Выпуск №7-8(68), 2012

Обращение главного редактора
no image

Уважаемые читатели! Вышел в свет 68-й по счету номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции...

Уважаемые читатели! Вышел в свет 68-й по счету номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя. Еще совсем недавно на летние месяцы политическая жизнь замирала. Казалось, все впадает в летаргический сон и просыпается лишь по осени. Августовские катаклизмы, случающиеся с огорчительной регулярностью то тут, то там, отучили от этой старой доброй традиции. В какой-то момент Европарламент принял даже обращение с призывом к Европейской Комиссии и другим оперативным структурам ЕС проявлять бдительность и не отпускать всех чиновников в отпуска, установив что-то типа вахты. Слава Богу, в этом году почти пронесло. Июль и август, к сожалению, не обошлись без многочисленных бед, обрушившихся на наши страны. Где-то неожиданно сильные наводнения и безалаберность собрали обильную жатву человеческих жизней. Где-то люди пострадали от неординарно продолжительной и сильной жары. По будущему урожаю в Европе, Китае, Северной и Южной Америке был нанесен жестокий удар, предвещающий резкий взлет цен на основные продовольственные товары. Но в целом лето прошло без вселенских катаклизмов. Многочисленные прогнозы экспертов и, особенно, тех, кто выдает себя за экспертов, не оправдались. Не случилось ни повышенного ажиотажа по поводу предвещавшегося краха экономики того или иного члена Европейского Союза. Ни военной интервенции в Сирию (хотя косвенное вмешательство в разгоревшийся в стране внутренний конфликт продолжалось полным ходом; одни только военные поставки из США странам Персидского залива в пересчете на год выросли в три раза). Ни ракетно-бомбового удара по стратегическим объектам на территории Ирана, подаваемого все чаще как неотвратимая мера в виду провала попыток мирового сообщества остановить продвижение режима аятолл к обретению технической возможности создать свое собственное ядерное оружие. Поэтому редколлегия журнала даже позволила себе поместить на страницах нового выпуска особенно много веселых и увлекательных материалов о жизни, традициях, нравах и обычаях народов Европейского Союза. Однако, временное затишье, вызванное периодом отпусков, не смогло развеять общей атмосферы неблагополучия, страха и неуверенности, установившейся повсюду, и, прежде всего, в Европейском Союзе. Почему – очень обстоятельно показывается, разбирается, растолковывается в новом номере журнала. Чаще всего через призму того, что происходит в отдельных странах и регионах ЕС. Великобритании, Германии, Франции, Испании, Италии, Скандинавских странах, Румынии и Венгрии – да практически повсюду. Так, Великобритания, похоже, все глубже погружается в рецессию, а горизонт экономического выздоровления отодвигается все дальше. В Германии усиливаются опасения по поводу сжатия внешних рынков, до сих пор активно поглощавших экспортную продукцию этого крупнейшего европейского гиганта, локомотива европейской экономики. Во Франции богатое сословие с отвращением ожидает наступления налоговой «давиловки», обещанной социалистами во главе с президентов Франсуа Олландом. Для лиц с высокими доходами налог с нынешних пятидесяти поднимается до убийственных семидесяти пяти процентов. Вслед за Венгрией растущее недовольство у лидеров ЕС вызывает политический маразм, в который, как считают в Брюсселе, впадает Румыния (происходящему там посвящена целая серия статей выпуска). И это тогда, когда страна не может обойтись без спасительного финансового круга, брошенного ей ЕС и МВФ. В стесненных финансовых условиях проходит председательство в ЕС островного Кипра. Обычно созываемые у себя многочисленные встречи, совещания и переговоры Никосия вообще решила проводить в Брюсселе. Но хуже всего сейчас другим средиземноморским странам: Греции, Италии, Испании. Их душит безработица, безденежье и растущие социальные издержки предпринимаемых мер по выходу из кризиса суверенной задолженности. В 2013 году им предстоит выплатить триллионные долги. Как – большой вопрос. Ответа на него не знают ни они сами, ни Брюссель и Берлин, ни МВФ, G8 и G20. Помимо опасений, связанных с непомерными долгами, в которые влезли многие страны ЕС, и их неспособностью эти долги самостоятельно обслуживать, а также со слабостью банков, банковской и финансовой систем отдельных стран региона, экспертов, как акцентируется в журнале, начинает беспокоить и несколько иной кризис, надвигающийся на ЕС. Современная экономика построена на доверии. Ее кровеносная система должна постоянно наполняться деньгами в форме кредитов, инвестиций, поступлений от продаж. А доверие потенциальных инвесторов к ЕС падает. Они все больше опасаются вкладывать деньги в европейские проекты, европейскую промышленность, европейскую собственность. Ведь долги отдельных стран ЕС никуда не рассасываются. Они продолжают висеть над ними дамокловым мечом. В этих условиях инвесторы предпочитают выжидать, усугубляя тем самым их положение. Еще хуже для ЕС – перебрасывать капиталы в Юго-Восточную Азию и другие регионы. Но и с поступлением от продаж в Европе дело обстоит не лучшим образом. Покупательная способность населения снижается. Внутренний рынок ЕС восстанавливается медленно. С внешними рынками тоже не все обстоит благополучно: обещанного роста внутреннего рынка нет ни в Китае, ни в Индии, ни в России. Вот и получается, что на кризис суверенной задолженности начинает накладываться, усиливая его, обычный стандартный экономический кризис. За прошедшие месяцы ЕС скорректировал стратегию преодоления их последствий. В заслугу это ставят себе, прежде всего, французы. Новые власти в ходе предвыборной кампании получили соответствующий мандат от избирателей. Хотя, похоже, к пониманию того, что меры, используемые для выхода из кризисного положения, надо разнообразить, пришли во всех странах ЕС. Теперь стратегия складывается, первое, из политики затягивания поясов, необходимой для санации экономики и того, чтобы все жили по средствам. Второе, из углубления интеграции, достраивания ЕС бюджетно-фискальным и банковским союзом, передачи на наднациональный уровень управления более широких полномочий, чем раньше, и укрепления институциональной системы интеграционного объединения. Третье, из пакта развития, включая выделение на цели стимулирования экономического роста, промышленного и инновационного развития вполне приличных сумм и разработки инструментов регулятивного характера, способных повысить занятость, конкуренцию, производительность труда и ускорить проведение структурных реформ. С учетом этого, как следует из информационных и аналитических статей, размещенных в новом номере журнала, в ЕС образовалось два лагеря. В один входят руководство ЕС и государств-членов и записные еврооптимисты. Они стараются всячески успокоить рынки. Расхваливают судьбоносные решения ЕС, в частности, последнего заседания Европейского Совета. Предвещают стабилизацию зоны евро и ЕС в целом и устойчивый экономический рост. Заверяют, что ЕС выйдет из кризиса окрепшим и усилившимся. С качественной новой, более эффективной системой наднационального управления. В другой – скептики. В Великобритании они настаивают на том, чтобы туманный Альбион переосмыслил свое членство в ЕС и предпринял шаги, нужные, чтобы дистанцироваться от него и вернуть себе свободу рук, хотя бы частично. В Германии размышляют по поводу стоимости спасения зоны евро. Разброс предлагаемых рекомендаций очень велик. Так, политики, в том числе, числящиеся в верхних эшелонах правящей партии, задаются вопросом о том, не лучше ли будет, если Греция отправится в свободное плавание. Ангеле Меркель даже приходится их одергивать. Экономисты и промышленники предлагают внутри зоны евро создать модернизированный валютно-финансовый союз, включив в него только надежные экономики. Таких набирается сейчас явное меньшинство ЕС. Это, помимо Германии, страны Бенилюкса и Скандинавия. Даже Франция не отвечает предъявляемым требованиям. Столь же неоднозначно оценивает политический класс ЕС и экспертное сообщество информацию о том, что Европейский центральный банк приступил к выкупу государственных облигаций проблемных стран. Расхождение во мнениях невероятное: от утверждений о том, что банковский союз – спасение еврозоны и ЕС в целом, до открытых писем, одно из которых приводится на страницах выпуска, о том, что он погубит европейский интеграционный проект. Какой сценарий возобладает, какие оценки окажутся верными, – для нас всех в России имеет принципиальное значение. Российская экономика завязана на рынки ЕС. Взаимозависимость чрезвычайно высокая. Противовесов нет, и не предвидится. Дальнейшее втягивание региона в спираль кризиса, если с ним не справится руководство ЕС и ведущих государств-членов, будет иметь для России самые тяжелые последствия. Напротив, преодоление кризиса окажет на экономику нашей страны благотворное влияние. Естественно, что российское экспертное сообщество продолжает острейшую полемику по вопросу о том, какой курс следует проводить в отношении ЕС, НАТО, западного мира в целом. На этот раз журнал предоставляет возможность высказаться нескольким авторам, которых, скорее, можно отнести к лагерю еврооптимистов. Выступая за выверенную, реалистичную, прагматичную политику в отношении ЕС, политику углубленного партнерства и сотрудничества, они в который раз объясняют в принципе достаточно очевидные вещи. У нас общая культура. Общая судьба. Общее будущее. Нюансов много. И обид, и разворотов, и подводных камней. Но иного просто не дано: европейским народам надо быть вместе и действовать соответственно. Как – в концептуальном плане – читайте предлагаемые вашему вниманию короткие полемичные статьи и полноформатную книгу одного из известнейших российских европеистов. Как – под углом зрения конкретных действий – аналитический доклад о сотрудничестве в области трансъевропейских перевозок и транспортной инфраструктуры. Вместе с тем, строительство партнерских отношений с ЕС и его государствами-членами будет тем успешнее, чем более разнообразными и диверсифицированными станут внешние связи Российской Федерации. Возможностей много. Особенно в условиях продолжающегося переформатирования мирохозяйственных связей. Исходя из этой перспективы, в номере публикуется подборка статей о БРИКС как нарождающемся крайне влиятельном мировой игроке и месте России в этом объединении. Кроме того, уважаемый читатель, в выпуске много не менее интересных статей и материалов по европейскому праву, энергетике, проблемам миграции и многим другим. Из него вы сможете узнать даже о том, как оценивают в ЕС итоги недавно закончившихся Олимпийских игр. Оказывается, первое место на них занял Европейский Союз. Приятного чтения! © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ
Дневник событий
no image
В фокусе

До последнего времени британский уголовный розыск недооценивал угрозы со стороны мафиозных группировок из Восточной Европы, обосновавшихся в странах Евросоюза. Эти организованные, причем, хорошо организованные преступные сообщества занимаются не только контрабандой наркотиков и оружия, торговлей «живым товаром», но определяют в кабалу...

До последнего времени британский уголовный розыск недооценивал угрозы со стороны мафиозных группировок из Восточной Европы, обосновавшихся в странах Евросоюза. Эти организованные, причем, хорошо организованные преступные сообщества занимаются не только контрабандой наркотиков и оружия, торговлей «живым товаром», но определяют в кабалу своих соотечественников, прельстившихся посулами райской жизни на чужбине. Выходящий в Будапеште журнал «Ориго» разыскал пятерых жертв венгерской ОПГ, пустившей крепкие корни в Британии, которые на протяжении ряда лет (с 2008 по 2011 год) оказались в услужении, точно рабы, у одного криминального семейства. Какова схема? Сперва на Британские острова вывозили жаждавших найти работу и достойный заработок отчаявшихся венгров, которые неожиданно для себя оказывались в бесправном положении. Затем их использовали как дойных коров: мафиози получали по их карточке национального страхования разного рода социальные пособия (по безработице или доплата за жилье) и брали банковские кредиты. Эти кредиты пускали на закупку товаров, таких как телевизоры последнего поколения, iPad, автомобили, которые переправляли в Венгрию и там продавали. Доходы были стабильными. Возглавлял эту ОПГ венгр, которого знали только по кличке. Как рассказывает Тибор, один из потерпевших: «Тип очень опасный и хитрый». Всего семейство состояло из десяти человек. По мнению Тибора, «они должны были проживать в Лондоне уже длительное время, потому что самые молодые из них говорили по-английски лучше, чем на своем родном венгерском». У них были наработаны связи во Франции, Бельгии, Испании. «Полиция никогда не установит всех членов банды. Их очень много, а их боссы – мошенники крупного калибра», – считает Геза, бывший «раб». Венгерский журнал поинтересовался мнением британских профессионалов, бывших полицейских, почему власти до последнего времени не обращали внимания на этот криминальный беспредел. Стив Уилкинсон, ныне эксперт по торговле живым товаром в ООН, выстраивает такую логику: «Оружие или наркотики представляют собой веские улики. Но в случае с «рабством» приходится полагаться только на показания жертв, а они часто боятся обращаться в полицию, а когда они все же это делают, то их свидетельства часто оказываются неполными и недостаточными». В свою очередь Берни Граветт, также работавший прежде в «Метрополитен полис», то есть в криминальной полиции, отмечает, что «расследования подобных случаев могут занять годы, и нередко заканчиваются ничем». К тому же британские власти долго не могли понять, каким образом можно в наши дни попасть в рабство, если «границы отменены, и каждый может свободно покинуть свою страну». Сейчас пришло осознание проблемы. В 2010 году британская полиция раскрыла банду поляков, которые кормились за счет двухсот своих соотечественников. Тогда же поймали чешскую «малину»; ее главарей осудили на 13 лет тюрьмы. В этом году вычислили румынскую преступную группировку, организовавшую разветвленную сеть попрошаек, и одновременно грабившую пассажиров последних электричек в последних вагонах (нажитые таким способом деньги пошли на возведение для их клана в Румынии трех пятиэтажных домов). В одном из последних докладов Европола сделан вывод, что такого рода преступления множатся, поскольку «вероятность попасться ничтожно мала». В этом преступном бизнесе, основанном на эксплуатации иммигрантов, есть своя иерархия, установленная Европолом: на первом месте – цыгане (без детализации страны, откуда они родом), затем идут нигерийцы, румыны, албанцы. Венгерская мафия занимает в этом списке седьмое место. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
В фокусе

Лёд тронулся – россияне получили возможность безвизовых поездок в Шенгенскую зону. Правда, не во все страны этой зоны, а только в Польшу, и то не далее, чем на 50 километров от польско-российской границы. Да и «осчастливлены» отнюдь не все россияне, а...

Лёд тронулся – россияне получили возможность безвизовых поездок в Шенгенскую зону. Правда, не во все страны этой зоны, а только в Польшу, и то не далее, чем на 50 километров от польско-российской границы. Да и «осчастливлены» отнюдь не все россияне, а лишь жители Калининградской области – эксклава РФ, окружённого теперь территориями государств Европейского Союза. Отметим: только калининградцы, способные документально подтвердить, что они живут в этом регионе не менее трёх лет. А те из них, кто будут застигнуты за пределами разрешённой дистанции, лишатся возможности посещать территорию стран ЕС в течение пяти лет! И всё-таки договорённость Москвы и Варшавы вполне можно считать шагом не только символическим, но и многообещающим, к тому же, потребовавшим от властей обеих стран некоей толики смелости. Если процесс такого визового послабления окажется эффективным и не будет сопровождаться серьёзными инцидентами, то аргументы Европейской Комиссии, тормозящие взаимную отмену визового режима между странами Шенгенской зоны и Россией, станут ещё менее убедительными, чем они были до сих пор. Например, утверждение Брюсселя, будто из России может хлынуть поток уголовных преступников. Но ведь Калининградская область ещё недавно занимала по этому печальному показателю одно из первых мест в нашей стране, а, вот, поди ж ты, западные соседи-славяне не испугались этой потенциальной угрозы. Так почему же бояться, например, жителям Люксембурга? В Польше не опасаются пресловутой русской мафии и уже прикидывают доходы от наплыва российских туристов – безоглядных покупателей, и не только дешёвого ширпотреба. А сами поляки не прочь пересечь российскую границу и с познавательными целями – посмотреть бывший Кёнигсберг, родину немецкого философа Канта, и заправиться местным бензином, который в два раза дешевле польского. Словом, простые жители обеих стран уже успели оценить взаимную выгоду от отмены виз – явного пережитка прошлого в современном глобализованном мире. Увы, важные политические решения принимают не эти граждане, а так называемые элиты, которых не интересует ни ширпотреб, ни дешёвый бензин. Андрей ТИТОВ №7-8(68), 2012
no image
В фокусе

Речь идет об анорексии. Причем не о той, которая широко обсуждается – о болезненном стремлении девочек и девушек по собственному почину заморить себя голодом. А о той, от которой страдают мальчишки! Представьте себе, безумная, подчас самоубийственная тяга к похудению овладела...

Речь идет об анорексии. Причем не о той, которая широко обсуждается – о болезненном стремлении девочек и девушек по собственному почину заморить себя голодом. А о той, от которой страдают мальчишки! Представьте себе, безумная, подчас самоубийственная тяга к похудению овладела и ими! Европейская пресса приводит в пример паренька, который, встав на весы, подвигал стрелку всего до отметки в 29 (!) килограммов. Это в 13-то лет! Применительно к нему определение «кожа да кости» звучит констатацией излишнего веса, верно? А сам этот несчастный, представьте, считает себя непозволительно толстым. Вот и доголодался до помещения в клинику. Там его принялись приводить в норму. И каковы же успехи медиков из Клиники психиатрии и неврологии, что в пфальцском Клингенмюнстере? За шесть месяцев удалось поднять вес этого заморыша аж до 34 килограммов. Из стационара его выписали и отправили в родной Франкфурт-на-Майне. Однако успокаиваться рано. Подросток тупо твердит свое: я вешу слишком много, мне надо похудеть. Для справки: это не каприз, не пустая блажь, которую можно прекратить жестким «хватит дурить, давай ешь!». Речь идет об опасном психическом расстройстве, угрожающем жизни. Вот почему родители, совершенно отчаявшись, кидаются, как правило, с большим запозданием, к врачам: помогите, сына невозможно заставить нормально питаться, хотя все висит на нем, как на ручке от лопаты. Заметим, что достоверная статистика по этой хвори отсутствует, а неофициальные цифры весьма высоки, говорит подростковый психиатр Беате Райндерс. Лучшие результаты в тяжкой борьбе с этим расстройством пищевого поведения достигаются, понятное дело, в клиниках. Главное – суметь добиться того, чтобы у молодого человека сформировалось позитивное отношение к собственному телу. «Расстройства начинаются в голове и важнее всего, чтобы сам пациент захотел что-то изменить», – говорит Б.Райндерс. Очень важна помощь родителей и других членов семьи. Поэтому психиатры постоянно приглашают их на встречи, причем зачастую коллективные. В ходе этих бесед с родителями других пациентов люди делятся опытом поиска оптимальной стратегии воздействия на «голодающего». И все же почти треть пациентов превращается в хроников, обреченных на пожизненное сосуществование со своим недугом. В некоторых случаях доходит дело и до летального исхода: иммунная система истощенного организма отказывает, и воспаление легких или какая-либо инфекция ставит точку в жизни незадачливого «похуданта», рассказывает Андреас Шнебель, председатель Федерального союза по борьбе с нарушениями питания. Треть пациентов стабилизируется на относительно здоровом уровне, а оставшиеся излечиваются полностью. А ведь начинается все зачастую с того, на чем сидят – с диеты. Если лишний вес удается сбросить быстро, то похвалы и признания единомышленников, борющихся за свою стройную фигуру, побуждают к новым подвигам. И для некоторых подсчет потребленных калорий и контроль за весом становится самоцелью, идеей-фикс, болезненной страстью. Все их мысли вращаются только вокруг еды, но не с целью насыщения, а в болезненном стремлении ни в коем случае не съесть лишнего. Но если девчонки выбирают для себя в качестве образцов топ-моделей, которые в силу профессии превращают себя в ходячие вешалки, то для мальчишек идеалом становятся спортивные идолы, зачастую отретушированные с помощью искусного применения фотошопа. Чтобы стать похожим на своего идола, доверчивые ребятишки усиленно подавляют естественный здоровый аппетит и сверх всякой меры терзают себя физическими упражнениями. Если пройтись с таким «голодантом» по продуктовым отделам супермаркета, он сходу и безошибочно расскажет, сколько калорий есть в любом товаре, выложенном на полках. А их родители ломают себе головы: что же такое сотворить, чтобы ребенок снова почувствовал вкус нормальной еды и начал питаться не калориями, а творогом, молоком, сыром, мясом, овощами… Добрые советы в таких случаях совершенно бесполезны, так же как и угрозы или завлекалочки вроде новых компьютерных игр, приставок и маунтейн-байков. Мальчишка будет скрытничать, выпивать огромные количества воды, чтобы заполнить желудок и всеми силами сопротивляться любым попыткам оказать ему помощь. Врачи утверждают, что за болезненным стремлением к самосовершенствованию кроется низкая самооценка, часто усугубляемая насмешками сверстников. Ребенок может начать бороться с мифическим лишним весом только потому, что кто-то обзовет его толстым или мясистым, хотя и то, и другое – банальная детская дразнилка, уверяют психотерапевты. Несмотря на то, что все чаще и чаще пациентами специализированных клиник оказываются мальчишки и юноши, тема эта продолжает оставаться табуированной, говорят медики. Согласно широко распространенному представлению, анорексия – сугубо женская болезнь. Слава богу, что больничные кассы не отказываются брать на себя оплату лечения. Но вот широкой сети консультационных пунктов и соответственно – возможности быстро получить остро необходимый совет специалиста – пока явно не хватает. А, тем не менее, разъяснять эту проблему надо, начиная с детского сада, чтобы болезненное недовольство собой не укоренялось в мозгу ребенка. Сергей ПЛЯСУНОВ №7-8(68), 2012
no image
В фокусе

В последние годы в Австрии резко возросло число детей, больных диабетом. Настолько, что он становится у них одной из самых распространенных хронических болезней. Причин этому пока никто так и не может найти. Пока все ограничивается гипотезами. Зато их много. Эдит...

В последние годы в Австрии резко возросло число детей, больных диабетом. Настолько, что он становится у них одной из самых распространенных хронических болезней. Причин этому пока никто так и не может найти. Пока все ограничивается гипотезами. Зато их много. Эдит Шобер, профессор Венской университетской клиники детских и подростковых болезней, указывает одну из них: возможно, диабет 1 типа, так называемый юношеский диабет, стал следствием высокого уровня жизни в западных странах, приведшего к изменению иммунного ответа. Диабет 2 типа встречается не так часто. В США он распространен куда больше, в Австрии же этому, как его называют, инсулинонезависимому диабету подвержены дети и подростки, страдающие избыточным весом. Этот диабет настигает людей в возрасте до 80 лет, хотя большая часть заболевает между 50 и 80 годами. Самые частые причины – гиподинамия и нездоровое питание. «Если пить с детства напитки, содержащие большое количество сахара, то они могут стать причиной диабета в более поздние годы», – говорит Раймунд Вайтгассер, президент Австрийского диабетического общества. Статистические данные выглядят мрачно: 25 лет назад диабетом страдали от 3-3,5% австрийцев, сейчас их уже 6%. В ближайшие 20-25 лет это число вновь удвоится. Андрей ГОРЮХИН №7-8(68), 2012
no image
Иммиграция

Неизбежно ли бегство французских топ-менеджеров за границу Досужие разговоры о массовом исходе французских состоятельных семей начались после того, как под лозунгом высшей социальной справедливости тогда еще кандидат в президенты Франсуа Олланд пообещал повысить подоходный налог до 75% для всех, чьи...

Неизбежно ли бегство французских топ-менеджеров за границу Досужие разговоры о массовом исходе французских состоятельных семей начались после того, как под лозунгом высшей социальной справедливости тогда еще кандидат в президенты Франсуа Олланд пообещал повысить подоходный налог до 75% для всех, чьи годовые доходы превышают один миллион евро. Зажиточный гражданин Пятой республики, обитающий в люксовом пентхаусе в престижном лондонском районе Найтсбридж стоимостью в несколько десятков миллионов евро, рассуждал за пару дней до майских выборов: «Вы увидите, через несколько месяцев на этих берегах высадятся полмиллиона французов». Сбывается ли это предсказание? Действительно, обосновавшись в Елисейском дворце, «опасный социалист», как его называла британская пресса, своими принципами поступаться не стал и запустил законодательный процесс, чтобы богатеи поделились с остальными своими сверхдоходами. Процесс все еще идет, и точку должен будет поставить Конституционный совет в декабре. Пока что власти взвешивают возможные последствия этого шага. Забеспокоившиеся старо- и нувориши уже начали интенсивнее поглядывать по сторонам, прицениваясь к зарубежной недвижимости, и рассматривать варианты переезда в более безопасное с точки зрения уплаты налогов место для постоянного места жительства. По крайней мере, в этом убеждена английская газета «Дейли телеграф», ссылающаяся на «Сотбиз реалти», подразделение известного аукционного дома по торговле жилплощадью, которое в промежутке с апреля по июнь продало более 100 объектов недвижимости. Стоимость каждого превышала 1,7 миллиона евро. Вместе с тем, Лайм Бейли из крупнейшей риэлторской конторы «Найт Фрэнк» считает, что «слишком рано говорить о влиянии задуманного повышения налога во Франции на покупку недвижимости в Лондоне». Это мнение подкрепляется и расследованием, проведенным парижской газетой «Монд». Да, желающих примериться к ПМЖ за рубежом стало больше, отмечает Джеймс Джонстон, финансовый консультант в Лондоне. Благодаря свободному владению языком Мольера он не знает отбоя от французов, которые изучают условия эмиграции не только в Британию, но и в Швейцарию и даже Бельгию. Число обращений к мистеру Джонстону увеличилось, по его словам, на одну треть. Но это произошло на протяжении года, а потому не обязательно напрямую связано со сверхналогом на сверхдоходы. Схожая статистка и у другого эксперта в этой области Александра Терраса: поток ходоков к нему вырос на половину и также – за последние 9-10 месяцев. Правда, есть более тревожные для президента Олланда цифры: после 6 мая, когда стало очевидно, что смена караула неизбежна, на 700 увеличилось количество заявок на поступление во французский лицей имени Шарля де Голля в Лондоне. Впрочем, и это нельзя расценивать как непосредственное следствие крестового похода социалиста Олланда за справедливое распределение бремени кризиса между всеми членами общества. В конце концов, в британской столице и окрестностях обитает порядка 350 тысяч французов (по оценкам «Монд», около 300 тысяч, из которых 123 тысячи зарегистрированы во французском консульстве). Многочисленная община галлов формировалась здесь на протяжении десятилетий. Лондон иногда числят шестым по численности французским городом в мире. Джеймс Джонстон, кстати, признает, что в последнее время он помог перебраться через Ла-Манш всего одной (!) французской семье. А его коллега Александр Террас вообще не видит прямой взаимосвязи с последними инициативами Олланда: «Всего двое обратились ко мне по причине того, что хотели бы избежать налога в 75%. Остальные озабочены ситуацией неопределенности вокруг единой валюты, они не знают, куда лучше инвестировать свои средства». Иллюзия, будто бы все, кто переезжают в Британию, относятся к категории биржевых миллионеров. Многие просто едут на заработки. Многие открывают собственное дело, потому что здесь более благоприятный инвестиционный климат. Налог на предпринимательскую деятельность был снижен британскими властями с 28% до 24%, а в ближайшие два года достигнет и вовсе 22%. Заодно облегчено бремя и для тех, кто получает доходы более 190 тысяч евро. Для них подоходный налог скостили с 50% до 45%. Отличие этих послаблений от курса Олланда на изыскание дополнительных «приходов» в бюджет – разительное. По мнению главы франко-британской торгово-промышленной палаты Арно Вассие такими мерами «французским предпринимателям, по сути, говорят: уезжайте!» Показателен пример беглеца-предпринимателя Оливье Кадика, который наделал шуму в 1996 году, когда перевел свою типографскую фирму в Британию, где суммарная налоговая нагрузка на бизнес, по его словам, в четыре раза меньше, чем у него дома. «Если бы я остался во Франции, то не смог бы свести концы с концами», – говорит мсье Кадик, избранный, к слову, в Ассамблею французов за рубежом. По его прогнозу, процесс «делокализации» бизнеса не остановить: «Представьте себе, что вы консультационное бюро, которое предоставляет свои услуги клиентам, скажем, в Москве. У вас выбор: проводить счета через штаб-квартиру во Франции или через свой филиал в Британии. Честно говоря, нужно быть тупицей, чтобы выбрать первый вариант. Сегодня в Европе это разрешено, и предприниматели все чаще оставляют погибать свои фирмы во Франции». Нет, не случайно на саммите «двадцатки» британский премьер подразнил соседей через Ла-Манш заявлением (см. «Красный ковер Лондона» ), что готов «расстелить красный ковер» для французских бизнесменов, если они надумают сбежать от усыхания своих доходов на три четверти. Инициатива президента Олланда и его кабинета социалистов может привести к еще одним пагубным последствиям: труднее будет заманить к себе высококвалифицированные управленческие кадры из-за рубежа. «Варяги», знающие себе цену, не захотят, чтобы их ощипывали как галльских петушков. И первые звоночки уже прозвенели. По признанию одного из руководителей группы промышленных компаний, пожелавшего, что неудивительно, остаться инкогнито, «я нанял трех американцев, но они не пожелали переезжать в Париж. Они выполняют свои должностные функции, но предпочитают жить в других местах». Как следствие, налоги они платят другому государству и там же оставляют свои деньги при личных расходах. В крупнейшей банковской группе «БНП Париба» ряд сотрудников высокого ранга попросили перевести их в лондонский филиал. В прессе мелькают такие анонимные откровения: «Что совершенно точно, я не стану делать подарков нашему государству». Подсчет показал: сейчас доходы этого менеджера составляют 3,5 миллиона евро – после уплаты обещанного налога и всех прочих социальных отчислений останется не более 750 тысяч. Для таких, кто оказывается в группе «лишенцев», оптимальным выбором становится переезд в соседние страны. А то и не в соседние. Эди Слиман, новый артистический директор дома моды имени Ива Сен-Лорана, и не думает переезжать из Лос-Анджелеса, где он живет с 2007 года, обратно в Париж. Здесь он окружил себя группой профессионалов и с ними работает, хотя главная творческая лаборатория остается на исторической родине. Еще один управленец высокого статуса заявил: «Убедить топ-менеджера переехать на работу во Францию стало миссией невыполнимой». Тенденция очевидна: аутсорсинг выходит на новый уровень, а в условиях глобализированной экономики для корпоративных начальников вечные разъезды уже стали рутиной. Однако предлагаемое Ф.Олландом финансовое притеснение прослойки технократов не идет в русле этого тренда и, главное, может дорого обойтись. Вместо пополнения бюджетного портфеля случится исход топ-менеджеров, а вместе с «утечкой мозгов» ускорится перевод французского бизнеса в другие части света, а не только в Европу. Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Иммиграция

Официальный сайт премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга буквально затопили резкие расистские высказывания и обвинения главы правительства в предательстве национальных интересов. Разумеется, часть из них связана с процессом над массовым убийцей Андерсом Брейвиком. Но не только. Еще одним детонатором массовых страстей стали...

Официальный сайт премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга буквально затопили резкие расистские высказывания и обвинения главы правительства в предательстве национальных интересов. Разумеется, часть из них связана с процессом над массовым убийцей Андерсом Брейвиком. Но не только. Еще одним детонатором массовых страстей стали цыгане, приехавшие в эту северную страну из Восточной Европы, главным образом из Румынии. По официальным данным, их насчитывается около 2 тысяч человек, они сосредоточились, в основном, в Осло и его окрестностях и занялись привычным национальным промыслом – попрошайничеством. Даже заместитель руководителя столичной полиции Рогер Андерсен вынужден был деликатно заметить, что для Осло «это слишком много». Поскольку одними доброхотными подаяниями не проживешь, часть из незваных гостей перешла к активным действиям, пополнив норвежский преступный мир. Об этом неопровержимо свидетельствует статистика, согласно которой румынские цыгане занимают в столице первое место среди всех правонарушителей иностранного происхождения. Местные жители, раздраженные приставаниями побирушек, тоже перестали ограничиваться одними отповедями. Действия некоторых из них, увы, подпадают под статьи уголовного кодекса. Временный лагерь «понаехавших» цыган, расположенный в пригороде Осло, был обстрелян ракетами – пока, слава богу, всего лишь из арсенала торговцев фейерверками. А вот в Тронхейме дело зашло дальше, и местный цыганский табор – извините, лагерь – был обстрелян уже всерьез, хотя и без жертв. Руководство и сотрудники газеты «Фолк эр фолк», нанявшей цыган в уличные продавцы своей продукции, регулярно получают угрозы, сформулированные вполне по-взрослому – дескать, убьем и все тут. Представители правых популистских партий воспользовались удачным моментом для того, чтобы потребовать скорейшего выдворения нежелательных иностранцев. Этому немало способствовала информация о том, как именно бойкие пришельцы не только продают газеты, но и успешно пользуются многими благами норвежского социального государства, в процветание которого сами не вложили никаких усилий. Министерство труда опровергло это, но, как говорится, осадочек-то остался. В общем, ситуация накалилась настолько, что вопросом о том, как, собственно, дело дошло до такой жизни, занялось правительство Норвегии. Закон решает проблему однозначно: граждане стран ЕС могут находиться в Норвегии сроком до трех месяцев, но при условии, что они сами обеспечивают свое пребывание. Но дело-то в том, что никакого пограничного контроля для граждан Союза не предусмотрено, а потому указанное положение закона превращается в беззубое благопожелание. Министерство юстиции – в полном соответствии с уровнем фантазии подобных инстанций – предложило сделать решительный шаг. Надо, дескать, составить полицейский регистр всех нищих. Чем и кого это должно испугать – непонятно. Но вот на то, чтобы принять хотя бы вполне очевидную меру – вернуть отмененный шесть лет назад запрет на попрошайничество, власти пока не решаются. Пока речь ведется только о частичном запрете, который может вводиться по усмотрению коммунальных властей – исходя из потребностей ситуации. Так, во всяком случае, высказался представитель правящей Рабочей партии Яан Бёлер. Это, якобы, будет «гибче и разумнее» тотального запрета. Интересно, никто и в самом деле не догадывается о том, что гуманно воздержавшиеся от запрета коммуны будут мигом заполонены агрессивным побирушками? Рассмотрение новых законодательных предложений намечено на осень. Андрей ГОРЮХИН №7-8(68), 2012
no image
Право

Важность избирательного права раскрывалась с течением веков — нации лишались и обретали это право из-за различий цвета кожи, пола, убеждений, социального статуса и религиозных взглядов. Институт избирательного права развился со становлением демократии. Как сказал 16-й президент США Авраам Линкольн, основная цель...

Важность избирательного права раскрывалась с течением веков — нации лишались и обретали это право из-за различий цвета кожи, пола, убеждений, социального статуса и религиозных взглядов. Институт избирательного права развился со становлением демократии. Как сказал 16-й президент США Авраам Линкольн, основная цель демократии — это «правительство, созданное народом, из народа и для народа». Современная демократия родилась в Великобритании и Франции, а затем распространилась и на другие государства. Главной причиной развития демократии было недовольство коррупцией, некомпетентностью, злоупотреблениями властью и безответственностью существовавших институтов, — в большинстве своем абсолютных монархий, легитимность которых основывалась на доктрине о праве королей как помазанников Божьих*1. Во Франции женщины получили право голоса в 1945-м, а в Швейцарии — только в 1971-м году. Для сравнения, в Соединенном Королевстве женщины получили это право в 1918-м году. Однако в наши дни заключенные могут свободно голосовать в Швейцарии и с некоторыми ограничениями — во Франции, в то время как в Великобритании для них введен полный запрет на это право, а точнее, привилегию. Обратимся к истории законодательства. Согласно ст. 21 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.: «1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей. 2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране. 3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования». Статья 25 Международного пакта о гражданских и политических правах («МПГПП») кодифицирует эти права: «Каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации, упоминаемой в статье 2, и без необоснованных ограничений право и возможность: a) принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей; b) голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей; c) допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе». Согласно п. 14 Замечания общего порядка к ст. 25 МПГПП, «В своих докладах государства-участники должны перечислить и разъяснить законодательные положения, лишающие граждан права голоса. Причины этого должны быть объективными и обоснованными. Если основанием для временного лишения права голоса является осуждение в связи с совершенным преступлением, то срок, на который действие этого права приостановлен, должен быть соразмерным тяжести преступления и вынесенному приговору. Лицам, лишенным свободы, но ещё не осужденным не может быть отказано в осуществлении их права голоса»*2. Статья 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») гласит, что «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования при таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти».   Законодательство Соединенного Королевства, касающееся избирательного права заключенных Согласно Закону о лишении прав от 1870 года, всем заключенным было отказано в праве голоса. Этот запрет остался в силе и после принятия в 1983 году Закона о народном представительстве. Закон о народном представительстве 1983 года гласит: «Осужденный в период отбывания наказания в местах лишения свободы не имеет права на законном основании участвовать в парламентских выборах или выборах в органы местного самоуправления». На протяжении 142 лет заключенным было запрещено голосовать, но Европейский Суд по правам человека (далее — «Европейский Суд») оспорил это положение.   Позиция Европейского Суда относительно избирательного права заключенных Первое и самое обсуждаемое постановление Европейского Суда, касающееся полного лишения осужденных избирательных прав, было вынесено в 2005-м году по делу «Херст против Соединенного Королевства (№ 2)» (Hirst v. the United Kingdom (no. 2))*3. Чтобы проанализировать позицию Европейского Суда, хотелось бы перечислить основные доводы Суда, приведенные в постановлении. Аргументация Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (№ 2)» основывалась, в первую очередь, на судебном прецеденте страны, не являющейся членом Совета Европы — Канады. В связи с этим: «Суд установил, что решение Верховного Суда Канады по делу «Совэ (№ 2)» (Sauve No. 2) содержит подробный (и полезный) анализ целей, которые преследует лишение заключенных избирательных прав»*4. Хотя Суд признал различие в тексте и структуре Канадской хартии прав и свобод, он счел суть аргументации по делу Совэ применимой в рассматриваемом деле. В решении по делу «Совэ против Генерального прокурора Канады (№ 2)» (Sauve v. the Attorney General of Canada (No. 2)) от 2002 года Верховный суд Канады постановил, что имело место нарушение статей 1 и 3 Канадской хартии прав и свобод и что п. «e» ст. 51 Закона Канады о выборах от 1985 года, который лишал права голоса каждого заключенного, приговоренного к отбыванию наказания в исправительном учреждении сроком на 2 года и более, являлась неконституционной*5. Европейский Суд признал, что власти Соединенного Королевства имеют широкую свободу усмотрения в данной области, и что определять, остаются ли оправданными ограничения избирательного права для заключенных, должно национальное законодательство. Тем не менее, Европейский Суд отказался признать, что абсолютный запрет на право голоса подпадает в область допустимой свободы усмотрения. Так, Суд постановил, что «заявитель по настоящему делу был лишен права голоса в результате введения автоматического и абсолютного ограничения на избирательные права осужденных, и может, таким образом, заявлять о статусе жертвы этой меры»*6. За постановлением по делу Херста последовало постановление Европейского Суда по делу «Фродл против Австрии» (Frodl v. Austria)*7, которое касалось заключенного, отбывавшего в Австрии пожизненный срок за убийство. Он был лишен права голоса согласно Закону о выборах в национальную ассамблею, по которому заключенный, приговоренный к лишению свободы более чем на один год, не имеет права голосовать. Хотя Суд признал, что положения о лишении права голоса в Австрии были определены более узко, чем в деле Херста, он, тем не менее, установил, что решение о лишении избирательного права должно было быть непосредственно принято национальным судом, и что в рассматриваемом деле не существовало связи между совершенным преступлением и вопросами, касающимися выборов и демократических институтов*8. В 2010 году Европейский Суд вынес пилотное постановление по делу «Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства» (Greens and M.T. v. the United Kingdom) *9. Дело касалось абсолютного запрета на участие в национальных и европейских выборах для осужденных, отбывающих наказание в Соединенном Королевстве. Большая Палата Суда вновь пришла к выводу, что имело место нарушение ст. 3 Протокола № 1 в связи с тем, что в законодательство, приведшее к установлению Большой Палатой нарушения ст. 3 Протокола № 1 в деле «Херст против Соединенного Королевства (№ 2)» (Hirst v the United Kingdom (no. 2)), не было внесено никаких изменений. Более подробно процедура пилотного постановления будет рассмотрена ниже. Мы видим, что Европейский Суд диктует право по очень сложной проблеме национального законодательства, и правительству Соединенного Королевства предстоит принять весьма непростое решение. Лорд Хоффман, один из величайших юридических мыслителей, сказал: «Дьявол кроется в деталях, а детальная практика ЕСПЧ выявляет все расширяющуюся тенденцию к «ручному управлению» национальными правовыми системами таким образом, что понятие прав человека теперь стало синонимом «нелепых решений судов и должностных лиц»*10. Более того, он точно подметил, что «на практике Суд абсолютно недостаточно применяет доктрину свободы усмотрения. Он не смог справиться с искушением расширить свою юрисдикцию и установить единые нормы для стран-участниц. Он приравнивает себя к Верховному Суду США, устанавливающему федеральное законодательство для европейских стран»*11. Стоит рассмотреть позицию правительства Великобритании по поводу избирательного права заключенных.   Позиция правительства Соединенного Королевства После вынесения постановления по делу Херста прежнее правительство провело ряд консультаций по вопросам избирательного права, однако после решения Суда ничего конкретного так и не было сделано. Позиция нынешнего правительства, в первую очередь премьер-министра Дэвида Кэмерона, по его словам, заключается в следующем: «мне становится не по себе уже от одной мысли о том, что осужденные могут голосовать»*12; он также заявил, что «права — это привилегии, и их нужно заслужить»*13. Генеральный атторней Доминик Грив ранее заявлял, что предоставление заключенным права голоса будет «просто нелепым»*14. Более того, он сказал, что «гражданские права неотделимы от гражданской ответственности, но эти права были нарушены теми, кто совершил преступления»*15. По этому поводу в парламенте шли длительные дебаты, и наиболее часто повторяющимся доводом против избирательного права у заключенных был следующий: «Осужденные нарушили гражданское соглашение, которое действует между членами общества и обществом, в котором они живут»*16. Либерально-демократическая партия выступает за изменение законодательства с тем, чтобы некоторые заключенные имели право голосовать. Настоятельные призывы к Дэвиду Кэмерону сделать что-либо для воспрепятствования вынесению постановления Европейского Суда, требующего внесения изменений в законодательство, не принесли каких-либо результатов, причем не из-за Либерально-демократической партии, а поскольку все больше стало возрастать давление на Великобританию со стороны Комитета Министров Совета Европы. Кроме того, нынешнее правительство столкнулось с риском того, что такое положение будет как вечно текущий кран, из-за внушительных сумм требуемых компенсаций в десятки миллионов фунтов стерлингов. Власти провели консультации в две стадии, чтобы представить перед парламентом необходимую законодательную реформу по этому сложному вопросу. Изначально власти рассматривали возможность предоставить избирательные права заключенным, приговоренным на срок до четырех лет. Впоследствии пришли к тому, чтобы предоставлять избирательные права тем, кто приговорен на срок в один год и меньше. На настоящий момент закон по этой проблеме так и не принят. Не только правительство, но и общество, ученые, правозащитники и заключенные разделились на две группы — одни подвергают законопроект критике и утверждают, что люди, совершившие преступления, должны потерять самое основное право гражданина, другие считают избирательные права одними из основополагающих прав демократического общества. Противоположная позиция Питер Боттомли, член парламента от Консервативной партии и экс- министр, заявил: «Бывшие правонарушители и бывшие заключенные должны активно нести гражданскую ответственность. Право голосовать в заключении может стать важным первым шагом по возвращению в общество»*17. Сэр Дэвид Рэмсботам, бывший Королевский инспектор тюрем, заявил, что все жители Великобритании могу голосовать по праву, а не по моральным качествам, и что одна из целей заключения — помочь правонарушителям в том, чтобы они могли вести полезную и законопослушную жизнь. Он сделал вывод, что лишение гражданского права — это дополнительное наказание к лишению свободы*18. Ассоциация управления тюрьмами выступила с предупреждением о том, что запрет на избирательное право препятствует процессу реабилитации заключенных*19. Королевский епископ тюрем, Его Преосвященство доктор Питер Селби также выступил в поддержку избирательных прав заключенных. По его словам, не позволяя заключенным голосовать, мы укрепляем веру общества в то, что один раз осужденный человек является лицом, которое не имеет права влиять на развитие страны, — тем, чье мнение ничего не значит*20. «Запрет заключенным Великобритании голосовать — это пережиток XIX века, который не является ни средством устрашения, ни достаточно действенным наказанием», — заявила Джулиет Лайон, директор Фонда по реформированию тюрем. Она также отметила, «что право заключенных голосовать не представляет никакой угрозы общественной безопасности, это право поощрит в преступниках стремление к ответственности, неотделимое от гражданства»*21. Джефф Кинг, научный сотрудник Баллиол колледжа в Оксфорде отметил, что право голосовать — это основополагающее право человека. Это не привилегия, как водительские права или доступ в тренажерный зал после работы*22. Чтобы правильно функционировать, демократия требует зрелости от тех, кто голосует. Не случайно большинство национальных законов в разных странах запрещает голосовать до достижения избирательного возраста, который в большинстве случаев составляет 18 лет. Полностью разделяю позицию бывшего заключенного Боба Терни, отбывшего наказание в виде 18 лет лишения свободы, который заявил следующее BBC News Magazine: «Что касается идеи о том, что право голосовать поможет в реабилитации преступников — я вас умоляю! Они себе это совершенно не так представляют. Не право голосовать делает тебя сознательным гражданином. Наоборот, только у сознательных граждан появляется желание голосовать»*23. Когда мы сталкиваемся с таким сложным и спорным вопросом, стоит обратить внимание на законодательство других стран. В большинстве европейских стран, например, в Дании, Швеции и Швейцарии нет никакого запрета на право голоса заключенных. В Италии, Польше и на Мальте подобный запрет налагается на тех, кто совершил тяжкие преступления. В 2006 году Республика Ирландия приняла законопроект, позволяющий всем заключенным голосовать. Кроме Великобритании, единственные европейские страны, в которых заключенным запрещено голосовать, — это Россия, Армения, Болгария, Чехия, Эстония, Венгрия, Люксембург и Румыния*24. Таким образом, Соединенное Королевство в этом вопросе в основном разделяет позицию стран Восточной Европы, лишь недавно вставших на путь демократического развития. С одной стороны, представляется, что Великобритания не хочет достичь прогрессивного уровня демократии. Как сказал 26-й президент США Теодор Рузвельт, «великая демократия должна быть прогрессивной, иначе в скором времени она перестанет быть великой» . С другой стороны, для Великобритании неприемлемо менять свои старейшие юридические традиции, принимая во внимание, что она всегда стояла в стороне и находилась в некоторой изоляции от определенных решений, принимаемых Евросоюзом (напр., отказ от участия в Шенгенском соглашении, от вхождения в еврозону, от Хартии Европейского Союза по правам человека). В данном контексте я полностью поддерживаю довод лорда Хоффмана: «Мы остаемся независимой нацией, которая на протяжении столетий развивалась путем конституционной борьбы и прагматических изменений. Я не считаю правовую систему Великобритании совершенной, но я уверен, что конкретные решения по ее реформированию должны приниматься в Лондоне — либо нашими демократическими институтами, либо судебными органами, которые, как Верховный Суд США, неотделимы от нашего общества и пользуются авторитетом в таком статусе». Не следует забывать, что во времена Средневековья, в 1215 году, появилась Великая хартия вольностей — исторический документ монументального масштаба. Невозможно отрицать ее важнейшую роль в развитии демократии: монархическая государственная власть не стоит над законом, она должна подчиняться закону. Основные положения Хартии — это свобода церкви, идея аренды феодалами земли у короля и реформа судебной системы*25. Хартия значительнейшим образом повлияла на исторические процессы последовавших за ее принятием эпох, что в наши дни привело к установлению господства конституционного права и права в области прав человека. На мой взгляд, исполнение законов на государственном уровне — прерогатива, подпадающая под компетенцию каждого суверенного государства, и государству должна предоставляться широкая свобода усмотрения. Краеугольным камнем демократии Соединенного Королевства является суверенитет парламента, и предел ограничения права голоса, накладываемого на заключенных, должен зависеть от решения Вестминстера. Представляется несправедливым, что в некоторых других странах-участницах Совета Европы, таких, как Россия, Болгария, Чехия, Эстония, Венгрия, Люксембург заключенным запрещено голосовать, в то время как в других государствах-членах им это разрешается. Суд упомянул лишь, что каждая страна должна самостоятельно определить предельные границы ограничения права заключенных голосовать, однако Суд не дал четкого определения, какие именно границы, по его мнению, соответствуют демократическим ценностям и законным целям. Однако предел, уже установленный Судом, чрезмерно высок, поскольку Суд установил нарушение права заключенного, отбывавшего срок за непредумышленное убийство. Если Суд примет подобный высокий предел, приведет ли это в дальнейшем к дискриминации заявителей, совершивших непредумышленные убийства, чьи жалобы будут отклоняться в соответствии с новым законом? Вместе с тем, ст. 24 Европейских пенитенциарных правил, предусматривающая, что «Тюремные власти должны обеспечить заключенным возможность участия в выборах, референдумах и других аспектах общественной жизни, в той степени, в какой их право на это не ограничено национальным законом», не указывает, до какой степени европейское законодательство может позволить «национальным законам» ограничивать избирательное право заключенных*26. Нет сомнений в том, что пока вышеупомянутым странам не придется предстать перед Судом в качестве ответчиков по этому вопросу, Европейский Суд не сможет заставить их изменить свое законодательство. На мой взгляд, это ставит страны в неравное положение друг перед другом.   Исполнение постановлений в Комитете министров Совета Европы (процедура пилотного постановления) Все постановления, принятые Европейским Судом, подлежат контролю со стороны Комитета министров Совета Европы. Процесс исполнения постановлений состоит из принятия мер индивидуального и общего характера. В соответствии со ст. 46 Конвенции Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по любому делу, в котором они выступают сторонами. Согласно правилу 61.1 Регламента Суда, Суд может применить процедуру пилотного постановления и принять такое постановление, если факты, изложенные в жалобе, раскрывают существование в соответствующей Договаривающейся Стороне структурной или системной проблемы или другого подобного нарушения, которое может повлечь или уже повлекло за собой схожие жалобы. Если Суд получает жалобы, в основе которых лежит одна и та же причина, он может применить процедуру пилотного постановления. Основная суть этой процедуры заключается в возможности отложить или «заморозить» похожие дела на некоторый период времени с условием, что власти в оперативном порядке примут необходимые меры, требуемые для исполнения постановления*27. Процедура пилотного постановления является неблагоприятной для властей. За последнее время Российской Федерации пришлось столкнуться с двумя пилотными постановлениями — в 2009 году по делу «Бурдов против России (№ 2)» (Burdov v Russia (no. 2))*28, касающемуся длительного неисполнения судебных решений и отсутствия внутригосударственного средства правовой защиты, и в 2012 году по делу « Ананьев и другие против России» (Ananyev and Others v. Russia)*29, касающемуся структурной проблемы ненадлежащих условий заключения. В 2010 году Великобритания пополнила список стран, в отношении которых были вынесены пилотные постановления, с делом «Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства» (Greens and M.T. v. the United Kingdom), в связи со структурной проблемой национального законодательства — полного запрета на голосование для заключенных, находящихся в заключении. Получив 2500 жалоб по данному поводу, Суд предоставил властям Великобритании шесть месяцев с момента вступления в силу постановления по делу «Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства» (Greens and M.T. v. the United Kingdom) на то, чтобы подготовить поправки в законодательство, направленные на его приведение в соответствие с Конвенцией. В декабре 2009 года Комитет министров Совета Европы принял промежуточную резолюцию (2009) 160, в которой выразил серьезную озабоченность значительной задержкой в исполнении постановления и существовавшим риском того, что следующие общие выборы в Соединенном Королевстве, которые должны были пройти в июне 2010 года, были бы проведены без учета решения Европейского Суда*30. В этой связи Комитет министров поторопил Великобританию с принятием мер, необходимых для исполнения постановления Европейского Суда*31. 2 декабря 2010 года Комитет министров принял решение, в котором он напомнил о выводах, содержащихся в постановлении Европейского Суда, а также о своей промежуточной резолюции 2009 года, и отметил, что, несмотря на все это, абсолютный запрет на голосование находящихся в заключении так и не был отменен до общих выборов, прошедших в Соединенном Королевстве 6 мая 2010 года*32. Поскольку постановление по делу «Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства» (Greens and M.T. v. the United Kingdom) вступило в силу 11 апреля 2011 года, Комитет министров установил для британских властей крайний срок для представления Плана действий до 11 октября 2011 года. Однако, этот срок был продлен на шесть месяцев после вынесения постановления по делу «Скоппола против Италии (№ 3)» (Scoppola v. Italy (no. 3))*33, которое касается лишения избирательного права, наложенного на заявителя вследствие приговора к пожизненному заключению за убийство. Поскольку окончательное постановление по делу Скоппола было вынесено Европейским Судом 22 мая 2012 г., соответственно власти Великобритании вынуждены внести изменения в свое законодательство до конца 2012 г. Эд Бэйтс, старший преподаватель права в Университете Саутгемптона, поднял такой вопрос: «Решение этой проблемы станет серьезной проверкой приверженности Великобритании Конвенции — или, быть может, ударом по авторитету Суда?». Разумеется, когда государства-участники подписывали/ратифицировали статью 3 Протокола № 1 к Конвенции, они не догадывались, что годы спустя эта статья будет трактоваться Судом в пользу заключенных. Когда Великобритания подписала Конвенцию, она приняла юрисдикцию Суда как неотъемлемую часть договора. Больше того, права и свободы, гарантируемые Конвенцией, были инкорпорированы в британское законодательство Законом о правах человека 1998 года. Отказ властей выплачивать компенсацию стал бы необычным явлением. В этом случае, как утверждают горячие головы, Совет Европы будет вынужден рассмотреть вопрос об исключении Соединенного Королевства. Исключение приведет к тому, что Великобритания окажется в том же положении, что и Белоруссия, и сделает ее единственным крупным европейским государством, не входящим в Совет*34.   Заключение Избирательное право — важное право, дающее людям возможность определять собственное будущее посредством свободного выбора на основе их личных взглядов. Но это право никогда не было абсолютным, в разные времена и для разных групп людей существовали различные ограничения. Сложно утверждать, что заключенные, совершившие тяжкие преступления, должны пользоваться правом голоса. Однако именно Европа дала миру один из величайших даров — демократию. Через борьбу за равные права для мужчин и женщин, сексуальных и других меньшинств, свободу слова, человечество пришло к высшей точке демократического развития — избирательному праву для заключенных. В некоторых восточноевропейских странах с низким уровнем демократии и высоким уровнем коррупции — например, в России, где, как порою кажется, только сейчас, по прошествии многих, лет люди начали выходить на улицы, требуя справедливых выборов, где сексуальным меньшинствам запрещается проводить гей-парады (дело «Алексеев против России» (Alekseyev v. Russia)*35), где законопослушные граждане-налогоплательщики лишены многих основополагающих прав, когда доходит до их реализации, где условия содержания заключенных ниже среднего европейского уровня, — избирательное право для заключенных даже не значится в качестве приоритетной проблемы в государственной программе. Ф.М. Достоевскому, знаменитому русскому писателю, побывавшему в свое время в заключении, принадлежит изречение: «Об уровне цивилизации общества можно судить по его тюрьмам». Впрочем, в отличие от современных заключенных в Великобритании, у Достоевского не было надлежащих условий заключения, права на свидания, телефонные звонки, посещение семьи, медицинское обслуживание и многое другое. Мне кажется, избирательное право для заключенных является шагом либо к высшим демократическим стандартам, либо к демократической утопии. Как сказал сэр Уинстон Черчилль, «Демократия — худшая форма правления до тех пор, пока вы не сравните ее с остальными». Как можно оправдывать такое право? Сравнение с лишением этого же права темнокожих и женщин, конечно, будет несправедливым, но ведь несколько десятков лет назад никто и не думал о предоставлении им права голосовать. Европейский Суд неоднократно подчеркивал важность «демократических ценностей» в применении и трактовке прав, гарантированных Конвенцией («Серинг против Соединенного Королевства» (Soering v. the United Kingdom)*36) . Почему основная демократическая ценность, а именно, политическая свобода, должна даваться людям, не имеющим ни моральных ценностей, ни уважения к закону и правам других? Логичнее было бы, если бы, отбывая наказание в виде лишения свободы, осужденные могли пройти процесс реабилитации и коррекции, раскаявшись в совершенных преступлениях, и только после возвращения в общество получить право участвовать в его политической жизни. © Зоя КОКОРИНА, выпускница Правовой школы Ноттингемского Университета, Великобритания   *1 Энциклопедия «Новый мир»: http://www.newworldencyclopedia.org/entry/Democracy *2 Замечание общего порядка № 25: Право на участие в управлении делами государства, право голоса и право и на равный доступ к государственной службе (Ст. 25),12.07.1996 г. CCPR/C/21/Rev.1/Add.7, Замечание общего порядка № 25. (Замечания общего порядка), http://www.unhchr.ch/tbs/doc.nsf/0/d0b7f023e8d6d9898025651e004bc0eb?Opendocument *3 «Херст против Соединенного Королевства (№ 2)» (Hirst v the United Kingdom (2)) (жалоба № 74025/01), от 6 октября 2005 года, База данных прецедентного права ЕСПЧ. *4 Там же, пункт 43. *5 Там же, пункт 25. *6 Там же, пункт 51. *7 «Фродль против Австрии» (Frodl v. Austria) (жалоба № 20201/04), от 8 апреля 2010 года, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *8 Там же, пункт 34. *9 «Гринс и М.Т. против Соединенного Королевства» (Greens and M.T. v. the United Kingdom), Жалобы №№  60041/08 и 60054/08), от 23 ноября 2010, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC, http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *10 The INDEPENDENT, Бен Эммерсон: «ЕВРОПЕЙСКИЙ Суд по правам человека укрепляет демократию, говорит Лорд Хоффман — один из величайших юридических мыслителей страны. Но его размолвка со Страсбургским судом длится еще с дела «йоркширского потрошителя», 8 февраля 2011 года», http://www.independent.co.uk/opinion/commentators/ben-emmerson-the-european-court-of-human-rights-enhances-our-democracy-2207503.html *11 Блог ЕСПЧ, «Британский лорд-судья подверг Европейский Суд резкой критике», 6 апреля 2009 года, http://echrblog.blogspot.co.uk/2009/04/british-law-lord-heavily-criticizes.html *12 BBC News, «Мать убитого ребенка осуждает право заключенных голосовать», 3 ноября 2010 года, http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-11687105 *13 United News, «Право заключенных Великобритании голосовать», 10 февраля 2011 года, http://www.uneditednews.co.uk/News/uk-prisoners-right-to-vote *14 The Telegraph Эндрю Портер, политический редактор, «Заключенные впервые получат избирательные права» 1 ноября 2010 года, http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/law-and-order/8103580/Prisoners-to-get-the-vote-for-the-first-time.html *15 Mail Online, «Насильники, педофилы и грабители получат право голосовать: правительство готово снять запрет на право голосования для заключенных», Джеймс Слэк, 8 февраля 2010 года, http://www.dailymail.co.uk/news/article-1168562/Rapists-paedophiles-burglars-vote-Government-prepares-lift-prisoners-election-ban.html *16 Официальный отчет Палаты Общин, Парламентские дебаты, Том 523 № 116, 10 февраля 2011 года, стр. 495, 508, 563. *17 BBC News, «Призыв дать право голоса заключенным», 2 марта 2004 года, http://news.bbc.co.uk/1/hi/uk/3523231.stm *18 Там же. *19 Там же. *20 BBC News, «Право заключенных Великобритании голосовать», 20 января 2011 года, http://www.bbc.co.uk/news/uk-11674014 *21 The Guardian, «ООН призывает дать заключенным право голоса», Данкан Кэмпбелл, 19 сентября 2008 года, http://www.guardian.co.uk/society/2008/sep/19/prisonsandprobation.civilliberties *22 Джефф Кинг: Должны ли заключенные иметь право голосовать, Группа конституционного права, 18 мая 2011 года, http://ukconstitutionallaw.org/2011/05/18/jeff-king-should-prisoners-have-the-right-to-vote/ *23 BBC News Magazine, Нужно ли заключенным право голоса? Джон Келли, 10 февраля 2011 года, интервью с Бобом Терни, http://www.bbc.co.uk/news/magazine-12392811 *24 BBC News, «Право заключенных Великобритании голосовать», 20 января 2011 года, http://www.bbc.co.uk/news/uk-11674014 *25 Система судебных органов Англии и Уэльса, «Великая хартия вольностей: прецедент для недавнего изменения конституции», Лорд Вулф, лорд главный судья Англии и Уэльса, 2005 год, http://www.judiciary.gov.uk/media/speeches/2005/magna-carta-precedent-recent-constitutional-change *26 Дирк ван Сил Шмит и Соня Снакен, Принципы европейского пенитенциарного права и политики, пенологии и прав человека, 2009 год, Издательство Оксфордского университета (стр. 254) *27 Справочная публикация — Пилотные постановления, март 2012 года, анализ прецедентного права, справочные публикации, http://www.echr.coe.int/ECHR/EN/Header/Press/Information+sheets/Factsheets/ http://www.echr.coe.int/ECHR/EN/Header/Press/Information+sheets/Factsheets/ *28 «Бурдов против России (№ 2)» (Burdov v Russia (no. 2)) (жалоба № 33509/04), от 15 января 2009 года, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *29 «Ананьев и другие против России» (Ananyev and Others v. Russia), (Жалобы №№ 42525/07 и 60800/08), 10 января 2012 года, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *30 Надзор за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека, Ежегодный доклад за 2009 год, Совет Европы, 2010 год . *31 Там же. *32 Надзор за исполнением постановлений Европейского суда по правам человека, Ежегодный доклад за 2010 год, Совет Европы, апрель 2011 года. *33 «Скоппола против Италии (№ 3)» (Scoppola v. Italy (no. 3)), (жалоба 126/05), от 18 января 2011 года, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *34 Новости политики на BBC, «Палата общин отклонила проект по голосованию заключенных», 10 февраля 2011 года, http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-12409426 *35 «Алексеев против России» (Alekseyev v. Russia), (Жалобы №№ 4916/07, 25924/08 и 14599/09), 21 октября 2010, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *36 «Серинг против Соединенного Королевства» (Soering v. the United Kingdom) (Жалоба № 14038/88), 7 июля 1989 года, Series А №161, пункт 87, База данных прецедентного права ЕСПЧ HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en №7-8(68), 2012
no image
Право

The importance of the right to vote revealed through historical struggle when nations gone through exclusion from enjoyment of this right based on color, property possession, sex, belief, social status and religion. The institute of the right to vote gained...

