цепями. Вырвали жало самостийности и расового превосходства. Поставили очистные сооружения на смрадное дыхание абсолютного суверенитета и невмешательства во внутренние дела. Подчинили совместному управлению и заставили трудиться на общее благо. Блажен, кто верует. Может, только в отношении Старого Света. Хотя в целом, надо отдать должное, в мире с гидрой территориальных захватов, похоже, покончено. За исключением Ближнего Востока, перекраивания отдельных крупных островов и т.д. Рецидивы, конечно, случаются. Как без этого! Болезнь ведь застарелая. Да только все тогда дружно наваливаются и бьют злоумышленника по рукам. И по тому, что подвернется. Желательно только, заручившись санкцией Совбеза ООН. Как в свое время злоумышленника, вознамерившегося присоединить к себе Кувейт. Или строго предупреждают тех, кто вынашивает такие планы, что лишь с согласия самой жертвы. Которую надо уговорить, или усыпить, или заговорить. На протяжении тысячелетий и даже нескольких последних веков основные помыслы прямоходящих и тех, которые сапиенс, были связаны с приращением территорий. Все стремились захватить как можно больше места под солнцем, чтобы оно ласкало, кормило и обогревало. Территория была главным ресурсом, дающим все остальное. Определяющим все параметры нашего с вами существования. Поэтому и столкновения между правителями сводились, по большому счету, к противоборству из-за территорий. Постмодернизм, а, может, в действительности научно-технический прогресс, разбили связку между территорией и ресурсами. Они вызвали к жизни новые заповеди. Среди них такие, как ставка на устойчивое развитие, защита окружающей среды, зеленая экономика. С его приходом значение таких вещей, как иметь территорию и владеть ресурсами, отошло на второй план. Принципиальным стало умелое управление чужими ресурсами. Присвоение маржи. Подчинение рынка производителей ресурсов и сырья рынку их потребления. Сделалось важным не подчинять себе чужие территории, не заниматься приращениями и выковыванием империй, а использовать к своей выгоде чужие территории и все разнообразие ресурсов, которыми они богаты, – людские, природные, производственные, любые. Вот и получилось, что конфликты никуда не исчезли. Их стало ничуть не меньше. И урожай человеческих жизней, страданий и разрушений они продолжают собирать не меньший, чем некогда. Просто они переродились. Мимикрировали под постмодернизм. Сместились туда, поближе к ресурсам, которые опять же нужны всем. Откуда они берутся, кто надрывается, кто берет на себя всю полноту риска, закапывая свое будущее в землю, – дело десятое. Чтобы было легче проследить за эволюцией конфликтов, расскажу две истории. Одну совсем короткую. Легкую. Воздушную. Придуманную. Не самим автором. Нет. Самыми разными сказителями и народами. Вторую – чуть подлиннее. Зато реалистичную. Жесткую. Правдивую. Даже без намека на хэппи-энд и голливудщину. В расчете на то, что заставит колесики крутиться, пока не все они заржавели и пришли в полную негодность. Первую из них мне рассказали в Адыгее. Потом с вариантами в Грузии, на Балканах, на юге Франции и многих других местах, в которых довелось побывать. Красивых, незабываемых и отменно экзотических. Постараюсь пересказать ее в изначальном варианте. Если такой, правда, имеется. Сохранив общую логику повествования. … Создал Бог Землю. Разбросал по ней племена и народы. И задумался. Как-то не очень хорошо вышло. Несправедливо. Земля ведь получилась разная. Удивительно разная. Но и безобразно разная тоже. Неприступные горы и загадочные впадины. Волнистые холмы и абсолютно плоские равнины. Душные субтропики и бескрайние просторы вечной мерзлоты. Богатейшие озерные края и безжизненные пустыни. Плодородные черноземы и каменистые предгорья. Надо исправлять. Чтобы каждой сестре по серьге. Чтобы никто обиженным себя не чувствовал. Чтобы все было открыто. Публично. К всеобщему удовлетворению. И решил Создатель вызвать к себе представителей всех племен и народов и дать им возможность вытянуть жребий. Пусть