Выпуск №4(65), 2012

Обращение главного редактора
no image

Вышел в свет 65-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные...

Вышел в свет 65-й номер интернет-журнала «Вся Европа», издаваемого Европейским учебным институтом. В нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов, интересные для российского читателя. Номер продолжает заложенную в предыдущем выпуске традицию расширения гаммы информационных и аналитических материалов, предлагаемых журналом. В прошлом выпуске мы начали размещать на его страницах большие, основательные аналитические доклады выпускников Европейского учебного института, в том числе по глобалистскому движению в ведущих странах Европейского Союза, методикам освещения в СМИ крупных политических событий или процессов и т.д. Будем делать это и впредь. С нынешнего номера приступаем к публикации материалов по БРИКС. Система международных отношений стремительно меняется. Все более важную роль в ней берут на себя новые мировые игроки, влияние которых на мировой политический процесс еще несколько лет назад было маргинальным. Пожалуй, наиболее заметное место среди них занимает БРИКС. Нас будут в первую очередь интересовать, как складываются отношения между БРИКС и единой Европой, как БРИКС воспринимается в Европейском Союзе, насколько коррелируют позиции БРИКС и ЕС по важнейшим вопросам мировой политики и экономики. Об этом — серия материалов в последующих выпусках. В нынешнем вы сможете познакомиться с итоговым документом Четвертого саммита БРИКС, состоявшегося в Дели месяц назад. Когда верстался номер, результаты выборов во Франции, Греции и Сербии еще только ожидались. Мы не стали забегать вперед. Наши комментарии — в следующем выпуске. Вместе с тем очевидно, что результаты выборов ни для кого не явились неожиданностью. Победа Франсуа Олланда с небольшим отрывом от Николя Саркози предсказывалась уже давно. То, что в Греции традиционные партии не получат большинства в парламенте, тоже легко прогнозировалось. Они потеряли поддержку населения, проводя политику жесткой экономии, может быть, и необходимую, но навязанную стране ЕС, ЕЦБ и мировыми финансовыми институтами. Однако о том, какие последствия эти результаты будут иметь для зоны евро и ЕС в целом, в какой-то степени замалчивалось. Пускай рынки заранее отыграли дурные новости, все равно: одно дело предвидеть появление сложных проблем и совсем другое — реально оказаться с ними один на один. Ведь важнейшим пунктом президентской программы Франсуа Олланда являлся пересмотр нового фискально-бюджетного пакта, с таким трудом выработанного странами ЕС. Вряд ли, конечно, новое руководство Франции будет настаивать на пересмотре, особенно с учетом позиции Германии и значения франко-германского тандема для судеб Европы. Скорее, речь пойдет о расширении пакта, о дополнении режима контроля над бюджетной сдержанностью и жизнью по средствам мерами стимулирования экономического роста. А вот с Грецией ситуация для ЕС более тревожная. К катастрофическому экономическому положению страны добавилась перманентная политическая нестабильность. Парламентское большинство не сложилось. Коалиционное правительство сформировать не удалось. Предстоят повторные парламентские выборы. Как опасаются в Брюсселе, они не сулят ЕС ничего хорошего. Поэтому, как будет реагировать на новые вводные политический класс Греции и Европейского Союза, остается только гадать. Таким образом, неопределенность в зоне евро и ЕС в целом снова усилилась. Те позитивные сдвиги, о которых мы обстоятельно рассказывали в предшествующих выпусках журнала, оказались под вопросом. Рынки залихорадило. Евро пошел вниз. Над регионом нависла сгущающаяся тень рецессии. И это несмотря на радужные показатели экономического драйва в Германии. Соответственно в повестке дня Брюсселя и отношений между ЕС и Россией, ЕС и БРИКС, ЕС и другими ведущими членами МВФ вновь в заостренной форме оказался уже давно перезревший вопрос о том, как не только Греция, но и Португалия, Италия, Испания и пр. будут расплачиваться по суверенным долгам. Как они продолжат вести работу по стабилизации своих банковских и финансовых систем, предотвращению дальнейшего расползания кризиса за пределы Европы. Материалы о политических, экономических, социальных, экзистенциалистских аспектах ответа на этот вопрос в их страновом измерении разбросаны по всем рубрикам журнала. Будем уделять им самое пристальное внимание и в последующих номерах. Прежде всего, нас интересует, как сказывается экономический кризис, бюджетное сжатие, нехватка ресурсов на политическом ландшафте ЕС и его ведущих государств-членов. Как решаются проблемы борьбы с ксенофобией, нелегальной миграцией, политическим радикализмом. Что делается для повышения конкурентоспособности национальных экономик и защиты национальных производителей. Какие новые моменты появляются в образе жизни европейцев. Вместе с тем, как обычно, весомую часть выпуска занимают материалы, ярко, образно, сочно рассказывающие о нравах и традициях народов нашего большого общего континента. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ
Дневник событий
no image
Персона

Этот человек, в минувшем марте отметивший свое 90-летие, по праву считается внесшим решающий вклад в германскую «восточную политику» правительства Вилли Брандта, подведшую черту под противостоянием времен Второй мировой войны. Он занимал посты министра по особым поручениям (1972-1974 годы) и министра...

Этот человек, в минувшем марте отметивший свое 90-летие, по праву считается внесшим решающий вклад в германскую «восточную политику» правительства Вилли Брандта, подведшую черту под противостоянием времен Второй мировой войны. Он занимал посты министра по особым поручениям (1972-1974 годы) и министра экономического сотрудничества (1974 – 1976 годы). Многие годы Э.Бар был ведущим внешнеполитическим стратегом Социал-демократической партии Германии. Все это стоит иметь в виду, когда знакомишься с его взглядами на нынешнюю ситуацию в Европейском Союзе и в европейской социал-демократии: это мнение весьма искушенного человека. Несмотря на гигантские долги многих государств, на зашкаливающую безработицу и временами проявляющийся политический паралич, ветеран германской социал-демократии продолжает верить в то, что Европейский Союз остается единственным шансом для стран Старого Света, если они не хотят окончательно утратить всякий вес в мировой политике. Э.Бар даже напомнил в этой связи интервьюеру из австрийской газеты «Прессе» известное высказывание Збигнева Бжезинского: все важные события будут происходить в Азии, а Западная Европа будет протекторатом США. Какие же рецепты предлагает признанный эксперт? Политика должна вернуть себе ведущую роль, которую она уступила экономике, точнее – интересам рыночных игроков. «Для этого государства должны уступить свой суверенитет Европейскому Союзу. Всем 27 государствам это сделать не удастся, это возможно только для стран, входящих в зону евро. Пока в этом будет участвовать Великобритания, которая даже хочет вернуть себе часть компетенций, никакого прогресса добиться не удастся. Англичан надо поставить перед выбором – или связь с Европой, или «особые отношения» с Америкой. Мир ждать не станет», – считает Э.Бар. Но ведь после тяжелого кризиса, который пережили рынки, можно было ожидать того, что политика выйдет на первый план. Почему этого не случилось? Мнение Эгона Бара таково: всему виной успешные действия британских политиков, продвигавших только расширение единого рынка, но тормозивших создание политического союза. «Вот это расширение и произошло: чем шире рынок, тем труднее им управлять», – замечает Э.Бар. №4(65), 2012
no image
Персона

Каймановы острова нашли себе лоббиста среди пэров Сейчас лорд Бленкатра отбивается от обвинительных нападок с отчаянным упорством, как загнанный в дальний конец клетки затравленный хищник. Ему вменяют лоббирование интересов Каймановых островов. Его отнюдь не бескорыстное, как подозревают, служение едва ли...

Каймановы острова нашли себе лоббиста среди пэров Сейчас лорд Бленкатра отбивается от обвинительных нападок с отчаянным упорством, как загнанный в дальний конец клетки затравленный хищник. Ему вменяют лоббирование интересов Каймановых островов. Его отнюдь не бескорыстное, как подозревают, служение едва ли не основному оффшорному раю для британского, и не только, бизнеса представляет собой классический пример «конфликта интересов». Как выяснили одновременно и Бюро расследовательской журналистики, и корреспонденты газеты «Индепендент», бывший депутат от тори по имени Дэвид Маклин, ныне лорд Бленкатра, активно вспомоществовал островному правительству в сохранении их главного источника доходов. Действовал он в качестве официального лица с титулом «директора правительственной миссии Каймановых островов в Соединенном королевстве». Только за последние несколько месяцев лорд Бленкатра уговаривал канцлера казначейства Джорджа Осборна снизить транспортный налог на авиапассажиров, отправляющихся на Каймановы острова, и готовил встречу между депутатами палаты общин, предложивших «прикрыть лавочку» – лишить эту заморскую территорию выгодного статуса налогового убежища, с делегацией островных политиков (рандеву, тем не менее, сорвалось). При этом лорд Бленкатра утверждает, что все его поступки не противоречат никакому кодексу чести или своду правил. «Вы не сможете указать ни на одну речь или голосование или поднятый мною в палате лордов вопрос, в котором я лоббирую интересы Каймановых островов». И это правда. Секрет кроется в следующей фразе лорда: «Вы спутали лоббистскую деятельность в парламенте, в чем я не замечен, с лоббированием правительства, чем я занимаюсь». Последнее, по логике лорда, вещь вполне допустимая. Тем же лоббированием занимаются, по его словам, более чем 150 послов и официальных эмиссаров, аккредитованных в Лондоне. В оправдание своего высокого назначения Дэвид Маклин приводит еще и тот аргумент, что он-де имеет 27-летний стаж парламентария, что он от 10 до 12 лет отслужил в правительстве, что ныне он не какой-то там отставник или пенсионер, а пэр, заседающий в верхней палате. Деталь: в 2010 году он был вынужден отказаться от мандата по той причине, что у него обнаружили «рассеянный склероз». Что не помешало ему стать лордом. Оппоненты лорда Бленкатра отметают доводы о его профессиональной состоятельности как не имеющие отношения к существу дела, которое сводится к простому, но красноречивому факту: на острове с населением 50 тысяч жителей зарегистрировано 70% (!) всех существующих в мире хедж-фондов. Там вращаются не большие, а очень большие деньги. К этому обстоятельству подверстывается заявление премьера Каймановых островов Уилляма Маккива Буша по случаю назначения лорда Бленкатра: «Я в восторге от того, что политик с таким опытом как Дэвид, будет обеспечивать наши интересы в момент, когда льготное налоговое обложение подвергается злостным нападкам плохо информированных людей». В этой фразе ключ к пониманию той роли, которая в действительности предписана лорду Бленкатру: защитить финансовые потоки, идущие через Каймановы острова, от посягательств. Неудивительно, что депутат от лейбористов Томас Дочерти призвал лишить пэра его зарплаты – «он не может одновременно носить две шляпы». В свою очередь, член теневого правительства лейбористов Джон Трикет заявил: «Это неправильно, что законодатель, принимающий решения по налоговой политике, является наемным работником известного налогового прибежища». Последний штрих к портрету лорда Бленкатра, страдающего от рассеянного склероза, внес бывший коллега по партии тори Мэтью Пэрис, видимо, не больно его жалующий: если бы Дэвид жил в эпоху средневековья, то из него вышел бы хороший министр по изничтожению ведьм… Владимир МИХЕЕВ Комитет палаты общин по (этическим) стандартам в общественной жизни, исполняющий роль консультативного органа при правительстве Камерона, предлагает принять законоуложение, которое обязало бы министров декларировать: не является ли супруг или супруга официальным лоббистом. По меньшей мере, один случай стал в последнее время достоянием гласности: жена министра обслуживала интересы одной коммерческой структуры. Более того, ревнители антикоррупционной чистоты рядов вынашивают идею заставить всех министров должным образом информировать соответствующие инстанции обо всех случаях их встреч с лоббистами. Правда, существующие правила предполагают, что необходимо будет докладывать только об «официальных» контактах. Если случайно пересеклись на скачках в Эскоте или в элитном клубе, это не считается. В правительстве утверждают, что все эти меры призваны «повысить прозрачность процесса лоббирования». Под особо пристальным надзором должны оказаться связи политиков с теми, кто вносит существенные пожертвования в партийные кассы. №4(65), 2012
no image
Дневник событий

Меры по борьбе с морским пиратством, свирепствующим у берегов Сомали, начинают приносить плоды. Международное морское бюро сообщает о сокращении случаев нападений на суда в мире в целом на 28% в первом квартале 2012 года.   Такого результата удалось достичь за...

Меры по борьбе с морским пиратством, свирепствующим у берегов Сомали, начинают приносить плоды. Международное морское бюро сообщает о сокращении случаев нападений на суда в мире в целом на 28% в первом квартале 2012 года.   Такого результата удалось достичь за счет наращивания усилий именно в этой части мировой акватории. Так, с января по март число пиратских нападений у берегов этой восточноафриканской страны сократилось с 97 до 43 случаев по сравнению с тем же периодом 2011 года. Правда, эксперты отмечают одновременную активизацию морских разбойников у побережья Западной Африки и Индонезии. По итогам же 2011 года бюро зафиксировало в мире 439 случаев пиратства против 445 годом ранее. Больше половины – 54% – являются как раз делом рук сомалийских морских разбойников. Общий убыток, который они уже нанесли, оценивается в 7 миллиардов долларов. По имеющимся оценочным данным, в прошлом году сомалийские пираты получили в виде выкупа 150 миллионов долларов. Снижение активности пиратов у берегов Сомали вызвано рядом причин. Среди них – наем судовладельцами вооруженной охраны на свои суда, организация конвоев, усилия международного сообщества – страны и отдельные структуры отправляют туда военные корабли. Большую роль в этом играет Европейский Союз. В рамках программы «Атланта» – международной миссии по борьбе с пиратством – он разрешил кораблям и военным вертолетам открывать огонь по пиратским объектам, расположенным на соответствующем участке суши в Сомали. Речь может идти, например, о складах горючего, оборудовании и так далее. Этот мандат будет действовать до 2014 года. До сих пор корабли из стран ЕС такого права не имели и были вынуждены издалека наблюдать за пиратами, которые ухитрялись безнаказанно подводить к берегу даже захваченные ими танкеры. После изменения тактики кораблей, патрулирующих в районе сомалийских вод, в руки их моряков стали попадать базовые суда пиратов. Такие суда могли долгое время находиться в открытом море, поджидая жертву, а затем с них стартовали быстроходные катера с пиратами, быстро захватывающими мирные суда. Теперь автономность этих плавучих баз существенно снизилась. Однако пираты тоже начинают приспосабливаться к новым условиям. Сомалийские разбойники расширяют ареал своей деятельности – до побережья Индии на востоке и до берегов Мозамбика на юге. Воды, омывающие берега Сомали, имеют стратегическое значение для судоходства в мире. Ежегодно там проходят до 30 тысяч судов. Светлана ФИРСОВА №4(65), 2012
no image
Нововведения

Представители Дании, председательствующей в этом полугодии в Европейском Союзе, объявили в Брюсселе о прогрессивном снижении тарифов на роуминг для европейских пользователей мобильными телефонами за пределами ЕС в нынешнем, будущем и 2014 годах. Договоренность об этом достигнута Копенгагеном с Европейской Комиссией...

Представители Дании, председательствующей в этом полугодии в Европейском Союзе, объявили в Брюсселе о прогрессивном снижении тарифов на роуминг для европейских пользователей мобильными телефонами за пределами ЕС в нынешнем, будущем и 2014 годах. Договоренность об этом достигнута Копенгагеном с Европейской Комиссией и Европейским Парламентом. Изменение тарифа уже в текущем году позволит экономить 6 евроцентов за каждую минуту разговора за границами ЕС, а в 2014 году цена за эту услугу уменьшится с нынешних 35 евроцентов до 19. Прогрессивно будет сокращаться и оплата СМС-сообщений, а также услуг за пользование Интернетом через мобильный телефон. Некоторые экономисты говорят о начале «мини-революции» в области тарифной политики для мобильной связи в Евросоюзе. №4(65), 2012
no image
Нововведения

Но британских стражей порядка хотят превратить в «крысоловов» Сверхзадача ясна: разрядить криминогенную обстановку, снизить статистику правонарушений на Британских островах, поставить заслон перед международным терроризмом. Но как это сделать? По инициативе министра внутренних дел Терезы Мей, в течение последних нескольких месяцев...