The importance of the right to vote revealed through historical struggle when nations gone through exclusion from enjoyment of this right based on color, property possession, sex, belief, social status and religion. The institute of the right to vote gained through development of the democracy. As 16th US President Abraham Lincoln said that democracy “is the government of the people, by the people, for the people”. Democracy in the modern world evolved in Britain and France and then spread to other nations. The main reason for the development of democracy was dissatisfaction with the corruption, incompetence, abuse of power, and lack of accountability of the existing institutions, which were often an absolute monarchy whose legitimacy was based on the doctrine of the divine right of kings*1. Women were allowed to vote in France in 1945 and in Switzerland only in 1971, comparing with the UK – women gained that right in 1918. However, in our days, while prisoners can freely vote in Switzerland and with certain limitations in France, the UK has a blanket ban on this right, or better to say a privilege. Applying to the legal background, we would see that according to Article 21 of the Universal Declaration of Human Rights of 1948: (1) Everyone has the right to take part in the government of his country, directly or through freely chosen representatives. (2) Everyone has the right of equal access to public service in his country. (3) The will of the people shall be the basis of the authority of government; this will shall be expressed in periodic and genuine elections which shall be by universal and equal suffrage and shall be held by secret vote or by equivalent free voting procedures. Article 25 of the International Covenant on Civil and Political Rights (“ICCPR”) codifies these rights, requiring that: Every citizen shall have the right and the opportunity, without any of the distinctions mentioned in Article 2 and without unreasonable restrictions: (a) To take part in the conduct of public affairs, directly or through freely chosen representatives; (b) To vote and to be elected at genuine periodic elections which shall be by universal and equal suffrage and shall be held by secret ballot, guaranteeing the free expression of the will of the electors; (c) To have access, on general terms of equality, to public service in his country. According to paragraph 14 of the General Comment to Article 25 of ICCPR: “In their reports, States parties should indicate and explain the legislative provisions which would deprive citizens of their right to vote. The grounds for such deprivation should be objective and reasonable. If conviction for an offence is a basis for suspending the right to vote, the period of such suspension should be proportionate to the offence and the sentence. Persons who are deprived of liberty but who have not been convicted should not be excluded from exercising the right to vote”.*2 Article 3 to Protocol 1 of the Convention for the protection of Human Rights and Fundamental Freedoms (“Convention”) states that the High Contracting Parties undertake to hold free elections at reasonable intervals by secret ballot, under conditions which will ensure the free expression of the opinion of the people in the choice of the legislature.   The United Kingdom legislation regarding prisoners' right to vote Under 1870 Forfeiture Act the prisoners were denied the vote and the ban was maintained after the 1983 Representation of the Peoples Act. The Representation of the Peoples Act 1983 provides: “A convicted prisoner during the time that he is detained in a penal institution in pursuance of his sentence is legally incapable of voting at any parliamentary or local government election.” The law which deprived prisoners to vote for 142 years was disturbed by the European Court of Human Rights (“European Court”).   The European Court's position concerning the prisoners' right to vote The first and the most debated judgment was rendered in 2005 by the European Court Hirst v the United Kingdom (no2)*3, c oncerned blanket ban on convicted prisoners' right to vote. In order to analyse the European Court's position, I would like to mention the main arguments of the Court stated in it's judgment. The reasoning of the Court provided in the judgment Hirst v. UK (no 2) was, in particular, based on legal practice of the country that is not a Member State of the Council of Europe – Canada. In this context: “The Court has found that the Canadian Supreme Court judgment in Sauve No. 2 provides a detailed, and helpful, examination of the purposes pursued by prisoner disenfranchisement.”*4 Although, the Court confirmed the difference in text and structure of the Canadian Charter, it considered substance of the reasoning in Sauve applicable in the present case. The decision on the case Sauve v. the Attorney General of Canada (No. 2) taken by the Supreme Court of Canada in 2002 found violation of Articles 1, 3 of the Canadian Charter of Rights and Freedoms and held that the section 51(e) of the Canada Elections Act 1985, which denied the right to vote to every person imprisoned in a correctional institution serving a sentence of two years or more, was unconstitutional.*5 The European Court accepted that UK government has a wide margin of appreciation in this area and that it is a national legislature who should determine whether restrictions on prisoners' right to vote can still be justified. Nonetheless, the European Court did not accept that an absolute restriction on the right to vote falls within an acceptable margin of appreciation. Thus, the Court stated that “in the present case the applicant lost his right to vote as the result of the imposition of an automatic and blanket restriction on convicted prisoners' franchise and may therefore claim to be a victim of the measure”*6. Following Hirst , the European Court rendered judgment Frodl v Austria*7. It concerned a prisoner serving a life sentence for murder in Austria. He had been disenfranchised under the National Assembly Election Act, according to which a prisoner who serves a term of imprisonment for more than one year was not allowed to vote. Although, the Court stated that the Austrian provisions on disenfranchisement were more narrowly defined than in Hirst case, nevertheless, it found that the decision on disenfranchisement should have been taken by a judge and that, in this particular case, there had not been a link between the offence committed and the issues relating to elections and democratic institutions*8. In 2010 the European Court rendered the pilot judgment on the case Greens and M.T. v. the United Kingdom*9. The case concerned the blanket ban on voting in national and European elections for convicted prisoners in detention in the United Kingdom. The Grand Chamber of the Court again found a violation of Article 3 to Protocol due to the fact that the legislation which led to the finding of a violation of Article 3 of Protocol No. 1 by the Court's Grand Chamber in the case of Hirst v. the United Kingdom No. 2 , remained unchanged. The pilot judgment procedure will be elaborated further. As we can see, the European Court dictated the law on such a sensitive national legislative issue that leads to a very difficult decision that has to be taken by the UK government. Lord Hoffmann – one of the greatest legal minds said: “The devil is in the detail, and the detailed record of the ECHR shows an expansionist tendency to micromanage national legal systems, so that the concept of human rights is now a byword for "foolish decisions by courts and administrators”*10. Moreover, he accurately mentioned that “ in practice, the Court has not taken the doctrine of the margin of appreciation nearly far enough. It has been unable to resist the temptation to aggrandize its jurisdiction and to impose uniform rules on Member States. It considers itself the equivalent of the Supreme Court of the United States, laying down a federal law of Europe”*11. It is worth making an overview of the position of the UK government concerning the prisoner's right to vote.   Position of the United Kingdom government After the judgment Hirst the previous government took a series of consultations on voting rights, but nothing was actually decided after the ruling of the Court. The position of the present government, especially of the Prime Minister David Cameron was as he said: “the idea of prisoners voting makes me “physically ill'”*12, he also stated that "rights are privileges and must be earned"*13. Dominic Grieve, the Attorney General, has previously said it would be “ludicrous” to give inmates the right to vote*14. Moreover, he said that “civic rights go with civic responsibility, but these rights have been violated by those, who have committed offences”*15. There were hours and hours of debates in the Parliament and the most frequent arguments against prisoners voting were that “ Those who are deemed to be prisoners have been found to have broken the civic contract that operates between members of society and the society in which they live”*16. The Liberal Democrats are in favor of changing the law in order for some prisoners to have the vote. David Cameron was forced and couldn't do anything to halt the European Court judgment demanding the change of the law, not because of the Liberal Democrats, but due to the fact that UK came under increasing pressure from the Committee of Ministers of the Council of Europe. Besides the present government confronted the risk that tap would never stop running due to substantial compensation claims for tens of millions of pounds. The authorities conducted a two-stage consultation process, with a view to introducing before Parliament the necessary legislative reform on this tricky matter. Initially authorities considered the possibility that prisoners serving up to 4 years would get the vote. Later the discussions shifted to give the right to vote to those who are sentenced to serve a year or less. Until now the law on this issue has not been adopted. Not only the government, but society, scholars, human rights defenders, prisoners are divided in two groups – one group heavy criticizing and arguing that people who committed a crime should lose their most basic right of a citizen, and others, who consider that rights as one of the fundamental rights in a democratic society.   Contrary position Peter Bottomley, the Conservative MP and former minister, said: “Ex-offenders and ex-prisoners should be active responsible citizens. Voting in prison can be a useful first step to engaging in society”*17. Sir David Ramsbotham, the former HM Inspector of Prisons, argued that all citizens of the United Kingdom have the vote by right - not moral authority and one of the aims of imprisonment is to help prisoners to live useful and law-abiding lives. He concluded that removing a citizen's right is an additional punishment to the deprivation of liberty.*18 The Prison Governors Association has warned that the ban hampers inmates' rehabilitation*19. The Bishop to HM Prisons, the Right Reverend Dr Peter Selby, has also spoken in support of prisoners' right to vote. He said not allowing them to vote states society's belief that once convicted you are a non-person, one who should have no say in how our society is to develop, whose opinion is to count for nothing*20. “The UK ban on prisoners voting is a relic from the 19th century which is neither a deterrent nor an effective punishment," said Juliet Lyon, director of the Prison Reform Trust. She also noted that the right to vote poses no risk to public safety and giving prisoners the vote would encourage them to take the responsibilities that come with citizenship"*21. Jeff King, the Fellow at Balliol College in Oxford mentioned that the right to vote is a fundamental human right. It is not a privilege, like a driving license or access to the gym on weeknights*22. To function properly, democracies require maturity among the people who vote. It's not by incident many national laws of different countries prohibit voting under voting age, which generally is 18 years. I absolutely agree with former prisoner - Bob Turney, who served 18 years in jail, who said to BBC News Magazine "As for the idea that voting will help rehabilitate criminals - do me a favor. They've got it the wrong way round. It's not voting that makes you a good citizen. It's becoming a good citizen that makes you want to vote”*23. When we confront such a difficult and disputable issue it is worth to take a look at the laws of other countries. Most European countries, such as Denmark, Sweden and Switzerland, have no ban on prisoners' right to vote. In Italy, Malta and Poland, the ban is imposed on those who committed serious crimes. In 2006 the Republic of Ireland passed legislation enabling all prisoners to vote. Other than the UK, the only other European countries with an outright ban on prisoners voting are Russia, Armenia, Bulgaria, Czech Republic, Estonia, Hungary, Luxembourg and Romania.”*24 Thus, as we can see, the UK stands together with the Eastern European countries on this issue, whose level development of democratic processes is not that progressive in comparison with the United Kingdom. One could think that UK is not willing to achieve progressive level of democracy, on one hand. As 26th US President Theodore Roosevelt once said “A great democracy must be progressive or it will soon cease to be a great democracy”. On the other hand, it is not appropriate for the UK to change it's oldest legal traditions, taking into account that it always stood aside and more or less isolated from certain decisions taken within the EU (eg. the UK opt-outs from Sсhengen Agreement, Eurozone and the Charter of Fundamental Rights of the European Union). In this context, I fully support the argument of Lord Hoffmann: “ We remain an independent nation with its own legal system, evolved over centuries of constitutional struggle and pragmatic change. I do not suggest belief that the United Kingdom's legal system is perfect but I do argue that detailed decisions about how it could be improved should be made in London, either by our democratic institutions or by judicial bodies which, like the Supreme Court of the United States, are integral with our own society and respected as such”. We should not forget that during the Medieval period in 1215 the world has seen the Magna Carta, the monument of history. One can not deny its' great role in developing democracy (the royal government power does not stand over the law, it should conform with the law). The main ideas of the Charter – free church, feudal hold the land from the King and the reform of the judicial system*25. This document had the most significant influence on the following epochs and historical processes that led to my mind to foundation of the rule of constitutional law and human rights law today. In my view, implementation of laws on national level is prerogative that falls within the competence of each sovereign state, and in fact a wide margin of appreciation should be given to the State. The cornerstone of the UK's democracy is the sovereignty of the Parliament and the threshold should depend on a Westminster enactment. It also seems to be quite unfair that in some countries of the Council of Europe, such as Russia, Bulgaria, Czech Republic, Estonia, Hungary, Luxembourg there is a ban for the prisoners' right to vote, whereas in other Member States countries prisoners are allowed to vote. The Court only mentioned that each country has to decide the limits, however, the Court did not identify clearly what limits it considers to be in conformance with democratic values and legitimate aims. However, the threshold, already established by the Court is too high, as the Court found violation of the right of a prisoner who was sentenced for manslaughter. In case the Court accepts such a high threshold, would it then lead to future discrimination of applicants, committed manslaughter, whose applications would be dismissed in accordance with new law? As well as Article 24 of European Prison Rules, which provides: Prison authorities shall ensure that prisoners are able to participate in elections, referenda and in other aspects of public life, in so far as their right to do so is not restricted by national law, does not indicate to what extent European law would allow “national law” to restrict the right of sentenced prisoners to vote*26. There is no doubt that, until a legal challenge is brought in above mentioned countries, the Court will not be able to force a change in their domestic legislation, which to my mind puts the member states in unequal position towards each other.   Execution of the judgments at the Committee of Ministers of the Council of Europe (pilot judgment procedure) All the judgment rendered by the European Court comes under supervision of the Committee of Ministers of the Council of Europe. The process of execution of the judgments consists in implementation of individual and general measures. According to Article 46 of the Convention t he High Contracting Parties undertake to abide by the final judgment of the Court in any case to which they are parties. Under Rule 61.1 of the Rules of the Court the latter may initiate a pilot-judgment procedure and adopt a pilot judgment where the facts of an application reveal in the Contracting Party concerned the existence of a structural or systemic problem or other similar dysfunction which has given rise or may give rise to similar applications. When the Court receives applications that share a root cause, it can use the pilot procedure. The main point of the pilot procedure is an option of adjourning, or “freezing,” similar cases for a period of time on the condition that the Government acts promptly to adopt the national measures required to satisfy the judgment*27. The pilot judgment procedure is rather unpleasant for the government. Recently, the Russian Federation had to face two pilot judgments - first in 2009 Burdov v Russia (2)*28, concerning prolonged non-enforcement of court decisions and lack of domestic remedy , and the second in 2012 Ananyev and Others v. Russia*29 regarding structural problem of inadequate conditions of detention. The UK also joined the list of countries with pilot judgments in 2010 (case Greens and M.T. v. the United Kingdom), concerning the s tructural problem in the UK legislation due to the blanket ban on voting for convicted prisoners in detention. The Court received 2,500 applications of similar nature and gave the UK government six months from the date when Greens and M.T. became final to introduce legislative proposals in order to bring the law in accordance with the Convention. In December 2009, the Committee of Ministers of the Council of Europe adopted Interim Resolution (2009) 160, in which it expressed serious concern at the substantial delay in implementing the judgment which has given rise to a significant risk that the next United Kingdom general election, which must take place by June 2010, will be performed in a way that fails to comply with the ECHR*30. The Committee of Ministers urged, therefore, the United Kingdom to rapidly adopt the measures necessary to implement the Court judgment*31. On December 2, 2010 Committee of Ministers adopted a decision whereby it recalled the conclusions of the judgment and it's Interim Resolution of 2009, noting that despite this, the United Kingdom general election was held on 6 May 2010 with the blanket ban on the right of convicted prisoners in custody to vote still in place*32. Due to the fact that the judgment Greens and M.T. became final on 11 April 2011, the Committee of Ministers of the Council of Europe set a deadline for the UK authorities to submit an Action plan until 11 October 2011, however, the deadline was extended to six months after judgment delivery in the case of Scoppola (no. 3) v. Italy*33, which concerns the ban imposed on the applicant as a result of his life sentence for murder which lead to a permanent forfeiture of his right to vote. Due to the fact that the final judgment on case Scoppola was carried out on 22 May 2012, the United Kingdom government has to present their amendments until the end of year 2012. Ed Bates Senior Lecturer in Law at the University of Southampton raised a question: “How this matter will be resolved will be a strong test of the UK's overall commitment to the Convention - or could it result in a blow to the authority of the Court?”*34 Certainly, when Member States signed/ratified Article 3 of the Protocol no 1 to the Convention they were not aware that many years later that Article would be interpreted by the Court for the prisoners' benefit. When the United Kingdom signed the Convention it accepted the jurisdiction of the Court as an integral part of the treaty. Moreover, Convention rights and freedoms were incorporated into the UK law by the Human Rights Act 1998. In case the government refused to pay the compensation, that would be unusual and the Council of Europe would have to consider suspending the United Kingdom. A suspension would place the United Kingdom alongside Belarus as the only major European state outside the Council*35.   Conclusion The right to vote is an important right that gives people faith in their future through their choice and opinion, but it has never been an absolute right, there have always been derogations to this right at different time and for different groups of people. It is hard to accept that prisoners who committed grave offence should be allowed to vote. However, the Europe, as often described in the literature, gave one of the greatest gifts to the world – democracy, through struggle for equal rights of men and women, homosexuals and other minorities, for freedom of expression, now achieved a highest point of democratic development - the right to vote for prisoners. In some Eastern European countries, where the level of democracy is low, while the level of corruption is high, for example in Russia, where only recently for many years people could riot for the fair elections, where homosexuals were not allowed to organize riots (Alekseyev v. Russia*36), where citizens, that pay taxes and obey legal order are deprived of many fundamental rights, where prisoners have conditions of detention below average European level, the right to vote for prisoners is not even an issue and priority in the State's agenda. A famous Russian writer and prisoner at a time Fyodor Dostoyevsky once said: “You can judge a society by the way it treats it's prisoners”. However, unlike current UK prisons' conditions, Dostoyevsky did not have adequate conditions of detention, right to communicate, phone calls, family visits, medical treatment, etc. To my mind, the right to vote for prisoners is either a step towards higher democratic standards or democratic utopia. Sir Winston Churchill said “Democracy is the worst form of government, except all the others that have been tried.” How can we justify this right? If we compare it with the exclusion of colored people or women from this right in our days, we can certainly argue that it is unfair, however, decades ago no one could think of granting them this right. The European Court has had occasion in many cases to underline the importance, in the interpretation and application of Convention rights, of “democratic values” (Soering v. the United Kingdom*37). Why should the core democratic value, namely political freedom be given to individuals that have no moral values and respect to laws and other people's rights? It seems more logical that individuals who disrespected law would go through the process of rehabilitation and correction while being in detention, where they will hopefully recognize their wrongdoings, and after returning into society will have a right of political participation. © Zoya KOKORINA, postgraduate student The University of Nottingham Law School 2012   *1 New World Encyclopedia http://www.newworldencyclopedia.org/entry/Democracy *2 General Comment No. 25: The right to participate in public affairs, voting rights and the right of equal access to public service (Art. 25),12.07.1996. CCPR/C/21/Rev.1/Add.7, General Comment No. 25. (General Comments), http://www.unhchr.ch/tbs/doc.nsf/0/d0b7f023e8d6d9898025651e004bc0eb?Opendocument *3Hirst v the United Kingdom (2), (Application no. 74025/01), 6 October 2005, ECHR documents collection http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *4 Ibid Para 43 *5 Ibid Para 25 *6 Ibid Para 51 *7 Frodl v Austria, (Application no. 20201/04), 8 April 2010, ECHR documents collection HUDOC, http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *8 Ibid Para 34 *9 Greens and MT v the United Kingdom, (Application nos. 60041/08 & 60054/08), 23 November 2010, ECHR documents collection HUDOC, http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *10 The INDEPENDENT, Ben Emmerson: The European Court of Human Rights enhances our democracy, Lord Hoffmann is one of the country's greatest legal minds. But his quarrel with Strasbourg goes back to the Yorkshire Ripper, 08 February 2011, http://www.independent.co.uk/opinion/commentators/ben-emmerson-the-european-court-of-human-rights-enhances-our-democracy-2207503.html *11 ECHR Blog, “British Law Lord Heavily Criticizes European Court”, 6 April 2009, http://echrblog.blogspot.co.uk/2009/04/british-law-lord-heavily-criticizes.html *12 BBC News, "Murdered child's mother hits out at prisoners' vote”, 3 November 2010, http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-11687105 *13 United News,” UK prisoners right to vote”, 10 February 2011, http://www.uneditednews.co.uk/News/uk-prisoners-right-to-vote *14 The Telegraph by Andrew Porter, Political Editor, “Prisoners to get the vote for the first time” 01 November 2010, http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/law-and-order/8103580/Prisoners-to-get-the-vote-for-the-first-time.html *15 Mail Online, “Rapists, paedophiles and burglars get the vote as Government prepares to lift prisoners' election ban”, by James Slack, 8 February 2010, http://www.dailymail.co.uk/news/article-1168562/Rapists-paedophiles-burglars-vote-Government-prepares-lift-prisoners-election-ban.html *16 House of Commons Official Report, Parliamentary Debates, Volume 523 no. 116, 10 February 2011, pp495, 508, 563 *17 BBC News, “Call for prisoners' right to vote”, 2 March, 2004, http://news.bbc.co.uk/1/hi/uk/3523231.stm *18 Ibid *19 Ibid *20 BBC News, “UK prisoners' right to vote”, 20 January 2011, http://www.bbc.co.uk/news/uk-11674014 *21 The Guardian, “Give prisoners right to vote, says UN Duncan Campbell”,19 September 2008, http://www.guardian.co.uk/society/2008/sep/19/prisonsandprobation.civilliberties *22 Jeff King: Should prisoners have the right to vote? by Constitutional Law Group, May 18, 2011, http://ukconstitutionallaw.org/2011/05/18/jeff-king-should-prisoners-have-the-right-to-vote/ *23 BBC News Magazine, Would prisoners use their right to vote? by Jon Kelly, 10 February 2011, interview with Bob Turney, http://www.bbc.co.uk/news/magazine-12392811 *24 BBC News, “UK prisoners' right to vote”, 20 January 2011, http://www.bbc.co.uk/news/uk-11674014 *25 Judiciary of England and Wales, Magna Carta: “A precedent for recent constitutional change Lord Woolf, the Lord Chief Justice of England and Wales, 2005, http://www.judiciary.gov.uk/media/speeches/2005/magna-carta-precedent-recent-constitutional-change *26 Dirk van Zyl Smit and Sonja Snacken, Principles of European Prison Law and Policy, Penology and Human Rights, 2009, Oxford University Press (p254) *27 Factsheet – Pilot judgments, March 2012, Case-Law analysis, Factsheets, http://www.echr.coe.int/ECHR/EN/Header/Press/Information+sheets/Factsheets/ *28 Burdov v Russia (no 2), (Application no. 33509/04), 15 January 2009, ECHR documents collection HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *29 Ananyev and Others v. Russia, (Applications nos. 42525/07 and 60800/08), 10 January 2012, ECHR documents collection HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *30 Supervision of the execution of judgments of the European Court of Human Rights, Annual report, 2009, Council of Europe 2010 *31 Ibid *32 Supervision of the execution of judgments of the European Court of Human Rights, Annual report, 2010, Council of Europe, April 2011 *33 Scoppola (no. 3) v. Italy, (Application 126/05), 18 January 2011, ECHR documents collection HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *34 Ed Bates, University of Southamton, Senior Lecturer in Law at the University of Southampton, 14 February 2011,Controversy over Prisoners' Right to Vote in UK, http://echrblog.blogspot.co.uk/2011/02/controversy-over-prisoners-right-to.html *35 BBC News Politics, “MPs reject prisoner votes plan”, 10 February 2011, http://www.bbc.co.uk/news/uk-politics-12409426 *36 Alekseyev v. Russia, (Applications nos. 4916/07, 25924/08 and 14599/09), 21 October 2010, ECHR documents collection HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en *37 Soering v. the United Kingdom, (Application 14038/88), 7 July 1989, Series A no. 161, §87, ECHR documents collection HUDOC http://cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en №7-8(68), 2012
no image
ПОСЛЕ РАСШИРЕНИЯ

Европейская Комиссия вновь недовольна тем, как Болгария и Румыния осуществляют реформы, призванные привести эти две страны к стандартам ЕС. Хотя они с некоторой поспешностью вошли в это объединение еще в 2007 году, София и Бухарест остались под надзором Брюсселя, который...

Европейская Комиссия вновь недовольна тем, как Болгария и Румыния осуществляют реформы, призванные привести эти две страны к стандартам ЕС. Хотя они с некоторой поспешностью вошли в это объединение еще в 2007 году, София и Бухарест остались под надзором Брюсселя, который регулярно проверяет, насколько эффективно там борются с коррупцией и организованной преступностью, как реформируют институты власти, систему правосудия и так далее. На этот раз на содержании очередного доклада Комиссии отразились политические проблемы, возникшие в Румынии (см. «Политические страсти в Бухаресте»). Борьба правительства с президентом, принадлежащим к противоположному политическому лагерю, приняла там с конца весны нешуточный оборот. Кульминацией стал импичмент, объявленный румынским парламентом главе государства – с подачи премьер-министра, что было вынесено на референдум, призванный утвердить это решение. Борьба велась противниками всеми доступными им средствами, что не понравилось Комиссии и некоторым странам-членам ЕС во главе с Германией. Партнеры Румынии сочли, что ее правительство действует слишком решительно, ограничивает независимость судебной системы и нарушает другие демократические нормы. Результатом стало то, что в докладе ЕК, подводящем очередной промежуточный итог двух балканских стран на пути к европейским стандартам, последние политические события в Румынии дали повод для крайне жестких критических оценок Бухареста. В документе выражается обеспокоенность относительно «манипуляций и давления» румынского правительства на различные инстанции, особенно судебные, в первую очередь, на Конституционный суд, обхода принятых политических процедур, отмены некоторых механизмов демократического контроля над властью. Авторы отмечают, что «политическая обстановка не может оправдать системность многих действий, которые ставят под серьезное сомнение обязательства по сохранению правового государства в рамках плюралистической системы демократии». Очередной доклад, посвященный Румынии, обещан в конце 2012 года. Правительство страны со своей стороны обязалось соблюдать указания из Брюсселя, сочтя доклад сбалансированным. На этом фоне Болгария отделалась легким испугом. Комиссия традиционно констатировала, что с 2007 года эта страна «провела серию важных конституционных и законодательных реформ», которые, однако, «остаются неполными». При этом результаты борьбы с коррупцией и организованной преступностью все еще ограничены, а расследования наиболее громких дел «дают скромные результаты». Тем не менее, полагают авторы, болгарские власти уже создали законодательные рамки, которые позволят более действенно проводить эту работу. Поэтому следующий доклад, посвященный Болгарии, будет готовиться не через полгода, как до сих пор, а к концу 2013 года, чтобы София успела «добиться прочных и убедительных результатов». Светлана ФИРСОВА №7-8(68), 2012
no image
Нововведения

Страны Евросоюза приняли решение ввести безвизовой режим с Турцией в 2014 году или, по крайней мере, не позднее 2015 года. Шаг в правильном направлении, считают прагматики, спорящие с алармистами, которые боятся самой динамично развивающейся, помимо Китая, державы, присягающей в равной...

Страны Евросоюза приняли решение ввести безвизовой режим с Турцией в 2014 году или, по крайней мере, не позднее 2015 года. Шаг в правильном направлении, считают прагматики, спорящие с алармистами, которые боятся самой динамично развивающейся, помимо Китая, державы, присягающей в равной степени демократическим ценностям и ценностям ислама (см. «ЕС упускает Турцию из вида»). В обмен Анкара обещала, сообщает сайт EUobserver.com, осуществлять все меры по реадмиссии, что позволяет поставить заслон перед потенциальными нелегальными иммигрантами из Китая или Пакистана, которые могут транзитом через турецкую территорию стремиться попасть в ЕС. В настоящее время турецкие пограничники отлавливают около 70 тысяч нелегалов в год, обычно пытающихся проникнуть в Грецию или Болгарию. Дополнительные меры безопасности, рассказал турецкий министр по европейским делам Егемен Багыш, будут включать установку «новых заборов» и «гуманизацию» центров временного задержания для нелегалов. И создание гражданской пограничной службы численностью 50 тысяч сотрудников. При этом министр посоветовал европейцам не ожидать массового притока турецких мигрантов. Вектор настроений в обществе сменился, чему не в последнюю очередь способствовал наглядный контраст между кризисом в еврозоне и стабильным развитием Турции, опережающей по темпам роста ВВП все страны ЕС. Как следствие, если в прежние времена четыре пятых опрошенных желали переселиться в Европу, сегодня, напротив, 85% этого более не желают, предпочитая свой дом чужбине. Более того, поведал Багыш, по его сведениям, «многие» из 5,5 миллиона турецких иммигрантов, осевших в Европе, подумывают о возвращении, поскольку на исторической родине намного лучше условия жизни и перспективы для их детей. Подкрепляет этот тезис тот факт, отмечает EUobserver. com, что в регионах Анкары и Стамбула уровень ВВП на душу населения уже сопоставим с уровнем благосостояния в Греции, странах Восточной Европы и даже отдельными районами в Испании и Британии. Статистика показывает: в 2010 году 27 тысяч турок уехали в Германию. Но в этот же период 35 тысяч «немецких турок» приняли решение вернуться домой. Если сегодня турки едут в Европу, подчеркнул министр Багыш, то в основном для того, чтобы «тратить деньги» в отелях и магазинах. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
РАСШИРЕНИЕ ЕС

Хорватия завершила переговоры о вступлении в ЕС. Все необходимые документы подписаны и эта небольшая постъюгославская страна ожидает, когда официально станет 28-м участником этого объединения. Процедура переговоров началась более 10 лет назад, когда картина Европы и мира была совершенно другой. Тогда...

Хорватия завершила переговоры о вступлении в ЕС. Все необходимые документы подписаны и эта небольшая постъюгославская страна ожидает, когда официально станет 28-м участником этого объединения. Процедура переговоров началась более 10 лет назад, когда картина Европы и мира была совершенно другой. Тогда экономика была на подъеме, в обществе стран-кандидатов царила эйфория. Еще не умерли иллюзии, что подключение к Союзу автоматически решит все проблемы, а на население, привыкшее к бедности и лишениям, из Брюсселя прольется золотой дождь. Сейчас настроения иные – борьба с последствиями финансового кризиса, обеспечение выживания евро и национальных банковских систем, повсеместные сокращения государственных расходов для снижения задолженности. «Хорватия вступает в ЕС в период, далекий от восторгов, – рассказала в интервью итальянской газете «Стампа» министр по иностранным и европейским делам этой страны Весна Пусич. – Обе стороны более рационально подходят к этому вопросу, что объясняется кризисом. Первое крупное расширение ЕС на Восток произошло в 2004 году, когда у власти находились еще люди типа Гавела и Михника, а разговоры шли в основном про свободу и демократию. Тогда расширение ЕС воспринималось как знак окончания холодной войны. Сейчас господствующие темы – программы финансового спасения и помощь банкам. Ясно, что было бы лучше вступать в Союз в период экономического подъема. Хорватия начала процедуру вступления в ЕС в 2001 году. Этот подготовительный путь позволил нам построить государство». По ее словам, сложности периода, на фоне которого проходил финал переговорного процесса, помог хорватам избавиться от иллюзий и завышенных ожиданий от участия в Союзе. «Ни один хорват не ждет, что Европа решит его проблемы, – сказала она. – Господствует убежденность, что участие в ЕС просто обеспечит больше стабильности». Светлана ФИРСОВА №7-8(68), 2012
no image
Политика

Низы раздражены, верхи расколоты Страсти в Румынии не остывают. Рискну предположить, что политическая и деловая элита, сформировавшаяся за 20 с небольшим лет из продуктов полураспада авторитарного режима Николае Чаушеску, и дальше будет пребывать в смущении умов и в тисках фрустрации....

Низы раздражены, верхи расколоты Страсти в Румынии не остывают. Рискну предположить, что политическая и деловая элита, сформировавшаяся за 20 с небольшим лет из продуктов полураспада авторитарного режима Николае Чаушеску, и дальше будет пребывать в смущении умов и в тисках фрустрации. Исходная причина – накопившаяся психологическая усталость граждан от явно отдаляющейся перспективы обрести политическую стабильность и материальный достаток. Низы разочарованы и раздражены. Не в последнюю очередь они недовольны немилосердными условиями чрезвычайной финансовой поддержки со стороны Евросоюза и Международного валютного фонда (МВФ). В обмен на впрыск 20 миллиардов евро, чтобы не допустить фактического дефолта, как в Греции, посткоммунистической Румынии предписали программу тотальной экономии на госрасходах. Это подразумевает как минимум замораживание зарплат бюджетникам и сокращение социальных пособий для инвалидов, одиноких мам и малообеспеченных (читай: спасайся, кто как может), и изыскание дополнительных источников доходов, чтобы сбалансировать бюджет. Иных рецептов оздоровления Румынии не предложено. Рекомендации Евросоюза и МВФ были написаны словно под копирку – точь-в-точь как для Греции. Выбора у правящей бюрократии как не было, так и нет. Но как это объяснить простому люду? Безработица в итоге выросла. Зарплаты сократилась на четверть. Перспективы облегчения бремени внешнего долга не просматриваются. Все мутно… В феврале после забастовки «твердых касок» в горняцком регионе Валя Жиулуй, подкрепившей манифестации разношерстной оппозиции на Университетской площади в Бухаресте, тогдашний премьер-министр Эмиль Бок подал в отставку. Возглавляемая им Демократическая либеральная партия все же сумела сформировать новое правительство во главе с бывшим главой внешней разведки и экс-министром иностранных дел Михай-Разваном Унгуряну. Тот продержался до конца апреля. Его сместил альянс бывших сталинистов, называющих себя теперь социал-демократами, и национал-либералов, истых поборников свободного рынка. В начале мая новым главой кабинета стал лидер социал-демократов Виктор Понта, немедленно вступивший в конфронтацию с президентом страны Траяном Бэсэску. Через два месяца и у Понты, юриста по образованию, начались неприятности: его обвинили в плагиате. Оказалось, что в его диссертации, посвященной Международному уголовному суду, 85 страниц из 432, а это пятая часть как-никак, представляют собой дословно переписанные пассажи из чужих трудов. Классическая операция copy – paste. Скопировал готовый текст из Интернета и аккуратно вклеил в собственный опус. Плагиат чистой пробы. За что премьера посулили лишить научной степени. В.Понта отбивался, как мог: мол, честно расставил ссылки на заимствованные мысли; делайте, что хотите, мне моя диссертация безразлична; все это не что иное, как заговор, это продолжение затяжной дуэли с политическим архи-оппонентом, президентом Бэсэску, когда все средства хороши. Бои местного значения велись и на юридическом поле. Соперничество между премьером и президентом совпало по времени с финалом громкого процесса по делу видного социал-демократического политика Адриана Нэстасе, обвинявшегося в незаконном финансировании своей президентской кампании в 2004 году, которую он в итоге проиграл проамериканскому кандидату Траяну Бэсэску. Ни о каком равенстве сторон обвинения и защиты говорить не приходится: прокурор получил возможность вызвать 970 свидетелей, а адвокат всего пять (!). Суд признал, что никаких прямых улик, указывающих на правонарушение кандидата Нэстасе, приведено не было. Это не помешало вынесению обвинительного приговора: два года тюрьмы. Для создания неблагоприятного информационного фона вокруг дела Нэстасе его противники использовали все козыри, наиболее удачно разыграв антикоммунистическую карту. Будучи плоть от плоти чаушесковской партгосноменклатуры, Адриан Нэстасе в полной мере взял реванш за вынужденное аскетическое прошлое. Находясь на посту премьера с декабря 2000 по декабрь 2004 года, он не только провел масштабную приватизацию государственной собственности, но и лично обогатился – всемерно. Румыны, обреченные на возврат к классовому обществу с его традиционным делением на бедных, богатых и очень богатых, ставят в вину аппаратчику, заделавшемуся прихватизатором, не только ограбление сограждан, но и ставшее его визитной карточкой циничное высокомерие. От надменного хапуги Нэстасе мостик перекинули к любителю плагиата Понте, называя его вором и главарем «большевистского вторжения». На митингах правых сил, сменивших свои прежние цвета с оранжевого на белый (сколько же симптоматичных схожестей с соседними странами!), призывали «защитить демократию» и несли плакаты, где фотография премьера Понты была отретуширована, чтобы он походил на… Ленина. В основе этих исторических параллелей и гнусных намеков – явные передержки, потому что социал-демократы в Румынии наравне с либералами представляют интересы большого бизнеса и проводят политику строгого следования рекомендациям ЕС и МВФ. Никакой большевизации нигде не прочитывается. Даже между строк. Именно этот альянс в 2009 году заключил соглашение о «подъемных» с западными заимодавцами, а либералы ввели плоскую шкалу налогов и пропагандировали Румынию как привлекательный объект для инвестиций по причине дешевой рабочей силы. Именно премьер В.Понта пообещал МВФ удержать расходы по госсектору в пределах 6,7% ВВП, а также провести пакет законов, которые позволят приватизировать систему здравоохранения и еще уцелевшие государственные предприятия, и повысить тарифы на газ и электричество. Эти обстоятельства не мешали президенту Т.Бэсэску вести информационную войну против премьера В.Понты. В этой войне отмечены первые жертвы: четыре министра кабинета были вынуждены в течение одного месяца подать в отставку после того, как всплыли их прежние грехи. Ответный удар был нанесен 6 июля, когда парламент проголосовал за приостановку полномочий президента Бэсэску. Вопрос об импичменте вынесли на всенародный референдум, прошедший 29 июля. Итог можно трактовать по-разному. Референдум требует участия не менее половины всех имеющих право голоса. Пришло всего 46,24%. Вроде бы провал. Бэсэску так и заявил: румыны «отвергли переворот», не придя на избирательные участки. Его оппоненты – Виктор Понта и одно время исполняющий обязанности главы государства Крин Антонеску, уверены в обратном. Они ссылаются на то, что из числа сознательных граждан, принявших участие в волеизъявлении, 87,5% поддержали отставку Бэсэску, и лишь чуть более 11% – против импичмента. Окончательную точку в этом раунде борьбы за власть должен поставить Конституционный суд. Однако будет ли это точкой? Николае Чаушеску, должно быть, переворачивается в гробу, хотя имеет и основания злорадно ухмыляться: его соотечественники вроде бы и повзрослели – спасибо жесткому давлению заимодавцев в лице Евросоюза и МВФ, но между собой договориться не могут, периодически расправляясь с оппонентами административными ресурсами и репрессивными методами. Непримиримые сшибки внутри политического класса в Румынии, происходящие практически безостановочно с январских протестных буйств, стали сильно напоминать феодальные междоусобицы. Поводом для свары служат не только столкновения амбиций и примитивная страсть к власти, но и идейные споры – в каком направлении идти стране недоразвитого капитализма. И тут нужно различать оттенки серого. Почему? Наглядная иллюстрация. Пришедший к власти в статусе прозападного политика Траян Бэсэску за последний год рассорился с Евросоюзом. То он впадает грех великорумынского шовинизма, призывая поглотить Молдавию, для чего раздает паспорта молдавским румынам. То наложит вето на предоставление Сербии статуса официального кандидата на вступление в члены ЕС, указывая на «неурегулированность» положения влашского меньшинства. То нелицеприятно выскажется о брюссельской бюрократии. По неподтвержденным сведениям, именно Еврокомиссия подтолкнула альянс премьера Виктора Понты и и.о. президента Крина Антонеску попытаться задвинуть Траяна Бэсэску в самый глухой и пыльный угол через референдум. Словом, в Румынии наконец-то восторжествовала повальная и поголовная демократия. Схватка политических бульдогов на ковре и под ковром. Креативно. Единомыслия нет и в помине. Сплошной плюрализм мнений. Есть только одно «но». Вся эта бурная внутриполитическая кутерьма хороша только в том случае, если не мешает государству и обществу двигаться вперед в своем цивилизационном развитии. Владимир МИХЕЕВ
no image
Политика

Это новая мода – преходящее явление – или устойчивая политическая тенденция? В ряде стран Восточной Европы получает распространение пренебрежительное отношение к конституции, принятой по всем правилам демократии. Наступление на некоторые важные статьи основного закона ведёт премьер-министр Румынии Виктор Понта, с...

Это новая мода – преходящее явление – или устойчивая политическая тенденция? В ряде стран Восточной Европы получает распространение пренебрежительное отношение к конституции, принятой по всем правилам демократии. Наступление на некоторые важные статьи основного закона ведёт премьер-министр Румынии Виктор Понта, с помощью декретов своего кабинета пытающийся создать условия для автократического правления. Опираясь на поддержку парламентского большинства, он стремится урезать полномочия Конституционного суда, счётных органов и омбудсменов. Дело зашло так далеко, что премьер предпринял попытку сместить президента Траяна Бэсэску, протолкнув проведение 29 июля референдума в Румынии (см. «Политические страсти в Бухаресте»). Антидемократическая активность главы румынского правительства вызывает тревогу Европейской Комиссии, которая опасается повторения венгерской ситуации, когда коллега и тёзка Понты – Виктор Орбан – значительно отошёл от основных принципов демократии, а также фактически создал класс приближённых к власти местных олигархов, которые вовсю пользуются выгодными государственными контрактами. Разумеется, оба Виктора отвергают критику в свой адрес, заявляя, что они выражают волю народа, и ссылаясь на поддержку парламента в эти трудные времена. Между тем, венгерские и румынские оппозиционные силы критикуют не только собственные правительства, но и Брюссель – за слабое влияние на обоих восточноевропейских политиков. Но что может поделать Европейская Комиссия? Продлить отлучение Румынии от Шенгенской зоны «за плохое управление»? Такой же упрек раздается и в адрес Болгарии; Финляндия и Нидерланды блокируют присоединение обеих стран к Шенгену. Этот вопрос вновь должен быть рассмотрен в сентябре. Однако подобный шаг стал бы не таким уж суровым наказанием, если вспомнить, сколько румынских граждан уже переселились на постоянное или временное проживание в другие страны Европейского Союза. А Венгрию наказать ещё труднее: разве что задействовать одну из статей Лиссабонского договора, позволяющую временно лишать ту или иную страну ЕС права голосовать по общеевропейским вопросам. Однако Брюссель явно не хочет создавать подобный взрывоопасный прецедент, да ещё в разгар финансового кризиса в еврозоне. Власти ЕС склонны лишь пригрозить этим странам «красной карточкой»… Александр СОКОЛОВ
no image
Политика

Глава итальянского правительства Марио Монти хранит упорное молчание относительно своей политической роли после истечения короткого мандата – его правительство технократов было сформировано 16 ноября прошлого года для спасения страны от финансового кризиса и должно завершить работу уже в апреле 2013-го....

Глава итальянского правительства Марио Монти хранит упорное молчание относительно своей политической роли после истечения короткого мандата – его правительство технократов было сформировано 16 ноября прошлого года для спасения страны от финансового кризиса и должно завершить работу уже в апреле 2013-го. А на осень текущего года намечены досрочные парламентские выборы, предсказать исход которых весьма трудно. Дело в том, что профессор и его кабинет министров с первых же дней пребывания у власти начали проводить небывало жесткую экономическую политику, чтобы сократить огромную задолженность Италии и успокоить международные финансовые рынки. Но, несмотря на недовольство многих пострадавших итальянцев, поддержка М.Монти в политической элите страны растет, если, конечно, не считать сторонников бывшего премьера Сильвио Берлускони и партию «Лига Севера». Сейчас многие в Риме сомневаются, что эти выборы будут объявлены: необходимо позволить правительству продолжить тяжелейшую работу. Судя по всему, к этому склоняется и президент Италии Джорджо Наполитано. Крайней датой, в которую он по закону может распустить парламент, служит 30 сентября. Ждать решения главы государства осталось недолго. А вот если выборы состоятся в будущем году, то к этому времени позиции нынешнего правительства могут усилиться, окажись тяжелые реформы эффективными. Тогда «Профессор» вполне сможет рассчитывать на формирование своего второго по счету кабинета министров. №7-8(68), 2012
no image
Политика

Йоббики вспомнили, что они родом из Ирана «Чудны дела твои, Виктор Орбан», – имеют полное право сказать многие его соотечественники, наблюдая за курьезным, но отнюдь не безвредным возрождением идеологии «туранизма» в Венгрии, получившей в этом году негласное благословение правящей партии...

Йоббики вспомнили, что они родом из Ирана «Чудны дела твои, Виктор Орбан», – имеют полное право сказать многие его соотечественники, наблюдая за курьезным, но отнюдь не безвредным возрождением идеологии «туранизма» в Венгрии, получившей в этом году негласное благословение правящей партии ФИДЕС. Собственно, вся идея сводится к спорному, но бесхитростному утверждению. Венгры – якобы потомки древнего племени, совершившего миграционный исход из Ирана. А, может быть, из Турции. И потому являются дальними родственниками народов, населяющих эти две страны и Центральную Азию. Вот уже четвертый год подряд рядом с местечком Бугач в центре Венгрии проходит праздник этакого приобщения к генеалогическим корням. Название символическое: Курултай. Ряженые венгры в старинных доспехах с меховой оторочкой, в конусообразных шлемах с пиками и палицами устраивают потешные бои, соколиную охоту, парадные шествия. Внешне вполне зрелищно. И ничего предосудительного в этом не просматривается. Они выглядят сродни толкиенистам с деревянными мечами, оживляющими придуманный мир хоббитов, орков, эльфов и братства кольца. Тем не менее, не все так однозначно. Туранизм стал популярен, особенно среди людей правых убеждений, в промежуток между двумя мировыми войнами. Истоки можно обнаружить в травматическом синдроме, пережитым нацией после Трианонского мира, который лишил Венгрию двух третей ее территории в рамках Австро-Венгерской империи и почти половины всего населения. Любопытный штрих: венгерский танк времен Второй мировой войны, который они клепали по лицензии чешского концерна «Шкода», назывался «Туран I». Объяснялось это и тем, что правивший в эти годы диктатор Ференц Салаши, которого советская историография именует фашистским ставленником, был большим поклонником туранизма. Сегодня главными носителями этой идеи стали члены ультраправой партии «Йоббик», аргументирующие свою поддержку антиизраильских заявлений руководителей Ирана тем, что у персов и венгров, мол, одни предки. Мартон Дьендьеши, вице-президент «Йоббика» и одновременно заместитель главы парламентского комитета по международным делам, связывает с поддержкой «туранизма» происходящее сейчас при Викторе Орбане смещение акцентов во внешней политике Венгрии, называя это «разворотом на Восток». И это не случайно, комментируют чешские «Господаржске новины», поскольку жесткая националистическая политика Орбана и его партии ФИДЕС обременила отношения с Евросоюзом недоверием и раздражением, достигающими критической массы. По мнению издания, поиск новых друзей и союзников на Востоке есть «попытка компенсировать дипломатическую изоляцию, в которой (Венгрия) оказалась сегодня в Европе». Для оценки масштаба «разворота на восток», с учетом того, что население Венгрии составляет чуть более 10 миллионов, нужно отметить: у Бугача на Курултай съехалось 250 тысяч человек. На своей пресс-конференции Мартон Дьендьеши настаивал на пользе от обращения к историческим корням, находящимся в восточных землях, и отвергал помещение венгров в рамки финно-угорского этноса, которое, мол, «нам навязывают враги Венгрии». Однако поиски опоры на Востоке подчас принимают недальновидные формы: проправительственная газета «Мадьяр немзет» опубликовала интервью с уйгуром, эмигрантом в Германии, улучившим этот момент для того, чтобы повторить все аргументы сецессионистов в Синцзянь-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая. Едва ли это понравится властям в Пекине. При этом вдохновленный уйгур расточал похвалы в адрес «венгерских братьев», позволивших ему обозначить публично свою особую культурную идентификацию, имеющую с венграми общий генеалогический код. Помимо того, что «Мадьяр немзет» разыгрывает туранскую карту, в этом году правительство впервые выделило на проведение Курултая 251 тысячу евро. Показательно, что Шандор Лешак, вице-президент ФИДЕС, принял в парламенте туранских посланцев из числа организаторов схода. Несмотря на то, что значительная часть этнографов отрицает наличие родственных связей между венграми и древними туранскими кочевыми племенами, этот миф, похоже, оказался сегодня весьма востребован. Для «йоббиков» он служит еще одним оправданием их не очень скрываемого антисемитизма и ориентации на тех, кто не очень любит единую Европу. Не менее важно, как отмечают «Господаржске новины», что правящая партия Виктора Орбана (см. «Виктор Орбан Праворульный») начинает все более открыто поддерживать туранцев. А это означает, по большому счету, что разница между ФИДЕС и йоббиками, на самом деле, намного менее существенная, чем предполагали сторонние обозреватели. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
Дневник событий

Дэвид Камерон сулит нации две пятилетки строгой экономии В скверике прямо под окнами офиса британского премьера на Даунинг-стрит, 10, прямо посередине добротно подстриженного английского газона помещена красная лампа. Ее тревожный свет призван напоминать о вызовах, стоящих перед Дэвидом Камероном и...

Дэвид Камерон сулит нации две пятилетки строгой экономии В скверике прямо под окнами офиса британского премьера на Даунинг-стрит, 10, прямо посередине добротно подстриженного английского газона помещена красная лампа. Ее тревожный свет призван напоминать о вызовах, стоящих перед Дэвидом Камероном и его правительством, об экономических неурядицах и политических пертурбациях, которые вынуждают их действовать в режиме пожарной команды. Строго говоря, это излишне: о плохих новостях стране напоминают вездесущие критики, коих предостаточно. Это и лейбористы в оппозиции, и сторонние наблюдатели. К последним относятся эксперты МВФ, указавшие в своем июльском докладе на экстренную необходимость кабинету Камерона «повысить доверие со стороны потребителей и бизнеса, а также стимулировать экономический рост». Но проще посоветовать, чем сделать. Статистика о состоянии экономики, собранная за июнь, не порадовала. Производственный сектор сократился. Сфера услуг, на которую приходится до 70% ВВП, позитивной динамики не показала. Объемы кредитования малого и среднего бизнеса снизились за три месяца на 3 миллиарда фунтов стерлингов. По всем признакам британская экономика находится в состоянии рецессии. Реального роста не наблюдается уже два года подряд. Канцлер казначейства Джордж Осборн объявил, что правительство поддержит инвестиции в создание инфраструктурных объектов (автомобильные и железные дороги, телекоммуникационные сети и т.д.) на сумму 40 миллиардов фунтов. Отрадно, но это будут не живые деньги, а только государственные гарантии под проекты частного сектора, которому предстоит самому изыскать средства. Отрадно, да только трудно ожидать быстрой отдачи от капиталовложений в инфраструктуру. Тем временем различные лоббистские группы британских промышленников публично выражают свое неудовольствие тем, что кабинет министров ничего не предпринимает для того, чтобы побудить банки и другие финансовые институты сделать кредиты и займы доступными. Приговор экспертной группы МВФ звучит никак не обнадеживающе: «Восстановление (экономики) прекратилось. Посткризисная отладка и перестройка экономики Соединенного Королевства, скорее всего, продлятся дольше, чем изначально предполагалось. Доверие держится на низком уровне, а неопределенность – на высоком». Необходимы скорые и решительные меры для оживления экономики, чтобы избежать затяжной депрессии и «невозвратной потери производственных мощностей». Подтверждением того, что «свинцовые мерзости» кризиса не желают рассасываться, стало интервью Дэвида Камерона газете «Дейли телеграф», в котором он впервые допустил, что режим жесткой экономии государственных средств продлится дольше, чем ожидалось. Уместно напомнить, что после победы на выборах в 2010 году коалиционное правительство рассчитывало следовать курсу бюджетного аскетизма только до конца 2015 года. За эту ударную пятилетку планировали изыскать дополнительно 80 миллиардов фунтов стерлингов через сокращение расходов и повышение налогов. Прошлой осенью решили растянуть программу экономии до 2017 года, чтобы собрать еще 30 миллиардов. Теперь премьер прозрачно намекнул, что режим финансовой чрезвычайщины может занять все десятилетие, то есть вплоть до 2020 года. Для успокоения сограждан Д.Камерон сказал, что этот трудный период они будут проходить и переживать вместе с остальной Европой и Америкой, что придется иметь дело с дефицитом (бюджета) и долгами. «Я не вижу (переломного) момента в ближайшей перспективе, когда это давление ослабнет», – расточал пессимизм премьер. Он повторил уже звучавший ранее тезис, что «Британия столкнулась с самой долгой и самой серьезной рецессией за последние десятилетия». Многозначительно смотрится такая фраза в его интервью: «В нашем мире происходит острая конкуренция, и это значит, что нужно разобраться со своими долгами, нужно реформировать свою систему социального обеспечения, надо убедиться, что вы в состоянии платить пенсии своим пенсионерам… и что государственный сектор именно такой, какой вы можете себе позволить». Здесь же главный британский консерватор заявил: мы имеем дело со своего рода «всемирными гонками, которые определят, какие страны смогут утвердить себя, а какие не смогут». Далее последовало ожидаемое резюме: «Я убежден, что Британия – одна из тех стран, у которых есть рецепт, как добиться успеха». В этом же интервью премьер определился с пребыванием Британии в Евросоюзе. Выход из состава ЕС? Никогда. Д.Камерон не может себе представить, чтобы Британия превратилась в этакую «Великую Швейцарию». По его разумению, «это полностью противоречит нашим национальным интересам». Что не мешает лидеру тори вынашивать планы изменения условий членства в ЕС (см. «Камерон снова сказал «нет» даме»), а затем вынести это на общенациональный референдум. Не исключено, правда, что все эти обещания служат одной-единственной цели: успокоить евроскептиков, размножившихся, в том числе, и в его партии. Последняя инициатива с прицелом на сецессию исходит от депутатов тори, образующих фракцию «Фреш старт» («Начать заново»), которые разработали сценарий изменения статуса Британии внутри ЕС. Для обозначения вероятности успеха использованы цвета светофора. Зеленый: немедленно отказаться исполнять порядка 130 общеевропейских законов, касающихся вопросов правосудия и внутренних дел. Желтый: вернуть вестминстерским парламентариям полное право решать вопросы социальной политики и, в частности, занятости (для чего потребуется вносить коррективы в договор о членстве в Евросоюзе). Красный: выйти в одностороннем порядке из Единой сельскохозяйственной политики ЕС. Давление на главу правительства со стороны подобных лоббистских групп евроскептиков все нарастает. Андреа Лидсом, которая считается одним из идеологов «Фреш старт», уверена: «События в Европе показывают, что порядки в Евросоюзе изменятся, и притом существенно. В ближайшие годы для Соединенного Королевства открываются возможности вернуть себе полномочия, отданные в свое время Брюсселю». Действовать нужно решительно, говорят такие, как Андреа, «не взирая на чувство остальных». Традиционные аргументы, мол, выход дорого обойдется для Британии, которая продает половину своих товаров и услуг в страны континентальной Европы, теряют свою убедительность. Вот и Джо Джонсон, брат Бориса Джонсона, мэра Лондона и весьма вероятного преемника Д.Камерона на посту лидера тори, бросает сегодня такие реплики, которые охотно приводит парижская «Монд» (накануне первого официального визита президента Франции Франсуа Олланда в Лондон): «Евросоюз без Великобритании уже рассматривается как реальная перспектива». При этом французские журналисты с не меньшим ехидством цитировали британских коллег, когда те тыкали пальцем в не желающий сходить на нет кризис в еврозоне и пугали соотечественников грядущим «Еврогеддоном». Похоже, Дэвид Камерон и его коалиционное правительство пока будут придерживаться выжидательной тактики. Ничего нового в этом нет. По сути, даже угроза репатриировать часть суверенитета, переданного властным структурам ЕС, подпадает под формулу Черчилля, обозначившую особое положение островной экс-империи: с Европой, но вне Европы. Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Дневник событий

Спортивные чиновники и аналитики всех стран ещё долго будут подводить итоги Лондонской летней Олимпиады, принесшей немало сенсаций и открытий новых имён. А мы взглянем на результаты под другим углом: что, если бы Европейский Союз выставил на эти важнейшие соревнования, проводимые...

Спортивные чиновники и аналитики всех стран ещё долго будут подводить итоги Лондонской летней Олимпиады, принесшей немало сенсаций и открытий новых имён. А мы взглянем на результаты под другим углом: что, если бы Европейский Союз выставил на эти важнейшие соревнования, проводимые каждые четыре года, единую команду? Ведь такое возможно в будущем – хотя бы теоретически. Случись это на XXX Олимпийских Играх, европейский коллектив оставил бы далеко позади не только США, но в совокупности завоевал бы больше медалей, чем эта и ещё одна мощная спортивная держава – Китай, вместе взятые! Судите сами: представители ЕС удостоены 92-х золотых медалей, а всего на их счету – 305 наград разного достоинства (у Соединенных Штатов соответственно – 46 и 104, у Китая – 38 и 87). Таким образом, европейцы показали бы всему миру, что именно их интеграционное объединение – самая мощная «мягкая сила» в мире, пусть пока в области спорта. Отметим, что атлеты Старого Света продемонстрировали прекрасную физическую форму и настрой на победу в условиях затяжного финансового кризиса, обычно не способствующего высоким достижениям в каких-либо сферах человеческой деятельности. Особенно преуспели хозяева соревнований – британцы, занявшие общезачетное третье место и опередившие Россию. При этом заметный вклад в «копилку» медалей Европы внесли новички – бывшие социалистические страны и экс-республики СССР, где государство уделяло подготовке спортсменов огромное политическое внимание в условиях «холодной войны» и необходимости доказывать преимущества «новой» политической системы над «устаревшей». Определённую роль в успешных выступлениях на соревнованиях по некоторым видам спорта сыграли и российские тренеры, работающие за рубежом. В результате, если обратиться к статистике предыдущих летних Олимпиад, то легко заметить, что с каждым расширением ЕС его спортсмены завоевывали всё больше медалей, причём, росло и их «качество». Кстати, раз уж мы пустились в сравнения, то обнаруживается ещё один любопытный показатель. Если бы спортсмены всех бывших советских республик выступали в британской столице единой командой, то такая сборная опередила бы США по общему количеству медалей! Подтвердится ли нынешняя спортивная динамика Европы на следующих Играх в бразильском городе Рио-де-Жанейро? Место проведения Олимпиады-2020 ещё не определено, борьбу ведут Токио, Стамбул и Мадрид. Если победит испанская столица, то от европейских спортсменов можно будет ожидать многого: дома и стены помогают. Это вновь подтвердил Лондон в минувшем августе. Виталий ЕФРЕМОВ №7-8(68), 2012
no image
Дневник событий

Париж предлагает Берлину новый пакт дружбы Лидеры Франции и Германии воспользовались отмечавшимся в июле 50-летием примирения двух стран, чтобы публично выступить за «новое основание Европы». Они подчеркнули, что взаимоотношения Парижа и Берлина имеют ключевое значение (кто бы сомневался?) для всего...

Париж предлагает Берлину новый пакт дружбы Лидеры Франции и Германии воспользовались отмечавшимся в июле 50-летием примирения двух стран, чтобы публично выступить за «новое основание Европы». Они подчеркнули, что взаимоотношения Парижа и Берлина имеют ключевое значение (кто бы сомневался?) для всего континента, и что единственно возможный для него выход из нынешнего долгового кризиса – дальнейшая и более глубокая европейская интеграция. На праздновании во французском городе Реймсе юбилея примирения, торжественно объявленного 8 июля 1962 года их великими предшественниками – Шарлем де Голлем и Конрадом Аденауэром, и подписанного в Париже 22 января 1963 года, президент Франции Франсуа Олланд и глава германского правительства Ангела Меркель высказались за дальнейшее укрепление двусторонних отношений во благо всего Европейского Союза. Хозяин Елисейского дворца даже предложил канцлеру заключить новый двусторонний договор о дружбе и сотрудничестве, чтобы следовать заветам де Голля и Аденауэра. Правда, инициатива Франции прозвучала вскоре после того, как на саммите ЕС в Брюсселе 28-29 июня Париж, поддержав требования Италии и Испании о прямой рекапитализации их сильно задолжавших банков, фактически вынудил Берлин отступить – согласиться на этот шаг, хотя и с оговорками. Но это отнюдь не омрачило встречу в Реймсе, что позволяет сделать предварительный вывод: отношения канцлера ФРГ с новым президентом Франции складываются менее эмоционально и более прагматично, чем были с его предшественником Николя Саркози. В свою очередь, А.Меркель выразила в Реймсе мнение, что зона евро будет способна преодолеть тяжелый кризис, только если Европа «сможет сохранить дух единства», и подчеркнула необходимость продвигаться к финансовому и политическому единению, признав, однако, что «это потребует геркулесова труда». Но, по мнению Ф.Олланда, политическому единению Европы должна предшествовать «солидарная интеграция», то есть, проявление более щедрой солидарности. Как говорится, почувствуйте разницу… Мероприятия, посвященные юбилею франко-германского примирения, будут продолжаться в обеих странах до конца года и приобретут важное символическое значение для всей Европы, рассчитывают в Париже и Берлине. Игорь ЧЕРНЫШОВ №7-8(68), 2012
no image
Дневник событий

Политическое лето в Румынии выдалось жарким. Очередная смена правительства, произошедшая в мае 2012 года, привела к тому, что два крыла исполнительной власти оказались принадлежащими к разным политическим лагерям. Президент Траян Бэсэску представлял правые силы, а парламентское большинство и правительство Виктора...

Политическое лето в Румынии выдалось жарким. Очередная смена правительства, произошедшая в мае 2012 года, привела к тому, что два крыла исполнительной власти оказались принадлежащими к разным политическим лагерям. Президент Траян Бэсэску представлял правые силы, а парламентское большинство и правительство Виктора Понты – коалицию социалистов и либералов. Обе группировки были настроены непримиримо, тем более что глава государства стремительно терял популярность. Главная причина этого – одобрение им мер жесточайшей бюджетной экономии, которые стали условием для получения внешней финансовой помощи в размере 20 миллиардов евро. Их предоставили Международный валютный фонд, Всемирный банк и ЕС. В обмен на эти деньги, позволявшие Бухаресту свести концы с концами, пришлось на четверть сократить зарплаты госслужащим, на 24% поднять налоги и так далее. Это вызвало массовое недовольство румын, манифестации протеста, повлекшие за собой правительственную чехарду. В мае очередная коалиция из прежних оппозиционных сил сформировала свое правительство, что стало возможно из-за бегства некоторых парламентариев из президентской партии. Если давать оценку политической системе, сложившейся в Румынии после падения там социалистического режима, то ее можно считать полупрезидентской. Наверное, эксперты в области конституционного права могут не согласиться с такой вольной журналистской трактовкой, но, как представляется, суть дела эта формулировка, пусть и неточная, отражает. Глава государства избирается в ходе общенационального голосования, он имеет право назначать многих высших чиновников, по сути, возглавляет внешнюю политику и политику безопасности, но не может смещать правительство по своему усмотрению. В странах, где политическая демократия существует уже давно, бывали ситуации, при которых на вершине власти одновременно оказывались представители разных сил. Например, так несколько раз бывало во Франции. Вряд ли французским политикам нравилось такое соседство, но они неизменно находили способ сосуществования друг с другом. Румынский политический класс в этом плане не имеет большого опыта, поэтому новый расклад сил в высших сферах обернулся фронтальным столкновением. Надо также учесть личности главных действующих лиц, в первую очередь, президента Т.Бэсэску, который за словом в карман не лезет и любит провоцировать противников. Премьер-министр В.Понта тоже не робкого десятка. Он решил воспользоваться падением популярности главы государства, чтобы досрочно отстранить его от власти. Это позволяло во всеоружии подойти к парламентским выборам, намеченным на осень. В случае ожидаемой победы на них нынешняя правительственная коалиция могла бы провести своего кандидата на пост президента и несколько лет спокойно управлять страной. В противном случае даже в случае победы на предстоящих выборах ей все равно пришлось бы иметь дело с Т.Бэсэску во главе страны, поскольку его второй президентский мандат истекает только в 2014 году. Исполнительная власть действовала решительно. Были быстро изменены некоторые элементы законодательства, отстранен ряд должностных лиц, включая Адвоката народа (это должностное лицо обращается в Конституционный суд в случае выявления нарушений), ограничены права самого Конституционного суда. Досталось Румынскому институту культуры, национальному ТВ, даже Национальной архивной службе. А 28 июня премьер-министр вовсе отправился в Брюссель вместо президента – на сессию Европейского Совета на уровне глав государств и правительств стран ЕС, хотя раньше там Румынию представлял именно глава государства. Результатом всех этих действий стало объявление президенту импичмента, за что проголосовало большинство в парламенте. Но и Т.Бэсэску не бездействовал. Его сторонники объявили происходящее «парламентским государственным переворотом». «Цель парламентского большинства, – заявил тогда президент, – состоит в установлении контроля над системой правосудия. Отстранение главы государства от должности – лишь один из этапов». В Бухаресте вдруг стали изучать обвинения В.Понты в плагиате при написании докторской диссертации. Был признан виновным в коррупции один из бывших лидеров левых, премьер-министр в 2000-2004 годах Адриан Нэстасе. Президенту удалось мобилизовать своих консервативных сторонников в Европе, прежде всего, канцлера Германии Ангелу Меркель. Бесцеремонность правительства всполошила и Брюссель, где действия В.Понты были восприняты как покушение на демократические основы румынского государства. В очередном полугодовом докладе о том, как новички Союза – Болгария и Румыния движутся к политическим и административным стандартам ЕС, который готовит специальная группа Европейской Комиссии, румынский раздел был выдержан в непривычно суровых тонах (см. «Софии и особенно Бухаресту опять влетело»). Румынского премьера вызывали на ковер. В середине июля он провел в европейской столице два дня, встречаясь с ключевыми деятелями в руководящих структурах ЕС. Казалось, ему удалось их убедить в своей приверженности демократическим ценностям, но для этого пришлось пообещать выполнить ряд требований своих собеседников. Это позволило председателю Европейской Комиссии Жозе Мануэлу Дурану Баррозу воскликнуть, что Румыния сделала шаг назад от политической пропасти. Одной из уступок стал отказ от изменения правил подведения итогов референдума, на утверждение которого выносился вопрос об импичменте президенту. В частности, для признания его результатов снова стало необходимо, чтобы в этом голосовании приняли участие половина зарегистрированных избирателей плюс один, а не большинство опустивших в урну бюллетени для голосования. Забегая вперед, скажем, что эта уступка сыграла роковую роль. Референдум состоялся в самом конце июля. Почти 88% проголосовали за досрочную отставку Т.Бэсэску. Но на избирательные участки пришли только 46% избирателей, что перечеркнуло надежды правительства на уход президента. Румыния оказалась в политическом тупике. Брюссель не знал, что и сказать, ограничиваясь общими словами. Бухарестская пресса кипела. «Бэсэску вернется в президентский дворец, но как жулик, перелезший через забор», – пишет проправительственная газета «Журналул Национал». «Провал референдума не позволяет преодолеть политический кризис, он его только усугубляет», – считает «Романиа либера». А «Грандул» уверена, что во всей этой истории «демократия стала жертвой группового изнасилования». В целом итогом политического противостояния стало поражение всех сторон, участвовавших в нем. Кстати, национальная денежная единица – лей – за это время обесценилась на 7% по отношению к евро… До сих пор Европейская Комиссия и другие институты ЕС выражали тревогу в связи с внутриполитическими событиями только в Венгрии, где консервативное правительство Виктора Орбана позволяло себе действия, которые в Брюсселе не были восприняты как однозначно демократические. Теперь в этом же положении оказалась Румыния. Это закономерность, или просто экономический кризис обостряет дремавшие проблемы, обнажает несоответствие восточноевропейских обществ западноевропейским политическим стандартам? Андрей СЕМИРЕНКО №7-8(68), 2012
Тенденции & прогнозы
no image
Ситуация

Давние подозрения, что Шери Блэр, супруга бывшего британского премьера Тони Блэра, не очень ладила в свое время с Елизаветой Второй, вновь озвучены прессой после того, как экс-первая леди королевства блистательно отсутствовала на торжественном обеде. Его устроили Дэвид Камерон и три...

Давние подозрения, что Шери Блэр, супруга бывшего британского премьера Тони Блэра, не очень ладила в свое время с Елизаветой Второй, вновь озвучены прессой после того, как экс-первая леди королевства блистательно отсутствовала на торжественном обеде. Его устроили Дэвид Камерон и три здравствующих поныне экс-главы правительства для своего сюзерена в честь ее Алмазного юбилея – 60-летия пребывания на троне. Когда 24 июля в резиденции на Даунинг-стрит, 10 был накрыт стол для венценосной особы, предполагалось, что вместе с действующим премьером Дэвидом Камероном и его предшественниками – Джоном Мейджором, Тони Блэром и Гордоном Брауном будут присутствовать и их жены. Были все, за исключением Шери Блэр. Известно, что супруга Блэра вполне состоявшийся профессионал, имеет репутацию опытного юриста, к тому же она мать четверых детей. Обладает, как утверждают, независимым характером. После вспыхнувших скандальных домыслов Шери Блэр опубликовала в газете «Ивниг стандард» своего рода объяснительную записку: «Я очень хотела там присутствовать. Но, к сожалению, я сейчас веду одно судебное дело за рубежом, и эта поездка значилась в моем графике много месяцев, задолго до того, как поступило приглашение на званый обед. И у меня просто не было возможности что-либо изменить». Шери Блэр призвала не верить тому, что написал в своих опубликованных дневниках Алистер Кэмпбелл, пресс-секретарь ее мужа, и подчеркнула: «В действительности, я отношусь к числу тех, кто восхищается королевой». Правда или нет, но Кэмпбелл утверждает, что однажды Шери спросила у царствующей особы: верно ли, что у королевы Виктории была любовная интрижка «со слугой». Поскольку вопрос Шери Блэр бросал тень на каноническую фигуру в английской истории, да еще и на бабушку Елизаветы Второй, то с тех пор отношения между ними стали более чем прохладными. Кстати, в октябре 2009 года известный французский модельер Соня Рикель подпустила шпильку в адрес Шери Блэр: «Она одевается откровенно плохо. Ее гардероб похож на стиль английской королевы, а это смешно». Помнится, в свое время в тщательно скрываемом зазнайстве упрекали и Маргарет Тэтчер (см. «Тэтчер остается главным авторитетом у тори»), когда на пике своего могущества «железную леди» сравнивали со вторым монархом, намекая, что для Британии это уже перебор. Так кому же верить? Шери Блэр или Алистеру Кэмпбеллу? В принципе, ничто не мешает жене экс-премьера быть поклонницей королевы, а самой королеве воспринимать ее как того, кто может, пользуясь привилегией своего временного статуса, задать бестактный вопрос. Одно другому никак не противоречит. В любом случае, осадок явно остался. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
Ситуация

Не все золото, что блестит. Это могут засвидетельствовать все победители Олимпийских игр, в том числе, только что завершившихся в Лондоне. Медали, которые на них вручали, оказались, конечно же, самыми большими и тяжелыми за всю историю движения. Однако обладателю первого места в...

Не все золото, что блестит. Это могут засвидетельствовать все победители Олимпийских игр, в том числе, только что завершившихся в Лондоне. Медали, которые на них вручали, оказались, конечно же, самыми большими и тяжелыми за всю историю движения. Однако обладателю первого места в той или иной дисциплине вручали номинально золотую медаль. Строго говоря, золотой она быть и не должна. Правила Международного Олимпийского комитета указывают, что в ней должно быть 550 г серебра высшей пробы и только 9 г золота. Цена этого изделия – около 400 евро. Серебряные медали состоят из этого благородного металла только на 92,5%, остальное – медь (цена 210 евро). А бронзовые награды сделаны на 97% из меди, на 2,5% из цинка и на 0,5% из олова. Дотошные репортеры подсчитали, что красная цена этому изделию – всего… 2 евро. Но эти цены выведены из рыночной цены металлов. Реальная продажная стоимость олимпийских наград определяется другими факторами. Так, в 2010 году один американский чемпион Олимпиады еще в Лейк-Плэсиде продал на аукционе свою золотую медаль за 310 тысяч долларов. Деньги он потратил на лечение. №7-8(68), 2012
no image
Ситуация

Британский министр по налогам Дэвид Гаук буквально взорвал мозги соотечественников заявлением, что нет ничего предосудительного в том, что британцы платят водопроводчикам или мелким торговцам «наликом». Слова Гаука, что эта практика не противозаконна и не аморальна, вызвали не только бурную дискуссию,...

Британский министр по налогам Дэвид Гаук буквально взорвал мозги соотечественников заявлением, что нет ничего предосудительного в том, что британцы платят водопроводчикам или мелким торговцам «наликом». Слова Гаука, что эта практика не противозаконна и не аморальна, вызвали не только бурную дискуссию, но и выставление вновь на всеобщее обозрение старых «скелетов в шкафу», подтверждающих – а не грешен кто ж?! Мистер Хант, депутат от Юго-Восточного Саррей, а ныне главный по культуре в кабинете Дэвида Камерона, в июне 2006 года заплатил наличными за покраску двери и окон в своем втором доме, казенном, который предоставляется государством. То есть за него платит налогоплательщик. Министр культуры предъявил тогда счет на 310 фунтов стерлингов. Для компенсации. На сайте парламента можно прочесть, что за ремонтные работы было заплачено наличными, при этом раздел «сумма уплаченного налога» оставлен незаполненным. Сэр Джон Янг, ныне спикер Палаты общин, в августе 2007 года вызвал на дом водопроводчика, чтобы тот починил кран с горячей водой, и передал ему из рук в руки 60 фунтов стерлингов. Эта сумма затем была представлена для компенсации. Раздел «налоги» также был оставлен пустым. Борис Джонсон, мэр Лондона, признался: «Я часто платил наличными». Не стали скрывать, что следовали этому обычаю и канцлер казначейства Джордж Осборн и лидер либеральных демократов, вице-премьер Ник Клегг. В опросе, проведенном газетой «Дейли телеграф», приняли участие 15 тысяч читателей. Это более представительная выборка, чем во многих опросах общественного мнения, организуемых крупными центрами опинионики. Три четверти заявили, что не видят ничего дурного в том, чтобы расплачиваться «налом». Моральных ригористов нашлось не более 10%. Вместе с тем остается вопрос: не происходит ли таким образом уход от налогов? Эксперт по налогообложению Джон Уайтинг заметил, что было бы полезным, если бы учинитель этого переполоха Дэвид Гаук разъяснил: «в каких случаях можно переступить границу». По закону, и водопроводчики, и маляры, и мелкооптовые торговцы обязаны сообщать о получаемых доходах, чтобы затем платить либо НДС, либо подоходный налог. Ведь любые оплаты «налом» представляют собой финансовые трансакции, и с них полагается платить налоги, которые пополняют бюджет и затем идут на выполнение государством своих социальных обязательств перед гражданами, а это серьезное обременение, и каждый пенс на счету. Осознав масштаб общественного возбуждения, казначейство выпустило официальное заявление от имени министра Гаука. В нем, в частности, растолковано: «Министр по налогам дал ясно понять, что платить наличными можно, но только в том случае, если это не задумано с целью уменьшить налогооблагаемую базу, тогда это – неправильно. Совершенно очевидно, что такая практика не сравнима с утаиванием миллионов фунтов стерлингов от налогов – и нашим приоритетом остается разбирательство с масштабным и агрессивным уходом от налогов со стороны самых богатых членов нашего общества. Теневая экономика дорого обходится казне, и это означает, что люди должны платить больше налогов, чтобы поддерживать функционирование сферы государственных услуг». В любом случае нельзя не аплодировать власть предержащим: они не пытаются подогнать быт и нравы соотечественников под прекраснодушные, но отвлеченные правила игры. Они предпочитают идти не от черно-белых законоуложений, а, напротив, от жизни, что всегда многоцветнее. Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Фактически сразу с момента своего создания БРИК начал восприниматься как альтернатива существующему миропорядку. Уже первые саммиты БРИК, начавшиеся с 2009 г., проходили на фоне глобального экономического кризиса, который поставил под сомнение эффективность и справедливость существующего экономического глобального регулирования. Общественные протесты...