каждый сам себе судьбу определит. Сказано – сделано: послал он повсюду весточку, мол, жду. Поспешайте. Не задерживайтесь. Будем земли делить и распределять. Честно. Без обмана. И передергивания. Как адыгейцы (грузины, балканские народы, те, кого в будущем французами назвали, и многие другие) весточку получили, не стали мешкать и раздумывать. Сразу же самого достойного снарядили своим представителем. Сильного. Пригожего. Великодушного. В которого все верили. На которого по-настоящему рассчитывали. Вскочил Принц на доброго коня и помчался вперед. Скачет он. Коня подгоняет. А про себя молитвой повторяет: «Скорее. Скорее. Чтобы не опоздать. К шапочному разбору не явиться. Своим территорию получше добыть». Вдруг видит – посреди дороги в пыли на коленях старушка стоит и к нему руки простирает. Ему бы обогнуть ее и дальше двигаться, ведь Бог никого ждать не будет – можно с носом остаться. Да Принц не таков. Иным матушка родила. Соскочил он с коня и спрашивает бедняжку: «Что тебе, родная? Что сделать нужно? Чем помочь?» Она в ответ: «Сыну медведь (тигр, пантера, акула – каждый может выбрать подходящее самостоятельно) бок порвал. Сильно. Рана глубокая. Кровь течет не переставая. Если прямо сейчас к знахарке не отнести, не выживет. А никого нет. Взрослые еще с охоты не вернулись. Помоги, добрый человек». Деваться некуда. Погрузил Принц раненого на коня, вскочил в седло и отвез его к шаману. И лишь потом путь продолжил. Но далеко отъехать не успел. Только на торную дорогу выбрался, глядь – лихие люди торговый караван грабят. Одни перья летят. Защитники с великим трудом отбиваются. Не мог Принц «своих» в беде бросить. Не мог мимо беззакония проехать. К караванщикам присоединился и вместе с ними атаку отбил. Непросто пришлось, вынужден был все умение, на какое способен, выказать, но отбил. Передохнул малость, глоток свежей воды выпил, выслушал восторженные слова благодарности и снова в путь ринулся, надеясь наверстать упущенное. Не тут-то было. Стоило торной дороге к быстрой речке свернуть и на высокий крутой берег взобраться, услышал Принц истошные вопли взывающих о помощи. Не справились гребцы со своевольной стремниной. Бросило их со всего размаха на острые скалы, да так, что барка в щепки разлетелась, и всех плывших в ней бурные воды дальше потащили. Не раздумывая, пустил Принц коня наперерез и тех, о ком в первую очередь позаботиться требовалось – женщин и детей, вытащил на берег. Кого за шиворот, кого за волосы. Убедился, что остальные сами справятся, и обратно на торную дорогу поспешил. А потом передумал. «Дай-ка я путь спрямлю, – решил Принц. – Может, узкими тропами быстрее добраться станется». Ан и тут дожидались его сирые и немощные. Всем от судьбы тяжкой, беспощадной, заступник требуется. У околицы ближайшего же поселка, мимо которого шел путь, повстречалась ему молодая женщина, бьющаяся в истерике. Вся в слезах. Весь облик которой выдавал последнюю стадию отчаяния. Со сбивчивых слов страдалицы Принц понял, что ее грудничку угрожает неминуемая гибель: у нее самой молочко кончилось, отца ребенка вороги в полон увели, больные престарелые родители сами в помощи нуждаются, а денег у нее ни полушки не осталось. Здесь и размышлять не о чем было. Отдал ей Принц все, что с собой припас – и кошель с золотыми и медяками, и мешок с нехитрой снедью, и мелочи дорожные, которые ей для повседневной жизни сгодились бы. Собрался было вновь на торную дорогу возвращаться, да видит – чудо чудное, диво дивное: встала перед ним дорога золотая и перламутровая из лунной пыли и солнечных лучей, во врата небесные ведущая, а у тех врат Творец его поджидает. Довольный. Едва улыбку скрывает. «Заждался я тебя, Принц, – говорит. – Всем племенам и народам давно земли раздал. Кому какие надобны были. Без подставы и обмана. По отечески. А тебя все нету и нету. Удивил ты меня. Что же это за народ такой, подумалось, который, в отличие от других, без земли обойтись собрался. Посмотрел, что с тобой приключилось, и вижу: все ты правильно сделал. Как законы