Но британских стражей порядка хотят превратить в «крысоловов» Сверхзадача ясна: разрядить криминогенную обстановку, снизить статистику правонарушений на Британских островах, поставить заслон перед международным терроризмом. Но как это сделать? По инициативе министра внутренних дел Терезы Мей, в течение последних нескольких месяцев в воздухе витала, чтобы навербовать достаточно сторонников, конструктивная и рационализаторская, как ее подавали, идея. Предоставить правоохранительным органам возможность контролировать сомнительные контакты в социальных сетях, а для этого взять «под колпак» Facebook, Twitter и общение граждан в видео-формате по системе Skype. Кому предлагается дать доступ к столь деликатной и очень личностной информации? Как разъяснила газета «Индепендент», эти сведения будут аккумулироваться в местных органах внутренних дел, в контрразведке (MI-5) и службе мониторинга, осуществляющей прослушивание эфира в самом широком диапазоне (GCHQ). Проверка контактов будет идти «в реальном времени» и предоставляться по требованию. С этой целью провайдеров должны обязать установить соответствующие устройства, позволяющие отслеживать телефонные звонки и интернет-трафик. Почин Терезы Мей вызвал, что и ожидалось, совсем не однозначную реакцию. Бывший теневой министр внутренних дел в партии тори Дэвид Дэвис пригвоздил миссис Мей: «Такой закон, чтобы нас защищать, не нужен. Это предоставление правительству чрезмерных полномочий, чтобы приглядывать за невиновными гражданами в массовом порядке». Показательно, что бывшая глава МВД Джеки Смит пыталась продавить подобный законопроект еще в 2009 году, но оппозиция в лице тори и либеральных демократов торпедировала эту затею. Сегодня произошла кардинальная смена ориентиров. В июне 2009 года Дэвид Камерон осуждал подобные инициативы: «Мы находимся под угрозой оказаться в государстве, где все под контролем. Каждый месяц проводится более 1000 операций по слежке. Щупальца государства могут даже покопаться в вашем мусорном ведре, чтобы извлечь оттуда компрометирующую информацию». Сейчас МВД, подчиняющееся Камерону как премьер-министру, утверждает: «Полиция и служба безопасности в некоторых случаях должны обладать сведениями о контактах (между гражданами), чтобы защищать общество от криминала и терроризма». На другом фланге – Ассоциация интернет-провайдеров, вставшая в позу глухой обороны на том основании, что задуманное правительством мероприятие «чрезвычайно дорого, представляет собой вторжение в жизнь наших клиентов, к тому же неизвестно, будет ли это работать, зато очевидно, что с юридической точки зрения это приведет к полному кошмару». Строго говоря, в среде тори и либеральных демократов предлагаемое новшество не вызвало большого энтузиазма. Именно заднескамеечники от обеих партий в палате общин заблокировали в свое время аналогичную инициативу лейбористов. Сейчас они резонно ссылаются на то, что в программе коалиционного правительство ни о чем подобном речи не идет. Группа либдемов написала письмо премьеру, в нем, в частности, есть такой пассаж: «Либеральные демократы в правительстве не станут следовать линии бывшего лейбористского кабинета, отказавшись от защиты гражданских свобод в Соединенном королевстве. Необходимо по-прежнему оберегать наши гражданские права и свободы, и правительство не может по собственному усмотрению подсматривать за своими гражданами». Дэвид Камерон ответил критикам: мол, правительство не собирается «залезать в личную жизнь», просто на вооружение принимаются новые высокие технологии, а содержание смс-ок и посланий по электронной почте может быть раскрыто только с санкции прокурорских и судебных инстанций. Наконец, вице-премьер Ник Клегг успокоил озадаченную общественность: вначале проект закона будет представлен на широкое обсуждение и подвергнут «стресс-тесту». Провести законопроект через парламент к лету, на что рассчитывали правоохранительные органы, явно не удастся. По прогнозам, отсрочка затянется, как минимум, до следующего года. Между тем в ноябре ожидается появление новой начальственной структуры в полиции – избранных в ходе голосования специальных уполномоченных (police and crime commissioners), которые сосредоточат в своих руках немалые полномочия. Они будут определять приоритетные задачи на местном уровне, ведать бюджетом, назначать и освобождать от должности главных констеблей. Мотивы прозрачны: в роли уполномоченных хотят видеть людей известных, уважаемых, с моральным авторитетом. Среди тори уже объявилось порядка 400 кандидатов на эти вакансии. Среди них выделяется колоритная фигура полковника Тима Коллинза, прославившегося своим напутствием подопечным, откомандированным в Ирак, – речь была выдержана в лучших шекспировских традициях. Полковник и на этот раз был велеречив, поклявшись превратить полицейских, которые окажутся у него в подчинении, из «социальных работников в крысоловов». Среди лейбористов, которые первоначально не больно-то жаловали эту идею, оказался тяжеловес, видимо, сходящий со сцены публичной политики, пожелавший найти себе новое применение, – лорд Прескотт, бывший вице-премьер при Тони Блэре. Игра стоит свеч. Согласно автору реформы Нику Герберту, нынешнему замминистра, курирующему полицию, в дальнейшем уполномоченные получат в свое полное распоряжение бюджеты местных органов власти, предназначенные для укрепления мер безопасности. Однако на этом пути просматриваются преграды. Во-первых, не факт, что в городах выборы уполномоченных вызовут прилив энергии и заставят прийти к урнам для голосования. Если только это не совпадет с выборами местных градоначальников. При низкой явке велика вероятность, что эти теплые места займут малоавторитетные, а то и малосимпатичные люди. Пока не отмечено ни одной заявки от женщин и представителей нацменьшинств. Во-вторых, побочным эффектом может стать не более жесткий общественной контроль за деятельностью полиции, а усиление автократических тенденций и централизация управления правоохранительными органами. И эта угроза вполне реальна. Прежние методы, похоже, не сработали. Результаты исследования показали, что головокружительное изобилие видеокамер по всей Британии не сказалось на статистике преступлений. Эмма Кар из общественной организации «Слежение за Большим Братом» (Big Brother Watch) считает, что слежка становится всеобъемлющим феноменом, и что особенно обидно и раздражает – «за нами наблюдают неизвестные нам люди». При этом никто не может с убедительной достоверностью сказать, сколько именно установлено видеокамер. По одним сведениям, появившимся еще в 2002 году, скрытых камер не мене 4,2 миллиона, по данным другого исследователя за 2011 год, – 1,85 миллиона. Правозащитная организация «Либерти» утверждает, что в среднем житель Лондона в течение дня попадает в поле зрения этих устройств не менее 300 раз! И это правильно, говорит Чарли Мэссон Смит, представитель муниципалитета в Уандсворте: в 2010 году до суда был доведен 841 случай правонарушения только потому, что улики были представлены в виде видеохроники. А еще был случай, когда благодаря телекамере удалось вовремя выловить из Темзы бедолагу, уже было собравшегося тонуть… «Эти деньги потрачены не зря», – пытается убедить Смит окружающих. Однако записные скептики ему не верят. Как отмечает американская газета «Крисчен сайенс монитор», сторонники ограждения личной жизни от непрошенных вторжений «опасаются, что Британия может превратиться в сумрачное тоталитарное общества, которое Джордж Оруэлл описал в своем классическом романе «1984». Впрочем, на самом деле узок круг скептиков. Марк Левайн, профессор Университета в Эксетере, обратил внимание на то, что число тех, кому не по нраву «пригляд» правоохранителей, существенно меньше, чем в Соединенных Штатах, где граждане настроены почти всегда враждебно к попыткам государства заглянуть в их личную жизнь. В статье американской газеты приводятся высказывания двух британских женщин: Джейн Тейлор не видит ничего плохого в том, что, когда она поздним вечером оказывается одна на платформе метро, кто-то наблюдает за тем, чтобы к ней не пристали хулиганы; Надин Шах, работница банка, уверена, что если ты не желаешь ничего предосудительного, то нечего и бояться видеокамер. По ее мнению, «некоторые сравнивают ситуацию с романом «1984», но до этого еще далеко». В любом случае правительство Камерона-Клегга в ближайшие месяцы будет рассматривать различные варианты укрепления правопорядка. Почему? Причина проста. Согласно опросам, одно из главных требований британских граждан к правительству – обеспечить их личную безопасность. Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
Политика

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте вручил королеве Беатрикс прошение об отставке возглавляемого им коалиционного правительства. В стране 12 сентября состоятся досрочные парламентские выборы. Причиной такого развития событий стал отказ от парламентской поддержки кабинета со стороны крайне правой Партии свободы, которую возглавляет...

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте вручил королеве Беатрикс прошение об отставке возглавляемого им коалиционного правительства. В стране 12 сентября состоятся досрочные парламентские выборы. Причиной такого развития событий стал отказ от парламентской поддержки кабинета со стороны крайне правой Партии свободы, которую возглавляет Герт Вилдерс. Именно его депутаты обеспечивали правительству 76 голосов из 150, поскольку без националистов оно не могло опираться на большинство, позволяющее управлять страной. Этот механизм действовал почти два года, но теперь разладился. Разлад был вызван тем, что правительству и ПС не удалось договориться о путях обеспечения дополнительной экономии государственных расходов. Ранее была согласована программа сокращения таких расходов на 18 миллиардов евро, однако этого оказалось недостаточно, чтобы удержать бюджетный дефицит ниже 3% ВВП. Именно этот показатель необходим для соответствия Маастрихтским критериям, лежащим в основе единой европейской валюты – евро. Нынешний бюджетный дефицит составляет 4,7% ВВП, поэтому кабинету пришлось искать пути сокращения расходов еще на 16 миллиардов евро. Сейчас показатель бюджетного дефицита у многих стран еврозоны хуже пресловутых 3% ВВП, но, во-первых, Брюссель требует от участников единой валюты проведения жестких мер экономии, чтобы восстановить необходимый показатель, а, во-вторых, Нидерланды всегда были образцовым учеником в школе ЕС и даже кичились этим. Кстати, дело не только в амбициях: сохранение этого статуса связано с возможностью удержать наивысший кредитный рейтинг страны. Переговоры велись в резиденции премьер-министра 7 недель в условиях секретности. Об их содержании практически ничего не было известно. Действуя в голландских политических традициях, М.Рютте и его министры пытались найти компромиссное решение, для которого каждый участник торга должен был что-то уступить и пойти навстречу партнерам. До последнего казалось, что успех близок. Однако Г.Вилдерс выдвигал все новые условия, среди последних было требование провести референдум о том, оставаться ли Нидерландам в зоне евро или вернуться к национальной валюте – гульдену. В конечном итоге компромисс так и не был найден. Представители партий правительственной коалиции обвиняют лидера ПС в отсутствии политической воли и в том, что он, якобы, взял в заложники население всей страны. Сам Г.Вилдерс назвал требования Европейской Комиссии к странам зоны евро «глупостью». Подчинение им, по его словам, «обернется только ростом безработицы, и я не могу объяснить моим избирателям, почему пенсионеры должны страдать оттого, что их пенсии теряют покупательную способность». Политологи объясняют упрямство ПС тем, что она теряет популярность среди избирателей. Поэтому, по мнению ее руководителей, только подобного рода политическая встряска способна восстановить ее позиции. При этом у нынешней правительственной коалиции либералов и христианских демократов нет альтернативного партнера для сохранения власти. В стране растет поддержка оппозиционных социалистов, и победителями на досрочных выборах могут оказаться именно они. К тому же они тоже не гнушаются риторикой, направленной против нынешней политики ЕС. Результатом такой политической неразберихи может стать неопределенность в экономическом положении этой до сих пор благополучной страны. Но если уж даже в ортодоксальных с точки зрения финансовой идеологии Нидерландах начинается такое брожение умов, то, возможно, не все предлагаемые Брюсселем (и Берлином) рецепты так уж бесспорны, единственно возможны и правильны? Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №4(65), 2012
no image
Нововведения

Предвыборное обещание «тотальной прозрачности» воплощает в жизнь правоцентристское правительство Испании. Она осталась единственной крупной страной Европейского Союза, в которой отсутствовали соответствующие законы. Справедливости ради надо отметить, что аналогичный законопроект был подготовлен и предыдущим правительством социалиста Хосе Луиса Родригеса Сапатеро. Однако...

Предвыборное обещание «тотальной прозрачности» воплощает в жизнь правоцентристское правительство Испании. Она осталась единственной крупной страной Европейского Союза, в которой отсутствовали соответствующие законы. Справедливости ради надо отметить, что аналогичный законопроект был подготовлен и предыдущим правительством социалиста Хосе Луиса Родригеса Сапатеро. Однако во время первого срока его работы документ «застрял в чернильницах» парламента, а во второй срок кабинет министров не успел протолкнуть его через законодательный орган из-за досрочных выборов. Что же предусматривает «тотальная прозрачность» по-испански? Отныне для всех любопытствующих граждан будет обеспечен доступ ко всем договорам, контрактам, тендерам, соглашениям и документам о субсидировании тех или иных коммерческих операций, осуществляемых государственными органами власти. Более того, открытыми станут сведения о зарплатах и доходах чиновников всех уровней (до сих пор публичным достоянием было только жалованье министров). Вся эта информация будет находиться на веб-сайтах министерств, ведомств, региональных и местных администраций, а также суммироваться на общем «Портале прозрачности». Через эту систему сайтов любой гражданин Испании сможет потребовать отчета о том, как были израсходованы государственные средства, и власти обязаны предоставить подробные сведения. Нерадивые бюрократы подлежат наказанию, и информация об этом также будет публичной. Испанское правительство многое позаимствовало у Вашингтона, но не пошло столь же далеко. В США любой желающий может, например, поинтересоваться, кто из посетителей – включая лоббистов – побывал в Белом доме, и сколько времени там провел… Любопытно, что обсуждение «тотальной прозрачности» совпало с громким скандалом вокруг главы испанского государства. Король Хуан Карлос, по праву считающийся в этой стране иконой демократии, попал в неприятную историю: стало известно о его частной поездке в Африку на дорогущее сафари, где он охотился на слонов и, упав, сломал шейку бедра. Пожалуй, впервые с середины 1970-х годов монарх подвергся резкой критике за нецелевое расходование казенных денег в период, когда Испания переживает тяжелый финансовый кризис. Король, которому 74 года, оказался вынужден публично просить прощение и дать обещание, что впредь подобные развлечения не повторятся. Александр СОКОЛОВ №4(65), 2012
no image
Политика

Германские неонацисты получили разрешение провести в июне в Гамбурге свой марш. И хотя до события осталось еще немало времени, городские власти заранее готовятся «радушно» встретить ультраправых гостей. На срок их приезда – около 2 июня – уже забронировано 1300 мест...

Германские неонацисты получили разрешение провести в июне в Гамбурге свой марш. И хотя до события осталось еще немало времени, городские власти заранее готовятся «радушно» встретить ультраправых гостей. На срок их приезда – около 2 июня – уже забронировано 1300 мест в отелях и пансионах. Речь идет в основном о гостиницах за пределами городского центра. Дело здесь не в какой-то особой злокозненности властей: эти места будут предоставлены полицейским из других земель республики, которые приедут в вольный ганзейский город на подмогу. Правда, газеты не преминули вспомнить, как в прошлый раз в четырехзвездочном отеле «Тройдельберг» расквартированные там «помощнички» из Саксонии-Анхальта после удачно проведенной операции перепились и устроили такую бучу, что унимать их пришлось гамбургским коллегам. Вообще, прежде тех, кто приезжал на усиление, размещали по казармам и спортивным залам городских школ: речь-то идет, как правило, об одной ночи, ведь посланцев близлежащих земель развезут по домам сразу после окончания нацистской акции. Потом гамбургский министр внутренних дел решил, что к приезжим, пусть и по служебной надобности, надо отнестись более гостеприимно, чтобы не сочли северян скупердяями. Следить за порядком во время мероприятия будет 4 тысячи полицейских – мера явно не лишняя, поскольку уже ожидается, что пройдут несколько контр-демонстраций, и, если на улицах правые пересекутся с их непримиримыми «левоавтономными» противниками, то взаимными оскорблениями дело явно не ограничится. Поэтому власти недвусмысленно призывают горожан посильнее разбавить своим присутствием эту потенциально взрывоопасную смесь. Вообще-то заявленное ультраправыми мероприятие называется «День германского будущего» и проводится оно в четвертый раз. Первый раз его провели в 2009 году в Пиннеберге (земля Шлезвиг-Гольштейн) и с тех пор представители, как это называется в Германии, «коричневой сцены» разъезжают по северным регионам республики со своим представлением. Начиналось все с 200 участников, на этот раз в Гамбурге их ожидается в 5 раз больше. Но и левые не дремлют. «Мы превратим это день в катастрофу для нацистов, – грозятся они в Интернете. – Мы будем непосредственно и настойчиво препятствовать им, мы изгадим им этот день, мы делаем ставку на прямое антифашистское вмешательство». А поскольку крайне левые – народ задорный и ничуть не менее склонный к насильственным действиям, чем крайне правые, то они своего не упустят и съедутся в этот день в Гамбург едва ли не со всей республики. И полиции придется немало потрудиться, чтобы развести задир подальше. Правда, если вспомнить прошлогодний лейпцигский опыт, то там значительную часть ультра местные жители встретили еще на знаменитом городском вокзале и даже не дали им сойти с поезда, аполитично, но доходчиво объяснив: лучше вам, ребята, вернуться туда, откуда вы приехали, а то сами понимаете… Гамбургские власти рассчитывают, что и граждане древнего портового города встретят приезжих примерно так же. Хотя и тут полиции придется присматривать за порядком, остужая особенно горячие головы. Печальный опыт подобного рода у гамбургских стражей порядка уже есть. В Бармбеке, северной окраине города, в 2008 году 500 приверженцев Национал-демократической партии Германии схлестнулись с 6 тысячами контр-демонстрантов. Дело дошло не только до массовых драк в стиле «все на всех», но и до поджогов и нападений на полицейских. Так что власти полны решимости избежать повторения подобных эксцессов. Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012
no image
Политика

Депутаты Европейского Парламента признали, что содержание его обширных зданий одновременно в трех городах – Страсбурге (Франция), Брюсселе (Бельгия) и столице Люксембурга – ведет к избыточному расходу финансовых средств, в том числе на служебные командировки. Об этом говорится в резолюции законодательного...

Депутаты Европейского Парламента признали, что содержание его обширных зданий одновременно в трех городах – Страсбурге (Франция), Брюсселе (Бельгия) и столице Люксембурга – ведет к избыточному расходу финансовых средств, в том числе на служебные командировки. Об этом говорится в резолюции законодательного органа ЕС о собственном бюджете на 2013 год. Действительно, в «официальной» штаб-квартире в Страсбурге евродепутаты проводят свои пленарные заседания всего один раз в месяц, в Брюсселе идет их повседневная работа, а в Люксембурге находится генеральный секретариат парламента. На неоправданную расточительность денег налогоплательщиков неоднократно указывали европейские средства массовой информации. Однако объединение всех парламентских структур под одной крышей зависит не от желания депутатов, а от единогласного решения властей стран-членов ЕС на Европейском Совете. Причем прежде пришлось бы внести соответствующие изменения в действующие договоры, а это очень длительный процесс. Очевидно, логичной была бы концентрация учреждений Европарламента в Брюсселе, где давно действуют большинство органов ЕС. Но против переезда из Страсбурга выступает Франция, исходя из чисто экономических выгод для этого города. Тем не менее, в условиях финансового кризиса в Европе при обсуждении резолюции евродепутаты проявили бережливость. Они постановили увеличить свой бюджет на будущий год лишь на 1,9% – вровень с ожидаемым уровнем инфляции. То есть, фактически надбавка станет нулевой. Всего бюджет Европарламента в 2013 году достигнет 1 миллиарда 760 миллионов евро. №4(65), 2012
no image
Политика

Намерение правительств Греции, Испании и ряда других европейских стран в условиях финансового кризиса сократить расходы на здравоохранение вызывает протесты не только у их граждан. С критикой этой меры выступила международная гуманитарная организация «Врачи мира». По мнению этого объединения, медицинская помощь...

Намерение правительств Греции, Испании и ряда других европейских стран в условиях финансового кризиса сократить расходы на здравоохранение вызывает протесты не только у их граждан. С критикой этой меры выступила международная гуманитарная организация «Врачи мира». По мнению этого объединения, медицинская помощь постепенно превращается в недоступную большинству жителей роскошь. Особенно страдают наиболее уязвимые слои населения – иммигранты и люди с минимальными доходами. В распространенном в Брюсселе заявлении «Врачей мира» подчеркивается: «Доступ нуждающихся к медицинской помощи – одно из основных прав человека. Поэтому в обязанность государства входит устранение любых препятствий на этом пути».
no image
В фокусе

или Пример человеческой солидарности Вопрос: что остается делать жителям Эллады, когда каждый пятый не имеет работы, зарплаты нередко урезаны на треть, да и то выплачиваются нерегулярно? Когда каждый одиннадцатый житель столичного мегаполиса живет за счет бесплатных суповых кухонь, а половина...