Фактически сразу с момента своего создания БРИК начал восприниматься как альтернатива существующему миропорядку. Уже первые саммиты БРИК, начавшиеся с 2009 г., проходили на фоне глобального экономического кризиса, который поставил под сомнение эффективность и справедливость существующего экономического глобального регулирования. Общественные протесты против его механизмов и форм шли по-нарастающей. Получило второе дыхание, казалось бы, уже пошедшее на спад антиглобалистское движение. Дошло до того, что к реформе Вашингтонского консенсуса стал призывать и тогдашний директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан. Результатом этого протеста и широкого социального недовольства стало движение “Occupy Wall Street”, летом и осенью 2011 г. получившее практически глобальный размах. Параллельно также по-нарастающей развивался и кризис еврозоны. Все это привело к тому, что уровень доверия к мировой финансовой системе и к финансово-экономической политике стран развитого мира стал критично низким. В этих условиях поиска альтернатив мировому экономическому порядку и глобальному регулированию вполне естественно обратить внимание на БРИКС. Прежде всего, потому, что его страны не входят в «золотой миллиард» и представляют собой иной путь развития и экономического управления, который в ряде случаев показал свою эффективность в ходе кризиса. В первую очередь, это относится к Китаю, чья экономика и ВВП не только не пережили спада в период кризиса, но и продолжают ежегодно расти быстрыми темпами. Помимо этого, некоторые из стран БРИКС заявляли о том, что они строят свою экономическую и социальную политику на вполне осознанной идеологической альтернативе доминирующим сейчас концептам. Эта альтернативная «золотому миллиарду» и Вашингтонскому консенсусу идеология ощутимо постулирована в том же Китае (в рамках выдвинутой Председателем КНР Ху Цзиньтао концепции «гармоничного соразвития»), но в первую очередь – в Бразилии. Именно бразильский президент Луис Инасиу Лула да Силва еще до создания БРИК четко ассоциировался с политикой альтернативного переустройства экономического миропорядка*1. Рабочий профсоюзный активист и многолетний лидер Партии трудящихся, он после нескольких неудачных попыток избраться президентом Бразилии победил на выборах в 2002 г., в период наибольшего размаха антиглобалистского движения в мире. И придя к власти, Лула предоставил Бразилию как площадку для проведения Всемирных социальных форумов антиглобалистов – своего рода «анти-Давоса». А свои международные инициативы он сочетал с социально ориентированной экономической политикой внутри страны – но при этом не снижая высоких темпов роста ВВП, что вдвойне трудно. Понятно, что нефтяные доходы Бразилии облегчали Луле эту задачу, но история знает достаточно примеров, когда нефтяная рента не приводила сама по себе ни к росту экономики, ни к социальному выравниванию. Все это вместе сделало президента Лулу известным и популярным в глобальном общественном мнении еще задолго до БРИК. Фактически он стал одним из «знамен» или «культовых фигур» мирового антиглобалистского движения, а его идеология и экономическая стратегия были представлены антиглобалистами как реально действенная и эффективная альтернатива существующему миропорядку, основанному на принципах неолиберальных капитализма и глобализации. Тем самым Лула своими действиями показал возможность иного пути развития, и с его политикой, повторюсь, еще до БРИК, стали отождествляться идеи о «трех серебряных миллиардах» как альтернативе «золотому миллиарду». И это привело к восприятию того, что половина населения Земли, проживающая в «продвинутых» странах «третьего мира», имеет право быть достойно представленной в глобальном экономическом регулировании, и это гораздо более справедливо в моральном и ценностном плане, чем доминирование развитых стран. Тем самым ценности справедливости и базирующиеся на их основе идеи о справедливом перераспределении властных полномочий в глобальном регулировании, во многом благодаря Луле и бразильскому опыту, стали на повестку дня реальной мировой политики. А кризис 2008-2009 гг. лишь усилил их значимость. Вот почему институционализация БРИК именно в этот период и участие Лулы да Силвы в его работе сделали вполне уместной постановку вопроса о том, что БРИК должен стать чем-то большим, чем просто дипломатическим инструментом согласования внешнеэкономических подходов четырех государств. В какой-то степени в мировом общественном мнении проявлялись ожидания того, что БРИК станет символом или локомотивом переустройства всего экономического миропорядка. Этого пока не произошло. Коммюнике саммитов БРИКС посвящены в первую очередь текущим аспектам экономического кризиса и реагированию на них. Широкомасштабных и идеологически насыщенных программ со стороны БРИКС пока не появилось. С уходом в отставку после двух сроков президентства в январе 2011 г. Лулы да Силвы и других лидеров, имеющих сравнимую с ним репутацию глобального идеологического революционера, сейчас в составе БРИКС нет. Гражданская составляющая в работе БРИКС только-только зарождается. Не следует сбрасывать со счетов и достаточно сдержанную, если не сказать, злорадную реакцию на действия БРИКС со стороны западных политических лидеров и общественного мнения. Это объясняется как понятным нежеланием конкуренции, так и тем, что на Западе довольно многие воспринимают БРИКС через призму стереотипов о демократии и делают акцент на внутренней неоднородности по этому признаку изначальной четверки БРИК. В этой связи «демократическую» часть БРИК, связанную с Бразилией и Индией, предпочитают отделять от России и Китая. А появление в позднебушевских США концепций о «лиге автократий» лишь усугубило этот раскол в восприятии БРИК, и как результат, – его отторжение в целом, характерное не только для политического истеблишмента, но и для протестных гражданских структур «золотого миллиарда» – для того же “Occupy Wall Street”, например. Но в то же время, несмотря на ограниченность первых результатов БРИК, уже ясно, что он прочно занял пустовавшую нишу в мировой политике и стал долговременным и значимым актором в глобальном регулировании. А после принятия в состав БРИКС Южно-Африканской Республики он и по формальным признакам приобрел глобальный характер, поскольку представляет и Евразию, и Африку, и Америку. В этой связи весьма интересно проследить эволюцию идеологических постулатов БРИКС от саммита к саммиту с тем, чтобы зафиксировать появление и развитие новых общих ценностей, на которых скоординированно строят свою внешнюю политику его страны. Первый саммит БРИК, как известно, состоялся в Екатеринбурге 16 июня 2009 г. На нем были приняты два совместных заявления: одно – общее, посвященное, в основном, проблемам глобального экономического кризиса, а другое – специальное, по глобальной продовольственной безопасности. Поскольку эти документы представляли собой первые политические декларации в истории БРИК, то в них нашли свое отражение общие принципы и подходы стран БРИК по самому широкому спектру ключевых проблем мировой политики и экономики. Поэтому тексты данных документов вполне правомерно рассматривать как базовую идеологическую позицию БРИК как нового актора на мировой арене. Эта позиция и служит основой для дальнейшей эволюции и формулирования ключевых ценностей и идеологических постулатов БРИКС. В документах Екатеринбургского саммита были зафиксированы следующие общие принципы БРИК: Во-первых, это принцип « сотрудничества, координации политики и политического диалога, касающихся международных экономических и финансовых вопросов»*2. Во-вторых, «приверженность продвижению реформы международных финансовых институтов с тем, чтобы она отражала изменения в мировой экономике. Страны с переходной и развивающейся экономикой должны иметь больший голос и представительство в международных финансовых институтах»*3. В-третьих, «реформированная финансово-экономическая архитектура должна основываться, в частности, на следующих принципах: – демократичность и прозрачность принятия и выполнения решений в международных финансовых организациях; – прочная правовая основа; – совместимость деятельности эффективных национальных институтов регулирования и международных органов, устанавливающих стандарты; – укрепление управления рисками и надзорной практики»*4. В-четвертых, «важная роль, которую играют международная торговля и прямые иностранные инвестиции в восстановлении мировой экономики», сохранение «стабильности системы многосторонней торговли, сдерживание торгового протекционизма»*5. В-пятых, в связи с тем, что «беднейшие страны больше всех пострадали от финансового кризиса, международное сообщество должно активизировать усилия по обеспечению ликвидных средств для этих стран. Международное сообщество также должно стремиться минимизировать воздействие кризиса на развитие и обеспечить достижение Целей развития тысячелетия»*6. В этой связи, применительно к проблеме глобальной продовольственной безопасности, лидерами БРИК было отмечено, что «ограничение доступа на рынки и искажающие торговлю субсидии в развитых странах на протяжении последних тридцати лет препятствовали развитию потенциала по производству продовольствия в развивающихся странах. Кроме того, конъюнктура мирового рынка не создавала достаточных стимулов для расширения сельскохозяйственного производства в развивающихся и наименее развитых странах, которые превратились в основных импортеров продовольствия»*7. Для исправления этого была сформулирован принцип «обеспечения более широкого доступа к продовольствию на национальном и международном уровнях при помощи соответствующей политики и эффективной системы распределения, в особенности в отношении бедных и наиболее уязвимых слоев населения в развивающихся странах»*8. В-шестых, это принцип того, что «реализация концепции устойчивого развития ... должна стать основным направлением изменения парадигмы экономического развития»*9. В-седьмых, готовность «к конструктивному диалогу по вопросам противодействия изменению климата с опорой на принципы общей, но дифференцированной ответственности с учетом необходимости сочетания мер по защите климата с шагами по решению задач социально-экономического развития»*10. В-восьмых, позиция «в пользу более демократического и справедливого многополярного миропорядка, основанного на верховенстве международного права, равноправии, взаимном уважении, сотрудничестве, скоординированных действиях и коллективном принятии решений всеми государствами», а также «поддержка политико-дипломатических усилий по мирному решению споров в международных отношениях»*11. В-девятых, «решительное осуждение терроризма во всех его формах и проявлениях и ... что акты терроризма не могут иметь оправдания независимо от того, где бы и по каким причинам они ни совершались»*12. В-десятых, «твердая приверженность многосторонней дипломатии при центральной роли ООН в борьбе с глобальными вызовами и угрозами. В этой связи ... необходимость всеобъемлющего реформирования ООН с целью повышения ее эффективности с тем, чтобы она могла более результативно реагировать на современные глобальные вызовы»*13. И, наконец, что касается принципов взаимодействия внутри БРИК, то было решено, что они станут основываться на развитии «последовательного, активного, прагматичного, открытого и транспарентного диалога и сотрудничества между нашими странами. Диалог и сотрудничество стран БРИК служат не только общим интересам стран с формирующимися рыночными экономиками и развивающихся стран, но и строительству гармоничного мира, в котором были бы обеспечены прочный мир и общее процветание»*14. Второй саммит БРИК состоялся в г. Бразилиа 15 апреля 2010 г. На нем также было принято Совместное заявление. В своей концептуальной части во многом оно повторяло принципы, постулированные на предыдущем саммите. Но, тем не менее, в нем появился ряд новых важных аспектов. Прежде всего, на Втором саммите впервые лидеры БРИК открыто обратились к проблематике глобального управления и необходимости реформ в этой сфере. Было отмечено, что «в мире происходят крупные и быстрые перемены, которые свидетельствуют о необходимости соответствующих преобразований в глобальном управлении во всех затрагиваемых сферах»*15. В этой связи лидеры БРИК на Втором саммите заняли гораздо более радикальную и критичную позицию по вопросу реформы международных финансовых институтов, чем за год до этого. В Совместном заявлении указано, что «МВФ и Всемирному банку необходимо срочно решать проблему их недостаточной легитимности». Главная задача здесь – «существенное перераспределение голосов в пользу стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран с тем, чтобы привести их участие в процессе принятия решений в соответствие со сравнительным весом этих стран в мировой экономике». Иначе международное сообщество «столкнется с угрозой того, что эти структуры устареют»*16. Вообще, во многих пунктах Совместного заявления на Втором саммите подчеркивалась ключевая роль расширения прав развивающихся стран в мировой политической и экономической системе. Тем самым было дано новое и более емкое наполнение принципа справедливости, выдвинутого лидерами БРИК в 2009 г. В частности, были постулированы следующие подходы: – «должны в полной мере уважаться модели и пути устойчивого развития, избранные развивающимися странами, и быть гарантировано создание необходимых условий для проведения развивающимися странами соответствующей политики»*17; – «обеспечение инклюзивного процесса роста мировой экономики является не только вопросом солидарности, но и вопросом стратегического значения для поддержания глобальной политической и экономической стабильности»*18; – «предоставление многосторонними банками развития более весомой, гибкой, оперативной и ориентированной на потребности получателей помощи развивающимся странам»*19; – «разработка стратегии обеспечения доступа к продовольствию для уязвимых групп населения»*20; – «переговоры [по климату] должны быть более открытыми, прозрачными и завершиться справедливыми и эффективными результатами»*21. По вопросу климата также впервые было подчеркнуто, что «изменение климата является серьезной угрозой, требующей более энергичных действий на глобальном уровне»*22. Использование термина «угроза» вместо более привычных и мягких «вызов» или «глобальная проблема» применительно к изменению климата здесь весьма характерно. В сфере международной безопасности получили дальнейшее развитие принципы многополярности и строгого соблюдения международного права. В частности, было указано, что «борьба с международным терроризмом должна осуществляться при надлежащем соблюдении Устава ООН, международных конвенций и протоколов, резолюций Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности ООН, касающихся международного терроризма»*23. Далее, новой темой, которая не была затронута на Первом саммите, стало сотрудничество между цивилизациями: «мы подтверждаем важность содействия диалогу цивилизаций, культур, религий и народов. В этой связи мы поддерживаем «Альянс цивилизаций» – инициативу ООН, направленную на развитие контактов, расширение знаний друг о друге и углубление взаимопонимания во всем мире»*24. Наконец, дальнейшее концептуальное развитие на Втором саммите получили принципы взаимодействия внутри БРИК. Более четко, чем раньше, был постулирован «вопрос о региональных валютных договоренностях, ... включая договоренность об использовании национальных валют в торговле между нашими странами»*25. В статье тогдашнего президента России Д.А. Медведева, опубликованной в преддверии Второго саммита, было подчеркнуто, что «сочетание сравнительных конкурентных преимуществ наших стран создаёт ситуацию взаимного выигрыша во множестве сфер, даёт нам уникальные стимулы к сотрудничеству»*26. Третий саммит БРИКС прошел 14 апреля 2011 г. в г. Санья в Китае. Поэтому в Декларации по его итогам получили большее отражение, чем раньше, китайские внешнеполитические концепции, прежде всего идея гармоничного соразвития. В ее контексте в Декларации саммита указано, что « XXI век должен характеризоваться миром, гармонией, сотрудничеством и развитием на основе достижений науки»*27. На Третьем саммите прошло расширение состава БРИК – принятие в его состав Южно-Африканской Республики. В этой связи, в Декларации саммита особое внимание было уделено общим принципам БРИКС относительно развития Африки. К их числу можно отнести следующие: – «искоренение крайней нищеты и голода является этическим, социальным, политическим и экономическим императивом человечества и одной из важнейших глобальных задач, стоящих сегодня перед миром, особенно в наименее развитых странах Африки и других регионах»*28; – «мы поддерживаем развитие инфраструктуры в Африке и ее индустриализацию в рамках Нового партнерства для развития Африки (НЕПАД)»*29; – «чрезмерные колебания цен на сырьевые товары, в особенности на продовольствие и энергоносители, представляют собой новые риски для нынешнего процесса восстановления мировой экономики»*30. Откликаясь на проходящий во время саммита конфликт в Ливии, лидеры БРИКС подчеркнули: «Мы разделяем принцип, согласно которому следует избегать применения силы. Мы считаем, что необходимо уважать независимость, суверенитет, единство и территориальную целостность каждого государства»*31. Далее, интересно, что в Декларации Третьего саммита гораздо большее место, чем раньше, заняли вопросы взаимоотношений внутри БРИКС, а также места и роли БРИКС в современном мире. Впервые в Декларации прозвучал ответ на критику БРИКС и на то, что эта структура якобы узурпирует право говорить от лица всех развивающихся стран. Лидеры БРИКС отметили: « Мы подтверждаем, что сотрудничество [внутри БРИКС] носит инклюзивный характер и не направлено против какой-либо третьей стороны. Мы открыты к наращиванию взаимодействия и сотрудничества с государствами, не входящими в БРИКС, в особенности со странами с формирующейся рыночной экономикой и развивающимися странами, а также соответствующими международными и региональными организациями»*32. Также более открыто, чем раньше, было заявлено, что «страны БРИКС ... играют важную роль ... в содействии более прочному утверждению демократии в международных отношениях»*33. Более детально и недвусмысленно (может быть как ответ на дискуссии о будущей роли юаня) на этом саммите подчеркнули, что «мы поддерживаем реформу и совершенствование международной валютной системы, в которой широко представительная система международных резервных валют будет обеспечивать стабильность и предсказуемость. ... Мы призываем уделять больше внимания рискам, связанным с массированными трансграничными перемещениями капитала, с которыми сегодня сталкиваются страны с формирующейся рыночной экономикой»*34. В целом же было отмечено, что «БРИКС стремится внести значительный вклад в развитие человечества и создание более равноправного и справедливого мира»*35. По частным вопросам развития БРИКС новые моменты на Третьем саммите состояли в том, что, несмотря на общий фон ядерной аварии в Фукусиме, было подчеркнуто: «Атомная энергетика останется важным элементом в будущем энергетическом балансе стран БРИКС»*36. Также лидеры БРИКС заявили о своей приверженности «наращивать практическое сотрудничество в адаптации наших экономик и обществ к изменениям климата»*37. Такова основная эволюция идеологических принципов БРИКС, которую можно проследить по итогам трех саммитов. Главное здесь – принцип более справедливого, более демократичного и более гармоничного миропорядка, а также принцип усиления роли и влияния развивающегося мира в глобальных делах. Лидеры БРИКС выразили свою приверженность стать локомотивом соответственно необходимых реформ мировой финансовой архитектуры и глобального управления. Тем самым, несмотря на то что некоторые слишком завышенные ожидания на «революционный» потенциал БРИКС в мировой политике пока не оправдались, формирующаяся идеология БРИКС и новые ценности, которые БРИКС предлагает, могут составить прочную и вполне привлекательную для других основу альтернативной модели мирового порядка. В этом вопросе политическая воля БРИКС может совпасть с ожиданиями общественного мнения большинства населения нашей планеты. © Олег БАРАБАНОВ, д.полит.н., заведующий кафедрой политики ЕСЕвропейского учебного института при МГИМО (У) МИД России, профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ   *1 Об эволюции политических взглядов Лулы см. напр.: Окунева Л.С. Бразилия: особенности демократического проекта. М.: МГИМО-Университет. 2008. С. 563-771. *2 Совместное заявление лидеров стран БРИК. 16 июня 2009 г. Екатеринбург. П. 1. *3 Там же. П. 3. *4 Там же. П. 4. *5 Там же. П. 5. *6 Там же. П. 6. *7 Совместное заявление стран БРИК по глобальной продовольственной безопасности. 16 июня 2009 г. Екатеринбург. *8 Там же. *9 Совместное заявление лидеров стран БРИК. 16 июня 2009 г. Екатеринбург. П. 7. *10 Там же. П. 9. *11 Там же. П. 12. *12 Там же. П. 13. *13 Там же. П. 14. *14 Там же. П. 15. *15 Совместное заявление глав государств и правительств стран-участниц Второго саммита БРИК. 15 апреля 2010 г. г. Бразилиа. П. 1. *16 Там же. П. 11. *17 Там же. П. 15. *18 Там же. П. 16. *19 Там же. П. 9. *20 Там же. П. 17. *21 Там же. П. 22. *22 Там же. П. 22. *23 Там же. П. 23. *24 Там же. П. 25. *25 Там же. П. 12. *26 Статья Дмитрия Медведева «Страны БРИК: общие цели – общие действия». 13 апреля 2010 г. // www.kremlin.ru *27 Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС. 14 апреля 2011 г. г. Санья. П. 4. *28 Там же. П. 20. *29 Там же. П. 25. *30 Там же. П. 17. *31 Там же. П. 9. *32 Там же. П. 6. *33 Там же. П. 5. *34 Там же. П. 16. *35 Там же. П. 3. *36 Там же. П. 19. *37 Там же. П. 22. №7-8(68), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Эволюция БРИКС Общеизвестный факт, что акроним БРИК появился еще в 2001 году как инвестиционный проект старшего аналитика Голдман и Сакс Джима О'Нила – в тот момент ничего общего между этими странами, кроме как группирования их по принципу наиболее динамичных и...

Эволюция БРИКС Общеизвестный факт, что акроним БРИК появился еще в 2001 году как инвестиционный проект старшего аналитика Голдман и Сакс Джима О'Нила – в тот момент ничего общего между этими странами, кроме как группирования их по принципу наиболее динамичных и экономически перспективных для инвестиций стран, которые превзойдут по объемам ВВП страны «семерки», не было. Но позднее этот проект зажил собственной жизнью и превратился в квази-блок пяти стран, объединенных идеей переформатирования современной системы международных отношений, в первую очередь финансовых и экономических, в сторону большего учета мнений этих стран. С российской стороны очевидные предпосылки к такому развитию событий просматривались как в теоретической, так и практической плоскости. Теоретическое обоснование данной концепции можно отнести к идее Е.М.Примакова о создании треугольника сотрудничества с Индией и Китаем и диверсификации российской внешней политики от чрезмерной ориентации на страны Запада. По целому ряду причин предложенный треугольник не мог быть реализован в 1990-е годы, но на сегодняшний день все три страны смогли разрешить или же отложить в сторону существующие разногласия и активно сотрудничают в формате не только БРИКС, но и более глубоко, с включением военно-политических аспектов и проблем безопасности – РИК. Первая трехсторонняя встреча министров иностранных дел прошла после «гостевой сессии» Петербургского саммита «восьмерки», притом, что двумя месяцами позже министры иностранных дел Бразилии, Китая и России и министр обороны Индии вновь встретились на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Дальнейшее осознание общности интересов России со странами «пятерки»*1 по целому ряду проблем, включая, но не ограничивая их проблемами защиты прав интеллектуальной собственности, энергоэффективности и т.п., происходило в рамках Хайлигендаммско-Аквильского процесса диалога (ХАП), что в свою очередь привело к очередной встрече министров иностранных дел БРИК на полях Генеральной Ассамблеи ООН, на которой было принято решение о создании консультативного механизма на уровне заместителей министров*2 наряду с регулярными контактами на уровне постоянных представителей в ООН. В мае 2008 года прошла первая самостоятельная сессия министров иностранных дел БРИК, что, впрочем, не отменило очередную встречу на полях ГА ООН в сентябре того же года, на которой обсуждались проблемы глобальной финансовой архитектуры, продовольственного кризиса, изменения климата и укрепления сотрудничества в рамках ХАП. С тех пор встречи министров иностранных дел приобрели регулярный характер. Россия также инициировала диалог по безопасности в рамках этой группы, впервые состоявшийся в Москве в мае 2009 года. При этом, на уровне руководителей государств консультации как в «квази-блоке» прошли накануне саммита «восьмерки» в Тойако в Японии, а затем вновь в этом же году накануне первого саммита «двадцатки». С ноября 2008 года было положено начало встречам министров финансов БРИК, инициированное бразильской стороной и прошедшее в Сан-Пауло накануне встречи «Группы двадцати», с последующей встречей также накануне «двадцатки» в Хоршеме, на этот раз уже с участием глав центральных банков четырех стран. Тогда министры стран БРИК обсудили целый ряд вопросов, по которым у них были схожие обеспокоенности и позиции, среди которых можно выделить стабилизацию и регулирование международных финансовых рынков (с особым вниманием к «теневой банковской системе», хедж фондам, т.к. динамично развивающиеся экономики значительно пострадали от массового оттока спекулятивного капитала), угрозу протекционизма, реформу международных финансовых институтов (в частности перераспределение квот МВФ, обзор которых должен был пройти в январе 2011 года), распределение специальных прав заимствования, роль резервных валют и активирование новой модели доходов – каждый из которых был позднее включен в текст итогового документа «двадцатки». Также именно к этой встрече уходит корнями более поздняя инициатива, которая была озвучена на саммите БРИКС в Дели об изучении возможностей создания Банка БРИКС, равно как и решений по СВОП-механизмам, т.к. в заявлении министров отмечалась «необходимость развития новых схем кредитования, способных помочь странам, стоящим перед финансовыми проблемами […] применять новые и более гибкие подходы к проблеме условий получения кредитов», а также наличия средств на непредвиденные цели. Дальнейшие встречи министров финансов и глав ЦБ происходили накануне каждой встречи «двадцатки» министерского уровня, а также на полях сессий МВФ и Всемирного банка. Начиная с 2011 года страны БРИКС также стали встречаться на уровне министров экономики и внешней торговли для обсуждения вопросов макроэкономической политики стран на фоне глобального финансового и экономического кризиса, укрепления торгово-экономических отношений между пятью странами и их координацию в рамках других институтов. Одним из свидетельств более тесной координации в рамках БРИКС стало решение о создании контактной группы с задачей разработки соответствующих рекомендаций. На уровне руководителей государств встречи «клуба» стали проходить по предложению России начинай с 2009 года. Первая из них прошла в Екатеринбурге (когда Бразилия присоединилась к остальным трем странам после диалога по ШОС), с последующими саммитами в Бразилии, Китае и Индии*3. Самая последняя встреча пяти лидеров состоялась по инициативе текущего индийского председателя перед началом общих переговоров на саммите «Группы двадцати» в Лос Кабосе (Мексика) в июне 2012 года, что позволило пяти странам «сверить часы» по важнейшим международным финансово-экономическим и политическим вопросам. Эта сессия фактически мало отличалась от предыдущих встреч пятерки и состояла из обсуждений проблем кризиса еврозоны, реформы МВФ, дальнейших перспектив «Группы двадцати», равно как и хода выполнения решений, принятых на саммите БРИКС в Дели, и Делийского плана действий по развитию сотрудничества. Российская сторона при этом сделала акцент на важности разработки долгосрочной стратегии развития и создания Делового совета БРИКС. Не обошлись эти переговоры и без обсуждения ряда политических вопросов, в частности сирийского, что обозначило дальнейшую эволюцию БРИКС от коалиции по консультациям внутри «двадцатки» в более устойчивый и всеобъемлющий механизм, участники которого чувствуют свою ответственность не только за дальнейшую финансово-экономическую ситуацию, но и политический климат в мире.   Место России в БРИКС Несмотря на то, что Россия сама инициировала встречи БРИК, продолжаются споры на уровне исследователей и СМИ на предмет того, насколько Россия принадлежит к этой группе. Такие вопросы, на самом деле, возникают «по обеим сторонам баррикад», но в основном (равно как и относительно жизнеспособности БРИКС как такового) разрабатываются западными экспертами, не заинтересованными в возникновении реального блока держав, способных изменить существующий миропорядок. Один из наиболее популярных тезисов – вопрос о том, насколько нарождающаяся страна Россия и, таким образом, насколько она принадлежит «клубу» динамично развивающихся Бразилии, Индии и Китая. Некоторые эксперты утверждают, что более чем объективными причинами, присутствие России в БРИКС определяется внутриполитическим и экономическим контекстом, а вовне вопрос состоит не в продвижении убеждений и определении международных норм, а скорее в плане преследования более узких национальных интересов с целью ограничения степени зарубежного (в первую очередь американского) присутствия в зоне ее особых интересов, что в свою очередь ведет к сотрудничеству или соглашению с американским гегемоном по вопросам, важным для США, и более жесткой позиции по проблемам, важным для России, но в меньшей степени значимых для Вашингтона*4. Хотя подобное утверждение и представляется несколько упрощенным с учетом того, что Россия постоянно выступала против таких американских проектов как расширение НАТО и Евро-ПРО. Что касается споров о принадлежности России к клубу восходящих держав, то, действительно, в годы холодной войны СССР был одним из полюсов биполярного конфронтационного миропорядка, а после развала Советского Союза и окончания холодной войны Россия прошла через совокупность экономического, политического, социального, демографического кризисов и потерю идентичности. Достаточно перечислить несколько примеров – экономика страны сокращалась беспрерывно с 1990 до 1997 года примерно на 40%*5 (притом, что дефолт 1998 года еще более усугубил ситуацию), восстановление роста произошло лишь в 1999 году*6. С точки зрения геополитического положения, Россия как правопреемница СССР после его развала сократилась более чем на четверть, более не являлась лидером блока социалистических стран (ОВД и СЭВ были распущены незадолго до распада Советского Союза). Демографическое положение страны также значительно ухудшилось, когда население сокращалось примерно на миллион человек в год со 148,3 миллионов человек в 1990 году до 140 миллионов с постепенным возобновленным ростом, в основном за счет миграции до порядка 143 миллионов человек на сегодняшний день*7. Система правосудия, здравоохранения и другие социальные сферы оказались практически разрушенными. При этом, несмотря на то, что демографическая ситуация в России развивается в противоположном направлении по сравнению с остальными странами БРИКС (т.е. сокращается по сравнению с ростом в остальных четырех странах), ряд тенденций остаются достаточно благоприятными для России*8. Во-первых, ВВП в России на душу населения гораздо выше, чем в остальных странах БРИКС и по этому показателю Россия относится к странам со средним уровнем дохода (Бразилия в рамках БРИКС находится на втором месте и ее подушевой ВВП составляет две трети от отечественного показателя). Во-вторых, Индекс развития человека (HDI) в России гораздо выше, чем в остальных странах группы (66 место по сравнению с 84 для Бразилии, 101 для КНР, 123 для ЮАР и 134 для Индии)*9. Имея в виду данные объективные различия нет необходимости делать из этой разницы препятствия для установления сотрудничества, а также нет предпосылок к тому, чтобы эти различия не позволили определять согласованную политику всех пяти стран. Различные стартовые позиции могут, напротив, нести в себе решение через взаимодополняемость. При этом имеется в виду не упрощенческое понимание, когда Россию и Бразилию ставят в ряд экспортеров сырья (энергетического и сельскохозяйственного соответственно), Индию определяют как производителя услуг и информационных технологий, а Китай – как экспортера промышленных товаров, а всеобъемлющая взаимодополняемость через способность к преодолению существующих социальных, экономических, политических и технологических недостатков через более тесный обмен и сотрудничество. Ранее, в 1990-х годах России, и на уровне элит, и населения в целом после развала СССР необходимо было компенсировать потерю статуса сверхдержавы, что и делалось через попытки присоединения к как можно большему количеству западных институтов («Группа семи», Парижский и Лондонский клубы, Совет Европы, МВФ и т.п., 18 лет переговоров по поводу вступления в ВТО, предполагаемое к 2014 году, но еще не реализованное присоединение к ОЭСР). Сегодня остатки имперских амбиций еще живы в части российского общества, но они не соответствуют реальному потенциалу и возможностям страны*10. С течением времени, по мере восстановления позиций России на мировой арене, Москва все в меньшей степени стала мириться с перспективами занятия подчиненного положения по отношению к западным странам: эйфория общего равенства и братства по итогам холодной войны окончательно выветрилась во второй половине 1990-х годов. По мере укреплений позиций в экономической и политической областях российское государство все с большим напором стало отставить свои интересы и подходы, что в свою очередь, скорее, позволяет классифицировать его как возвращающуюся, нежели нарождающуюся державу. Тем не менее, если рассматривать БРИКС как группу стран, укрепляющих свое положение на мировой арене, без различий относительно исторической подоплеки ранее присущего статуса сверхдержавы и результата низкого старта накануне быстрого роста, то Россия вполне органично вписывается в группу остальных динамично развивающихся стран. Также многое зависит от того, по каким именно параметрам сравнивать принадлежность или несостоятельность России в «клубе». С одной стороны, действительно Россия растет медленнее, чем Китай или Индия, но ее темпы сопоставимы с двумя другими странами БРИКС (если рассматривать только последние три года, то темпы экономического роста России составляли 4,3% в 2010 и 2011 годах, с прогнозами в 3,8% на текущий год, в то время как Бразилии в аналогичные годы демонстрирует показатели в 7,5% и 2,7% с прогнозом в 2,9%, а в ЮАР (учитывая дополнительно гораздо меньший объем экономики и более низкий уровень развития) они составят соответственно 2,9% и 3,1% с прогнозом в 2,7%*11). Более того, на сегодняшний день Россия в противоположность начальному периоду кризиса 2008-2009 гг. рассматривается как один из наиболее сильных игроков в «клубе». Не так давно Индия оказалась перед лицом опасности снижения ее рейтингов, а темпы роста Китая, как ожидается, значительно снизятся. Еще один фактор, который необходимо учитывать, – это стадия экономического развития. Действительно, пока Китай растет наиболее высокими темпами, в то время как три остальных страны БРИКС демонстрируют более низкие показатели. Но при этом КНР находится в «самом начале экономической конвергенции», в то время как Россия и Бразилия прошли «порядка половины пути в рамках данной исторической трансформации», что в свою очередь поднимает вопрос соотношения предпочтения качества или количества*12. Еще одна проблема, которую необходимо отметить, говоря о совместимости в рамках БРИКС, это размер их экономик. В данном случае речь пойдет не о России, а о ЮАР, которая представляет собой страну со средним размером экономики в отличие от остальных стран блока, и что определяет несколько отличные интересы и подходы. Эта разница в определенной степени смягчается по линии ИБСА (Индия, Бразилия, ЮАР), т.к. даже несмотря на то, что первые две не являются странами с экономиками среднего размера, их политические амбиции, в отличие от китайских и российских, не выходят значительно за рамки регионального доминирования. По словам одного российского эксперта, БРИКС – это блок региональных держав с глобальными амбициями, но, тем не менее, Бразилия, Индия и ЮАР на сегодняшний день стремятся не к глобальной роли, а, скорее, к более сильному совокупному голосу на мировой арене для реализации своих региональных интересов и гарантированного развития без вмешательства со стороны институтов, с преобладанием западных держав. В то время как и Россия, и Китай в основном продолжают опираться на игру баланса сил и пытаются на равных взаимодействовать с США. В дополнение к различиям в восприятии, идеологии и идентичности в рамках БРИКС эти страны также имеют объективно разные интересы относительно того, для чего им в принципе нужен это «клуб». Впрочем, эти различия не стоит переоценивать. БРИКС будет продолжать действовать вне зависимости от существующих разделительных линий, а короткая еще история этого блока показала значительный потенциал для сотрудничества. Различия же необходимо изучать с тем, чтобы понимать, как взаимодействовать с учетом неполного совпадения интересов, а также в наилучшей степени использовать существующие общие подходы. На сегодняшний день проблемой БРИКС остается «деятельность против». Хотя сущность БРИКС и не состоит в том, чтобы «дружить против» США или Запада в целом, но до сих пор данному «клубу» не хватает собственной позитивной повестки дня – все новые предложения реактивны и исходят из расчета прямого или косвенного воздействия на страны Запада с целью укрепления собственного влияния стран БРИКС и реформирования существующих международных структур.   Видение БРИКС в российской внешней политике С одной стороны, не вызывает сомнений тот факт, что культурно, исторически и цивилизационно Россия в большей степени принадлежит Европе, нежели Азии; является скорее геополитическим Севером, нежели Югом. Именно этот факт в серьезной мере определял практическое нежелание российской стороны реально диверсифицировать собственную внешнюю политику, воспринимать развивающиеся страны в качестве равных и серьезных партнеров. Но, как было отмечено выше, по мере осознания создавшегося тупика в развитии взаимовыгодных и равноправных отношений с Западом, Россия все более серьезно стала относиться к идее Примакова и воплощать ее в жизнь. Так, по мнению ведущего российского исследователя-международника Г. Д. Толораи, у нашей страны нет возможности в одиночку вернуть прежнее влияние, которым обладали Российская империя, а позднее СССР. Поэтому для Москвы БРИКС – «это инструмент, с помощью которого она может укрепить свои позиции в системе глобального управления», а также потенциальная «геополитическая альтернатива XXI века»*13. Если смотреть в общем, то подходы стран БРИКС характеризуются линией неприятия вмешательства в отправление национального суверенитета и их собственную автономию, что определяется тем фактом, что ни одна из пятерки не готова накладывать на национальную повестку дня и политические решения ограничения, введенные странами Запада. Так ряд экспертов определяет БРИКС как «ястребов суверенитета», ведущих политику защиты суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства, что недвусмысленно закреплено в Уставе ООН. Соответственно страны БРИКС выступают против политики интервенционизма и экономической и финансовой либерализации. Для России также интерес представляет демонстрация посредством работы БРИКС преимуществ «сетевой дипломатии», что помогло бы избежать внутриполитических ограничений типичных для большинства западных институтов*14. Здесь также необходимо отметить, что в отличие от западных школ политической мысли, многие российские политологи и политики видят мировое устройство через линзы Устава ООН, придавая особое значение демократическому устройству глобального управления – мирового сообщества, где все страны, вне зависимости от их политической системы и управления, видятся как полноправные члены этого сообщества, в противоположность мировому обществу, состоящему лишь из стран, признанных Западом в качестве демократических. Это отражено и в официальной позиции Российской Федерации в отношении деятельности международных институтов и взаимодействия между странами мира. Еще одной общей для стран БРИКС позицией является их поддержка многополярного мира, в противоположность однополюсному. Как уже было показано выше, Россия впервые вышла с продвижением идеи треугольника России – Индии – Китая и многовекторной дипломатии в середине 1990-х гг. Это отражено и в официальных документах. Если в первой половине 1990-х годов российская внешняя политика изначально была сосредоточена как в теории, так и на практике на попытках полной интеграции с западными странами и институтами, то уже в Послании Президента Федеральному собранию от 1997 года виден значительный сдвиг мышления к большей диверсификации внешней политики. Среди внешнеполитических целей наиболее важными были: •  Защита национальных интересов России без скатывания к конфронтации, но на основе укрепления стабильности и элемента кооперационности в международных отношениях, •  Создание системы международных отношений, основанной на принципе многополярности и на том понимании, что в мире «не должно быть доминирования какого-то одного центра силы», с учетом того обстоятельства, что «мир XXI века должен меньше опираться на военную силу и гораздо больше – на силу права»*15. Ряд экспертов первую практическую манифестацию Россией продвижения концепции многополярного мира увидели в серии визитов тогдашнего министра иностранных дел РФ Е. М. Примакова в Латинскую Америку. В ходе этих визитов был подписан целый ряд соглашений о стратегическом партнерстве с крупнейшими государствами континента*16. Позднее, в июне 2000 года, была принята новая Концепция внешней политики России, уже при следующем Президенте В.В.Путине, в рамках которой отмечалось, что Россия будет «добиваться формирования многополярной системы международных отношений, реально отражающей многоликость современного мира с разнообразием его интересов» и основываясь на «механизмах коллективного решения ключевых проблем», с приоритетом международного права и «демократизации международных отношений»*17. В следующей редакции Концепции внешней политики России от 2008 года была особо подчеркнута важность укрепления экономического потенциала «новых центров глобального роста, связанное в том числе с более равномерным распределением ресурсов развития вследствие либерализации мировых рынков». Таким образом, наращивание экономической мощи этих стран и регионов объективно ведет к росту политического влияния данных субъектов с дальнейшими тенденциями к формированию полицентричного миропорядка. Также в Концепции 2008 года дальнейшее развитие получает понимание того, что «традиционные громоздкие военно-политические союзы уже не могут обеспечить противодействия всему спектру современных вызовов и угроз, являющихся трансграничными по своему характеру», взамен которым предлагается делать акцент на «сетевую дипломатию» и гибкие формы многосторонности. Далее в рамках официального видения мирового развития отмечается, что «г лобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение, что предполагает конкуренцию между различными ценностными ориентирами и моделями развития в рамках универсальных принципов демократии и рыночной экономики». И в том же самом документе российская сторона дает отповедь западным партнерам за неумение справиться с «перспективой утраты историческим Западом своей монополии на глобализационные процессы», что ведет в числе прочего к «инерции политико-психологической установки на «сдерживание» России». Также в соответствии с Концепцией вновь делается упор на то, что «стратегия односторонних действий дестабилизирует международную обстановку, провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, разжигает национальную и религиозную рознь, создает угрозу безопасности других государств, ведет к росту напряженности в межцивилизационных отношениях». Также обязательным атрибутом официальной позиции России является четкая приверженность определению центральной роли ООН, что наряду с многополярностью, принципами суверенитета и верховенства закона разделяется всеми странами БРИКС*18. Как было отмечено ранее, по мере превращения БРИКС в зрелый и самостоятельный механизм стало ощущаться дальнейшее признание важности «клуба» на уровне политических элит. В.В. Путин, будучи президентом, в 2006 году продвигал идею более тесных связей с Бразилией, Индией и Китаем, хотя именно в бытность президентства Д.А. Медведева «клуб» получил путевку в жизнь на уровне руководителей государств. Сегодня не приходится недооценивать важность, придаваемую БРИКС со стороны российского политического истеблишмента. В одной из статей на тот момент кандидата в президенты В.В. Путина в качестве планов на будущее было прописано, что Россия будет продолжать придавать «приоритетное значение взаимодействию с партнерами по БРИКС. Эта уникальная структура, созданная в 2006 году, нагляднее всего символизирует переход от однополярности к более справедливому мироустройству»*19. Далее это видение закреплено в заявлении министра иностранных дел России С. В. Лаврова о том, что создание БРИКС стало «одним из самых значимых геополитических событий с начала нового века»*20. Данный механизм видится как новая модель глобальных отношений поверх старых барьеров, которые разделяют Восток и Запад, Север и Юг, что в свою очередь позволит БРИКС постепенно трансформироваться в «многостороннее стратегическое партнерство по широкому спектру мировых экономических и политических вопросов». Россия также довольно смело подходит к видению будущего БРИКС, полагая, что идея «моста» между Севером и Югом, либо работа лишь в рамках геополитического Юга значительно сузит возможности этого механизма как независимого субъекта на международной арене*21. Таким образом, можно выделить несколько основных направлений, которые Россия видит в качестве основных для деятельности БРИКС: •  Международное торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, реформа изжившей себя валютно-финансовой архитектуры и установление более демократичного и справедливого международного финансово-экономического порядка; •  Становление многостороннего мира и методов сетевой дипломатии, в том числе посредством создания интеграционных механизмов в рамках своих регионов с комплиментарным характером (что можно рассматривать в свете усилий России по продвижению проекта Евразийского Союза); •  Усиление сотрудничества стран БРИКС в рамках глобальных и региональных организаций с целью сохранения международного мира и безопасности, а также сохранение ООН как центральной организации мирового регулирования: •  Координация позиций пяти стран по вопросам глобальной и региональной стабильности и безопасности, нераспространения ОМУ, урегулирования региональных конфликтов; •  Продвижение центральной роли ООН в свете борьбы с терроризмом и реализации Глобальной контр-террористической стратегии ООН; •  Приложение совместных усилий в координации борьбы с наркотрафиком в рамках ООН и соответствующих региональных институтов (хотя на данный момент этот вопрос скорее более актуален для сотрудничества в рамках РИК); •  Сотрудничество в сфере информационной безопасности, совместного противодействия кибер-терроризму и кибер-преступности*22; •  Сотрудничество с партнерами по БРИКС в сфере противодействия морскому пиратству, совместных усилий по созданию международных механизмов по судебным процедурам и наказанию пиратов. •  Создание и укрепление внешних связей БРИКС с ведущими развивающимися странами и международными организациями (в данном случае исключительно позитивно можно использовать опыт «восьмерки», когда в процесс взаимодействия включается максимальное количества заинтересованных игроков без расширения самого «клуба» и с сохранением возможностей оперативного принятия решений); •  Сотрудничество на основе равенства, взаимодополняемости и взаимовыгоды в экономической и научно-технической областях, с учетом значительной ресурсной базы стран БРИКС, крупнейших трудовых ресурсов, емких внутренних рынков, целей экономической модернизации и высоких технологий, продовольственной и энергетической безопасности, а также ввиду улучшения качества жизни собственного населения; •  Формирование новой идеологии международных отношений, принципа совместимости и равенства различных цивилизаций, культур и идеологий как идентичности нового века.   Соперничество или взаимодействие: старые и нарождающиеся центры силы Выше были коротко обозначены моменты того, чего хотят страны БРИКС, и каким видит данный механизм Россия. Но дело в том, что БРИКС не существует в вакууме и не менее важным вопросом является то, а как видится данный «клуб» другими важными игроками, в частности тремя старыми центрами силы, которые одновременно продолжают оставаться «рулевыми» нынешней системы международных отношений. Несмотря на значительную утрату прежнего абсолютного влияния со стороны США и продолжающийся кризис еврозоны, постоянно держащий в напряжении не только сами страны ЕС, но и остальной мир, страны геополитического Запада демонстрируют неготовность реально поделиться властью в осуществлении глобального управления. Это, в частности, было продемонстрировано и сохранением обоих руководящих постов в МВФ и Всемирном банке за представителем «старой» Европы и США соответственно, и затянувшимся процессом ратификации принятого пакета реформ в отношении перераспределения квот в МВФ в пользу развивающихся стран. Несмотря на многочисленные заявления пяти стран, что их саммиты не направлены ни против кого, лейтмотивом взаимодействия остается именно недовольство существующим порядком. До сих пор, несмотря на растущие возможности, странам БРИКС и сегодня не хватает веса для того, чтобы заставить архитекторов нынешнего порядка быстро и добровольно сдать свои полномочия в пользу новых пайщиков. Если США с самого начала предпочитали быть в курсе процесса БРИКС и, не играя в пользу повышения значения данного «клуба», тем не менее, проявляли заинтересованность в ограниченном потенциальном взаимодействии (о чем может свидетельствовать, в частности, просьба Т. Гайтнера о встрече с министрами финансов стран БРИК в сентябре 2009 года), то ныне европейцы начинают проявлять все более активный интерес к деятельности «пятерки», в основном на полуофициальном уровне. Свидетельством этого можно считать и инициированный французами процесс Евро-БРИКС, с участием как академических, так и официальных лиц; и встреч ЕС-БРИКС на уровне официальных лиц и гражданского общества в рамках серии консультаций на Саммите по устойчивому развитию «Рио+20». На официальном же уровне, знаменателен Доклад комитета по международным делам Европарламенту «О внешней политике ЕС по отношению к БРИКС и другим нарождающимся державам: цели и стратегии» от января 2012 года*23. Документ в целом отмечает растущую роль стран БРИКС и других динамично развивающихся экономик и необходимость со стороны ЕС видеть положительные возможности для стран Европы в происходящем перераспределении мощи, в частности возникновение новых центров экономической и внешнеполитической силы не будет способствовать «сокращению влияния ЕС, а наоборот, у Союза будет важная роль в продвижении общего понимания политического выбора и преодоления глобальных вызовов», «создания инклюзивной системы глобального управления», в том числе совместно с трансатлантическими партнерами Европы. Таким образом, видно, что ЕС, понимая неизбежность реформ, будет прилагать усилия к проведению контролируемой модернизации системы международных отношений. При этом интересен тот факт, что акцент делается на необходимости в меньшей степени взаимодействовать с БРИКС как группировкой, с учетом того, что страны «БРИКС могут иметь похожие позиции во внешнеполитических определениях, но у них существуют большие противоречия в политической, экономической и социальной областях». Исходя из этого, ЕС предлагается упирать на становление «стратегических партнерств с каждой из стран БРИКС» по отдельности, а также осуществлять регулярные «встречи на высшем уровне между ЕС и странами БРИКС в индивидуальном порядке»*24. Тем более что политическое устройство стран БРИКС разнится «от сильных авторитарных режимов до эффективных и стабильных демократий», с которыми ЕС и необходимо укреплять отношения. В том же самом ключе можно рассматривать установку на развитие контактов не только с официальными представителями пяти стран, но и налаживать «устойчивый диалог с организациями гражданского общества». По мнению стратегов ЕС, такое нюансированное партнерство с каждой из пяти стран даст «бесценную возможность построить взаимоотношения доверия, примирит позиции и будет содействовать тому, чтобы страны БРИКС взяли на себя большую ответственность в новой системе глобального управления». Для достижения наилучшего результата предлагается создать в рамках Европейской службы внешних действий механизм ad hoc по более тесной координации между делегациями ЕС в каждой из стран БРИКС, анализу и оценке «отношений и чувствительных моментов» между этими пятью странами, их позиций по проблемам глобального управления и современных вызовов. Такой механизм, по мнению Комитета, позволит сформулировать более систематический подход ЕС к каждому из государств «клуба». Также отмечается важность для ЕС «быстро действовать, если он желает сохранить свое влияние (иначе может быть стратегически оттеснен на второстепенные роли)». В соответствии с установкой не приоритетное взаимоотношение не столько с группой БРИКС, сколько с каждой страной по отдельности, выделяются возможные направления взаимодействия с индивидуальными участниками БРИКС. В частности важность России видится в совместном поддержании мира и безопасности в Европе, а также взаимодействия в рамках решения проблем ядерного распространения, терроризма, изменения климата и нелегальной миграции. При этом европейцы полагают, что подъем стран АТР будет далее способствовать более тесному сотрудничеству между ЕС и Россией. При этом прописываются и моменты, по которым ЕС до сих пор не достиг согласия со всеми развивающимися странами. Среди прочих моментов обеспокоенность ЕС вызывает вопросы соблюдения прав человека, социальные и экологические стандарты, а также сотрудничество по линии Юг-Юг и способы оказания помощи странами БРИКС другим развивающимся странам, за рамками Официальной помощи развитию. Содействие стран БРИКС проводится без должной, с точки зрения европейцев, транспарентности и условий, чем характеризуется помощь стран Запада. С одной стороны, подобное взаимодействие с европейскими представителями для стран БРИКС является безальтернативным в том смысле, что для каждой из стран БРИКС в отдельности ЕС является ведущим торгово-экономическим партнером. Именно поэтому все пять стран заинтересованы в укреплении позиций Европы, оказании ей помощи в выходе из непрекращающегося кризиса.   Направления экспорта и импорта для стран БРИКС в 2011 году (% от общего национального торгового оборота) *25 Бразилия Россия Индия КНР ЮАР ЕС (27) 21.8/21.2 ЕС (27) 52.2/38.3 ЕС (27) 18.8/12.1 ЕС (27) 19.7/ Япония 12.7 ЕС (27) 26.1/32.1 КНР 15.6/ США 14.1 Украина 5.8/ КНР 15.7 ОАЭ 12.4/ КНР 11.8 США 18.0/ ЕС (27) 12.1 КНР 11.4/14.3 США 9.7/ КНР 14.2 Турция 5.1/ Украина 5.6 США 10.7/ ОАЭ 8.8 Гонконг, Китай 13.8/ Республика Корея 9.9 США 9.9/7.3 Аргентина 9.3/8.0 КНР 5.1/ США 4.5 КНР 7.9/ Швейцария 6.3 Япония 7.7/ Тайбэй 8.3 Япония 9.0/5.3 Япония 3.6/ Республика Корея 4.7 Беларусь 4.5/ Япония 4.1 Гонконг, Китай 4.3/ Саудовская Аравия 5.8 Республика Корея 4.4/ Гонконг, Китай 7.7 Индия 4.2/ Саудовская Аравия 4.0   Например, по расчетам Центра макроэкономических исследований Сбербанка в случае наихудшего сценария выхода Греции из еврозоны, ВВП России может сократиться на 2,1%, а отток капитала достигнуть 95 млрд. долл. США*26. Применительно к России такая взаимосвязанность с ЕС дополнительно еще более усиливается близостью культурных, исторических и морально-этических установок, цивилизационной общностью. С другой стороны, странам БРИКС, в том числе учитывая непростую ситуацию, складывающуюся в валютно-экономическом плане в ЕС, следует более настойчиво проводить собственную линию, в том числе с точки зрения получения ответных уступок по переговорным позициям с учетом оказания помощи странам Европы. В частности, возможно, перспективным может выглядеть создание не только Банка развития, но и Фонда БРИКС, что позволит пяти странам избежать направления средств по спасению через МВФ, реформе которого пока не видно конца; но при этом также позволит остаться на позициях оказания помощи через многосторонние форматы. Что касается двустороннего взаимодействия, то понятно, что с учетом специфики положения и разных внешнеполитических позиций и интересов пяти стран они не могут настолько тесно взаимодействовать, чтобы ограничиваться лишь многосторонним форматом. Тем не менее, необходимо противодействовать попыткам третьих стран играть на существующих противоречиях внутри БРИКС, четко определив те стратегические направления, по которым возможны лишь многосторонние договоренности. Россия в данной связи может содействовать сближению позиций разных сторон, хотя роль «моста» между «восьмеркой» и БРИКС, или между ЕС и БРИКС в действительности невозможна, т.к. ни одна из сторон не будет готова передать дополнительные полномочия российской стороне, либо согласиться с ролью Москвы в качестве лидера на многосторонних переговорах. Тем не менее, ясным остается одно. В рамках современного меняющегося мира существуют группы стран с принципиально разнонаправленными интересами – в пользу сохранения нынешней архитектуры и своих полномочий и в пользу ее значительной модификации и перераспределения власти. Одновременно эти группы заинтересованы в сохранении стабильной и предсказуемой ситуации, поэтому ни одна из группировок не согласится на радикальные революционные меры. В принципиальной важности эволюционности процесса как раз и заключаются общие интересы данных стран, что определяет безальтернативность достижения договоренностей между новыми растущими гигантами БРИКС и тремя старыми центрами силы – США, ЕС и Японией. © Виктория ПАНОВА, к.и.н., доцент кафедры МО и ВП России МГИМО (У) МИД России; региональный директор по России «Группы по исследованиям G8/G20/BRICS» Университета Торонто – Victoria.panova@gmail.com; +7916 801 5190   Статья подготовлена в рамках стажировки в BRICS Policy Center, Рио де Жанейро, Бразилия.   *1 После предложенного в 2007 году механизма взаимодействия со странами, не входящими в «восьмерку» – Бразилией, Китаем, Индией, Мексикой и ЮАР – немецким председателем в рамках Хайлигендаммско-Аквильского процесса диалога, эти пять стран на некоторое время образовали группу с единой идентичностью пятерки (изначально Outreach Five, с последующим преобразованием в Group of Five, с тем, чтобы подчеркнуть равноправный статус со странами «восьмерки»). *2 Первая такая встреча прошла в марте 2008 года в Рио де Жанейро, Бразилии. *3 Со стороны России была сделана заявка на изменение последовательности председательствования в рамках БРИКС. В этом случае, после следующего года с ЮАР во главе председательство перейдет к Бразилии, и лишь в 2015 году вернется в Россию. *4 Более подробно на эту тему см. N. Macfarlane, “The ‘R' in BRICs: is Russia an emerging power?”, International Affairs 82,1 (2006), pp. 41-57; C. Roberts, Russia's BRICs Diplomacy: Rising Outsider with Dreams of an Insider, Polity, Volume 42, Number 1, January 2010 etc. *5 Более подробно см. I. Dolinskaya, Explaining Russia's Output Collapse, IMF Staff Papers, Vol. 49, No. 2, 2002 International Monetary Fund, http://www.ieo-imf.org/External/Pubs/FT/staffp/2002/02/pdf/dolin.pdf *6 Так, в рамках Киотского протокола Россия, как страна Приложения I, имеет обязательства, скорее, не сокращать, а увеличивать выбросы СО2 из-за развала большей части промышленности, что может, в свою очередь, дать России определенные преимущества от торговли квотами и использования МЧР (механизмы чистого развития, которые, впрочем, никогда реально не использовались из-за отсутствия соответствующей юридической базы, что не позволило воплощать крупные выгодные проекты). *7 При этом соотношение уровня рождаемости и смертности обрело позитивные тенденции за последнее десятилетие. Так, в 2000 году уровень рождаемости составлял 8,7, в то время как уровень смертности был практически в 2 раза выше (15,3), а уже в 2010 году аналогичные показатели составляли 12,5 и 14,2 человека соответственно (12,7 и 13,6 по данным за январь – май 2012 года). См. Федеральная служба государственной статистики. Естественное движение населения. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/population/demography/# *8 Существует направление исследований, в которых утверждается, что меньшее по размеру население создает меньше проблем с точки зрения соревнования за ограниченные ресурсы, и поэтому в России будет гораздо более низкая вероятность возникновения проблем на почве борьбы за недостающие ресурсы. *9 Human Development Index – 2011 Rankings, UNDP, http://hdr.undp.org/en/statistics/ *10 Статус России, по мнению ряда исследователей, сегодня превышает ее реальный потенциал (overachiever) и она относится к странам с «несостоятельным статусом» (statusinconsistency). *11 The Global Outlook Summary, 2010 – 2014, World Bank, http://web.worldbank.org/external/default/main?theSitePK=659149&pagePK=2470434&contentMDK=20370107&menuPK=659160&piPK=2470429 *12 Более подробно на тему соотношения экономического развития стран БРИКС см. Rachel Morarjee, Russia's raw deal among the Bric countries. Financial Times, January 04, 2011,   http://blogs.ft.com/economistsforum/2010/01/does-russia-belong-in-the-brics/#ixzz1yZW3lVFk *13 Георгий Толорая, Россия и БРИКС: стратегия взаимодействия. Стратегия России, №8, август 2011, http://sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=1314789648&archive=1314876917&start_from=&ucat=14& *14 Cynthia Roberts, Polity Forum: Challengers or Stakeholders? BRICs and the Liberal World Order. Polity , Volume 42, Number 1, January 2010, p .10. *15 Послание Президента РФ Б. Н. Ельцина Федеральному собранию «Порядок во власти – порядок в стране», от 6 марта 1997 года, http://www.intelros.ru/2007/02/05/poslanie_prezidenta_rosii_borisa_elcina_federalnomu_sobraniju_rf_porjadok_vo_vlasti__porjadok_v_strane_1997_god.html *16 Б.Мартынов, Многополярный или многоцивилизационный мир? Международные процессы, Том 7, № 3(21), сентябрь – декабрь 2009, http://www.intertrends.ru/twenty-first/014.htm *17 Концепция внешней политики Российской Федерации. Москва, 28 июня, 2000 года. Независимая газета, НГ-Политика, http://www.ng.ru/world/2000-07-11/1_concept.html *18 Концепция внешней политики Российской Федерации. Москва, 15 июля, 2008 года, http://kremlin.ru/acts/785 *19 В.Путин. Россия и меняющийся мир. Московские новости, 27 февраля, 2012 года, http://mn.ru/politics/20120227/312306749.html *20 S. Lavrov. BRICS: a new-generation forum with a global reach. In “BRICS: the 2012 New Delhi Summit”, eds. J. Kirton, M. Larionova, Y. Alagh, Newsdesk Media, 2012. *21 S. Lavrov. Ibid. *22 В целом подходы к обеспечению кибер-безопасности разнятся в странах БРИКС и других развивающихся странах и ведущих странах Запада. В качестве примера можно отметить исследование, где страны БРИКС как раз рассматриваются как ведущие нарушители спокойствия в этой области. См. Christopher A. Buscaglia and Miriam F. Weismann, How “cybersafe” are the BRICs? Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues, 15.2, April 2012. *23 Report on the EU foreign policy towards the BRICS and other emerging powers: objectives and strategies (2011/2111(INI)), Committee on Foreign Affairs, European Parliament, January 10, 2012, http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=REPORT&language=EN&reference=A7-0010/2012 *24 В частности, далее как пример была отмечена ситуация совпадения мнений ЮАР и ЕС по Ливии по итогам саммита ЕС-Африка. Интересно, что мнение ЮАР по ливийскому вопросу модифицировалось в соответствии со злобой дня – от взаимодействия с США в рамках СБ ООН и голосования в пользу резолюции 1973, отлично от остальных стран БРИК, до приобщения к остальным странам БРИК, после приглашения Южной Африки на саммит в Санье в апреле 2011 года, и до очередного сближения позиций в рамках саммита ЕС-Африка в сентябре того же года. *25 Источник: Trade Profiles, World Trade Organization, April 2012, http://stat.wto.org/CountryProfile/WSDBCountryPFView.aspx?Language=E&Country=E27,BR,CN,DE,IN,RU,ZA,US,JP *26 «Еврогреческий удар», Ведомости от 24.05.2012, №94 (3108). №7-8(68), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Hier encore, les meilleurs experts du monde hochaient de la tête, le regard pensif. BRICS avait l'air de quelque chose d'éphémère, d'imaginaire. A l'instar de l'énigmatique sourire du chat de Cheshire chez Lewis Carroll , plutôt que quelque chose de...