людские и божественные предписывают. Лучше тебя никто бы не поступил. Народ, который таких сыновей рождает, заслуживает награды. Надо бы вам самые-самые земли отвести: или просторы бесконечные, или равнины плодородные. Я же все другим раздал. Как быть? Прикидывал я и так, и сяк и решил вот как поступить. Оставил я для себя земли кусочек. Всем на зависть. Не кусочек – конфетка. Глаз не оторвать. Настолько хорош – сказка, да и только. Отдаю его вам. Забирайте. Пользуйтесь. На вечные времена». Так адыгейцы (грузины, балканские народы, те, кого в будущем французами назвали, и некоторые другие – сами выберете, кто вам по сердцу) оказались в райском уголке у теплого южного моря. Уголке, действительно, красоты редкостной. Уголке бесподобном, как будто специально сотворенном для того, чтобы жизнью наслаждаться. С этим наших добрых друзей адыгейцев и любых других можно было бы лишь поздравить. От всей души. И, если на то пошло, даже позавидовать белой завистью. Так бы и сделал, кабы тост за здравие произносил. Да язык не поворачивается. Не успели любезные нашему сердцу адыгейцы (или кто другой) туда перебраться, как испытали первую волну нашествия. Только оправились – следующую. И так без конца. Из года в год. Из века в век. Уж очень их земли соседям нравились. Или по геостратегическим соображениям нужны были. Тем, которым просторы безбрежные достались. И тем, которые при дележе, как потомкам показалось, поскромничали. Одним – чтобы бухты их удобные прибрать к рукам. Другим – чтобы к морю теплому прорваться. Третьим – чтобы, напротив, никого к нему не подпускать. И лишь в наше время они жить чуть поспокойнее стали. Надолго ли? Кто его знает. Хотелось бы, чтоб надолго. Поспокойнее, правда, не значит спокойно. Почему? Посмотрите вокруг незамутненным взором, и вопросы отпадут сами собой. Это была веселая оптимистическая история. Не перепутайте. На подходе вторая, более тяжелая и беспросветная. Внимание! Вот она начинается. ...Сотворил Бог Землю и разбросал по ней племена и народы, позаботившись о том, чтобы всем досталось то, чего они заслуживают, и на что могли бы рассчитывать. Но перед тем как отправиться другие миры обустраивать, наградил своих любимцев – особо ему преданных – королевским подарком: источником живой и мертвой воды. Только велел никому его не показывать. Никому о нем не рассказывать. И пользоваться рачительно: только когда без чуда больше никак нельзя. Дал еще несколько заповедей и исчез. Поначалу избранные блаженствовали и благоденствовали. Жили в достатке. Без болезней и увечий. Не дряхлели и не старились, оставаясь во цвете сил веками. И свято хранили доверенную им тайну. Однако с соседями торговать и общаться и им надо было. Как без того! А вечную молодость и ничем не оправданное крепкое здоровье и благополучие, сколько не скрывай, долго не утаишь. Вот со временем соседи и заподозрили, что избранные от них что-то скрывают, и шаг за шагом про источник вызнали. А как вызнали, явились сразу же маленьким интервенционистским корпусом – больше не нужно было. Избранных кого изгнали, кого поработили, установив свое правление. Источник же, само собой, себе оставили. И в свою очередь начали благоденствовать. Только, памятуя о судьбе избранных, ничего ни от кого скрывать не стали, а, напротив, повсюду гонцов разослали с предложением покупать у них живую и мертвую воду. Торговля у них на славу пошла. Сделались они торговой, купеческой нацией. Накопили богатства несметные. Только богатством от беды не застрахуешься. Далекие дикие племена вскоре роптать принялись. Что же это с нас, как с баранов, столько за живую и мертвую воду стригут. Неправильно. Несправедливо. Она должна быть общим достоянием человечества. Пороптали-пороптали, а потом решили купчишек поприжать. Сначала то тут, то там стали их торговлю перехватывать. Потом предложили за безопасность богатством поделиться. А, в конце концов, и вовсе управление источником себе забрали. Земли избранных им даже трогать не потребовалось. Стали теперь дикие воинственные