или Пример человеческой солидарности Вопрос: что остается делать жителям Эллады, когда каждый пятый не имеет работы, зарплаты нередко урезаны на треть, да и то выплачиваются нерегулярно? Когда каждый одиннадцатый житель столичного мегаполиса живет за счет бесплатных суповых кухонь, а половина наиболее востребованного ассортимента лекарств в аптеках либо отсутствует, либо в хроническом дефиците? При этом следствием продолжающихся уже пятый год социально-экономических неурядиц, начавшихся с ипотечного кредитного кризиса в США, стало глубочайшее разочарование граждан, чьи предки придумали демократию, политиками и политикой в целом. Ответ на вопрос «что делать, если ты грек в сегодняшней Греции?» родился спонтанно, из присущего любой нации инстинкта самосохранения: самоорганизовываться, проявлять высшую степень человеческой солидарности, выживать сообща, «всем миром», а не поодиночке. В Салониках, втором крупнейшем городе, возник почин. Инициатива выросла снизу в феврале и быстро стала популярной. Пример: покупатели приобретают у фермера Апостолоса Касаписа картофель, оптом, килограммов по 25, для себя и, по обыкновению, соседей, и платят всего по 25 евроцентов, а не по 60-70, как в супермаркете. Довольны все – и клиенты, и Касапис, получающий деньги наличными, притом сразу на месте, а потому не вынужденный ждать до года, пока от посредника-перекупщика поступит чек. Схема, при которой посредник удаляется из цепочки, была доработана профессором местного университета Кристосом Каменидесом. Схема действует. Опробовав на картошке, опыт распространяют и на другие продуктовые товары: рис, муку, лук, оливки, пасхальную ягнятину. Как разузнал Джон Хенли из английской «Гардиан», организующим звеном стали местные муниципалитеты, которые собирают заявки, передают фермерам, а те затем приезжают на оговоренные торговые точки на своих грузовичках. Еще раз стоит подчеркнуть: никто не пытается нажиться, наценка – минимальная. Подмечено, что в эти базарные дни супермаркеты резко скидывают цены, чтобы завлечь посетителей. Взаимовыгодные союзы производителей и покупателей окрестили «объединенными кооперативами», и над усовершенствованием этой схемы работает профессор Каменидес. Не исключено, что эта экономическая модель получит признание и будет в какой-то форме институализирована. Одновременно появились и другие способы снизить затраты. Возникла из ниоткуда альтернативная валюта, называемая TEM, в которой ведут расчеты между собой участники добровольных альянсов. Их уже больше 15, рассказывает Мариа Чупис, основательница одного из таких объединений, члены которого ведут расчеты в условных единицах, притом онлайн. «Гардиан» приводит пример электрика Теодороса Мавридиса, приобретшего таким способом продуктовую корзину для пропитания своей семьи; в нее вошли фрукты, оливковое масло, яйца, джем, мыло и даже бутылка местного крепкого «ципуру». Мавридис не потратил ни единого евро (при этом остается под большим вопросом тема уплаты налогов). Греки сделали ставку на взаимовыручку и взаимопомощь, и проявления этого объединительного порыва («на всех и беда одна») можно найти повсюду. В городе Патрасе рестораторы и владельцы кафе собирают неиспользованный за день хлеб и раздают нелегальным иммигрантам. Родительские комитеты вместе с учителями собирают продуктовые пакеты для наиболее нуждающихся. Прихожанки одной православной церкви, причем попарно, регулярно навещают самые обездоленные семьи: посидят, попьют чаю, поболтают о разном, потом уходят, оставив незаметно пакеты с собранной едой (чтобы не обидеть подношением хозяев). Опять же в Салониках в новом сезоне театральные билеты можно будет покупать за еду, которую затем 300 членов труппы – артисты, гримеры, электрики, слесари, рабочие сцены, работающие бесплатно, отнесут в благотворительные общества. «Пару жестяных банок с супом или пакет с макаронами взамен билета, – объясняет замдиректора по художественной части Джианнис Ригас. – И это также способ вернуть театр тем, кому он принадлежит, – общественности». В декабре возникла и организация Tutorpool, собравшая вместе преподавателей, занимающихся индивидуальными занятиями как тьюторы для старшеклассников, готовящихся поступать в вузы. Так здесь принято: абитуриентов дотягивают до требований высшей школы. Но в условиях кризиса многие утратили покупательную способность и не могут позволить себе платить репетиторам. На помощь пришли подвижники числом более 500, понимающих, что необходимо натаскивать будущих студентов, чтобы не распалась связь времен и не образовался вакуум образованных людей. Не остались в стороне и люди самой гуманной профессии, врачи и медсестры. Более 80 из них взялись бесплатно обслуживать нуждающихся в общественном медицинском центре, открывшемся в прошлом году для нелегальных иммигрантов, лишенных доступа к здравоохранению. Однако, большинство посетителей (70%) оказались греки, которые в условиях кризиса не могут купить страховой полис на случай проблем со здоровьем. «Если у вас нет доходов, то вы не можете себе позволить медицинское обслуживание, – констатирует Софи Георгиаду, врач-дантист, которая один раз в две недели бесплатно лечит больных. – Я никогда не думала, что мне придется оказаться в таком положении здесь, в Греции». Однако подвижнический труд – не панацея. Как признается Корина Хацзиниколау, психолог из афинского Института детского здоровья, отсутствие государственных дотаций поставило ее НИИ на грань выживания. Хотя ее зарплату сократили на треть, и она была вынуждена отказаться от собственной квартиры и вместе с двумя своими детьми перебраться жить к маме, Корина волнуется больше за судьбу института: «Есть пределы тому, что могут сделать простые граждане». По ее мнению, они стали свидетелями того, как «в Греции рушится социальное государство». Но есть и повод для оптимизма, как написала на одном из интернет-форумов гречанка под ником Нирема: «Все последние три раза, когда я посещала Афины, в одном не самом престижном из театров зал был заполнен зрителями. А в книжных магазинах в центре города толклись читатели… То, что люди идут в театр и читают книги, чтобы придать смысл своей жизни и исправить то, что нужно исправить – все это дает мне надежду». Нельзя не добавить: надежда в то, что Греция сумеет преодолеть нынешнее лихолетье, прочно покоится на приведенных выше примерах общечеловеческой солидарности. Они служат ясной и грозной антитезой заповеди хищных 1980-90-х годов «Жадность – это хорошо». Греки снова преподают нам урок правильного мировосприятия и добродеяния, столь необходимый всем и в горе и в радости. Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
В фокусе

За годы правления национал-социалистов смертные приговоры были вынесены 30 тысячам дезертиров и «веркрафтцерзетцеров» – пораженцев, считавшихся угрозой для военной мощи вермахта. В последние 30 лет в Германии во многих местах были созданы мемориалы, призванные почтить память тех, кого теперь называют...

За годы правления национал-социалистов смертные приговоры были вынесены 30 тысячам дезертиров и «веркрафтцерзетцеров» – пораженцев, считавшихся угрозой для военной мощи вермахта. В последние 30 лет в Германии во многих местах были созданы мемориалы, призванные почтить память тех, кого теперь называют «жертвами нацистской военной юстиции». Есть они в таких больших городах как Берлин, Кёльн или Штутгарт, есть и в маленьких Марбурге или Ульме. А вот в Гамбурге, где, кстати, на полигоне Хёльтигбаум были казнены около 300 человек, обвиненных в дезертирстве, такого мемориала до сих пор нет. Но как раз сейчас идут дебаты о том, что город в нем нуждается. Причем, небольшой памятник, который сейчас есть на месте расстрела в районе Ральштедт, многие считают недостаточным, поскольку расположен он в пустынном углу между промышленной зоной и природоохранной территорией. Рене Зененко, основатель гамбургского Союза за создание мемориала памяти дезертиров, с 2010 года ведет разъяснительную работу, убеждая общественность города, что в этом есть насущная необходимость, поскольку нет другой возможности сохранить память о людях, похороненных в общей могиле. Детлеф Гарбе, руководитель мемориала в Нойенгамме, на месте концентрационного лагеря, самого большого в северо-западной Германии, соглашается с тем, что даже среди профессионалов-историков мало кто знает, каковы были масштабы жестокости нацистской военной юстиции. Вот почему место для мемориала предлагается найти не на отшибе Гамбурга. Кое-кому кажется, что такое место уже есть, достаточно переделать находящийся в самом центре, неподалеку от вокзала Даммтор, памятник, непочтительно именуемый многими «Кригсклотц» – «военный чурбан». О его художественных достоинствах пусть судят искусствоведы, давайте обратимся к истории его появления. Создан он был в 1936 году в память солдат, погибших в Первой мировой войне. Некоторые считают, что украшающая его надпись – «Германия должна жить, даже если мы должны умереть» – порождение милитаристской пропаганды национал-социалистических времен. Пусть так, но столь смелая перелицовка истории и превращение памятника павшим воинам в мемориал памяти дезертирам пока не всех приводит в восторг. И уж конечно Союз защиты памятников этот замысел точно не воодушевит. Хотя идея создания мемориала дезертиров им будет поддержана, о чем заявил официальный представитель этого союза Энно Изерман. Но вот с тем, что молодым людям должно быть больше известно об этой непростой странице национальной истории, спорить нельзя. Тем более, что она не оставляет их равнодушными: ученики 10-го класса одной из гамбургских школ даже написали письмо обер-бургомистру Олафу Шольцу, в котором попросили почтить память людей, жизнью заплативших за свое нежелание принимать участие в этой войне. Тем более, что подавляющее большинство из них были убиты в последние месяцы, а то и недели, когда в крахе Германии уже ни у кого не оставалось сомнений». Сергей ПЛЯСУНОВ №4(65), 2012
no image
Дневник событий

Европейский Парламент пытается реанимировать расследование нашумевшего семь лет назад дела об использовании территории ряда стран ЕС для временного размещения и жестоких допросов агентами ЦРУ военнопленных, захваченных в Ираке и Афганистане. События относятся к 2002-2003 годам. Некоторые пленники подвергались пыткам, а...

Европейский Парламент пытается реанимировать расследование нашумевшего семь лет назад дела об использовании территории ряда стран ЕС для временного размещения и жестоких допросов агентами ЦРУ военнопленных, захваченных в Ираке и Афганистане. События относятся к 2002-2003 годам. Некоторые пленники подвергались пыткам, а потом доставлялись на самолетах на военно-морскую базу США в Гуантанамо (Куба). Это тайное европейско-американское сотрудничество в 2005 году разоблачила газета «Вашингтон пост». Теперь в Брюсселе, в одной из комиссий Европарламента, состоялись слушания, после того как ряд международных правозащитных организаций выступил с критикой бездействия этого органа. Участники заседания потребовали от правительств упоминавшихся стран предоставить информацию о том, всё ли они предприняли для расследования международного скандала, как это было предусмотрено резолюцией Европарламента от 2007 года. В докладе законодательного органа тогда говорилось о почти 1250 тайных рейсов самолетов, зафрахтованных ЦРУ и совершавших посадки в аэропортах 14 стран ЕС. На слушаниях прозвучали обвинения в адрес властей Финляндии и Литвы за их отказ от расследования – они ссылаются на недостаток улик, а также британских – за слишком поверхностное изучение дела в 2010 году. Выступившие депутаты настойчиво призвали Испанию, Португалию, Италию и Румынию тщательно выяснить, что происходило в тот период времени на их территориях. Впрочем, в Брюссель не явились должностные лица из Дании, Литвы, Польши и Румынии, которым были направлены приглашения. Однако еще до этого демарша парламента стало известно о закрытом судебном процессе в Кракове над бывшим главой секретной службы Польши Збигневым Симионтковским. Его обвиняют в превышении полномочий, выразившемся в создании в одном из северо-западных районов страны по просьбе ЦРУ тайного места заключения для захваченных в Ираке и Афганистане людей, которых подозревали в терроризме. К судебной ответственности могут быть привлечены один из тогдашних заместителей З.Симионтковского, а также бывший премьер-министр Польши Лешек Миллер. Тем временем, единственный подсудимый не опровергает и не подтверждает улики, ссылаясь на секретность государственной важности. Польская прокуратура продолжает расследование, пытаясь выяснить, кто еще и в какой мере был причастен к этому громкому делу. Ведь, как публично пообещал глава правительства Дональд Туск, тайное обязательно станет явным, и его страна впредь никогда не пойдет ни на какие международные сговоры. №4(65), 2012
no image
Дневник событий

Свершилось! Депутаты Европейского Парламента большинством голосов высказались за то, чтобы у законодательного органа единой Европы было единственное местоположение, и им больше не приходилось курсировать из Брюсселя в Страсбург и обратно. В ходе голосования по бюджету 2013 года народные избранники потребовали...

Свершилось! Депутаты Европейского Парламента большинством голосов высказались за то, чтобы у законодательного органа единой Европы было единственное местоположение, и им больше не приходилось курсировать из Брюсселя в Страсбург и обратно. В ходе голосования по бюджету 2013 года народные избранники потребовали от Совета министров ЕС принять, наконец, решение: где все-таки отныне будет располагаться парламент? Между прочим, Франция однозначно дала понять, что отказ от Страсбурга она ни за что не одобрит. Тупик? Пока, видимо, да. А между тем, в период повальной и повсеместной экономии на бесконечных и не очень осмысленных переездах можно было бы выиграть значительные суммы. И без того ситуация парадоксальная: депутаты не могут сами принять решение о том, где работать парламенту. И смех, и грех! Поэтому результат голосования совершенно неудивителен – 548 человек «за», и только 69 «против». Напомним: сейчас 12 заседаний в году депутаты обязаны проводить в Страсбурге, а заседания комитетов и мини-пленарные заседания – в Брюсселе. В прошлом году народные избранники уже приняли решение о том, что два пленарных заседания – в октябре 2012 и 2013 года будут проведены на одной неделе, а не как прежде – раздельно. Франция обжаловала это решение в Европейском суде. Да, юристы в Европе без работы не останутся… Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
Тенденции & прогнозы
no image
Без перевода

Editorial by Michael Emerson On 30 March 2012 senior officials of Ukraine and the European Union initialed in Brussels and the texts of an Association Agreement (AA) between the EU and Ukraine, and also the Deep and Comprehensive Free trade...

Editorial by Michael Emerson On 30 March 2012 senior officials of Ukraine and the European Union initialed in Brussels and the texts of an Association Agreement (AA) between the EU and Ukraine, and also the Deep and Comprehensive Free trade Agreement (DCFTA) as an integral part of the package. ‘Initialing' signifies that the negotiations over the text have been concluded and agreed. However thus far there is no binding commitment. With signing there is a political commitment, but only after ratification is it legally binding. However the broad outlines of these agreements can be predicted. The AA will provide for a broad ranging agenda for future cooperation, with some crucial political language at the beginning, like the EU welcoming Ukraine's ‘European choice' or ‘aspirations'. The Ukrainian side has been pushing for language acknowledging Ukraine's ‘membership perspective', but there has been no consensus among EU member states to agree this formulation. The DCFTA will doubtless provide for a phasing out of all industrial tariffs, with a limited opening of agricultural markets (zero tariff for some commodities, but only tariff-free quotas for some others). The two last sticking points in the negotiations seem to have been precisely the choice of political language (as above in inverted commas, or other variants), and the size of the tariff-free quotas for certain agricultural products. Otherwise the DCFTA will have a comprehensive agenda for Ukraine to align many technical standards and regulations on EU norms, and thus to eliminate many non-tariff barriers for goods and services, as well as provide the framework for extensive political dialogue. Meanwhile, during the long period of negotiation of the AA and DCFTA, much has been happening in domestic Ukrainian politics and economics. Viktor Yanukovich became President in February 2010, but since then his political popularity has dropped to very low levels. Politically he is seen as sliding back towards an authoritarian regime buttressed by support from a group of oligarchs whose interests are deeply tangled up with the government, and by manipulation of the judiciary to political ends. The imprisonment of Yulia Timoshenko is the cause celebre on the latter point, but far from the only case of politically motivated imprisonments. The economy is in deep trouble too. Loans from the IMF and EU have been agreed in principle, but their disbursement is on hold because of non-fulfillment of economic policy conditions. The initialing of the AA and DCFTA now prompts the question when these texts will be signed, and on what conditions. One view that seems to be circulating in EU circles is not before the next EU-Ukraine summit, scheduled for December 2012, which would make it possible to see how the parliamentary elections to be held in October will be managed. In addition, there is the view that release of Yulia Timoshenko from prison should be a precondition. However this is not the only view. Another proposition is that signing should be done without such a long delay or preconditions. If Yanukovich displays no serious interest in implementing the AA or respecting the political values built into it, the EU still has the ratification process in hand. The conditionality instrument is not lost. The case for the one or other course of action is quite complex, with substantial arguments on both sides. The arguments for delay with serious conditionality seem to be the following: A/ to avoid giving a political present to Yanukovich, helping his party's prospects in the forthcoming parliamentary elections, B/ to put pressure on Yanukovich to permit free and fair elections, C/ to help get Yulia Timoshenko and others out of prison. On the other hand the arguments in favour of swifter signing would be the following: A/ to lock Ukraine in with treaty level commitments, B/ to provide encouragement and reference texts to Ukrainian civil society and reform-minded groups, and avoid creating the sentiment in public opinion that the EU is abandoning Ukraine, which links to the final consideration …. C/ to avoid giving Putin the time and opportunity in which to exploit Ukraine's evident vulnerabilities, in order more precisely to get Yanukovich to agree to join the Russian-led customs union, which would mean torpedoing the AA and DCFTA with the EU. Since all these arguments have some plausibility, which of them should be decisive for the EU's political choice? The fundamental issue is how far the EU should employ political conditionality in its external relations, and notably in cases where there is no membership perspective at stake, and where other powerful external actors pursue their objectives without regard for the same political norms. The EU has had little difficulty agreeing these days to sanction both Belarus and Syria. But these are five-star pariah states. Ukraine may be sliding into more authoritarian mode of government, but it far from being a Belarus, and of course even less a Syria. Many countries in the European neighbourhood are in intermediate political regime categories, far from high European standards of democracy, including all three South Caucasus states, and almost all the Arab world even today after the Arab Spring. Turkey also is sliding towards greater authoritarianism. There is the inescapable issue for all proponents of tough EU political conditionality of understanding correctly the balance cost and benefits for the partner state to acquiesce in EU conditions. When the context is one of acknowledged membership perspective, the incentive is big in political and economic terms, and the democratic legitimacy of the process is also clearly established. The first best option in the case of Ukraine would be indeed to grant the consistently requested membership perspective. Regrettably the EU has not yet been able to agree this. Without membership perspective the cost-benefit ratios for incumbent regimes to change political course will not look impressive, in particular for partner states which are somewhere in the middle ground between high quality democracy and the pariah dictatorship or failed state. And then the costs and benefits of responding to the offers of other major powers had to be added to the equation. China is nowadays offering huge sums of money all over the world alongside zero political conditionality, and an explicitly anti-conditionality doctrine know as non-interference. But closer to home for Ukraine is Russia, whose game is clear enough. Putin, in his recent election campaign, has set re-integration of the post-Soviet space as an explicit priority. The instruments for this are widening of the customs union of Belarus, Kazakhstan and Russia and development of the EurAsian Economic Area. In addition we have a fairly clear view of Putin's negotiation methods, which easily slip into the category of the semi-coercive. In Russia's dealings with Ukraine the gas price, pipeline politics and finance are the trump cards. When Yanukovich agreed a long-term extension of the leasing of the Sevastapol naval base soon after taking office in 2010, the only counterpart was a short-term discount on the gas price. Currently Russia pushes for joint ownership of the gas pipeline network in Ukraine, while at the same time building competing projects to weaken Ukraine's strategic positioning in this sector (the North Stream now built, and the South Stream planned). Ukraine is now is fairly desperate need for macro-financial assistance, with funding from both the IMF and EU available in principle but on hold because of non-fulfillment of conditions. Russia pushes Ukraine over possible accession to its customs union, which Ukraine so far rejects, and quite reasonably so its first best solution, both economically and politically, would be to have free trade agreements with both. Ukraine already has a free trade agreement with the CIS, and has now intialled the DCFTAS with the EU. If in these circumstances Russia pressures Ukraine to join the customs union this would amount to crude geo-political semi-coercion, with a view to torpedoing EU-Ukraine relations. More constructively Putin has also been arguing recently for a mega free trade area from Lisbon to Vladivostok as a long-run project. While it remains to be seen whether this is a serious idea or just for show, the EU should signal its interest in this, while joining with Ukraine in rejecting firmly the Russian customs union proposal. To make this absolutely clear the EU should press ahead and sign the AA and DCFTA without delay. Leave the resolution of political conditionality matters for the subsequent ratification period. Michael EMERSON, CEPS Senior Research Fellow CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 80 №4(65), 2012
no image
УГОЛОК НАУКИ

Понятно, что для человека, измученного бессонницей, таблетки снотворного могут казаться долгожданным спасением. Но, как следует из публикации в авторитетном «Бритиш медикал джорнал», к приему этих препаратов надо относиться с большой осторожностью. Британские ученые уверяют, что прием более чем 18 доз...

Понятно, что для человека, измученного бессонницей, таблетки снотворного могут казаться долгожданным спасением. Но, как следует из публикации в авторитетном «Бритиш медикал джорнал», к приему этих препаратов надо относиться с большой осторожностью. Британские ученые уверяют, что прием более чем 18 доз этих препаратов в год значительно увеличивает риск преждевременной смерти. В исследовании приняло участие 10 500 человек, которые по предписанию врача принимали снотворное свыше двух с половиной лет. Средний возраст участников составлял 54 года. Для сравнения была взята группа из 23 500 человек, которые за этот же период такие лекарства не принимали. Результаты, по мнению авторов, позволили проследить указанную связь. Причем, угроза смерти возрастает пропорционально увеличению дозы препарата. При приеме до 18 доз в год она становится больше в 3,5 раза, в интервале от 18 до 132 доз – вчетверо, а при его превышении – впятеро. Зависимость эта сохраняется во всех возрастных группах, но особенно явно она прослеживается у людей от 18 до 55 лет, сообщают авторы. Они подчеркивают, что полученные ими результаты лишь подтверждают ранее выявленную зависимость. Кроме того, возрастает и риск заболевания раком: у тех, кто особенно часто принимает снотворное, он выше на 35%. Главный редактор «Бритиш медикал джорнал» Триш Гроувз в своем комментарии к статье делает вывод: хотя авторы и не установили однозначно, что прием снотворного обуславливает преждевременную смерть, их анализ помог исключить многие другие причины. Сергей ПЛЯСУНОВ №4(65), 2012
no image
УГОЛОК НАУКИ

Система ориентации, которой располагают почтовые голуби, давно вызывала удивление и была предметом научного интереса. И в самом деле, как эти изящные птицы гарантированно находят дорогу домой за многие сотни километров? Что за «шестое чувство» помогает им безошибочно отыскивать верный маршрут,...