Hier encore, les meilleurs experts du monde hochaient de la tête, le regard pensif. BRICS avait l'air de quelque chose d'éphémère, d'imaginaire. A l'instar de l'énigmatique sourire du chat de Cheshire chez Lewis Carroll , plutôt que quelque chose de concret. Rien à voir avec l'OTAN ou l'UE. Là, tout est clair. Il y a du poids : tout est défini, tout se sent et se mesure partout. Mais les sceptiques deviennent de moins en moins nombreux. De plus en plus de spécialistes avouent: sous nos yeux, BRICS est en train de s'affirmer comme un acteur international influent à l'échelle mondiale. Cette constatation ne suffit pourtant pas. Elle signifie seulement que l'on commence à compter avec BRICS qui est un nouveau phénomène apparu sur la scène politique mondiale. Pas plus. Autre chose nous intéresse pourtant. Il n'importe pas seulement de savoir que le processus soit en cours, mais aussi à quelle étape de son mûrissement international il est. Il importe de discerner les traits particuliers de la phase actuelle de transformation de BRICS en un acteur mondial, de savoir ses traits caractéristiques, de comprendre ce qui peut la freiner ou au contraire agir sur elle comme un stimulateur. Il faut se faire une idée nette des suites de ce processus. A brève échéance, aussi bien que dans l'avenir plus éloigné. Une analyse tout au moins de deux groupes de questions liées entre elles s'impose pour parvenir à faire une évaluation plus ou moins fiable. Les réponses aux questions du premier groupe nous permettront de voir ce qui arrive effectivement à BRICS. Elles dresseront une image objective de l'évolution de la formation. Les réponses aux questions du second groupe nous permettront de voir comment le monde environnant accueille ce qui est en train de se passer, comment le miroir déformant de l'opinion publique la reproduit. Il arrive souvent que le regard subjectif sur tel ou tel phénomène s'avère être de loin plus important que le phénomène lui-même et permet d'en avoir une vision inattendue. Attaquons donc le sujet.   L'image objective et ses composantes On évoque d'habitude toute une panoplie de paramètres pour juger tel ou tel acteur international : la population, le PIB, la puissance totale, etc. Bien que d'aucuns les évoquent pour décrire BRICS, c‘est prématuré. Ces données pourront avoir de l'importance à l'avenir, si BRICS finit par se transformer en quelque chose de cohérent et homogène. En attendant, les statistiques de la population (43% de la population du globe), de la part croissante dans le produit mondial, des finances accumulées ou du poids spécifique dans les échanges mondiaux, ainsi que l'évocation de la participation au G20 caractérise plutôt les pays qui constituent BRICS, plutôt que ce dernier dans son ensemble. Ce sont les choses à ne pas confondre. Les paramètres qui nous intéressent, devraient décrire le BRICS. Et le faire d'une manière exhaustive. Nous nous bornerons donc aux points suivants : l'étendue des problèmes évoqués en commun; la disponibilité pour désigner les priorités; la capacité de prendre les décisions sur les points débattus; et la vision stratégique de l'avenir. Nous allons voire comment ces points caractérisent le sujet.   L'étendue des problèmes évoqués Nous nous attaquerons d'abord au premier des éléments énumérés ci-dessus. Les faits témoignent d'une façon probante que l'agenda de BRICS devient de plus en plus large et saturé d'année en année. De nouveaux formats de coopération se créent. La Santé et la pharmacologie sont notamment entrées dernièrement dans la sphère des intérêts de BRICS. Un réseau de coordinateurs a été créé pour la coopération scientifique et technique, etc. Procédant pour commencer aux échanges d'opinions sur les généralités du développement économique et de la coopération et sur la recherche des approches communes des problèmes globaux, les pays de BRICS sont passés ensuite à la concertation des leurs prises de positions à l'égard des points plus concrets et pragmatiques, y compris à l'égard des points techniques, mais aussi à l'égard des points cruciaux de politique mondiale. Le quatrième sommet de BRICS de New Delhi a notamment été l'occasion d'évoquer toute une gamme des thèmes relevant des compétences de l'ONU, du FMI, de la Banque Mondiale, de l'OMC, du G20, de la Conférence de l'ONU pour le développement stable, de la Conférence des Parties à la Convention pour la diversité biologique et de nombreux autres défis à la prospérité et à la stabilité globale, tout comme à la situation politique au Proche Orient et en Afrique du Nord en général. En voici quelques exemples. Ont été évoqués les méthodes utilisables pour couper les risques et se prémunir contre le caractère volatile des flux de capitaux transfrontières, la nécessité d'une plus forte coordination des politiques appliquées et de la coopération consolidées dans le domaine de la gestion des finances et de leur contrôle, les méthodes de restructuration en vue d'accélérer la croissance, qui crée les emplois, le règlement des conflits internationaux les plus significatifs, qui génèrent la tension à l'échelle globale. Il suffit de comparer l'étendue des sujets inscrits à l'agenda d'un G20, d'un G8, de plusieurs autres forums pour s'assurer du fait qu'elle est plus vaste, mieux remplie et plus représentative. Puisque c'est ainsi, nous déplaçons la première boule vers la droite sur notre boulier virtuel à l'aide duquel nous évaluons le degré de transformation de BRICS en acteur international. En ce qui concerne ce paramètre, BRICS est parmi les leaders mondiaux. Ce paramètre est cependant purement formel. Il importe de loin plus de savoir comment est abordé tel ou tel thème que le thème lui-même. Les sujets suivants sont plus substantifs sur ce plan.   La désignation des priorités Le deuxième paramètre est l'établissement d'une échelle des priorités sans laquelle aucune communauté ne saura devenir acteur international. Un acteur international reconnu comme tel se propose, bien entendu, un agenda le plus large et significatif. Mais ce n'est pas tout. Il évite consciemment d'entasser les problèmes pour les régler en bloc ou de les énumérer. Il met en relief l'essentiel pour lui-même et pour l'entourage à l'instant même, aussi bien que pour l'avenir plus éloigné. Essayons de voir comment BRICS s'acquitte de la hiérarchisation des priorités. Il semble que BRICS réussit à formuler ce qu'il attend des autres. Nous nous bornerons à donner quelques exemples pour appuyer cette conclusion. De l'avis de BRICS, le G20 est à présent le forum principal de la coopération économique internationale. Le sommet de New Delhi a été l'occasion de souligner que l'objectif primordial du Groupe est à présent de faciliter la coordination de la politique macroéconomique, de contribuer au rétablissement économique global et d'assurer la stabilité financière en usant entre autres de l'architecture monétaire et financière internationale perfectionnée. Le Sommet a adressé les souhaits s'accordant par leur forme à la Banque Mondiale. Il l'a exhorté à donner une plus grande priorité à la mobilisation des ressources et à satisfaire la demande en financement du développement, tout en réduisant le coût des emprunts et en usant d'instruments de crédit innovateurs. Les leaders nationaux de BRICS ont estimé que la Banque devait évoluer pour que l'institution se chargeant dans la plupart des cas de la médiation entre le Nord et le Sud, se transforme en institution d'encouragement du partenariat égal avec tous les pays pour régler les problèmes de développement et pour servir de moyen pour en finir avec la division dépassée entre les donneurs et les receveurs . BRICS s'est prononcé également au sujet du choix des priorités globales. Les leaders de BRICS ont notamment évoqué au nombre des défis les plus importants que le monde doit relever à présent, l'accélération de la croissance et du développement global, en même temps que la sécurité alimentaire et énergétique. Conformément au tableau décrit par le sommet de New Delhi, ils jouent le premier rôle pour régler les problèmes du développement économique, pour surmonter la misère, pour faire face à l'inanition et la sous-alimentation dans de nombreux pays en voie de développement. La création de nouveaux emplois nécessaires pour améliorer le niveau de vie dans le monde entier est d'une importance particulière, pense-t-il. Le développement stable est l'élément crucial de l'ordre du jour du Sommet, appelé à assurer le redémarrage de l'économie mondiale et des investissements dans sa future croissance. Il s'avère que pour BRICS est moins facile de désigner les priorités de ses propres activités. Nous pouvons, néanmoins, constater des changements positifs. Le groupe s'est concentré notamment sur l'aplanissement des divergences qui se sont annoncées entre la Russie et la Chine d'une part et l'Inde, le Brésil et l'Afrique du Sud d'autre part, et il a réussi à atteindre l'objectif qu'il s'était assigné. La Russie et la Chine se sont prononcées à partir des positions concertées à l'Assemblée générale de l'ONU et au Conseil de Sécurité au sujet de la Syrie, tandis que l'Inde, le Brésil et l'Afrique du Sud s'en tenaient à une approche différente. A l'approche du sommet de New Delhi, BRICS a levé la majeure partie des contradictions entre ses membres. Il a réussi à concerter les prises de positions sur la Syrie qui ont arrangé les membres permanents du Conseil de Sécurité faisant partie de BRICS. Le sommet a notamment fait savoir que le groupe pratiquait l'approche fondée sur les méthodes paisibles, encourageant un large dialogue national sur les axes variés. Le dialogue se basant sur le respect de l'indépendance, de l'intégrité territoriale et de la souveraineté syrienne répondrait aux aspirations légitimes de toutes les couches de la société syrienne. Les membres du groupe se sont entendus de se charger de la mission concrète consistant à favoriser le processus politique inclusif, géré par les Syriens, qu'ils ont proposé d'appuyer sous une forme voilée à l'ONU, aussi bien qu'à la Ligue des Etats arabes.   La capacité de prendre les décisions Les consultations très difficiles sur le dossier syrien ont prouvé qu'en ce qui concerne le troisième paramètre, à savoir sa capacité de prendre des décisions concrètes, BRICS est proche d'être conforme, bien que pas à 100 pour 100 encore. Il continue encore à être plutôt une place des négociations et des consultations plutôt qu'une structure dont on s'attend à des actes et/ou aux instructions concrètes à suivre. Bien qu'il commence à prendre des décisions que les tiers pays et les autres centres de puissance ne peuvent pas méconnaître, compte tenu du poids et de l'autorité de ses membres. Le troisième paramètre, à savoir la capacité de prendre les décisions concrètes, sert dans une certaine mesure à déterminer à quel point tel ou tel sujet des relations internationales et acteur engagé dans le processus politique global est prêt à prétendre à la fois au rôle d'acteur international, à s'en charger et à s'en acquitter. Parce que le débat engagé en conformité avec l'agenda le plus vaste et sous la forme la plus aiguë et expressive, restera stérile s'il s'arrête au stade de l'échange des opinions. Un acteur international doit proposer des solutions pratiques et disposer des possibilités d'agir en conformité avec ces décisions, c'est-à-dire d'agir tout au moins lui-même en conformité avec ces décisions nonobstant la réaction de l'environnement et, dans l'idéal, savoir convaincre les autres de les prendre au sérieux ou de les imposer. En d'autres termes, l'acteur international est celui qui prend les décisions, qui ont la dimension intérieure, aussi bien qu'extérieure. Le joueur international est celui dont la parole ne se dissocie pas des actes, qui est capable d'insister sur son point de vue. Tous les projets globaux du genre de BRICS s'engagent dans ce but, précisément. Sinon, le jeu n'en vaut pas la chandelle. Il serait cependant prématuré de juger à quel point BRICS s'est affirmé dans le rôle d'acteur international, si nous nous appuyons sur ce paramètre. Les faits nous manquent encore. Il nous faut davantage de preuves pour appuyer la thèse d'après laquelle les pays de BRICS se croient obligés de suivre la ligne élaborée ensemble. Il faut qu'on s'assure en pratique qu'ils réussissent à faire accepter leurs approches par le biais des organisations universelles et les autres organisations internationales les plus influentes ou par le biais des forums convoqués à cette fin. Pour l'instant, nous pouvons constater une seule chose sûrement, à savoir que BRICS est sorti de la première phase de son affirmation en tant qu'acteur international de poids. Il commence à déclarer avec insistance les prises de positions et les propositions élaborées ensemble et il est au seuil de l'étape, à laquelle il en fera accepter quelques-unes. Pas toutes – cette étape suivra après – mais en attendant il le fera d'une façon relativement sélective. Il est vrai que chaque prise de position, chaque proposition est sans exagération d'une importance fondamentale pour la gestion concertée des processus internationaux en cours, et pour l'évolution de l'architecture mondiale actuelle, toute indéfinie et fragmentée qu'elle ne semble. BRICS propose régulièrement déjà des solutions pratiques sur les points d'envergure, comme la stabilisation de l'ordre économique mondial et la réforme financière mondiale. Depuis l'étape de New Delhi il le fait également au sujet des actualités politiques internationales. Je me bornerai de citer quelques exemples en ce qui concerne la prise des décisions internes et les propositions en vue de régler les problèmes politiques internationaux d'actualité. On ne saura pas trouver un problème plus aigu et contradictoire que celui du programme nucléaire iranien, quant au scénario que suivront les relations internationales : rationnel ou irrationnel, de réconciliation ou de catastrophe. La spirale des contradictions se serre de plus en plus autour de ce problème. Les spéculations deviennent de plus en plus dangereuses. BRICS a cherché naturellement à s'exprimer avec le maximum de clarté à son sujet. Le sommet de New Delhi a émis un clair avertissement : il est inacceptable que la situation autour de l'Iran dégénère en conflit aux conséquences catastrophiques imprévisibles qui ne répondront aux intérêts de personne. Une désescalade s'impose. Les leaders de BRICS ont confirmé le droit de Téhéran à l'exploitation civile de l'énergie nucléaire en conformité avec ses engagements internationaux. Ils se sont prononcés en faveur du règlement des problèmes subséquents par les méthodes politiques et diplomatiques en conformité avec les résolutions correspondantes du Conseil de Sécurité des Nations Unies. En faveur du dialogue entre les parties concernées, y compris entre l'Iran et l'AIEA. Contre son exclusion du système bancaire mondial. Ils ont inscrit en même temps leurs propositions au sujet du règlement de la situation autour du programme nucléaire iranien dans le contexte plus large des opinions au sujet de la façon de régler les autres problèmes de la grande région du Proche Orient. Ils se sont prononcés pour appuyer la mission de Kofi Annan. Ils ont déclaré qu'ils étaient prêts à faire le nécessaire pour la faire aboutir. Ils ont confirmé leur prise de position bien connue en ce qui concerne le règlement au Proche Orient. Ils n'ont pas laissé sans attention l'évolution de la région, suite au printemps arabe. Citons - pour une plus grande représentativité - une série des solutions concrètes prises dans le domaine de la politique des crédits et des finances. Le sommet s'est dit satisfait de ce qui a déjà été accompli, à savoir de la signature de l'Accord général sur les lignes de crédit en monnaies locales dans le cadre du mécanisme de coopération interbancaire de BRICS et de l'accord multilatéral de confirmation des accréditives entre leurs banques d'export-import/ leurs banques pour le développement, en insistant que d'ici quelques années, ils offriront des chances pour étendre les échanges entre les pays de BRICS. Il a tracé la voie vers de nouveaux objectifs, en envisageant la possibilité de création de sa propre Banque pour le développement en vue de mobiliser les ressources dans le cadre des projets dans le domaine de l'infrastructure et du développement stable dans les pays membres de BRICS, ainsi que dans d'autres pays en transition et dans les pays en voie de développement. De l'idée des puissances formant BRICS, la Banque se joindrait aux efforts des institutions financières internationales et régionales, visant à assurer la croissance et le développement global. Le sommet de New Delhi a chargé les ministres des Finances d'étudier la faisabilité et la fiabilité de cette initiative, en mettant en place un groupe de travail en vue de son élaboration plus détaillée et de charger ce groupe de travail de rédiger le rapport d'ici le prochain sommet. En conformité avec les chiffres évoqués, le capital initial de la Banque pourrait s'élever à quelques 30 à 50 milliards de dollars. Les décisions concrètes adoptées par les leaders de BRICS, font plus de lumière sur le système de leurs prises de positions à l'égard des problèmes plus variés ayant trait à la façon de surmonter les conséquences de la crise économique globale et d'édifier une nouvelle architecture économique globale. En voici les éléments les plus significatifs. Ils ont confirmé leur intension d'insister fermement sur la consolidation fiscale, sur la discipline budgétaire et sur le respect des autres exigences du plan d'action de Cannes, de compléter ce dernier des clauses qui auraient permis de mieux discerner les embryons de crise, surtout dans l'économie des pays industrialisés. Ils se sont prononcés en faveur de l'achèvement des négociations sur la nouvelle formule des quotas du FMI tout au début de 2013, comme c'était prévu, compte tenu de leur prise de position. A leur avis, elle doit se fonder sur le PIB en parité avec la capacité d'achat sans hypertrophier la valeur de l'ouverture de l'économie nationale. Sinon et sans avoir accès de l'information fiable sur ce qui se passe dans la zone EURO, les pays qui constituent BRICS, n'accepteront pas de réviser à la hausse leurs apports au FMI en vue d'assurer une croissance des fonds sur une large échelle (de l'ordre de 500 à 600 milliards de dollars), que le FMI pourrait utiliser pour renflouer les économies en détresse. En attendant, la communauté internationale est l'otage des pays moyens de l'UE, qui devraient reculer dans les classements mondiaux suite à une telle révision des quotas pour laisser les économies émergeantes occuper leurs places. Ils ont exhorté à donner de plus strictes fonctions de supervision au FMI ; à procéder au contrôle international le plus strict de la politique budgétaire et fiscale appliquée au niveau national, sans lequel la consolidation financière continue à être très inerte. Les phénomènes de crise s'intensifient. Le risque de débordement des processus de crise subsiste.   La profondeur stratégique La capacité de réaliser telle ou telle décision ne fait pas encore un acteur international accompli de la nouvelle formation internationale, tant que celle-ci n'a pas de sa propre stratégie. Tant qu'elle n'a pas déterminé son propre avenir. Tant qu'elle n'a pas appris à user des instruments déjà disponibles pour se diriger étape après étape vers les objectifs qu'elle s'est assignés à long terme. D'ici là, les décisions concrètes appuyées par l'acteur international n'agiront pas d'une façon systémique sur le processus politique mondial. Elles ne feront pas la pluie et le beau temps. Son influence restera locale et fragmentaire. L'exemple de l'Union européenne est significatif de ce point de vue. Depuis une longue date déjà, l'UE applique une politique internationale et une politique de sécurité commune. Elle élabore des méthodes et des procédures. Elle forme une culture politique particulière de concertation des intérêts et de réalisation du principe de la solidarité. Elle accumule l'expérience. Résultant notamment des dizaines d'opérations militaro-civiles et civiles à l'étranger. Ce n'est qu'une décennie après l'entrée en vigueur du traité de Maastricht, fondant l'UE, que l'intégration passe à l'étape de l'élaboration et de l'adoption de la stratégique correspondante. Tout au long d'une décennie elle reste encore purement déclarative sous de nombreux aspects. Ce n'est que le Traité de Lisbonne qui donne du relief à la vision stratégique de la future évolution des activités extérieures de l'UE. Bruxelles met en place sa propre fonction diplomatique sous la forme du Service européen des actions extérieures pour lui déléguer une partie des pouvoirs exercés jusque là par les Etats membres, ainsi que par les Etats membres et par les institutions et les organisations de l'UE investis du pouvoir. C'est un point de vue formel. Si l'on prend en considération l'influence réelle, de nombreux analystes doutent de l'efficacité de la politique extérieure commune, de la politique de sécurité et de défense de l'Union européenne. On lui reproche d'être chétive, mal articulée, sujette aux nationalisations sporadiques de tel ou tel secteur, etc. Ils mettent l'accent sur le fait que les Etats membres restent acteurs internationaux autonomes en ce qui concerne la politique extérieure. Bien sûr que ce point de vue a le droit de cité. Sans être tout à fait correct. En effet, l'UE est un acteur international du premier plan en ce qui concerne de nombreux points de l'agenda global (l'économie verte, le développement stable, le climat, la jurisprudence internationale, etc.). L'UE le définit. Elle entraîne les autres derrière elle. Force est de constater que l'application du critère de la profondeur stratégique même à l'UE, qui semble être un acteur international accompli et universellement reconnu, ne donne pas de résultat indiscutable. Il est naturel que BRICS doive faire face aux difficultés de loin plus nombreuses. BRICS manque de cohésion même en ce qui concerne la direction dans laquelle ce groupe doit avancer. Il est évident que les puissances qui en font partie aimeraient voir que les approches qu'elles défendent et les intérêts dont elles font la promotion soient mieux pris en considération dans la politique mondiale, elles se prononcent pour une révision du partage des pouvoirs, de la puissance, de l'influence et du bien-être en faveur des économies émergentes et au détriment des puissances qui ont dominé jusqu'ici. Par conséquent, l'affirmation des rapports internationaux plus équitables, plus égaux et plus réservés, le renoncement à l'action unilatérale et à la tendance pour imposer ses volontés au monde et pour entreprendre toutes sortes d'actions violentes en détour de l'ONU s'accorde mieux avec leur vision. Reste à savoir comment y arriver. Pour ce qui est du nouvel ordre mondial, elles ont mal à s'entendre même au sujet de l'allongement de la liste des membres permanents du Conseil de Sécurité des Nations Unies et, éventuellement, en ce qui concerne la précision de l'étendue de ses pouvoirs. Le Brésil, l'Inde et l'Afrique du Sud voudraient que BRICS se prononce pour qu'ils siègent en permanence au Conseil de Sécurité en qualité de leaders et de représentants des continents et des subcontinents correspondants. La Chine n'a rien contre à part la crainte que cela n'offre un prétexte à d'autres Etats importants pour prétendre au statut analogue. Or, la Chine veut éviter à tout prix de voir quelques unes de ces puissances au nombre des membres du Conseil de Sécurité. C'est la raison pour laquelle elle préfère se prononcer pour la préservation du statut-quo. Quant à la Russie, n'importe quelle variante l'arrangerait, en parole en tout cas, si les autres membres du groupe BRICS et l'ONU dans son ensemble arrivent à s'entendre. Moscou suit cette ligne à l'ONU depuis de longues années déjà. Pour ce qui est de l'avenir de BRICS, les différences entre les opinions professées à l'intérieur même du groupe sont trop importantes. Moscou œuvre pour transformer BRICS en un acteur international actif, fondé de vastes pouvoirs dans toute la gamme des actualités internationales et globales, capable non seulement de discuter, mais aussi d'agir et de défendre les intérêts des pays engagés. Pékin se prononce également pour la consolidation de BRICS sous tous les aspects. Sur ce plan, la Russie et la Chine forment un pôle de BRICS, le second pôle étant constitué par le Brésil, l'Inde et l'Afrique du Sud. Ils sont circonspects pour tout ce qui relève de l'institualisation et de la formalisation des activités. L'existence de BRICS en forme d'une structure informelle, d'une place de consultation et d'élaboration des nouvelles prises de positions dans l'arène internationale, mais aussi dans le cadre d'autres forums, les arrangerait. Certaines nuances distinguent les attitudes adoptées par la Russie, par la Chine, par le Brésil, par l'Inde et par l'Afrique du Sud en ce qui concerne d'adhésion de nouveaux membres ou de l'engagement d'autres puissances sous telle ou telle forme dans les activités du groupe. Il est de notoriété universelle que tout un nombre de pays importants d'Asie, d'Afrique et d'Amérique Latine aimeraient devenir membres du groupe. Il existe des divergences entre les approches adoptées par les pays adhérents à l'égard d'autres aspects de l'évolution du groupe. Il est donc prématuré de prétendre que BRICS a sa propre vision stratégique de l'avenir et sa stratégie pour atteindre les objectifs que le groupe s'assigne. Des progrès s'annoncent néanmoins sur ce plan. A l'occasion du sommet de New Delhi, la Russie a formulé l'initiative visant de fait à donner une dimension stratégique à BRICS. On peut prendre connaissance du passage correspondant de l'intervention du président russe sur le site www.kremlin.ru. Schématiquement, Moscou a formulé plusieurs idées de principe. Il voit l'évolution stratégique de BRICS comme la transformation de ce mécanisme de dialogue et de consultation en une institution de coordination sur toute la gamme des points relevant de ses compétences. Le cercle des thèmes débattus par BRICS s'étend. S'y ajoutent notamment la science, la culture, l'exploitation des sous-sols et la coopération pour surmonter les conséquences des fléaux naturels et des catastrophes technologiques. Un mécanisme des rencontres systématiques des représentants des pays chargés de la sécurité nationale, etc., doit être créé. Une stratégie de développement de BRICS doit être élaborée et approuvée. Elle comprendra les chapitres consacrés aux principes de fonctionnement du groupe, aux objectifs poursuivis, à ce qui rapproche et unit les pays adhérents. Un trait positif témoignant du potentiel de consolidation de BRICS en qualité de l'un des principaux acteurs internationaux est à noter : le sommet s'est prononcé en faveur de la création d'un groupe de travail en vue de l'élaboration d'une telle stratégie. On peut s'attendre à ce que le premier croquis soit élaboré par la partie russe. Les pays du groupe n'ont nulle intention de trainer en longueur avec les négociations de concertation de ce document. Dressons le premier bilan. A en juger d'après les quatre premiers paramètres, que nous avons choisis, BRICS est déjà devenu un acteur international de poids. Il en est capable et il se charge avec de plus en plus d'assurance de ce rôle. Son agenda est celui d'un acteur international. Il distingue les priorités des problèmes qui se posent devant la communauté internationale, et des objectifs à atteindre à partir des positions des Etats qui font partie du groupe, aussi bien qu'à travers le prisme du bien universel. Pour ce qui est de sa capacité de prendre les décisions d'importance globale et de leur réalisation, c'est-à-dire de l'utilisation de la puissance réunie des pays qui en font partie pour atteindre les objectifs communs, BRICS a fait de notables progrès dans la voie de sa transformation en acteur international. Mais pour ce qui est de la profondeur stratégique de ses activités, le groupe n'est qu'au début du chemin.   La vision changeante de BRICS Il est déjà un fait que BRICS avance vite dans la voie de sa transformation en une nouvelle force politique dans l'arène internationale d'après la série des paramètres évoqués ci-dessus. Il faut pourtant que tout le monde considère BRICS comme un acteur international influent pour que le groupe soit capable de mettre en valeur son potentiel. Il pourra faire un bond qualitatif dans ce cas. Il est une chose quand tu dois te débattre péniblement pour arriver à tes objectifs et quand les autres ne t'écoutent que dans le cas où ils n'ont pas d'autres choix. Il en est une chose différente quand on t'invite avec insistance à t'asseoir à la table. Quand on a besoin de toi. Quand on te fait la cour. Quand on te fait la place, pour que tu puisses assumer une partie de la responsabilité de l'avenir de l'économie et de la politique mondiale. Sur ce point, les élites politiques des Etats Unis et de l'UE, ainsi qu'une partie importante des experts qui se rangent sous leurs bannières, ne sont pas pressés de changer d'avis. Ils sont sceptiques à propos de la crédibilité de BRICS et ils ne se lassent pas de le faire savoir à chaque fois qu'une occasion se présente. Cette attitude a été exprimée de la façon la plus conséquente dans le rapport sur BRICS et sur la politique recommandée à l'Union Européenne à l'égard de la Fédération de Russie en tant que pays engagé dans le groupe, qui a été élaboré par le Conseil de l'UE pour la politique extérieure (l'ex Conseil britannique pour la politique extérieure). Le rapport est très inspiré. Bien fondé. Il est richement argumenté, s'appuyant sur des statistiques, sur des tours d'horizon rédigés par d'autres centres analytiques. Le verdict est sévère et il est décourageant pour BRICS et pour la Fédération de Russie. Les auteurs tranchent sans appel. Ils prouvent que BRICS est une formation artificielle et incapable de subsister. Les puissances qui en font partie sont trop différentes du point de vue de leurs régimes politiques, du niveau de développement économique, de leur identification nationale, etc. La différence des intérêts qu'elles défendent est si importante qu'elles sont vouées à être en concurrence entre elles plutôt que coopérer et collaborer entre elles. C'est la raison pour laquelle BRICS aura inévitablement trop de peine d'aboutir aux approches communes. Même s'il le réussit, cela ne dépassera pas le stade des généralités et des déclarations. Sans jamais aller plus loin. Il n'est pas possible d'édifier une unité fondée uniquement sur l'opposition vis-à-vis de l'Occident organisé. Qui plus est, BRICS est tissé des contradictions. Celles-ci existaient dès le début. Et elles sont toujours là. On ne saura pas les surmonter. Moscou a terriblement peur de l'expansionnisme chinois. Le Kremlin fait les cauchemars dans lesquels il cède une partie de Sibérie et de l'Extrême Orient après l'autre. Les maîtres du Kremlin se réveillent baignant dans la sueur froide. De quel partenariat réel et encore moins d'une alliance peut-il être question dans cette situation ? L'Inde et la Chine sont des adversaires plutôt que des alliés. Le souvenir de la confrontation militaire qui les a ébranlées ne s'est pas encore effacé. Le litige territorial n'est jamais réglé. L'Inde et la Chine ont à accéder aux mêmes marchés, et aux mêmes ressources. Les guerres de commerce les attendent encore. Et en plus, la Chine soutient par tous les moyens l'adversaire régional principal de l'Inde, à savoir le Pakistan. Le Brésil, l'Inde et la Chine sont en train d'édifier les sociétés diamétralement opposées. Quant à l'Afrique du Sud, elle a été invitée à BRICS juste pour donner plus de poids géopolitique. Aucune autre raison ne l'explique. Du point de vue de l'échelle de son économie l'Afrique du Sud est loin derrière pour qu'on puisse en faire une pierre angulaire. Mais ce n'est pourtant pas l'Afrique du Sud qui est le maillon faible de BRICS, mais la Russie. Les autres procèdent aux réformes structurelles, ils avancent d'un pas assuré dans la voie de rattrapage économique, améliorent leurs indices sociaux et économiques, connaissent un développement rapide et dynamique, deviennent de plus en plus compétitifs sur les marchés mondiaux. Par contre, l'économie et le régime politique de Russie sont en permanence en état de stagnation, sa compétitivité internationale est en baisse. Elle se transforme en fournisseur des matières premières de l'UE et de la Chine. Son avenir n'est pas enviable. Les Etats Unis et l'UE doivent se fonder sur ces constatations en choisissant la politique à appliquer par rapport à la Russie et à BRICS dans son ensemble. Nous voyons ici une spéculation fondée sur d'autres spéculations, une exagération s'appuyant sur d'autres exagérations. Le silence absolu est fait sur les facteurs objectifs évoqués plus haut. Impossible de ne pas le voir. Mais ce n'est que sur le papier que l'on arrive à passer ses souhaits pour de la réalité. La vie réelle exige d'autres principes d'approche. Si ce rapport était publié fin 2008- début 2009, il aurait eu du succès. En tout cas, il serait passé pour un ouvrage crédible. Mais la situation a changé substantiellement depuis lors. Les recommandations formulées par ses auteurs ont été accueillies avec méfiance aux nombreux débats engagés dans les capitales européennes. C'est symptomatique. Une logique différente l'a emporté. Pourquoi se tromper. A quoi bon. Au nom de quoi doit-on se laisser bercer. Les évaluations sceptiques de l'avenir de BRICS et des puissances qui en font partie, les critiques au sujet des faiblesses, des retards, des contradictions internes qui leur sont propres peuvent être justes sous de nombreux aspects, soit, mais ce n'est qu'une face de la médaille. L'autre face de la médaille est celle de la crise prolongée subie par les pays industrialisés qui ont intérêt à établir des rapports de partenariat plus étroits avec les membres du nouveau groupe et avec BRICS dans son ensemble. Il faut se rapprocher et engager une coopération plus profonde et pas au contraire. Autrement dit, une partie des experts américains et européens propose par inertie à leurs élites une vision dépassée de BRICS, qui s'accorde mal avec la réalité. Mais les élites commencent à se rendre compte que cette approche est bornée et stérile. Elles constatent qu'elle méconnaît les processus en cours dans le monde, qui vont dans les directions variées. Qu'elle ne s'accorde pas du tout avec la dynamique de développement de l'économie mondiale. La puissance économique, technologique, d'innovation des anciens centres de force est toujours là. Personne n'en doute. Mais ils faiblissent relativement. Les changements ne peuvent pas être négligés. Et on ne saura pas les négliger. Il est parfaitement naturel dans cette situation que l'on se mette sérieusement à chercher les réponses à la question de savoir pourquoi cela arrive, et qu'est-ce que les anciens centres de force font mal, quelles erreurs ont–ils commis, où sont les avantages concurrentiels des pays de BRICS et du groupe lui-même, pour quelle prise de position doit-on opter à leur égard. Le fait même que l'on se pose ces questions témoigne déjà que l'arrogance des Etats-Unis et de l'UE par rapport à BRICS commence à disparaître. L'idée qu'ils tiennent en mains toutes les commandes, que tout dépend d'eux, que seulement les solutions qu'ils proposent sont correctes et prometteuses, appartient désormais au passé. La vision du monde d'après laquelle les pays industrialisés servent d'étalon, et que tout le monde doit s'appliquer à correspondre à cet étalon devient de plus en plus discutable et vulnérable. La rhétorique perd petit à petit de son acuité. La réaction de Washington, de Bruxelles et d'autres capitales face au bilan du sommet de New Delhi en dit long à ce sujet : les médias mondiaux et les communiqués officiels en on parlé en termes respectueux. Un nouveau discours politique se substitue à l'ancien. Il se résume comme suit : tiens, vous voyez que BRICS et les pays qui en font partie ne vont pas mal. C'est particulièrement évident sur la toile de fond des problèmes extrêmement compliqués auxquels se heurtent les Etats-Unis, le Japon et l'Union européenne. Les phénomènes de crise qu'ils subissent sont très difficiles à surmonter. Depuis une longue date, ces pays ont mené un train de vie plus large qu'ils n'auraient du se le permettre. Ils sont en retard sur les réformes structurelles, systémiques et autres sociaux-économiques. Ils se sont trompés en croyant qu'ils ont tout réussi, qu'ils sont imbattables. Par contre, les stratégies de développement choisies par BRICS et par ses membres se justifient. Ces stratégies comprennent des éléments qui peuvent s'avérer utiles pour les pays industrialisés. Quoi qu'il en soit, il faut les examiner, les étudier, les sonder. Les emprunter le cas échéant. Ces discours mûrissent d'abord au niveau des échanges d'opinions. Ils témoignent seulement de l'état d'esprit en formation chez l'opinion publique. Ils commencent à se transformer en actes à présent. On voit apparaître partout en Europe et ailleurs des centres d'étude de BRICS. Le thème de BRICS s'installe dans les programmes d'études. Des groupes de travail se créent pour étudier tous les aspects des activités et de l'évolution de BRICS et de ses adhérents. En voici un exemple concret : les projets d'études sur les thèmes liés à BRICS sont inscrits sur le programme septennal des études théoriques de l'Union Européenne qui seront réalisés sous le patronage direct de la Commission européenne et du Service européen des actions extérieures. C'est dire que des millions de dollars et d'euros sont dépensés pour étudier BRICS. Or, les Américains et les Européens n'ont pas l'habitude de jeter l'argent par les fenêtres. Personne se sera payé pour on ne sait quoi. Les changements dans la politique réalisée par l'Union européenne et par les Etats-Unis témoignent également que les idées qu'ils ont de BRICS évoluent. Bien que l'UE et les USA suivent une ligne politique concertée sous de nombreux aspects dans l'arène internationale, une concurrence aiguë s'annonce entre eux en ce qui concerne l'établissement des rapports privilégiés avec BRICS et avec les pays qui en font partie. Quoi que Washington ne déclare, quelles que soient ses faux-fuyants, il mise sur les efforts pour contrer BRICS et les pays qui en font partie. Washington cherche à fonder son jeu sur les contradictions qui existent entre les pays de BRICS, une partie desquelles a été évoquée plus haut. Bruxelles s'assigne un objectif complètement différent : il a des intérêts colossaux dans les pays de BRICS, tandis que son influence dans ces pays est pratiquement négligeable. C'est la raison pour laquelle il est de première importance pour Bruxelles de consolider le dialogue politique avec ces pays, d'accorder à tous les pays de BRICS le statut de partenaire stratégique, de faire de son influence économique un outil politique efficace. Conscient du fait que les instruments d'influence sur les pays et sur le groupe BRICS dans son ensemble lui manquent, il s'applique à créer les mécanismes qui l'aideraient à faire valoir dans d'autres régions du monde l'expérience d'intégration européenne, à faire accepter universellement son modèle comme normative. Le fait que d'autres projets de développement transrégional et mondial fassent le jour pour faire concurrence est un témoignage de plus que BRICS est pris de plus en plus au sérieux en qualité d'acteur international. L'accélération des processus d'intégration régionaux qui entravent la pénétration sur les marchés régionaux des sociétés des pays tiers sert de toile de fond générale. L'idée de Washington de mettre en place une communauté de libres échanges dans le Pacifique à une régulation de loin plus stricte qu'il ne soit acceptable pour les membres asiatiques de BRICS est le projet contraire le plus évident. Le projet d'une communauté économique du Japon, de la Chine et de la Corée du Sud est très intéressant et prometteur du point de vue de la restructuration de l'ensemble de l'économie et de la politique mondiale. Le fait que des projets qui vont si loin apparaissent est particulièrement symptomatique. Aucune preuve de plus ne s'impose. Les prises de position à l'égard de BRICS, adoptées par les pays tiers et par les centres d'influence évoluent sérieusement. Le groupe est considéré de plus en plus souvent comme un partenaire ou un concurrent dont la force est en croissance. On propose donc des concepts variés d'intégration politique et économique de BRICS dans la politique mondiale et de révision des rapports avec BRICS et avec ses membres. Quelques uns de ces concepts se traduisent déjà au niveau de la réalisation pratique d'une politique.   Les initiatives concrètes Quelques exemples de plus. Je me limiterai à celles de l'Union européenne. Sur le plan de l'élaboration et de la réalisation de la politique économique à l'égard de Moscou, les dossiers russes dont s'étaient occupés jusque là les départements de la Commission européenne chargés de la CEI et de la politique de voisinage, ont été transférés dans les structures chargées du G20. La Commission européenne propose de cesser de prêter l'assistance technique à la Russie, à la Chine et à l'Inde (aux pays du G20 en général). L'ère de l'aide technique est révolue. Les anciens bénéficiaires sont suffisamment autonomes et riches. Ils disposent de leurs propres ressources de développement. Ils n'ont plus besoin d'aide sous les formes d'antan. Et l'UE ne peut plus se la permettre. A partir de 2014, de nouveaux instruments de financement des projets de coopération avec BRICS doivent être adoptés simultanément avec l'adoption des repères de formation du budget de l'UE. Il s'agira exclusivement de la coopération. L'Union européenne renonce au système des préférences dans ses échanges de commerce avec la Fédération de Russie. Formellement, cela ne résulte pas des problèmes économiques de la région, ni de la volonté de faire porter partiellement son fardeau économique à quelqu'un, mais fait suite à l'intégration russe dans l'OMC. On s'attendait à ce que Moscou réagisse à cette initiative de Bruxelles qui entraîne de sensibles pertes pour les sociétés russes et pour le budget national. Mais rien ne s'est produit. Enfin, un exemple le plus éloquent, peut-être : l'Union européenne se débat dans le carcan des dettes souveraines. Il paraît que les mesures qu'elle a élaborées, commencent à donner des fruits. La situation se stabilise. Mais on apprend vite que les efforts accomplis ne suffisent pas. Face à cette situation, l'UE, l'Allemagne surtout, voudraient atteler BRICS au chariot de sauvetage de la zone euro. Il s'agit concrètement d'une augmentation des sommes que l'on met à la disposition du FMI. Des dizaines, voire des centaines de milliards de dollars. Le schéma dont la promotion est faite par l'Allemagne, est le suivant. Elle a peur de prêter ses fonds aux pays en détresse directement par le biais de la Banque européenne. Elle a peur que cet argent ne disparaisse dans le trou noir. Berlin veut des garanties d'un FMI plus riche et plus influent. Si les autres géants mondiaux délient leurs bourses, l'UE révisera à son tour à la hausse son apport au FMI et l'Allemagne avalisera l'augmentation de fait du « fonds de réserve » de l'UE. Ces exemples doivent suffire. Il est temps de passer aux conclusions. Elles sont évidentes. En ce qui concerne la politique pratique, le reste du monde commence à prendre BRICS pour un acteur international influent. Un acteur international qui est sur le point de s'affirmer, mais qui est déjà vigoureux et de la part duquel on peut s'attendre à beaucoup de choses. © Мark ENTINE, docteur en droit, professeur,directeur de l'Institut européen auprès de l'Université MGIMOdépendant du Ministère russe des Affaires étrangères   * Le texte intégral de l'intervention au Séminaire de travail du Comité National pour l'étude de BRICS «Le quatrième sommet de BRICS (de 28 au 29 mars 2012, New Delhi, Inde) et son bilan pour la Russie», l'Université d'Etat Lomonossov, le 19 avril 2012. №7-8(68), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Сотрудники итальянской некоммерческой организации «Аввокато ди страда», которая оказывает бесплатную юридическую помощь бездомным, столкнулись с изменением контингента лиц, которыми занимались. Если раньше это были классические бомжи или иммигранты, не сумевшие вписаться в жизнь на Апеннинах, алкоголики, наркоманы, то теперь среди...

Сотрудники итальянской некоммерческой организации «Аввокато ди страда», которая оказывает бесплатную юридическую помощь бездомным, столкнулись с изменением контингента лиц, которыми занимались. Если раньше это были классические бомжи или иммигранты, не сумевшие вписаться в жизнь на Апеннинах, алкоголики, наркоманы, то теперь среди них все больше представлены люди совершенно иной социальной категории. Это люди в среднем старше 50 лет, которые до недавних пор возглавляли собственные компании, пусть и небольшие, были индивидуальными предпринимателями, ремесленниками и так далее. На протяжении всей трудовой жизни они, как правило, вполне процветали, хорошо жили, однако глобальный кризис 2008 года постепенно выдавливал их из бизнеса. Они потеряли работу, за долги банки-кредиторы переписывали на себя их жилье… В особенно трудном положении оказались те, кто не имел семьи, способной их приютить. В результате те, кто в прошлом был успешным, оказались в прямом смысле слова на улице. Положение осложняется тем, что в Италии отсутствие жилья, по сути, выкидывает человека из жизни. Он даже не может получать пенсию, на которую имеет право, или искать работу. Поэтому начинают появляться фиктивные адреса, не существующие в природе, в которых якобы проживают те или иные граждане. Сотрудники «Аввокато ди страда» отмечают, что этим людям очень трудно помогать. Барьеры оказываются преимущественно психологическими. Некогда самостоятельные и успешные, они оказываются потерянными, сгорают от стыда и даже часто перебираются подальше от тех мест, где раньше жили и работали. Ассоциация была создана в 2000 году, в ней состоят 700 добровольцев, она работает в 29 провинциях страны. Светлана ФИРСОВА №7-8(68), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Германский продовольственный рынок по праву считается самым жестким в мире. На нем сейчас действуют примерно 55 тысяч предприятий и все они – супермаркеты, дисконтеры, специализированные магазины – изо всех сил сражаются за клиента. Между тем, в среднем на каждого потребителя...

Германский продовольственный рынок по праву считается самым жестким в мире. На нем сейчас действуют примерно 55 тысяч предприятий и все они – супермаркеты, дисконтеры, специализированные магазины – изо всех сил сражаются за клиента. Между тем, в среднем на каждого потребителя приходится по 0,4 квадратного метра соответствующих торговых площадей – первое место в Европе. А конкуренция идет такая, что мама не горюй! Это выражается в ценовых войнах – безжалостных и беспощадных. Стремясь удержать клиента, ритейлеры неустанно отбивают любые попытки производителей хоть немного поднять цену на свой товар. При этом не останавливаются перед тем, чтобы ссориться с гигантами, как это было с германской пивоварней номер один – «Кромбахер» – продукцию которой две сети – «Кауфланд» и «Глобус» – вычеркнули из списков продаваемой. Пивной гигант, понятно, делает хорошую мину – дескать, мы сохраняем спокойствие, нас этим не проймешь – но на ежегодных переговорах с сетевиками, на которых определяется уровень цен на следующий год, ему теперь придется туго. Словом – «гайц ист гайль» («скупость – это здорово»), как гласил рекламный слоган одной сети, торгующей электронными товарами. Исповедуют его не только сети, но и мелкие розничные торговцы, как свидетельствует исследование, проведенное компанией «Гезельшафт фюр конзумфоршунг» (ГФК). Особое внимание в нем уделено дисконтерам, что совершенно естественно: через них – «Альди», «Лидль» и иже с ними – проходит до 43% оборота продовольственных продуктов, который в целом оценивается в 169 миллиардов евро. И поведение этих сетей оказывает максимальное влияние на рынок. Собственно, они-то и ведут эти ценовые войны, в которые оказываются втянутыми их прочие коллеги. Дело еще и в том, что рынок продовольствия весьма концентрированный, в нем 73% приходится на пять предпринимательских групп. Легко представить, каково приходится производителям. Жалобы Объединения германской продовольственной промышленности на недостаточную долю прибыли, достающуюся тем, кто, собственно, и изготовил весь товар, можно слышать практически постоянно, но сделать удается немного. В критических случаях доходит даже до открытых протестов, как это было в 2009 году с производителями молока, но такое помогает лишь ненадолго. Скажем, сейчас маржа, которую получают молочники – 26 евроцентов с литра – практически не отличается от той, что они с боем вырвали в 2009 году. Кстати, молочные продукты – одна из самых жестоких сфер конкуренции. По данным ГФК, они входят в перечень 40 продуктов, по которым идет постоянное перетягивание каната. Кроме молока, масла и йогуртов туда включены шоколад, кофе, фруктовые соки… Всего же этот список товаров повседневного спроса включает в себя 230 позиций. Но указанные 40 наименований важны тем, что с их помощью добывается до половины оборота. Хорошо ли это для потребителя? В общем-то да. Среднестатистический герр Майер тратит на продукты одну из самых низких в Европе долей своего заработка, Скажем, в 2012 году на продовольствие, напитки и табачные изделия у него уходили скромные 14,2%. Это только на три процента выше среднего показателя по ЕС. Из сравнимых с Германией стран – речь-то все-таки не о Кипре или Мальте – лучше показатели только у Великобритании – на 2% выше среднего. Австрия или Нидерланды превышают этот показатель на 8% и 7% соответственно, а Швейцария – и вовсе на 62%. Если взять хлеб и изделия из зерновых, то здесь дело обстоит не так благополучно: рост цен налицо. Но это определяется ситуацией на мировом зерновом рынке, все более сильно влияющей на германский. Почти все серьезные дисконтеры говорят, что в будущем цены станут расти – и не только на хлеб. Скажем, «Альди» ведет речь о «минимум пятидесяти ходовых товарах». Однако аналитики рынка особенно не обольщаются этими обещаниями, рассчитывая, скорее, не на 50 позиций, а на 50%. То бишь, на подъем цен половины продовольственных товаров – и не только у «Альди». «Реве» и «Тенгельман» тоже, несомненно, попробуют пойти по этому пути. Удастся ли? Увидим. А как обстоят дела в сегменте элитного продовольствия и био-продуктов? Несомненно, он расширяется, и этого нельзя не заметить. Но занимаемая им доля рынка все же остается в Германии вполне скромной: немцам традиционно подавай что подешевле. Из уже упоминавшихся 169 миллиардов евро био-продукты составляют 5,9 миллиарда, или 3,5%. Вот вам и забота о здоровье, вот вам и экологическая сознательность! Недаром говорится – все добрые намерения улетучиваются на подходе к кассе. Андрей ГОРЮХИН №7-8(68), 2012
no image
Проблема

Точнее, не в переплет, а в перебинтовку и на перевязку, поскольку во время каникул за пределами отечества ведут экстремальный образ жизни, подвергая всевозможным рискам свою жизнь и здоровье. Консульские службы составляют по итогам года подробный отчет, собирая статистику всех случаев,...

Точнее, не в переплет, а в перебинтовку и на перевязку, поскольку во время каникул за пределами отечества ведут экстремальный образ жизни, подвергая всевозможным рискам свою жизнь и здоровье. Консульские службы составляют по итогам года подробный отчет, собирая статистику всех случаев, когда требовалось их оперативное вмешательство. Любопытно название этого доклада, который готовят дипломаты: «Поведение британцев за рубежом» (British Behaviour Abroad). Самый бесшабашный отдых подростки позволяют себе на испанских курортах, на Майорке и на Ибице. На этих двух островах за период в два года, завершившийся в марте, количество госпитализаций британских тинэйджеров выросло, соответственно, на 132% и 40%. Однако эти чрезвычайные ситуации составляют лишь малую часть общей статистики: это 10 из 70 случаев попадания в местные больницы, которые регистрируются по миру… каждую неделю. Представительница Форин офиса обратила внимание прессы, ознакомленной с этим сводным отчетом, на то обстоятельство, что изменилась демография путешественников: возросла прослойка тинэйджеров, приближающихся к своему 20-летию, которые впервые без присмотра родителей отправляются поразвлечься на тусовочные острова. «Молодые люди имеют склонность быть отчаянными, они занимаются спортом или берут напрокат квадроциклы, подчас не отдавая себе отчет в рискованности своих поступков», – заявила сотрудница МИДа. Добавилось головной боли консульским работникам и от участившихся случаев обращения за срочной медицинской помощью от пожилых британцев, совершающих круизы вокруг Испании. Чаще всего они умалчивают о своих хронических заболеваниях, не подозревая, что все это не покрывается страховкой. А в итоге, как поведал Джереми Браун, ответственный работник консульской службы Ее Величества, веселые бритты пенсионного возраста «бывают весьма удивлены, что МИД не может оплатить их счета и в частности, авиабилеты, чтобы вернуться домой». Для осознания цены вопроса: ночь в испанской больнице может обойтись вам в тысячу фунтов стерлингов; восстановление обезвоженного организма стоит порядка 500 фунтов; репатриация, то есть отправка домой специально оборудованным самолетом – около 30 тысяч. Рассуждая о риске, связанном с путешествием за пределы Британских островов, газета «Гардиан» призывает сограждан оставаться дома, в том смысле, что воспользоваться местными курортными местечками. Такими, например, как Дорсет, который вошел в список 12 самых дешевых мест в Европе для проведения отпуска. Оценив курорты по 10 критериям (включая стоимость прохладительных напитков, крема от солнечного ожога, мороженого, средства от комаров и т.д.), эксперты поставили на первое место Болгарию. Но Дорсет при этом занял почетное пятое место. Понятно, что фунт стерлингов, окрепший на фоне слабеющего евро, сделал относительно дешевым отпуск за рубежом, но только половина британцев в этом году запланировала выезд. Кризис сказывается. Завершение летнего периода отпусков должно подтвердить меняющийся характер туристического потока британских подданных. Прежде, в тучные годы, четверть отпускников могли себе позволить дважды в год кататься, куда заблагорассудится. Сегодня таковых осталось только 17%. Прежде нормой считалось провести две недели в отпуске. Сегодня более одной трети довольствуются одной неделей – больше не позволяет семейный бюджет. Значит, что? Значит, Дорсет. Здесь баночка «кока-колы» стоит 1,75 фунта, в то время как во Франции – 2,16, а на Крите – 2,24 фунта. Турист пошел не жадный, а экономный. Что, видимо, только подстегивает подростков из числа соотечественников Гарри Поттера взять от каникул «по полной». Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Проблема

Вот пример: в австрийской столице ежегодно наркоманами сдается больше использованных шприцов, чем живет людей в этом прекрасном городе. Если уточнить, то цифра достигает 7800 штук в день, то бишь 2,8 миллиона в год. Но вот парадокс: обычно повсюду фигурирует весьма...

Вот пример: в австрийской столице ежегодно наркоманами сдается больше использованных шприцов, чем живет людей в этом прекрасном городе. Если уточнить, то цифра достигает 7800 штук в день, то бишь 2,8 миллиона в год. Но вот парадокс: обычно повсюду фигурирует весьма умеренное число наркоманов. Их в Вене якобы всего-то от 200 до 300 человек. Однако, городской координатор антинаркотических программ Михаэль Дрессель поясняет для недогадливых: эта благостная цифра учитывает только тех, кто открыто тусуется в местах сбора «торчков», к примеру, в окрестностях Карлсплац. В реальности в Вене от 10 до 12 тысяч человек страдают опиатной зависимостью. Не все из них принимают героин, примерно 7200 человек пользуются его заменителями. Так или иначе, каждому в день может понадобиться до четырех шприцов: это зависит от того, как далеко зашла проблема. И сам Дрессель, и член Городского совета Соня Весели категорически против того, чтобы в Вене были созданы специальные места, где наркоманы могли бы «уколоться и забыться». А между тем, предложение это исходит не от бестолковых доброхотов, а от партии «зеленых». Они, видите ли, испугались, когда узнали, что в Андреаспарке в районе Нойбау открыто принимают наркотики и валяются использованные шприцы. Только тотальное отсутствие фантазии позволяет господам и дамам, выступившим с этим предложением, надеяться на то, что, буде такие официальные притоны появятся, наркоманы станут колоться там и только там. Любой минимально знакомый с проблемой человек в качестве реакции на такую затею может только печально улыбнуться… В Берлине, к примеру, такие «колольни» появились тогда, когда «нарики» в результате гуманного к ним отношения начали загибаться прямо в общественных местах, и их решили хотя бы спрятать с глаз долой. В Вене такого пока вроде бы не бывало. Среди основной массы наркоманов бездомных практически нет: «герыч» – забава недешевая. И потребляют его все же большей частью в собственных четырех стенах или в хорошо известных притонах. А что до высокого числа сдаваемых шприцов – их можно обменять даже в некоторых аптеках – то для Десселя это свидетельство того, что наркоманы оценили заботу о них: зачем покупать шприц, когда взамен использованного добрые люди дадут новый? Согласно статистике, так поступают 95% венских наркозависимых. Александр ВАРВАРИН №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Security Policy Brief No.35, July 2012 In the wake of Libya and the American pivot to Asia, CSDP-NATO relations must be recalibrated. The buzz word for CSDP should be: integrated through the EU and empowered through NATO. Полный текст в...

Security Policy Brief No.35, July 2012 In the wake of Libya and the American pivot to Asia, CSDP-NATO relations must be recalibrated. The buzz word for CSDP should be: integrated through the EU and empowered through NATO. Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Security Policy Brief No.36, July 2012 The Arab Spring, the American pivot, and the global crisis: these affect all of EU external action, but also present opportunities for EU action. A debate on grand strategy remains necessary. Полный текст в...

Security Policy Brief No.36, July 2012 The Arab Spring, the American pivot, and the global crisis: these affect all of EU external action, but also present opportunities for EU action. A debate on grand strategy remains necessary. Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Ideas for Crisis Prevention and Effective Cooperation Europe in Dialogue 2012 | 04 Economic relations between Asia and Europe have developed substantially in the past decade and are sure to gain further traction in years to come. However, it is...

Ideas for Crisis Prevention and Effective Cooperation Europe in Dialogue 2012 | 04 Economic relations between Asia and Europe have developed substantially in the past decade and are sure to gain further traction in years to come. However, it is often argued that the Eurasian relationship represents the weakest link among the world's major power centers; there is a sense that the political partnership has not reached its full potential. For this edition of “Europe in Dialogue,” the Bertelsmann Stiftung invited reputable political thinkers from both Asia and Europe to address the challenges and opportunities within Asian-European relations. This edition also marks the launch of a new program at the Bertelsmann Stiftung dedicated to fostering a deeper understanding of Asia and facilitating better-informed European policies via-a-vis Asia. You can download it here... Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Trade and Investment Relations between the EU and China Asia Policy Brief 2012/01. June 2012 We would like to take this occasion to introduce you to the first edition of Bertelsmann Stiftung new policy brief series "Asia Briefings." Highlighting a...

Trade and Investment Relations between the EU and China Asia Policy Brief 2012/01. June 2012 We would like to take this occasion to introduce you to the first edition of Bertelsmann Stiftung new policy brief series "Asia Briefings." Highlighting a recent European Parliament resolution calling for the creation of an institution to monitor foreign investment in the EU, Bertelsmann Stiftung "Asia Briefing" series explores the sometimes complicated trade and investment relations between the EU and China. "Don't go Protectionist!" is the programmatic title of this inaugural "Asia Briefing". You can download it here... Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Editorial by Michael Emerson This is the present author's 83rd and last editorial contribution to the European Neighbourhood Watch (which will continue), inviting reflection on what has happened since its first number appeared in February 2005. This newsletter began in...

Editorial by Michael Emerson This is the present author's 83rd and last editorial contribution to the European Neighbourhood Watch (which will continue), inviting reflection on what has happened since its first number appeared in February 2005. This newsletter began in the wake of the 2004 enlargement of the EU with ten new member states, preceded months earlier by the Georgian ‘Rose Revolution' and then followed some months later by the Ukrainian ‘Orange Revolution'. This seemed to be the EU's hour of triumph, with the huge enlargement going alongside the signing of the Constitutional Treaty also in 2004, following on from the successful launch of the euro in 2000. These major developments motivated the launching, again in 2004, of the European Neighbourhood Policy (ENP) as a complementary move, signaling that the EU would not be ignoring its new neighbours to its east, and on the contrary wanting to encourage them to converge on modern European values and economic standards. ‘Everything but the institutions' was one of the slogans, advanced by Romano Prodi who was presiding the European Commission until November 2004. Initially the ENP was conceived to support the three new direct neighbours, Belarus, Ukraine and Moldova. Given the EU's permanent balancing act between its northern and southern interests, it was decided to extend the ENP to the southern neighbours, which however meant a confusing overlap with the already existing Euro-Mediterranean Policy and its Association Agreements. One consequence of this widening to the south Mediterranean was that the initial exclusion of the three south Caucasus states became a politically untenable proposition for EU foreign ministers, and so they were added. Expectations for the ENP saw contradictory narratives. Optimists were impressed by the colour revolutions, especially that of Ukraine whose hero Viktor Yushchenko had narrowly escaped assassination by poisoning, with the ‘gas princess' Yulia Timoshenko co-starring as heroin. Less impressed were most academics, who commented that without EU membership perspective for the partner states there was unlikely to be the kind of transformative impact suggested by official texts and many speeches. The Ukrainian Orange Revolution soon degenerated into chronic governance failure, leading to a virtual counter-revolution under President Yanukovich since February 2010, with Yulia Timoshenko imprisoned in order to remove this troublesome political competitor; she thus became Ukraine's counterpart to Russia's Mikhail Khodokorsky, imprisoned since 2005 as Putin sought to protect his regime against contagion from the colour revolutions. Georgia on the other hand saw a very impressive economic reform programme, although President Saakashvili became increasingly authoritarian. Georgian political scientist, Ghia Nodia, warned already in early 2005 of the ‘banana republic' model, whereby a coup d'etat removes a dictator in the name of democracy, only for the new leader to himself become a dictator, and so on to the next coup. However in the Georgian case the next episode was instead war with Russia, after Saakashvili responded to relentless provocation by Russia's proxies in South Ossetia with his militarily catastrophic attack on Tskinvali in August 2008. President Sarkozy mediated the peace to end Europe's first inter-state war of the post-Soviet period with impressive speed and resolution. However that was Sarkozy's best moment, while one of the worst was his ill-conceived Mediterranean Union, initially proposed in 2007 to embrace only the northern and southern coastal states of the Mediterranean, and so exclude northern Europe and completely destroy the ENP. Chancellor Merkel put her foot down, insisting that there could be no such initiative that would be the prerogative of half the EU only, and by mid-2008 Sarkozy had given way. Still the Union for the Mediterranean (UfM, as it was renamed) amounted to a confusing overlap with the ENP. Its political aspects were spectacularly inappropriate in view of the underlying causes of the Arab Spring that was soon to follow: the UfM totally eschewed inconvenient political matters like the region's repressive authoritarianism, with Sarkozy inviting President Mubarak to be his co-president. The failure of the colour revolutions, alongside the resilience of authoritarianism in the Arab world, Russia and China, led some commentators in the mid-2000s to write about ‘smart authoritarianism' and the ‘backlash' against the spread of democracy, as if this was the new global trend. But then in early 2011 suddenly erupted the Arab Spring. The EU's erstwhile collaboration with the Arab autocracies, and refusal to have relations with democratically-oriented Islamist parties, became instantly the subject of ‘mea culpa' declarations. For years officials of the EU institutions had wanted a more muscular human rights policy, coupled to opening of dialogue with moderate Islamist opposition parties. But foreign ministers for the EU's Mediterranean member states ruled this out. Now the discourse changed drastically. There would be support not for any democracy, but for ‘deep democracy', with the offer of ‘more for more' as the slogan for more serious conditionality. France's foreign minister, who had responded to the Tunisian uprising by kindly offering to President Ben Ali the help of became the French police, was sacked. Yet the path to deep democracy is anything but a straight line. The long-term trend may well be an ineluctable tendency for populations in advanced economies with high educational standards to demand political participation. But in the meantime the European neighbourhood sees a wide proliferation of regime types, and notably so in the aftermath of revolutionary regime collapse. We should not forget the ‘great revolution' model, with its impressive empirical record (France 1789, China 1911, Russia 1917, Iran 1979), where well-intentioned democrats take power initially, but soon get swept aside by ideological radicalization and reigns of terror, with new authoritarian regimes to last for decades. The European neighbourhood sees no dominant dynamic political model as of now, rather a complete spectrum of regime types, ranging from the very gradual constitutionalisation of some monarchies at one extreme through to the descent into civil war and the nightmare of the failed or failing state at the other extreme, or counter-revolution, or just shaky attempts to work with new democratic constitutions. The EU's neighbourhood policy may not have an impressive transformative impact in any directly observable manner, comparable to the example of the new member states from central and eastern Europe. The conditionality mechanisms, so strong and comprehensive for accession candidates, are only a faint derivative, with incentives insufficient to drive the politics of the neighbouring states. Still it seems that a certain socialization process is at work. The civil societies of the eastern neighbours in particular, see European standards of human rights and democracy as the model. Moreover, the EU's neighbourhood policy compares distinctly favourably with other attempts at regionalism at the continental level, often bedeviled by the excess weight of the regional hegemon. China's ambitions in the South China Sea are seen to be threatening to the other states of the region. India has been recurrently on the brink of war with Pakistan and the South Asia regional association lacks substance. The presence of the United States in the Americas is so huge as to generate spasms of anti-Americanism, spurred on by some obviously aberrant examples like the Cuba policy imposed by Congress. Closest to home, Russia's attempts to re-integrate the former Soviet space have been all too often been pursued with the aid of coercive measures, or implicit threats of coercion. The EU is at peace with its neighbours and has a reasonable of good level of trust with almost all of them. Moreover highly interesting opinion polls or surveys now come out of Russia and China, with special implications for their foreign policies in years to come. In Russia the young elite of persons interested in international affairs reject the current nationalist realpolitik of the Kremlin, wanting instead something far closer to European thinking, and for their generation to feel and be seen as a normal part of Europe. In China a recent poll shows a majority disapproving of the stance of their country in alliance with Russia in the UN Security Council over Syria. Both Russian and Chinese regimes may not collapse soon, but the groundswell of political dissent grows. Yet, the EU's own current crisis is hitting its neighbours hard economically, and undermining its reputation as a model for regional integration. There used to be talk in Brussels of a bicycle theory of integration, according to which you have to keep moving if not to fall off. This theory fell into disrepute as the single market, single currency and constitutional treaty were deemed by some to have brought the EU to the level of a steady state system, not requiring any further radical integration steps. The setbacks in ratification of the Constitutional Treaty, leading to the Lisbon Treaty compromise, underlined the resistances to deeper integration. Yet now the monetary union is seen as needing a banking union, a fiscal union, and a political union in order for it and the EU itself to survive. Further most economists add that there is no extant economic and monetary union among advanced economies that does not also have a powerful redistributive function through the budget (otherwise known as a transfer union). The bicycle theory rides again. History indeed is not a straight line. Michael EMERSON,CEPS Senior Research Fellow CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 83 №7-8(68), 2012
no image
Без перевода

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 83 Editorial by Michael Emerson: "History does not move in straight lines" Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 83 Editorial by Michael Emerson: "History does not move in straight lines" Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
ВЗГЛЯД ИЗ БРЮССЕЛЯ

Editorial by Steven Blockmans The summer in Syria is particularly hot and dry this year. As the battle for Aleppo is raging, already 200,000 people have fled Syria's second biggest city. Estimates of the total number of internally displaced persons...

Editorial by Steven Blockmans The summer in Syria is particularly hot and dry this year. As the battle for Aleppo is raging, already 200,000 people have fled Syria's second biggest city. Estimates of the total number of internally displaced persons currently hover at around 1 million. The UNHCR has registered around 125,000 individuals who have sought refuge in Turkey, Jordan, Lebanon and Iraq. Based on the average daily new arrivals in neighbouring countries, this figure could rise to 200,000 refugees by the end of 2012. International organisations and agencies, neighbouring countries and other states are trying to alleviate some of the stress of the unfolding humanitarian disaster. The EU too is engaging in relief efforts. So far, it has given more than €90 million in humanitarian assistance (€63 million from the Commission and more than €27 million from member states). It continues to call for unhindered access for humanitarian organisations to assess the needs of the civilian population and to provide humanitarian and medical aid where needed. Apart from the displaced, wounded and the sick, the death toll keeps rising too. In the 16 months since the government of President Bashar al-Assad began its violent repression of the uprising, 18,000 Syrians are estimated to have died. The EU has been calling for a process of transitional justice. It has commended the work of the Independent International Commission of Inquiry on Syria and its investigations into alleged violations of international human rights law with a view to holding accountable those responsible for such violations, including those that may amount to crimes against humanity. The violent implosion of Syria has underscored the deterioration of the strategic environment in the Middle East and the Persian Gulf. For years, Syria and Lebanon have been sites of strategic competition between Iran and Turkey. Tehran has given the Alawite-dominated regime in Syria its support in the decades-long suppression of Syria's Sunni majority. Iran, whose main instrument in Syria and Lebanon is the radical Shiite force Hezbollah, also gave Damascus support in its adventures in Lebanon. As the current crisis in Syria deepens, Iran has been reported to have warned Turkey not to intervene militarily or risk activating the Iranian-Syrian mutual defence agreement and thus meeting with a harsh response. In the last decade, Turkey has been investing heavily in Syria. Ankara believed that by engaging with the secular regime in Damascus, it could lure Syria (and Lebanon by proxy) away from its close alliance with Iran. Also, Turkey tried to broker a peace deal between Syria and Israel but negotiations collapsed after Israel invaded Gaza. The subsequent inability of Turkey to overcome the hostile fallout from the Mavi Marmara incident with Israel, has led to a dramatic worsening of Turkish-Israeli relations. At the same time, Turkey has a keen interest in averting an Israeli military operation against Iran's nuclear facilities. After months of futile attempts to convince President Assad to begin a transition to a more open and democratic system, Turkey unequivocally called for his departure. It unilaterally slapped sanctions upon the regime and has firmly sided with the Syrian opposition, whose representative organisation, the Syrian National Council, it hosts. Turkey has also allowed the Free Syrian Army to set up camp on its side of the 900-kilometre-long border with Syria and, like Saudi Arabia and Qatar, has propped it up with financial support. However, Turkey is unlikely to intervene unilaterally, especially in view of the deadlock in the UN Security Council over the issue. Together with China, Russia has blocked three different attempts by the US and its EU allies to impose sanctions on Syria under the heading of Chapter VII of the United Nations Charter. For fear of being embroiled in another protracted and bloody conflict with wider geopolitical ramifications, there is no appetite in the West for a military intervention in Syria. Instead, the US and the EU are waging an economic war on the Assad regime. For its part, the EU has cranked up the pressure on Assad and his cronies by adopting a comprehensive package of restrictive measures. In 17 rounds of tightening sanctions, the package now includes, among others, an embargo on exporting arms and equipment for internal repression to Syria (accompanied by an obligation for EU countries to inspect vessels and aircraft heading to Syria if they suspect the cargo contains arms or equipment for internal repression, and an obligation to seize such items if they are found); a ban on providing grants, loans, export credit insurance, technical assistance, insurance and reinsurance for exports of arms and of equipment for internal repression to Syria; a ban on exports of key equipment and technology to the Syrian oil and gas sectors; a freeze on 52 entities' assets held within the EU, including the Syrian central bank; and an asset freeze and a visa ban on 155 persons associated with the regime and/or responsible for violent repression or human rights abuses. Money is the main reason to believe that the Assad regime cannot last. Inflation is reported to be as high as 30%; the regime is said to be freely printing money; the Syrian pound has depreciated against the dollar by more than half on the black market. Meanwhile, the regime is running out of foreign cash. Some 90% of Syria's oil used to go to the EU but sanctions have now put a stop to that. Trade has plummeted. Monetary support from Iran cannot be counted on indefinitely as Iran itself is buckling under unprecedented sanctions from the EU and the US. But for all the pressure applied by the West, the effects thereof are partly undone by Russia, which continues to provide cover to the besieged Assad regime and is asserting its influence through arms sales and a naval presence in support of the regime. A tipping point in the conflict was reached with the opposition's successful attack on the national security building in Damascus on July 18th, which killed the architects of the regime's violent repression. The attack has helped to boost the morale of the opposition forces and has consolidated the belief in the West that the fall of the dictator is inevitable. It has dawned even on Moscow that Assad's days are numbered. The regime itself has reacted angrily to the bomb-attack by launching what may turn out to be a make-or-break offensive to regain control over parts of Damascus and other big cities that fell into the hands of the ever-stronger and better organised opposition forces. The most troubling scenario for the region, as indeed the world, may also be the most likely one: protracted chaos and sectarian violence in Syria, leaving a security vacuum and an opportunity for terrorist organisations like Hezbollah and Al-Qaeda to harvest the country's weapons of mass destruction, in particular the large stockpiles of chemical weapons, with an on-going risk of spill-over effects affecting the security and stability of neighbouring countries. A prolonged period of great uncertainty, with regional and global powers trying to preserve their own interests in Syria, highlights the limits of unilateralism. The EU should now actively plan for a post-Assad Syria. Arguably, these plans should extend beyond its measured lifting of sanctions and half-hearted responses to the monumental changes that have ripped through other parts of the Arab world. The conditioned levels of financial support and the speed with which trade liberalisation and mobility of people can be achieved under the European Neighbourhood Policy's revised approach are simply not enough to rebuild the country's bombed-out towns and cities, to create a rule of law-based democracy, and to turn the potentially vicious circle into a virtuous one. What is needed in terms of peace-building in Syria is the extension of Marshall-like aid which goes beyond the EU's current means and capacities. Together with its partners, the EU must review and recalibrate its policies towards Syria, as indeed the entire region. After all, the EU cannot pursue an effective humanitarian, political, or military strategy towards Syria on its own and without taking into account the security interests of Syria's neighbouring countries. In recognition of the geostrategic shifts in the Middle East and the Gulf, and pursuant to the constitutional obligation imposed upon the European Union by way of the Lisbon Treaty (Article 8 TEU), the EU should plan for the creation of a regional space of shared security. Given the zero-sum security metrics in the region, and to a certain extent at global level, a common security framework that commits all relevant actors, takes everyone's security needs into account, and thus diminishes the mistrust that fuels proliferation, would be a huge step forward. Arguably, the EU is better placed to launch such an initiative than the US, Russia or China. The EU has maintained day-to-day exchanges with all countries in the region, including Iran since the Islamic revolution. It is leading the E3+3 talks with Iran on nuclear non-proliferation, is currently steering the Quartet's efforts in the Middle East Process and has strategic relations with Turkey. The EU could inspire the countries in the region by using the historical experience of its own creation. It would be up to High Representative Catherine Ashton, supported by the European External Action Service, and in cooperation with the member states and the European Commission, to draw up a plan that revives the idea of a security zone for the wider Middle East. Such a plan would fit well into the current efforts to revamp the European Security Strategy. Steven BLOCKMANS, CEPS Senior Research Fellow and Head of Unit CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 84 №7-8(68), 2012
no image
ВЗГЛЯД ИЗ БРЮССЕЛЯ

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 84 Editorial by Steven Blockmans: "Preparing for a post-Assad Syria: What role for the European Union?" Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 84 Editorial by Steven Blockmans: "Preparing for a post-Assad Syria: What role for the European Union?" Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Представление о европейских, общеевропейских и евро-атлантических организациях будет неполным без анализа структуры и деятельности Совета Европы (СЕ), его места в европейской архитектуре и вклада в осуществление интеграционного проекта, реализуемого в масштабах континента.   Общая характеристика и вехи эволюции По своей структуре, методам принятия...