племена благоденствовать. Пообтерлись. У предшественников всему научились. Культуру их, тонкую и высокоразвитую, слегка лишь отретушировали и своей сделали. И бросились империю отстраивать. Ведь глупости, типа тайну про живую и мертвую воду беречь, только избранным в голову прийти могли. Торговать – дело другое. И выгодно, и намерения ближних и дальних народов прощупываются без излишних хлопот. Только когда кулак впереди обозов идет, торговать к своей выгоде намного сподручнее получается. Наладили бывшие варвары империю – класс, как все здорово у них вышло. И самим в удовольствие. И другие боятся и уважают. Окружающие свои денежки к ним на сохранение несут. За живой и мертвой водой в очередь выстраиваются. Однако не учли потомки варваров, что на любую силу есть еще большая сила. Как зазевались и расслабились, разгромили их новые властители планеты в пух и прах. Надежды даже на реванш не оставили. Мол, все, ребята. Шабаш. Покуражились, и довольно. Теперь вы шестерки. Ваше место у параши. То есть, если дипломатично, вы теперь культуртрегеры нового порядка. Надзор за источником живой и мертвой воды отобрали и только своим отпускать стали. За особые заслуги перед новым порядком и его добровольное трепетное повсеместное насаждение. Новые властители – не чета прежним. Никакой философии. Никакой щепетильности. Ни малейшего снисхождения. Как видят, где какая сила собирается, способная бросить вызов, сразу по ней упреждающий удар наносят. И так по всему свету. На Юге, Востоке, Западе и Севере. Ведь это сейчас соперник слабый, хилый, немощный, ручку целует. А как бдительность ослабишь, воткнет тебе перышко под пятое ребро, не колеблясь, и тю-тю: от твоего порядка камня на камне не останется. Поэтому главное весь мир базами оплести. На себя равняться заставить. Мечту о том, чтобы в компаньоны взяли, политическим элитам в голову вбить. Денежку свою другим в качестве спасательного круга бросить. Все иное тоталитаризмом обозвать, чтобы как черт от ладана шарахались. Чтобы никто. Никогда. И ни шажка в сторону. Иначе и на пушечный выстрел к живой и мертвой воде не подпускать. В общем, такая вот жизнь пошла. Стоят новые правители с черпачком у источника, как в свое время Творец стоял, и решают, кому быть, а кому западло. Только жизнь так устроена, что монополии на власть не бывает. Как бы других не изводить и не гробить. Где-то обязательно промашку дашь. Или конкурента недооценишь. Уверовали новые правители, что все. Весь мир у них в кармане. Можно вытворять все, что угодно. Что только душа пожелает. И за чужой счет жить. И брать от жизни немерено. И всех, кто не с нами, в пыль крошить. Ан нет. Вдруг нежданно-негаданно в другом месте источник живой и мертвой воды забил. И поехал новый порядок в тартарары. Вассалы растерялись – на кого теперь равняться, кому осанну петь. Банкиры и биржевики заметались – что-то теперь будет. Недруги голову подняли. Всех бы к ногтю, да боязно – может не выгореть. И в чужой источник живой и мертвой воды отраву подлить все, кто на нее уже подсел, не дают. Не, ребята. Времена не те. Просто так за горло взять не получится. Зашатался мир. Все в движение пришло. Только никто толком не знает, во благо или к всеобщей погибели. Поскольку каждый раз в прошлом все одним и тем же заканчивалось. Насилием. Разбоем. Разорением и разграблением. И откатом назад. На десятилетия. Если не больше. А, может, на этот новый круг борьбы за управление источником не заходить? Может, договориться? Может, действительно, отдать его в общее пользование – чтобы все, а не только горстка, в достатке жили и благоденствовали? Эх, хорошо бы. Только никогда в прошлом не удавалось… © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

К концу 2012 года в голосах лидеров Европейского Союза зазвучало гораздо больше уверенности и оптимизма. Мол, ситуация нормализуется. Черты будущего банковского союза определились. Теперь работа по выходу из кризиса пойдет бойчее. Созданы предпосылки для того, чтобы приступить к реформированию политического...