Система ориентации, которой располагают почтовые голуби, давно вызывала удивление и была предметом научного интереса. И в самом деле, как эти изящные птицы гарантированно находят дорогу домой за многие сотни километров? Что за «шестое чувство» помогает им безошибочно отыскивать верный маршрут, ведущий к цели? Это теме посвящена одна из публикаций британского журнала «Нэйчур». До сих пор было принято считать, что «встроенный компас», находящийся под кожей, в верхней части клюва, позволяет птицам ориентироваться по магнитному полю земли. Речь шла о нервных окончаниях, содержащих оксиды железа. Но новое исследование, в котором принимали участие Давид Киз из венского Института молекулярной патологии и Эрве Кадиу из страсбургского Национального научно-исследовательского центра, позволяет расширить прежние представления. Вывод таков: упомянутые выше клетки оказались вовсе не «компасом», они относятся к иммунной системе и нервными волокнами вообще не являются. Ученые не могут исключить того, что в верхней части клюва этих птиц есть небольшое количество магниточувствительных рецепторов, но о существовании там некоей воспринимающей системы говорить не приходится. «Клюв – не тот орган, который воспринимает магнитные волны», – говорит Э.Кадиу. Таким образом, исследователи опять оказались в самом начале пути. Некая «система Джи-Пи-Эс» у голубя есть, и это несомненно. А где она и как действует – ответ на этот вопрос еще предстоит найти. Правда, по мнению Э.Кадиу, след они, если применить охотничью терминологию, уже взяли: есть в обонятельной ткани птиц некие сенсорные структуры, восприимчивые к магнитным волнам. Такие же, кстати говоря, есть и у радужной форели. Значит – дело за малым: надо доказать, что новые предположения обоснованы. Зато еще на один таинственный вопрос, касающийся голубей, на этот раз тех, что обитают в германской столице, к счастью удалось ответить. Некоторое время назад все поголовье сизарей настигла серьезная хворь, принявшая масштабы эпизоотии. Первые её следы проявились еще в 2006 году. Птицы теряли координацию, при ходьбе начинали ковылять, а то и просто падать. Врачи установили у них явные патологии головного мозга. Оказалось, что всему виной паразиты, по латыни именуемые Sarcozystis calchasi. Птицы от присутствия в организме этих непрошеных гостей не гибли, но становились легкой добычей своих хищных крылатых собратьев, не говоря уже о кошках и прочих заядлых врагах. Голубь же выступал для злостных паразитов просто промежуточным хозяином. Теперь специалистам в области ветеринарной медицины предстоит создать вакцину, после прививок которой голуби будут избавлены от нежданной беды. На это, по мнению экспертов, может уйти около четырех лет. Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012
no image
Ситуация

Что делать с коррупцией во власти? Не в одной только Греции граждане изнурены появляющимися с монотонной регулярностью разоблачениями их политиков, пойманных на самых нечистоплотных делишках, приводящих к личному обогащению. В Словакии нынешний премьер-министр Роберт Фицо пришел к власти после разгромного...

Что делать с коррупцией во власти? Не в одной только Греции граждане изнурены появляющимися с монотонной регулярностью разоблачениями их политиков, пойманных на самых нечистоплотных делишках, приводящих к личному обогащению. В Словакии нынешний премьер-министр Роберт Фицо пришел к власти после разгромного поражения своего конкурента из числа правых после того, как канадский журналист, типичный расследователь и разгребатель грязи (в хорошем смысле), выкопал правду. При правлении правоцентристского правительства тот занимался тем, что покупал и продавал депутатов парламента, а заодно способствовал победе в ходе тендеров на госзаказы тех компаний, которые «отстёгивали» ему в карман. В Хорватии начинается суд над бывшим премьером Иво Санадером, который утверждает, что невиновен, что ни он, ни его партия Хорватский демократический союз не имеют отношение к тому, что за последние 20 лет, когда они рулили этой адриатической республикой, в ходе сомнительной приватизации сумели обогатиться на 10 миллионов евро. Непричастность Санадера под большим вопросом, поскольку он уже проходит по двум другим искам, в которых обвиняется во взяточничестве. Скандал длится уже изрядно долго. В Чешской республике перемывают кости бизнесмена, занимавшего одно время пост пражского градоначальника, Романа Янушека. Даже когда он не управлял столицей из ратуши, пан Янушек пользовался колоссальным влиянием благодаря своим связям. Другой городской голова, Павел Бем, относится к числу его закадычных друзей, что заставило прилепить Янушеку ярлык «теневого мэра» Праги и даже «Волдеморта» по имени зловещего мага, изничтоженного в конце концов Гарри Поттером. Как утверждает издание «Млада фронта днес», на пару Янушек и Бем контролировали весь бюджет города (а это как-никак два миллиарда евро), решали кадровые вопросы, расставляя нужных людей на нужные места, определяли политику в области продажи муниципальной недвижимости и прочей собственности, подмазывали чиновников всех уровней, словом, заправляли всем и вся. Нечестно нажитые финансовые потоки Волдеморт-Янушек отмывал через швейцарский банк. Но первоначально его взяли под стражу по другому обвинению: на своем «Порше Кайене» он врезался в другую автомашину, причинив серьезные увечья ее водителю, которым оказалась женщина. Янушек попытался скрыться с места ДТП и места преступления, но когда он перебегал через парк, его зафиксировала видеокамера скрытого наблюдения… Первые санкции уже последовали: Петр Некач, премьер-министр и лидер Гражданской демократической партии, в которой состоит Янушек, потребовал, чтобы членство одиозного «Волдеморта» было приостановлено на время судебных слушаний. Общество бурлит, особенно после публикации в «Млада фронта днес» распечатки телефонного разговора (образец диалога – Янушек: Доброе утро, мэр! Бем: Я сейчас обкакаюсь. Я вне себя. Эти журналисты действуют мне на нервы. Абсолютно). …Череда скандалов вокруг политиков и местных мини-олигархов в странах Южной и Восточной Европы вновь сдвинула фокус внимания новых членов ЕС на злободневную тему: какова степень гражданской зрелости и ответственности политического класса, нередко, в пылу романтического обольщения, именуемого элитой общества? Сейчас ответ на вопрос, что делать с коррупцией во власти, пытаются решить через суд. Станет ли это грозным напоминанием стяжателям, что возмездие неотвратимо? Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
Ситуация

Эти люди, наверняка, никакого понятия не имеют о пролетарском поэте и его несбывшихся пророчествах о «городе-саде». Но вот стремление превратить в сад мест своего обитания им не то что не чуждо, а просто-таки овладело их сердцем. В цветник, по их...

Эти люди, наверняка, никакого понятия не имеют о пролетарском поэте и его несбывшихся пророчествах о «городе-саде». Но вот стремление превратить в сад мест своего обитания им не то что не чуждо, а просто-таки овладело их сердцем. В цветник, по их мнению, можно и нужно превратить каждый свободный квадратный метр городской земли, будь то островок безопасности посреди проспекта или пустырь, чахлый газончик на обочине магистрали или вытоптанная площадка, на которой и пырей-то не растет. Причем они не только так думают, они так делают. Вооружаются «бомбами», изготовленными из смеси земли, удобрений и семян, или рассадой и тихо, но непреклонно засевают, высаживают, возделывают и украшают, украшают, украшают… За что же их называют садоводами-партизанами? Почему эти посадки подчас выкашивают, вытаптывают и запахивают? Кому помешали эти блаженные, искренне стремящиеся украсить окружающий мир? Говорят, что все началось несколько лет назад – с баварской столицы. Первые партизаны, вооруженные пакетами семян и землей, выходили на свои операции «аки тати в нощи», когда все порядочные граждане уже видели бог весть какой по счету сон. А все дело в том, что акции украшателей, к большому сожалению, часто оказываются незаконными: у хозяев этих самых незасаженных метров могут быть совершенно другие планы. Ну, или просто цветы им не нравятся. Ухаживай за ними, поливай, подкармливай – была охота! Пусть лучше пыль да грязь лежит. В Тюбингене дошло до того, что нелегальными садоводами пришлось заниматься криминальной полиции. А всё потому, что среди цветов, ящиками с которыми они живописно украсили мост через Некар, вдруг взошли растения, которым там явно не место – конопля. Кому и как удалось дискредитировать безобидную и добрую идею – так и не дознались. Но постепенно ситуация стала меняться к лучшему, в том числе и в Мюнхене, где несанкционированные тюльпаны не однажды падали под ножом косилки. Теперь работники городского садового ведомства, узнав, где располагаются партизанские посадки, относятся к ним настолько любезно, что даже поливают их! Ну, а за партизанами дело не станет: они теперь тоже по мере сил ухаживают за казенными посадками. «Настало время, когда мы вместе должны взять на себя ответственность за общественное пространство нашего города», – считает Сильвия Гонсалес, завзятая «зеленая» активистка, тоже начинавшая с ночных посадок, а теперь координирующая взаимодействие своих сторонников с городскими озеленителями. Мартина Нойман из лейпцигского союза «Эколёве» согласна, что украшать город лучше всем вместе, а не порознь. Они действуют совместно с властями в рамках проекта «Лейпциг должен цвести!» и совершенно не собираются ни от кого прятаться. Просто сходятся с подругами, скажем, у детского сада и терпеливо превращают в цветущий лужок неприкаянные клочки земли за домом. Причем, стараются высадить те растения, которые когда-то нормально чувствовали себя в Лейпциге, а потом исчезли под давлением городской среды. Еще «Эколёве» снабжает бесплатными семенами всех, кто готов своими рукам поработать над тем, чтобы древний саксонский город и в самом деле зацвел. И таких, между прочим, набралось почти две тысячи человек. Кроме всего прочего, их силами были озеленены десять детских садов. Вот вам и партизаны! Да, в этом случае речь идет о людях разумных, знающих и умелых. Но, к сожалению, можно привести и другие примеры, когда добровольные озеленители демонстрируют усердие не по разуму. Это подтверждает и людвигсхафенский ботаник Йоханнес Мацомайт, специализирующийся на изучении городской флоры. Он призывает принимать во внимание не только нормы права, но и местные условия, учитывать то, насколько подойдут к ним растения, которые собираются сажать, подойдет ли к ним городская среда, есть ли необходимые насекомые и так далее. Скажем, в Лейпциге именно так и поступают. Там садоводы вместе с детьми высевают смесь из 48 многолетних диких растений, которые типичны для этих мест. Есть там, например, мак-самосейка, дикий майоран и подорожник. В других городах, где как в Штутгарте, действия садоводов-партизан приобрели сильно политизированный характер, речь идет не о восстановлении утраченного биоразнообразия, а об акциях протеста. Скажем, в столице Баден-Вюртемберга на месте спиленных старых платанов и каштанов были посажены молодые клены, ясени и платаны. Или в Берлине, где на территории бывшего аэродрома Темпльгоф активисты каждую весну рассевают семена подсолнечника – символа антиядерного сопротивления. Ну а там, где в дело вмешивается политика, уже не до прекрасного… Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
no image
Ситуация

Торговая война может вспыхнуть между Европейским Союзом и Аргентиной. В ответ на решение этой одной из крупнейших стран Латинской Америки национализировать принадлежащий испанской энергетической корпорации «Репсоль» контрольный пакет акций ведущей нефтедобывающей компании – «Репсоль ИПФ Гас С.А.», Мадрид пригрозил прекратить...

Торговая война может вспыхнуть между Европейским Союзом и Аргентиной. В ответ на решение этой одной из крупнейших стран Латинской Америки национализировать принадлежащий испанской энергетической корпорации «Репсоль» контрольный пакет акций ведущей нефтедобывающей компании – «Репсоль ИПФ Гас С.А.», Мадрид пригрозил прекратить импорт аргентинских сои и биотоплива. Солидарность с Испанией могут проявить и другие члены ЕС. Аргентина – важный поставщик мяса и прочей сельскохозяйственной продукции в Европу. Глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон заявила о переносе на неопределенное время заседания совместного Комитета сотрудничества с Аргентиной. Она подвергла критике решение аргентинских властей экспроприировать дочернее предприятие испанской компании. Инцидент в испано-аргентинских отношениях может вызвать длительную тяжбу в международных судах. А пока Мадрид пытается надавить на Брюссель, чтобы он срочно ввел ответные меры против Буэнос-Айреса, такие, как отказ от преференциальных условий торговли, хотя от этого может пострадать не только Аргентина, но и ЕС. Впрочем, до сих пор Союз избегал торговых войн и стремился решать проблемы дипломатическим и юридическим путем. №4(65), 2012
no image
Тенденции & прогнозы

Наконец-то хорошая новость для овцеводов, выращивающих этих парнокопытных существ на зеленых пастбищах Британских островов: их продукт дорожает на глазах по мере того, как на мировой продовольственный рынок поступает все меньше и меньше этого товара. Сегодня килограмм ягнятины приносит британским фермерам...

Наконец-то хорошая новость для овцеводов, выращивающих этих парнокопытных существ на зеленых пастбищах Британских островов: их продукт дорожает на глазах по мере того, как на мировой продовольственный рынок поступает все меньше и меньше этого товара. Сегодня килограмм ягнятины приносит британским фермерам по 4,41 фунта стерлингов, что означает прирост на 19% с 2009 года. Ник Мартелл, 36-летний скотовод из графства Нортумберленд, имеет все основания лучиться хорошим настроением: «Цена на ягнятину неуклонно растет все последние два года. В этом году я выручу за своих овец больше, чем когда-либо, и не я один, что не может не радовать фермеров, которым приходилось туго все последние ‘тощие годы'». Мартелл хорошо подготовился к минувшей Пасхе – он продал 1000 ягнят, а потому явно останется в этом бизнесе, который еще недавно едва ли не дышал на ладан. Что же произошло? В прошлом году на мировых торжищах было реализовано 66 427 тонн ягнятины, что в годовом сравнении меньше на 19,7%, то есть на пятую часть. Это действительно много. Виновными в удорожании ягнятины в британских супермаркетах и ресторанах оказались новозеландские овцеводы, ведущие поставщики этого продукта на стол потребителям из бывшей метрополии. По словам знающего человека, Джонатана Экли, официального представителя ассоциации английских производителей говядины и баранины, «экспорт из Новой Зеландии, откуда британские клиенты традиционно получали свою ягнятину, упал до самого низкого показателя за последние 49 лет». Причина проста как сама идея свободного рынка: фермеры из числа «антиподов» переключаются с разведения овец на молочные породы парнокопытных – это выгоднее, это прибыльнее. Дополнительный фактор, о котором упомянула газета «Дейли телеграф» – выросшая покупательная способность в странах Дальнего Востока, что сформировало «спрос на красное мясо». Только в прошлом году вывоз на экспорт собственно британской ягнятины в бывшую колонию, а ныне особый район Китая, Гонконг, подскочил в три раза. В каждом конкретном случае причины напряженности на мировых продовольственных рынках разнятся. Это если не брать в зачет, конечно, основополагающую тенденцию: нас уже семь миллиардов, растет число едоков, а в развивающихся странах, как например, в Китае и Индии, множащийся средний класс переходит на западные стандарты потребления. И не случайно британская пресса, похоже, запускает в оборот выражение «продовольственная инфляция»: год от года еда дорожает, и эта тенденция, видимо, станет более тревожной, чем давно легитимизированный страх перед истощением углеводородных источников энергии. Вадим ВИХРОВ №4(65), 2012
no image
Проблема

Схема проста, как мычание. Изготовители лекарств от рака «заносили» лечащим врачам за то, чтобы те рекомендовали пациентам именно их препараты. Теперь германская прокуратура ведет масштабное расследование, в которое втянуты десятки медиков по всей республике. В прицел правоохранительных органов попали как минимум...

Схема проста, как мычание. Изготовители лекарств от рака «заносили» лечащим врачам за то, чтобы те рекомендовали пациентам именно их препараты. Теперь германская прокуратура ведет масштабное расследование, в которое втянуты десятки медиков по всей республике. В прицел правоохранительных органов попали как минимум три фармацевтических компании, которые систематически занимались подкупом продажных эскулапов. Обратили они внимание и на ряд аптечных работников, промышлявших тем же самым. Вот конкретный пример: в Тюрингии обвинение выдвинуто против одного врача и двух аптекарей. Медик, работавший в больничной кассе, получал от ушлых провизоров платежи, некоторые из которых достигали ни много ни мало 100 тысяч евро. За что же? А за то, что своих пациентов он отправлял за нужными им лекарственными препаратами – цитостатиками – именно в эти аптеки. Казалось бы, ничего дурного не происходило: лекарства-то людям назначались те, что нужно, а не просто, что под руку попало, верно? Но, с точки зрения закона, налицо сговор. С целью способствовать продвижению на рынок конкретных препаратов, изготовленных фирмой, «заранее оплатившей оказанные услуги». Дрезденская прокуратура начала следствие против ответственных лиц в лейпцигской компании «Онкозакс». Она выплачивала врачам-онкологам многие сотни евро за каждого пациента, которому был прописан производимый ею препарат. По данным прессы всего в эти неблаговидные делишки вовлечено 47 врачей-онкологов, трудившихся на ниве здравоохранения по всей республике. «Онкозакс», начиная с 2005 года, выплачивал им суммы, сперва проводившиеся по бухгалтерским документам как «митцушюсс» – субсидия на погашение квартплаты. Позднее все стали обтяпывать еще более изощренно и взятки поименовали «платой за участие в исследованиях». Один из «исследователей», по данным дрезденской прокуратуры, с 2005 по 2011 год получил за свои неустанные труды больше полумиллиона евро. В Мюнхене в подобных историях замечена компания «Рибосефарм» – онкологическое крыло крупной фармацевтической фирмы «Хикма». С ноября прошлого года против неё ведется следствие. В Гамбурге на подкупе врачей попался изготовитель онкологических лекарств – компания «Цюо фарма». Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
no image
Проблема

Меры жесткой экономии касаются не только Греции, Испании и ряд других стран зоны евро. В 2014 году европейские футбольные клубы должны будут подчиняться новым правилам, согласно которым они не смогут тратить больше денег, чем зарабатывают. Можно спорить об эффективности такой...