Представление о европейских, общеевропейских и евро-атлантических организациях будет неполным без анализа структуры и деятельности Совета Европы (СЕ), его места в европейской архитектуре и вклада в осуществление интеграционного проекта, реализуемого в масштабах континента.   Общая характеристика и вехи эволюции По своей структуре, методам принятия решений, способам финансирования и исполнения бюджета СЕ является классической международной организацией. По сложившейся внутри него культуре совместной работы, формам деятельности и своим целевым установкам обладает большой спецификой. В некоторых своих проявлениях превратился в наднациональное образование. СЕ заслуженно считается одной из наиболее старых и авторитетных европейских организаций. Совет создается в конце 40-ых годов прошлого века на пике федералистского движения. Соответственно он задумывается как первый кирпичик в основание будущего федералистского устройства Европы. С влиятельным органом межпарламентского сотрудничества, обладающим рудиментарными, но все же законодательными функциями. С полновесным наднациональным судом общей компетенции. И достаточно властным комитетом министров, уполномоченным принимать обязывающие решения, – в качестве пролога к формированию общего правительства. В первые послевоенные годы, когда народы континента еще не отошли от ужасов пережитого, столь амбициозным прожектам не суждено было сбыться. Они так и остались на бумаге, не без «помощи» посодействовавшей этому Великобритании. Политический класс Европы был психологически не готов к его осуществлению. Тем не менее, СЕ послужил в какой-то мере, пусть и небольшой, предтечей и участником развернувшихся вскоре интеграционных процессов. Штаб-квартиру СЕ разместили в Страсбурге. С тех пор Совет символизирует примирение Франции и Германии, вообще всех европейских народов. Город же именуется столицей Европы. Уставной задачей, поставленной перед СЕ, провозглашается сближение входящих в него государств. Ценностной основой такого сближения – принципы правового государства, плюралистической демократии и прав человека. (В дальнейшем эта ценностная триада начинает восприниматься как политическое кредо всего континента, стержень политического наследия европейской культуры, и в качестве таковых поднимаются на щит Европейским Союзом). Инструментарием – сотрудничество в самом широком диапазоне областей, будь то вопросы социального, экономического, культурного характера, мягкой безопасности и т.д. Из компетенции СЕ, которой изначально придавался во многом универсальный характер, эксплицитно изымаются только вопросы обороны, безопасности и военного строительства. По факту получалось, что СЕ занимается чуть ли не всем. В Страсбурге проводится систематизация мирных средств преодоления международных споров и исследование ненасильственных форм реализации права наций на самоопределение. Закладываются основы правового сотрудничества по уголовным и гражданским делам. В том числе, в борьбе с организованной преступностью, отмыванием «грязных» денег, коррупцией, нелегальным оборотом наркотиков, терроризмом. Разрабатываются обязывающие документы по проблемам социальной инклюзивности, социального обеспечения, регулирования рынка труда и отношений между трудом и капиталом. Запускается становление общего культурного и образовательного пространства с взаимным признанием дипломов, сроков обучения и т.д. Кроме того, Совет предоставляет государствам-членам удобную площадку для обсуждения широкой политической повестки. Вместе с тем, уже вскоре главным направлением деятельности СЕ становится правочеловеческая проблематика. Совет принимает (Европейскую) Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и многочисленные протоколы к ней и концентрирует всю свою деятельность вокруг них. Постепенно все, чем он занимается, начинает рассматриваться им через призму защиты и продвижения прав человека. Содержательные аспекты сотрудничества уходят на второй план. В его деятельности утверждается нечто вроде монокультурного подхода. С учреждением Европейских сообществ между СЕ, ЕС и НАТО устанавливается вполне рациональное разделение труда. ЕС забирает себе все экономические досье. НАТО занимается военным строительством и обеспечивает военно-стратегическое присутствие США в Европе. СЕ оставляет за собой большую часть всего остального с акцентом на правовое и правочеловеческое сотрудничество. Однако впоследствии разделение труда меняется. Стремительная экспансия ЕС и превращение Союза в интеграционное объединение универсальной компетенции, сосредотачивающей в своих руках политическое сотрудничество, взаимодействие судебных и полицейских органов, диалог с социальными партнерами и гражданским обществом и т.д., ведет к естественной убыли полномочий, признаваемых за СЕ. Проигрывает СЕ и в конкурентной борьбе с ОБСЕ – более мобильной и политизированной организацией, способной на быструю оперативную реакцию. В результате СЕ сдвигается на обочину панъевропейских процессов. Сложности в деятельности СЕ возникают также в связи с тем, что в условиях нулевого роста бюджета, на котором настаивают государства-члены, ему приходится все больше средств тратить на Европейски суд по правам человека (ЕСПЧ) в ущерб другим направлениям своей деятельности. В 2000-ые годы, чтобы придать деятельности СЕ большую динамичность, предлагаются два альтернативных рецепта. Один состоит в том, чтобы сосредоточиться на триаде – на том, что у СЕ лучше всего получается, отказавшись от осуществления «непрофильных» программ и проектов. Его продвигает ядро стран ЕС. Второй – в том, чтобы сделать все направления деятельности СЕ более востребованными государствами-членами и переключить его, в том числе, на борьбу с новыми вызовами. Его отстаивает группа стран во главе с Российской Федерацией. В результате (Третий по счету) Варшавский саммит государств-членов СЕ в 2005 году принимает компромиссное решение в пользу сохранения всех направлений деятельности Совета при одновременном подтверждении приоритетного характера триады. Вскоре после этого СЕ приступает к глубокой структурной и функциональной перестройке своей деятельности. Она продолжается по настоящее время. Возглавил ее новый генеральный секретарь Организации – бывший премьер-министр Норвегии, председатель Нобелевского комитета Турбьерн Яглунд. Смысл перестройки – вернуть СЕ лидирующие позиции в европейской архитектуре с опорой на имеющийся в его распоряжении уникальный экспертный потенциал и отлаженные процедуры работы. Методология – придать деятельности максимально возможную системность, резко повысить отдачу от всех осуществляемых программ и проектов, связать их между собой в целях получения на выходе подлинно синергетического эффекта.   Расширение пространственных рамок деятельности Исторически так сложилось, что по итогам первых лет или даже десятилетий своего существования СЕ превратился в закрытый клуб западноевропейских демократий. В его недрах сформировалась особая культура выработки подходов и решений как бы «семейного» типа. Государства-члены всячески акцентировали, что их общность цементирует схожее или, по крайней мере, очень близкое видение перспектив внутригосударственного и мирового развития. Основой их сближения служат универсальные ценности европейского образа жизни и европейской политической культуры. В этом смысле, несмотря на всю свою «мягкость» и «камерность» или благодаря ей, СЕ позиционировался как противостоящий СССР и возглавляемому им социалистическому лагерю – в ценностном и политическом, а равно США – в цивилизационном плане. (На переговорах с американцами представители ЕС неделями бились за то, чтобы поставить СЕ на первое место в перечне европейских организаций, и только потом НАТО). Поэтому оказалось вполне логичным, что именно СЕ взял на себя лидирующую роль в работе по объединению Европы на базе отстаиваемых и продвигаемых им ценностных ориентиров, когда для этого возникли предпосылки после падения Берлинской стены. Формальным поводом послужило то, что по его Уставу на членство в СЕ могли претендовать все и любые европейские страны. Первая в истории Организации встреча глав государств и/или правительств ее стран-членов, созванная специально для этого в Вене в 1993 году, устанавливает, что европейскими являются все государства, территория которых полностью или частично находится в Европе. При этом саммит СЕ дает политическое определение Европы как включающей в свой состав, в том числе, три страны Закавказья. По сути дела в Вене западноевропейский истеблишмент берет курс на включение в СЕ совокупности стран бывшего социалистического лагеря. За последующие пять лет всеми правдами и неправдами в него вступили все страны Восточной, Юго-Восточной Европы и Балтии, включая возникшие на территории бывших СССР и СФРЮ, за исключением Белоруссии. В настоящее время СЕ насчитывает в своих рядах 48 государств. Но охват его деятельности намного шире. Ввиду стремительной экспансии СЕ и ожидавшегося усиления его политического веса и влияния к деятельности Организации постарались подключиться внерегиональные игроки. Статус наблюдателей при СЕ получают такие разные страны, как США, Канада, Япония и Мексика. США – чтобы держать руку на пульсе. Япония – чтобы подчеркнуть свою близость европейскому проекту. Мексика – чтобы получить признание в качестве демократического государства. Однако пространственные рамки деятельности СЕ еще шире. Совет берет на себя культуртрегерскую миссию, дабы продвигать триаду в Среднюю Азию и Южное Средиземноморье. В основном, правда, скорее декларативно. Тем не менее, с началом «арабской весны» все более деятельно и напористо. Новыми теократическими режимами, сметшими некогда прочные секулярные деспотии региона, наивное желание СЕ их «учить» встречается с энтузиазмом. Для них сотрудничество с СЕ – возможность «малой кровью» получить пропуск в демократический истеблишмент западного образца и мимикрировать под то, что хотят здесь видеть западные элиты. Кроме того, двери организаций семейства СЕ таких, например, как Венецианская комиссия за демократию через право и др., широко открыты внешним для региона странам, тяготеющим к европейской политической культуре и традиции. Превращение СЕ в панъевропейское образование имело далеко идущие последствия для его деятельности. До этого СЕ занимался в основном нормотворчеством. Его кредо состояло в утверждении эталонов внутригосударственного развития и международных отношений. В результате расширения его функции меняются. Прежде всего, он посвящает себя распространению демократических ценностей и их нормативного воплощения на новых членов и обучению их жизни по своим правилам. Одновременно акцент переносится на мониторинг исполнения государствами обязательств, вытекающих из пребывания в составе Организации. Материальное выражение это находит в том, что ежегодные программы межправительственного сотрудничества (впоследствии вводится среднесрочный горизонт планирования), описывающие все мероприятия, проводимые СЕ, распадаются фактически на две части. Второй становятся страновые программы и проекты оказания технического содействия в освоении опыта передовых держав, т.е. фактически коллективного Запада. Такая дихотомия в деятельности СЕ сохраняется и сейчас. Более того, она всячески поощряется Европейским Союзом. С середины 2000-ых годов СЕ превращается в один из ведущих инструментов реализации политики соседства ЕС. Ныне Брюссель выделяет значительные суммы для использования потенциала СЕ в интересах достижения целей Восточного партнерства. Это тоже одна из причин кризиса СЕ. На первом этапе концентрация сил и средств на помощи новичкам и новообращенным была полностью оправданной. В дальнейшем она, однако, утратила свежесть и эффективность. Превратилась в бесконечное повторение пройденного. Но, пожалуй, главное – СЕ все меньше внимания стал уделять нормотворчеству. В результате в этой крайне важной для него сфере деятельности он утратил историческую инициативу и лидирующие позиции, уступив их ЕС. Хотя при перегруппировке сил и средств вполне мог бы претендовать на большее.   Основные формы деятельности Реальный продукт деятельности СЕ генерирует Комитет министров (КМСЕ). Он работает в формате послов-представителей министров иностранных дел на постоянной основе. Им создан разветвленный механизм межправительственного сотрудничества, включающий руководящие (постоянные) советы и комиссии в составе правительственных представителей или экспертов всех государств-членов и подчиненные им многочисленные временные комитеты, подкомитеты, бюро, рабочие и редакционные группы и т.д. открытого или ограниченного состава. С учетом чуть ли не универсального охвата компетенции СЕ на рассмотрение и утверждение Комитета министров поступает огромное количество докладов, отчетов, соображений, предложений по запуску всевозможных программ и проектов и т.д. Вместе с тем, помимо мониторинга исполнения, большой практический эффект имеют только две формы осуществляемой им деятельности. Это разработка и принятие конвенций СЕ и резолюций (рекомендаций). Конвенции – стандартный инструмент международного права. Они принимаются двумя третями голосов КМСЕ, но становятся обязательными для государств после их соответствующего формального волеизъявления, чаще всего в виде ратификации. Наиболее известные конвенции СЕ – о правах человека и основных свободах (и 14 протоколов к ней), Пересмотренная европейская социальная хартия, Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств. Большое значение имеют конвенции в области правового сотрудничества, социального сплочения, образования, культуры и т.д. В силу их многостороннего характера они предоставляют государствам самые широкие возможности для сотрудничества. С их помощью замещаются сотни и даже тысячи двусторонних договоров. В отличие от конвенций значение рекомендаций недооценивается. На самом деле – это крайне важный инструмент гармонизации государственно-правового строительства стран-членов и их внешнеполитической активности. Это т.н. мягкое право, приобретающее все большее влияние на эволюцию мировой регулятивной системы. С помощью рекомендаций государства договариваются, как и в каком направлении они будут эволюционировать. Они синхронизируют свое развитие, обеспечивая совместимость политической, экономической, социальной и правовой среды, в которой действуют государственные органы, представители гражданского общества, частные лица, бизнес. Никто никого не принуждает. Формально рекомендации не имеют обязательной силы. Но они открывают возможности гармоничного соразвития. Ими можно пользоваться. Тогда в выигрыше все. Их можно игнорировать. Тогда тот, кто не обращает на них внимания, обрекает себя на самоизоляцию, выпадает из общего контекста европейского строительства. Важнейшую роль в деятельности СЕ играет также Парламентская Ассамблея (ПАСЕ). Прежде всего, медиатическую. Ассамблея на виду. Ее заседания носят открытый публичный характер. В ее состав входят перспективные политики (в свое время Михаил Саакашвили, Дмитрий Рогозин и др.). Национальные правительства прислушиваются к голосу своих парламентских делегаций в ПАСЕ. Но не только. ПАСЕ обладает реальными рычагами влияния на КМСЕ и страны-члены и энергично пользуется ими, чтобы побуждать государства выступать с определенными инициативами, насыщать повестку дня СЕ новыми вопросами, корректировать позиции, занимаемые КМСЕ. Это важно с точки зрения расстановки сил в СЕ и европейской архитектуре в целом, поскольку ПАСЕ не менее хорошо структурирована, чем КМСЕ. Она опирается на деятельность многочисленных постоянных комитетов и подкомитетов, работает в режиме политического торга и сотрудничества, делает ставку на перелив влияния от национальных делегаций к европейским политическим партиям. Десятилетие назад казалось, что еще один главный орган СЕ – Конгресс местных и региональных властей Европы сможет заработать столь же интенсивно и результативно, как ПАСЕ. Но этого не произошло. Несмотря на свой, казалось бы, бескрайний потенциал прямой демократии, Конгресс не нашел себя. Он остался лишь тенью ПАСЕ. Его повестка оказалась переполненной мелкими второстепенными вопросами, с точки зрения европейского строительства. Попытка же дублировать то, чем занимаются ПАСЕ и КМСЕ, в приложении к интересам и потребностям местных властей и регионов, не принесла дивидендов. Очень часто о СЕ судят по тому, что пишут и говорят относительно функционирования Европейского суда по правам человека и создаваемого им прецедентного права наднационального типа. Формально Суд не является структурой СЕ и вписан в него только на уровне процедур. ЕСПЧ – чисто конвенционный орган. Однако Суд является «жемчужиной» СЕ. Значительная часть деятельности СЕ связана с популяризацией и укоренением подходов ЕСПЧ в национальных правовых системах, их транспозицией во все сферы международного сотрудничества, находящиеся в ведении Совета. Но главное достояние СЕ – армия сотрудников Генерального секретариата. Все они, по большей части, опытные высококвалифицированные специалисты, знатоки своего дела, посвятившие достижению уставных целей Совета свои лучшие годы. Генеральный секретариат не просто обслуживает деятельность КМСЕ, ПАСЕ, КМРВЕ, ЕСПЧ, организаций семейства СЕ, встреч отраслевых министров и многочисленных созданных всеми ими рабочих органов. Фактически он осуществляет эту деятельность, помогая, вдохновляя или даже направляя избранников народа, правительственных экспертов и всех других официальных лиц. Тем не менее, огромный потенциал, которым обладает СЕ, используется не лучшим образом. Отдача от его деятельности могла бы быть больше. Намного больше. Для этого у СЕ, после решения задачи формального объединения Европы на базе общих принципов и идеалов, должна появиться новая путеводная идея. Крупной стратегической целью деятельности СЕ могло бы стать построение Союза Европы как общего политического, социального, правового и гуманитарного пространства входящих в него стран, равноправных и равно ответственных. Тогда лозунг Большой Европы без разделительных линий получил бы конкретное насыщение. Но для этого надо, чтобы Россия и ЕС договорились о том, что в дальнейшем нормотворчество вновь займет главенствующее место в деятельности СЕ, и приоритетом Организации станет разработка и принятие стандартов нового поколения, которые бы одинаково применялись на территории России, ЕС и третьих стран. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России №7-8(68), 2012
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

В условиях современного глобализирующегося мира весьма сложно говорить о перспективах взаимоотношений России и Европейского Союза. Наши учёные предпочитают давать довольно широкий набор вариантов будущего развития. Мне же хотелось бы обозначить, как я считаю, оптимальный, наиболее полезный для обеих сторон формат...

В условиях современного глобализирующегося мира весьма сложно говорить о перспективах взаимоотношений России и Европейского Союза. Наши учёные предпочитают давать довольно широкий набор вариантов будущего развития. Мне же хотелось бы обозначить, как я считаю, оптимальный, наиболее полезный для обеих сторон формат взаимодействия, с тем, чтобы они могли совместно продвигаться к нему. Во второй половине ХХ века в странах Западной Европы удалось создать и воплотить в жизнь новую модель общественного развития и, соответственно, регулирования общественных отношений, которая отвечала достаточно высокому уровню цивилизации и основывалась на принципе добровольности и теории прогресса. Эта модель характеризуется политической, либеральной демократией, наличием развитого гражданского общества, защитой прав и свобод человека как основным принципом правового государства, развитой социально ориентированной рыночной экономикой. Такая модель, как мне представляется, обеспечивает на данном историческом этапе наилучшие возможности для раскрытия креативного потенциала общества и наиболее отвечает условиям постиндустриальной эпохи. Данная модель, через сложившуюся практику согласований и компромиссов, через создаваемые институты и правовые нормы, проникла в международные дела, воплотившись, в первую очередь, в таких интеграционных объединениях, как Европейские сообществ, а, затем, Европейский Союз. Интеграция в Европе с самого начала была неразрывно связана с правом. Более того, в процессе развития и углубления интеграции, распространения её на всё новые сферы общественной жизни в рамках Сообществ сложился собственный, автономный правопорядок (политико-правовое пространство), базирующийся на европейском, «коммунитарном» праве. В свою очередь, европейское право служит инструментом дальнейшего интеграционного строительства, залогом его успехов. Любой интеграционный проект в ЕС, прежде всего, получает юридическое оформление, а потом реализуется на практике. Не будет преувеличением сказать, что именно в Европейском Союзе рождаются передовые правовые идеи и тенденции, идёт кристаллизация мировых общедемократических правовых стандартов. Россия после распада СССР оказалась фактически отброшенной на стадию дикого, «периферийного» капитализма. Несмотря на декларированные в Конституции Российской Федерации ценности и цели, стабильное, демократическое, правовое государство нам создать пока не удалось. Нет и устойчивого гражданского общества. «Неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ», – таковы основные проблемы России, по мнению бывшего президента, а ныне председателя российского правительства Д.А.Медведева*1. Один из руководителей нашей страны почему-то не упомянул ужасающую коррупцию, а также очевидные признаки укрепления авторитарных подходов в функционировании государственных институтов. Не следует забывать, что при всей своей «особости», специфичности Россия – европейская страна, неотъемлемая часть европейской цивилизации. Но приходится признать, что в своём цивилизованном развитии Россия отстала от многих европейских государств. Сказался не только исторический эксперимент с «построением коммунизма», но и не завершившиеся «блуждания» постсоветского периода. Перед нынешней Россией во весь рост стоят задачи, которые большинство европейских стран в той или иной степени уже решили. И, пожалуй, главная из них – создание достойных современного человека условий жизни. Очевидно, что проблемы внутреннего развития Россия должна решать, прежде всего, сама, своими силами. В то же время, убеждён, что успешно решить эти проблемы – а среди них проблемы реиндустриализации и модернизации – Россия сможет лишь в рамках поступательного продвижения к той модели общественного развития, которая была охарактеризована выше. Следует заметить, что именно она фактически закреплена в Конституции РФ. Потому огромное, жизненно-важное значение для России имеет прочное, результативное взаимодействие, прежде всего, на Европейском континенте, с народами которого её связывают общие исторические, духовные, культурные корни, не говоря уже о политических и торгово-экономических интересах. Постиндустриальный мир будет полицентричен: усилится Китай, постепенно ослабнет влияние США. И пришло время размышлять о дальнейших путях объединения Европы, о создании Большой Европы, включающей и государства Евросоюза, и Россию. Речь идёт о возрождении старого проекта в существенно иных исторических условиях, когда Большая Европа могла бы «опираться» на два «столпа» – Евросоюз и Россию. Уверен, что для всех нас, европейцев, преодоление угрозы нового раскола Европы и консолидация – это единственный вариант построения достойного будущего для всех. Постановка столь амбициозной задачи позволит обеим сторонам эффективно сотрудничать практически во всех возможных сферах взаимодействия – в экономике, в мировой политике, в обороне и пр. Через всё более тесные отношения с ЕС Россия не только сможет подключиться к европейским интеграционным процессам и усилить позиции в мировой экономике и политике. Она также получит, что особенно важно, возможность более полно воспринять европейскую модель общественного развития, что будет способствовать постепенному оздоровлению и нормализации жизни в стране, поможет, наконец, преодолеть цивилизационное отставание. Через эффективное сотрудничество и партнёрство с Евросоюзом и при его содействии у России есть реальный шанс встать на путь нормального демократического развития. Основным содержанием этого проекта должно стать, прежде всего, практическое наполнение четырёх общих пространств между Россией и Евросоюзом – экономического; свободы, безопасности, законности; внешней безопасности; научных исследований и образования, включая культурные аспекты. В настоящее время, когда значительно расширившийся Евросоюз испытывает серьёзные трудности с дальнейшим интеграционным строительством, а в России существуют сложности с движением по демократическому пути, – такой проект может показаться утопическим. Но если попытаться мыслить стратегически, выдвижение задачи создания Большой Европы – через формирование общего политико-правового пространства и на основе тесного взаимодействия двух ведущих сил континента – Евросоюза и России – может оказаться мощным импульсом к объединению стран и народов Европы для решения ключевых проблем современности. Реализацию этого стратегического проекта «мягкой» интеграции следует осуществлять постепенно, поэтапно, начав с формирования общеевропейского политико-правового пространства, которое должно включать в себя общие цели, общие совместные средства и усилия для их достижения, совместные органы (институты) и общие правовые нормы, вырабатываемые, как правило, совместно. Подключение России к такому политико-правовому пространству позволит ей полноправно участвовать в интеграционном строительстве, в частности, по ряду направлений политики ЕС, без формального вступления в Евросоюз, которое на данном этапе вряд ли возможно, да, по большому счёту, и не нужно России, поскольку существенно сократит свободу её действий на международной арене. Формально мы уже вступили на путь «мягкой» интеграции с Евросоюзом после подписания Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве и договорённости о создании четырёх общих пространств Россия–ЕС, которые должны составить материальную основу подобного сближения. Полезно напомнить некоторые тезисы из совместного заявления саммита Россия – Евросоюз 6 ноября 2003 года в Риме: 1. «Мы, руководители Российской Федерации и Европейского Союза <…> согласились укреплять стратегическое партнёрство между Россией и ЕС на основе общих ценностей с целью упрочения стабильности, безопасности и процветания на Европейском континенте. Мы вновь подтвердили наше общее видение единого Европейского континента <…> (К сожалению, это «общее видение» не было конкретизировано. – Ю. М.). 2. Мы вновь подтвердили наше обязательство способствовать дальнейшему сближению и постепенной интеграции социальных и экономических структур России и расширяющегося Европейского Союза. В связи с этим мы согласились активизировать и сконцентрировать наши усилия на выполнении решения о создании общих пространств между Россией и ЕС, основываясь на СПС и совместном заявлении Санкт-Петербургского саммита. Мы выразили твёрдое намерение добиваться при этом конкретных результатов». В дальнейшем, правда, обе стороны весьма вяло работали в данной области и на каком-то этапе даже отошли фактически от принятых на себя обязательств. Новым действенным импульсом для активизации деятельности по консолидации всех европейских стран может послужить содержащееся в статье В.В. Путина «Россия и меняющийся мир» («Независимая газета» от 27 февраля 2012 г.) предложение о создании «<…> от Атлантики до Тихого океана единого экономического и человеческого пространства – общности, называемой российскими экспертами «Союзом Европы» <…>.» Несомненно, подобное образование потребует соответствующей политико-правовой основы – формирования общеевропейского политико-правового пространства. Этот вопрос в той или иной степени может быть отражён в готовящемся Соглашении о стратегическом партнёрстве (ССП), предлагаемом взамен существующего Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве Россия-ЕС (СПС). Соглашение, таким образом, способствовало бы формированию определённого, чёткого правопорядка для взаимодействия России с Евросоюзом и, что очень важно, для всего создаваемого пространства. Особое место в нём должно занять обязательство осуществлять постепенное сближение российского национального права и правоприменительной практики с правом Евросоюза и его правоприменительной практикой. Последний момент мне бы хотелось особо подчеркнуть, поскольку я считаю, что постоянное торможение в развитии отношений Россия-ЕС во многом объясняется тем, что в РФ слабо ведется работа по сближению и гармонизации российского национального права с правом Евросоюза. Но дело не только в сближении. Главная беда, что обновлённые правовые нормы и стандарты зачастую не работают у нас в полную силу. Поэтому так важно не только гармонизировать правовые установки, но и осуществлять строгий контроль за их соблюдением. В конечном счёте, базовое Соглашение могло бы способствовать постепенному восприятию Россией европейской модели регулирования общественных отношений. Однако этот процесс, длительный по времени, следует вести с учётом российских реалий, а также явной необходимости коррекции самой европейской модели. © Юрий МАТВЕЕВСКИЙ, профессор МГИМО (У) МИД России *1 Медведев Д. Россия, вперёд! (10 сентября 2009 г.) №7-8(68), 2012
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Introduction 1. Dear colleagues, I would like to start my introductory remarks with a short diplomatic story. On 9/11 I was in Strasbourg as a chargé d'affaires of the Russian Permanent Representation to the Council of Europe. Next day we...

Introduction 1. Dear colleagues, I would like to start my introductory remarks with a short diplomatic story. On 9/11 I was in Strasbourg as a chargé d'affaires of the Russian Permanent Representation to the Council of Europe. Next day we convened a Committee of Ministers meeting. I took the floor and expressed my country's solidarity with the people of the United States. I told them that Russia and USA are on the same side. We have the same enemies. We need to unite our efforts and resources to counter common threats. As far as Russia is concerned, we are ready to stand shoulder to shoulder in waging war against international terrorism and other evils of our time as we did during the time of World War II. Nobody took the floor that day, no representative of other European countries. Only ten days later countries of the European Union joined us in expressing solidarity and supported our proposals to strengthen through the Council of Europe the legal basis of international cooperation in the field of combating terrorism. I. Objective need for cooperation and its acknowledgment 2. Nobody doubts any more now that Russia, USA, EU and third European countries have the same enemies, that we must withstand the same challenges and solve the same problems. All this could be achieved through enhanced partnership and efficient cooperation, especially on security issues. These are the objective needs of our time. The preconditions for close cooperation and partnership were created by people of the Russian Federation. More than 20 years ago, Moscow made it choice. It put an end to the Cold war and started on its path to democracy and the market economy. The ideological division of the path vanished. There are no antagonistic divergences among us anymore. 3. The objective necessity of partnership and cooperation in ensuring security is acknowledged by all parties. Moscow's position is explicitly expressed in Vladimir Putin's programme article “Russia and the changing world” published by the Moscovskiye Novosti newspaper. It says: “I do not doubt that we will continue on our constructive course to enhance global security, renounce confrontation, and counter such challenges as the proliferation of nuclear weapons, regional conflicts and crises, terrorism and drug trafficking … We will strive to ensure that transition to a new world order, one that meets current geopolitical realities goes smoothly and without unnecessary upheaval”. 4. Nearly the same about a constructive approach and cooperation though by other words is said in a number of statements, declarations and other documents produced by NATO, the EU, and the OSCE. Let me quote only one of them, the Strategic Concept for the Defense and Security of the Members of the North Atlantic Treaty Organization adopted at the NATO Summit in Lisbon 19-20 November 2010. In its points 33-34 we may read: “NATO-Russia cooperation is of strategic importance as it contributes to creating a common space of peace, stability and security. NATO poses no threat to Russia. On the contrary: we want to see a true strategic partnership between NATO and Russia, and we will act accordingly, with the expectation of reciprocity from Russia … Notwithstanding differences on particular issues, we remain convinced that the security of NATO and Russia is intertwined and that strong and constructive partnership based on mutual confidence, transparency and predictability can best serve our security”.   II. Sad reality or symptoms of the disease 5. Such good intentions nevertheless are not transformed into practical deeds. Real politics in the sphere of security resemble very much the policy of economic protectionism so popular in the past, outlawed by the Group of 20 in its most important decisions. Major countries and blocks of countries stick to unilateral measures and try to promote their proper security interests at the expense of others. 6. There are more and more issues of a practical nature on which Russia and its western partners are unable to reach an agreement. The list is very long. The tendency towards shortening it is not on the horizon. It includes first of all: 6.1. Expansion of NATO that includes the deployment of a new military infrastructure with the U.S.-drafted plans to establish a missile defense system in Europe. 6.2. Unilateral use of force, abusive implementation of jointly imposed UN sanctions, and interference in internal conflicts on the side of forces supported from beyond the borders of the country. 6.3. Support of the Georgian claim to regain its former territories which gained independence. 6.4. A selective approach to cooperation in the soft security areas. One of the examples being blocking further measures to stop drug proliferation from Afghanistan and so on… III. True disease 7. All these are not more than symptoms of the disease. The true disease is the deficiency of collective security in Eurasia. 7.1. There are a number of security organizations here, but none of them provide peace and security for the whole area, for all nations of the region. Competitive security structures cannot be treated as elements of a larger one. They impede its creation. 7.2. It is not true that NATO may ensure stability here. On the contrary NATO creates a division or even a gap. With its deeply entrenched block mentality and block policies it labels different states as allied countries and all others not, meaning that it may take measures unilaterally against each of them. 7.3. The persistent division of Europe into two parts with two different levels of security and cohesion de facto conserves the legacy of Cold war with its search for an enemy, the mentality of confrontation and etc. 7.4. Instead of creating an inclusive security it creates an exclusive one, where there is no equal place for others. 8. The second dimension of the same disease is a lack of trust. Both sides are suspicious about each other's plans and intentions. 8.1. In the beginning of the transition period there was much more trust. We may put it in another way. There was much more hope. After so many conflicts, in which western partners took a stand ignoring Russia's position – in the former Yugoslavia, Iraq, Libya and etc. – a crisis of confidence and hope erupted. 8.2. NATO is not considered anymore as a strictly speaking defense community. 8.3. After so many years of cooperation no culture of working together, of taking each other's interests into consideration or of mutual concessions has emerged, as is the case in the EU or NATO. 9. The third dimension of the disease is the lack of an international forum where Eurasian interests could be articulated.   IV. Recommended cure 10. What is badly needed to ensure true security in Eurasia is a system of legal and material security guarantees for all its participants with an all-inclusive structure to express common interests, to reach compromises, take decisions and supervise their implementation. 11. Crucial elements or principles of this lacking system are: - Indivisibility of security - Equal security for everybody - Comprehensive security - Recognition of indivisibility between defensive and offensive strategic military systems - Laying down of mutual agreements and understandings into law - Rule of law in transnational relations - Establishing relations of real strategic and efficient partnership between all security organizations in the area and between them and the UN - Transformation of former defense structures into collective security organizations - Tracking down a new global role for the OSCE. 12. To start thinking over and launch far reaching discussions of a Security Community from Vancouver to Vladivostok we need to create a permanent framework for negotiations with a clear cut mandate. In the past such an approach paved way for START, DOVCE, and the Helsinki Final act. It is likely to prove efficient this time as well. 13. At the same time we need to start creating favorable conditions for the success of such negotiations. They must include, inter alia, an end to demonizing each other, putting an end to information warfare and changing the mass media's attitudes. 14. The last but no less important element is the involvement of expert and civil society in supporting the concept of the Security Community and giving birth to it. © Mark ENTIN, professor of international law,director of the European studies instituteat MGIMO-University * Introductory remarks at the Roundtable I. “Towards a Security Community: The vision of a Euro-Atlantic and Eurasian Security Community. The Rule of (International) Law as the Fundament of a Security Community. Indivisibility of Security” of the IV IDEAS Workshop “Towards a Euro-Atlantic and Eurasian Security Community”, Moscow, 3 July 2012. №7-8(68), 2012
no image
ПАРТНЕРСТВО

В МГИМО 28 июня 2012 года состоялась научно-практическая конференция «Россия-ЕС-США: на пути к новой системе безопасности». Конференция была организована Европейским учебным институтом и Кафедрой прикладного анализа международных проблем МГИМО совместно с Российской ассоциацией европейских исследований, Институтом Европы РАН, Центром евразийских,...

В МГИМО 28 июня 2012 года состоялась научно-практическая конференция «Россия-ЕС-США: на пути к новой системе безопасности». Конференция была организована Европейским учебным институтом и Кафедрой прикладного анализа международных проблем МГИМО совместно с Российской ассоциацией европейских исследований, Институтом Европы РАН, Центром евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета (США) и Постоянным представительством Европейского Союза в России. Она стала второй подобной встречей. Первая прошла в Вашингтоне в марте 2011 года. На ней обсуждались вопросы, связанные с изменением глобальной и региональной среды взаимодействия в сфере безопасности. Таким образом, московская встреча затвердила традицию совместных экспертных обсуждений в трехстороннем формате. На конференции был рассмотрен широкий круг вопросов, касающихся обеспечения международной и региональной безопасности как в более широком контексте, так и под углом зрения динамики отношений между Россией и НАТО, Россией и ЕС. Эксперты обстоятельно проанализировали последствия «арабской весны» и смены режимов в ключевых странах региона для достижения целей обеспечения стабильности и урегулирования конфликтов на Большом Ближнем Востоке. Отдельная секция была посвящена обмену мнениями по энергетическому измерению безопасности в Евразии. С самого начала участники конференции договорились выступать жестко, открыто, не стремясь обходить острые углы. Международное положение этого требует. Оно откровенно тревожное: и с нераспространением ОМП, и с обеспечением международной стабильности, и с урегулированием конфликтов, находящихся на разных стадиях эскалации. Развитие ситуации на Большом Ближнем Востоке вызывает озабоченность. Экономическая нестабильность беспрепятственно переливается из одной страны в другую, подпитывая опасения по поводу надвигающейся второй волны глобального экономического кризиса. Все страны, все регионы плохо подготовлены к тому, чтобы ей противостоять. Или даже очень плохо. Поэтому обычную практику, состоящую в том, чтобы ограничиваться общими успокоительными заявлениями, пора отставить в сторону. Важно четко формулировать проблемы. Надо анализировать разногласия, существующие между основными мировыми игроками. Необходимо предлагать такие решения, на базе которых они могли бы действовать более последовательно, кооперативно и эффективно. США, ЕС и Россия – как раз такими игроками и являются. Тон обсуждению в предложенном ключе на открытии конференции задали директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета (США) Анджела Стент, руководитель политического отдела Постоянного представительства Европейского Союза в России Гэвин Эванс и заместитель директора Института Европы РАН Анатолий А. Громыко. В аналогичном ключе выступили заведующая Кафедрой прикладного анализа международных проблем МГИМО Татьяна А. Шаклеина и директор Европейского учебного института Марк Л. Энтин. Эстафету острого критического обсуждения подхватили руководитель Отдела европейской безопасности ИЕ РАН Дмитрий А. Данилов, заведующий Отделом ДОС МИД Дмитрий Балакин, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий И. Мирский и профессор Университета Джорджа Мейсона (США) Марк Катц. В столь же полемичном ключе выступили президент Института энергетики и финансов Владимир И. Фейгин и профессор Джорджтаунского университета Тэйн Густафсон. В частности, они обратили внимание на то, что политические элиты и руководство ведущих держав и объединений государств исходят из предположения, будто разногласия между ними по многим острейшим вопросам мировой повестки углубляются. Или, по крайней мере, сохраняются. Преодолеть их не удается. Позиции участников по основным проблемам международной безопасности в концентрированном виде выглядят следующим образом. Все понимают, что стремительно развивающуюся ядерную программу Ирана, чреватую развалом глобальной системы нераспространения ОМП, надо либо остановить, либо взять под эффективный международный контроль. Однако подходы к тому, как это нужно и можно было бы сделать, разнятся. «Арабская весна» была встречена многими с энтузиазмом как пролог к глубокой демократизации региона. Вместе с тем, не без настороженности. Теперь становится все более очевидным, что глубокая трансформация политического устройства и политических режимов в ключевых странах Большого Ближнего Востока порождает отнюдь не меньше проблем, нежели решает. Секулярные общества прошлого уходят в небытие. Социальная напряженность нарастает. Экономические перспективы туманны. Основополагающие договоренности прошлого под ударом. Являются ли режимы демократическими только вследствие того, что властные органы формируются по результатам народного волеизъявления, вызывает сомнения. Оценки всему происходящему США, ЕС и Россия дают далеко не совпадающие. Но это цветочки. Настоящая линия раскола наметилась в связи с нарастающим военным противостоянием в Сирии и углубляющимся внешним вмешательством, подливающим масло в огонь разгорающейся гражданско-религиозной войны в стране и за ее пределами. Вашингтон и Брюссель делают ставку на уход Башара Асада. Все происходящее они рассматривают через призму концепции «ответственности за защиту», в соответствии с которой на них лежит обязанность вырвать власть из рук тех, кому они инкриминируют чрезмерное применение силы и большие жертвы среди мирного населения. Москва исходит из того, что миссии Кофи Аннана в том или ином виде нет альтернативы. Внешнее вмешательство лишь усугубляет положение. Надежное урегулирование достижимо лишь на путях национального спасения и примирения. Камнем преткновения на пути утверждения кооперативной безопасности в Евразии оказываются решения США и НАТО по дальнейшему развертыванию глобальной системы противоракетной обороны и ее европейской слагаемой. Москва настаивает на серьезном обсуждении ее предложений, направленных на обеспечение реального инклюзивного сотрудничества в этой области, и предоставлении ей и ее союзникам юридически оформленных гарантий того, что они не направлены против них. Вашингтон отделывается заверениями в том, что озабоченности России откровенно преувеличены, и поэтапное создание глобальной ПРО будет продолжаться в любом случае. Не встретило понимания у западных партнеров и предложение Москвы разработать и заключить юридически обязывающий документ о европейской безопасности. Российская инициатива дала старт корфскому процессу в рамках ОБСЕ. Однако ни во что конкретное он не вылился. Обсуждение проекта Договора о европейской безопасности и других сходных идей фактически оказалось замороженным. В значительной степени это объясняется тем, что американцы восприняли все шаги, предпринятые Москвой, как попытку подорвать эффективность ст. 5 Вашингтонского договора. Длинный список расхождений включает также жесткое размежевание относительно того, что следует понимать под территориальной целостностью Грузии; неприятие Москвой продолжающегося заигрывания США и НАТО с соседями России, все еще рассчитывающими на дальнейшее расширение Североатлантического альянса; разные подходы к обеспечению энергетической безопасности, свободе предпринимательской деятельности в энергетической области и т.д. Вместе с тем, все эксперты подчеркнули, что других вариантов, кроме сотрудничества и поиска развязок, нет, и не может быть. Надо пробовать все, что есть в распоряжении мировых игроков, для построения инклюзивной кооперативной безопасности на пространстве Евразии. Взаимодействие в треугольнике США-ЕС-Россия предоставляет для этого оптимальный формат. © Татьяна ШАКЛЕИНА, д.п.н., профессор,заведующая кафедрой прикладного анализамеждународных проблем МГИМО (У) МИД России; Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России №7-8(68), 2012
no image
ПАРТНЕРСТВО

Европейское направление внешней политики России — одно из самых насыщенных, самых проблемных и самых многообещающих. Можно с уверенностью говорить, что все эти характеристики останутся справедливы и в обозримом будущем (хотя, конечно, проблемы хотелось бы по возможности снимать, а перспективы реализовывать)....

Европейское направление внешней политики России — одно из самых насыщенных, самых проблемных и самых многообещающих. Можно с уверенностью говорить, что все эти характеристики останутся справедливы и в обозримом будущем (хотя, конечно, проблемы хотелось бы по возможности снимать, а перспективы реализовывать). Тем, что в списке наших внешнеполитических приоритетов европейский вектор занимал и будет занимать место среди первых, мы обязаны не только политической воле руководства страны. Европейский выбор нынешнего российского государства обусловлен культурной и цивилизационной общностью России и Европы, тысячелетним историческим опытом, налаженными экономическими связями. Европейский выбор — это и личный выбор подавляющего большинства наших граждан. Вместе с тем, незавершенность процессов создания современного государства и современной экономики в России, «букет» европейских кризисов — от нарастающего социально-экономического до давно обозначившегося кризиса идентичности, долгий перечень взаимных претензий (тоже, как правило, исторически укорененных) — все это создает очень непростой фон для развития наших отношений. Институт современного развития представляет исследование, в котором обобщ?н материал последнего десятилетия по основным сферам российско-европейских связей (преимущественно по линии Москва – Брюссель); своего рода аналитический справочник, содержащий также некоторые обобщения, прогностические соображения и рекомендации. Особое внимание уделено программе «Партнерство для модернизации», под знаком которой развивались отношения России с Европейским Союзом в последние годы. Мы полагаем, что подходы, заложенные в этот период президентом Д.Медведевым, ориентация на взаимное содействие социально-экономическому развитию, на поиск общих позиций при решении глобальных проблем, могут и должны определять наши отношения с Европой и в будущем. Полный текст в формате PDF №7-8(68), 2012
no image
Комментарий

В германской экономике дела сейчас идут, как это кажется с первого взгляда, прекрасно, просто на зависть всему свету. Индекс акций Dax под фанфары бьет один рекорд за другим. Безработица пребывает на таком низком уровне, до которого не опускалась последние лет...

В германской экономике дела сейчас идут, как это кажется с первого взгляда, прекрасно, просто на зависть всему свету. Индекс акций Dax под фанфары бьет один рекорд за другим. Безработица пребывает на таком низком уровне, до которого не опускалась последние лет двадцать, ни инфляции нет, ни спада. К-р-р-асота! Потребители могут чувствовать себя в полнейшей безопасности, вкладчикам банков нечего бояться за свои кровные: германские финансовые институты стоят, как скала, а накатывающие волны кризиса – так, пустяки, пена у подножья утеса-великана. Но почему-то все больше становится тех, кто считает эту идиллию обманчивой. Разные маловеры и скептики рассуждают о «потерянном десятилетии», из которого миновала только часть, и намекают на то, что именно Германия, которой пока удавалось отделываться малой кровью, сейчас получит все кризисные удовольствия по полной программе. Да, скептики призывают не поддаваться иллюзиям о том, что кризис вот-вот и бесследно минует. Все, по их представлениям, куда сложнее. Немыслимый рост задолженности, местами граничащий с утратой здравого смысла, продолжался многие годы, и переломить эту тенденцию с помощью «раз-два-три, взяли» едва ли удастся. А точнее наверняка не удастся. А как быстро остановить деиндустриализацию некоторых секторов экономики? Для этого ведь тоже нужны многие годы. И совсем не факт, что они будут политически стабильными, Скорее, как это всегда случается в сложные, переломные периоды, найдется немало желающих воспользоваться моментом и пристроиться порулить, а значит – толкотня у кормила власти будет обеспечена. Избирателя тоже не оставят в стороне: демократия, а как же! То-то шуму будет. Инвесторам, уверяют негативисты, придется привыкать жить в условиях депрессивных рынков, резких колебаний из огня да в полымя. Причем, потерянное десятилетие может, по их мнению, превратиться в потерянное двадцатилетие. Ох… Конечно, пять лет назад Европейскому центральному банку методом щедрой накачки деньгами удалось предотвратить общеевропейский коллапс. Но после краткой передышки сейчас экономика еврозоны в целом находится в подавленном состоянии. Во втором квартале опять зарегистрировано уменьшение ВВП, и оно может продолжиться, превратившись в полноценный спад. В Британии, кстати, это уже, по словам экспертов, четко просматривается, а в США экономика растет в час по чайной ложке. В новых индустриальных странах экономику тоже крепко подморозило, и инвесторам приходится метаться как одержимым, то теша себя надеждами на щедрые прибыли, то терзаясь беспокойством – ах, как бы последнего не лишиться? Судорожные транзакции в режиме, который на профессиональном жаргоне называется «риск он/риск офф», приводят к тому, что просчитать гарантии становится все сложнее, а ошибки становятся все более вероятными. И так уже после начала кризиса инвесторам, привыкшим к относительно безопасному, чуть ли не гарантированному заработку с помощью своих капиталов, пришлось смиряться с новыми реальностями. Оказывается, государственные бумаги некоторых европейских стран вовсе не безрисковое вложение – кто бы мог подумать такое лет семь назад? А деньги можно хранить вовсе не в любом банке, надо вести себя очень осмотрительно, а то попадешь в объятья тех, кто может заиграться со всяким новыми финансовыми инструментами и разориться дотла, оставив и тебя на бобах. А начисление процента по вкладам по величине, не слишком отличающейся от нуля, или вообще отрицательные рендиты – как вам такое понравится? Да, банки стали главными проигравшими последней пятилетки. Мог ли кто-нибудь вообразить, что акции «Коммерцбанка» потеряют 95% стоимости? Но ведь если банки заслуженно именуют себя становым хребтом народного хозяйства, то стоит ли ждать какого-либо роста, когда хребет надломлен? Да полно, имеет ли все это отношение к Германии? Это греческий индекс Athex обвалился на 87%, на китайских акциях вкладчики тоже остались внакладе, а на немецких бумагах потери куда скромнее – процентов разве что пять. Особым спросом сейчас пользуются высоколиквидные вложения. Кризис всех научил тому, что даже самые чудесные инвестиции ничего не стоят, если ты не можешь скорехонько их ликвидировать из-за того, что на бирже недостаточный оборот. Немецкие бумаги, по мнению знатоков, пока соединяют в себе надежность и высокую ликвидность. Но на валютном рынке в выигрыше отнюдь не евро, а иена: единая европейская валюта обесценилась по отношению к ней на мрачные 62%. В большом прибытке вкладчики в драгоценные металлы, выигрывающие от их статуса параллельной валюты. Неудивительно, пишет германская пресса, в момент, когда эмиссионные банки то и дело накачивают рынки свежими деньгами, инвесторы изо всех сил хватают то, что нельзя размножить по своему усмотрению. С начала кризиса 2007 года инвестиционные банки увеличили свои балансы на многие миллиарды долларов. А сопровождалось ли это соответствующим увеличением массы товаров и услуг? То-то и оно, что нет. Кроме того, тяга к серебру и золоту отражает и еще одну объяснимую тенденцию. Вкладчики устали от изощренных финансовых продуктов, разобраться в функционировании которых по силам отнюдь не каждому. К тому же эти современные «коты в мешках» сильнее всего потеряли во время кризиса, а в выигрыше были или дефицитные товары, скажем – сырье, в том числе сельскохозяйственное, или традиционные лидеры, вроде доллара, который, по мнению экспертов, упрочил сейчас свое положение ведущей валюты. И чего теперь прикажете ждать? О, вот прогнозы сейчас все делают неохотно: уж очень сильно обожглись эксперты за минувшие пять лет, когда они попеременно садились то в лужу, то в галошу. Экономисты сейчас приглядываются к тому, чего можно ожидать в изменившихся условиях. Но все сходятся на том, что легких времен Германии ждать не приходится. Все её благополучие основывается на бесперебойной работе могучей экспортной машины. А может ли быть хорошо продавцу, когда у покупателей дела идут плохо? Александр ВАРВАРИН №7-8(68), 2012
no image
Комментарий

С момента своего создания единая европейская валюта не была полноценной, поскольку не опиралась на единую бюджетную и налоговую политику, а регулировалась лишь одним инструментом – едиными банковскими учетными ставками. Их определял Европейский центральный банк, тогда как остальные параметры валютной политики...

С момента своего создания единая европейская валюта не была полноценной, поскольку не опиралась на единую бюджетную и налоговую политику, а регулировалась лишь одним инструментом – едиными банковскими учетными ставками. Их определял Европейский центральный банк, тогда как остальные параметры валютной политики оставались в руках национальных правительств и парламентов стран-участниц еврозоны. Раньше они не были готовы делиться этим ключевым элементом национального суверенитета. Теперь, когда в ЕС бьются над преодолением кризиса еврозоны, политики региона активно обсуждают необходимость сближения этих параметров. По сути, дело движется в направлении полноценного экономического союза, открывающего путь к большей наднациональности в ЕС. Если не вообще к федерализму и Соединенным Штатам Европы. Для краткости – вот выдержки лишь из одного заявления подобного рода. Они взяты из интервью члена Европейской Комиссии Мишеля Барнье, ответственного за финансовые рынки, которое недавно опубликовала парижская газета «Либерасьон». «Европа много сделала в краткие сроки для исправления слабостей, накопленных за 10 лет, в частности, создавая наряду с валютным союзом союз экономический, – отмечает он. – Теперь надо двигаться к европейской федерации, поскольку нынешний кризис показал, что поодиночке не выбраться». Далее этот бывший французский министр, а ныне крупный еврочиновник продолжает: «Времени у нас мало – до 2016 года. Союз необходимо превратить в федерацию европейских государств, в которой они объединят свои судьбы, не отказываясь от отличий между собой». По оценке М.Барнье, такая федерация «значит единое экономическое управление, коллективное ведение бюджетных ориентиров, банковский союз, общую индустриальную политику и совместный бюджет иного масштаба». Такие порывы связаны не только с решением задач по обеспечению стабильности зоны евро. Есть и геополитическая подоплека этого. Европейский Союз в нынешнем виде, по сути, списывают со счетов в качестве влиятельного самостоятельного игрока другие глобальные лидеры. Так, Национальный разведывательный центр США подготовил проект открытого стратегического прогноза до 2030 года, окончательная версия которого будет завершена к концу текущего года. В документе приводятся несколько сценариев развития событий в мире, но ни один не рассматривает нынешний ЕС в качестве отдельной влиятельной фигуры. Как считают сторонники дальнейшей европейской интеграции вплоть до федерализации этой структуры, только переход к модели по типу Соединенных Штатов Европы сможет обеспечить этому региону сохранение важного места в меняющемся мире. Кстати, китайские аналитики, при всем своеобразии их подходов к оценке глобальной политики, также уверены: есть три центра, которые прошли свой апогей и движутся к закату – Япония, Россия и ЕС. Что в Вашингтоне, что в Пекине будущий мир представляется преимущественно биполярным – американо-китайским, а другие страны и объединения призваны играть в нем вспомогательную роль. Итак, как текущие, так и перспективные проблемы ставят перед ЕС задачу углубления интеграции вплоть до образования своего рода федеративной структуры. Но реально ли достижение этой цели? …Еще со времен инквизиции в ватиканских структурах власти была введена должность «адвокат дьявола». Он был призван задавать самые неудобные вопросы, чтобы испытывать на прочность те или иные аргументы. К его услугам прибегают и сегодня, рассматривая дела о причислении к лику блаженных или святых. Попробую поиграть в это и я: возможны ли в принципе Соединенные Штаты Европы? Для начала сравним исходные данные. Как образовывались Соединенные Штаты Америки? Это происходило путем захвата и колонизации, по сути, малозаселенных территорий (да, за счет фактического геноцида индейских племен!) преимущественно англосаксами, и преимущественно протестантами. Некоторая примесь влияния французов-католиков общую картину не искажала. Прошедшее в конце XVIII века через горнило освободительной войны, это новое общество сплотилось, постепенно создало с чистого листа свою систему государственности, которая затем катком прокатилась по территории, которую ныне занимают США. При некотором допущении сюда можно включить всю Северную Америку. А ЕС? Ни чистого листа, ни свободных земель, ни единой культурной среды… По сути, это порождение многовековой эволюции континентальной части Западной Европы. Сначала Римская держава, потом волна варварских вторжений, окончившаяся ассимиляцией пришельцев, потом империя Карла Великого, перешедшая в Священную римскую империю, взаимодействовавшую с независимыми Францией, Бургундией и динамичными итальянскими городами-государствами. Войны сменялись альянсами, которые снова переходили в войны. Так этот географический ансамбль развивался с переменным успехом, бок о бок на протяжении веков, пока однажды две страны-лидера – Германия и Франция, пройдя на протяжении короткого промежутка времени через три войны, две из которых оказались мировыми, не решили положить этому конец. Так в начале 1950-х годов была сформулирована идея, приведшая к появлению нынешнего ЕС. В ее основе – договоренность между немцами и французами, которых поддержали давние участники единого исторического процесса – страны Бенилюкса и Италия. Процесс расширения этого объединения шел преимущественно за счет других территорий, также давно участвовавших в этой исторической партии. Правда, постепенное появление в ЕС нескольких весьма чужеродных элементов – Великобритании, балканских и восточноевропейских стран стали подрывать первоначальную идею. За прошедшие 60 с лишним лет ЕС проделал большой путь и добился без преувеличения огромных успехов. Когда шла речь об организации некоей территории, все было хорошо. Свобода перемещения капиталов, товаров, услуг и людей – подлинный шедевр европейского строительства. Определение общих правил игры, единых критериев и норм тоже можно отнести к достижениям. Однако как только заходила речь о наднациональной интеграции, следовали провалы. Оставим за скобками тот факт, что исполнительный орган власти ЕС – Европейская Комиссия – является примером недемократичной системы формирования и работы, что в корне противоречит теоретическим догмам, лежащим в основе государственного и идеологического строительства Союза. Возьмем более простой пример. Была попытка создать и утвердить европейскую конституцию, которая должна была стать основой его будущего устройства. И что же? Она торжественно и благополучно провалилась! Взгляните на проблемы евро: валютный союз, положенный в основу единой валюты, был неполноценным, что сделало возможным нынешний кризис, возникший вокруг первой же крупной проблемы, с которой столкнулся евро. Итак, в ЕС работает то, что построено на складывании возможностей, на разноразмерных и разноплановых сферах сотрудничества и взаимодействия, а не на полной интеграции и четкой иерархии. Италия – не Германия, Португалия – не Швеция и никогда ими не будут. Сила ЕС – в сохранении различий между участниками. Эти страны слишком неодинаковы по культуре и восприятию мира, чтобы одни подчинились другим. Это – не штаты в США, писавшие свою историю с чистого листа. Соединенные Штаты Европы невозможны прежде всего исторически и культурно. Если с этим выводом согласиться, что тогда делать европейцам, чтобы выбраться из кризиса евро? «Адвокат дьявола» не знает, не его это задача. Может быть, лучше дружно отказаться от всей затеи? Может быть, не стремиться к углублению интеграции на федералистской основе, что не приводило к успеху, а вернуться к истокам, к сложению усилий, а не к их невозможному слиянию в экстазе? Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №7-8(68), 2012
no image
Страна-председатель

Кипр – самый восточный член Европейского Союза – впервые заступил на полугодовое председательство в Союзе «двадцати семи». Страна будет возглавлять это объединение до 31 декабря 2012 года. Особенностью нынешнего председательства стало то, что это небольшое средиземноморское островное государство находится в...

Кипр – самый восточный член Европейского Союза – впервые заступил на полугодовое председательство в Союзе «двадцати семи». Страна будет возглавлять это объединение до 31 декабря 2012 года. Особенностью нынешнего председательства стало то, что это небольшое средиземноморское островное государство находится в сложном финансовом положении как раз в период, когда именно эта проблема стала центральной в Союзе в целом. Кроме того, некоторую пикантность придает тот факт, что Кипром в настоящее время управляют коммунисты. Президентом является представитель партии АКЭЛ Деметрис Христофиас. Такой внутриполитический расклад уникален для ЕС. Кипр взял эстафетную палочку председательства у опытной Дании. Новый председатель подошел к делу прагматично. В Никосии не стали придумывать амбициозные приоритеты для своего полугодия, решив продолжать начатое датчанами и следовать той повестке дня, которую диктуют обстоятельства. А они продиктовали работу над проектом долгосрочного бюджета ЕС на 2014-2020 годы. Он должен быть нацелен на обеспечение экономического роста и конкурентоспособности, причем первостепенное значение должны иметь меры по развитию внутреннего рынка. Работа эта чисто техническая, а от Кипра в качестве председателя требуется в первую очередь обеспечение ее координации. Но и это может оказаться сложным делом, поскольку на словах все страны выступают за крупные проекты, обеспечивающие развитие, но денег на них никто давать не хочет. Киприоты решили максимально облегчить выполнение своей временной роли во главе ЕС. Вместо того чтобы, как обычно, организовывать работу у себя в столице – Никосии, они направили в столицу Союза – Брюссель команду из 200 человек. Они на месте будут вести все текущие дела председательства, не гоняя партнеров и самих себя на край Восточного Средиземноморья. Проблемы самой страны в нынешнее полугодие, судя по всему, частично затронут повседневную жизнь «двадцати семи». Главная политическая проблема государства – отношения с Турцией, которая уже 38 лет оккупирует северную часть Кипра и провозгласила там независимое, но никем не признанное государство, не коснется европейской проблематики. Турки, правда, предупредили, что будут бойкотировать кипрское председательство и не будут направлять делегации в эти полгода в Брюссель, однако и без этого отношения между ЕС и Анкарой давно близки к точке замерзания. Что касается самого острого элемента в отношениях между Турцией и Кипром – спора относительно принадлежности морского шельфа, то он вообще никакого отношения к брюссельским делам Никосии не имеет. Финансовые проблемы Кипра – другое дело. Эта страна наряду со Словенией находится на грани того, чтобы присоединиться к числу проблемных в еврозоне. Никосии могут потребоваться от 5 до 10 миллиардов евро для латания финансовых пробоин. Их главной причиной стали последствия кризиса в братской Греции, на котором кипрские банки потеряли более 4 миллиардов евро. Это составляет 24% ВВП островного государства. В целом его власти считают, что от них Брюссель требует непропорционально большой взнос в дело спасения греческих партнеров, и что бремя этой помощи следует распределять равномерно между участниками еврозоны. Пока правительство Кипра намерено искать средства в двух направлениях – у ЕС и у России, которая ранее оказала киприотам помощь в размере 2,5 миллиарда евро, рассчитанную на 4 с половиной года. «Я говорил с главами государств и правительств в Европейском Совете о российском варианте, – рассказал журналистам президент Д.Христофиас. – У них возражений не было». По его словам, Москва предоставляет помощь на менее жестоких условиях, чем ЕС. В свою очередь с Брюсселем уже состоялись первые контакты о возможном оказании помощи кипрским финансам. Делегация ЕС приезжала в Никосию, где пресса встретила ее в штыки. Вопрос состоит в том, что потребуется от киприотов в обмен на европейские миллиарды. Одна из возможностей – повышение корпоративного налога с нынешних 10%, который привлекает на остров большое количество компаний, благодаря чему он долгие годы и процветал. Президент страны категорически отвергает возможность пересмотра ставок корпоративного налога. Впрочем, в руководящих органах ЕС тоже начинают понимать, что нельзя перегибать палку, требуя крайне жестких мер по оздоровлению финансов тех или иных проблемных стран зоны евро. Даже председатель Европейского центрального банка Марио Драги недавно напомнил: «Побочные последствия таких мер должны быть приемлемыми и не увеличивать уже имеющиеся риски». Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №7-8(68), 2012
Финансы & банки
no image
Транспорт

Резюме доклада Европейский Союз – приоритетный и перспективный партнер для России. Развитие сотрудничества с ЕС призвано способствовать превращению транспортной сферы в источник глобальной конкурентоспособности России. Несмотря на мировой финансовый кризис, за последнее десятилетие объем перевозок между Россией и ЕС существенно...