К концу 2012 года в голосах лидеров Европейского Союза зазвучало гораздо больше уверенности и оптимизма. Мол, ситуация нормализуется. Черты будущего банковского союза определились. Теперь работа по выходу из кризиса пойдет бойчее. Созданы предпосылки для того, чтобы приступить к реформированию политического союза с дополнительной передачей многих суверенных полномочий на наднациональный уровень. Но все равно не оставляет чувство, что зону евро, а, соответственно, и ЕС может спасти только чудо. … Алрой (если по-нашему, то Степаныч), или просто Ал, привычно зашел на цветочный рынок, чтобы успокоиться, помечтать, полюбоваться цветами. На работе все время досаждали. Дома тоже была круговерть. А здесь царила совсем другая атмосфера. Прилавки были завалены цветами, привезенными со всего света, красочными, роскошными, изысканными. Они наполняли воздух удушливым ароматом праздника. Возбуждали воспоминания о неиспытанных страстях. Заставляли сердце биться как-то иначе. Не так, как всегда, а в ожидании несбыточного. Следуя им же заведенной традиции, Ал не спеша обошел рынок. Приценился к розам и герберам. Подержал в руках тюльпаны и хризантемы. Вобрал в душу половодье цветов, чтобы унести с собой на волю не просто игрушечный букетик, а ощущение сказки, биение жизни, суету человеческого столпотворения. И вдруг в самом центре большого зала увидел почти пустой прилавок, от которого, тем не менее, исходило какое-то золотистое сияние. Посередине прилавка красовалась витая узорчатая ваза, в которой стоял только один цветочек, один единственный. За прилавком возвышалась импозантная фигура Мужчины неопределенного возраста в строгом темном костюме, как бы отделявшем его от происходящего вокруг. И внешний вид Мужчины, и черты лица казались самыми обыденными, и в то же время в них было что-то необыкновенное. Они как будто плыли, колебались, растворялись в воздухе и тут же вновь становились четкими и определенными. Ал не успел ничего сообразить, как ноги сами понесли его к непонятному прилавку и его не менее странному Хозяину, спина согнулась в полупоклоне, а рот, издав гнусноватый смешок, поинтересовался: – Чем торгуем, любезный? – Исполнением желаний, – услышал он в ответ, и обомлел. Мерцающая пара глаз смотрела на него внимательно и требовательно, как бы оценивая и предупреждая: – Пожалуйста, без баловства. У нас предприятие серьезное. Сказано, что торгуем исполнением желаний, значит, так оно и есть на самом деле. Расспросы и сомнения излишни. Однако Ал не внял предупреждению и, почесав в затылке, все же переспросил: – Что, любых желаний? – Да, любых. – И что, в любом количестве? – Да, в любом. – Обычно, вроде, не больше трех обещают. – Что-то читал или слышал на этот счет. У контрафактной продукции, как и некачественных услуг, всегда ограниченный срок годности. Мы контрафакт не предлагаем. – А что вы предлагаете? – Как что? – Мужчина напротив в недоумении приподнял брови, – исполнение желаний. – Понятно-понятно, вы уже говорили. Хотел бы узнать подробнее, каких желаний. Какие из них вы предлагаете исполнить? – Как каких? – пожал плечами Внушительный господин, продолжая сверлить Ала огненным взором, – любых. – Каких любых? – не унимался наш герой. – Ну, каких, каких, господин хороший, – почмокала губами Человеческая глыба, – тех, которые вы закажите. Желания же ваши. Мы в их выбор не вмешиваемся. Ни-ни. И после небольшой паузы, чтобы пресечь игру в кошки-мышки, перешел в контратаку: – У вас желания есть? – Мммм…, – промычал Ал нечто нечленораздельное и осекся. Все это время он вел глуповатый шутейный разговор, дабы выиграть время. Происходящее повергло его в ступор. Все это было настолько неожиданно. Ему требовалось подумать, освоиться, привыкнуть. Решить: что это – веселый розыгрыш? – Нет, не похоже. Совсем не похоже. Кому такой розыгрыш под силу? Да и зачем? – Если не розыгрыш, то что? – Нет, вроде, у меня крыша не поехала. Все, как всегда. Все, как обычно. Только прилавок не от мира сего. – Ага, что же это получается, я попал в лапы нечистой силы? – Очень похоже. Только зачем я ей? Соблазнять совсем некого стало, что на меня позарились? – А чем я плох? Мужик как мужик. Жаловаться не на что. Конечно, как-то скучно, тоскливо жить стало. Что есть, то есть. Ничего яркого, яростного. – Так, может, попробовать? Действительно, чем я рискую? – Ничем. Что, у меня душу нетленную взамен попросят? Видимо, потусторонней силе надоело самоедство Ала, или Расплывающийся образ счел, что пора вмешаться, но он как-то органично встрял в разговор Ала с самим собой. – Конечно, попросим. Как без этого? Только