Меры жесткой экономии касаются не только Греции, Испании и ряд других стран зоны евро. В 2014 году европейские футбольные клубы должны будут подчиняться новым правилам, согласно которым они не смогут тратить больше денег, чем зарабатывают. Можно спорить об эффективности такой меры, которую продвигает УЕФА, намереваясь стать своего рода аудитором клубных команд Старого Света. Но она стала реакцией на все более нездоровое положение, сложившееся в профессиональном футболе – наиболее популярном в Европе и мире виде спорта. С одной стороны, европейские стадионы полны зрителей (хотя и не везде – вспомним Россию), инвестиции текут рекой, а продажа сопутствующих товаров, столь популярных у болельщиков, еще никогда не достигала таких объемов. При этом, по данным УЕФА, в 2010 году убытки европейского футбола достигли 1,6 миллиарда евро, а совокупные долги клубов континента составили 8,2 миллиарда евро. Одна из самых удачливых команд последних лет в Европе – английский «Манчестер Юнайтед» – должен кредиторам 800 миллионов евро! Главная статья расходов клубов (в среднем 64%) – зарплаты футболистов. Таких зарплат в массовом масштабе нет ни в одном другом виде спорта. При этом они не всегда соотносятся с качеством игры. До недавних пор рекордсменом считался француз Николя Анелька, который за 12 миллионов евро в год на склоне карьеры уехал играть в далеко не самый сильный в мире чемпионат Китая, где выступает за шанхайский клуб. Но сравнительно недавно его рекорд перекрыл камерунец Самюэль Это'о, за 20 миллионов отправившийся в махачкалинский «Анжи». Американский журнал «Форбс» по итогам сезона 2010-2011 гг. подсчитал как самые богатые клубы Европы (по капитализации или оценочной стоимости), так и футболистов, которые сколотили себе самые крупные состояния. На первом месте находится уже упоминавшийся «Манчестер Юнайтед» (2,2 миллиарда долларов). Вторую и третью строчку занимают соответственно мадридский «Реал» (1,8 миллиарда долларов) и «Барселона» (1,3 миллиарда долларов). Всего в первой двадцатке значатся клубы из Англии (6), Италии (5), Германии (4), Испании (3) и Франции (2). Самым состоятельным футболистом остается англичанин Дэвид Бекхэм, совокупный заработок которого на конец сезона 2010-2011 гг. достиг 46 миллионов долларов. За ним следуют португалец Криштиану Роналду (42 миллиона долларов) и аргентинец Лионель Месси (39 миллионов долларов). Всего в десятке богатеев от кожаного мяча – 5 англичан и по одному представителю других стран. Примечательно, что там нет ни одного игрока из европейских стран, которые в последние годы и даже десятилетие добились наибольших успехов на футбольных полях – ни итальянцев, ни голландцев, ни немцев, ни французов. А единственный попавший в таблицу испанец – Фернандо Торрес – не относится к числу лидеров национального футбола. Он смог пополнить свой счет до 17 миллионов долларов в большой степени за счет удачных переходов и игры в английской Премьер-лиге, наиболее богатой в финансовом отношении в Европе на настоящий момент. Нет смысла осуждать такую систему – она сложилась, потому что в профессиональный футбол приходят большие деньги. Здесь и американские капиталы, и российские, и из стран Персидского залива, не считая местных магнатов. Для мультимиллиардеров владение футбольной командой становится забавой или даже инструментом для продвижения своих бизнес-интересов в других сферах деятельности. Значит ли, что европейский футбол лопнет, как и другие финансовые пузыри? Не факт. Успехов добиваются не только клубы с большими бюджетами и с большими убытками. Примерами могут послужить лондонский «Арсенал» или мюнхенская «Бавария», которые не только входят в число европейских лидеров, в том числе по капитализации (по версии «Форбс»), но и находятся в отличной финансовой форме. Андрей СЕМИРЕНКО №4(65), 2012
no image
Саммит

1. Мы, руководители Федеративной Республики Бразилии, Российской Федерации, Республики Индии, Китайской Народной Республики и Южно-Африканской Республики, провели 29 марта 2012 года в Нью-Дели, Индия, четвертый саммит БРИКС. Наши дискуссии, общей темой которых было «Партнерство БРИКС в интересах глобальной стабильности, безопасности и...

1. Мы, руководители Федеративной Республики Бразилии, Российской Федерации, Республики Индии, Китайской Народной Республики и Южно-Африканской Республики, провели 29 марта 2012 года в Нью-Дели, Индия, четвертый саммит БРИКС. Наши дискуссии, общей темой которых было «Партнерство БРИКС в интересах глобальной стабильности, безопасности и процветания», прошли в сердечной и теплой атмосфере и были проникнуты разделяемым нами стремлением к дальнейшему укреплению партнерства в интересах общего развития, а также к продвижению сотрудничества на основе открытости, солидарности, взаимопонимания и доверия. 2. Наша встреча проходила на фоне событий и перемен, имеющих в наши дни глобальное и региональное значение: неустойчивого восстановления мировой экономики, которое осложнено ситуацией в еврозоне; проблем, связанных с перспективами устойчивого развития и изменением климата, которые приобретают особую актуальность по мере приближения к проводимым позже в текущем году, соответственно, в Бразилии и Индии Конференции ООН по устойчивому развитию («Рио+20») и Конференции Сторон Конвенции о биологическом разнообразии; предстоящего саммита «Группы двадцати» в Мексике и недавней восьмой Министерской конференции ВТО в Женеве, а также вызывающего наше растущее беспокойство развития политической ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Проведенные нами сегодня обсуждения отразили наше единодушное стремление совместно с международным сообществом продолжать ответственно и конструктивно противодействовать этим вызовам глобальному благополучию и стабильности. 3. БРИКС – это платформа для диалога и сотрудничества между странами, в которых проживает 43 процента населения земного шара, в интересах содействия миру, безопасности и развитию в условиях многополярного, взаимосвязанного и все более сложного глобализирующегося мира. Трансконтинентальное измерение нашего взаимодействия – а мы представляем Азию, Африку, Европу и Латинскую Америку – придает ему особую ценность и значимость. 4. Нам видится будущее, отличительными признаками которого станут глобальный мир, экономический и социальный прогресс и просвещенный научный подход. Мы готовы, на основе общепризнанных норм международного права и многостороннего подхода к принятию решений, сотрудничать с другими странами, как развитыми, так и развивающимися, в целях решения проблем, с которыми сталкивается современный мир, и использования возможностей, которые перед ним открываются. Повышению эффективности усилий институтов глобального управления по достижению этой цели будет способствовать расширение представительства в них стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран. 5. Мы выражаем беспокойство в связи с текущей глобальной экономической ситуацией. В то время, как страны БРИКС относительно быстро вышли из глобального кризиса, перспективы мирового роста вновь ухудшились вследствие нестабильности рынка, особенно в еврозоне. Увеличение суверенного долга и озабоченности по поводу фискальной консолидации в средне- и долгосрочной перспективе в развитых странах создают неустойчивую среду для глобального роста. Кроме того, избыточная ликвидность вследствие активных действий центральных банков в интересах стабилизации национальных экономик, перетекает в страны с формирующимися рыночными экономиками, провоцируя чрезмерную волатильность потоков капитала и цен на сырьевые товары. Проблемой, требующей безотлагательного решения, является восстановление доверия рынков и возобновление глобального роста. Мы будем работать с мировым сообществом для обеспечения координации международной политики в интересах поддержания макроэкономической стабильности, благоприятствующей здоровому восстановлению глобальной экономики. 6. Мы считаем, что для развитых экономик крайне важно придерживаться ответственной макроэкономической и финансовой политики, не допускать накопления избыточной глобальной ликвидности и проводить структурные реформы для повышения темпов роста, создающего рабочие места. Мы привлекаем внимание к рискам крупных и волатильных трансграничных потоков капитала, с которыми сталкиваются формирующиеся рыночные экономики. Мы призываем к обеспечению дальнейшего регулятивного надзора за международной финансовой системой и к его реформе, к усилению координации политики и укреплению сотрудничества в сфере финансового регулирования и надзора, а также к содействию стабильному развитию глобальных финансовых рынков и банковских систем. 7. В этом контексте мы считаем, что первостепенной задачей «Группы двадцати» как основного форума международного экономического сотрудничества на сегодняшний день является облегчение координации макроэкономической политики, содействие глобальному экономическому восстановлению и обеспечение финансовой стабильности, в т.ч. используя усовершенствованную международную валютно-финансовую архитектуру. Мы приближаемся к следующему саммиту «Группы двадцати» в Мексике с твердым настроем на работу с председательством, всеми членами Группы и международным сообществом ради достижения позитивных результатов, соответствующих основам национальной политики в целях обеспечения уверенного, устойчивого и сбалансированного роста. 8. Мы отмечаем важность глобальной финансовой архитектуры для поддержания стабильности и целостности мировой валютно-финансовой системы. Мы призываем поэтому к созданию более репрезентативной международной финансовой архитектуры, в которой развивающиеся страны будут иметь больший голос и большую представленность, а также к созданию и совершенствованию справедливой международной валютной системы, которая могла бы служить интересам всех стран и поддерживать развитие государств с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран. Более того, эти экономики, добившиеся масштабного роста, вносят теперь значительный вклад в глобальное восстановление. 9. Вместе с тем мы обеспокоены медленным ходом реформы системы квот и управления в МВФ. Видим неотложную необходимость в осуществлении, как и было согласовано, реформы 2010 года в области управления и квот до предстоящего в 2012 году годового собрания МВФ / Всемирного банка, а также комплексного пересмотра формулы расчета квот для более точного отражения экономического веса и усиления голоса и представленности стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся стран к январю 2013 года, с последующим завершением очередного общего пересмотра квот к январю 2014 года. Данный динамичный процесс реформ необходим для обеспечения легитимности и эффективности Фонда. Мы подчеркиваем, что предпринимаемые в настоящее время усилия по наращиванию кредитных ресурсов МВФ будут успешными лишь при наличии уверенности в том, что все государства-члены Фонда действительно привержены добросовестному выполнению реформы 2010 года. Мы будем работать с международным сообществом в интересах своевременной мобилизации достаточных ресурсов для МВФ по мере продолжения перехода Фонда к более совершенному управлению и к укреплению легитимности. Мы подтверждаем поддержку мер по защите голоса и представленности беднейших стран в МВФ. 10. Мы призываем МВФ сделать более целостной и объективной систему надзора. Мы принимаем к сведению, что предложения МВФ, касающиеся нового комплексного решения по вопросу о надзоре, будут рассмотрены до весенней сессии Фонда. 11. Мы отмечаем, что в нынешней глобальной экономической обстановке существует настоятельная потребность в расширении притока финансовых средств для целей развития в государства с формирующимися рыночными экономиками и развивающиеся страны. Поэтому мы призываем Всемирный банк повысить приоритетность мобилизации ресурсов и удовлетворения потребностей в финансировании развития, уменьшая в то же время стоимость заимствований и внедряя инновационные кредитные инструменты. 12. Мы приветствуем кандидатов от развивающегося мира на пост Президента Всемирного банка. Мы подтверждаем, что руководители МВФ и Всемирного банка должны выбираться с помощью открытого процесса, основанного на учете профессиональных качеств. Более того, новое руководство Всемирного банка должно принять обязательства по трансформации Банка в многосторонний институт, действительно отражающий видение всех его членов, включая формирование структуры управления, учитывающей нынешние экономические и политические реалии. Кроме того, характер Банка должен эволюционировать от института, в основном выполняющего посреднические функции между Севером и Югом, к институту, поощряющему равноправное партнерство со всеми странами в качестве пути решения проблем развития и средства преодоления устаревшего разделения на доноров и реципиентов. 13. Мы рассмотрели возможность создания нового Банка развития в целях мобилизации ресурсов для проектов в области инфраструктуры и устойчивого развития в странах БРИКС, а также в других странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающихся странах. Такой Банк дополнил бы уже прилагаемые усилия международных и региональных финансовых институтов, нацеленные на глобальный рост и развитие. Мы поручаем нашим министрам финансов изучить реализуемость и жизнеспособность подобной инициативы, создать совместную рабочую группу для ее дальнейшей проработки, и представить нам доклад к следующему саммиту. 14. Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка приветствуют председательство России в «Группе двадцати» в 2013 году и окажут ей содействие для достижения успешного результата. 15. Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка поздравляют Российскую Федерацию с вступлением в ВТО. Это позволит сделать ВТО более представительной организацией и упрочить основанную на правилах многостороннюю торговую систему. Мы настроены на совместную работу, направленную на сохранение этой системы, и призываем другие государства противодействовать всем формам торгового протекционизма и скрытым ограничениям в торговле. 16. Мы продолжим усилия, направленные на успешное завершение Дохийского раунда на основе достигнутого прогресса и в соответствии с его мандатом. С этой целью мы будем отслеживать результаты в конкретных областях, где возможен прогресс, по-прежнему отводя центральное место развитию и не упуская из виду единой цели. Мы не поддерживаем многосторонние инициативы, которые противоречат фундаментальным принципам прозрачности, инклюзивности и многосторонности. Считаем, что подобные инициативы не только отвлекают членов ВТО от работы по достижению коллективного результата, но и не решают проблемы дефицита развития, оставшейся с предыдущих раундов переговоров. По окончании процесса ратификации Россия намерена принять активное и конструктивное участие в Дохийском раунде переговоров ВТО в интересах достижения их сбалансированного результата, который поможет усилить и развить многостороннюю торговую систему. 17. Считая ЮНКТАД центральным элементом системы ООН для рассмотрения вопросов торговли и развития, мы намерены прилагать усилия к совершенствованию сложившихся направлений ее деятельности в сфере формирования консенсуса, технического сотрудничества и исследований вопросов экономического развития и торговли. Мы подтверждаем наш настрой внести активный вклад в успешное проведение 13-й Конференции ЮНКТАД (апрель 2012 года). 18. Основываясь на существующей между нами синергии, мы будем совместно работать в целях наращивания торговых и инвестиционных потоков между нашими странами для достижения целей в сфере промышленного развития и занятости. Мы приветствуем результаты второй встречи министров торговли государств – участников БРИКС, состоявшейся в Нью-Дели 28 марта 2012 года. Мы поддерживаем проведение регулярных консультаций между нашими министрами торговли и рассмотрим возможность принятия соответствующих мер, способных содействовать дальнейшему укреплению торгово-экономических связей между нашими странами. Мы приветствуем подписание Генерального соглашения о создании кредитных линий в местной валюте в рамках механизма межбанковского сотрудничества БРИКС, а также Многостороннего соглашения о подтверждении аккредитивов между нашими экспортно-импортными банками / банками развития. Считаем, что в ближайшие годы эти соглашения дадут возможность расширить торговлю между странами БРИКС. 19. Мы признаем исключительную важность поддержания стабильности, мира и безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке для всех нас и для международного сообщества в целом, а главное – для самих ближневосточных и североафриканских стран и их граждан, на жизнь которых влияют потрясения, происходящие в регионе. Мы стремимся к тому, чтобы эти страны вновь обрели мир и стабильность, достигли процветания и стали уважаемыми членами мирового сообщества. 20. Мы согласны в том, что период глубоких преобразований в государствах Ближнего Востока и Северной Африки не должен использоваться как предлог для затягивания урегулирования продолжительных конфликтов. Напротив, этот период должен дать импульс к их разрешению, в особенности к урегулированию арабо-израильского конфликта. Разрешение этой и других региональных проблем долгосрочного характера могло бы улучшить общую обстановку на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Так, мы подтверждаем свою приверженность достижению всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования арабо-израильского конфликта на общепризнанной международно-правовой основе, включающей соответствующие резолюции ООН, Мадридские принципы и Арабскую мирную инициативу. Мы призываем «квартет» интенсифицировать свои усилия, а также выступаем в пользу большей вовлеченности Совета Безопасности ООН в поиски решения израильско-палестинского конфликта. Мы также подчеркиваем важность прямых переговоров между сторонами в целях достижения окончательного урегулирования. Мы призываем палестинцев и израильтян предпринять конструктивные меры, восстановить взаимное доверие и создать необходимые условия для возобновления переговоров, избегая односторонних шагов, в особенности поселенческой активности на оккупированных палестинских территориях. 21. Мы выражаем глубокую озабоченность нынешней ситуацией в Сирии и призываем немедленно положить конец любым проявлениям насилия и нарушениям прав человека в этой стране. Общемировым интересам наилучшим образом соответствовал бы подход к кризису на основе мирных средств, стимулирующих широкий национальный диалог по различным линиям, что отвечало бы законным чаяниям всех слоев сирийского общества на основе уважения независимости, территориальной целостности и суверенитета Сирии. Наша цель – способствовать руководимому самими сирийцами инклюзивному политическому процессу, и мы приветствуем совместные усилия, предпринимаемые для этого Организацией Объединенных Наций и Лигой арабских государств. Мы призываем сирийское правительство и все слои сирийского общества продемонстрировать политическую волю к тому, чтобы положить начало такому процессу, без которого невозможно создание новой обстановки для установления мира. Мы приветствуем назначение г-на К.Аннана в качестве совместного специального посланника по сирийскому кризису и уже достигнутый к настоящему времени прогресс, и поддерживаем его в продолжении конструктивной работы в целях политического урегулирования кризиса. 22. Нельзя допустить, чтобы ситуация вокруг Ирана переросла в конфликт, катастрофические последствия которого не будут отвечать ничьим интересам. Ирану принадлежит ключевая роль в мирном развитии и процветании региона, который весьма важен политически и экономически. Мы ожидаем, что Иран внесет в это свой вклад в качестве ответственного члена международного сообщества. У нас вызывает озабоченность ситуация, складывающаяся вокруг иранской ядерной программы. Мы признаем право Ирана на мирное использование ядерной энергии в соответствии с его международными обязательствами и выступаем за решение связанных с этим вопросов политическими и дипломатическими средствами, а также путем диалога между заинтересованными сторонами, в том числе между МАГАТЭ и Ираном, а также согласно положениям соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. 23. Афганистану нужны время, помощь развитию и сотрудничество, преференциальный доступ на мировые рынки, иностранные инвестиции, а также четкая и целенаправленная стратегия достижения прочного мира и стабильности. Мы поддерживаем обязательства международного сообщества в отношении Афганистана, принятые на Международной конференции в Бонне в декабре 2011 года, и будем следовать им в течение переходного десятилетия 2015–2024 годов. Мы подтверждаем нашу приверженность становлению Афганистана как мирного, стабильного и демократического государства, свободного от терроризма и экстремизма, и подчеркиваем необходимость более эффективного регионального и международного сотрудничества в интересах стабилизации Афганистана, в т.ч. путем борьбы с терроризмом. 24. Мы поддерживаем усилия, направленные на борьбу с незаконным оборотом опиатов из Афганистана в рамках Парижского пакта. 25. Мы вновь заявляем, что актам терроризма в любых формах и проявлениях не может быть оправдания. Мы подтверждаем нашу решимость укреплять сотрудничество в вопросах противодействия этому злу и считаем, что Организации Объединенных Наций принадлежит центральная роль в координации международных действий по борьбе с терроризмом в рамках Устава ООН и в соответствии с принципами и нормами международного права. Мы подчеркиваем необходимость скорейшего завершения в рамках Генеральной Ассамблеи ООН работы над проектом всеобъемлющей конвенции по борьбе с международным терроризмом и ее принятия всеми государствами-членами с тем, чтобы создать всеобъемлющие правовые рамки для противодействия этому общемировому бедствию. 26. Мы выражаем твердую приверженность многосторонней дипломатии, в рамках которой центральная роль в противодействии глобальным вызовам и угрозам принадлежит Организации Объединенных Наций. В этом контексте мы подтверждаем потребность во всеобъемлющей реформе ООН, включая Совет Безопасности, имея в виду сделать эту организацию более эффективной, действенной и представительной с тем, чтобы она могла успешнее справляться с глобальными вызовами современности. Китай и Россия подтверждают важность, которую они придают статусу Бразилии, Индии и Южной Африки в международных делах, и поддерживают их стремление играть более значимую роль в ООН. 27. Мы отмечаем тесную координацию работы в Совете Безопасности в 2011 году и подчеркиваем нашу приверженность взаимодействию в ООН для продолжения сотрудничества и укрепления многосторонних подходов к вопросам, касающимся глобального мира и безопасности, в последующие годы. 28. Ускорение роста и устойчивого развития, наряду с обеспечением продовольственной и энергетической безопасности являются одними из наиболее важных вызовов, стоящих сегодня перед миром. Они играют главную роль в решении вопросов экономического развития, преодоления бедности, борьбы с голодом и неудовлетворительного питания во многих развивающихся странах. Особую важность имеет создание новых рабочих мест, необходимых для повышения уровня жизни населения во всем мире. Устойчивое развитие является ключевым элементом нашей повестки дня, призванной обеспечить оживление мировой экономики и инвестиции в будущий рост. Мы обязаны добиться этого ради наших будущих поколений. 29. Мы приветствуем Южную Африку в связи с успешным проведением ею 17-й сессии Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата, а также 7-го Совещания Сторон Киотского протокола, которые прошли в декабре 2011 года. Мы приветствуем достигнутые на конференции существенные результаты и выражаем готовность работать с международным сообществом для реализации принятых на конференции решений в соответствии с принципами равенства и общей, но дифференцированной ответственности, а также с учетом имеющихся у них возможностей. 30. Мы исполнены решимости играть свою роль в глобальной борьбе с изменением климата и внесем вклад в общемировые усилия по противодействию изменению климата посредством устойчивого и инклюзивного роста, а не через введение ограничений на развитие. Мы подчеркиваем, что развитые страны – участницы Конвенции увеличат финансовую и техническую помощь и содействие в наращивании потенциала для разработки и реализации отвечающих национальной специфике мер по сокращению эмиссии парниковых газов в развивающихся странах. 31. Мы считаем, что Конференция ООН по устойчивому развитию («Рио + 20») предоставляет международному сообществу уникальную возможность подтвердить на высоком политическом уровне свою приверженность поддержке общих основ устойчивого развития, включающих в себя инклюзивный экономический рост и развитие, социальный прогресс и защиту окружающей среды в соответствии с принципами и положениями Декларации Рио по вопросам окружающей среды и развития, включая принцип общей, но дифференцированной ответственности, Повестки дня на ХХI век и Йоханнесбургского плана выполнения решений. 32. Мы считаем, что устойчивое развитие должно быть главной парадигмой в вопросах окружающей среды, а также применительно к экономическим и социальным стратегиям. Мы отмечаем актуальность и приоритетность основных тем конференции, в частности, «зеленой экономики» в контексте устойчивого развития и искоренения бедности, а также создания институциональных рамок устойчивого развития. 33. Китай, Россия, Индия и Южная Африка готовы сотрудничать с Бразилией в качестве страны, принимающей у себя эту важную Конференцию в июне, для обеспечения ее успеха и выхода на практически значимые результаты. Бразилия, Россия, Китай и Южная Африка также готовы сотрудничать с Индией, которая принимает 11-ю сессию Конференции Сторон Конвенции по биоразнообразию в октябре 2012 года, и рассчитывают на ее позитивные результаты. Мы продолжим работу по реализации Конвенции и ее протоколов, уделяя особое внимание Нагойскому протоколу о доступе к генетическим ресурсам и справедливом и равноправном разделе прибыли, получаемой от их использования, реализации Стратегического плана по биоразнообразию на 2011–2020 годы, а также Стратегии мобилизации ресурсов. 34. Мы подтверждаем, что концепция «зеленой экономики», определение которой еще предстоит выработать на Конференции «Рио + 20», должна трактоваться в более широких рамках устойчивого развития и искоренения бедности. Она также представляет собой одно из средств реализации этих основополагающих и важнейших приоритетов, а ее осуществление не является самоцелью. Национальным властям необходимо предоставить возможность проявлять гибкость, а также пространство для маневра в политике с тем, чтобы они могли самостоятельно выбирать из широкого спектра альтернатив и определять пути, ведущие к устойчивому развитию, базируясь на уже достигнутой стадии развития конкретной страны, национальных стратегиях, особенностях и приоритетах. Мы не приемлем введение барьеров любого рода на пути торговли и инвестиций под предлогом создания «зеленой экономики». 35. Цели развития тысячелетия остаются крупнейшей вехой повестки дня развития. Для достижения развивающимися странами максимальных результатов в реализации своих Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, к согласованному сроку – 2015 году мы должны исключить негативное воздействие на рост в этих странах. Любое замедление имело бы серьезные последствия для мировой экономики. Достижение ЦРТ является основополагающим условием обеспечения инклюзивного, справедливого и устойчивого глобального роста, и будет требовать нашего неослабного внимания и после 2015 года, что сопряжено с увеличением финансовой поддержки. 36. Мы придаем важнейшее значение экономическому росту, который содействует развитию и стабильности в Африке, поскольку многие из стран континента не полностью реализовали свой экономический потенциал. Мы будем продвигать сотрудничество с целью поддержки их усилий по ускорению диверсификации и модернизации их экономик. Это будет достигаться путем развития инфраструктуры, обмена знаниями и поддержки расширенного доступа к технологиям, наращиванием потенциала и инвестированием в человеческий капитал, в том числе в рамках «Нового партнерства в интересах развития Африки» (НЕПАД). 37. Мы заявляем о приверженности решению задачи облегчения гуманитарного кризиса, от которого все еще страдают миллионы людей на Африканском Роге, и поддерживаем международные усилия в этом направлении. 38. Чрезмерная волатильность цен на сырьевые товары, в особенности на продовольствие и энергию, создает дополнительные риски для восстановления мировой экономики. Совершенствование механизма регулирования рынка сырьевых деривативов является ключевым фактором, позволяющим избежать дестабилизации системы поставок продовольствия и энергии. Мы считаем, что увеличение мощностей по производству энергии и укрепление диалога между производителем и потребителем являются важными инициативами, которые могли бы содействовать стабилизации цен. 39. В энергобалансе на обозримую перспективу ведущую роль по-прежнему будет играть энергия, получаемая из ископаемых видов топлива. Мы будем расширять использование чистых и возобновляемых источников энергии, а также энергосберегающих и альтернативных технологий для удовлетворения возрастающих потребностей наших экономик и народов и решения проблем, связанных с климатом. В этом контексте мы подчеркиваем, что международное сотрудничество в области развития безопасной ядерной энергетики в мирных целях должно осуществляться в условиях строгого соблюдения соответствующих стандартов эксплуатационной безопасности и требований, касающихся проектирования, строительства и эксплуатации атомных электростанций. Мы особо отмечаем ключевую роль МАГАТЭ в совместных усилиях международного сообщества по ужесточению стандартов ядерной безопасности в целях повышения доверия населения к ядерной энергии как к чистому, доступному, безопасному и надежному источнику энергии, жизненно необходимому для удовлетворения глобальных энергетических потребностей. 40. Мы отмечаем предпринятые к настоящему времени значительные усилия в целях укрепления сотрудничества в рамках БРИКС по ряду направлений. Мы убеждены в том, что наши страны располагают богатой базой знаний, «ноу-хау», значительным потенциалом и передовым опытом, которыми мы можем обмениваться и которые мы можем использовать для плодотворного сотрудничества на благо наших народов. С учетом этого мы одобряем План действий на следующий год. 41. Мы высоко оцениваем итоги второй Встречи министров сельского хозяйства и аграрного развития стран БРИКС, состоявшейся в октябре 2011 года в г.Чэнду (Китай). Мы поручаем нашим министрам продвигать этот процесс с особым акцентом на потенциал сотрудничества между странами БРИКС для эффективного содействия всемирной продовольственной безопасности путем увеличения объемов сельскохозяйственного производства и повышения производительности аграрного сектора, обеспечения большей транспарентности рынков и сокращения чрезмерной волатильности цен на сырьевые товары, улучшая посредством этого качество жизни людей, особенно в развивающихся странах. 42. Перед большинством стран БРИКС стоит ряд проблем схожего характера в области здравоохранения, в том числе проблемы, связанные с обеспечением всеобщего доступа к медицинским услугам, технологиям и медикаментам, с увеличением затрат и ростом показателей распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний. Мы поручаем участникам встреч министров здравоохранения стран БРИКС, первая из которых прошла в июле 2011 года в Пекине, принять меры для их институционализации с тем, чтобы добиваться решения этих общих проблем на наиболее эффективной, с точки зрения затрат, справедливой и устойчивой основе. 43. Мы отмечаем встречу старших должностных лиц по научно-техническому сотрудничеству, состоявшуюся в сентябре 2011 года в г.Далянь (Китай), и в особенности растущий потенциал научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а также инноваций в наших странах. Мы поддерживаем процесс сотрудничества как по приоритетным направлениям (продовольствие, фармацевтика, здравоохранение, энергетика), так и в сфере фундаментальных исследований в новых междисциплинарных областях (нанотехнологии, биотехнологии, перспективные материалы и т.д.). Мы поддерживаем обмен знаниями между нашими научно-исследовательскими институтами путем осуществления совместных проектов, проведения семинаров и организации программ обмена для молодых ученых. 44. Проблемы стремительной урбанизации, с которыми сталкиваются все развивающиеся общества, включая наши, носят многоаспектный характер и затрагивают целый ряд взаимосвязанных вопросов. Мы поручаем соответствующим органам наших стран координировать усилия и изучать передовой опыт и имеющиеся технологии, которые могут принести реальную пользу нашим обществам. Мы с удовлетворением отмечаем первую Встречу дружественных городов стран БРИКС, состоявшуюся в декабре 2011 года в г.Санья, и будем продвигать этот процесс путем проведения Форума по урбанизации и городской инфраструктуре параллельно со вторым Форумом по сотрудничеству породненных городов и муниципальных образований государств – участников БРИКС. 45. Учитывая наши растущие потребности в возобновляемых источниках энергии, а также в энергоэффективных и экологически чистых технологиях, и наши преимущества в этих областях, которые дополняют друг друга, мы договорились об обмене знаниями, «ноу-хау», технологиями и передовым опытом в этих сферах. 46. Мы рады обнародовать первое в своем роде Экономическое исследование стран БРИКС, подготовленное при координирующей роли Индии с уделением особого внимания синергетическому взаимодействию и взаимодополняемости наших экономик. Мы приветствуем результаты сотрудничества между национальными статистическими институтами государств – участников БРИКС, а также отмечаем, что обновленное издание Статистического сборника стран БРИКС, опубликованное сегодня, является полезным справочным материалом по странам БРИКС. 47. Мы выражаем удовлетворение фактом созыва III Делового форума БРИКС и II Финансового форума, и отмечаем их роль в стимулировании торговых отношений между нашими странами. В этом контексте мы приветствуем учреждение Биржевого альянса БРИКС – совместной инициативы сотрудничающих фондовых бирж стран БРИКС. 48. Мы поддерживаем расширение каналов связи, программ обменов и контактов между людьми в рамках БРИКС, в том числе в области молодежных обменов, образования, культуры, туризма и спорта. 49. Бразилия, Россия, Китай и Южная Африка выражают свою глубокую признательность и искреннюю благодарность Правительству и народу Индии за проведение встречи руководителей государств – участников БРИКС в Нью-Дели. 50. Бразилия, Россия, Индия и Китай благодарят Южную Африку за предложение принять у себя в 2013 году пятую встречу руководителей государств – участников БРИКС и выражают намерение оказать ей всемерную поддержку. Делийский план действий 1. Встреча министров иностранных дел БРИКС «на полях» ГА ООН. 2. Встречи министров финансов и управляющих центральными банками «на полях» совещаний «Группы двадцати» / других многосторонних совещаний (ВБ / МВФ). 3. Встреча представителей финансовых и налоговых органов «на полях» совещаний ВБ / МВФ, а также самостоятельные встречи (по мере необходимости). 4. Встречи министров торговли «на полях» многосторонних мероприятий либо самостоятельные встречи (по мере необходимости). 5. Третья встреча министров сельского хозяйства БРИКС и предшествующие ей подготовительное совещание экспертов по сельскохозяйственным продуктам и вопросам продовольственной безопасности, а также вторая встреча экспертной рабочей группы по сельскому хозяйству. 6. Встреча Высоких представителей стран БРИКС, ответственных за вопросы национальной безопасности. 7. Вторая встреча старших должностных лиц стран БРИКС по науке технике. 8. Первое совещание Форума БРИКС по урбанизации и второй Форум сотрудничества породненных городов и муниципальных образований государств – участников БРИКС в 2012 году в Индии. 9. Второе совещание министров здравоохранения БРИКС. 10. Промежуточная встреча су-шерп и шерп. 11. Промежуточная встреча Контактной группы по вопросам экономики и торговли (КГЭТВ). 12. Третья встреча представителей органов стран БРИКС, занимающихся вопросами конкуренции (2013 г.). 13. Встреча экспертов для обсуждения вопроса о новом Банке развития. 14. Встреча представителей финансовых ведомств в развитие выводов, содержащихся в Экономическом исследовании БРИКС. 15. Консультации между постоянными представительствами стран БРИКС в Нью-Йорке, Вене и Женеве (по мере необходимости). 16. Консультативная встреча старших должностных лиц стран БРИКС «на полях» соответствующих международных форумов по вопросам окружающей среды и климата. 17. Новые области сотрудничества для изучения: i. Многостороннее энергетическое сотрудничество в рамках БРИКС. ii. Разработка общей научной оценки и долгосрочной стратегии БРИКС. iii. Диалог о молодежной политике государств – участников БРИКС. iv. Сотрудничество по вопросам, связанным с народонаселением. №4(65), 2012
no image
Комментарий