Резюме доклада Европейский Союз – приоритетный и перспективный партнер для России. Развитие сотрудничества с ЕС призвано способствовать превращению транспортной сферы в источник глобальной конкурентоспособности России. Несмотря на мировой финансовый кризис, за последнее десятилетие объем перевозок между Россией и ЕС существенно вырос. Дальнейшему наращиванию сотрудничества способствуют стимулы системного характера. Вступление России в ВТО будет способствовать существенному увеличению взаимной торговли, а запланированное введение безвизового режима краткосрочных поездок граждан приведет к значительному возрастанию пассажиропотоков. В настоящее время сотрудничество между Россией и ЕС в сфере транспорта осуществляется, в первую очередь, через механизм Отраслевого диалога. Он позволяет оперативно и эффективно согласовывать вопросы текущего взаимодействия. Вместе с тем формирование предусмотренного Дорожной картой 2005 г. общего транспортного пространства запаздывает. Требуются согласованные шаги по переводу сотрудничества в транспортно-логистической сфере на качественно новую основу. Взаимодействие партнеров в сфере транспорта должно ориентироваться на повышение скорости, экономичности, безопасности перевозок и снижение их негативного воздействия на экологию. Оно должно носить комплексный характер, опираться на интегрированные, мультимодальные решения и технологические инновации. В соответствии с этими задачами России и ЕС необходимо: 1. Активнее привлекать к обсуждению и развитию отношений в транспортно-логистической сфере представителей предпринимательского и экспертного сообществ; 2. Сформулировать стратегию построения общего транспортного пространства на основе поэтапного, секторального подхода; 3. Расширить повестку дня Транспортного диалога за счет вопросов защиты прав пассажиров, интеллектуальной собственности, экологической безопасности; 3. Разработать двусторонние, специальные соглашения, способствующие облегчению сотрудничества в сфере транспорта и заполняющие лакуны в международном регулировании; 4. Сформировать систему международных и двусторонних судебных и арбитражных органов, обеспечивающих однозначное толкование транспортного права; 5. Подготовить достаточное количество специалистов в области европейского транспортного права как в государственных органах, так и частном секторе, посредством специализированных образовательных программ; 5. Активизировать сотрудничество по снятию таможенных барьеров в формате Единое экономическое пространство Белоруссии, Казахстана и России – Европейский Союз; 6. Включить Россию в систему трансъевропейских транспортных маршрутов; 7. Создать инструменты стимулирования компаний из государств-членов ЕС к участию в развитии российских железнодорожных и автодорожных сетей; 8. Способствовать реализации совместных научно-исследовательских проектов, направленных на повышение скорости и безопасности перевозок, снижение их воздействия на окружающую среду; 9. Согласовывать новые технологические стандарты в транспортной сфере и совместными усилиями добиваться их внедрения на глобальном уровне.   Оглавление Введение Общий контекст отношений России и ЕС Текущее состояние Транспортного диалога России и ЕС Перспективные шаги по формированию общего транспортного пространства Создание благоприятных условий для трансграничных перевозок Заключение О докладе Об Институте   Введение Транспортный потенциал России закономерно рассматривается руководством страны в качестве одного из ее ключевых конкурентных преимуществ в международном разделении труда*1. Реализация этого ресурса, его использование в целях экономической модернизации и социального развития требует выстраивания эффективного диалога с зарубежными партнерами. Приоритетное место в их ряду занимает Европейский Союз. Европейское интеграционное объединение – не только основной торгово-экономический партнер России, но и возможный источник инноваций и ноу-хау для российской транспортной отрасли*2. В расчете на рынок ЕС сформулированы планы расширения транзита через российскую территорию в рамках глобальных транспортных коридоров, таких как евразийский транзит, Северный морской путь, проект Север-Юг. Развитие сотрудничества с ЕС призвано способствовать превращению транспортной сферы в один из источников глобальной конкурентоспособности России. В период с 2000 по 2008 гг. наблюдался устойчивый рост грузопотоков и товарооборота между Россией и странами ЕС. За этот период объем перевозок увеличился в 2,5 раза. На фоне финансово-экономического кризиса произошло его существенное уменьшение. В 2009 г. он снизился на 12-15% по сравнению с предыдущим годом*3. В 2010 г. началось восстановление товарооборота, а объемы перевозок пассажиров авиакомпаниями превысили уровень 2008 г.*4 Дальнейшему расширению транспортных обменов способствует ряд стимулов системного характера. Прежде всего, вступление России в ВТО будет способствовать существенному наращиванию ее торговли с интеграционным объединением, а значит и росту грузопотоков. Кроме того запланированное введение безвизового режима краткосрочных поездок граждан в отношениях России и ЕС приведет к значительному увеличению пассажиропотоков*5. Таким образом, несмотря на не всегда благоприятную экономическую конъюнктуру, европейское интеграционное объединение остается приоритетным и перспективным партнером России*6. Цель настоящего доклада заключается в выявлении возможностей для реализации российского транспортного потенциала, открывающихся в связи с развитием сотрудничества с Европейским Союзом, в первую очередь, в рамках инициативы «Партнерства для модернизации». В этой связи в докладе последовательно рассматриваются общие тенденции развития сотрудничества России и ЕС и основные достижения и сложности транспортного диалога между партнерами. В нем предлагаются меры правового, организационного и технологического характера, которые будут способствовать созданию единого транспортного пространства, позволят облегчить трансграничную перевозку пассажиров и грузов между Россией и ЕС, оптимизировать транзит, перейти к осуществлению больших инфраструктурных проектов.   Общий контекст отношений России и ЕС В настоящее время отношения России и Европейского Союза характеризуются амбивалентностью. На уровне политических заявлений стороны ставят амбициозные задачи стратегического партнерства и построения общих пространств*7. На практическом уровне большинство конкретных, технических проблем достаточно эффективно решается. В то же время процесс реального сближения запаздывает, все остается, скорее, на уровне деклараций, а не реальных дел. Сотрудничество России и ЕС не выходит за рамки взаимодействия двух автономных систем. Обе стороны не демонстрируют достаточной последовательности и предсказуемости в формировании Общих пространств, не всегда проявляют они и необходимую чуткость к интересам партнера*8. Непоследовательность в отношениях России и ЕС находит отражение в институциональной структуре партнерства. На основе существующих нормативных положений, прежде всего, Соглашения о партнерстве и сотрудничестве 1994 г., существенно модифицированных решениями саммитов Россия-ЕС, выстроена вертикаль форматов взаимодействия. Она включает проходящие дважды в год саммиты, серию консультаций между Правительством России и Европейской комиссией, деятельность Постоянного совета партнерства на уровне министров и систему отраслевых диалогов. Такой многоступенчатый механизм сотрудничества обеспечивает обмен мнениями и опытом по всему спектру отношений партнеров на регулярной основе. Вместе с тем, за прошедшие полтора десятилетия Россия и ЕС так и не создали институтов совместного принятия решений, которые бы позволили на регулярной основе договариваться о совместных мерах по реализации и развитию базовых договоренностей, заложенных в Соглашении. Кроме того, несмотря на создание Круглого стола промышленников и предпринимателей России и ЕС и на фоне лоббистской деятельности узкого круга крупнейших компаний, так и не были выстроены механизмы систематического привлечения бизнеса, в первую очередь отраслевых ассоциаций, к диалогу России и ЕС. Между тем, предпринимательские круги непосредственно заинтересованы в развитии отношений между партнерами и готовы сформулировать конкретные предложения относительно их возможного наполнения. Современный этап развития отношений России и европейского интеграционного объединения определяется общемировой тенденцией роста конкуренции на глобальных рынках, особенно, в сфере высоких технологий. В этих условиях было принято решение придать тем аспектам сотрудничества России и ЕС, которые связаны с достижением качественно нового типа социально-экономического развития, приоритетное значение и выделить их в отдельный блок взаимодействия. Такой подход получил выражение в инициативе «Партнерства для модернизации», сформулированной на саммите в Ростове-на-Дону в 2010 г.*9 Ее целью стало привлечение потенциала ЕС, его государств-членов и европейских компаний к обеспечению перехода России на инновационные рельсы развития. Для ее достижения была скорректирована работа отраслевых диалогов. Они превратились в основной инструмент координации программ партнерства по приоритетным направлениям инициативы. В их число входит и сотрудничество в сфере транспорта. В настоящее время «Партнерство для модернизации» представляет собой наиболее перспективный формат углубления сотрудничества России и ЕС.   Текущее состояние Транспортного диалога России и ЕС Транспортно-логистические коммуникации составляют материальную базу сотрудничества России и ЕС. От их успешного и синхронизированного функционирования зависит обеспечение фундаментальных свобод перемещения товаров и людей в рамках общих пространств России и ЕС. В настоящее время транспортно-логистические комплексы России и ЕС остаются самостоятельными, хотя и связанными системами. Российские игроки обладают крайне ограниченными возможностями работы на внутреннем рынке европейского интеграционного объединения. С похожей ситуацией сталкиваются компании из государств-членов ЕС в России. Оба партнера сохраняют нынешнюю протекционистскую политику в отношении транспортных коммуникаций. Выстраиванию общего транспортного пространства препятствуют существующие с обеих сторон опасения потерять контроль над одной из базовых отраслей экономики. Весомого прогресса в этом отношении в ближайшие годы ожидать сложно. Таким образом, сотрудничество ориентировано преимущественно на ограниченные цели создания благоприятных условий для развития трансграничного сообщения между Россией и ЕС. Взаимодействие России и ЕС в сфере транспорта в полной мере отражает общие тенденции развития отношений партнеров. Основным механизмом сотрудничества между ними является Отраслевой диалог по транспорту. Он функционирует в рамках Дорожной карты по созданию «Общего экономического пространства» России и ЕС, которая была подписана в мае 2005 г. С 2010 г. приоритет в его работе делается на реализацию инициативы «Партнерства для модернизации»*10. В частности, в рамках Транспортного диалога была создана специальная Рабочая группа по вопросам модернизации. Транспортный диалог России и ЕС является механизмом сотрудничества между Министерством транспорта и другими ведомствами Российской Федерации, с одной стороны, и Европейской комиссией, прежде всего, Генеральным директоратом по транспорту, с другой. Его цели состоят в обмене мнениями и установлении отношений стратегического характера между партнерами в транспортно-логистической сфере. Он призван обеспечивать гармонизацию технических требований и условий осуществления перевозок, синхронизацию стратегий развития транспортной сферы, обмен опытом и ноу-хау, сотрудничество в реализации крупных инициатив, таких как «Северное измерение», и обсуждение проблемных вопросов, возникающих на уровне России и Европейского Союза в целом. Важным аспектом сотрудничества в рамках Транспортного диалога является согласование позиций партнеров по вопросам, обсуждаемым в организациях системы ООН (в том числе, Европейской экономической комиссии ООН, Международной ассоциации гражданской авиации, Международной морской организации, Международной организации труда). Такое сотрудничество приобрело характер многоуровневой системы принятия решений. Участники Транспортного диалога формулируют пакет согласованных стандартов и совместно лоббируют его в организациях системы ООН. После его принятия на глобальном уровне, согласованные нормы становятся обязательными для обоих партнеров и транспонируются в законодательство как России, так и ЕС. В компетенцию Транспортного диалога не входят вопросы двустороннего сотрудничества между Россией и отдельными государствами-членами ЕС. Для решения подобных вопросов существуют специальные механизмы, которые функционируют параллельно и отдельно от него. Тем не менее, до 2010 г. не были исключением случаи, когда те или иные проблемы во взаимодействии России и отдельных государств-членов ЕС блокировали обсуждение всей повестки дня диалога. В настоящее время достигнуто принципиальное понимание, что стратегическое партнерство не может замораживаться из-за отдельных противоречий. Произошел отказ от практики увязывания различных областей сотрудничества. В результате повысилась эффективность решения возникающих вопросов. В частности, в настоящее время Россия, как и большинство ведущих государств мира, выступает против решения интеграционного объединения о включении авиационной отрасли в систему торговли квотами на выбросы парниковых газов, но эта проблема не препятствует диалогу по широкому набору тем. Текущая повестка дня диалога очень разнообразна. Она охватывает синхронизацию политики России и законодательства ЕС, обмен информацией об изменениях в законодательстве России и ЕС в области транспорта, изучение опыта ЕС по осуществлению единой политики в отношении интеллектуальных транспортных систем и управления транспортными потоками на основе информационных технологий. В нее входят согласование технических стандартов (прежде всего, требований к тахографическому оборудованию и вопросов поставки давальческого сырья для переработки). Ключевой характер в ней имеет проблематика формирование евразийских транспортных сообщений с использованием потенциала Транссиба и международных транспортных коридоров. К ней относятся также специальные вопросы, затрагивающие отдельные виды транспорта. В частности, в настоящее время в ЕС вводятся изменения в политику развития трансъевропейских транспортных сетей. В рамках Транспортного диалога прорабатывается сотрудничество по 30 приоритетным проектам в рамках этой программы, так, чтобы они получили внешний вектор на российском направлении с учетом интересов обоих партнеров. В сфере морского транспорта в рамках Диалога обсуждаются варианты организации обмена данными, полученными с использованием информационных системам безопасности мореплавания России (Море) и ЕС (СейСиНет). Вместе с тем, наиболее обсуждаемыми в настоящее время являются вопросы развития авиационного сектора. В этой связи в октябре 2011 г. в Санкт-Петербурге стороны впервые провели авиационный саммит, в котором приняли участие тогдашние заместитель Председателя Правительства Российской Федерации С.Б.Иванов, Министр транспорта России И.Е.Левитин, заместитель Председателя Еврокомиссии С.Каллас и другие высокопоставленные представители России и ЕС. Мероприятие придало импульс сотрудничеству в модернизации системы управления воздушным движением в Европе, сотрудничеству в совмещении аэронавигационных систем и унификации правил выполнения полетов. Стороны договорились начать работу по подготовке Меморандума о сотрудничестве Россия-ЕС в сфере аэронавигации. Был согласован порядок реализации подписанного в 2006 г. протокола «Согласованные принципы модернизации существующей системы использования Транссибирских маршрутов». Участники также обсудили взаимодействие в области безопасности полетов, развития аэропортовой инфраструктуры, а также перспективы сотрудничества в области гражданской авиапромышленности*11. Наиболее острой проблемой остается вопрос о включении европейским интеграционным объединением авиационной отрасли в свою систему торговли квотами на выбросы парниковых газов. Подобное требование распространяется на все авиационные перевозки в государства-члены ЕС и, тем самым, напрямую затрагивают российские авиакомпании. Упомянутое противоречие отражает стремление ЕС к проецированию своих норм за пределы собственной юрисдикции, которое проявляется и в сфере транспорта*12. Таким образом, Транспортный диалог зарекомендовал себя в качестве эффективного механизма взаимодействия России и ЕС. Его деятельность адекватна задаче синхронизации функционирования независимых транспортно-логистических комплексов России и ЕС. С учетом его консультативного статуса, не позволяющего Транспортному диалогу выступать органом принятия решений напрямую, был найден косвенный способ гармонизации стандартов через защиту согласованных позиций в организациях глобального уровня. Вместе с тем Транспортный диалог остается органом решения, преимущественно, технических проблем. Для согласования принципиальных, политических вопросов, таких как включение авиационной отрасли в систему торговли квотами на выбросы парниковых газов, действующие институты не предназначены. Кроме того во взаимодействие России и ЕС в сфере транспорта (в отличие от некоторых других отраслевых механизмов, например диалога по энергетике) лишь отчасти вовлечены представители компаний и бизнес ассоциации.   Перспективные шаги по формированию общего транспортного пространства Создание общего транспортного пространства России и ЕС будет способствовать активизации экономических связей партнеров, росту товарооборота, внедрению в российскую практику передовых зарубежных норм, стандартов и практик. Оно также позволило бы снять существующие барьеры, ограничивающие деятельность российских компаний на рынке ЕС. В частности, в отсутствии базовых документов по свободе автомобильного транспорта в настоящее время автоперевозки осуществляются на основании двусторонних соглашений между Россией и отдельными государствами. В то же время компании, зарегистрированные в ЕС, могут предоставлять транспортные услуги на всем пространстве интеграционного объединения. В результате они получают преимущества перед российскими игроками при перевозках, требующих проезда через несколько стран ЕС. Решением существующей проблемы могло бы стать заключение соглашения об автотранспортных перевозках, обеспечивающего равные возможности для компаний России и ЕС. Показательно, что подобный инструмент уже используется в отношениях ЕС с его основными торговыми партнерами, в частности соглашение о морских перевозках заключено между ЕС и Китаем. Развитие системы специализированных двусторонних соглашений позволило бы дополнить существующее международное регулирование с учетом специфики европейского интеграционного объединения для реализации интересов обоих партнеров. Сближение транспортных пространств России и ЕС будет работать не только на решение актуальных проблем при осуществлении трансграничных перевозок, но и позволит стимулировать развитие всех типов транспортных сообщений. Так, давно назрело привлечение ведущих корпораций из стран ЕС в партнерстве с российскими государственными и частными компаниями к развитию системы грузовых и высокоскоростных пассажирских железнодорожных перевозок. Оно могло бы помочь притоку инвестиций и технологий, необходимых для достижения целей и задач Стратегии развития железнодорожного транспорта России*13. В настоящее время имеются отдельные примеры подобного сотрудничества, в том числе партнерство РЖД с компанией Сименс в развитии высокоскоростного сообщения и создании электропоездов нового поколения. Такие проекты остаются разовыми, исключительными случаями. В них вовлечены только некоторые крупнейшие государственные корпорации. Ускорению модернизации российских транспортных сетей будет способствовать расширение такого сотрудничества и подключение к нему более широкого круга компаний. Оно позволит создать инфраструктурные условия для развития новых точек экономического роста в стране, выхода на мировой уровень технологического развития железнодорожного транспорта, что, в конечном счете, приведет к повышению его глобальной конкурентоспособности. Создание подобных партнерств возможно при условии поддержки (в том числе институциональной и финансовой) совместных инфраструктурных проектов как со стороны российского правительства, так и в рамках «Партнерства для модернизации». На аналогичных основаниях возможно привлекать европейские компании к строительству и комплексному обслуживанию платных автомагистралей в России. Наряду с практическими выгодами совместные усилия российского и зарубежного бизнеса будут способствовать сближению правил функционирования транспортных пространств на основе принципов либерализации и эффективной конкуренции. В то же время уже описанные опасения обоих партнеров в отношении взаимного открытия рынков создают значительные препятствия на пути формирования общего транспортного пространства России и ЕС. Снятие существующих барьеров возможно только при условии системного подхода к формированию общего транспортного пространства. Его проработка должна осуществляться с участием не только ответственных ведомств России, ЕС и его государств-членов, но также представителей бизнеса и экспертного сообщества. Для закрепления основных задач и этапов на пути его построения, имеет смысл подготовить специализированную стратегию формирования общего транспортного пространства и подробную программу ее реализации. Она должна охватывать не только вопросы транспортного сотрудничества, но и взаимодействия в таможенной сфере, вопросы страхования перевозок и грузов, согласование финансовых стандартов. Гармонизация законодательства, сближение инфраструктуры – необходимые условия для построения общего пространства. С учетом существующих различий между Россией и ЕС продуктивным мог бы стать поэтапный секторальный подход к формированию такого пространства. Общеизвестно стремление европейского интеграционного объединения снизить негативное воздействие на окружающую среду. Оно породило заинтересованность в приоритетном развитии морских перевозок. По сравнению с автомобильным и железнодорожным видами транспорта такие перевозки более экологичны. Их влияние на изменение климата гораздо ниже*14. С учетом этого либерализация доступа на рынки морских перевозок России и ЕС могла бы стать первым шагом на пути построения общего транспортного пространства. С учетом наличия сильных национальных игроков в государствах-членах ЕС, специализирующихся на морских перевозках, подобный шаг не лишен определенных рисков. Вместе с тем он мог бы открыть для российских компаний огромный рынок с перспективами дальнейшего роста. Важным шагом на пути построения общего транспортного пространства стало бы подключение России к программе Трансъевропейских транспортных сетей. В соответствии с этой программой Европейского Союза были отобраны 30 приоритетных транспортных коридоров, которые получают поддержку и финансирование со стороны Европейской комиссии. В настоящее время в рамках Партнерства «Северного измерения» по транспорту и логистике прорабатываются проекты развития трансграничной инфраструктуры. В их числе между Россией и Белоруссией, Норвегией, Польшей, странами Балтии и Финляндией*15. Вместе с тем, формированию общего транспортного пространства России и ЕС способствовало бы подключение России как минимум к пяти проектам в качестве полноправного участника. В частности, «Северный треугольник» (приоритетный проект №12), связывающий Финляндию и Швецию уже в настоящее время предполагает прокладку автомагистралей до российско-финской границы – логичным было бы их продление до Санкт-Петербурга (в настоящее время оно прорабатывается в рамках Партнерства «Северного измерения» по транспорту и логистике). Аналогично могут быть продолжены железнодорожные и автодорожные магистрали Гданьск-Варшава-Брно/Братислава-Вена (приоритетные проекты №23 и 25) с включением в них Калининграда. Также железная дорога «РэйлБалтика» (приоритетный проект №27), связывающая Варшаву, Каунас, Ригу, Таллинн и Хельсинки может приобрести ответвление до Санкт-Петербурга и других городов северо-запада России. Наконец, наиболее амбициозная инициатива Морских автомагистралей (приоритетный проект №21), опоясывающих Европу, мог бы включить в себя балтийские и черноморские порты России. В дополнение к существующим проектам на статус трансъевропейского маршрута может претендовать ширококолейная железная дорога Кошице – Братислава – Вена*16. Ее строительство позволит в большей мере использовать потенциал евразийского транзита в страны ЕС через российскую территорию. С учетом запланированного распределения грузопотока между Транссибом и БАМом средняя продолжительность перевозки товаров из Азии в Европу может быть уменьшена до четырнадцати дней. Братислава и Вена в настоящее время уже включены в систему трансъевропейских сетей*17, и строительство запланированной железнодорожной ветки будет способствовать возрастанию ее значения в качестве крупного транзитного центра. Реализация подобной инициативы потребует комплексного подхода к железнодорожному сообщению на всей протяженности маршрута от российских дальневосточных портов и Китая до центра Европы. Полноценное включение России в сеть трансъевропейских транспортных маршрутов станет существенным шагом на пути сближения транспортных систем России и ЕС. Углублению сотрудничества России и ЕС в транспортной сфере может способствовать и создание общего технологического базиса на основе совместных исследовательских проектов в сфере транспорта. Они должны быть направлены на повышение скорости и безопасности перевозок, а также снижение вредного воздействия на окружающую среду. Для этого представляется целесообразным предусмотреть возможность их финансовой поддержки через финансовый инструмент «Партнерства для модернизации» и другие подобные инициативы. Исследовательские проекты следует, в первую очередь, реализовывать в тех областях, которые определены в качестве приоритетных обоими партнерами, таких как авиационная отрасль, информационно-коммуникационные технологии и оборудование, морские перевозки и судостроение. Как разъяснялось выше, достаточных условий для формирования общего транспортного пространства России и ЕС пока не существует. В то же время его создание представляется желательным для социально-экономического развития обоих партнеров. Необходимы системные и продуманные шаги по сближению транспортных пространств России и ЕС и внедрению элементов общего рынка. Только таким образом можно создать предпосылки для более тесной интеграции. Вместе с тем, даже при сохранении автономных транспортных пространств России и ЕС возможны разнообразные меры по улучшению условий осуществления трансграничных перевозок между ними.   Создание благоприятных условий для трансграничных перевозок При сохранении долгосрочной цели построения общего транспортного пространства России и ЕС необходимо добиваться качественного прогресса в создании благоприятных условий для трансграничных перевозок между ними уже в ближайшее время. Подобное сотрудничество необходимо осуществлять одновременно на трех уровнях: нормативном, институциональном и операционном. Нормативную базу для трансграничных перевозок между Россией и ЕС составляет международное транспортное право. В этом отношении между партнерами наблюдается существенный дисбаланс. Россия является участником практически всех основных соглашений в сфере транспорта*18. ЕС не подписал ни одного многостороннего документа в транспортной сфере. Участниками международных соглашений выступают его государства-члены*19. Вместе с тем, наличие общего транспортного права, несмотря на определенные различия, создает основу для торговых и пассажирских перевозок в глобальном масштабе, и в том числе в отношениях России и ЕС. Наиболее значимой лакуной в глобальном регулировании международного транспорта остаются мультимодальные перевозки*20. За последние годы они превратились в наиболее активно развивающуюся область транспортно-логистического комплекса. При этом Конвенция ООН по мультимодальным перевозкам 1980 г. не была подписана ни одним из ведущих игроков в сфере транспорта и в силу не вступила. На этом фоне наибольшее влияние на рынок приобрели перевозчики-консолидаторы (такие как UPS и DHL). Такая ситуация ставит в неблагоприятное положение грузоотправителей и грузополучателей, повышает их издержки. В этой связи стоит рассмотреть вопрос о заключении специального соглашения между Россией и ЕС по мультимодальным перевозкам с учетом выявившихся недостатков Конвенции 1980 г. и накопившегося опыта. Такое соглашение позволит уточнить вопросы, связанные со спецификой мультимодальных перевозок, в частности об ответственности перевозчиков-консолидаторов, и будет способствовать формированию более сбалансированной ситуации на рынке. Впоследствии оно может стать основой для международной конвенции. Более существенные затруднения создают различия в интерпретации права в отсутствии международного органа, обеспечивающего его единообразное толкование. В этой связи Россия и ЕС могут выступить в качестве инициаторов создания Международного транспортного суда , осуществляющего разрешение споров между государствами и компаниями. В случае, если такое предложение не получит поддержки на глобальном уровне, в целях дальнейшей гармонизации сотрудничества России и ЕС стоит в рамках Транспортного диалога создать систему арбитражных органов для разрешения споров по интерпретации транспортного права. Кроме того, успешное взаимодействие между Россией и ЕС, применение транспортного права и своевременное выполнение требований регулирующих органов зависят от наличия соответствующего кадрового потенциала. Между тем в настоящее время в России не хватает специалистов, разбирающихся в тонкостях правового регулирования транспортной отрасли в ЕС. В этой связи была бы востребованной подготовка и публикация учебника по европейскому транспортному праву и организация на регулярной основе серии учебных курсов и тренингов по этой тематике. Необходимо продолжать расширять повестку дня Транспортного диалога. В настоящее время ряд существенных вопросов (в частности защита прав пассажиров, контроль над перемещением объектов интеллектуальной собственности, экологическая безопасность транспортных перевозок) остается на периферии сотрудничества. Одной из задач взаимодействия должно стать предоставление равных прав пассажирам в России и ЕС, путешествующих различными видами транспорта. Необходимо активизировать сотрудничество правоохранительных органов по предотвращению перевозок контрафактной продукции. Партнерам стоит стремиться к согласованию экологических требований к различным типам транспорта. Одновременно России и ЕС необходимо добиваться максимальной отдачи от всего комплекса институциональных механизмов сотрудничества. Так, потенциал Партнерства «Северного измерения» по транспорту и логистике раскрывается недостаточно. Оно может вносить больший вклад в развитие трансграничных транспортных коридоров и помогать расшивать существующие узкие места в развитии грузовых и пассажирских перевозок. До сих пор остается нерешенной проблема недостаточной пропускной способности автодорожных и железнодорожных переходов между Северо-Западными регионами России (Калининградской, Ленинградской и Псковской областями) и прилегающими государствами-членами ЕС (Латвией, Литвой, Польшей, Финляндией, Эстонией). В рамках «Северного измерения» также можно работать над устранением препятствий для развития морских перевозок на короткие расстояния на Балтике. Все эти вопросы подпадают под компетенцию Партнерства по транспорту и логистики, но процесс его оформления сильно затянулся. Положительным сигналом стала договоренность, достигнутая на Встрече высокого уровня 23 ноября 2011 г. в Москве, о создании Фонда поддержки партнерства*21. Необходимо расширять информированность российских компаний, работающих в сфере транспорта, о возможностях существующих в рамках «Северного измерения». Через механизмы Партнерства по транспорту и логистике необходимо активнее привлекать финансирование, в том числе международных финансовых институтов (таких как Европейский банк реконструкции и развития, Северный инвестиционный банк) для реализации проектов развития транспортной инфраструктуры в России. И в рамках Транспортного диалога, и в рамках «Северного измерения» России и ЕС необходимо активнее работать над вовлечением в сотрудничество неправительственных игроков. Существенным шагом в этом направлении может стать организация регулярного обмена опытом между транспортными союзами России и ЕС (прежде всего, по вопросам взаимодействия государства и бизнеса). Такая деятельность позволит дополнить диалог государственных ведомств и повысит вовлеченность деловых кругов в сотрудничество России и ЕС. Наращивание объемов трансграничных перевозок между Россией и ЕС зависит не только от совершенствования транспортного регулирования и обеспечения его корректного применения, но и от комплексного улучшения условий перевозок. Важнейшим компонентом системного подхода к развитию взаимодействия между партнерами в транспортно-логистической сфере является упрощение таможенных процедур. В настоящее время практически синхронно осуществляется модернизация таможенного законодательства ЕС и Единого экономического пространства Белоруссии, Казахстана и России*22. Продолжение гармонизации требований в этой сфере будет способствовать снижению временных затрат на пересечение границы и упрощению этого процесса. Использование опыта Европейского Союза стимулирует дальнейшее совершенствование таможенного регулирования России и Единого экономического пространства. Вместе с тем, наибольшая отдача может быть получена только в случае, если будут приниматься во внимание не только нормативные положения, но и сложившаяся правоприменительная практика европейского интеграционного объединения. В этой связи, имеет смысл привлекать специалистов в области таможенного права ЕС к процессу обновления Таможенного кодекса ЕЭП, проводить совместные семинары и тренинги. В том числе, подобная работа может осуществляться в рамках «Партнерства для модернизации». Возникновение ЕЭП вносит существенные коррективы в отношения России и ЕС. Европейский Союз крайне неохотно идет на взаимодействие с интеграционными объединениями на постсоветском пространстве, предпочитая выстраивать отношения с отдельными государствами. Вместе с тем уже в рамках Таможенного союза ряд компетенций были делегированы Россией на наднациональный уровень. С учетом заинтересованности ЕС, как и России в дальнейшей либерализации взаимной торговли, возникает потребность в установлении прочных, институционализированных отношений между ЕС и ЕЭП. Исходя из сложившегося разграничения компетенций, взаимодействие по таможенным вопросам логичнее всего развивать, прежде всего, на этом уровне. Соответственно, между двумя интеграционными объединениями может быть заключено соглашение о таможенном сотрудничестве и созданы органы для проведения совместных консультации, координации позиций, осуществления мониторинга согласованных решений. Формирование специализированных институтов взаимодействия позволит развивать сотрудничество в тех вопросах, в отношении которых будет возникать взаимная заинтересованность. Тем самым, они будут исполнять роль постоянной диалоговой и переговорной площадки. Уже сегодня такой орган может внести существенный вклад в расширение транспортно-логистического сотрудничества России и ЕС. В том числе, таможенным законодательством обоих интеграционных объединений предусмотрен институт уполномоченных экономических операторов, которые пользуются специальными упрощениями. Логичным шагом стало бы достижение договоренности о взаимном признании уполномоченных экономических операторов ЕЭП и ЕС. Также непосредственным приоритетом сотрудничества должна также стать синхронизация систем электронного документооборота и обмена информацией о перемещении товаров. Кроме того, в рамках Отраслевого диалога по таможенным вопросам, по аналогии с Транспортным диалогом России и ЕС, стоит активизировать обсуждение и согласование позиций по дальнейшему совершенствованию многостороннего регулирования. В частности, было бы целесообразно согласовать подходы в отношении модернизации Таможенной конвенции о международной перевозке грузов с применением книжки международных дорожных перевозок 1975 г. Документ способствует упрощению процедуры таможенного оформления грузов, перевозимых автотранспортом. В настоящее время рассматривается вопрос о внесении дополнений в Конвенцию с учетом появления новых технических средств*23. Серьезной технологической инновацией, способной существенно сократить время таможенной и логистической обработки контейнерных грузов, являются радиочастотные идентификаторы. Их внедрение позволит отказаться от использования традиционных бумажных документов (отрывных талонов). Для применения этой технологии в перевозках между Россией и ЕС партнерам необходимо договориться о согласованном стандарте радиочастотного оборудования, а также о мерах по стимулированию их внедрения. В дальнейшем эти договоренности могут стать основой для применения электронных идентификационных систем в глобальном масштабе. В конечном счете, сотрудничество России и ЕЭП с ЕС в таможенной сфере должно способствовать повышению транспарентности и ускорению транспортных перевозок. Повышение транспарентности правил осуществления перевозок, упрощение таможенных процедур и развитие соответствующей инфраструктуры позволит в большей степени реализовать потенциал системных стимулов, упомянутых в начале доклада.   Заключение Сотрудничество России и ЕС в транспортной сфере призвано служить достижению как долгосрочных целей сближения партнеров, так и непосредственных задач увеличения взаимного товарооборота. В конечном счете, транспортно-логистические комплексы как России, так и ЕС вносят весомый вклад в повышение уровня их социально-экономического развития. Ключевую роль в практическом сближении транспортных систем России и ЕС будут играть предпринимательские круги обеих сторон. Посредством сотрудничества и взаимных инвестиций они уже формируют плотную ткань взаимодействия. Вместе с тем, от государственных органов и институтов непосредственно зависит создание благоприятных условий для укрепления отношений. В настоящее время в рамках Транспортного диалога и других форматов Россия и ЕС ведут интенсивные и регулярные консультации по ключевым вопросам развития транспортных систем. Развитие сотрудничества России и ЕС в сфере транспорта должно быть ориентировано на повышение скорости, экономичности, безопасности перевозок и снижение их вредного воздействия на окружающую среду. С этой целью ему следует придать комплексный характер, опираться на интегрированные, мультимодальные решения и наиболее совершенные технологические инновации. Дальнейшее взаимодействие следует развивать в рамках четкой и продуманной стратегии построения общего транспортного пространства на основе поэтапного, секторального подхода. В ней должны быть определены приоритетные сферы, в которых реализация национальных интересов России и ЕС в наибольшей степени зависит от их сотрудничества (например, в вопросах развития морского транспорта). Необходимо, чтобы она опиралась на уже существующие инициативы и инструменты, такие как «Партнерство для модернизации», Транспортный диалог, инициатива Трансъевропейских транспортных сетей, Партнерство «Северного измерения» по транспорту и логистике. Важно, чтобы она была дополнена шагами по гармонизации правоприменительной практики и развитием адекватных институтов сотрудничества. Она также должна включать таможенные аспекты и строиться с учетом обязательств партнеров в рамках других международных структур (в частности, ЕЭП). Развитие сотрудничества России и ЕС позволит в большей степени реализовать их торгово-экономический потенциал. Оно поможет укрепить позиции обоих партнеров во все более конкурентной международной среде. О докладе Настоящий доклад подготовлен на основе результатов экспертной встречи «Транспортное измерение сотрудничества России и ЕС», организованной Европейским учебным институтом при МГИМО (У) МИД России при содействии Круглого стола промышленников и предпринимателей России и ЕС 16 мая 2012 г. Мероприятие проводилось в контексте осуществления рабочего плана реализации инициативы «Партнерство для модернизации» России и ЕС. В соответствии с ним на ЕУИ возложена задача по организации обмена мнениями представителей экспертных и деловых кругов в форме тематических встреч и семинаров, результаты которых могут быть использованы для подготовки предложений о формах и направлениях углубления практического сотрудничества. В мероприятии приняли участие представители ключевых российских ведомств, ответственных за сотрудничество с ЕС, в том числе в сфере транспорта, включая Министерство иностранных дел, Министерство экономического развития и Министерство транспорта, высокопоставленные дипломаты Представительства ЕС в России, представители бизнеса, ведущие отечественные и зарубежные специалисты. Мероприятие было организовано в формате мозгового штурма, в ходе которого все участники выступали в личном качестве. Выводы и рекомендации, представленные в докладе, отражают исключительно позицию его авторов. Участники экспертной встречи не несут ответственности за его содержание. Об Институте Европейский учебный институт (ЕУИ) при Московском государственном институте международных отношений (Университете) – совместный проект России и Европейского Союза. Его созданием они откликнулись на острейшую потребность в формировании корпуса специалистов, умеющих работать друг с другом и знающих, как это делать. Миссия Института состоит в содействии углублению партнерских связей и сотрудничества между ними путем осуществления учебных программ профессиональной послевузовской подготовки и переподготовки государственных служащих и представителей бизнес-структур по праву, политике и экономике ЕС и России и всем аспектам двусторонних отношений. Такая задача была поставлена руководством России и ЕС. Она нашла отражение в Дорожной карте построения общего пространства науки и образования. Учреждение ЕУИ стало результатом осознания того, что сотрудничество между Россией и ЕС должно опираться на профессионалов, разбирающихся в том, как делаются политика и бизнес в России, Европейском Союзе и его государствах-членах. 23 октября 2006 г. состоялась официальная церемония его открытия. В ней приняли участие Министр иностранных дел России С.В. Лавров, Специальный представитель по отношениям с ЕС Президента России С.В. Ястржембский и член Европейской Комиссии Б. Ферреро-Вальднер. А уже в конце 2007 г. дипломы получили первые 50 магистров ЕУИ. В 2008 г. – 81, в 2009 – 86, в 2010 – 102, в 2011 – 98 выпускников. В 2011/2012 учебном году количество слушателей достигло 150 человек. Основная задача ЕУИ – обучение европейской проблематике и особенностям ведения диалога России с европейскими институтами. Аудиторию ЕУИ составляют те, кто по роду деятельности связан с обеспечением сотрудничества России и ЕС в интересах их сближения и более эффективного партнерства. Институт представляет собой пример реализации нового перспективного подхода к сотрудничеству России и ЕС на равноправной и взаимовыгодной основе. ЕУИ финансируется Москвой и Брюсселем на паритетных началах. В соответствии с ним сформирован основной управляющий орган – Руководящий совет. В его состав вошло равное число представителей государственных структур Российской Федерации, научной общественности из России и стран ЕС. Духом паритета проникнут учебный процесс, поскольку для чтения лекций и проведения занятий привлекается профессура из ведущих университетов и научных центров, а равно практические работники обеих сотрудничающих сторон. ЕУИ осуществляет следующие виды образовательной и исследовательской деятельности: •  магистерские программы по праву, экономике и политике ЕС и России; •  краткосрочные курсы повышения квалификации, в том числе, в сотрудничестве с региональными университетами и Российской ассоциацией европейских исследований; •  международные конференции и семинары; •  публикация монографий, сборников, периодических изданий. Институт выпускает интернет-журнал «Вся Европа» (к сентябрю 2012 г. опубликовано 68 выпусков) – http://www.alleuropa.ru или http://www.ru-eu.ru; •  исследовательские и аналитические доклады в сотрудничестве с другими ведущими научными центрами страны. Марк ЭНТИН, Игорь ИСТОМИН Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД РоссииАНАЛИТИЧЕСКИЕ ДОКЛАДЫВыпуск 2, сентябрь 2012   *1 О значении транспортной отрасли для экономики России см. Транспортная стратегия Российской Федерации на период до 2030 г. М.: Министерство транспорта Российской Федерации, 2008. *2 Сегодня уровень развития транспортно-логистического комплекса России не соответствует лучшим мировым стандартам. В последнем рейтинге качества логистических услуг, подготовленном Всемирным банком, Россия оказалась на 95-м месте среди 155 стран (см. Connecting to Compete 2012: Trade Logistics in the Global Economy. Logistics Performance Index and Its Implications. Washington: The International Bank for Reconstruction and Development/The World Bank, 2012. P. 38). На основе проведенного исследования эксперты Всемирного банка пришли к выводу, что Россия входит в число стран с наихудшим уровнем развития транспортно-логистического комплекса в сравнени и с уровнем экономического развития. *3(Бывший) Министр транспорта РФ Игорь Левитин встретился с Комиссаром Комиссии Европейских сообществ по вопросам налогообложения и таможенного союза Ласло Ковачем. 21.09.2009 URL: http://www.mintrans.ru:8080/pressa/Novosty_090921_2.htm *4Нерадько А. Сотрудничество Российской Федерации и Европейского Союза (ЕС) в области воздушных перевозок. Доклад руководителя Федерального Агентства воздушного транспорта на Авиационном саммите Россия-ЕС. 12.10.2011. URL: http://www.favt.ru/favt_new/?q=novosti/novosti/novost/1471 *5 По оценкам Министерства транспорта России пассажиропоток в ЕС из России увеличится на 30-40% (см. Шадрина Т. Европа берет за воздух // Российская газета, 10.11.2011). *6 Детальный прогноз объемов транспортных перевозок между Россией и ЕС см. The Northern Transport Axis. Pilot for the analytical support framework to monitor the implementation of the infrastructure and “soft” measures proposed by the High Level Group. Final Report. European Commission, Directorate-General Energy and Transport. February 2007. URL: http://www.nordim.fi/ten-naxis/ten_naxis_final_report.pdf. Pp. 113-127, 136-145. Прогноз был подготовлен еще до начала мирового финансового кризиса, но основные выводы сохраняют свою актуальность. *7 См. «Дорожные карты» четырех общих пространств. Официальный сайт Президента России. URL: http://archive.kremlin.ru/text/news/2005/05/88001.shtml *8 Показательными примерами в этой связи стали односторонние решения ЕС о принятии «Третьего энергетического пакета» и обязательном включении авиационных компани й в систему торговли квотами на выбросы парниковых газов, а также неоднократно и неожиданно менявшаяся позиция России относительно вступления в ВТО в самостоятельном качестве или в рамках Таможенного союза. *9 Совместное заявление саммита Россия–ЕС по «Партнёрству для модернизации». Официальный сайт Президента России. URL: http://xn--d1abbgf6aiiy.xn--p1ai/ref_notes/572 *10 Vice-President Kallas welcomes progress on enhanced cooperation between EU and Russia in transport. Brussels, 19 November 2010. URL: http://europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/10/1532&format=HTML&aged=0&language=EN&guiLanguage=en *11 Подробнее о мероприятии см. О первом «Авиационном саммите» Россия – ЕС. Постоянное Представительство Российской Федерации при Европейском Союзе. URL: http://www.russianmission.eu/ru/novosti/o-pervom-aviatsionnom-sammite-rossiya-es (дата обращения: 20.05.2012). *12 В научной литературе такой подход получил концептуальное оформление в определении ЕС как нормативной силы, чье влияние обусловлено способностью формировать правила поведения для других *13 Стратегия развития железнодорожного транспорта в Российской Федерации до 2030 года от 17 июня 2008 г. *14 См. White Paper. Roadmap to a Single European Transport Area – Towards a competitive and resource efficient transport system. Brussels, 28.3.2011. COM(2011) 144 final. URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2011:0144:FIN:EN:PDF *15 Подробнее о существующих проектах см. Preparing the Northern Dimension Partnership on Transport and Logistics. Final Report. Updated 30.06.2011. URL: http://www.ndptl.org/c/document_library/get_file?folderId=10722&name=DLFE-407.pdf *16 Подробнее о проекте см. Сотрудничество со Словакией. URL: http://inter.rzd.ru/static/secure/inter?STRUCTURE_ID=5025& *16 Подробнее о проекте см. Сотрудничество со Словакией. URL: http://inter.rzd.ru/static/secure/inter?STRUCTURE_ID=5025& *17 Вена включена в пять приоритетных проектов, Братислава – в четыре (железнодорожное сообщение Париж – Страсбург – Штутгарт – Вена – Братислава, Афины – София – Будапешт – Вена – Прага – Нюрнберг/Дрезден, Гданьск – Брно/Братислава – Вена, автодорожное сообщение Гданьск – Брно/Братислава – Вена, речной маршрут Рейн/Маас – Майн – Дунай). *18 Исключение составляют Монреальская конвенция по воздушному транспорту 2005 г. и Конвенция ООН о договорах полной или частичной морской перевозки грузов 2008 г. («Роттердамские правила»), в которых Россия не участвует. *19 Такое положение создает определенные сложности, так как отдельные государства-члены подписали различные документы. Например, Дания, Греция, Испания, Нидерланды, Польша, Франция поддержали «Роттердамские правила», а другие государства-члены (в том числе, Великобритания и Нидерланды) – нет. *20 Комплексные перевозки с использованием различных видов транспорта. *21 The High Level Meeting of the Northern Dimension Partnership for Transport and Logistics. Agreed conclusions. November 13, 2011. URL: http://www.ndptl.org/c/document_library/get_file?folderId=10722&name=DLFE-718.pdf *22 В ЕС в 2008 г. был принят обновленный Таможенный кодекс, одновременно, было принято решение о его дальнейшей модернизации до 2020 г. В рамках Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России в настоящее время идет работа по обновлению Таможенного кодекса с учетом таможенного регулирования ЕС. *23 Подробнее см. TIR System History. http://www.unece.org/tir/system/history/tir-history.html №7-8(68), 2012
no image
Транспорт

Рейтинг 31 города в ЕС, где автомобилисты сталкиваются с самыми большими заторами на дорогах, составила компания «ТомТом», являющаяся одним из мировых лидеров в области автонавигаторов. Авторы исследования подсчитывали реальное время в пути, полученное благодаря сравнению данных, собранных через отслеживание системы...

Рейтинг 31 города в ЕС, где автомобилисты сталкиваются с самыми большими заторами на дорогах, составила компания «ТомТом», являющаяся одним из мировых лидеров в области автонавигаторов. Авторы исследования подсчитывали реальное время в пути, полученное благодаря сравнению данных, собранных через отслеживание системы Джи-Пи-Эс. Результат, отражавший положение в 2011 году, оказался удивительным – первую строчку заняла столица Польши. Выяснилось, что варшавяне проводят на 42% больше времени для совершения маршрута, когда он загружен, нежели когда он свободен. В утренние и вечерние часы пик поездка на эту же дистанцию занимает в Варшаве вовсе на 89% больше времени. Такой рекорд может быть связан с тем, что в польской столице состояние дорог оставляет желать лучшего, в центре города очень мало парковочных мест, отсутствие кольцевой магистрали вокруг Варшавы заставляет множество водителей ехать через город, а не объезжать его. Определенную вину возлагают также на агрессивное вождение многих варшавян. Второе место в этом рейтинге занял Марсель. Жители этого крупнейшего города французского Средиземноморья тратят на 41% больше времени для проезда по загруженному машинами маршруту, нежели когда он свободен, и на 80% больше в пиковые периоды суток. В Варшаве водители проводят в автомобильных пробках в среднем 109 часов в год, в Марселе – 101 час. Далее в этой классификации следуют соответственно Рим, Брюссель, Париж, Дублин, агломерация Брэдфорд-Лидс, Лондон, Стокгольм и Гамбург, который замыкает десятку городов ЕС с наиболее проблематичным движением на дорогах. Примечательно, что в этом рейтинге в целом, как ни странно, страны европейского Севера представлены гораздо шире, чем Юга. По сравнению с аналогичным прошлогодним исследованием, несколько городов покинули перечень – Лион, Манчестер, Тулуза и Эдинбург. Отмечено улучшение положения на дорогах в Амстердаме, Барселоне, Лиссабоне и Милане, ухудшение – в Берлине и Мюнхене. Чуть ранее американская компания «Инрикс» опубликовала свой рейтинг, который основан на данных европейской статистической службы «Евростат». Его результаты совершенно другие. Там на первом месте по загруженности дорог находится Милан, за которым следуют Брюссель, Антверпен и Париж. В любом случае, исследователи изучали положение на дорогах в крупных городах ЕС, поэтому Москва оказалась вне поля зрения. Если бы считали мегаполисы Европы по географическому, а не политическому принципу, то столица России, вне всякого сомнения, при любой системе анализа с недосягаемым отрывом возглавила бы такую классификацию! Андрей СЕМИРЕНКО №7-8(68), 2012
no image
Энергетика

Эта электростанция – настоящий колосс. Занимаемая площадь – 52 футбольных поля. В её градирне может запросто спрятаться Кёльнский собор. Стали на эту конструкцию пошло столько же, сколько на тринадцать Эйфелевых башен, а бетоном, использованным для её создания, можно заполнить 150...

Эта электростанция – настоящий колосс. Занимаемая площадь – 52 футбольных поля. В её градирне может запросто спрятаться Кёльнский собор. Стали на эту конструкцию пошло столько же, сколько на тринадцать Эйфелевых башен, а бетоном, использованным для её создания, можно заполнить 150 олимпийских бассейнов. Мощность вызывает почтение – 2200 мегаватт. Коэффициент полезного действия тоже куда как неплох – 43%, кто еще может таким похвастаться. О какой электростанции идет речь? О новейшей, самой совершенной в мире тепловой станции в Гревенбройх-Нойрате, что в германской земле Северный Рейн – Вестфалия. Совершенной, разумеется, в своем роде: среди электростанций, работающих на буром угле, ей нет равных. Да-да, вы не ошиблись, именно на буром угле, этом жупеле всех «экологически сознательных» германских граждан. На буром угле, при сгорании которого в атмосферу выбрасывается столько двуокиси углерода, что… Дальше посмотрите сами в любой пропагандистской брошюре «зеленых», неохота пересказывать. Кнопку «пуск» нажимала самолично премьер-министр земельного правительства Ханнелоре Крафт. Как едко шутила германская пресса, кому в этом случае не позавидуешь, так это ее речеписцам. Подумать только, главе «красно-зеленого» правительства надо произносить праздничную речь по поводу ввода в строй «чудовищного убийцы климата», «центрифуги, выбрасывающей углекислый газ» и прочее, и прочее, и прочее… Для её подчиненного – министра по охране окружающей среды Йоханнеса Реммеля – эта станция просто воплощение ночного кошмара. Хуже может быть только АЭС. А вот деваться некуда, пришлось признать и даже зафиксировать в коалиционном договоре, что этот «динозавр» – явление временное, с которым мирятся только до того момента, когда настанет рай земной, снабжаемый только энергией из возобновляемых источников. Германская компания РВЕ инвестировала в два блока новой буроугольной электростанции кругленькую сумму – 2,3 миллиарда евро. Восемь лет с этим проектом была связана – прямо и косвенно – трудовая жизнь 100 с лишним тысяч человек. Порой на стройплощадке находилось одновременно до 4 тысяч рабочих, инженеров и техников. Да и после ввода в строй работу на этом – естественно высокоавтоматизированном – предприятии имеют 3 тысячи человек. При той высокой по германским меркам безработице, которая свирепствует именно в Северном Рейне – Вестфалии, всем этим пренебречь не может даже первый политик региона. То есть, знакомство с клювом жареного петуха быстро оттесняет на задний план заботу о сохранении климата, будь он неладен. Памятуя о том, что лучшая защита – это нападение, фрау Крафт провозгласила пуск новой станции «особенным днем не только для РВЕ, но и для Северного Рейна – Вестфалии, и для всей Германии», а также «правильным шагом в правильном направлении», обеспечивающим энергетическую безопасность. Не забыто и то, что «в будущем мы хотели бы разместить у себя еще больше электростанций». Завидная гибкость! А впрочем, к чему в праздничный день портить настроение разговорами, которые многим уже изрядно приелись. Тем более, что пиарщики РВЕ проявили немалую изобретательность: пусковая кнопка, которой фрау Крафт привела в действие агрегаты, была сделана не из красной пластмассы, как это обычно принято, а из зеленой. Да, чуть не забыл! На церемонии присутствовал и федеральный министр по охране окружающей среды Петер Альтмайер, ознаменовав своим появлением неразрывную дружбу бурого угля и электричества, и посрамив скептиков и маловеров. И он тоже жал вместе с фрау Крафт на зеленую кнопку. Так в две руки и запустили машины. Как и положено тертому политику, Альтмайер не преминул схитрить, заявив, что приветствует это событие не как министр экологии, а «как саарец, предки которого были сплошь горняками». Вывернулся, однако. Да еще и проницательно призвал критиков угля «отбросить старый образ врага», которым они по сей день усиленно тешатся. Шеф РВЕ Петер Териум продемонстрировал склонность к поэтически-образному мышлению, объявив, что «на автобане германской электроэнергетики новая станция хотя и выглядит огромным грузовиком, но летит как «Порше». И еще: «Если бы в электроэнергетике проводились Олимпийские игры, эта станция взяла бы золотую медаль!». А вы говорите технократы, технократы. …Новый гигант вытеснит с рынка 13 более мелких тепловых электростанций рейнского региона, а выбрасывать углекислого газа он будет несопоставимо меньше – на 6 миллионов тонн. В год он будет давать свыше 10 миллиардов киловатт-часов электроэнергии, полностью удовлетворяя запросы 2,5 миллиона семей. Причем, в отличие от солнечно-ветровых забавников, этой станции решительно все равно, какая погода стоит на дворе. Конечно, гринписовцы не были бы сами собой, если бы не закатили по такому поводу, как ввод в строй тепловой электростанции, бурную истерику, назвав это «катастрофой для защитников климата». А что им еще остается? Известное дело: скандалы устраивать – не электростанции строить. Андрей ГОРЮХИН №7-8(68), 2012
no image
Валюта

В банковских домах Европы, согласно данным исследования, проведенного аудиторской фирмой «ПрайсУотерхаусКуперс», продолжает нарастать гора проблемных кредитов. Она превысила огромную сумму в триллион евро. И даже среди располагающих средствами стран, вроде Германии, едва ли найдутся желающие приобрести подобный товар. С 2008...

В банковских домах Европы, согласно данным исследования, проведенного аудиторской фирмой «ПрайсУотерхаусКуперс», продолжает нарастать гора проблемных кредитов. Она превысила огромную сумму в триллион евро. И даже среди располагающих средствами стран, вроде Германии, едва ли найдутся желающие приобрести подобный товар. С 2008 по 2011 год удвоился объем кредитов, по которым уже давно никто не платит процентов или в лучшем случае погашает их, как бог на душу положит. За один только прошедший год он увеличился на 9%. По данным аудиторов, сюда стоит добавить еще 1,5 триллиона тех кредитных портфелей, которые для банков имеют второстепенное значение, и потому от них тоже стремятся избавиться как можно быстрее. Понятно, что «нон перформинг лоунз», как это называется на банковском языке, особенно сильно выросли в кризисных средиземноморских государствах. В Испании они достигли 136 миллиардов евро (рост на 23%), в Италии – 107 миллиардов (рост на 37%), а Греции – 40 миллиардов (рост на 50%). Кстати, в Европейском центральном банке Испания сейчас задолжала так, как никогда прежде. В июле сумма долгов достигла 337,5 миллиарда евро, и этот печальный рекорд подтверждают данные испанского эмиссионного банка. Для сравнения: в апреле этого года испанцы были должны всего лишь 42,2 миллиарда евро… Финансовая отрасль находится в этой пиренейской стране в тяжелейшем кризисе, начавшемся после того, как в 2008 году лопнул пузырь недвижимости, надувавшийся многие предыдущие годы. Да, страны зоны евро только что согласились выделить банковскому сектору Испании срочную помощь в объеме 100 миллиардов евро, но, похоже, что это, как говорят немцы, лишь капля, упавшая на горячий камень. Как минимум, до тех пор, пока Испании не удастся запустить свою промышленность на приемлемые обороты. Маркус Бургхарт, член правления «ПрайсУотерхаусКуперс», считает: «Плохая экономическая ситуация в Южной Европе в прошлом году вполне ожидаемо привела к росту неплатежей со стороны должников». Понятное дело, Волга впадает в Каспийское море. А что в остальной Европе? Там, по данным М.Бургхарда, рост долгов хотя и замедлился, но «до изменения тенденции развития ситуации в финансовом секторе на фоне ухудшающейся конъюнктуры в 2012 году пока еще далеко». Понятно, что найти покупателей на этот «товар с гнильцой» банкам весьма сложно, если вообще возможно. За весь минувший год они смогли избавиться только от 36 миллиардов евро проблемных или нежелательных кредитов. За первые шесть месяцев этого года финансовые институты смогли сбыть с рук еще 27 миллиардов сомнительных займов. Понятно, что покупателями выступают специализированные инвесторы и берут их с большими скидками. Скажем, немецким банкам не удалось сбыть почти ничего. И объемы «нон перформинг лоунз» в 2011 году остались на прежнем уровне: 196 миллиардов евро. Заметьте, что в этой и без того слегка пугающей цифре еще не учтены потери двух «плохих банков» – «Хипо риэл эстэйт» и «Вестландесбанка». Избавиться германские финансисты сумели всего лишь от 4,3 миллиарда дурно пахнущих кредитов: слишком далеко расходятся представления продавцов и покупателей об их цене. Андрей ГОРЮХИН №7-8(68), 2012
no image
Валюта

Стратегические аналитики американского «Бэнк оф Америка Меррил Линч» Дэвид Ву и Афанасиос Вамвакидис опубликовали доклад, в котором применили знаменитую теорию игр Джона Нэша к перспективе распада зоны евро и возврата стран-участниц к национальным валютам. Выводы получились забавными. Авторы считают, что...

Стратегические аналитики американского «Бэнк оф Америка Меррил Линч» Дэвид Ву и Афанасиос Вамвакидис опубликовали доклад, в котором применили знаменитую теорию игр Джона Нэша к перспективе распада зоны евро и возврата стран-участниц к национальным валютам. Выводы получились забавными. Авторы считают, что отказ от евро был бы благоприятным для Ирландии и Италии, поскольку фактическая девальвация их собственных денежных единиц оказалась бы сравнительно небольшой (11% для Италии, например). Зато такой шаг обернулся бы катастрофой для Греции, Испании и Португалии, поскольку в этом случае они полностью потеряли бы доверие финансовых рынков. Кстати, даже для Германии гипотетический возврат к марке окажется болезненным: ей предрекают падение ВВП на 7%! Авторы исследования строили свою модель, принимая во внимание только два параметра – государственный бюджет и текущие платежи. Такая ограниченность снижает ценность выводов в целом, поскольку не учтены многие другие важные факторы. Теория игр относится к числу чисто математических моделей, при помощи которой рассматриваются различные конфликтные ситуации и ищутся пути выхода из них. Андрей СЕМИРЕНКО №7-8(68), 2012
no image
Валюта

Пока в одних кабинетах обсуждают перспективы выживания единой европейской валюты, в других принимают решения, ведущие к переходу на эту валюту. Латвия подписала с Европейской Комиссией Договор о партнерстве, который становится первым шагом на пути к вступлению в зону евро. Документ...

Пока в одних кабинетах обсуждают перспективы выживания единой европейской валюты, в других принимают решения, ведущие к переходу на эту валюту. Латвия подписала с Европейской Комиссией Договор о партнерстве, который становится первым шагом на пути к вступлению в зону евро. Документ подписал член Комиссии Олли Рен, ответственный за валютно-финансовые вопросы, и министр финансов Латвии Андрис Вилкс. Пока речь идет, скорее, об организационном и информационном аспектах будущего перехода Латвии на евро, чем о конкретных шагах в этом направлении в финансовой или бюджетной сфере. Планируется, что стороны начнут координировать процесс введения евро в этой балтийской стране, информирования населения об этой процедуре. Кроме того, намечено финансирование необходимых процедур, за что отвечают также и Комиссия, и латвийское правительство. Последнее уже ассигновало на эти цели 1,4 миллиона латов. По имеющимся планам, Рига должна перейти на единую европейскую валюту 1 января 2014 года. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №7-8(68), 2012
no image
Валюта

Профессор берлинского Технического университета Маркус Кербер принадлежит к тем экономистам, которые весьма скептически относятся к нынешним попыткам европейских власть имущих спасти евро. По его мнению, они не устранят главного противоречия – резкого различия в конкурентоспособности экономик, объединенных под сенью единой...

Профессор берлинского Технического университета Маркус Кербер принадлежит к тем экономистам, которые весьма скептически относятся к нынешним попыткам европейских власть имущих спасти евро. По его мнению, они не устранят главного противоречия – резкого различия в конкурентоспособности экономик, объединенных под сенью единой европейской валюты. Ну, ладно, критиковать-то всякий мастер, а конструктивные предложении где? Что ж, и за этим у герра Кербера дело не станет, хотя выглядят они, честно говоря, довольно спорно, прежде всего, с политической точки зрения. Однако речь идет все же об экономике, так что давайте присмотримся повнимательнее. Идея следующая: Германия вместе с другими конкурентоспособными странами, вроде Нидерландов, параллельно с евро должна ввести новую твердую валюту – гульденмарку. А евро надо будет девальвировать, что поможет сгладить различия в конкурентоспособности между Югом и Севером. Замысел сам по себе не нов: в 1923 году, когда в Германии бушевала инфляция, её умерили введением рентной марки. Стоит напомнить, что она легально обращалась в Германии до 1948 года. Но почему все-таки гульденмарка? Может, было бы проще вернуться к драхме, лире и песо? И, соответственно, к старой доброй твердой, как кремень, марке? Нет, считает профессор Кербер. Он полагает, что его предложение исправляет ошибки, которые были сделаны при введении евро как единой валюты. «Для Германии евро слишком дешев, а для Испании – слишком дорог. Вот почему я и предлагаю, чтобы все страны с профицитом платежного баланса – Германия, Нидерланды, Финляндия, Австрия, Люксембург – ввели бы гульденмарку как параллельное платежное средство, наряду с евро. Тогда у граждан и предпринимателей этой «гульденмарковой» зоны появился бы выбор между двумя валютами», – говорит М.Кербер. Возникает простой вопрос: а зачем это все нужно? Профессор отвечает так: если Европейский центральный банк продолжит свой нынешний курс, проводимый против воли Германии, Нидерландов и Люксембурга, то никак не удастся избежать того, что евро станет слабой валютой. Это было бы несомненным благом для стран европейского Юга. Но долги южан предстоит погашать Германии и её партнерам. И твердая гульденмарка облегчила бы решение этой задачи. Но ведь введение параллельной валюты ни на один цент не уменьшит монбланы долгов? Это так, соглашается М.Кербер, но оно позволит оптимизировать выплату долгов в среднесрочной перспективе. Южанам полегчает оттого, что обесценивающийся евро позволит им легче расплатиться, а Германии не придется неустанно давить на должников, добиваясь от них экономии на всем мыслимом и немыслимом. Тут возникает и другой вопрос. Почему бы тогда, скажем, грекам не ввести у себя параллельную «новую драхму», или как там им будет удобно её назвать? А все прочие продолжали бы пользоваться евро как прежде? Для ответа на этот вопрос М.Кербер предлагает ознакомиться с историей вопроса. По его словам, никогда еще не бывало такого, чтобы вводимая валюта намеренно задумывалась слабой, и ей в результате удавалось выжить. Задача ведь не в том, чтобы греки, расплатившись, отказались от евро, они этого и не хотят. Проблема Эллады, скорее, в том, как можно быстро превратить в наличность государственную собственность, которая оценивается в 150 миллиардов евро, считает М.Кербер. Можно ли будет с помощью параллельной валюты платить налоги, или для этой цели будет разрешено использовать только евро? Как отреагирует рынок долговых обязательств? Это решение, по мнению профессора, должно приниматься законодателями каждой страны. Время реального параллельного обращения двух законных платежных средств будет недолгим. В среднесрочной и тем более в долгосрочной перспективе сильная валюта вытеснит слабую. Обязательства по евро должны оплачиваться только в евро. Но при укреплении гульденмарки для использующих её стран будет все выгоднее зарабатывать евро, уверен М.Кербер. Теперь о том, как можно технически осуществить эту операцию. Потребуется серьезная подготовительная работа, согласование многих вопросов на государственном и межгосударственном уровне. Нужно будет создавать гульденмарковый Центральный банк. Словом, сделать это разом, с понедельника на вторник, не удастся. Реакция биржи зависит, по словам профессора, от того с какой решимостью будут действовать заинтересованные страны и от качества проводимой ими политики. Рынкам нужны четкие данные, чтобы они могли строить на их основе линию поведения. Живущим в «гульденмарковой зоне» владельцам долговых обязательств, деноминированных в евро, трудно будет смириться с этой инновацией. Их недовольство выразится в том, что последует волна сброса этих обязательств. Но профессор уверен: всем надо четко дать понять: обмена один к одному не будет. Он еще раз напоминает главное условие создания «гульденмарковой зоны» – она должна состоять из экономически однородных стран, без лидеров и аутсайдеров. Однако это не некий закрытый клуб: тот, кто будет соответствовать четко установленным критериям слияния и, главное, будет готов выполнять их на протяжении длительного времени, может претендовать на то, чтобы войти в эту зону. Например, Италия? Да, отвечает профессор. Это третья по величине экономика Европы и у неё есть полное право считаться важным партнером. Но прежде ей надо серьезно и по многим параметрам реформировать свою финансовую систему. Одна из опасностей, которую очень хотела бы избежать Германия, это превращение валютного союза в трансферно-долговой, когда одни долги делают, а другие их оплачивают. Поможет ли в решении этой задачи гульденмарка? По мнению профессора – да. Она задумана как фактор стабилизации, позволяющий выйти из-под влияния менеджмента Европейского центрального банка, где огромную роль играют французы и их монетарные единомышленники. «Хотите ли вы и дальше безучастно наблюдать за тем, как господин Драги делает из евро лиру? – спрашивает М.Кербер. – Я не хочу. И больше не хочу надеяться на то, что господин Вайдман (Йенс Вайдман, президент Бундесбанка. – Прим. ред.) откажется проводить в жизнь решения Европейского центрального банка. Мы обязаны покинуть корабль, пока он окончательно не затонул». Андрей ГОРЮХИН Кто выиграет и кто проиграет от ослабления евро? В августе 2011 года евро стоил 1,45 доллара. Сейчас – 1,23 доллара. Ослаб он и по отношению к японской валюте – со 110 иен до примерно 96 иен. Да, никакой драмы в происходящем, разумеется, нет, все колеблется вокруг средних величин за многие годы. Но германские предприятия уже почувствовали происходящее, и тенденция их не радует. Почему некоторым отраслям бизнеса выгоден слабый евро? Изделия с маркой «Сделано в Германии» из-за валютного фактора становятся дешевле за пределами зоны евро. Это особенно выгодно для предприятий, чей экспорт направлен в эти регионы. Крупнейшему химическому концерну мира – БАСФ – колебания валюты могут за квартал принести до 5% прибыли. Или убытка. То же самое относится и к химико-фармацевтическому концерну «Байер». Словом, слабый евро улучшает конкурентоспособность германских товаров в США, Китае, Японии или Южной Америке. Разумеется, не только в химической отрасли. Для производителей автомобилей – традиционнейший товар германского экспорта – слабый евро это тоже дар божий. Валютный эффект помогает, скажем, концерну БМВ улучшить свои оперативные показатели на сотни миллионов долларов – таким суммами не бросаются даже гиганты. А ведь это БМВ, который много производит за рубежом, в том числе и из стремления частично сгладить колебания валютных курсов. Но слабый евро – это благо далеко не для всех. Германия импортирует огромное количество сырья, питающего её мощную промышленность. А нефть, газ и так далее оплачиваются в долларах. То есть, за то же количество приходится платить больше. Это больно бьет, к примеру, по авиаперевозчикам. Во втором квартале этого года расходы на керосин выросли у компании «Люфтганза» на 22% – до 3,57 миллиарда евро. Ослабление единой европейской валюты внесло в это значительный вклад. Вы думаете, что от ослабления евро не страдают банки? Ошибаетесь! «Дойче банк» уже почувствовал это. Стоимость доллара и фунта взлетела, возросли расходы на обменные операции, что сказалось на квартальном объеме прибылей. Да и те же химики, которым дешевый евро, как мы видели, на руку, тоже стали больше платить за нефть и другие сырьевые товары. Понятно, что итоговый баланс у них все равно будет положительный, но факт остается фактом. Подсчеты мюнхенского института «Ифо» показывают, что успехи германских экспортеров в этом году позволят выйти на первое место по превышению вывоза над ввозом, обогнав даже Китай. Однако то, насколько удастся воспользоваться этим успехом, зависит от внешних факторов. Достаточно некоторого охлаждения конъюнктуры – не говоря уже о каком-нибудь банкротстве масштаба «Леман бразерз» – чтобы все успехи растаяли, как дым. Целый рад германских экспертов считает, что евро будет обесцениваться и дальше. До конца года он может дойти до 1,2 доллара. В среднесрочном плане все зависит от того, будут ли инвесторы и дальше считать федеральные долговые обязательства столь же надежными как сейчас. Если они перекинутся на американские бонды, то евро окажется под сильным давлением. Пока этому препятствует шаткая конъюнктура в США и то, что в канун выборов там активно расковыривают собственные болячки. Но что будет после выборов? Возможно всякое. №7-8(68), 2012
no image
Экономика

Что думают о нынешнем кризисе евро представители деловых кругов? Берлинская «Вельт» решила обсудить эту тему с Мартином Каннегиссером, президентом «Гезамтметаль» – организации, представляющей интересы работодателей металлургической и металлообрабатывающей отрасли. Он считает, что нынешний кризис еврозоны – это крупнейший вызов, стоящий...

Что думают о нынешнем кризисе евро представители деловых кругов? Берлинская «Вельт» решила обсудить эту тему с Мартином Каннегиссером, президентом «Гезамтметаль» – организации, представляющей интересы работодателей металлургической и металлообрабатывающей отрасли. Он считает, что нынешний кризис еврозоны – это крупнейший вызов, стоящий сейчас перед Германией. Понятно, что кризисное управление – дело нелегкое. Но поведение некоторых партнеров по переговорам главы германского правительства он считает разочаровывающим и даже неприемлемым. Почему? Потому, что вместо совместного поиска решений они использовали различные финты, чтобы добиться своих целей. «Такой стиль создает у людей отталкивающую картину Единой Европы», – говорит М.Каннегиссер. Интересно, есть ли некие границы европейской солидарности или Европа так важна для германской экономики, что отказаться от нее нельзя ни в коем случае? Президент «Гезамтметаль» отвечает на этот вопрос так: никто не ставит под сомнение необходимость европейского объединения. Это важнейший перспективный проект. «Но каждый шаг в его реализации должен быть экономически разумным», – подчеркивает он. Многие немцы видят во всем этом только необходимость постоянно нести немалые затраты. Каково мнение представителя бизнеса? «Если зона евро развалится, то разразится экономическая катастрофа, – категорически уверяет М.Каннегиссер. – Прекратится поток инвестиций, свернется внутренний спрос. Экономику ждет застой. Процесс может приобрести собственную динамику, мы потеряем рынки сбыта и начнутся массовые банкротства». Страшная картина? Но такая перспектива не должна настолько пугать тех, кто принимает решение, чтобы они утрачивали способность добиваться необходимых изменений и просто складывали руки. «Если мы и дальше будет делать все как прежде, то в итоге нас ждет крах», – так М.Каннегиссер обосновывает необходимость перемен. Значит ЕС идет по ложному пути? Президент «Гезамтметаль» считает, что пока управление ведется в ручном режиме. Встречаются, принимают вроде бы насущные решения, уточняют детали, вносят коррективы. За всем этим стоит вера в то, что когда-нибудь все само собой утрясется. «Это самый удобный путь, но, по моему мнению, он ложный, поскольку вызывает постоянную неуверенность и порождает у нас впечатление, что мы все глубже увязаем в трясине», – отмечает он. На его взгляд необходимо, чтобы в ЕС была поставлена четкая, ясная всем конечная цель – создание политического союза, конституция которого нуждается в демократической легитимации и должна быть близка всем гражданам европейских стран. Валютный союз – это мощный интеграционный инструмент, но только тогда, когда соблюдаются все предпосылки. «А это уже давно не делается, поэтому к общей цели надо идти двумя различными группами», – уверен М.Каннегиссер. Идет ли речь о двухскоростном валютном союзе? Да, отвечает он. В первую группу могли бы войти страны с более однородными экономиками, а во вторую – те, кто больше отличаются друг от друга. В каждой группе должны быть совместно согласованные правила игры, а также для обеих групп должны быть и общие правила, и институты. «Мы одна семья, хотим жить в общем доме, с общим для всех порядком, но на различных этажах», – подчеркивает собеседник. Так что же, введение евро было ошибкой? М.Каннегиссер полагает, что для этого шага Европа тогда просто недостаточно созрела. Все убедили себя, что различия между странами со временем сгладятся сами собой. Но этого не произошло. Теперь на объединение должны пойти те, кто хочет настоящего валютного союза и может в нем состоять. А перед прочими надо поставить четкую цель, которой они могут достичь, выполняя определенные обязательства перед общеевропейскими институтами. В настоящем, как он его называет, валютном союзе могли бы состоять Германия, страны Бенилюкса и Скандинавии. С Францией дело обстояло бы сложнее, хотя её участие было бы очень желательно. М.Каннегиссеру такой путь кажется предпочтительным, хотя в то же время и наиболее рискованным в нынешних условиях. Почему? Есть риск, что все развалится. Надо, так сказать, провести ампутацию, которая не приведет к полному разрушению, но к формированию такой концепции, которая будет соответствовать всем различиям, но в то же время их постоянно сглаживать. Иначе все последствия кризиса евро могут ударить по реальной экономике. В отрасли уже сейчас чувствуются последствия кризисных явлений с евро. Металлургическая, металлообрабатывающая и электротехническая промышленность на 80% зависят от инвестиций, говорит М.Каннегиссер. А инвесторы живут ожиданиями будущего и верой в то, что условия останутся стабильными и надежными. «Если есть неуверенность в том, каков будет путь развития, то инвестиции мигом исчезнут. Эта фаза уже началась. Пока в мире мы считаемся местом, привлекательным для инвесторов. Но сдержанное отношение по отношению к нам нарастает, причем у всех стран. Насколько далеко это зайдет и завершится ли действительным спадом, в настоящий момент сказать нельзя. Но нельзя исключать и того, что это может случиться молниеносно», – полагает он. До сих пор ФРГ оставалась островом благополучия. Неужели это миновало? М.Каннегиссер не стал золотить пилюлю, ответив откровенно: когда страна так сильно связана с европейской экономикой, как Германия, то её долговременная изоляция не возможна ни по каким параметрам. «Раньше или позже мы сильнее почувствуем кризис. Эта точка становится все более близкой», – заключил он. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ Германские экономисты обеспокоены В средине лета, сразу после саммита, на котором Италия с Испанией фактически сломали Германию, сумев провести устраивающее их решение, 160 видных экономистов из немецкоговорящих стран обратились к общественности и к политикам с открытым письмом. Оно заслуживает того, что познакомиться с ним подробно. «Дорогие сограждане! Решения, с которым была вынуждена согласиться на саммите госпожа канцлер, были неверными. Мы, экономисты, с большими опасениями воспринимаем шаг в направлении создания банковского союза, который означает коллективную ответственность за долги банков, входящих в систему евро. Долги банков почти втрое больше государственных долгов и только в пяти кризисных странах составляют многие триллионы евро. Налогоплательщики, пенсионеры и вкладчики банков из стран Европы, до сих пор остающихся надежными, не должны отвечать за эти долги, поскольку можно предвидеть, что потребуются гигантские затраты на финансирование инфляционного пузыря в южных странах. Банкам нужно позволить обанкротиться. Если должник не может расплатиться, то есть только одна группа людей, которая должна и может нести убытки – сами кредиторы, которые сознательно пошли на инвестиционный риск. Только они обладают необходимыми для этого средствами. Политики могут надеяться, что суммы выплат будут ограниченными, а злоупотреблениям совместного банковского наблюдательного совета удастся помешать. Но им это едва ли удастся, пока страны-должники будут представлять большинство в зоне евро. Когда устойчивые страны в принципе согласятся на обобществление ответственности за банковские долги, они все время будут оказываться под давлением требований об увеличении суммы гарантий или смягчении условий, при которых эти гарантии предоставляются. Споры и раздоры с соседями запрограммированы. Расширением гарантий банкам не спасти ни евро, ни европейскую идею. Вместо этого будет оказываться помощь Уолл-Стриту и лондонскому Сити, а также некоторым инвесторам в Германии и ряду полуразорившихся германских и иностранных банков, стремящихся и дальше продолжать свои гешефты за счет граждан других стран, почти не имеющих к этому отношения. Обобществление долгов в долгосрочном плане не решит нынешнюю проблему; оно приведет только к тому, что под прикрытием солидарности отдельные группы кредиторов получат дотации, а инвестиционные решения, имеющие центральное значение для экономики, будут искажены. Пожалуйста, сообщите об этих тревогах своему депутату, наши народные представители должны знать, с какими угрозами столкнется наша экономика». №7-8(68), 2012
no image
Экономика

Финансовый кризис настиг даже некогда благополучную Каталонию Вслед за региональными властями Валенсии и Мурсии с просьбой о срочной финансовой помощи к центральному правительству Испании обратилась ещё недавно самая процветающая и богатая – после Мадридского округа – автономия: Каталония. Её валовой...

Финансовый кризис настиг даже некогда благополучную Каталонию Вслед за региональными властями Валенсии и Мурсии с просьбой о срочной финансовой помощи к центральному правительству Испании обратилась ещё недавно самая процветающая и богатая – после Мадридского округа – автономия: Каталония. Её валовой внутренний продукт достигает 200 миллиардов евро в год, и этот регион по уровню процветания нередко сравнивают с итальянской областью Ломбардия. Сигнал бедствия из Барселоны прозвучал в конце июля, несмотря на проводимую жёсткую финансовую политику каталонского правительства, которое решительно сократило многие расходы, в том числе, на здравоохранение и просвещение. Уже несколько месяцев выпущенные местными властями облигации не интересуют покупателей. Долг нарастал с каждым днём и достиг почти 42 миллиардов евро. Стало нечем платить жалованье примерно 230 тысячам государственных служащих, а также пенсии пожилому населению. Преодолев собственную гордость, которой широко известны каталонцы, они обратились за спасением к Мадриду, но он и сам не успевает латать финансовые дыры в стране. Ожидается, что вслед за тремя испанскими автономиями дефолт будут вынуждены объявить ещё минимум пять. Всего их насчитывается семнадцать, они создавались в процессе перехода от диктаторского режима Франко к демократии и были наделены широкими полномочиями, в том числе, по использованию щедрой помощи из европейских фондов на не всегда оправданные стройки. Достаточно сказать, что та же Каталония обладает собственной секретной службой, полицией и постоянными представительствами («посольствами») во многих странах. Совокупный долг автономий сейчас достигает 140 миллиардов евро. Европейские эксперты подсчитали, что на спасение всей Испании от долгового кризиса Евросоюзу потребуются 300-400 миллиардов евро. Иначе дефолт одной из крупнейших в ЕС экономик может стать неизбежным с катастрофическими последствиями для всей еврозоны. Впрочем, испанская история свидетельствует, что эта страна пережила уже 13 (!) банкротств и является мировым рекордсменом по этому печальному показателю. Действительно, первой финансовой катастрофой королевства можно считать прекращение платежей двором короля Фелипе II ещё в XVI веке. Тогда Испания впервые в мире выпустила некое подобие облигаций, а затем отказалась погашать свои ценные бумаги. Во многом был виновен отец этого монарха Карлос I, который залез в огромные долги, стремясь возглавить Священную Римскую Империю. В результате, напоминает газета «А-Бэ-Сэ», разорился крупный германский банк (напрашиваются сегодняшние параллели!), потерявший 4 миллиона флоринов, и сильно пострадали финансово территории тогдашних Фландрии и Нидерландов. В том же веке ещё дважды дефолты потрясали Испанию. Они были вызваны массовым притоком на Пиренейский полуостров золота и серебра из заокеанских колоний – стран современной Латинской Америки, что провоцировало гигантскую инфляцию в метрополии… А самым «свежим» банкротством Испании можно считать финансовый катаклизм во время гражданской войны в 1939 году, когда испанский правитель Франсиско Франко накопил долг, эквивалентный нынешним 85 миллионам евро, и отказывался погашать его... Сейчас для преодоления кризиса правительство делает ставку на экспортную модель, явно ориентируясь на Германию. И некоторые успехи на этом пути уже достигнуты: в прошлом году испанский экспорт вырос на 15%. Однако все еще существует немало препятствий, главное из которых – необходимость вовлечения мелких и средних компаний к производству экспортных товаров, чем известна, например, Италия. Но для этого необходимо кредитование таких фирм, а вот с этим дело обстоит из рук вон плохо: большинство банков Испании погрязли в крупных долгах и отчаянно борются за выживание. Кроме того, по известной причине Мадриду приходится искать новые рынки – за пределами еврозоны. Игорь ЧЕРНЫШОВ Одним из примеров безрассудной траты огромных средств региональными властями Испании на ненужные объекты может служить судьба сверхсовременного международного аэропорта имени Дон-Кихота в городе Сьюдад-Реаль. В недавний период экономического процветания, казавшегося вечным, местные власти решили израсходовать около полумиллиарда евро на сооружение аэропорта в провинции Кастилья-Ла-Манча, всего в 180 километрах от Мадрида, где давно действует прекрасная воздушная гавань. В 2008 году новый объект, рассчитанный на 2,5 миллиона авиапассажиров и приём широкофюзеляжных лайнеров, был торжественно открыт. Однако в следующем году он принял лишь 54 тысячи путешественников и вскоре накопил долги на 300 миллионов евро. А сегодня аэропорт бездействует – «временно закрыт», и никто не знает, когда снова здесь начнут садиться и взлетать самолёты. №7-8(68), 2012
no image
Экономика

Предвыборное обещание социалиста Франсуа Олланда ввести 75-процентный налог на богатых французов, похоже, близко к воплощению в жизнь. Оно находится в прямом противоречии с «налоговым щитом» предыдущего президента Николя Саркози, который в 2007 году ограничил фискальные поборы 50% от доходов. Теперь...