плата небольшая. Даже очень сходная. Кому по нынешним временам души-то нужны? Им цена за полсотни полушка. Народу ведь на планете вон сколько развелось. И все готовы душу дьяволу продать. Только помани. Сами за нами бегают. Всучить пытаются. Однако нам абы какие не нужны. У нас стандарт качества высокий. – Так что, выходит, у меня душа какая-то особенная? – Не могу знать. Вопрос в компетенции Отдела оценок и планирования Небесной канцелярии. У меня же поручение: предложить исполнение желаний. Все. Ничего больше сказать не могу. Так мы как – будем желания-то исполнять? А то рынок скоро закроется. У меня же еще дел невпроворот. – Да я не против, – пожевав губами, настороженно ответил Ал. – Только какие желания? – Э, да мы на третий виток заходим. Давайте по-честному. Или вы принимаете предложение и заказываете свое первое желание – любое, там разберемся, – и мы бьем по рукам, или я закрываю лавочку. Решайтесь. От судьбы второго такого подарка ждать не приходится. Так, я сворачиваюсь? – Постойте-постойте, – спохватился Ал. – Конечно, согласен. Кто же от такой возможности отказывается? Только я действительно не знаю, чего такого пожелать. Вы же понимаете: работа, заботы, начальство, родители престарелые – рутина заела. Может, подскажите. Вы же человек (или как там вас) опытный. – Не в том дело, опытный или неопытный. Просто правила игры такие. Если я что подскажу, это уже будет не ваше желание. Ну, вспомните, может, вы хотели бы каких-то приключений? Или элементарно трахнуть кого-то, звезду какую, топ-модель, на худой конец? – Точно. В предпоследнем классе лицея был по уши влюблен в Клариссу. Не девчонка – вихрь. Как мне хотелось с ней поближе познакомиться. Значит, я… В тот же миг Ал оказался в постели с грузной незнакомой ему женщиной необъятных размеров. – Ягненочек, – яростно завопила она, властно прижимая его к груди, – наконец-то ты мой. А я уж думала, нос воротить стал. Дескать, помоложе есть да попокладистее. Сколько раз проходил мимо меня, не оборачиваясь, как будто не замечая. Ничего, мы наверстаем все упущенные годы. Ты только не сопротивляйся. Сейчас будет хорошо. – Нет, – взвыл Ал дурным голосом, – не хочу. Верните меня назад. Немедленно. И сразу же оказался лицом к лицу с Нежданным благодетелем. Тот понимающе дал ему стакан горячительного, чтобы Ал отошел от испытанного стресса. Подошел поближе и дружески похлопал его по плечу: – Не расстраивайтесь. Бывает. У кого-то из европейских народов есть даже поговорка «первый блин комом». – Какой блин, каким комом! – завизжал Ал. – Ты кого мне подсунул? Меня чуть кондратий не хватил. Я же девчонку из своего класса вспомнил, любовь свою стародавнюю, которая когда-то мне так нравилась. А ты… – Прошу без фамильярности. Мы с вами на одном горшке не сидели. И пуда соли тоже не припоминаю. А что не девчонка, это само собой разумеется. Наша контора чтит существующие законы природы. Мы уважаем константы и ограничения, установленные Создателем, хотя и не во всем с ним согласны. Менять их мы не в праве. Да и силушки такой нет. Тем более, «по моему хотению, по щучьему велению». Так что прошлое альтерации не подлежит. Иначе и нынешнее не состоялось бы. А вот с реальным временем можем делать все, что захочет наш клиент. Поэтому наедине с вами и оказалась ваша тогдашняя пассия из сегодняшнего дня. Извините, ежели не угодили. Такова жизнь. Какое следующее желание будем загадывать? – Ничего себя ляп. Так вообще настрой на то, чтобы что-то желать, можно убить. – Клиент всегда прав. Я уже принес свои извинения. Наше единственное стремление – предоставлять услуги высшего качества. А в отношении настроя, что-то он не особенно чувствуется. – Можете меня не подкалывать. Вспомнил, чего хочу на самом деле. Вам доставит удовольствие услышать об этом. Когда был молодым и глупым, прикидывал, как использовать стандартные три желания таким образом, чтобы они не иссякали. Хотел стать целителем, чтобы излечивать всех вокруг, возвращать молодость, силы и красоту. Мечтал еще о чем-то таком, связанном с всеобщим благом. Так вот: хочу, чтобы все мои желания исполнялись. Тогда никто не будет стоять над душой и занудствовать. И вы мне будете не указ. – Эх, пытался я объяснить, что желания должны быть разумными. Что, как и все остальное, они подчиняются действию законов природы. Не получилось. Пусть будет по-вашему. В тот же миг все вокруг погрузилось в непроницаемую тьму, неразличимую, антрацитовую. – Что это? Где я? Что случилось? – привычно уже завопил Ал противным тонюсеньким голосом. – Вы потребовали, чтобы все ваши желания исполнялись, – напомнил