Во всех мировоззренческих спорах и рассуждениях о будущем Европейского Союза, при всем несходстве позиций даже у самых непримиримых оппонентов есть одна общая точка: нынешнее положение дел в Союзе не устраивает никого. Недовольны тем, как ведут кризисное управление глав государств и...

Во всех мировоззренческих спорах и рассуждениях о будущем Европейского Союза, при всем несходстве позиций даже у самых непримиримых оппонентов есть одна общая точка: нынешнее положение дел в Союзе не устраивает никого. Недовольны тем, как ведут кризисное управление глав государств и правительств стран ЕС, недовольны не слишком удачными новыми договорами, на которых основывается европейское право, недовольны нарастающим размыванием демократических принципов управления на высшем европейском уровне. Однако выводы, которые делаются на одних и тех же основаниях, несхожи, как лед и пламень. Одни, отражающие интересы либеральных промышленно-экономических кругов, всеми силами продвигают идею Европы, концентрирующейся на достижении успехов на мировых рынках и оставляющей принятие политических решений национальным правительствам и парламентам. Другие – приверженцы социально ориентированной экономики – требуют установления жестких единых правил и окончательного отказа от того, что они презрительно именуют «базаром национальных интересов», причем, наряду с этим настаивают на упрочении парламентаризма на общеевропейском уровне. Вот точка зрения германского политолога Филипа Мано, считающего европейское сотрудничество системной ошибкой. «Единые правила государства будут соблюдать только до тех пор, пока это будет соответствовать их национальным интересам. А эти национальные интересы определяются на национальном уровне. И все санкции, имеющие целью заставить государства следовать общим правилам, таким образом, ударят мимо цели», – считает он. А вот австрийский писатель Роберт Менасс вообще выступает за роспуск национальных государств. По его мнению, «пока существуют национальные правительства, чья легитимность основывается на результатах национальных выборов, до тех пор будет существовать национализм, просто как своего рода «страхование жизни» политических элит. И до тех же пор неизбежное отстаивание национальных интересов в наднациональных органах вроде Европейского Совета будет приводить к отказу от европейской идеи и блокированию всех наднациональных процессов». Как точно заметила по этому поводу австрийская газета «Прессе», одни видят в национальном государстве основу, обеспечивающую естественные интересы народов, а другие – главное препятствие для федерализации Европы, учитывающей, прежде всего, региональные, а уже не национальные интересы. Таким образом, одни проповедуют возврат к принятию решений на национальном уровне, искренне верят в то, что «рынок приведет к успеху», надо только не препятствовать подлинной, незамутненной конкуренции. Резкие различия в уровне благосостояния? Вот и прекрасно, для адептов либерализма в экономике это не препятствие, а мотор экономического развития. Зато другие видят рецепт успеха в единой промышленной, бюджетной и налоговой политике и устремлены к созданию социальной рыночной экономики в масштабах всей Европы. Понятно, что условием справедливого и мирного сосуществования они считают неприятие культа процветания, лежащего в основе либерализма. Есть и те, кто не согласны, что еще 20–30 лет, как это пообещала в Праге Ангела Меркель, будет существовать «разноскоростная Европа» и Европейская Комиссия, постепенно превращающаяся в европейское правительство. Они хотят поскорее превратить ЕС в единое государство, сформировав для этого «ядро», которое в последующем станет центром притяжения. Лидерами предлагают стать Германии и Франции, они же должны будут продавливать все те решения, против которых до сих пор выступали государства, не стремящиеся к большей интеграции – как говорится, не будем указывать на них пальцем. Очевидно, что это – задача тоже не на три года, но пример «Франгерманции» – или «Герфрамании»? – должен, по их мнению, стать более заразительным, чем ожидания, растянутые на несколько десятилетий. Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
no image
Без перевода

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 80 Editorial by Michael Emerson: "The Ukraine Question" Полный текст в формате PDF №4(65), 2012

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 80 Editorial by Michael Emerson: "The Ukraine Question" Полный текст в формате PDF №4(65), 2012
no image
Без перевода

Just as LEAP/E2020 has been anticipating since November 2010 (GEAB N°49), the Socialist candidate (1), in this case Francois Hollande, will win the 2012 French presidential election (2). There is still the question relating to the first round of this...