Предвыборное обещание социалиста Франсуа Олланда ввести 75-процентный налог на богатых французов, похоже, близко к воплощению в жизнь. Оно находится в прямом противоречии с «налоговым щитом» предыдущего президента Николя Саркози, который в 2007 году ограничил фискальные поборы 50% от доходов. Теперь Елисейский дворец заявляет, что чрезвычайная контрибуция вводится временно, будет действовать два-три года, пока страна не преодолеет нынешний долговой кризис. Богатыми во Франции считаются те, чей годовой доход превышает 1,3 миллиона евро. Новая мера затронет интересы примерно 300 тысяч человек и будет приносить казне около 2,4 миллиарда евро в год. Лидеры правых сил встретили в штыки намерение Ф.Олланда изменить налоговую шкалу. Они обвиняют правительство в развязанной «охоте на богатых» и угрожают бегством крупного капитала в «налоговые гавани», ссылаясь при этом на опыт правления другого социалиста – Франсуа Миттерана – вскоре после его прихода к власти в 1981 году. Париж взял обязательство перед Европейской Комиссией сократить дефицит государственного бюджета до 3% ВВП уже в следующем году, тогда как в 2011 году этот показатель достигал 5,7%. №7-8(68), 2012
no image
Экономика

«Техническое правительство» Италии во главе с профессором из Милана Марио Монти намерено продать на аукционах 350 пустующих дворцов, которые принадлежат государству. Это – очередная отчаянная попытка пополнить бюджет страны во избежание дефолта. Италия задолжала кредиторам 1,9 триллиона евро. А весь...

«Техническое правительство» Италии во главе с профессором из Милана Марио Монти намерено продать на аукционах 350 пустующих дворцов, которые принадлежат государству. Это – очередная отчаянная попытка пополнить бюджет страны во избежание дефолта. Италия задолжала кредиторам 1,9 триллиона евро. А весь рынок государственной недвижимости оценивается в 42 миллиарда евро. С молотка могут уйти и несколько жемчужин итальянской архитектуры, в том числе, имеющие историческую ценность палаццо в центральной части Венеции, Рима и Милана. Министр экономики Италии Витторио Грилли рассчитывает выручить для казны значительные средства. Однако момент для этого сейчас не слишком подходящий: рынок недвижимости не проявляет активности, цены падают. Предыдущий аукцион, проведенный правительством, вместо ожидавшегося поступления 3,5 миллиарда евро принёс лишь 860 миллионов. Правда, продавались занятые объекты, например, огромный монастырь кармелитов в городе Болонье (он так и не нашёл покупателя даже за 9,9 миллиарда евро, хотя был оценен в 13 миллиардов), а теперь – свободные, что делает их более привлекательными для тщеславных крупных бизнесменов. №7-8(68), 2012
no image
Экономика

Северные страны ЕС находятся в несколько лучшем экономическом положении, чем южные. Это принято связывать с более рациональным и экономным методом ведения хозяйства, в том числе, с пресловутой бережливостью, укоренившейся в протестантском менталитете. Тем не менее, если судить по направлениям перемещений...

Северные страны ЕС находятся в несколько лучшем экономическом положении, чем южные. Это принято связывать с более рациональным и экономным методом ведения хозяйства, в том числе, с пресловутой бережливостью, укоренившейся в протестантском менталитете. Тем не менее, если судить по направлениям перемещений отпускников и переездов сравнительно состоятельных людей, вышедших на пенсию, то почему-то все движутся преимущественно с Севера на Юг, а не наоборот… Но это – тема для другого разговора. Какой бы разумной ни была финансовая или бюджетная политика европейских северян-муравьев, как бы они ни критиковали южан-стрекоз, взаимная зависимость экономик стран ЕС совершенно очевидна. Кризис на Юге потянет вниз Север, поэтому если Север хочет и дальше благоденствовать, ему придется помогать Югу. Возьмем для примера две северные страны ЕС, экономика которых пока не находится в красной зоне, – Швецию и Финляндию. Первая из них продолжает пользоваться национальной валютой – кроной, вторая входит в зону евро, сохраняя одной из немногих высший кредитный рейтинг ААА. Темпы роста ВВП Швеции во втором квартале 2012 года составили 1,4% по сравнению с первым кварталом, что в пересчете на годовые показатели должно дать 2,3% роста. Это – выше прогнозов аналитиков, ожидавших соответственно 0,2% и 0,7%. По итогам календарного 2012 года прогнозируют рост шведского ВВП в размере 1,5%. Локомотив роста – экспорт, который вырос на 1,7%. Но это возможно преимущественно за счет спроса в странах еврозоны, куда направляется 40% товаров и услуг, произведенных Швецией для внешних рынков. С учетом роста обменного курса шведской кроны по отношению к евро, продукция из этой страны теряет конкурентоспособность. Сохранится ли такое положение в случае ухудшения положения в других странах ЕС? В Финляндии экономическая картина тоже пока пристойная. Темпы роста ожидаются в 2012 году на уровне 1,5%, бюджетный дефицит не вышел из-под контроля, внутренний спрос не снижается, безработица держится на отметке 8% самодеятельного населения, а расходы на научные исследования сохраняются на самом высоком относительном уровне в ЕС – 4% ВВП. Вместе с тем, если сравнивать показатели в динамике, то положение ухудшается. За два года темпы роста замедлились вдвое, безработица среди молодежи достигает 20%, старение населения подрывает пенсионную систему, государственный долг на 8 процентных пунктов превысил показатель двухлетней давности. В этих условиях очевидны и политические последствия. С одной стороны, Финляндия становится все более требовательной к южанам из ЕС и все менее склонной помогать им. С другой стороны, в стране растут националистические настроения, которые выражаются в росте популярности крайне правых сил. Светлана ФИРСОВА №7-8(68), 2012
no image
Экономика

Скажем сразу: ответ на вопрос, сформулированный в заголовке, не известен. Попытку установить примерные параметры уклонения от уплаты налогов во Франции предприняла специальная комиссия Сената – верхней палаты парламента. Докладчик комиссии Эрик Боке пришел к неутешительным выводам. Минимальный размер уклонения от...

Скажем сразу: ответ на вопрос, сформулированный в заголовке, не известен. Попытку установить примерные параметры уклонения от уплаты налогов во Франции предприняла специальная комиссия Сената – верхней палаты парламента. Докладчик комиссии Эрик Боке пришел к неутешительным выводам. Минимальный размер уклонения от уплаты налогов составляет по стране 30-36 миллиардов евро в год, а верхний порог «не поддается оценке». Это связано, в том числе, с трудностью получения необходимой информации. По его мнению, не меньше 8 миллиардов евро недоплачивается НДС, порядка 20 миллиардов евро скрывают от фискальных органов компании. Налоговые нарушения, которые допускают частные лица чаще всего, – отсутствие декларирования части доходов, вывод средств за границу в разной форме. Что касается незаконных действий компаний, в том числе крупных и с государственным участием, то они прибегают к весьма сложным схемам уклонения от уплаты налогов. Сенатская комиссия предложила целый комплекс мер, призванных противодействовать налоговым нарушениям. Они составляют неразрывный комплекс и насчитывают 59 позиций. Предложения охватывают самые разные направления – от административных и законодательных до весьма экзотических. Например, предлагается создать при премьер-министре Верховный комиссариат по защите государственных финансовых интересов. Он должен заниматься разработкой законодательных предложений и норм в налоговой сфере, а также изучением новых форм налоговых нарушений, поиском соответствующих лазеек. Другие инициативы – обязать компании предупреждать административные органы о готовящихся схемах налоговой оптимизации, изменить некоторые статистические нормы, чтобы легче определять случаи ухода от налогов, установить жесткий контроль над тем, как платят налоги компании с участием государства в капитале. Есть и экзотические меры – постепенно отказаться от обращения купюр в 500 евро, поскольку они «облегчают наличный оборот крупных денежных сумм» не всегда законного происхождения. Андрей СЕМИРЕНКО №7-8(68), 2012
Открываем старый свет
no image
Калейдоскоп

Немало насмешек у европейцев, и не только, вызывает стремление Европейской Комиссии регламентировать всё и вся, включая форму и «калибр» пригодных к продаже овощей и фруктов. Требование строгой стандартизации товаров вызывает особое недовольство у производителей и торговцев: оно сильно затрудняет их...

Немало насмешек у европейцев, и не только, вызывает стремление Европейской Комиссии регламентировать всё и вся, включая форму и «калибр» пригодных к продаже овощей и фруктов. Требование строгой стандартизации товаров вызывает особое недовольство у производителей и торговцев: оно сильно затрудняет их бизнес… Однако сторонники подобного контроля уверены: чем более свободным становится внутренний рынок ЕС, тем больше регулирования он требует. Как объяснить подобный парадокс? Они приводят пример: отмечен случай, когда малыш в одной из стран Союза умер, подавившись мини-игрушкой, которая находилась в «киндер-сюрпризе». После этого трагического случая власти ряда государств потребовали запрета продажи шоколадных яиц с сюрпризом, а другие выступили категорически против. В результате было принято компромиссное решение: ввести строгий стандарт на производство и торговлю этим товаром. Кроме того, Еврокомиссия считает, что все товары на внутреннем рынке ЕС должны отвечать общим требованиям, иначе принципы конкуренции будут нарушены – особенно это касается сельскохозяйственной продукции. Вот почему Брюссель установил даже параметры размера и кривизны огурцов. И этот стандарт теперь не кажется таким уж абсурдным, в конечном счёте, он отвечает интересам потребителей, хотя британская пресса по-прежнему потешается над ним.   Не думай о минутах свысока… Сколько времени тратит средний англичанин на традиционные жалобы своим домашним и друзьям на «ужасно несправедливого» шефа или «вредных» коллег? Как показал опрос, проведенный в Великобритании среди 2000 человек, целых 14 с половиной минут в день. А это – 106 дней в течение средней по продолжительности трудовой деятельности, то есть, активной жизни! Вывод сделайте сами.   Чем питаться будем? Рост населения на нашей планете, загрязнение окружающей среды, сокращение сельскохозяйственных угодий и дефицит пресной воды во многих странах серьезно угрожают если не голодом, то резким вздорожанием продовольствия. В этом году ситуация особенно тревожная: засуха поразила многие сельскохозяйственные районы США, России, Украины, экспортирующих зерно на мировой рынок. К этому добавляется все более широкое производство из некоторых ценных сельскохозяйственных культур горючего для автомобилей. Уже сегодня многие ученые задумываются о проблеме пропитания будущих поколений. Некоторые приходят к весьма парадоксальному выводу: в не столь отдаленном будущем привычный большинству землян набор продуктов станет роскошью, доступной далеко не всем. И придется переходить на такие оригинальные блюда, как жаркое из насекомых или земляных червей – последние очень богаты белком и охотно поглощаются птицами, рыбой и многими животными. А пригодных в пищу насекомых насчитывается около 1400 видов, нужно только, полагают эксперты, преодолеть предубеждения, исторически сложившиеся у европейских народов. Ведь в Африке, например, жареная саранча считается лакомством. Исследователи одного из голландских университетов утверждают, что питательная ценность насекомых выше, чем говядины, при этом содержать и размножать их гораздо проще, чем коров или свиней, к тому же сильно загрязняющих окружающую среду. Но говядина и свинина не исчезнут, а будут производиться в лабораториях. Весьма перспективными для кулинарии будущего считаются также морские водоросли, которых очень много в мировом океане и которые довольно легко выращивать.   А под венец все-таки успела! Во французском городке Жалле произошло примечательное бракосочетание. В самой процедуре не было ничего необычного: визит в местную мэрию, «Согласны ли вы? – Да!», традиционная свадебная фотография при полном параде. Все как у людей. Но вот в процессе фотографирования молодая вдруг «почувствовала себя неважно», сообщил мэр Жан-Робер Гаше. Не то чтобы ей стало дурно от избытка эмоций, а просто схватки начались. Ну да, ну да, вы правильно поняли: новобрачная принялась рожать. Ну, а дальше все пошло по заведенному порядку: вызов пожарных, исполняющих в таких случаях обязанности экстренной медпомощи. И краткое время спустя молодая семья получила главный свадебный подарок – новорожденного сына, издавшего свой первый крик прямо в стенах мэрии. Не иначе быть ему со временем городским головой?   Как улететь без паспорта и билета Одиннадцатилетнему жителю Манчестера успешно удалось поставить на уши местную службу безопасности, которая проспала малолетнего нарушителя всех мыслимых правил. Судите сами: мальчишка сбежал от матери, которая, судя по всему, замучила его хождением по магазинам, сам доехал до аэропорта и вместе с незнакомой ему семьей преспокойно вошел в самолет, который улетал в Рим. Стоит пояснить, что речь идет о рейсе «лоу-костера» «Джет2.сом». Разумеется, ни паспорта, ни билета у путешественника не было, а разоблачили его сами пассажиры, удивившиеся, что малолетка странствует по миру в одиночестве. Они проинформировали команду, и той уже пришлось позаботиться, чтобы самочинный странник оставался под контролем до приземления в Вечном городе и был отправлен назад в родной Манчестер, где его уже с нетерпением ждала мама. Оправдываясь, представители аэропорта убеждали всех, что мальчишка, хотя и не прошел паспортный и билетный контроль (кстати – как?), все же был подвергнут рутинной проверке со стороны службы безопасности. Ну, там разувание, снятие ремня со штанов, чтобы не звенела рамка, вываливание кошельков и телефонов в лоток и прочий балаган, активно имитирующий борьбу с терроризмом. Возможно, кого-то эти уверения из серии «граница на замке» и убеждают. Но факт остается фактом: все ухищрения многих взрослых дядей оказались бессильны против наивного нахальства одного мальчишки.   Проспала… Что может делать трехлетний ребенок, пока его уставшая мама прилегла вздремнуть? Ну, это смотря какой ребенок, справедливо заметите вы. Кто-то будет тихо перебирать свои игрушки, дожидаясь маминого пробуждения, кто-то примется нетерпеливо тянуть её за ухо, стремясь ускорить процесс. А вот пребывающий в этом нежном возрасте обитатель Вюнсторфа, что под нижнесаксонской столицей Ганновером, избрал для себя другое занятие. Предприимчивое дитя сперло ключи от маминого авто и решило оправиться в первое самостоятельное путешествие. Продолжалось оно, к счастью, недолго. Если быть точным – от парковки до забора, ограждавшего соседский палисадник. Но мальцу удалось не только запустить двигатель, ни и, сползши под водительское кресло, придавить газ! Слава богу, соседи не спали, а потому извлекли автолюбителя из машины и отнесли к так и не проснувшейся маме. Теперь той предстоит выплачивать суммарный ущерб в 4500 евро.   Если бы не оливковое масло Чем только не приходится заниматься полиции! Вот в Изернхагене (близ Ганновера) патрульным пришлось озаботиться спасением жизни белочки, застрявшей в крышке канализационного люка. Зверек решил выглянуть на свет божий через круглое отверстие и влип. Наружу-то он просунулся, а обратно, как видно, уши не пустили. Оставалось только жалобно пищать… И погибнуть бы белочке лютой смертью, если бы не стражи закона. Поднять крышку – пара пустяков. Но вот как вытащить пленницу собственного любопытства? Просто продавить её обратно не получалось, несмотря даже на то, что диск поставили на ребро и один полицейский тянул, а другой давил. Пришлось прибегнуть к помощи… оливкового масла. Но и намасленная беличья голова отказывалась выскальзывать на свободу. Пришлось повозиться тем, чтобы правильно сложить ушки: только так удалось протиснуть голову сквозь отверстие. И что, вы думаете, сделало это животное, получив, наконец, возможность передвигаться по своему усмотрению? Оно отправилось в ближайший палисадник и устроилось спать под кустом. Ну да, такой стресс, такой стресс…   А что, это тоже метод! Каждый, кто ездил в общественном транспорте, не однажды сталкивался с любителями громко и публично обсуждать свои дела и делишки по мобильнику. Порой, это доставляет почти физические мучения, поскольку кажется, что громогласному словесному поносу конца никогда не будет. Вот в такой ситуации и оказались пассажиры гамбургской городской электрички, которых подвыпившая девица 23 лет от роду буквально затерроризировала своими громкими и не особенно осмысленными беседами по телефону. Барышню несколько раз просили вести себя потише, убеждая, что никому не интересно быть свидетелем её активного общения с друзьями. Тщетно… Наконец, 46-летний мужчина не выдержал и, выхватив у пьяной болтушки её любимый смартфон, на полном ходу выкинул его в окно. Оскорбленная в лучших чувствах любительница поговорить, естественно, затребовала защиты закона. Полиции пришлось обыскать пути, но остатки телефона обнаружены не были. Правонарушитель тем не менее, не думал отпираться и тут же признался в содеянном, хотя ему грозит возбуждение дела за порчу чужого имущества. Бирюлька-то стоит целых 700 евро…   Никто даже и не вспомнил Впрочем, нет – вспомнили. И вспомнили судебные исполнители, пришедшие выселять злостную неплательщицу, задолжавшую плату за жилье почти за два года. Когда вскрыли дверь, оказалось что дама в возрасте под пятьдесят уже давно пребывает там, где «нет ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная». А именно как раз около двух лет, как установили впоследствии судебные медики. Покойная активно злоупотребляла спиртным и была не склонна к общению с соседями, да и, похоже, вообще ни с кем, кроме торговцев выпивкой. Проще сказать пила по-черному, вдвоем с бутылкой. Поэтому её никто и не хватился. А события пошли предусмотренным законом порядком: первое напоминание, второе напоминание, последнее напоминание, обращение в суд… А поскольку судебные мельницы, как и божьи, нескоро мелют, бумаги путешествовали со стола на стол, а тело покойной терпеливо дожидалось, пока появятся правовые основания для вторжения в жилище. Вот и дождалось…   Такие вот в Оснабрюке питоны Прогуливаясь по Оснабрюку, два пенсионера обнаружили на парковке четырехметрового питона-альбиноса. Ну и что, может, у них там это обычное дело? Ползают себе эдакие змейки туда-сюда, никто и внимания не обращает. Однако специально вызванные на происшествие пожарные так не сочли. Они до сих пор не могут докопаться до того, откуда взялась эта огромная гостья в городском квартале. Единственное предположение: сбежала от нерадивого хозяина, вынесшего её прогуляться в находящуюся неподалеку пригородную рекреационную зону. В общем, слава богу, что в городе есть зоопарк, в котором смогли дать приют необычному гостю. Он ведь хотя и не ядовит, но отнюдь не безопасен для человека. Особенную угрозу такие пресмыкающиеся могут представлять для маленьких детей.   Разменяйте, пожалуйста, тысячу евро Вы не усматриваете в такой просьбе подвоха? Тогда вам точно нельзя работать ни в банке, ни в кассе супермаркета. Как и тому продавцу универсама из северо-чешского города Румбурка, который обменял ловкому проходимцу «банкноту» в 1000 «евро» на 24 тысячи вполне настоящих чешских крон. Наивного до неприличия торговца не остановило даже то, что на лицевой стороне этой поделки были изображены обнаженные дамы в откровенно эротических позах, а для особо непонятливых недвусмысленно написано греческими буквами слово «Эрос». Происхождение этой подделки непонятно, возможно речь идет о так называемых игрушечных деньгах, используемых в различных настольных играх. Так или иначе, обман всплыл только тогда, когда обладатель «Эрос-евро» явился с ними в банк, чтобы обменять на кроны. Там жестокосердные финансисты грубо вернули наивного чеха из игрового мира в реальный, отказавшись вступать с ним в сделку.   Юбилей зальцбургского подъемника Вот уже больше 120 лет – с 1 августа 1892 года – несет свою службу подъемник, возносящий всех желающих на стены крепости Хоэнзальцбург. Старейший в Австрии, он, что примечательно, был построен всего в считанные месяцы и сейчас стал самым старым из своих действующих коллег. Разумеется, вагончики давно заменены на новые, соответствующие современным требованиям комфорта и безопасности. Идея его создания пришла в голову инженерам в далеком XIX веке – одновременно со строительством первой местной железной дороги, соединившей зальцбургский вокзал и Санкт-Леонхард. Занималось этим «Зальцбургское железнодорожно-трамвайное общество», управившееся со своей задачей за 78 дней. Обошлось все это недешево – в 221 400 гульденов. Весьма показательно, что устройство для подъема грузов существовало в крепости со времен средневековья и соединяло оно монастырь Ноннталь с крепостным двором. Гостей электрический подъемник возносит на высоту в 102 метра и маршрут в 196 метров пробегает за 54 секунды. За это время он успевает пройти по мосту длиной 28 метров и по туннелю длиной 22 метра. Однако электроэнергию зальцбургский подъемник использовал не всегда: до 1960 года он функционировал на интересном принципе разности весов. Под обоими вагончиками были установлены резервуары для воды. Когда один из них находился на горе, он набирал воду, поступавшую из Альмского канала и скользил вниз, поднимая другой – с пустым баком. Так они целый день и менялись местами, опустошая и заполняя резервуары. Тогда у местных жителей он заслужил прозвище «Трёпферльбан» – «Капельная дорога». Модернизация 1960 года была не последней. Еще раз все – и путь, и вагончики – было обновлено в 1992 году. А с 2011 года у стен крепости трудятся механизмы четвертого поколения. За один прием на гору возносится 55 человек. А за все время существования подъемника их, как говорят, набралось около 77 миллионов.   Бэтмен: летать может, приземлиться – нет Британские ученые в очередной раз подтвердили свою репутацию исследователей, способных заинтересоваться самой неожиданной проблемой. В этот раз их заинтересовала физика полета Бэтмена: не противоречат ли эскапады «человека-летучей мыши» законам природы? То, что для ответа на такой сложный вопрос, вроде бы, достаточно элементарного здравого смысла, их не удовлетворило, и четыре студента-физика (все-таки студенты, то есть начинающие ученые) из Личестерского университета провели исследование, озаглавленное «Траектория полета Бэтмена в свободном падении». Результаты обнародовал университетский «Джорнал оф спешиал физикс топикс». А теперь перейдем к выводам. Прыжок с небоскреба стоил бы Бэтмену жизни. При полете с высоты 150 метров он на своих крыльях, имеющих размах в 4,7 метра (см. кинохит «Бэтмен бегинз») смог бы спланировать на 350 метров. Но к моменту соприкосновения с землей его скорость достигала бы 110 километров в час – результат такой посадки предсказуем. Молодые физики предлагают Бэтмену, если он хочет выжить, воспользоваться одним из двух – или увеличить каждое крыло до размера дельтаплана, или воспользоваться парашютом. На мой взгляд, и то и другое выглядит как-то банально и, прямо скажем, не по-суперменски. Видимо, так считают и начинающие физики. Поэтому они предложили для спасения репутации Бэтмена третий вариант, которым уже воспользовался их соотечественник Гэри Коннери. В своем «костюме-крыле» он выпрыгнул из самолета, находившегося на высоте 731 метр, и благополучно приземлился на посадочную полосу… из 18 тысяч картонных коробок.   Мошенник и по совместительству – рокер Хорст В., один из ведущих членов германского клуба рокеров «Гремиум», нашел для себя – впрочем, только ли для одного себя, был у него и сообщник, Исмаил Э. – неплохой способ подработки. Хотя и криминальный. На языке уголовного кодекса он называется однозначно – мошенничество. И оно доказано гамбургскими правоохранителями. Сумма преступной наживы вполне заметная – 200 тысяч евро. Именно столько мошенники выудили у своих жертв. Этими доверчивыми людьми оказались в основном выходцы из России, малообеспеченные жители рабочих районов. Жулики сыграли на их естественном желании обзавестись своим жильем. Как? Они вполне резонно объяснили простофилям, что без заемных денег им эту проблему не решить никогда. А значит надо заключать договор о получении кредита. Затем передать эти деньги рокеру, который дальше все устроит самым лучшим образом. Банк при этом, разумеется, просто вводили в заблуждение: ни у кого из заемщиков не было ни малейшей возможности расплатиться по наделанным долгам. Вообще, по данным германских правоохранительных органов, «Гремиум» – обширная организация, имеющая 63 дочерних клуба в Германии и 44 за рубежом – довольно криминальная компания. Только за один 2010 год против его членов борцы с организованной преступностью возбудили пять уголовных дел. №7-8(68), 2012
no image
Ноу-Хау

Этот человек никогда не забывает ни дней рождения, ни других памятных дат, не путает ничьих имен, не стирает из памяти лиц. Кроме того, 32-летний адвокат Зимон Райнхард за час может запомнить две тысячи цифр и выдать их без единой ошибки....

Этот человек никогда не забывает ни дней рождения, ни других памятных дат, не путает ничьих имен, не стирает из памяти лиц. Кроме того, 32-летний адвокат Зимон Райнхард за час может запомнить две тысячи цифр и выдать их без единой ошибки. На последних соревнованиях в Хайльбронне он остался вторым, но при этом умудрился побить два мировых рекорда: в «цифровом марафоне» – кто больше сохранит в памяти десятичных цифр – он дошел до 1400. Прежний рекорд превышен на 80 единиц. А в номинации «имена и лица» – соотнесении имен и портретных изображений – З.Райнхард «выбил» 173 пункта. Это на девять пунктов больше прежнего высшего достижения. Как ему это удается? Благодаря следованию им самим разработанной методике. Он называет её «мысленной прогулкой». Скажем, каждому человеку в его голове соответствует определенная картинка. Затем он воображает себе объемный ежедневник сроком на год, как это и положено. Каждый день он мысленно проходит небольшой участок пути, на котором встречает эти картинки. Они всплывают, как напоминания на компьютерном экране, стоит ему только взглянуть «внутренним глазом» на это место. Разумеется, есть и люди, дни рождения которых он помнит без всяких мнемонических ухищрений, скажем, его матери. Местом мысленных прогулок он избрал долину баварской реки Изар, поскольку живет поблизости. И в его памяти там всегда сияет доброе солнце. «Мне лучше запоминается, когда я вижу спокойный и приятный пейзаж», – говорит З.Райнхард. Он не разделяет мнения, что для таких целей больше подходят будоражащие воображение картинки с разными страстями-мордастями. Тренировки занимают у него немало времени, но все же не столько, сколько у его китайского конкурента, выигравшего чемпионат. Скажем, китайского чемпиона мира по спортивному запоминанию – наверное, так надо именовать эту новую дисциплину – доброе государство освободило от всех других обязанностей. Только знай сиди да развивай память. А З.Райнхарду приходится, как и всем прочим, добывать себе хлеб насущный собственным трудом. И тренироваться он может только вечером, после работы. На вопрос журналиста, бывает ли в мозгу что-то вроде отключения электроэнергии или сильного падения напряжения, рекордсмен мира отвечает: «В плохие дни бывает так, что ассоциативная цепочка рвется. Это и приводит к «блэк-ауту», от которого ничего уже не помогает. Со мной такого пока, слава богу, не случалось. Моя метода довольно громоздкая, но она функционирует даже тогда, когда я устаю или нервничаю». Способности к запоминанию имен у него были всегда. Еще ребенком он удивлял этим своих родителей, когда, сидя у телевизора, называл имена показанных там незнакомых им людей. Этот раздел его памяти работает без всяких ухищрений: посмотрел на лицо – вспомнил имя. Похожим образом он запоминает и карты – тоже одна из дисциплин, в которой состязаются «люди-компьютеры». В этом виде З.Райнхард тоже является обладателем мирового рекорда. Задача такая: колоду из 52 листов раскладывают на столе, он запоминает местоположение карт и потом раскладывает другую – специально подобранную – колоду в том же порядке. Его лучший результат – 21 секунда. В быту его уникальные способности порой находят применение. Для того чтобы запомнить телефон – обычный десятизначный номер мобильника – З.Райнхарду достаточно одного взгляда. И больше он его уже не забудет никогда. Сергей ПЛЯСУНОВ №7-8(68), 2012
no image
Ноу-Хау

Зовут его Эдуард Люнинг. Профессия – мусорщик. Нет, правильнее было бы сказать, что этот немец алжирского происхождения даже не профессионал, а артист сборки мусора. Человек, чье призвание состоит в превращении в деньги того, что другие считают бесполезной дрянью. Путешествует он...

Зовут его Эдуард Люнинг. Профессия – мусорщик. Нет, правильнее было бы сказать, что этот немец алжирского происхождения даже не профессионал, а артист сборки мусора. Человек, чье призвание состоит в превращении в деньги того, что другие считают бесполезной дрянью. Путешествует он за своей добычей в трейлере, в котором, по свидетельству очевидцев, запашок порой стоит такой, что святых вон неси. А мешки с мусором занимают все свободное и несвободное место, включая матрас, на котором он отдыхает в периоды, выпадающие между выходами на охоту. Эдуард собирает не все подряд. Его интересует только то, за что можно получить обратно залоговую стоимость. Скажем, пивные жестянки. Мастерство он оттачивал в родном Мюнстере, долгие годы зарабатывая весьма скромнее деньги – по 30 евро в день максимум. Но он все же нашел свою золотую жилу – музыкальные фестивали, проходящие по всей Германии. Пиво там, ясное дело, льется рекой, и никто из фанов не будет заморачиваться тем, чтобы подобрать жестянку ради грошового залога. Дома еще туда-сюда, можно сложить в углу до лучших времен. А во время праздника, когда идет широкая гульба, чего уж там мелочиться? За уикенд Люнингу порой удается заработать четырехзначную сумму. Вот вам и дрянь бесполезная, а? В 2010 году за сезон – 30 дней – он сумел «поднять» 13 100 евро. Иному на целый год хватит. Вот после этого успеха он и перестал получать свое пособие по безработице, став солидным человеком, способным самому себя обеспечить. Между прочим, налоги герр Люнинг тоже платит: согласно последнему свидетельству из финансового ведомства, перевел туда 1080 евро. А еще он написал о своих занятиях книжицу. Называется «С жестянкой в трейлере». В конце приведены фотографии залоговых квитанций, которые покорно отпечатал супермаркет, принимающий эти самые банки. Так вот там действительно указаны нереально высокие суммы, которые причитались Эдуарду. После этого паблисити он и стал платить налоги – от греха подальше. Ездит господин Люнинг на белом «Мерседесе» – умрите, фанатики! Создана машина в 1994 году, пробег 157 тысяч километров, цена 7900 евро. Загружать трейлер во время фестивалей приходится по самую крышу: в ближайшей к месту проведения фестиваля деревне Эдуард сдает только жестянки от безвредных для здоровья напитков – кому нужны лишние проблемы и разговоры. Но поскольку большая часть банок содержала то, что используется фанами для поддержания постоянно высокого содержания спирта в крови, их он увозит домой. Потом добычу предстоит расплющить и отнести в магазин. «Это собирательство превратилось в моё жизненное предназначение», – улыбается спокойный 50-летний человек. Наконец-то у него все идет по заведенному распорядку. К тому же он вносит свой вклад в борьбу с искривлениями, порожденными «обществом одноразовых предметов» – купил – использовал – выбросил. А убирать кто будет? Эдуард? Ну да! Тем более, что это позволяет очень неплохо заработать. Конечно, кочевая жизнь не каждому по вкусу, но герр Люнинг притерпелся. С перспективой устройства нормального буржуазного быта – работа, дом, жена, дети – он давно и бесповоротно простился, еще в 90-е годы прошлого века. Поначалу все шло вроде бы неплохо: окончил училище социальных работников, несколько семестров изучал педагогику, получил первую работу – помогать встать на ноги тем, кто осваивает рабочую профессию. Но тут траектория его жизни дошла до точки перелома. Неурядицы в личной жизни вызвали депрессию, стал злоупотреблять лекарствами, лишился места. Однако нашел в себе силы начать с чистого листа, зацепившись как за соломинку за свое нынешнее занятие. «Теперь у меня одна забота, – признается Эдуард. – Боюсь стать слишком жадным. А это не годится. Некоторые банки надо оставить лежать». К чужому любопытству Эдуард привык, некоторые фаны его узнают – «А не ты ли в прошлом году собирал банки на «Рок ам Ринг»? А на «Вакен оупен эйр»? Ну, я же и говорю, что тебя знаю». Да герр Люнинг и не делает никакого секрета из своего занятия. Даже на стены трейлера наклеил пояснения, повествующие о его успехах. Проходящий мимо фан недоверчиво переспрашивает – 13 тысяч, да ладно, быть не может. И запускает в небо банку, которую Эдуард потом исправно подберет. Так и живут. Между прочим, «король жестянок» и сам не чужд публичных выступлений. Его приглашали на встречи с людьми, которые по той или иной причине оказались на обочине жизни – бездомными, безработными, утратившими все связи с обществом. Звали его на встречи и «экологически сознательные», но его примеру что-то никто из них не последовал. Ну да, банки собирать – это не о спасении природы беседовать. На вопрос, каково это – ловить на себе взгляды, которыми добропорядочные члены общества одаривают собирателя мусора, Эдуард отвечает: раньше это задевало. Причем, больнее всего цеплял вопрос: «Могу ли я вам чем-нибудь помочь?» За этим стандартным оборотом немецкого речевого этикета не было ничего кроме пустого любопытства: на самом деле помогать ему никто и не собирался. Но сейчас, говорит Эдуард, я отлично чувствую себя в роли аутсайдера и шкура у меня стала толстая, как у бегемота. Хочется вам – ну, и глядите, небось, дырку не просверлите. Сейчас для него стал образцом Чарльз Буковски, «олд дёрти мен» американской литературы. У Эдуарда есть две его книги, и он их почитывает перед сном. Но не слишком долго: вставать-то приходится в полпятого утра, чтобы вовремя успеть собрать следы чужого вечернего пиршества. Обычно он управляется часа за три, успевая в удачный день набрать банок на полтысячи евро. Правда, действовать приходится энергично, бывает глаз от земли поднять некогда. Экономика у этого процесса простая. Вот, скажем, простая черная банка «5,0 оригиналь», У дисконтера она продается за 39 центов, разумеется, с содержимым. За пустую автомат предложит вам 25 центов. Дальше считайте сами. Это еще, слава богу, что в фестивальные кемпинги запретили привозить пиво в бутылках, считает Эдуард. Стекло – это вам не жестянка, мешки будут такие, что не больно-то натаскаешься. А банки – милое дело. «Здесь лежат миллионы евро, под кустами, на обочинах, на лужайках. И никто не даст себе труда нагнуться, чтобы их собрать», – уверяет «король жестянок». А Эдуард нагибается, хотя спина и побаливает: смещение позвоночного диска. А как обстоит дело в универсаме? Там же такого оптового сдатчика на лоскуты порвут, едва завидев объемистые мешки, так? Секрет прост, уверяет Эдуард. Если не хочешь скандала, запомни: ты всегда самый последний. Никого нет – спокойно занимайся своим делом. Кто-то подошел – отойди в сторону, дай человеку получить свое. И все дела. Эдуард вообще человек неконфликтный, предпочитает брать терпением и вежливостью. Понятное дело, приходится ему в супермаркетах слышать в свой адрес и «пошел вон!», и «проваливай!», и «сгинь отсюда!». Ну, так что ж – брань на вороту не виснет. Можно оттащить свои мешки в другое место, где с тобой обойдутся повежливее… Сергей ПЛЯСУНОВ №7-8(68), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Утверждают, что все великие цивилизации проходят один и тот же жизненный цикл. За младенчеством, взрослением и расцветом с неизбежностью следует упадок. Его не удалось избежать никому. Ни египтянам, грекам, римлянам, ацтекам и многим другим, бывшим до них и после них,...

Утверждают, что все великие цивилизации проходят один и тот же жизненный цикл. За младенчеством, взрослением и расцветом с неизбежностью следует упадок. Его не удалось избежать никому. Ни египтянам, грекам, римлянам, ацтекам и многим другим, бывшим до них и после них, в стародавние времена. Ни гордым бриттам, соборным россиянам и разноплеменным последователям марксистского учения, объединившимся в социалистический лагерь, – в недавнем прошлом. Не хочется верить, что в скором будущем такая же участь постигнет и нынешние великие империи. Их сейчас две – Соединенные Штаты и Европейский Союз. Но чтобы противостоять злому року, им придется напрячь все силы. Использовать все резервы. Вовремя обнаружить и обойти все западни, заготовленные им историей. Об одной из них стоило бы, видимо, им напомнить. А, может, и не только им одним. … Откуда у него в светелке вдруг появилась Фея, Демон Франкенштейнович Идальго так никогда и не узнал. Первые дни он часто и настойчиво задавал этот вопрос и ей, и себе, но вразумительного ответа на него так и не получил. Как и на вопросы «как» и «почему». Впоследствии потребность играть в вопросы и ответы исчезла. Может быть, из-за того, что он привык к Фее и уже не представлял своего существования без нее. Может быть, из-за того, что он никого не посвящал в секрет их взаимоотношений. Никому не рассказывал, что она фея. От опушки крылышек за спиной, которые никто, кроме него, никогда не видел, до кончиков пальцев на изящных, опьяняющих, кукольных ножках. Фея появилась. Легкая. Воздушная. Чувственная. Неземная. Вся проникнутая светом и мерцанием. Привыкшая исполнять желания. Свои и чужие. И получать от этого удовольствие. Знающая, что любая цель достижима, стоит только по-настоящему захотеть. Умеющая властвовать и делать вид, что на самом деле подчиняется. В общем, крошечное божество. Не больше Дюймовочки. Просто появилась, и все. С этого момента для Демона Франкенштейновича Идальго началась новая жизнь. Нельзя сказать, что она у него не удалась. Или не заладилась. Или что он прописался в стане лузеров, то бишь неудачников. Ничуть. Напротив. Мужик он был нормальный. Грамотный. С задатками. Причем на все вкусы. Чуть-чуть спортсмен. Чуть-чуть авантюрист. Чуть-чуть циник. Обладающий феноменальной памятью. Огромным упорством. И недюжинной силой убеждения. Все необходимое, чтобы отвоевать себе скромное, но достаточно приличное место под солнцем, таким образом, у него имелось. Видимо, поэтому друзья и сослуживцы еще давно, на каком-то безвестном капустнике нарекли его в насмешку человеком-вызовом от французского «defi» – переделанного акронима его имени (ДеФИ) или, иначе, дефийчиком. Все-таки было в нем что-то, заставлявшее выделять его из общего ряда серых безликих середнячков. Всматриваться в него настойчивее, чем в других, как бы пытаясь разгадать некую загадку. Предчувствовать, что судьба его сложится необычно, удивительно, витиевато. Не мудрено, что тому, как резво он двигался по скользким ступеням карьерной лестницы, иные готовы были бы позавидовать. Едва перевалив за возраст Христа, не совершив, правда, ничего выдающегося или, если честно, вообще ничего не совершив, он превратился во влиятельного чиновника второго эшелона с неплохими перспективами. Занятые им позиции позволяли штурмовать новые вершины. Надо было определить лишь, какие именно. В этот момент и появилась Фея. Хотя «появилась» – не совсем подходящее слово. Чересчур слабое. Аморфное. Невыразительное. Она атаковала его, как рой диких пчел. Как полчища сарацин, нагрянувших неведомо откуда. Как тропический тайфун, перед которым ничто не в силах устоять. Моментально сломив его нелепое сопротивление. В мгновение ока Фея покрыла его поцелуями с ног до головы. От ее страстных прикосновений у него запылали губы, щеки, уши – все, до чего ей удалось дотянуться. А от того, с какой скоростью, напором и эротичностью она все это проделывала, описывая круги по комнате, у него закружилась голова. Однако еще сильнее она закружилась, когда до него дошел смысл слов, которые она обрушила на него, выстреливая их со скоростью пулеметной очереди. Как не сразу, но все же уразумел Демон Франкенштейнович, Фея его давно заприметила. Тихо, незаметно, втайне от него она помогала ему во всем. Ей он обязан неожиданными поощрениями, наградами, внеочередными званиями. С ее помощью он выходил сухим из воды в самых, казалось бы, щекотливых ситуациях. Благодаря ее покровительству на него обращали внимание сильные мира сего. Причем, сначала Фея действовала из чисто альтруистических побуждений. Ей импонировала его активная жизненная позиция. Нравились некоторые черты его характера. И не только они. Но постепенно влечение к нему захватывало ее все больше и больше. Отдаваться ему – пока еще лишь влечению – делалось все сладостнее. Ни о ком другом она больше даже не вспоминала. И как только срок ее добровольных обязательств перед другими людьми и небожителями истек, она тут же бросилась к нему. Фея его теперь очень неплохо знала. Она изучила все его сильные и слабые стороны, все его потайные желания. То, что он государственник, то, что он алчет власти, ее вполне устраивало. И то, как он хотел бы ею распорядиться. Итак, все в жизни Демона Франкенштейновича переменилось. С этого дня он по ночам обсуждал с Феей планы предстоящей кампании, которая должна была привести его на Олимп власти – мелкие амбиции государственного служащего средней руки были сразу же забыты. Меньше, чем пост главы государства, Фею никак не устраивало. Обсуждали подробно. Обстоятельно. Во всех деталях. Последовательность шагов. Распределение ролей. Рекрутирование сторонников. Нейтрализацию противников. Направление главного удара. Обходные маневры. Пропагандистское обеспечение. Крепости, которые предстояло взять. Подводные рифы, которые нужно было аккуратно обойти... И подвергался ее страстным по-детски шаловливым любовным атакам, которые с каждым разом воспринимал все более благосклонно. Фея не оставляла его ни на секунду. Уютно устроившись у него в накладном кармане пиджака или внутреннем кармашке, чтобы поближе к сердцу, или прямо на теле, когда ей этого особенно хотелось, она сопровождала его повсюду. На нескончаемые совещания. Встречи. Посиделки за кружкой пива или чая – крепкое спиртное он терпеть не мог. Тренировки – спортивную форму обязательно нужно было поддерживать. Званые вечера. Приемы. Велосипедные прогулки. Пикники. Шашлыки. Гулянки. В общем, повсюду. Абсолютно повсюду. Фея нашептывала ему, что нужно говорить и как действовать. Когда встрять. Когда промолчать или выступить. Согласиться или дать отповедь. Поддержать или поставить на место. Из нее получился отличный режиссер, сценарист и импресарио в одном флаконе, то есть в одном лице. К тому же она брала на себя нейтрализацию его противников. Ловко. Умело. Эффективно. Кого сбивала с толку. Смущала. Заколдовывала. Кому, не церемонясь, просто затыкала рот. Тем или иным способом. По обстоятельствам. Да и он оказался парнем не промах. Ее партитуру он исполнял на все сто. Можно даже сказать виртуозно. Только одно обстоятельство портило ему жизнь. Фея отвадила от него всех женщин. Соперниц она ненавидела как класс и изничтожала с упорством и остервенением. Когда у него не осталось больше никого, дефийчик попробовал поднять бунт на корабле. Он без обиняков объяснил Фее, чем пацан отличается от взрослого мужика, и что ему требуется: не слащавых возбуждающих поцелуйчиков в несусветных количествах, а здорового нормального секса. Желательно продолжительного, разнообразного и постоянного. Чтобы все болело. «Ах, тебе этого хочется. Этого не достает», – с готовностью поддержала Фея и тут же обернулась обычной земной женщиной. Только досконально знающей, чего ей хочется, что он от нее ждет, и как сделать так, чтобы им было хорошо. Сказочно хорошо. Безумно. Бездумно. Безмерно. В постели Фее не было равных. Во всех тонкостях ремесла она разбиралась даже почище, чем в хитросплетениях политической борьбы. Как волшебница и повелительница грез, она была неутомима. Кроме того, в ее распоряжении был опыт тысячелетий. Всех цивилизаций. Всех культур. От самых диких до наиболее изощренных. О том, что своего партнера она доставляла прямиком то в рай, то на седьмое небо, попеременно, не стоит даже упоминать. Демон Франкенштейнович блаженствовал. Вот это жизнь! Вот теперь все действительно срослось. Жизнь заиграла мириадами красок. Ветер флибустьеров дул в его паруса. Восторг переполнял грудь. По ночам его обслуживали тысячи куртизанок и наложниц. Днем все новые и новые випы склоняли головы перед ним. Вместе с Феей он шел от победы к победе. Шаг за шагом, а иногда и перепрыгивая разом через несколько ступенек, приближался к заветной цели. Крепости сдавались одна за другой. Форты сгорали и падали. Правители городов, регионов и отраслей складывали ключи от того, что было отдано им на кормление, к его ногам. Наконец апофеоз. Свершилось. Последний бастион был взят. Состоялась инаугурация. Все присягнули Демону Франкенштейновичу Идальго на верность. Иерархи вручили ему скипетр и возложили корону на голову. В переносном смысле, естественно. Вроде, можно было передохнуть и взяться за претворение в жизнь великих или хотя бы разумных планов переустройства страны, ее обновления и модернизации, которые он вынашивал. За возведение новых современных городов и благоустройство старых. Создание новой экономики. Концентрацию сил и средств на развитии отраслей, гарантирующих прорыв в будущее. Прокладку новых скоростных и сверхскоростных магистралей. Поддержку предпринимательства и его освобождение от налогового пресса, поборов и притеснений. За обеспечение личной безопасности населения. Всех, от мала до велика. От преступности, коррупции, наркодилеров, порнухи и государственного рейдерства. За то, чтобы граждане страны расправили плечи. Подняли голову. Почувствовали, что им стало легче дышать и лучше жить. И влились, в конце концов, в большую семью цивилизованных народов, обретя партнеров и союзников. Но куда там. Как всего этого добиться, Фея не знала. Создавать условия для других она не привыкла. Это было не ее. Да и не хотела. Вот еще чего выдумали. Дудки. Поэтому она привычно занялась главным. Для нее. И для нового главы. С прежним рвением и готовностью крушить все, что встанет на пути. То есть она принялась расширять и консолидировать доставшуюся им власть. Для этого она нанесла сокрушительный удар по экономической оппозиции, по всем тем, кто обладал экономической самостоятельностью и не собирался подчиняться слепо и безропотно. Потом перекупила, подавила или иным образом вывела из игры политическую оппозицию. Противники, само собой, оставались. Их число отнюдь не уменьшилось. Но все они были сметены на обочину политического действа и превратились в маргиналов. Затем принялась «строить» соседей и регионы. Экономика была переведена в режим ручного управления. Ей было так намного проще. Воздействовать на конкретных людей у нее получалось с одного тычка. Вникать же в то, как переналаживать экономические и социальные процессы и сложные неиерархически организованные структуры, ей было недосуг. Из всех секторов экономики выбрала тройку покандовее, способных приносить реальную прибыль, и начала качать деньги. Кто контролирует финансовые потоки и расставляет людей, тот и банкует. А все остальное – так, детский сад, либеральная галиматья и интеллигентские благоглупости. Демон Франкенштейнович пытался ее подправлять, протестовать, проводить свою линию. Пытался заняться делами реальной экономики. Создать эффективно работающие институты государства и общества. Отладить механизмы. Но только набил шишки. При попустительстве Феи начали взрываться воинские склады. Разваливаться дамбы. Полыхать лесные пожары. Падать истребители и спутники. Национальная валюта понеслась вниз, как в худшие времена. Большие сделки стали проваливаться. Народ и бизнес возроптали. И дефийчик сразу притих. Стушевался. Пообмяк. Однако разлад в семействе и сплин главы не входили в планы Феи. И здесь она все уладила в лучшем виде. Ей нужен был самоуверенный, аррогантный и по уши влюбленный в нее правитель. Поэтому она повела плечиками, щелкнула пальчиками, подула ему в глаза, и Демон Франкенштейнович вдруг увидел, что все делается именно так, как он хотел. Как он всегда мечтал. Страна воспряла. Все объединились вокруг него. В него верят. Его поддерживают. Без него ни один мировой вопрос не решается. Казна набита деньгами. Они теперь есть и у него, и у всех его друзей и корешей. Их хватит надолго. А что есть злопыхатели, тут и за кордоном, так как же без них. Они подсыпают в жизнь соль и перец. Без них было бы скучно. Пресно. Неинтересно. Баба же у него такая. Что дух захватывает. Олимпийцам не снилось. Так что все вокруг рукоплещут и радуются. А коли всем так хорошо, то пусть так хорошо будет всегда. С тех пор Фея и Демон Франкенштейнович совсем «закуклились» и на внешние сигналы больше не отвечали. Рассказанное не напоминает вам то, что происходит последние десятилетия в США и ЕС? Хоть чуть-чуть? Хоть отдаленно? Не напоминает? Странно. Плохо смотрите. Но уж, во всяком случае, не подпускать ни фей, ни кого похожего на правителя к управлению страной, им вполне можно посоветовать. Надеюсь, от доброго совета они отмахиваться не станут. Если, правда, несчастья ни произошло, и они в состоянии услышать что-то такое, что им может не понравиться… © Н.И. ТНЭЛМ №7-8(68), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

В летнюю пору так хорошо мечтается. О ярком приветливом южном солнце. О голубом, специально для вас вымытом небе. Золотистом песке, в который так здорово закапываться. Легкой ряби на глади вод какой-нибудь бухточки или залива. Экзотических кушаньях, аппетитно разложенных на чистейших...

В летнюю пору так хорошо мечтается. О ярком приветливом южном солнце. О голубом, специально для вас вымытом небе. Золотистом песке, в который так здорово закапываться. Легкой ряби на глади вод какой-нибудь бухточки или залива. Экзотических кушаньях, аппетитно разложенных на чистейших скатертях под навесами и зонтиками от солнца прямо на набережных. Неожиданных и захватывающих встречах. Но маленькие деревушки и курортные местечки на берегу Адриатики, Ионического, Мраморного или Мертвого моря и Бискайского залива радуют не только этим. Там так приятно находиться также потому, что все так продумано. Все так чисто. Ухожено. Сделано с любовью. К себе и разношерстным отдыхающим. Настолько приятно, что с обветренных губ неудержимо срывается: «Нам бы так!» Поэтому, где бы ни был, пытаюсь выведать: «Как вам это удалось? Как у вас получилось? Что для этого нужно?» Собеседники из года в год загадочно улыбались, пожимали плечами и отнекивались. А тут не выдержали моей настойчивости и моих стенаний и открыли тайну. Спешу поделиться. Пересказываю, как услышал, ничего не меняя. Без отсебятины. Один к одному. В незапамятные времена, – поведали мне, – и у нас все было не в лучшем виде. Жить, конечно, можно, поскольку ко всему привыкаешь, но как-то гнусно и противно. Все время куда-то сбежать тянет. И подальше. Чтобы не видеть. Не слышать. Не сталкиваться. И не огорчаться. Однако, в отличие от нынешних времен, податься было некуда – всюду не фонтан. Разве что в деталях отличия были. Представьте себе, только с главной аллеи сойдешь, вонь и кучи мусора разбросаны. На опушках леса. На дорогах. Во дворах. Всюду. Какие-то еще пытались убирать. Где особенно в глаза бросалось. А на остальные забили и выкинули из головы. И они источали нечто такого крутого замеса, что все живое – и люди, и животные – предпочли бы обходить за версту. Только не судьба. Оставалось зажимать носы и отворачивать голову. Главная аллея, на которую все кивали, была единственной. Что можно еще проложить, и не хуже, даже не обсуждалось. Зачем? И одной достаточно. Предел желаний, чтобы хоть ее в нормальном состоянии удавалось поддерживать. С другой стороны, может, просто руки не доходили. Но тогда не ясно, до чего они вообще доходили. Правда, и главная аллея, если разобраться, была убогонькой. До слез. Вроде бы симпатичной плиткой или «кабанчиком» выложена. Только стоило их положить и красную ленточку перерезать, как с ними что-то происходить начинало. Не успеешь оглянуться, всюду бой, всюду щербинки и провалы появлялись. Хотя никакая кавалерия по дорожкам не ходила. Вот и приходилось их перекладывать из года в год. По весне и осенью. Но так, чтобы и в следующий раз без работы никого не оставить, и бюджет вовремя выбрать. Вдоль аллеи украшения дивные стояли. В народе их историческими прозвали. Эти украшения настолько давно поставили, что определить с полной уверенностью, кого они изображают, никто бы не взялся. Слишком уж все выцвело и покосилось от дождей и ветра и утренней свежести. Тем не менее, о колорите и предрассудках давно прошедших эпох они неплохо свидетельствовали, и представление дошкольникам дать могли бы. Общественные туалеты – мама родная! Лучше бы их совсем не было. Во всяком случае, в таком виде. Слабонервным и особенно брезгливым искренне советовали воздержаться. Да и зачем, когда и парк тенистый есть, высокой молодью и кустарником заросший. И леса еще не полностью извели. Там и воздух чистый, насыщенный, и с природой можно пообщаться. На худой конец – море. Про море – отдельный разговор. Но, по крайней мере, пляж-то убирать можно было б. Не только после шторма какого-нибудь, слишком уж разрушительного. Про удобства, оснащение, услуги и речи не шло. Куда там. Хотя тоже понятно. Народ, чай, не привередливый. Пускай, когда к морю идет или полежать на подстилках или полотенцах устраивается, под ноги внимательнее смотрит. Ну, если уколется кто или поранится о мусор какой деревянный, не беда. Природа ведь. На нее же специально выбраться хотели. А всякая снедь, в песок зарытая, – это чайкам на пропитание. То, что они не едят ее, конечно, нехорошо. Но кто же за чайками убирать будет. Смеетесь! Вы про особняки и шато (они же дворцы) наверняка спросите. Конечно, имелись. Не в изобилии, но имелись. И все время подстраивались. Как-то незаметно и воровато. Куда же без них. Поближе к морю лепились. Только чтобы народ не смущать и от всего остального отгородиться, их за забор каменный, непролазный, или ограду чугунную высоченную, или, на худой конец, просто колючую проволоку упрятать старались. Хотя, что шато – показуха одна. О том, что внутри, по особнякам в гостиницы пятизвездочные переделанным, судить можно было. Внешне – красота. Все блестит и сияет так, что глаз радуется. Отделка, лепнина – все по первому разряду. Только три беды. Ремонтировать без устали надо, поелику все время где-то что-то отваливается или ломается. Хотя, вроде бы, все под ключ закуплено и установлено. Если умыться кому в голову придет, или ванну вдруг принять захочется, не взыщите: вода такая рыжая и специфическая из кранов течет, что желание немедленно отбивает. На десерт о неназойливом сервисе упомянуть нужно. Как правило, никто ничего не знает и ни на один вопрос ответить толком не в состоянии. А все, о чем ни попросишь, наоборот тому, о чем просишь, делается. Вот тебе за твои деньги и все тридцать три удовольствия. Да, пару слов о дорогах непременно сказать надо. Традиция такая, о дураках и дорогах обязательно вспоминать. Поскольку ездить же и ходить как-то надо. По воздуху летать, к сожалению, до сих пор не научились. Сподобились бы, многие проблемы благодаря этому сами собой отпали. Так вот, в парках дорожки ухоженные по большей части никто вообще не прокладывал. Зачем заморачиваться, когда протоптанные есть. Другое дело, что во время дождя по ним потоки грязевые несутся. Да только зачем под дождем по паркам гулять? Дома сидеть надо. А по булыжной мостовой или тому, что на картах шоссейными дорогами называлось, только виртуозы ездить могли. И не просто виртуозы, а люди очень опытные и тамошние края как свои пять пальцев знающие. Чтобы вовремя остановиться перед очередной особенно глубокой ямой или выбоиной или, когда надо, дорогу уступить. Не только из вежливости, а чтобы и себе, и попутчикам жизнь спасти. Прозябали, значит, все в этом великолепии год за годом. Кое-как перебивались. И до сих пор все бы так же оставалось, не произойди событие, обозначившее водораздел между патриархальщиной и современностью. Вот как все случилось. Вдруг нежданно-негаданно на взморье дракон объявился. Злой. Страшный. Огромный. Огнедышащий. И давай людей глотать. То есть, слух такой распространился. А как там на самом деле, кто же знает. У страха глаза велики. Может, конечно, дракон никого и не глотал. Скорее всего. Ведь, о пропавших без вести пресса не сообщала. И на свидетелей никто не ссылался. Но вы ведь прекрасно знаете: то, что говорят, намного важнее происходящего на самом деле. Поэтому пляжи опустели. Туристы, они же отдыхающие, исчезли. Маленькие деревушки и курортные местечки обезлюдели. Бизнес встал. В гостиницах никто не селится. К родственникам погостить не приезжает. В кафе и рестораны не ходит. В магазинах ничего не покупает. Местные власти и военные сразу под таким прессом оказались – только держись. Они и бездари. И разгильдяи. Растратчики. Тунеядцы. Кровососы. Трусы. Предатели. Коррупционеры. В таких условиях не до расследований. Не до выяснений, что там натворил дракон и натворил ли, и каковы его намерения. Меры надо принимать. Какие угодно. Только не силовые, естественно: драконы, как известно, создания мифические. Для человеческого оружия они неуязвимы. Лишь бы успокоить народ. Лишь бы ослабить давление, вбросить позитивную информацию и предотвратить надвигающийся коллапс нехитрой патриархальной монокультурной экономики. Если бы не стресс, они, может, что-то другое придумали. Советников послушались. С экспертами посоветовались. К старейшинам обратились (не к народу же, само собой). А так вспомнили, как в стародавние времена от драконов и других чудовищ откупались, как их задабривали и тем самым земли от полного разорения спасали, и решили тому опыту последовать. Ну, девушек, молодых, красивых, регулярно к скале приковывать, около которой дракон поселился, было бы чересчур. Это даже они понимали. Не те времена. А вот с собачек одичавших, прикинули они, вполне начать можно было бы. Так и попробовали. Наловили, сколько смогли, и в клетках на опустевший пляж доставили. Только вы ведь знаете, у нас все через левое ухо делается. В служебном раже те, кому поручили, не одичавших собачек, а всех, какие на улице увидели, переловили. И бойцовских, которые на вес золота. И домашних, маленьких, ухоженных, в которых хозяева души не чают. Кабы власти и генералы стихийный бунт вызвать стремились, им бы лучшего способа не найти. Все собачники, как один, на защиту своих питомцев встали. Такой хай подняли и смуту, куда там дракону. Местные власти с генералами, естественно, сразу задний ход дали. Ну, не получилось, так не получилось. Другой вариант в запасе есть. И велели на взморье, дракону на растерзание, коровенок из ближайших хозяйств вывести. Своих буренок и пеструшек или завезенных иностранок – без разницы. Только теперь против кощунства и варварства защитники животных поднялись. Стеной встали. Не дадим, мол, святотатству свершиться и безобразию. Ни за что. Тут власти и генералы вместо того, чтобы крепко в затылке почесать, совсем сдурели и вот что удумали. У нас призывная система в армии была. Как и у всех в те времена. Правда, новобранцев с каждым годом все меньше и меньше становилось. Но пока еще хватало. В том числе, и на то, чтобы от дедовщины гибнуть и по другим причинам, всем хорошо известным. – Ну, добавим к траурной сводке несколько человек или сколько нужно, – решило яйцеголовое начальство, – никто и не заметит. Вот эти несколько человек дракону и сдадим. Дело верное. Единственно, таких надо отобрать, чтобы без ошибки. Как космонавтов. Чтобы без промаха. Иначе не избежать себе на шею новых приключений. Таким вот образом новый солдат Пронькин на пляже очутился. Мускулистый. Подтянутый. Коротко подстриженный. В форме с иголочки, которую сам себе выбрал. В полной выкладке. С боевым приказом не подкачать и с драконом совладать. Только как – в приказе не разъяснялось. Видимо, на смекалку рассчитывали. Зато указывалось. Что дракона огорчать нельзя. Ни в коем случае. И обижать. Особо выпячивалось, что в пререкания вступать запрещается. Стоит новый солдат Пронькин на пляже, дракона дожидается. На километры ни одной живой души. А дракон тут как тут. Посмотрел на бедолагу, и все ему в момент ясно стало. И про страну, и про нравы и порядки местные. И зачем солдатика доставили, и что ему наказали. Однако не только про солдатика, но и про тех, кто его на верную гибель спровадили, тоже все ясно сделалось. Поэтому дракон с новым Пронькиным очень хорошо, по-доброму поздоровался. Расспросил о службе. О родственниках. Предстоящем дембеле и видах на будущее. А потом и говорит: – Я тебя парламентёром делаю. Вернешься к своим начальничкам и доложишь. Так, мол, и так, у дракона самые серьезные намерения. Его на Землю сам Хозяин послал. С цивилизаторской миссией – всех нерадивых чиновников и генералов сожрать. Как пожирать будет, тоже рассказал: – Если не поверят, – предупредил, – то навестит каждого на городской квартире или в летнем домике и лично объяснит. Только, естественно, с дополнительной платой за услуги. В уплату головы сослуживцев и домочадцев пойдут. Каждый чиновник и генерал должен будет торжественное обещание народу дать все награбленное вернуть. Или к такому-то числу, в недельный срок, за месяц, полтора месяца и т.д., но не позже, вторую главную аллею обустроить. Третью. Пятую. Десятую. Дорожки замостить и дороги по последнему слову техники построить. На века. Чтобы не бился никто. И никаких пробок. Ни в будние дни. Ни в выходные. Все стихийные свалки одну за другой ликвидировать и уборку современную и утилизацию отладить. Пляжи отдраить, вычистить, чтобы песчинка к песчинке и никакого свинства. И чтобы люди видели, как техника каждый божий день заново марафет наводит. Ясли, детские сады и школы в божеский вид привести или отстроить заново. Как положено. А не как всегда. Вокруг особняков и вообще повсюду все заборы, решетки и шлагбаумы снять, чтобы ничто проходу не мешало и от людей не отгораживало. Ветхие строения снести. Исторические здания отреставрировать. Вокруг них пешеходные зоны сделать. Переселить людей в нормальные жилища. А для этого коммунальную инфраструктуру восстановить. Где руки не дошли – создать с нуля. И развернуть современные строительные мощности. В дальнейшем же следить, чтобы все устаревающее и несоответствующее на новое, более удобное и комфортабельное менять. Дабы люди как люди жили, а не как сейчас. И стар. И млад. И чтобы ни одного случая взяточничества, казнокрадства, мздоимства, мошенничества. Если откаты – вообще труба. – За любое нарушение «конвенции», таким вот образом заключаемой, – подвел итог дракон своему напутствию, – буду отступников съедать. По кусочку. Медленно. Публично. Причмокивая. На виду у остальных. И не их одних, а за компанию с ними и их непосредственных начальников и ближайших коллег из смежных и родственных государственных структур. Без жалости и снисхождения. Чтобы и всем другим неповадно было. Изложил дракон свои условия новому Пронькину. Заставил слово в слово повторить для памяти. А затем подхватил и прямиком то ли в королевский, то ли президентский дворец доставил. Туда, куда Главный на совещание как раз все верхи пригласил. Но до властей и генералов то, что новые времена настали, все равно не сразу дошло. Ан как начал он министров, депутатов, директоров департаментов и рядовых сотрудников дорожной полиции лопать – взятку взял, вымогать кругленькую сумму принялся, коррупционный закон проталкивать взялся, не построил, не починил, не сделал по совести или просто не сделал, дракон его и его корешей сразу «ам» – как-то вдруг все уразумели. Абсолютно все. Во всех тонкостях. До последней запятой. И сразу по новым правилам играть принялись. Что тут началось! Ни в сказке сказать, ни пером описать. Все чиновники дружно на субботники выходят и старые листья с пустыми бутылками из-под пива собирают. Как угорелые с бумажками носятся. Чтобы в срок, и им, и их близким, и их смежникам отведенный, уложиться. Дэпеэсники за шкирку строителей к наиболее разбитым участкам дорог доставляют. Что нужно укладывать помогают. За качеством лично следят. Милицейские чины сами с собой борются. Сами себе спуску не дают. Сами из себя, а заодно и из других, кристально честных людей лепят. Все чиновники друг друга на поруки взять готовы. Чтобы ни одного случая нарушения «конвенции». Чтобы никто. Чтобы нигде. И к тому же всегда. К разгильдяйству, нечистоплотности, халатности, очковтирательству, апофигизму все как-то вдруг непримиримыми сделались. Никто никому спуску не дает. Все, локтями толкаясь, перед народом отчитываться бегут. Реальных тружеников и производителей буквально на руках носят. Ну, миленькие! Ну, хорошие! Ну, еще чуть-чуть! Ну, потрудитесь! Ну, повкалывайте! Но к назначенному сроку сделайте! Вот вам и денежки длинные. И послабления. И барьеры административные враз отменили. И поборами больше никто не занимается. Живи. Радуйся. Работай в свое удовольствие. Чувствуй себя не дойной коровой, из которой прежде все соки выжимали, или отбросами общества, а уважаемым гражданином. Человеком с большой буквы. Как эта сказка началась, все вокруг, будто по волшебству, преображаться стало. Улицы настолько чистыми сделались, ноги, заходя в дом, можно о коврик не вытирать и обувь не переодевать. Люди все красивые, праздничные, разноцветные наряды покупать бросились. Улыбки на лицах засияли. Все вежливыми, добрыми, отзывчивыми сделались. Здороваться со знакомыми и незнакомыми принялись. Подстать улицам, вымытым, сияющим. Паркам, роскошным, ухоженным. Невесть откуда появившимся. Зданиям, светлым, высоким, модернистским, авторским. Розам, гвоздикам, настурциям, орхидеям и другим цветам попроще, все заполонившим. Еще несколько лет прошло, люди – к этому времени власти и генералы тоже в людей превратились – забывать стали, что может быть как-то иначе. А коли так, то и про дракона, его модернизаторскую роль и задание, которое он от Хозяина получил, тоже. В каждой истории, конечно, немножко вымысла есть. Как же без этого. Для нас же она далекое прошлое. Вы же теперь в тайну посвящены. Посмотрите. Может, наш опыт и вам пригодится. Сначала, правда, нелегко придется. Зато отдача колоссальная. Иногда, ведь, стоит пожертвовать несколькими фигурами на шахматной доске, чтобы в итоге выиграть партию. А с помощью ли дракона или какого иного существа мифического, вам самим лучше судить. Вы же творцы своего будущего. Наверное… © Н.И. ТНЭЛМ №7-8(68), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Люди устроены своеобразно, особенно европейцы: они воспринимают историю так, как если бы в прошлом жили их современники, мало отличающиеся от них самих. Обуреваемые теми же самыми страстями, что и они. Разделяющие их взгляды и представления. Существующие в той же системе...