назидательный бас Загадочного существа. – Все означает все. Здесь не может быть разночтений. И те, которые вы произнесли вслух, и те, о которых только подумали. Последнее ваше желание было, чтобы все провалилось в тартарары, включая меня. Все и провалилось. В том числе и вы сами. Ведь вы тоже являетесь частичкой всего. Я рядом с вами потому, что принадлежу этому месту. Мне никуда проваливаться не надо. – Какой ужас, – разрыдался Ал. – Значит, все кончено. Я уничтожил наш мир. Своими собственными руками. Я хуже этого, который сжег храм Артемиды. – Герострата. Не убивайтесь. Еще не все потеряно. Иначе бы и вы сами ничего не ощущали. Мир обладает определенным запасом прочности. Он жутко инерционен. Все еще можно поправить. Надо только действовать быстро. Желайте. – Хочу, чтобы все было, как прежде, – изо всех сил закричал Ал, для убедительности размахивая руками. В ту же секунду все вокруг сделалось таким, каким было до того. Ал стоял в центре большого, хорошо освещенного зала, забитого цветами, напротив уютно оборудованного прилавка, за которым расположился Кудесник. Но Ал не был бы плоть от плоти нашего времени, если бы молниеносно ни придумал еще одну каверзу: – Хочу, чтобы всем было хорошо, и все были счастливы, – подумал он про себя и свысока посмотрел на внимательно наблюдавшего за ним Темного посланника. Тот почувствовал, что через мгновение вновь произойдет что-нибудь не то, но не успел ничего сделать. Абсолютное желание снова оказалось загаданным. – Что-то я не вижу никаких изменений, – самодовольно улыбаясь, проворковал Ал. – Сейчас увидим, – мрачно отреагировал Учитель. На этот раз выражение его лица было легко различимо. По тому, насколько оно выглядело озабоченным, Ал понял, что ситуация критическая. Его Спарринг-партнер опасается, как бы события не вышли из-под контроля. Но почему, ему оставалось только догадываться. Видя, что Темный озирается по сторонам, он последовал его примеру и охнул. Половодье цветов как корова языком слизнула. Сначала исчезли розы, тюльпаны и все другие цветы, за которыми нужно было особенно тщательно ухаживать. Какое-то время оставались полевые. Потом и они исчезли. А дальше все пошло по нарастающей. Стены испещрили молнии трещин. С треском и грохотом разбивающегося стекла и падающих металлоконструкций посыпался потолок. – Скорее, – дернул упирающегося Ала за руку Зверь. – Спасаемся. Бегом. Быстро. Они еле успели выскочить наружу, как здание завалилось. На месте цветочного рынка возвышалась груда развалин, над которой поднималось вонючее серое облако строительной пыли. И это было только начало. Всюду происходило примерно одно и то же. Здания, дороги, коммуникации – вся инфраструктура города стремительно деградировала. Все приходило в негодность. – Но почему? – застонал Ал. – Я же хотел, как лучше. Что я такого пожелал не так? – Всем людям вокруг стало хорошо. Они сделались счастливыми. Как было загадано. Насиловать себя, ходить на работу, вкалывать, что-либо делать, стало ни к чему. И все замерло. Остановилось. Заводы, фабрики, транспорт, энергетические установки. В общем, все. И начало разваливаться. Все быстрее и быстрее. Но не только. О медицине, здравоохранении, профилактике люди тоже принялись забывать. Зачем? Ведь им хорошо. Они счастливы. И тысячи жизней начали уносить невиданные ранее болезни, эпидемии, мельчайшие хвори, для спасения от которых некогда хватало нескольких уколов. Но и это не все. Дети перестали рождаться. Ведь за ними надо было ухаживать. О них нужно было заботиться. А для чего? Ведь всем хорошо. Люди счастливы и беззаботны. Этап первый – стремительное старение населения. Второй – вырождение. Третий – уход человека с исторической сцены. Все, о чем я говорю, прокручивается теперь перед нашими глазами в ускоренном темпе. – Так что же делать? Все? Катастрофа? Людей не спасти? Нашей цивилизации конец? И все из-за того, что я возжелал глупость? Захотел неосуществимого? Не просчитал последствий? Так? – Нет. Не совсем. На этот раз потерь уже не избежать. Желание было несколько более замысловатым, чем предыдущие. Но отмотать ситуацию назад еще можно. Только при одном условии. Если понять, из-за чего все вокруг рушится. По тону вопросов чувствуется, что прогресс есть. И ощутимый. Значит, не зря. – Торжественно отказываюсь от того, чтобы мои желания исполнялись. Хочу врубиться. Хочу освоить, как поступать так, чтобы из-за желаний никому не было больно. Чтобы желания приносили пользу. А не вред. – Слова не мальчика, но мужа. Самое сложное – осознать, что для исполнения желаний нужны тысячи, десятки тысяч или даже миллионы