Just as LEAP/E2020 has been anticipating since November 2010 (GEAB N°49), the Socialist candidate (1), in this case Francois Hollande, will win the 2012 French presidential election (2). There is still the question relating to the first round of this election: will Nicolas Sarkozy, the outgoing president, come out ahead or behind Marine Le Pen (it was also part of our November 2010 anticipation) (3)? Therefore, it's time to anticipate the consequences of this election for France, Euroland and the EU as well as at world level (NATO, G20, Euro-BRICS) because de facto it's much more important for the current world's progress, in full transition because of the world crisis, than the next American election which will see Barack Obama and Mitt Romney clash head-to-head (two candidates financed massively by Wall Street) against a backdrop of the US political system's general paralysis (4).   US political paralysis: distribution of voters according to the major parties - Source: RabaReview, 04/2011   In this issue, in addition to the important national, European and international consequences this major republican earthquake which will strike France, our team is introducing a detailed anticipation on the upcoming fall of the Canadian residential property market. In addition, we reveal a very useful methodological instrument for political anticipation to decipher the attempts at taking control of the public opinion. And this month our recommendations relate to the progress of the Australian and New Zealand Dollars, the expansion of the major tax attack against financial centres, developments in the world stock markets and the next far-reaching development of Euroland's reactions in the face of speculative attacks. In this communique, we have chosen to present an extract dealing with the world geopolitical consequences of the change of power in France.   A 2012 French election much more important geopolitically than the 2012 US election Indeed, for our team, Francois Hollande's victory will start a series of strategic upheavals which will greatly affect Europe and will significantly accelerate the geopolitical changes in progress on a world level since the beginning of the global crisis in 2008. Therein, the results and consequences of the French presidential election (5) have much more importance than those of the next American presidential election in November 2012. In fact, France, although being a much less powerful country than the United States, occupies a strategic position both in Europe and on a world level (in particular via its intra-European role) which will make it a key-player in the emergence of the “world after the crisis” to paraphrase the title of Franck Biancheri's book. And Francois Hollande's election, who has clear ideas on Europe and France's role in Europe and has clearly stated his intention to actively explore partnership possibilities with the new emerging powers (BRICS), will establish a major break with the absence of vision and European strategy of Nicolas Sarkozy's five years' presidency, mainly marked by an unprecedented allegiance in the country's recent history to the dominant US power (6) and its unconditional integration in a Washington/Tel Aviv axis on the major geopolitical problems' fundamentals (7). France had disappeared in the world these last five years (8); it's on the point of making a sensational return (9), even beyond the future president's personality (10).   The impact of Francois Hollande's election on global geopolitical transition (2012-2015) In global terms, LEAP/E2020 makes a point of underlining two outstanding trends which will characterize the first two years of the new French government: . France's assertion of a European-Gaullist policy (or Mitterand- Gaullist), i.e., making independent European foreign policy a strategic priority. . the exploration of conceivable relationships with the BRICS at top speed, in particular in a context of a future Euro-BRICS partnership. Francois Hollande has remained very discreet as regards foreign policy because, first, it's not at the centre of French concerns in this election; and because, second, one doesn't announce material changes in this field in advance. There are a plethora of arguments for such changes and their implementation isn't likely to create difficulties in public opinion which, generally, felt betrayed by the Americanist allegiance of the Sarkozy period, in effect there is no reason to hurry. As he announced on the question of France's reintegration in NATO's joint military organization (11), it will be based on an objective evaluation of the advantages and disadvantages of this decision. The result is known in advance since the outgoing president didn't negotiate anything (and thus got nothing) in exchange for France's return. There will thus be a two-speed action: a counterparty requirement in terms of key military positions for France within NATO and the installation, by 2015 at the latest, of a pillar of European defence outside, but connected to, NATO. France will be able to count on the support of the majority of the continental European countries, definitively convinced by the Libyan and Afghan adventures of the need for radical changes within the Atlantic Alliance. With the help of an increased budget on the part of Europeans for assuming responsibility for the costs of their own defence; the United States, facing drastic reductions in their military budget, will accept it like it or not. And only the United Kingdom will be opposed to this development before joining in, since it doesn't have the financial, military and diplomatic resources for its policies any more.   Net oil imports (EU, USA, China, Japan) (in orange : 2000-2010 average in USD billions / in red : 2012 projection in USD billions / in blue : % of GDP) - Source : IEA / FT, 03/2012   In global terms, following Germany which is already well committed to the process of diplomatic co-operation with the BRICS, France will adopt a more strategic approach, with a European (Eurolander) common reasoning, which will aim at drawing up common points for Euro-BRICS action (12) at international organization level (IMF reforms (13), UN Security Council…) and especially a fundamental reform of the international monetary system (the issue of replacing the US Dollar as the system's pillar). The G20 Moscow summit in the first half of 2013 will mark the first achievement of this development. While stimulating only these two changes (and one can suppose that there will be more of them), the new French government, with an exemplary European approach, will have thus decisively contributed to the development of world post-crisis governance. --------- Notes : (1) LEAP/E2020's November 2010 anticipation was generated in the light of the strong trends (massive grassroots rejection of Nicolas Sarkozy personally, the UMP electorate's discouragement and a strong thrust by the National Front), all independent the socialist candidate as an individual, unknown at the time. (2) With second round polls which have never placed Nicolas Sarkozy in front and an established lead month after month (around 8%/10%), even widening (a 13% gap in a recent CSA poll) in favour of Francois Hollande, only a tragic accident could now prevent the socialist candidate's victory on the evening of the 6th May. (3) We continue to think that the pollsters are strongly underestimating the National Front candidate's share and, on the contrary, are overestimating that of the outgoing president. The feeling, now widespread and reinforced by all the polls without exception, that the UMP candidate cannot win the second round considerably weakens the strategy of the “helpful vote” for Sarkozy from the first round vis-a-vis the “wasted vote” for Le Pen. In fact, we consider that the last days ahead of the first round will even see this strategy overturned to the detriment of the Sarkozy vote which de facto has became a useless vote, in the absence of it being unable to win the second round. (4) See our anticipation on the US future on this subject (GEAB N°60) of which four extracts have just made available to the public. (5) And of the legislative election which will follow next June (6) As we have already emphasized in the past, the only period which can match the comparison of the abandonment of sovereignty as regards international politics is that of the Vichy regime and its unconditional allegiance to the Nazi regime. (7) And even on the training of the future French elite on the «World University Inc» model, a model without a future however. Source : NewropMag, 12/04/2012 (8) Even one of the middlemen in the Karachi affair, Zaid Takieddine, asserts the priority given to wheeling and dealing which governed the country's strategic decisions for the last five years. As regards wheeling and dealing, it's an expert speaking. Source: Le Point, 26/03/2012 (9) That said, those who, at the instigation of the City and Wall Street, want “to read” Euroland's future into the Greek crisis, are welcome. LEAP/E2020 estimates that from now on it's rather from the change in French policy that the rest of Euroland's history will be written and beyond the post-crisis geopolitical transition. (10) Because after France's twelve years of quasi-absence on European issues for which Jacques Chirac had no affinity and even less strategic vision, these last five years marked France's de facto disappearance from the international and European scene, except as a minion of the United States and publicity tool for Nicolas Sarkozy's bragging never followed up (suppression of tax havens, taxes on financial transactions, etc…). The country, its players, operators, citizens, found themselves cut off from any capacity to project on a European and international scale. This situation will come to an end in less than a month and generate a strong bubbling up of many initiatives, like a “pressure-cooker” under pressure for years! That also explains why this election doesn't reflect a classic right-left divide but really a republican divide with a strong sense of “res publica”. (11) Decided by Nicolas Sarkozy without any declaration prior to his election and without any democratic debate. (12) For example, Russia has just replaced the United States on the spot, which had abandoned the ExoMars project, controlled by Europeans, due to lack of funds. Source: RiaNovosti, 14/04/2012 (13) A burning topic, where the BRICS are waiting for the Europeans. Source: CNBC, 14/04/2012 Lundi 16 Avril 2012 №4(65), 2012
Финансы & банки
no image
Валюта

Энтузиазм поляков по поводу единой валюты ЕС поблек В момент безудержной эйфории в 2004 году, когда Польша стала полноправным членом Евросоюза, казалось, что ее вступление в еврозону дело не только решенное, но и быстро ожидаемое. Сегодня осталось немного оптимистов, верящих,...

Энтузиазм поляков по поводу единой валюты ЕС поблек В момент безудержной эйфории в 2004 году, когда Польша стала полноправным членом Евросоюза, казалось, что ее вступление в еврозону дело не только решенное, но и быстро ожидаемое. Сегодня осталось немного оптимистов, верящих, что, во-первых, правительство Дональда Туска рискнет поставить этот вопрос на голосование в сейме, а во-вторых, что граждане Речи Посполитой воспримут это шаг как логичный и им выгодный. Экономисты подсчитали: если бы Польша не держалась за свой злотый, а перешла на евро, то по причине длящихся с 2008 года экономических неурядиц в ЕС она бы ежегодно недополучала 2% прироста ВВП. В тот злополучный год, когда из США в Европу нагрянул финансовый кризис, Дональд Туск пообещал: страна перейдет на евро в 2011 году. Сегодня Ян Кшиштоф Билецки, ведущий экономический советник премьера Туска, говорит: «Это не простое решение, и в настоящий момент в Польше это не обсуждается». И добавляет: «Сегодня мы, поляки, больше прагматики, чем раньше. Если брать исторически, то мы очень романтичны». …Артур и Элжбета Завадски держат семейный бизнес вот уже 33 года. У них небольшой магазинчик одежды и сувениров, а также антикварная лавка. Артур, ему уже 58 лет, рассуждает здраво, ссылаясь на опыт соседних стран: «Переход на евро подбросит вверх цены. И это нанесет вред маленьким фирмам». Сейчас его продукция вполне по карману заезжим туристам, и бизнес худо-бедно развивается. «Смотрите, – объясняет свою позицию Артур, – в Чехии нет евро, а в Словакии евро в ходу. И у них (у словаков) проблемы. Это бедная страна. Польше надо подождать и посмотреть». Даже министр иностранных дел Радослав Сикорски признает, что «привлекательность (евро) упала, а риски в целом возросли». Глава Центробанка Марек Белка, который в 2004 годы был премьер-министром новообращенной в члены ЕС Польши, сегодня обставляет перспективу перехода на евро словом «если». «В первые годы все были полны энтузиазма, чтобы принять евро как можно скорее, – говорит экс-премьер, а ныне банкир. – Сегодня у нас есть все основания не торопиться». Причина очевидна. Как выражается пан Белка, евро «находится на ремонте», и не ясно, во что он превратится после этой процедуры. Здесь всем понятно, что девальвация злотого в момент кризиса в 2008-09 годах обернулась благом: польские товары подешевели на одну треть и стали весьма желанными у импортеров. Подобного стратегического резерва не было у Греции, где многие политики воздыхают по драхме, которая после обесценения могла бы привлечь и туристические потоки, и потоки инвестиций. Поляки внимательно и придирчиво наблюдают за соседней Словакией, а также Эстонией, кстати, недавно перешедшей на евро, и им не нравится то, что они видят. А видят они, что малым странами тоже приходится участвовать в складчине, чтобы наравне с зажиточными державами вызволять из долговой петли Грецию, Ирландию, Португалию, а там, глядишь, не ровен час, и грандов средиземноморского пояса. И этому «вызволению» пока не видно конца. С одной стороны, преимущества евро очевидны таким людям, как Рышард Петру, президент Общества польских экономистов, объясняющий: «Мы не можем позволить себе такого же подхода, как Британия. Мы не остров». С другой стороны, есть немало скептиков, таких как выпускница Варшавского университета 26-летняя Агата Билецка: «Евро породил огромный кризис. Нам нужно дважды подумать». И поляки думают. Как следствие, противников отказа от злотого и перехода на евро заметно прибавилось: если в 2002 году против единой валюты ЕС выступало 22% поляков, то согласно опросу в январе, теперь таковых 60%. Почти троекратный рост. Похоже, что доминирующее умонастроение сегодня выражается формулой: лучше злотый в кармане, чем евро на шее. Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
Опыт

В Берлине в последние годы сбор использованных бутылок с последующей их сдачей в пункты приема стал распространенной практикой среди, нет, не бомжей, а обычных пенсионеров и безработных со стажем. Возьмем, к примеру, Гюнтера (попросившего не называть его фамилию). Ему 61...

В Берлине в последние годы сбор использованных бутылок с последующей их сдачей в пункты приема стал распространенной практикой среди, нет, не бомжей, а обычных пенсионеров и безработных со стажем. Возьмем, к примеру, Гюнтера (попросившего не называть его фамилию). Ему 61 год. В прошлом – механик. Живет, вернее, пытается выжить на пенсию в 700 евро (примерно 28 тысяч рублей). Не хватает. Сдает найденные им бутылки и в среднем получают прибавку к пенсии в размере 5 евро в день, которые тратит на еду и выпивку. «Люди просто выбрасывают эти ненужные им бутылки, почему же мне не выручить с этого какие-то деньги?» Возможности такого умопомрачительного обогащения появились в 2003 году, когда правительство приняло закон о вторсырье и его переработке. Можно сдавать бутылки из-под пива, минеральной воды и лимонада. Обычно платят по 8 евроцентов за штуку, но если принес тару многоразового использования, то получаешь целых 25. По статистике, из 648 тысяч пенсионеров, зарегистрированных в Берлине в 2009 году, 57 500 нуждались в том, чтобы из казны им выдавали пособия и предоставляли льготы, чтобы они могли выжить. Федеральное правительство и городские власти тратили на эти цели по 318 миллионов евро в год, но, похоже, и это не спасало. Забота об обездоленных ложилась на благотворительные организации, такие как «Банхофсмисьон», христианская группа поддержки, которая на основных железнодорожных вокзалах и станциях установила ящика для сбора одежды нуждающимся. Или «Берлинер Тафель», распределяющая продуктовые пайки в городе. У сборщиков тары есть еще один мотив: общение. «Я собираю бутылки в зависимости от настроения, – поведал Гюнтер журналу «Шпигель». – При этом я встречаю разных людей, и это забавно. У меня была как-то работа в музее, но я там чуть не сдох от одиночества». Сабин Верт из «Берлинер Тафел» также видит пользу от этого рыскания по мусорным бакам и корзинам в парке. «Появляется мотив выйти из дома и вступить в контакт с другими людьми». По ее мнению, все это не так уж и плохо, коль скоро позволяет «разорвать порочный круг – бедность и одиночество, которые почти всегда идут рука об руку». Но есть и свои трудности: Гюнтера выпроводили из района парка, обустроенного на месте не используемого аэродрома Темпельхоф. Для Гюнтера понятно, почему полицейские это сделали: «Они не хотят, чтобы туристы видели настоящую бедность в Берлине». Отныне Гюнтер собирает свои бутылки по ночам на опустевших железнодорожных станциях. После одной из вечеринок у себя дома студент Йонас Какошке решил помочь бедолагам и запустил интернет-сайт, на котором веселые компании заранее оповещают, где и когда они собираются провести пирушку, после которой останется немало пустых бутылок. Система заработала. Столичный положительный опыт переняли в Кельне, Аугсбурге и Эссене. Да, это грустное зрелище. Пожилой человек копается в горе мусора. Но не все унывают. Возьмем 64-летнего Уве (это его не настоящее имя). Он полон бодрости, хотя давно уже безработный и у него тяжелая форма диабета. Уве занимается очисткой территории в берлинском районе Кройцберг последние два года. Его признание: «Мне нужны деньги, пособия по безработице не хватает на жизнь. Думаю, это дает мне занятие – немного чищу улицы. Опять же, я много хожу и потому даже сумел сбавить вес». Вадим ВИХРОВ №4(65), 2012
no image
Валюта

Ответ на этот вопрос отыскала итальянская газета «Репубблика». Оказалось, что половину всех фальшивых евро изготавливает неаполитанская мафия «каморра» в районе городка Джульяно. В радиусе 20 километров от него отмечена самая высокая в Европе концентрация подпольных типографий. Большая проблема состоит не...

Ответ на этот вопрос отыскала итальянская газета «Репубблика». Оказалось, что половину всех фальшивых евро изготавливает неаполитанская мафия «каморра» в районе городка Джульяно. В радиусе 20 километров от него отмечена самая высокая в Европе концентрация подпольных типографий. Большая проблема состоит не только в том, сколько там печатают поддельных евро, но и в их хорошем качестве. Насколько велик объем фальшивых евро, находящихся в обращении? За 10 лет существования единой европейской валюты было изъято из обращения 5,5 миллиона фальшивых купюр на сумму 400 миллионов евро. Это немного по сравнению с 14 миллиардами подлинных купюр, находящихся в обращении. Однако истинное число подделанных денег в еврозоне выше: как правило, считается, что их объемы в 3-4 раза больше конфиската. Положение осложняется тем, что фальшивые евро используются преступниками не столько в самой Европе, сколько за границей. Главными заказчиками подделок оказываются преступные структуры в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Для сбыта поддельных денег часто используются те же каналы, что и для доставки наркотиков. Поэтому одни из заказчиков фальшивых евро – колумбийские наркобароны. В одну сторону они везут кокаин, в другую – поддельные деньги. Очень любят фальшивомонетчики африканские страны. Дело в том, что там отличать настоящие евро от поддельных умеют даже не во всех банках, что уж говорить о рядовых гражданах! Но есть и специальная система доставки фальшивок, в том числе, по всей Европе. В нее входят как итальянские преступники, так и иностранцы, в первую очередь, литовцы и эстонцы. Они развозят поддельные евро буквально в чемоданах по всем странам зоны евро. Главными конкурентами «каморры» в печатании фальшивок стали болгары. Сейчас центр производства находится на юге страны, в районе Пловдива. Там изготавливают не только поддельные евро, но и доллары. Европейские полицейские опасаются развития новых центров фальшивомонетчиков в Польше в связи с предстоящим там (и на Украине) чемпионатом Европы по футболу. Недавно в Варшаве был конфискован миллион евро, доставленный из Боснии и Герцеговины и предназначавшийся для сбыта в июне среди футбольных болельщиков. Изготовление поддельных евро превратилось в международный бизнес, в котором задействованы структуры из разных стран. Недавно Европол выявил на фальшивых купюрах из Болгарии голограммы, изготовленные… в Китае! Андрей СЕМИРЕНКО №4(65), 2012
no image
Транспорт

На очереди – приватизация автомобильных дорог Деградация сети автомобильных дорог в Британии, продолжающаяся, по словам премьер-министра Дэвида Камерона, «на протяжении десятилетий», дорого обходится нации. И хотя основные автомагистрали и автострады составляют всего 3% всей дорожной сети, закупорка этих важнейших транспортных...

На очереди – приватизация автомобильных дорог Деградация сети автомобильных дорог в Британии, продолжающаяся, по словам премьер-министра Дэвида Камерона, «на протяжении десятилетий», дорого обходится нации. И хотя основные автомагистрали и автострады составляют всего 3% всей дорожной сети, закупорка этих важнейших транспортных артерий, по которым в основном и осуществляется доставка грузов внутри страны, оборачивается убытком в 7 миллиардов фунтов стерлингов ежегодно. Как исправить положение? Коалиционное правительство выступило с инициативой привлечь к модернизации этой стратегической инфраструктуры (дорожное полотно, бровки, мосты и т.д.) частных инвесторов. По итогам тендеров, по замыслу, частник сможет, уплатив определенную сумму за лицензию на обновление и затем эксплуатацию магистрали, взамен получить от правительства субсидии. Специализированное агентство, в ведении которого находятся автострады, имеет бюджет в размере трех миллиардов фунтов стерлингов, что составляет половину ежегодных поступлений от транспортного налога в казну. «Нам необходимо рассмотреть все варианты для привлечения масштабных инвестиций частного сектора в общенациональные автомобильные дороги, обратив внимание на суверенные фонды благосостояния, пенсионные фонды и других инвесторов», – заявил премьер. Медлить нельзя, объяснил Камерон, потому что «заторы тормозят развитие экономики». Первые позитивные отклики прозвучали незамедлительно: несколько пенсионных фондов, у которых на балансе 65 миллиардов фунтов стерлингов свободных средств, объявили о своей заинтересованности. В частности, Джулиа Прескот из «Меридиан инфрастракчур» заявила, что они ускорят составление планов строительства и готовы взять на себя функции управляющего новопостроенных ими дорог, что создаст тысячи новых рабочих мест. Одновременно оформился и лагерь противников этого новшества. Камерон призвал заинтересованных лиц начать строить общее будущее «в духе викторианской эпохи» и брать пример со своей предшественницы на посту лидера тори Маргарет Тэтчер, которая в пору премьерства в 1989 году провела приватизацию водного хозяйства – провела, по его представлению, с блистательным результатом. Правда, это утверждение премьера было оспорено. Дело в том, что хотя по итогам приватизации системы водоснабжения суммы в счетах, выставляемых потребителям, сократились на одну треть, норма прибыли тех 22 частных компаний, который взяли под себя эту отрасль, выросли непропорционально намного, а руководство этих фирм просто озолотилось. В прошлом году, скажем, чистая прибыль составила более одного миллиарда фунтов стерлингов, пишет английская «Индепендент». Джонатан Портес, директор Национального института экономических и социальных исследований, убежден, что эта модель приватизации не подходит, потому что это произошло «в рамках слабого контроля, и акционеры получили чрезмерные прибыли за счет потребителей». Схожие ламентации звучат в экспертном сообществе и по поводу приватизации железных дорог при премьерстве Джона Мейджора, преемника и последователя железной леди. Прежде требовались государственные субсидии в размер одного миллиарда фунтов, а сегодня правительство вынуждено поддерживать отрасль ежегодными дотациями в размере 5 миллиардов. Еще факт: когда приватизировали автобусное сообщение между городами, то резко упало число пассажиров – стало не по карману. Ситуацию исправило только введение льготных тарифов для пенсионеров, что опять же означает государственные субсидии. И еще один факт: проезд по широко разрекламированной платной автостраде М6, протяженностью всего 27 миль, стоит 5 фунтов и 30 пенсов. А что в итоге? Поток автомашин по этой магистрали в два раза меньше, чем изначально планировалось… В числе осторожных критиков правительственной реформы – Эдмунд Кинг, президент Ассоциации автомобилистов, совсем не уверенный в том, что обещание не вводить плату за обновленные путепроводы будет долговечным. «За этим может последовать полная приватизация (дорог) и введение платы за проезд», – подозревает Кинг. При этом он напоминает, что водители уже много раз переплатили за содержание и улучшение сети дорог – ежегодно через налоги они отдают государству 46 миллиардов фунтов стерлингов. Обозреватель «Индепендент» не исключает, что 31 миллион автомобилистов Великобритании далеко не однозначно воспримет идею Камерона отдать автомагистрали в руки частников, даже если формально все останется в собственности государства. Если что-то пойдет наперекосяк, то коалиционный кабинет рискует: 31 миллион – это мощная электоральная сила, которая скажет свое слово на следующих выборах. Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
Транспорт

Жители Вольного ганзейского города Гамбурга уже привыкли к тому, что на его улицах действует специальное подразделение велополицейских. Его обязанность – присматривать одновременно и за бесшабашными велосипедистами, не стесняющими себя правилами движения, и за агрессивными автомобилистами, считающими водителей «двухколесного друга» досадной...