Люди устроены своеобразно, особенно европейцы: они воспринимают историю так, как если бы в прошлом жили их современники, мало отличающиеся от них самих. Обуреваемые теми же самыми страстями, что и они. Разделяющие их взгляды и представления. Существующие в той же системе координат. На самом деле это не так. Очень даже не так. Тем не менее, ничтоже сумняшеся, каждое новое поколение, принимая эстафету от предыдущего, вновь и вновь берется за неблагодарное дело переписывания и так далеко не однозначной истории человечества. Оно реконструирует его под себя. Себя нынешнего. Себя совершенно другого. Видящего все иными глазами. С иной мотивацией, иными мозгами и жизненным опытом. Вот и получается, что с каждым витком история насыщается все новыми тайнами, неожиданными поворотами, головокружительными авантюрами и остросюжетными блокбастерами. Любовные романы делаются все более закрученными. Политики – на порядок более продажными и себялюбивыми. Злодеи – на два порядка более изуверскими. Обычные люди – все более простыми, наивными, доверчивыми. Некоторые из них – не удивляйтесь – бесконечно более порядочными. В сравнении, конечно. Но неуёмное стремление нашего современника к открытиям даже там, где в болотном тумане прошлого все, казалось бы, уже давно объяснено и разложено по полочкам, имеет и свою положительную сторону. Оно позволяет срывать с истории одну вуаль за другой, докапываясь до прежде сокрытых сокровенных смыслов. Так порой умелые реставраторы слой за слоем снимают то, что получилось у последующих художников, дабы обнажить первоначальные фрески или изображения на холсте. Хотя иногда лучше бы они этого не делали… Как и положено, на праздник, устроенный королем и королевой в честь рождения Принцессы, которую они так долго и трепетно ждали, были приглашены все феи и колдуньи. И они, само собой, щедро одарили новорожденную и ее счастливых родителей. Но про одну, самую вредную, забыли. И горько об этом пожалели. Она сотворила необоримое заклятье, сулящее Принцессе и королевству невеселую судьбу. Получалось, что когда подрастет, Принцесса уколется о веретено или какой-то похожий острый предмет и погрузится в вечный сон. А с ней вместе и все государство, и все его поданные. Остальные феи смогли лишь смягчить заклятие, но не отвести его. Поэтому в королевстве был введен строжайший запрет на все колющие и режущие предметы. Однако предусмотреть случайность невозможно. В потайной комнате, о которой все давно напрочь забыли, Принцесса умудрилась отыскать оставленные там когда-то давно-давно швейные принадлежности. Официальная версия дальнейшего, я надеюсь, вам известна. Девушка укололась. Она не могла не уколоться – заклятья действуют с силой рока – и сразу погрузилась в глубокий продолжительный сон. Вместе с ней в него погрузились королевство и все его жители. Только спустя столетие объявился прекрасный принц, поцеловал красавицу… и все кругом пробудилось. Как по волшебству. Она, конечно, полюбила своего спасителя. Он не мог не ответить ей взаимностью. Их любовь была светла, чиста и возвышенна. Они жили долго и счастливо и умерли в один день. (Про то, были ли у них дети, – если вас интересует – ничего сказать не могу. Официальная версия умалчивает. Может, из ханжества. Может, потому, что тогда пришлось бы предъявлять огромную армию потомков. В подтверждение ее достоверности.) Красивая история! Похожая на сказку. Не правда ли? Красивая, слов нет. Но вымысла в ней с перебором. На самом деле, похоже, все было не просто иначе, а совсем иначе. И тут начинается настоящая история, свободная от наслоений и умалчиваний. Подлинная история, реконструированная моими более молодыми коллегами. Не знаю только, говорить ли им за это спасибо. Вы помните: по общепринятой слащавой версии наследница совершенно случайно отыскала потайную комнату. Спрашивается: зачем ей понадобилось лазать по всему замку в поисках укромного местечка. Ей, у которой было все, что можно только пожелать. Ответ напрашивается сам собой. Догадаться не сложно. Понятно, почему столько времени сказочники и властители дум его старались не задавать, прибегая для этого к бесконечным уловкам и недомолвкам. Любой вопрос содержит скрытую подсказку, будоражащую фантазию и помогающую либо закамуфлировать истину еще сильнее, либо догадаться о ней. Хотя, как я намекал, истин может быть великое множество. … Ребенок познакомился с героем своего романа на каком-то затеянном королем и королевой детском празднике, придуманном родителями для любимого дитятки. Он был статным. Пригожим. Обходительным. С нежным взглядом миндалевидных глаз, приветливой улыбкой и массой других достоинств. И тут выяснилось, что девочка давно уже не ребенок. Она влюбилась в него без памяти. Родители сначала не мешали их встречам. Даже поощряли безобидные свидания, милые прогулки и игры на воздухе под присмотром фрейлин. Ведь обходительный юноша на поверку оказался принцем. Ценность всех приятных черт, которыми он обладал, от этого в их глазах выросла в десятки раз. Однако приличия есть приличия. Ее они по-прежнему считали совсем маленькой. А ей больше всего на свете хотелось одного: обмануть всех и остаться с Фердинандом (должно же быть у принца какое-то имя, не называть же его Павлом или Петром Третьим – не так поймут, Генрихом Четвертым, Стюартом и т.п.) наедине. Чтобы сжать его руки в своих. Заполучить возможность перебирать вьющиеся волосы. Соприкоснуться губами в первом в ее жизни взрослом поцелуе. Естественно, что она горы готова была свернуть, лишь бы ее мечты осуществились. Так ей удалось отыскать потайную комнату. В которой, волею судьбы или заклятия, остались от прежних времен швейные принадлежности. Тут мы приближаемся к наиболее деликатному моменту истории. Принцесса изловчилась и назначила свидание Фердинанду в потайной комнате. Он устремился на встречу сломя голову, забыв о возрасте девушки, ее монаршем сане, забыв обо всем. Лавры Ромео и Джульетты вечно не дают нам покоя. С соблюдением всех правил конспирации Фердинанд пробрался в замок. Сгорающая от нетерпения Принцесса отперла ему дверь и сразу бросилась в его широко открытые объятия. Их уста соприкоснулись. И тут произошло нечто жуткое и непредвиденное. Фердинанд слышать не слыхивал о том, что такое случается. Девушка выскользнула из его жарких объятий и грохнулась на пол без сознания. От неожиданности новоявленный Дон Жуан совершенно растерялся. Вместо того чтобы попытаться оживить Принцессу, оказать ей первую помощь, стал носиться по комнате, натыкаясь на этажерки и стулья. На глаза непроизвольно навернулись слезы бессилия, которые он принялся размазывать по подрагивающим от волнения щекам. Но охватившая его минутная слабость продолжалась недолго. Не более четверти часа. Фердинанд взял себя в руки, подхватил на них же Принцессу и выскочил вместе с ней за дверь в поисках помощи. Увы, оказывать ее было некому. Как и предписывало заклятие, все живое застыло во дворце и за его ближайшими пределами в той позе, в какой их застало несчастье с Принцессой. Кто с недопитой чашкой в руке. Кто с поднятой ногой, занесенной для того, чтобы сделать следующий шаг или переступить через порог. Кто стоя. Кто сидя. Кто как-то иначе. Кто на ступенях трона. Кто на коне. Любовнике. Метле. В общем, музей восковых фигур мадам Тюссо. Однако увиденное Фердинанда ничуть не обескуражило. Напротив, он сразу успокоился и начал действовать осознанно и целеустремленно. Прежде всего, он навел относительный порядок в потайной комнате, расставив этажерки и стулья по местам так, как они стояли до того, как его охватила паника. Потом протер тряпочкой все предметы, к которым прикасался, – детективы были популярны во все времена, и азы того, как надо заметать следы, знают не только киллеры, но и все добропорядочные налогоплательщики. Не говоря о придворных. Потом занялся Принцессой. Ее по-прежнему вовсе даже не хладное тело он положил так, как если бы она упала, сраженная неведомой силой. Воткнул ей в пальчик веретено или иголку – что там требовалось по легенде, чтобы выступила капелька крови. И был таков. Фердинанд улепетывал из замка с максимально доступной ему скоростью. Ему мерещилось: вот-вот из-за деревьев выступит стража и схватит его. Монарх по-быстрому вынесет вердикт – зачем кого-то заслушивать или проводить дознание, когда и так все всем ясно, – и его обезглавленное тело выбросят на задний двор собакам на съедение, людям – на поругание. Тем не менее, ни одной глупости он себе не позволил. Голова у него оставалась холодной. Мысль работала четко и выверено, как в калькуляторе. Правда, только одна. И похожая больше на инстинкт. Перебравшись в соседнее королевство, Фердинанд поостерегся тут же представляться тамошнему правителю. Перво-наперво ему надо было кое-что проверить. Поэтому, поселившись инкогнито в недорогом неприметном отельчике, он обошел близлежащие бордели. Однако его расчет не оправдался: девочки предоставляли все возможные виды услуг, соглашались исполнять любые фантазии клиентов, но им строго-настрого, под страхом неотвратимого наказания, запретили целоваться. Фердинанду пришлось ударить по горничным, камеристкам, кухаркам, модисткам и всем другим, умевшим держать язык за зубами, благо это оказалось не сложно – смазливые спортивной выправки обходительные мальчики всегда были у женщин нарасхват. У женщин любых возрастов. Только убедившись в том, что его поцелуи ни для кого не фатальны, и набравшись слухов о том, что творится в государстве, то бишь при дворе и за его пределами, Фердинанд отправился во дворец. Король и королева встретили его с распростертыми объятиями – после того, вестимо, как служба внутренней безопасности провела проверку, изучила представленные им бумаги на подлинность и подтвердила, что да: Фердинанд самых благородных кровей. У короля и королевы подрастала дочка. Государю пора было задуматься о женихах, приданом и всех мучениях и страданиях, с этим связанных. А тут потенциальный женишок сам пожаловал. И какой! Любо-дорого. Чтобы не оставлять ничего на самотек, и как можно быстрее форсировать события, король с королевой моментально приставили к Фердинанду охрану и ввели его в интимный круг ближайших друзей принцессы, благо он был весьма узок. Вскоре они уже все время проводили вместе. А монаршая чета усиленно следила за тем, чтобы ничто не мешало им оставаться вместе. Однако Фердинанда «заклинило». Все авансы ничего не умеющей и ничего не знающей, но стремительно взрослеющей Принцессы-2 он оставлял без внимания, распаляя ее тем самым все больше и больше. Перед его мысленным взором то и дело проносились картины цепенеющей страны, из которой он только что унес ноги, и безжизненного, хотя и теплого, тела Принцессы-1. Однако привидения привидениями, а то, что так долго не может продолжаться, Фердинанд тоже прекрасно понимал. Развязка близилась. Ее нужно было встретить во всеоружии. Он сам решил подтолкнуть ее. Воспользовавшись первым же подвернувшимся удобным случаем, Фердинанд выставил королю и королеве свои условия. Да, он без ума от их дочери. Да, он непременно на ней женится. Да, он уже хоть завтра готов сделать предложение. Тем не менее, есть «но». И существенное. Он настоящий принц. В сто каком-то поколении. Поэтому мать Природа наделила его особым даром. Очень необычным. Наверное, даже уникальным. Если он поцелует девушку, лишь выдающую себя за принцессу, та мгновенно впадет в летаргический сон. Сколько он будет длиться, никто не знает. Не исключено, что вечно. Однако это полбеды. Если у алтаря, когда все главные слова уже сказаны, он поцелует девушку, лишь выдаваемую за принцессу, создание, в жилах которой не течет настоящая королевская кровь, не только она, но и вся страна уснет на долгие годы. И царедворцы, и обслуга, и богатеи, и нищие – в общем, все-все подданные. (Фердинанду казалось, что затеянная им игра беспроигрышная. При любом развитии событий он либо срывал банк. Либо, как минимум, выходил сухим из воды.) Король и королева выслушали признания Фердинанда, не моргнув глазом, ведь они были настоящими монаршими особами. Вышколенными этикетом. Умеющими держать себя в руках при любых обстоятельствах. Способными в любой момент надеть на лицо подобающую маску. Никогда не показывающими на людях свои истинные чувства. Сдержанность для которых с рождения стала второй натурой. Не могли же они позволить кому-либо усомниться в происхождении дочери. Утвердиться в наобум высказанных подозрениях. Предположить, что они снизойдут до обсуждения подобной нелепицы. Не могли же они выказать волнение, свидетельствующее о том, что намек на возможную супружескую неверность не является для них таким уж святотатством. Ни друг перед другом. Ни, тем паче, перед посторонним, пусть и готовящимся сделаться их зятем. Не могли же они проявить растерянность, дающую основание догадаться, что доверенная им тайна их ошеломила. Если бы король и королева были меньшими снобами, они, наверное, поинтересовались у Фердинанда, откуда такая уверенность. Что, с ним уже случалось нечто подобное? Когда, где, при каких обстоятельствах? Или с его предками? Какие государства те успели погубить? Или если бы у них с семейной жизнью все было безукоризненно… Как бы то ни было они дали Фердинанду необходимые заверения. И понеслось. Закружилось. Завертелось. Начались приготовления к свадьбе. Подсчеты. Согласования программы увеселений. Составление меню. Косметический ремонт дворца. Утряска списка приглашаемых. Чтобы ни одну фею не забыть. Ни одну колдунью. В общем, обычная в таких случаях кутерьма. Обычная, да не совсем. Даже в непонятно как устроенных странах у стен есть тысячи ушей. Не говоря уж об образцово скроенных королевствах. Естественно, что самые фантастические сплетни тут же, будто летний ветерок, зашелестели по стране. Слухи расползались и множились. Множились и расползались. И о том, что у Принцессы малокровие. И о том, что Фердинанд оборотень. Или темный рыцарь. Или еще черт знает что совершенно невообразимое. В столице и провинциях заработал тотализатор. Принимались ставки на то, что Фердинанд проглотит Принцессу прямо у алтаря. Обратит ее в лебедя. Волчицу. Или таракана. Или вместе с ней уйдет прямо в небо. Если только не провалится под землю. Принимались ставки и на прямо противоположные вещи. Что Принцесса давно на сносях от заезжего барона, и в этом причина такой суеты и торопливости. Или что это именно она кровожадный оборотень, а вовсе не Фердинанд. И она напьется его крови и потом его проглотит. Обратит в попугая. Ручного медведя. Или сивого мерина. Под которого уже строится новая конюшня. Удобная. Уютная. С иголочки. Однако самым популярным, конечно же, был сюжет о том, что на Принцессу навели порчу, и, целуя ее, Фердинанд рискует своей жизнью. Опять-таки зеркально противоположный вариант – что такая участь ожидает Принцессу и, не дай Бог, все королевство. Так ли, эдак ли, но к тому дню, на который была намечена свадьба, Принцесса-2 полностью извелась. А вдруг это не слухи? Вдруг то, что рассказывают все встречные и поперечные, – не просто обычное злословие? Вдруг дело нечисто? А если в ее прошлом есть какая-то страшная тайна? Если ее родители вовсе даже не родители? Или их любовь и верность – одна лишь показуха, необходимая для повседневного управления государством? Не мудрено, что Принцесса-2 находилась на взводе. Причем совершенно жутком. Это полностью объясняет все последовавшее. Хотя тень сомнения всегда остается. Короче говоря, с дрожью в коленях Принцесса-2 нацепила на себя подвенечное платье. Шатаясь и спотыкаясь, доковыляла до алтаря. С большим трудом после того, как подобающий случаю высокий церковный иерарх в пятый раз ее переспросил, выдавила из себя «да». Но когда губы Фердинанда соприкоснулись с ее губами, не выдержала и без памяти грохнулась на каменный пол. Если бы король и королева не были предупреждены заранее, тут бы, видимо, началось черти что. Вопли. Крики. Выстрелы. Давка. Паника. Но они тщательно подготовились к любому повороту сюжета. Зная, что им можно друг от друга ожидать всякого. Поэтому ничего такого не последовало. Однако подготовились по-разному. По мановению руки монарха, всю жизнь скрывавшего саднящую его душу сердечную рану, Принцессу-2 моментально унесли, и, как по волшебству, у алтаря появилась другая девушка в белом подвенечном платье. Не точная копия прежней, но очень и очень на нее похожая. Тоже какая-то застенчивая, нерешительная, инфантильная. Так что монарху самому пришлось брать ее за руку и тащить к алтарю, где их в задумчивости поджидал Фердинанд. Его окаменевшее лицо только казалось непроницаемым. На самом деле по слегка заметному трепетанию губ и выразительным взглядам, которые он бросал окрест, то трагическим, то насмешливым, опытный психоаналитик безошибочно определил бы ход его мыслей. Правда, они, наверное, не отличались от тех, которые проносились в это время в головах всех собравшихся на праздник сановных особ. «Ба, – с трудом соображал Фердинанд, – это же Миранда, наперсница Принцессы-2. Они с измальства вместе. Ее приставили к Принцессе-2, чтобы уберечь от одиночества. Чтобы жизнь на виду и государственный церемониал не были ей в тягость. Чтобы Принцесса всегда чувствовала локоть подруги. Оказывается, никакой не подруги, а самой настоящей соперницы, в глубине души ожидающей своего часа. Пока же вынужденной оставаться все время в тени. На заднем плане. Без позволения лезть вперед. Говорить наперекор и настаивать на своем мнении. А, может, даже его иметь. И это тогда, когда прав на престолонаследие у нее, судя по ее появлению у алтаря, не меньше, чем у Принцессы-2. Если не больше. Ба, так она появилась при дворе далеко не случайно. Точно. Не иначе как она незаконнорожденная дочь короля. Ну, конечно. Теперь это совершенно ясно. Иначе, зачем было бы ему тащить ее к алтарю. А заготовленное заранее подвенечное платье? Быстрота, с которой убрали тело Принцессы-2? Спокойная реакция церковных иерархов – наверняка, их предупредили заранее. Все бьет в одну точку. Прочь сомнения. Конечно же, она Принцесса-3. Любимая дочь короля. А теперь видно, что и единственная. Все эти годы он скрывал свои чувства от жены и придворных. Прятал свои надежды и предпочтения от окружающих. «Я подвернулся очень кстати. Бьюсь об заклад, о такой возможности он мечтал все годы. То-то он воспринял мой ультиматум с такой благосклонностью. Правда, мне-то наплевать. Ну, Принцесса-2. Ну, Принцесса-3. Да хоть Принцесса-4. Один хрен. Все равно полцарства мои. К тому же король и королева не такие молодые. А принцессы только из детского сада. Пообломаю. Никуда они не денутся. Вон, от одного предчувствия поцелуя дрожать начинают и в обморок падают». Только Фердинанд до этого места свои размышления довел, как уже «да» пришло время говорить и Принцессе-3 губы под поцелуй подставлять. Но над принцессами в этот вечер довлел злой рок. Миранда с большим трудом выдавила из себя «да», а потом ее будто что-то толкнуло в его объятия. Она запрокинула голову в ожидании поцелуя и… неожиданно вся обмякла. Ее непослушное тело выскользнуло из его объятий и сползло все на тот же многострадальный каменный пол. У Фердинанда мелькнуло повторное ощущение дежа вю. Он склонился над бывшей Принцессой-3 – она не дышала. Ситуация явно выходила из-под контроля. Он превращался во второразрядного статиста. В одного из приглашенных. Не понимающего, что происходит. Теряющегося в догадках. Улавливающего лишь, что первоначальный сценарий давно отставлен в сторону. Сюжет закручивается острее, нежели могли предположить любые держатели тотализаторов. За сменой галсов не угнаться. Борьба идет не на жизнь, а на смерть. Первые жертвы уже принесены. За ними последуют другие. Потому что и Принцессу-3 молниеносно унесли. Вслед за ней, с такой же расторопностью и безразличием, и действовавшего монарха, сердце которого не выдержало свалившихся на него несчастий. А церковные иерархи оставались столь же индифферентными. Для них, похоже, начинался лишь очередной акт заранее известной им «человеческой комедии». Но когда освободившееся место заняла очередная претендентка, у Фердинанда дух перехватило. Да, она была в стандартном для принцесс подвенечном платье. Белом. Длиннополом. Со шлейфом крестом. С рюшечками и оборочками в форме розочек и ангелочков. Видимо, все три платья пошили одни и те же мастера. Однако это было единственным, что роднило ее с бедняжками предшественницами. На подиуме стояла величественная женщина. Не чета курсисткам. Сильная. Смелая. Яркая. Увлекающая. Копия намечающейся вдовствующей королевы, как все вдруг увидели. Вернее, улучшенное переиздание. Потому что эта женщина точно знала цену и себе, и окружающим. От всего ее облика веяло силой, уверенностью, убежденностью. В зале установилось напряженное молчание. Все затаили дыхание. Иерархи же склонили головы перед светской властью, которую теперь олицетворяли королева и ее дочь. Старшая и безмерно любимая. После чего позвали Фердинанда продолжить церемонию. У него не спрашивали. Им повелевали. С первого же шага. Первого же появления. И тут высшие сановники и простые царедворцы, полномочные представители других стран и синклит колдуний и фей – все вдруг увидели, что Повелительницу они прекрасно знают. Она уже несколько лет управляет делами двора. Споро. Уверенно. С таким тактом, теплотой и знанием дела, что люди, вовлеченные в них, от поставщиков продуктов и утвари до главы казначейства и хранителей печати, получают удовольствие, выслушивая ее указания и подчиняясь им. На этот пост ее назначила монаршая чета. Король по неведению, поскольку столь второстепенные вопросы были ниже его светлейшего достоинства. Почему королева – все теперь разобрались. Хотя о некоторых существенных деталях и ее прошлого, и того, что произошло на их глазах, они так никогда и не узнали. Потребовались долгие годы, века, тысячи исследований и упорство нового поколения историков, о котором речь шла выше, для того, чтобы раскопать истину. Или всего лишь одну из ее ипостасей. Королева должна была выйти замуж не за короля, а за совсем другого мужчину. И умного, и дерзкого, и безрассудного. Государи – его и ее родители обо всем условились. Ничто не могло помешать их счастью. И королева влюбилась в него со всем пылом юности. Со всей страстью, на которую способно недюжинное создание, внутренние порывы которой все время сдерживаются. Он ответил ей взаимностью. Церемония должна была состояться вот-вот. И не было ничего удивительного в том, что королева понесла. От этого предвкушение скорой свадьбы для влюбленных становилось лишь более терпким. Но, увы, в спокойное течение их жизни вмешалось непредвиденное. Случилась война. Она разделила близких людей. Она развела братские страны по разные стороны баррикад. Да, молодая и ее избранник продолжали втайне встречаться, но все реже и реже. Обвинение в государственной измене было нешуточной угрозой. От мечты о свадьбе и совместной жизни им пришлось на время отказаться. А потом единственный в ее жизни настоящий мужчина погиб в сражении. Она билась в истерике. Она пыталась утопиться. Уморить себя голодом. Постричься в монахини. Она была безутешна. Однако интересы государства превыше всего. Ей пришлось внять увещеваниям государя. На какое-то время она скрылась от любопытных глаз в отдаленной провинции, дружественной королевству. Родила там в тайне от всех и выкормила дочь. А потом, восстановив силы, вернулась, чтобы выйти за будущего короля, чтобы скрепить окончание войны матримониальным союзом. Королева была верной супругой. Она блюла интересы страны, завещанные ей государем. Родила наследницу. Терпела ее и ненавистное существо, навязанное ей судьбой. Но в душе всегда хранила верность своей первой и истинной страсти, своему единственному, своему избраннику. И лелеяла надежду на то, что когда-нибудь дела королевства передаст в любимые, родные, надежные руки. В руки той, которая каждой своей чертой, каждым поворотом головы, каждым движением напоминала ей о несбывшемся – о ее единственной в жизни любви. Для этого нужно было, чтобы будущая Правительница знала все. Умела все. В совершенстве разбиралась в хитросплетениях придворных интриг. Обладала железным характером. Не пасовала ни перед чем. Предвидела все на десять шагов вперед. И в то же время была любезной. Обходительной. Обаятельной. Королева дала будущей Правительнице безупречное великолепное образование. Пропустила через горнило взлетов, обожаний и унижений, с которыми та столкнулась при дворах нескольких самых разных государств. Дала согласие на ее замужество за престарелым великим герцогом малюсенького великого герцогства, которое принесло дочери уникальный опыт государственного управления, неплохое состояние и независимость. А когда та прошла сквозь огонь и медные трубы, высвистала к себе и сделала управительницей всего огромного королевского хозяйства. Пускай, прикидывала она, куклы упиваются властью. Оставаясь в тени и добиваясь того, что все работает как бы само собой, дочка будет накапливать силы, влияние и поддержку. Как и во что их конвертировать, станет понятно позднее. Шанс, предоставленный нелепыми признаниями Фердинанда, обе сочли знаком, подаваемым им свыше. Чтобы его не упустить, они продумали все до мельчайших деталей. Предусмотрели все случайности. И выиграли. Это простофили с трепетом покупают лотерейные билетики, надеясь на авось. Они надеялись только на самих себя. Плюс, естественно, на тех, кого будущая Правительница принялась переманивать на свою сторону, как только получила ключи от всех кладовых дворца. Принцесса-2 была девушкой боязливой, нервической, легко возбудимой. Ей ничего не стоило грохнуться в обморок от одного только намека на поджидавшие ее опасности взрослой жизни, еще вчера казавшейся ей такой далекой. Со свойственной этой жизни ничем не оправданной жестокостью, ненавистью к преуспевающим и презрением к проигравшим. Она начинала дрожать от одного лишь упоминания об изувеченных телах, потоках крови и обезглавленных трупах, которые по тем временам не представляли собой ничего из ряда вон выходящего. Поэтому как срежиссировать ее устранение, королева и будущая Правительница особо не заморачивались. Принцессу-2 достаточно было «довести до кондиции», чтобы любая малость во время церемонии могла окончательно выбить ее из седла. А для этого достаточно было не препятствовать ей все глубже и глубже погружаться в будоражащий мир страшных слухов и небылиц, окружавших приближающееся событие, в котором ей предстояло сыграть заглавную роль. Правда, неизвестно какую – жертвы или примадонны. Вот с претенденткой, которую обязательно выставит король, дело обстояло несколько иначе. С ней тандем решил не цацкаться. Подобные оскорбления смываются только кровью – тысячелетняя традиция. И никакие угрызения совести по поводу замышленного ими они не испытывали. Скорее, напротив, ощущали спокойную уверенность в своей правоте. Зло нельзя оставлять безнаказанным, когда оно покушается на твою честь и благополучие твоих близких. А слаще мести в этой жизни, переполненной страданиями и предательством, может быть только месть. Миранду будущая Правительница вычислила с первых дней своего пребывания во дворце и с тех пор пасла не переставая. Кто она и что она, королева, может быть, и догадывалась, но старалась оставаться выше выяснения отношений. До поры до времени это ее не трогало. Вплоть до возвращения дочери ей старые проказы супруга оставались безразличны. Будущая Правительница была женщиной иного склада. Она предпочитала действовать. И действовать безошибочно. Перво-наперво она потихоньку оттерла от Миранды всех старых преданных той прислужниц. Приставила к ней своих людей, вывезенных из герцогства. Взяла под контроль каждый ее шаг, каждый вздох, каждое поползновение на замысел. Вывести ее из игры, бесповоротно, раз и навсегда, не составляло труда. «Дело техники», как сказали бы в таком случае знатоки. Нужную технику будущая Правительница знала в совершенстве. По поводу Фердинанда она и вовсе не беспокоилась. Пока до него дойдет, пока он отрефлексирует, церковные иерархи все обтяпают. Так и получилось. Фердинанд по инерции промямлил ожидавшиеся от него «да» и все остальные полагавшиеся по регламенту слова. А после сполна отпущенного ему жгучего поцелуя и вовсе впал в прострацию. То, что с ним можно не считаться, Правительница угадывала интуитивно. Такой тип мужчин она изучила как свои пять пальцев. Никчемных личностей. Фанфаронов. Нарциссиков. Любящих только себя. Мнящих о себе черте-что. В действительности же не способных даже лужу перейти самостоятельно, не то что нажать на спусковой крючок. Его участь была предрешена. Тем не менее, пока он ей был нужен. Главным образом для надлежащего исполнения требований, предписываемых престолонаследием. Для соблюдения приличий. Для того чтобы все выглядело чинно и благородно. В глазах двора. Ведущих сановников, вечно готовых затеять какую-нибудь непростительную фронду. Фабрикантов, особенно заинтересованных в законопослушном поведении лидеров и политической стабильности. Наконец, народа, на поддержку которого Правительница рассчитывала в первую очередь. Для него она была своей. Умела быть своей. Знала, что для этого требуется. Способна была не только давать обещания и выполнять их, но и влюблять в себя простые безыскусные души. Вон какая у нас обворожительная госпожа. Красивая. Мудрая. Справедливая. На две головы выше других. Ни у кого такой нет. К тому же она чувствовала: Фердинанд владеет какой-то тайной. Важной. Опасной. Может быть, даже смертельно. Заслуживающей того, чтобы в нее проникнуть. И она употребила все свои умения для того, чтобы овладеть ею. Не погнушалась ничем. Отгородив одновременно Фердинанда от прямого общения с церковными иерархами, генералитетом и высшей знатью. Во избежание. Какое-то время Фердинанд отнекивался. Делал вид. Отбивался. Но долго выдержать не смог и рассказал ей все без утайки. От открывшихся перспектив у Правительницы аж дух захватило. Вот это повезло, так повезло. Вот она, козырная карта. Удачу надо хватать за хвост. Тут даже злую колдунью выкликать не нужно. Можно обойтись и без ее подсказок. Без ее помощи. И так понятно, что зачарованное королевство сокрыто пологом заклятия для всех, кроме Фердинанда. Он принадлежит тому времени, той действительности. Только он один. Он же и послужит ключом, которым зачарованное королевство можно расколдовать. Достаточно лишь, чтобы он привел туда других. Тогда действие заклятия закончится. Само собой. Но об этом никто больше не будет знать. Все лавры достанутся ей – спасительнице. Освободительнице. Императрице. Разбуженное королевство оказалось на порядок богаче своих соседей. То, что оно пропало со всех карт и вдруг стало невидимым для всех алчных и завистливых соседей, очень пошло ему на пользу. Крыши здесь были выше. Краски ярче. Пастбища тучнее. Мастеровые более умелые. Ученые просвещеннее. Бюргеры зажиточнее. Присоединяя его земли, Правительница превращала свою до той поры ординарную страну в ведущую мировую державу. А кто же откажется от аншлюса со спасителями. Тем более, введшими в пределы вашей территории свои войска и умело убедившими всех, что с бывшими господами, чуть не уморившими население, им не по пути. Оставалась лишь последняя точка, которую Правительница красиво, даже изысканно поставила во всей этой истории. Не прошло и нескольких лет, как все в мире были уверены, что никаких двух государств не существовало. А Принцессой большой удивительной сказочной страны была именно Правительница. Вернувший ее к жизни избранник, увы, погиб в одной из битв, которыми изобиловало то время, покрыв себя вечной славой. Она же успешно царствовала долгие годы и всегда следовала заветам просвещенного правления, достигнув в этом отношении выдающихся высот. За что в памяти народа навеки осталась как «Великая». Великая женщина. Великая Правительница. Великая Императрица. Которой и была на самом деле. А все материальные свидетельства того, что было как-то иначе, Правительница уничтожила. Так же четко и умело, как она все делала в своей жизни. Свидетельство тому – то, что моим коллегам только сейчас удалось докопаться до каких-то источников, позволивших им усомниться в официальной версии. Вот так-то. А то спящая красавица, спящая… © Н.И. ТНЭЛМ №7-8(68), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Пора летних отпусков для нашего брата европейца – это нечто святое. Место отдыха и все с ним связанное планируются на год вперед. Они отбираются с не меньшей тщательностью, чем квартира или дом, приобретаемые для себя и своих детей. На худой...

Пора летних отпусков для нашего брата европейца – это нечто святое. Место отдыха и все с ним связанное планируются на год вперед. Они отбираются с не меньшей тщательностью, чем квартира или дом, приобретаемые для себя и своих детей. На худой конец, хотя бы автомашина. В предвкушении отдыха проходят все весенние месяцы. Мысль о том, что на все можно будет забить и оторваться по полной программе, будоражит кровь и поддерживает силы, ослабленные авитаминозом и недостатком ультрафиолета. Она согревает душу. Расцвечивает жизнь. Только отрываться надо умеючи. Памятуя о предупреждении: «в чужие сани не садись». А то, не дай Бог… Или скатертью дорожка… Кому как нравится. … Звебр раньше даже не представлял, что от жизни можно получать такое удовольствие. Ему жутко повезло. По деньгам он мог рассчитывать максимум на какую-нибудь Коста-Браву, Египет или Азорские острова. Со всем усредненным, типовым, ординарным. Экономкласса, одним словом. С кучей людей вокруг, вечно выхватывающих у тебя из-под носа то, что тебе особенно понравилось. С неприкрытым желанием торговцев тебя поиметь. Ободрать. Облапошить. Или всучить тебе что-то такое, что тебе заведомо не нужно. С какими-то исключительно глупыми, дурацкими сувенирами, чемодан которых обязательно нужно привозить с отдыха для раздачи, чтобы не обидеть родственников, знакомых и сослуживцев. Однако в недрах туристического агентства, в которое он обратился, что-то закоротило, и ему достался уникальный, сказочный вариант. Вы ни за что не поверите. Такого просто не бывает. Не случается – везение имеет свой предел. Но в распоряжение Звебра и его девушки была предоставлена целая лагуна какого-то роскошного тропического острова по системе «все включено». Но не того «все включено», которым «обувают» наивных «чайников», а настоящего, по высшему разряду. И какая лагуна – закачаешься. Вся в цветах и зелени. Таких сочных, ярких, привлекательных, что пожевать хочется. С пальмами всех видов и размеров, причудливым образом выстроенных в аллеи и лабиринты. Причем каждая пальма – произведение искусства: часами можно любоваться. С постоянно дующим легким освежающим бризом, творящим чудеса. Вроде, солнце яркое, тропическое, коварное, жарит с утра до вечера, а не жарко. Чувствуешь себя легко, комфортно, и никаких безобразий с тем, что парит, духота и дышать нечем. Солнце здесь, в лагуне, кстати, тоже особенное. Хоть и южное, а обгореть невозможно, если только очень не постараешься. Облаков нет. 365 дней в году барометр показывает «ясно». Зато кисейная дымка, драпирующая небо, действует безотказно и безоткатно. Защищает от ожогов и перегрева надежнее, чем любые козырьки и зонтики. Купанье – из воды вылезать не хочется. Такая она теплая, мягкая, нежная. Кожу так и ласкает, поглаживает, балует. От нее даже глаза не щиплет. А видно сквозь нее идеально. Никакого дайвинга не нужно. Опусти голову в воду и наслаждайся видами удивительного подводного мира лагуны, по красочности и разнообразию не уступающему богатству Большого кораллового рифа. Кушанья, которыми пару завалили в лагуне, – тоже закачаешься. Звебр к скрягам и занудам заведомо не принадлежал. Любил и в ресторане посидеть на широкую ногу, и гульнуть с друзьями. Так что назвать его профаном в напитках и гастрономии язык бы не повернулся. А то, что можно так вкусно готовить и так вальяжно обслуживать, он даже не предполагал. Каждый раз он вытаскивал себя и свою девушку из-за стола, только собрав в кулак всю силу воли, на которую был способен, приходя при этом в ужас от количества съеденного и выпитого. Уже с третьего дня своего пребывания в лагуне он стал регулярно взвешиваться, ожидая, что стрелка моментально зашкалит, фиксируя излишества, которым он предавался. Отнюдь. Весы лишь подтверждали то, что он с удивлением и восторгом обнаружил в зеркале. Тело сделалось поджарым. Бицепсы, трицепсы, мускулы живота и все остальные – более рельефными. Лишний жирок растаял. Плюс ко всему этому сервис в лагуне такой, что как в сказке себя чувствуешь. Только захочешь чего или о чем-то пожелаешь, а окружающие, будто медиумы, уловив исходящие от тебя сигналы, уже бегут исполнять. И делают все с улыбкой, в охотку и уважительно. Так что ты заботу и внимание на каждом шагу ощущаешь. О том же, чтобы тебе хорошо и удобно было, они заранее подумали. Скажем, нагулялся ты по парку, захотел присесть, глядь – рядом с тобой, как из-под земли, беседка удобная и череда скамеек выросли. Вроде, еще минуту назад ничего не было, ничего глаз не мозолило, ан уже стоят. Или вылезешь ты из воды после особенно дальнего заплыва, и тебе упасть на что-нибудь мягкое и теплое хочется, не на песок, а перед тобой уже шезлонг разложен, на солнце нагретый. С полотенцами махровыми. И на приступке коктейль, легкий, утонченный. Жажду утоляет с одного глотка. Как тебе бы и хотелось. Ну просто рай, не иначе. От такой благодати и любить друг друга хочется. Не переставая. К тому же ничего этому не мешает. Никто вокруг не слоняется. Не подглядывает. Косые взоры не кидает. Как будто и впрямь на необитаемом острове. Вся лагуна в твоем распоряжении. Естественно, что Звебр и его девушка воспользовались таким фартом на полную катушку. Где они только любовью не занимались. Ведь ограничиваться номером и террасой так банально. В воде, теплой, нежной, ласкающей. На пляже, удобно раскидав шезлонги. В парке под пальмами. На палубе и в каюте яхточки, любезно предоставленной в их распоряжение. Короче, всюду. Без удержу. И без устали. А каждое утро за завтраком к ним подходила статная, вальяжная, фигуристая дама, очень приятная и обходительная, назвавшаяся Хозяйкой или, лучше, Нимфой лагуны, дабы удостовериться: да, все хорошо, все в порядке, отдыхается на славу. На ее радушие Звебр и его подружка охотно откликались, расточая ей похвалы направо и налево. Так что между ними установилась даже некоторая дружеская связь. Тем не менее, когда утром, накануне отъезда, Звебр открыл глаза и увидел Хозяйку лагуны у себя в будуаре, вольготно расположившуюся за туалетным столиком, он опешил. – Что вы здесь делаете? – чуть было не заистерил он. – По какому праву? Кто позволил? Но она так выразительно посмотрела на него, показав глазами на его девушку, что он моментально притих, угомонился и приготовился ее слушать. – Вы самые замечательные гости из тех, которые у нас когда-либо останавливались, – завела Нимфа лагуны хвалебную литургию. – Легкие. Веселые. Отзывчивые. Благодарные. Симпатичные. Всегда в приподнятом состоянии духа. Благожелательные. Умеющие брать от жизни все то немногое, чем она одаривает. Ненасытные. И неуемные. Как Хозяйка лагуны я вам очень признательна за то, что вы по достоинству оценили мой остров. Поэтому я хочу вас наградить. Заказывайте любую дополнительную услугу – она будет вам тотчас предоставлена. – Да что Вы, – смешался Звебр. – Нам ничего такого не надо. Отдых отличный. Нас все устраивает. У нас все есть. – Конечно, вы люди тактичные. Вам о чем-то дополнительном просить врожденная скромность не позволяет. Я помогу. Подскажу. Может, хотите, чтобы вода в лагуне еще теплее сделалась? Или чтобы в воздухе ароматов прибавилось? Или чтобы солнышко в небе подольше задерживалось? Не стесняйтесь. Говорите. Все сделаю. – Нет, нет, не надо. Вода достаточно теплая. И с солнышком все в порядке. Воздух же такой, что и так пьянит. Куда же больше. – Хорошо. Может, вам пальмочки с собой завернуть или какие-то другие саженцы экзотических кустов и деревьев? Для интерьера. И для памяти. – Ни в коем разе. Не утруждайте себя. Все равно у нас таможня отберет, если обнаружит. Да и замерзнут они в нашем климате, как пить дать. У нас же то жарко, то студено. Не то, что здесь. – Ладно. Как насчет яхточки? Отправляйтесь в кругосветку вокруг острова. Не пожалеете. Сама гидом послужить готова. Хотите? – Спасибо. Мы на яхточке Вашей уже плавали. Кайф. Удовольствие получили колоссальное. Только мы не такие фанаты этого дела. К тому же уезжать уже завтра восвояси. А у нас правило такое бытует: последний день советуют провести тихо, спокойно, чтобы впечатление не испортить. – Какие речи разумные. Потрясающе. С каждым словом Вы мне нравитесь все больше и больше. И раньше очень сильно понравились. Поэтому решила наградить Вас по-царски. Самым заповедным. Самым дорогим, что у меня есть – собой. Увидев, как у Звебра отвисла челюсть, Нимфа продолжила с еще большим напором и энергией. – Видела я, как вы любовью занимаетесь. Форменный детский сад. Если не ясли. Ничего эдакого. Яркого. Запоминающегося. Страсть какая-то пресная. Рыбья. Без выдумки. Неожиданностей. Сюрпризов. Экзотики. Со мной, Звебрик, ты узнаешь, что такое настоящий секс. Настоящая любовь. Которая, как жажду утолить в пустыне. Как из воды вынырнуть, когда казалось бы уже все, кранты. Ты сам себя для себя откроешь. Все свои скрытые возможности. Потайные желания. Все свое естество наружу вытащишь. Звезды руками срывать начнешь. Правителей на престолы возводить и с тронов сбрасывать. Галактики как карточную колоду перемешивать. Я тебя всему научу. Все покажу. Со мной… – Вы в своем уме? – не выдержав, перебил ее Звебр. – Я же с девушкой. Вот она рядом со мной лежит. Последние сны, утренние, досматривает. У нас, можно сказать, медовый месяц. – Если это единственное, что тебя смущает и останавливает, – мгновенно отреагировала Нимфа, – не заморачивайся. Гарантирую: она ничего не узнает. Ничего и никогда. Проспит у нас, как сурок, до завтрашнего утра. Нам еще и благодарна будет. К тому же я Нимфа. Существо мифическое. Божественное. Со мной не считается. Это никакая не измена. А даже напротив. По поводу «напротив» Звебр за словом в карман бы не полез. Видал он эти «напротив» в гробу и во всех видах. Но сумел сдержаться и по матерному ее отправлять не стал. Все-таки Хозяйка. Пусть и мифическая. Но радушная и гостеприимная. А «против» лагуны он ничего не имел. Поэтому попробовал дипломатично. – Нимфа, дорогая! Вид у Вас сказочный. Закачаешься. И прикид классный. Все в моем духе. Все, как я люблю. При других обстоятельствах я бы сам за Вами ухлестнул. Но только не сейчас. Ведь я. Ведь мы… – Глупости, – проигнорировала Нимфа его пошлые витиеватости. – Для меня «но» не существует. Выбирай, Зубрик. Либо я с тобой пересплю, либо с ней. Правда, в обличии демона. Либо ей все дам и всему научу, либо тебя. Но учти. После того, что она испытает, твоя девушка в твою сторону больше и не взглянет. У нее другие запросы появятся. Со мной же ты вкусишь всю сладость жизни. Выпьешь чашу до дна. От такой наглости у Звебра аж дух перехватило. Это что – ему угрожают? Его шантажируют? И где – в его собственном номере? Да, он сейчас покажет ей кузькину мать. Объяснит все популярно. Однако пока он открывал рот для достойного ответа, Нимфа прильнула к нему своими алчными губами. У Звебрика голова пошла кругом. Все заволокло туманом. Стены и потолок растаяли в воздухе, и засияло звездное небо. Его понесло к центру водоворота, и поглотила пучина неведомых эмоций и ощущений. Когда он вынырнул на поверхность, вновь было утро. Только последнее утро отдыха. Весело светило солнце, делая вид, что ничего не знает, ничего не замечает, и в свидетели не пойдет. Пока его девушка радостно плескалась в душе, он быстро, по-воровски, оглядел и ощупал свое тело – нет ли каких следов излишеств. К его ужасу, их по его торсу и, видимо, не только, было разбросано предостаточно. Поэтому он поспешно натянул брюки и рубашку в надежде, что они останутся незамеченными. Придумать что-то вразумительное он был явно не в состоянии. Произошедшее надо было как-то обдумать и переварить. Но когда он поднял глаза на горделиво приближающуюся к нему подружку, у него, как давеча, вновь дух перехватило. Только по другой причине. Все ее тело было так разрисовано, что не оставляло никаких сомнений. Тем более для опытного глаза Звебра. Его руки невольно сжались в кулаки. Взгляд помутился. Легкие наполнились душераздирающим воем сирены скорой помощи, который он задавил у себя в горле. Наружу так ничего и не вырвалось. Он снова куда-то провалился. То ли в спасительное беспамятство. То ли в лужу с дерьмом. Эффект, надо сказать, был одинаковый. Возвращались они домой сумрачные и надутые. За все время полета ни Звебр, ни его бывшая девушка ни слова не проронили. А выйдя из аэропорта, взяли два такси и разъехались в разные стороны. Вставляя ключ в замочную скважину, Звебрик все еще был вне себя: «Это же надо – такую вакханалию устроить. И где – прямиком в его постели. Воспользовавшись тем, что он – ну, это не важно. А он-то, дурак, поверил ее словам, поцелуям и обещаниям. Купился на ее неопытность и стеснительность. Уже даже прикидывал, где колечко купить. Почем. Сколько на свадьбу потратить. Кого на нее пригласить. Куда потом снова махнуть. Это же надо быть таким идиотом. Козлом. Бараном. Простофилей. Все. Больше никогда. Больше ни в жизнь!» Однако когда он толкнул дверь, дух у него перехватило, как это последнее время стало входить в традицию. Перед ним стояла Нимфа. Во всей красе. Голенькая. Только из душа. С бусинками воды, сбегающими между «аргументами» к низу живота. И какими «аргументами»! Рубенс бы обзавидовался! А в Академии художеств все бы с ума посходили, если бы натурщицы им что-то даже отдаленно похожее сумели продемонстрировать. И все это великолепие на таких ножках, на таком постаменте, что не стыдно в Ковент-Гардене из одного этого экспоната выставку устроить. – Ты чего на пороге стоишь, дурачок, – выдало ему поджидавшее его божественное создание. – Заходи скорее. Дай я тебя. Однако, не дождавшись ответа, втянула его внутрь и, не обращая внимания на его робкое сопротивление, потащила к кровати. – Это конец, – пронеслось в воспаленном мозгу на славу отдохнувшего Звебрика. – У меня тепловой удар. Мамааааа… В отношении того, было ли это «концом» или «началом», ничего не известно. После возвращения Звебра больше никто не видел. Похоже, и не увидит. Хотя все не так, как вы себе только что представили. Где они теперь вынырнут – Звебр и Нимфа, Нимфа и Звебр – черт его знает. Нимфы, они себе на уме. Им палец, и не только его, в рот не клади. © Н.И. ТНЭЛМ №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

В каждой семье есть свои ритуалы. В одном случае этот особенный мамин пирог, пекущийся только в день рождения детей. В другом – вся семья вместе крошит необыкновенный салат, украшение каждого праздничного стола. В третьем – это совместный воскресный обед. Перечислять...

В каждой семье есть свои ритуалы. В одном случае этот особенный мамин пирог, пекущийся только в день рождения детей. В другом – вся семья вместе крошит необыкновенный салат, украшение каждого праздничного стола. В третьем – это совместный воскресный обед. Перечислять можно долго, но все и так понятно. «У ритуалов есть две очень важных функции, – рассказывает Фабьенне Беккер-Штоль, директор мюнхенского Государственного института педагогики раннего возраста. – Общность, которую они создают, усиливает эмоциональные связи между членами семьи. А регулярное повторение рождает ощущение безопасности». Вот почему ритуалы особенно важны для ребенка: они порождают ощущение предсказуемости происходящего. А для родителей? «Им они создают большое облегчение. Это структуры, упорядочивающие семейную жизнь. Они упрощают быт, облегчают его, выставляя ориентиры, которые ни у кого уже не вызывают сомнения, не порождают раздоров и споров», – считает Ханс Бертрам, профессор микросоциологии берлинского Университета имени Гумбольдта. К тому же ритуалы – важный элемент воспитания: известно, что повторенье – мать ученья. Благодаря этому дети быстрее становятся самостоятельными. Это могут быть не только гастрономические изыски или подарки к празднику. Ритуалом становится ежедневный рассказ о том, как прошел день в школе, игра после ужина или чтение перед сном. Иногда в том, что какое-то действие превратилось в непременный ритуал, люди отдают себе отчет только тогда, когда заведенный порядок нарушается. Порой, дети могут устроить настоящий бунт, если вдруг вместо привычного места проведения летних каникул им предложат новую цель поездки. Отсутствие таких связующих звеньев не идет во благо миру в семье. Поэтому старшим порой стоит задуматься над тем, где же эти общие точки, что может собрать нас вместе и позволить провести тихий семейный вечер? Тяжело выбрать время, когда лавиной обрушиваются разные дела и проблемы? Верно, это тяжело, но необходимо. Прежде всего – для общего блага всех членов семьи. Поэтому время от времени надо подумать, поискать то, что может стать новым семейным ритуалом. Встретить наступление и проводы каждого нового времени года совместным выездом в лес? Отметить начало месяца походом в аква-парк? Подойдет любой вариант, лишь бы все были довольны. Единственное, чего нельзя делать категорически, превращать это в обязаловку, да еще сопровождаемую угрожающими сентенциями, – «если не пойдешь со всеми вместе, то…». Могут ритуалы и изменяться, и дополняться, и совершенствоваться, приспосабливаясь к возрасту подросшего ребенка. Необходимо только, чтобы все получали от них заряд положительных эмоций. Тогда главная их цель – служить связующим звеном между членами семьи – будет успешно достигнута. И самым большим успехом будет, если ваши дети в своих семьях продолжат потом соблюдать милые и привычные ритуалы, которым научились у вас. Александр ВАРВАРИН №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

У этой драматической истории привкус самого дорогого коньяка. Абсолютно самого дорогого: это была бутылка «Старого коньяка Clos du Griffier» выпуска 1788 года, и она оценивалась в 64 тысячи евро. «Была», потому что посетитель лондонского бара «Плейбой», прежде чем пригубить стаканчик...

У этой драматической истории привкус самого дорогого коньяка. Абсолютно самого дорогого: это была бутылка «Старого коньяка Clos du Griffier» выпуска 1788 года, и она оценивалась в 64 тысячи евро. «Была», потому что посетитель лондонского бара «Плейбой», прежде чем пригубить стаканчик по цене 5000 фунтов стерлингов, или 6400 евро, решил изучить этикетку. И кто может его осудить за это законное желание?! Надо понять, за что отдаешь такие деньги. Увы, то ли состоятельный «питух» был сильно взволнован предстоящий встречей с прекрасным, то ли был уже слегка нетрезв, но раритет выскользнул из его, как писал журнал «Экспресс», «скользких пальцев», шлепнулся на пол и разлетелся на мириады осколков. Вместе с осколками разлетелись и надежды «Плейбоя» достойно выступить на кастинге для проведения дегустации самых дорогих коктейлей. Патроном столь же гламурного, сколь и престижного мероприятия должна была стать компания, издающая «Книгу рекордов Гиннеса». Сальваторе Калабрезе, признанный гуру по коктейлям, написал в газету «Ивнинг стандарт»: «Мое сердце ранено. Не потому, что бутылка так дорого стоила, а потому что потеряна частичка истории». Позднее он напишет в Твиттере: «Зато теперь в моем баре – самый дорогой пол». Не исключено, что эпизод добавил колорита питейному заведению, что укрепило лояльность завсегдатаев и привело новых рекрутов. Видимо, потому растяпу со склизкими пальцами и помиловали, не выставив ему круглого счета. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

В отличие от склонных к консервативному ригоризму в деловом этикете американцев, французы, казалось бы, должны быть, по определению, либеральными в выборе стиля одежды на работе. Ан, нет! По свидетельству журнала «Экспресс», на почве, где проросли ростки прав человека и законодатели...

В отличие от склонных к консервативному ригоризму в деловом этикете американцев, французы, казалось бы, должны быть, по определению, либеральными в выборе стиля одежды на работе. Ан, нет! По свидетельству журнала «Экспресс», на почве, где проросли ростки прав человека и законодатели мод, невозможно кого-либо загнать в рамки условностей. Оказывается, еще как можно, хотя в теории – вольностей хоть отбавляй. Что гласит французский трудовой кодекс? Цитирую: «Никто не может ущемить права и свободы человека, как личные, так и коллективные, если это только не оправдано природой поставленной задачи и не противоречит цели». Если расшифровать, как это делает «Экспресс», то выходит, что в принципе любой наемный работник может ходить в присутственное место, в чем пожелает. В равной мере формулировка кодекса позволяет хозяину ввести обязательный для всех дресс-код. Ив Николь, юрист по трудовым спорам, отмечает в этой связи, что на некоторых предприятиях дресс-код прописан во внутренних правилах и инструкциях, а значит, его нарушение может повлечь за собой санкции. Если учесть прецедентное право, довлеющее над умами судей и присяжных, то здесь не случайно помнят, как еще в 1980-е годы апелляционный суд в Нанси вынес приговор девушке, появлявшейся в офисе в чересчур транспарентной блузке да еще с пикантным вырезом. Суд постановил, что хозяин имеет право «в силу своих дисциплинарных полномочий вмешиваться, если одеяние одного из его работников способно создать проблемы для предприятия». В США нечто подобное случилось летом 2010 года: вся пресса с упоением сообщала о том, как была осуждена служащая банка, чье одеяние было сочтено слишком сексуальным, а это… отвлекало коллег от работы. Кстати, опрос среди американцев показал их строгие нравы: 59% отвергают идею появляться в офисе в шортах, 69% не приемлют мини-юбки, а 72% осуждают ношение платьев без бретелек или оставляющих голую спину. Словом, свобода выбора одежды для офиса в изнуряющую летнюю жару есть. В теории. На практике эта свобода относительна и ограничена, как гласит кодекс, почитаемый французами, личным мнением босса на то, что допустимо, а что нет. Вадим ВИХРОВ №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

В порыве изящного самобичевания французы и француженки признались в ходе опроса в том, что считают себя «грубыми, сварливыми и ленивыми». Зондаж мнений проводился парижской транспортной компанией, заинтересованной в том, чтобы определиться: имеет ли смысл заняться исправлением нравов или махнуть рукой...

В порыве изящного самобичевания французы и француженки признались в ходе опроса в том, что считают себя «грубыми, сварливыми и ленивыми». Зондаж мнений проводился парижской транспортной компанией, заинтересованной в том, чтобы определиться: имеет ли смысл заняться исправлением нравов или махнуть рукой от безнадежности. Выяснилось, что человеческий материал не настолько законсервировался, чтобы стать неподатливым при бережной психологической обработке. К таким выводам исследователи пришли после того, как 97% опрошенных нашли своих попутчиков в городском транспорте недостаточно воспитанными и отличающимися дурными манерами. Больше всего раздражает столичных жителей то, что в метро желающие войти в вагон зачастую лезут напролом, не дожидаясь, пока другие из него выйдут. Не меньшую досаду вызывают типы, разговаривающие по мобильному телефону на повышенных тонах, по сути, презирая тем самым остальных. В числе предосудительного поведения парижане назвали также стремление протиснуться вне очереди, перепрыгнуть через турникет, не заплатив, положить ноги на сиденье, жевать с открытым ртом и мусорить. Руководство парижской подземки и железной дороги, осмыслив результаты опроса, развернули агитационную кампанию с целью воспитать сограждан. Появились плакаты: хам разлегся на двух сиденьях; буйвол таранит пассажиров, пытаясь пролезть в вагон; курица кудахчет по сотовому… В принципе, подобное асоциальное поведение можно было встретить и раньше, растолковывает ситуацию французский социолог Жюльен Дамон. Что изменилось, так это отношение к такому поведенческому дурновкусию. Прежней терпимости нет. Верх взяли правила хорошего тона. «Наш подход к жизни все больше строится на стремлении к чистоте и гигиене, – говорит эксперт. – Мы неодобрительно смотрим, скажем, на тех, кто плюет на тротуар или курит в ресторанах. И это уже не просто желание видеть в окружающих людей вежливых и обходительных». Два года назад проводился схожий опрос: что думают иностранцы о парижанах. На сайте TripAdvisor можно обнаружить его результаты: туристы сочли, что ни в каком другом городе они не встречали таких бесчувственных жителей, таких бестактных таксистов и таких наглых официантов. Кстати, о последних можно написать целое исследование (см. «Как заставить раскошелиться?») Вспомним хотя бы реплику бесподобной Марион Котияр в фильме «Хороший год», сыгравшей владелицу ресторанчика в Провансе, когда она учит Рассела Кроу, взявшегося ей подсобить: «Запомните, во Франции клиент всегда неправ». Впрочем, не будем преувеличивать. Французы все же остаются обходительными и галантными. А агитация и пропаганда добронравия в столице оказались эффективными: 63% опрошенных затем признались, что они крепко задумались о своем поведении и решили исправиться. Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

В неписаной библии французских официантов содержатся советы, как выпотрошить клиента по максимуму, не применяя недозволенных приемов. Список рекомендаций можно прочесть на сайте rue 89. Печати взломаны. Грифы секретности стерты. Маски долой. В просветительской статье для начинающих стюардов и кельнеров под...

В неписаной библии французских официантов содержатся советы, как выпотрошить клиента по максимуму, не применяя недозволенных приемов. Список рекомендаций можно прочесть на сайте rue 89. Печати взломаны. Грифы секретности стерты. Маски долой. В просветительской статье для начинающих стюардов и кельнеров под говорящим заголовком «Семь подсказок, как накрутить счет» объясняются азы профессии. Все сводится к одному: обеспечить клиентуру и заставить посетителя раскошелиться, вне зависимости от его/ее изначальных планов. Для начала нужно поместить, скажем, забредшую на огонек пару у окна или передней двери, чтобы они были заметны снаружи – для привлечения новых клиентов. Затем правильно задать первый вопрос: «Вы закажете аперитив или сразу перейдете к вину?». Это сразу отсекает вариант заказа обычной воды, с газом или нет – неважно, важно то, что это более дешевый вариант. Особый смысл в хитром оглашении списка вин: «Совиньон, Шардоне или Шабли?» Запоминается лучше всего последний сорт, который, естественно, самый дорогой, к тому же многие постесняются переспрашивать, чтобы не выказать своего невежества. Золотое правило: никогда не ставить на стол хлеб до того, как подали основное блюдо. Так можно избежать угрозы, что едоки навалятся на «хлеб наш насущный», частично насытятся и утратят интерес к экспериментам с меню. Ромэн, официант одного ресторана в районе Монпарнас, поделился производственным секретом: «Мой босс велит, чтобы я приносил хлеб не раньше, чем подам горячее. Не страшно, если я и вовсе его забуду, главное, чтобы клиенты остались голодными к моменту, когда надо заказывать десерт». Зато поощряется раззадоривать аппетит солеными орешками и подобной закусью, потому что она вызывает жажду и заставляет думать о напитках, как безалкогольных, так и спиртных. Обратите внимание на еще одну хитрость: как только представляется удобный случай, скажем, тарелка практически опустошена, а вилка с ножом лежат так, что сигнализирует – трапеза закончена, официант мгновенно все уносит. С какой целью? Опустевший стол провоцирует заказать новое блюдо. Как разъясняет официант сети ресторанов Costes Силвэн, которого проинтервьюировал сайт rue 89, «все разработано в мельчайших деталях». Его хозяин ему внушал: «Вы должны выдоить клиента, развести на деньги». Что не означает прямого насилия над личностью, отнюдь. Орели Вири, которая обучает этой профессии на специальных курсах, оговаривается: «Мы не выкручиваем руки клиенту, он всегда может сказать «нет». Действительно, в ход пускается не грубая сила, а психология. Создается благоприятная атмосфера, расслабляющая, усыпляющая. Для этого нужно периодически, но без перебора спрашивать: «У вас все в порядке? Я могу чем-либо помочь?» А также облекать предложения в изысканные формы. Вместо того чтобы спросить: «Не хотите еще кофе?» лучше выразиться витиевато: «Не доставит ли вам удовольствие еще одна чашечка кофе?» Поверьте, этим искусством расположить к себе французские официанты владеют, чтобы бы ни говорили заезжие туристы (см. «Французы покаялись в грехах»). Понятно, сверхзадача одна: заставить вас раскошелиться. Но согласитесь, расставаться с деньгами проще, когда тебя убаюкивают… Владимир МИХЕЕВ №7-8(68), 2012
no image
Привычки и Нравы

Повсюду в мире, в том числе у нас и в Единой Европе, ассоциации литераторов, писателей, переводчиков, журналистов, кинематографистов относятся к наиболее деятельным сегментам гражданского общества. Они организуют нескончаемую вереницу своих конкурсов, презентаций, обсуждений, выступлений. Все время что-то раздают или делят....

Повсюду в мире, в том числе у нас и в Единой Европе, ассоциации литераторов, писателей, переводчиков, журналистов, кинематографистов относятся к наиболее деятельным сегментам гражданского общества. Они организуют нескончаемую вереницу своих конкурсов, презентаций, обсуждений, выступлений. Все время что-то раздают или делят. Обращаются с открытыми письмами к властям. Выражая свою поддержку или недовольство. Бурлят идеями и эмоциями. Но главное – не покладая рук, отстаивают права и интересы состоящих в них творческих личностей. …Встреча творцов писаной культуры и истории на планете Брейсиус была созвана в экстраординарном порядке. В повестке дня стоял только один вопрос: как помочь товарищу по перу (ноутбуку, запоминающему кристаллу, преобразователю мыслей или звуков – в каждой цивилизации по-разному) справиться с творческой депрессией. Как вернуть ему свежесть восприятия и жажду писать. Как вновь поставить его в строй. С инициативой встречи выступили самые суматошные отряды творцов. Однако необходимость ее проведения ни у кого не вызвала и тени сомнений. Василий Васильевич и впрямь совершенно раскис. Расклеился и раскис. Последний с таким трудом выжатый им из себя сборник рассказов увидел свет лет десять назад. О том, какими годами были датированы его большие романы, не хотелось даже вспоминать. С тех пор много воды утекло. А публикаций ноль. Ничего. Абсолютно ничего. Нет, он не сидел, сложа руки. Он писал сценарии и диалоги для пьес. Пробовал себя в совсем малых формах. Набрасывал скетчи. А потом обходил знакомых, не опускаясь уж совсем низко, до того, чтобы обивать пороги. Тем не менее, всюду повторялась одна и та же сцена. Старый приятель радостно улыбался ему, заглядывал в стопку страниц, а потом отводил потухшие глаза в сторону и начинал «блеять» что-то невразумительное. О том, что посмотрит. Передаст. Найдет способ. Обязательно. Позже. При первой же возможности. Порой, покидая очередной высокий или захламленный кабинет, Василий Васильевич готов был руки на себя наложить. Однако продолжал трепыхаться. Правда, все слабее и слабее. И не то чтобы в нем было дело. Вроде голова работала как прежде. Годы на ней никоим образом не сказывались. Скорее, напротив. Помогали быстрее распознавать фальшь и отделять важное от второстепенного. Водочкой он никогда не злоупотреблял. Зачем, когда есть любимая работа и надежда, которая никогда не оставляет. Перо из рук не выпадало. Отвращения к нему он не испытывал. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Почувствуй он что-нибудь такое – вот это было бы настоящее самоубийство. Хуже – отступничество. Предательство самого себя. Всего, чем он дорожил, что ценил в жизни. Видимо, причина крылась в том, что он был Историком. По образованию. Призванию. Складу ума. Историком с большой буквы. Все, о чем он писал, придавая рассказываемому художественную форму, было досконально выверено и подтверждено документами. До последней запятой. На сто процентов. Перед тем как взяться за новый проект, он всегда поступал примерно одинаково. Изучал мемуары, свидетельства, материальные памятники культуры. А затем забирался в архивы и проверял, выверял, сравнивал. Аккуратно. Методично. Вдумчиво. Чтобы не допустить ни малейшего отступления от истины. Лет же десять назад обнаружилось, что все архивы он уже прошерстил. Все доказал. Истину, насколько возможно, установил. И больше писать, по большому счету, ему было не о чем. В тех областях, естественно, в которых он считал себя специалистом. За которые отвечал сердцем и душой и своей профессиональной репутацией. Перепевы же самого себя, пережевывание ранее опубликованного, честно признаться, никому не были нужны. Никому не были интересны. Ни редакторам. Ни издателям. Ни читающей публике. Ни, в первую очередь, ему самому, что воспринималось им особенно болезненно. Давило его и скручивало. Нравственно. Психологически. Просто по человечески. Тем не менее, он не сдавался. Пытался. Пробовал. Боролся. Хотя и с нарастающей обреченностью. Сказывалось бремя неудач. Руки опускались. Сердце сжималось от тоскливого чувства безысходности. Основной докладчик поведал о трагической судьбе собрата с Земли Василия Васильевича настолько живо, образно, достоверно, что последние произнесенные им фразы утонули в дружных всхлипываниях и рыданиях собравшихся. «Несчастный! – раздались выкрики из зала. – Друг! Поможем Василию Васильевичу! Спасем его! Как можно незаслуженно обрекать человека на такие страдания! Он достоин лучшего! Так, в чем же проблема! Нам же это под силу! Если и есть какие запреты, ничто не мешает их отменить или обойти. В общем: свободу Юрию Деточкину!». Дав собравшимся накричаться, председательствующий быстренько угомонил народ. Когда же тишина восстановилась, обратился к основному докладчику с вопросом: «Так, что Вы предлагаете? В конце Вашего выступления стало шумновато, и не все удалось расслышать. Повторите, пожалуйста, если не сложно. Или суммируйте главное». Далее, уважаемый читатель, чтобы вам было понятнее, нужно объяснить, кто именно слетелся на чрезвычайную встречу творцов писаной культуры и истории. Вы же о них ничего не слышали. Фокус в том, что люди на нашей планете так до сих пор и не разобрались, как в действительности устроен наш мир, и с чем его едят. Наши ученые, не говоря уж о политиках – с ними всегда кранты – и всех остальных, подзадержались в Средневековье. Умственно, само собой. Они почему-то уверены, будто бы Земля, Солнечная система, Метагалактика являются закрытой системой. В том смысле, что наша вселенная развивается инвариантно и поступательно, следуя по дуге времени. Ничего подобного. Все не так. Вернее, не совсем так. На самом деле, наш мир – специфическим образом организованная открытая система. Он существует одновременно и в настоящем, и в прошлом, и в будущем. Прошлое никуда не исчезает. И будущее не отделено от настоящего. Их можно сопереживать бесчисленное количество раз. Теоретически. Но действуют два рода непреложных законов. Их нарушение влечет за собой немедленную спонтанную аннигиляцию. Первый – никакой материальный объект не может произвольно перемещаться между или внутри различных отрезков единого временного континуума. Иначе говоря, ситуация, при которой материальный объект из будущего оказывается в прошлом или настоящем одновременно с идентичным ему объектом, принадлежащим прошлому или настоящему, невозможна. Второй – никакой нематериальный объект из будущего не может изменить прошлое или настоящее. И никакой нематериальный объект из прошлого или настоящего не может повлиять на будущее иным образом, нежели уже повлиял. Говоря другими словами, любой нематериальный объект остается вне того времени, которому не принадлежит. Он не в состоянии в нем материализоваться. А если так, ситуация, при которой разум или какая-то иная сущность из другого времени меняет прошлое, настоящее или будущее, невозможна. Точно то же самое и с параллельными мирами. Их бескрайнее множество. Они сосуществуют, не вторгаясь, не вытесняя и не мешая друг другу. Но они открыты, они связаны между собой, они зависят друг от друга. Описанные два рода незыблемых законов – запретов мироздания действуют в их отношении столь же безальтернативным образом, как и в отношении временного континуума. Вы, наверное, уже поняли, что из этого вытекает. Путешествия из прошлого в будущее и в обратную сторону и путешествия по параллельным мирам возможны. Но только ментальные – материальные объекты автоматически уничтожаются при переходе без ущерба реальности, которой они должны принадлежать. И только такие, которые не влияют на реальность. Соответственно, реальность индифферентна к пронизывающим ее иновременным сущностям и ментальным визитерам из параллельных миров. Она на них не реагирует. Посетители не могут с реальностью контактировать. Любой заход в будущее параллельных миров бессмыслен. Природа стирает память об увиденном. Таким образом – итожу – путешествия во времени на ментальном уровне вполне возможны. Но в прагматическом плане ничего не дают. Ни политикам. Ни бизнесу. Ни государственным структурам. Ни даже футурологам. Повлиять на прошлое, настоящее и будущее никто не может. Заимствовать что-то из будущего параллельных миров – тем более. Всё. Вопрос закрыт. Прорыв в знаниях о нашем мире, о том, что он носит открытый характер, человечеству ничего не дал. Новые знания оказались невостребованными. Да, сначала резонанс был большой. Все только об этом и говорили. А потом интерес пропал. Даже туризм не пошел. Какой смысл покупать дорогостоящие поездки в будущее, свое или параллельных миров, если потом все из памяти стирается. Все равно, что добровольно отказываться от какого-то куска своей жизни! Уходить в прошлое? Возможно. Однако по своей конкурентоспособности путешествия в прошлое сразу же стали проигрывать центрам удовольствий и развлечений, пришедшим на смену луна-паркам, диснейлендам и европа-паркам. Ведь в них не повторялась, а реконструировалась реальность. Люди получали то, что они хотят видеть, чувствовать, переживать, а не то, что есть в действительности. И все же для одной очень малочисленной, очень специфической части человеческого социума прорыв в знаниях, получение информации о том, что наш мир является открытой с