малюсеньких взаимодополняющих скоординированных шагов. Что исполнение может быть только постепенным. Растянутым во времени. Системным. Управлять им – искусство. Дар. Редчайший. Но самый важный и востребованный. – Я так понимаю, что это не просто сотрясение воздуха? Речь о формальном предложении? Похоже, я готов был бы его рассмотреть. – Да! Нам нужны те, кто готов будет, оставаясь за сценой, подправлять человеческие желания. Предотвращать худшее. Ослаблять негативные последствия. И работать, работать, работать над тем, чтобы складывать из нужных элементов, из тысяч и миллионов «если» удивительную мозаику, которая позволяла бы человеческим желаниям осуществляться. Вы готовы положить свою жизнь на это? – Спасибо за науку. Хорошо. Я попробую. Я хочу попробовать. Моим единственным желанием отныне будет стремление научиться делать так, чтобы у людей получалось. – Вот и по рукам. Приступайте. У вас есть все необходимые полномочия. Почти неограниченные... Рассказанная история заканчивается вполне благостно и благополучно. Зло повержено. Добро торжествует. Что касается ЕС и зоны евро, ситуация отнюдь не такая однозначная. И с ними все будет в порядке. Но только при соблюдении тех же самых условий. Если абстрактные желания удастся взять под узду. Получится не повторять сделанные ранее ошибки. Если вкалывать так, как еще никогда не трудились, и складывать, складывать, складывать из мозаики целостную картину осуществления задуманного. © Н.И. ТНЭЛМ №10(70), 2012
УГОЛОК НАУКИ
no image
УГОЛОК НАУКИ

Жизнь на Земле возникла благодаря микроорганизмам, занесенным метеоритами с других планет. С таким выводом выступила группа авторитетных астрофизиков на проходившем в Мадриде Европейском конгрессе планетарной науки. По убеждению международной команды ученых, сотни миллионов лет назад при распаде некоторых звезд отдельные...

Жизнь на Земле возникла благодаря микроорганизмам, занесенным метеоритами с других планет. С таким выводом выступила группа авторитетных астрофизиков на проходившем в Мадриде Европейском конгрессе планетарной науки. По убеждению международной команды ученых, сотни миллионов лет назад при распаде некоторых звезд отдельные их фрагменты имели разную скорость перемещения в пространстве. Некоторые из этих тел, перемещавшиеся с менее высокой скоростью, благодаря этому могли отклониться от траектории и войти в соседнюю систему планет в период, когда те находились в процессе формирования. Гигантские каменные глыбы могли «собрать» некие споры и доставить их на Землю. Исследователи признают, что такая теория не нова и до сих пор воспринималась с большой долей скептицизма. Отрицалась сама возможность как разброса, так и «сбора» крупных фрагментов, движущихся из других галактик. Однако современные расчеты астрофизиков подтверждают такую вероятность, а также то, что тело, летящее со скоростью «всего» около 100 метров секунду, способно «поймать» микроорганизмы, из которых может зародиться примитивная жизнь при падении на другую планету, если на ней существуют подходящие условия. Предполагается, что плодотворный обмен спорами между «молодыми» галактиками происходил примерно 300 миллионов лет назад. Если эта теория верна, то обмен мог иметь место и в обратном направлении – между Землей и другими планетами Солнечной системы. Так что поиск признаков жизни на них становится еще более актуальным. Причем главная задача – обнаружить наличие воды. Кстати Теория о происхождении Луны в результате столкновения гигантской планеты с Землей, похоже, нашла подтверждение. Его искали ученые всего мира с того дня, когда экипаж американских астронавтов на корабле «Аполлон» доставил в лабораторию образцы лунного грунта. И вот теперь команда ученых во главе с французом Фредериком Мойнье, работающая в Вашингтонском университете, обнаружила на лунных камнях следы «тяжелого цинка». Это считается убедительным доказательством правильности теории. Исследователи утверждают, что около 4,5 миллиарда лет назад с Землей столкнулась планета размером с Марс (для сравнения: как полагают, к исчезновению динозавров на нашей планете привело падение астероида на территорию современной Мексики размером «всего» с Манхэттен). В результате высвободилась колоссальная энергия, и атакующая планета расплавилась, а затем испарилась. Такая же участь постигла огромную часть поверхности Земли, но часть образовавшегося облака потом опустилась на Землю, а другая спрессовалась сравнительно недалеко от нее и превратилась в естественный спутник. Без Луны Земля вращалась бы более быстро, сутки были бы короче, а климат более суровый. №10(70), 2012