Жители Вольного ганзейского города Гамбурга уже привыкли к тому, что на его улицах действует специальное подразделение велополицейских. Его обязанность – присматривать одновременно и за бесшабашными велосипедистами, не стесняющими себя правилами движения, и за агрессивными автомобилистами, считающими водителей «двухколесного друга» досадной помехой. Другими словами – прилагать все усилия к тому, чтобы число дорожно-транснпортных происшествий с участием велосипедистов было как можно меньше. Одно из постоянных занятий бойцов велоэскадрона заключается в том, что они терпеливо останавливают «всадников», уверенных, будто верхом на своем «железном коне» они спокойно могут пересекать улицу и на красный свет. Им доходчиво объясняют, что пренебрежение сигналами светофора – едва ли не самая распространенная причина попадания велосипедистов в аварию. Еще одна нескончаемая работа – «сдвигать» автомобилистов, залезающих во время парковки на велосипедные дорожки, а тех, кто их внаглую перекрывает – штрафовать. Приходится останавливать и наказывать велосипедистов, которые едут по дорожке во встречном направлении: движение по ним одностороннее. Между прочим, гамбургский «велоэскадрон» – единственный в Германии в своем роде – существует с 1996 года. Первые восемь лет он действовал только летом, а на зиму команду распускали. А с 2004 года подразделение исправно несет службу круглый год. Правда, зимой – в половинном составе, впятером. Если учесть, что только за прошлый год в городе было зарегистрировано 2500 нарушений, в которых замешаны велосипедисты, то работы у них хватает вдоволь. А на шуточки своих коллег – как же без этого? – они просто не обращают внимания. Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012
no image
Транспорт

Статистика неопровержимо свидетельствует: пожилых людей в Европе, и в том числе – в Германии, становится все больше, и процесс будет нарастать. Из этой сугубой очевидности вытекает и то, что все больше их будет на дорогах – за рулем автомобиля. Хорошо...

Статистика неопровержимо свидетельствует: пожилых людей в Европе, и в том числе – в Германии, становится все больше, и процесс будет нарастать. Из этой сугубой очевидности вытекает и то, что все больше их будет на дорогах – за рулем автомобиля. Хорошо это или плохо? Если основываться, опять-таки, на статистических данных, то водители в возрасте от 65 до 75 лет – самая дисциплинированная часть обширного племени автолюбителей, и неприятностей от них несравненно меньше, чем от азартных новичков, воспитанных на компьютерных играх вроде «Жажды скорости». А вот с теми, кому уже перевалило за три четверти века, дело обстоит сложнее. И не потому, что они как-то особенно недисциплинированно ведут себя на дороге, нет. Просто в силу почтенного возраста они в самый неожиданный момент могут утратить контроль над управлением авто и наделать больших бед. То и дело в германской прессе появляются истории о том, как какому-нибудь старцу внезапно стало плохо, и он въехал в мирно стоящие у обочины машины, безвозвратно перекорежив их. Или, как это недавно было в Берлине, убился сам… Поэтому вопрос о том, пускать ли стариков за руль – далеко не праздный. Зигфрид Брокман, специалист по автоавариям из Единого германского союза страховщиков, уверен: все пожилые люди, желающие сохранить возможность садиться за руль, обязательно должны пройти «проверку на мобильность», экзамен, который у них должны принять специально подготовленные опытные инструкторы. А, кроме того, обязательным для них должно быть и придирчивое медицинское освидетельствование. Причем проводящий его медик должен подходить к делу с предельной ответственностью. «Ведь объективных критериев того, может ли имярек водить автомобиль, просто не существует. И решение каждого врача всегда будет субъективным», – считает З.Брокман. Во всяком случае, этот эксперт уверен: неизбежный рост числа престарелых водителей в ближайшие 30 лет неминуемо скажется и на статистике автопроисшествий. Спорить тут не с чем, ясно, что с годами и зрение слабеет, и реакция замедляется, и внимание ослабевает, не говоря уже про эти отвратительные подагры-радикулиты-артриты-артрозы. И ситуации, из которых десятилетиями удавалось выходить без проблем, могут вдруг оказаться непосильными… Казалось бы, чего проще? Установи законодательное возрастное ограничение – и дело с концом. Если смотреть только на материальную сторону вопроса, возможно, так и стоило бы поступить. Но как быть с тем, что для многих стариков их «четырехколесный друг» остается одним из немногих звеньев, связывающих их с общественной жизнью? По мнению весьма влиятельного в этих вопросах Всеобщего германского автомобильного клуба, примитивные запреты контрпродуктивны. Другое дело, что автомобили пожилых людей надо бы в обязательном порядке оборудовать устройствами, оказывающими помощь в парковке, напоминающими о том, что надо пристегнуться, включить свет, быть повнимательнее там, где может сложиться аварийная ситуация. Это – изрядное подспорье для ветеранов автомобилизма. А еще упомянутый автоклуб, известный едва ли не каждому немцу по четырем буквам своей аббревиатуры – А-Дэ-А-Цэ – с февраля этого года начал проводить для пожилых специальные тренинги, помогающие им поддерживать себя в хорошей водительской форме. Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
no image
Энергетика

Парадокс? Ничуть не бывало! Больше подошло бы такое определение, как движение по замкнутому кругу. Именно это сравнение – может быть, и неидеальное – приходит на ум, когда пытаешься разобраться в том, что называют энергетической политикой стран Европы. Однако давайте пойдем...

Парадокс? Ничуть не бывало! Больше подошло бы такое определение, как движение по замкнутому кругу. Именно это сравнение – может быть, и неидеальное – приходит на ум, когда пытаешься разобраться в том, что называют энергетической политикой стран Европы. Однако давайте пойдем проверенным путем: от частного – к общему. С середины 1980-х годов электроприборы, используемые в домашнем хозяйстве, стали примерно на 37% более эффективно использовать энергию. Плюс? Несомненно! Но граждане, в том числе и благодаря «зеленой» рекламе, стали обзаводиться значительно большим числом «белых товаров», как их называют немцы. К тому же, появились аэрогрили и медленноварки, шинковки и йогуртницы, да еще и вовсе бог весть зачем придуманные яйцеварки, без которых не только наши бабушки отлично обходились, да и сами мы не то чтобы научились варить яйца только с их изобретением. Вот и выходит, что потребление электричества в домашнем хозяйстве при всех ухищрениях все же выросло на 22%. Да, баланс все равно положительный, хотя и не такой фантастически прогрессивный, как можно было бы ожидать. А ведь это только один-единственный аспект проблемы. Продолжим примеры: вы купили новый экономный гибридный автомобиль и ваша совесть – совесть экологически сознательного человека! – теперь чиста. Бензина он потребляет не в пример меньше, чем ваша прожорливая «старушка», да и тот страх какой экологически чистый, не то, что в прежние времена. Вот только ездить вы на нем стали куда больше: пройденный километр-то обходится дешевле и нагрузка на природу меньше вас тревожит. Здесь итоговый эффект подсчитать заметно сложнее, чем в случае с электроприборами, но можно не сомневаться, что он будет далеко не столь весом, как предполагалось. Тем более, что в семьях, прежде прекрасно обходившихся одним авто, теперь их стало два, а то и три. А «старушку» вы тоже не сразу отправили в металлолом, а отдали сыну-студенту: пусть поучится ездить, все же не так жалко. Или решили вы, скажем, утеплить свой дом прекрасным новым изоляционным материалом и изящным пластиком. Отлично! Ближайшей же зимой ваш семейный бюджет почувствует благотворные последствия этого решения. Но вот будет ли от этого большой выигрыш в общенациональном масштабе – это еще вопрос. Учтите расход энергии на производство всех этих замечательных изоляционных материалов, бензин, сгоревший в двигателе авто, привезшего вам заказанный пластик, электроэнергию, потраченную, на ремонтные работы, да еще что-нибудь, что не сразу и в голову придет. А как вы решите распорядиться средствами, сэкономленными на отоплении? Может, слетаете во внеплановый отпуск в Индонезию? Тогда вспомните еще и о том, сколько керосина сожжет по дороге ваш авиалайнер. Ах, вы хотите вложить сэкономленные средства в приобретение электромобиля, который гуманнее относится к окружающей среде. Замысел понятен. А электроэнергия, которым будет заряжаться ваше чудо техники, она откуда возьмется? Из солнца и ветра? Её еще долго не будет хватать на всех: ваш аккумулятор будет заряжен «атомным» или «угольным» электричеством. Не забудьте прикинуть, сколько дорогого сырья понадобится для производства мощных батарей, как скажется на дорожном покрытии увеличение числа более тяжелых машин, во что обойдется строительство всеобъемлющей сети электроавтозаправок. У вас не складывается впечатление, что если эта идея уже и вышла из категории игрушки для богатых, то для того, чтобы овладеть массами и начать приносить реальную прибыль, ей еще ой как далеко? Хотите сэкономить на отоплении, чтобы расширить свой дом и жить попросторнее? Естественное желание. Но если все последуют вашему примеру, то большая часть выигрыша от эффективного использования тепла неизбежно будет съедена необходимостью отапливать увеличившуюся кубатуру. Ага, вы уже начали понимать, о каком замкнутом круге шла речь в начале нашего разговора? Тогда самое время перейти к обещанному общему. Исследование, проведенное в прошлом году по заказу Европейской Комиссии, привело к такому итогу: в результате так называемого «ребаунд-эффекта» (описательно его можно перевести как «откат», «возврат») от 10% до 80% тщательно экономящейся энергии в нынешних условиях тут же и расходуется. Разброс создается за счет времени, места и применяемой технологии, но общий итог таков: экономия выходит в основном мнимая. А повышение эффективности использования энергии чаще всего приводит к обратному результату: её начинают щедрее тратить. А вот германский экономист Тильман Сантариус пришел к такому выводу: в долгосрочном плане «ребаунд-эффект» съедает как минимум половину тех преимуществ, которые общество могло бы получить за счет повышения эффективности использования энергии и новых технологий. И это подводит его к неизбежному выводу: если перед экономикой, как и прежде, будет стоять задача обеспечения неуклонного роста, то не надо ждать никаких перемен. Или, чтобы уж не выглядеть совсем пессимистом, ждать лишь незначительных улучшений. А все надежды на решительное снижение выбросов парниковых газов в атмосферу и победу над потеплением можно смело оставить: утопия-с. Не спешите меня поправлять: я знаю о том, что это – лишь одна из точек зрения на проблему, разделяющую экономистов на два непримиримых лагеря. Одни уверены: поступательный технический прогресс создаст возможности для неуклонного и экологически приемлемого экономического роста. Другие настаивают на том, что от парадигмы роста надо отказаться, вернувшись к практике разумного самоограничения. Однако в своих дебатах они тоже в значительно степени ходят по кругу, решая один и тот же вопрос: можно ли обеспечить экономический рост при условии снижения использования природных ресурсов. Так вот скептики, или если хотите, реалисты стоят на том, что это решительно невозможно. Вся история индустриализации доказывает: повышение эффективности приводит не к уменьшению использования ресурсов, а к неуклонному увеличению. Первыми это заметили британцы еще в XIX веке: чем более эффективно – разумеется, благодаря новой технике – использовался уголь, тем выше становился спрос на него. Между прочим, Т.Сантариус считает, что происходящее с энергией вовсе не исключение. Точно так же обстоит дело и с такими производственными факторами, как труд и капитал. Любой рост производительности увеличивает их потребление. И неизбежно влечет за собой рост спроса на ресурсы. И все рецепты вроде введения специальных налогов – экологических, энергетических или еще каких-то – или установление ограничений роста, сколь бы хорошо они ни выглядели в теории, на практике не реализуемы. Не согласны? Тогда вспомните все дебаты вокруг Киотского протокола и их итог. Не знаю как вам, а мне все рассуждения о том, что Германия, да и вся Европа в целом может обеспечить себя исключительно энергией, произведенной с помощью возобновляемых и экологически приемлемых источников, никогда не казались убедительными. А уж с учетом «ребаунд-эффекта» – и подавно. Понятно, что пропаганда «разумной умеренности» – весьма неблагодарное занятие, особенно в сравнении с оптимистическими прогнозами оппонентов, обещающих, что «завтра будет лучше, чем вчера». Но ведь должен же, в конце концов, быть хоть какой-то выход из замкнутого круга? Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №4(65), 2012
no image
Энергетика

5 апреля 2012 года в рамках Московского Международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке» Институт энергетических исследований Российской Академии Наук совместно с Российским Энергетическим Агентством представили Прогноз развития энергетики мира и России до 2035 года. Полный текст в формате...

5 апреля 2012 года в рамках Московского Международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке» Институт энергетических исследований Российской Академии Наук совместно с Российским Энергетическим Агентством представили Прогноз развития энергетики мира и России до 2035 года. Полный текст в формате PDF №4(65), 2012
no image
Экономика

В феврале аккуратно организованная утечка продемонстрировала: в трудную минуту Берлин не оставит Лиссабон без помощи. Нет, если вам угодно верить в то, что доверительный разговор двух хранителей государственных кошельков (германского Вольфганга Шойбле и португальского Витора Гашпара), ведшийся в кулуарах общеевропейской...

В феврале аккуратно организованная утечка продемонстрировала: в трудную минуту Берлин не оставит Лиссабон без помощи. Нет, если вам угодно верить в то, что доверительный разговор двух хранителей государственных кошельков (германского Вольфганга Шойбле и португальского Витора Гашпара), ведшийся в кулуарах общеевропейской встречи министров финансов, можно так запросто заснять без их на то согласия, то, пожалуйста, верьте. Мне же куда более близким к истине кажется то, что этот бросок спасательного круга был точно рассчитан и одобрен всеми, кому это надлежит делать. «Если нужна будет поддержка, то мы к этому готовы», – заметил В.Шойбле, а в ответ получил от собеседника недвусмысленную благодарность: «Мы это высоко ценим». Потом германский политик не преминул сказать все, что положено в таких случаях – дескать, сначала надо убедить депутатов бундестага да общественность. Но это все уже ритуальные поклоны в красный угол: будет надо – и не в таком убедят, чай, не впервой. Тем более, что потом В.Шойбле милостиво согласился с тем, что Португалия добилась «существенного прогресса» в борьбе с долгами. В общем – консенсус, да и только! А что же все-таки происходит в самой западной стране Европейского Союза – с финансовой точки зрения? Да то же, что и в Греции: долги, знаете ли, душат. Однако все рецепты Международного валютного фонда Лиссабон дисциплинированно выполняет, удостаиваясь отменных оценок. Такие же похвалы слышит он и от Европейской Комиссии, и от Европейского центрального банка. Нет, это все не риторические преувеличения. Португальцы и в самом деле стараются изо всех сил, чтобы выправить положение. Европейские посланцы подтверждают, что «усталости от реформ» – весьма, заметим, болезненных, пока не наблюдается. Бастовать – бастуют, но сдержанно, в рамках, а не то, что греки, расходившиеся, бывало, так, что мама не горюй! Так что же, перестройка социального государства и национальной экономики на новый лад, можно сказать, удалась? Э-э-э… Давайте не будем спешить с оценками. Но ведь авторитетные эксперты замечают позитивные изменения в сфере здравоохранения, на рынке жилья, в изменении юридической базы, в обеспечении конкуренции, в приватизации? Так-то оно так. Одно плохо: экономика от всех этих благотворных изменений почему-то никак не хочет набирать обороты. Вот не хочет – и все, хоть ты тресни! В апреле португальцам подбросили новый транш помощи – 15 миллиардов евро, и это тоже реальное свидетельство доверия к усилиям, предпринимаемым Лиссабоном. Но если все же мотор экономики не закрутится и, соответственно, не начнет снижаться безработица, то с консолидацией бюджета могут возникнуть серьезные проблемы. А чего же еще ожидать, когда налоговые поступления падают, а социальные расходы растут? Некоторые эксперты, мнения которых появляются в германской прессе, считают: изменение макроэкономических рамочных условий в этой пиренейской стране, в особенности на рынке труда, где сжатие превзошло все ожидания, оказывает огромное давление на бюджет. Португалия, несмотря на все предпринятые усилия, похоже, попала в порочный круг: сжатие экономики – снижение поступления налогов – разбалансированный бюджет – необходимость еще жестче экономить – ускоряющийся экономический спад –... Начинай сначала. Ну, хорошо, болезнь диагностирована. А делать-то что? Как её лечить? Ответ на это вопрос только начинают искать. Некоторые считают, что надо просто выждать несколько месяцев. Все, дескать, идет естественным путем: меры экономии в южном и юго-западном регионах ЕС привели к затормаживанию роста, но стоит чуть-чуть потерпеть, как все встанет на место. Другие задают вопрос, правильно ли было выбрано лечение? Только не подумайте, что его считают слишком жестким. Нет, напротив. Слишком мягким. Дескать, структурные изменения должны быть более глубокими… Третьи видят корень зла в географическом положении Португалии, из-за которого она менее интегрирована в единый европейский рынок. А тут еще у главного торгового партнера – соседней Испании – дела тоже идут хуже, чем плохо, и португальцам достается рикошетом. На то, что удастся прицепить португальский вагончик хотя бы к хвосту испанского локомотива, надеяться не приходится: правительство Мариано Рахоя признало, что стоящих перед ним финансовых целей оно добиться не сумеет. Какой видится португальская проблема из Берлина, хранителя финансовой ортодоксальности? В правительственных кругах выражаются изящно: в этой республике «недостаточная промышленная база». Сказано красиво, но ведь база эта не под теплым солнцем растаяла, а уступила в неравной конкурентной борьбе с несравненно более мощным соперником. А где у нас промышленное ядро ЕС, а? Зачем же тогда винить Португалию в том, что её экономика нынче состоит преимущественно из сельского хозяйства, сферы услуг и туризма? Помнится, кто-то объяснял нам, что в этих переменах и состоит суть нового международного разделения труда, так сказать благотворное веление времени. А теперь им промышленную базу подавай! Надо сказать, что все это вызывает ощущение дежа вю. Примерно так же в начале 90-х годов прошлого века была раздавлена экономика ГДР – с той только разницей, что там убили и высокоэффективное сельское хозяйство. И за этим последовали десятилетия финансовых вливаний, трансфертов, дотаций, субвенций – что там еще есть в арсенале экономических гуру? Сказать, где сейчас в Германии самая высокая безработица, или сами догадаетесь? Вот и в Португалию через различные фонды Европейского Союза тоже была вкачана уйма денег. И в результате имеем то, что имеем. Страна рискует превратиться в постоянного и долговременного получателя европейской помощи. Про 15 миллиардов во втором квартале этого года мы уже говорили. До конца 2012-го МВФ и ЕС пришлют в республику 53 миллиарда евро, что составит более двух третей всей запланированной программы помощи. Официально считается, что дальше дело пойдет на лад: со следующего года радикально оздоровленная Португалия вновь станет занимать деньги на международных финансовых рынках под гуманные проценты. Эх, кабы нашему теляти да волка съести… Однако особенно туго придется Лиссабону в третьем квартале 2013 года: именно на этот срок назначена выплата займов. Предстоит отстегнуть 11 миллиардов евро – изрядная сумма для страны, переживающей немалые трудности. Долгов сейчас у республики на 113% ВВП, и рост их не прекратился. Для многих вкладчиков это равнозначно вою сигнала тревоги. Пока Лиссабону дают займы на 10 лет под 10%. Ну, и о каком возвращении на свободный финансовый рынок можно думать при таких условиях? Это же чистое самоубийство. Вот почему в германскую прессу проникают оценки «из кругов, близких к переговорам по оказанию финансовой помощи»: если во второй половине нынешнего года ситуация в Португалии радикально не улучшится, то придется думать не только о втором пакете помощи. Понятно, что терпение португальцев будет вознаграждено, и сесть в долговую яму стране не дадут: продержат на коште Союза столько, сколько надо, а заимодавцы получат свои деньги назад. В конце концов, в масштабах ЕС – это не суммы. Но если бы дело было в одной только Португалии… Даже беглого взгляда на ситуацию в Старом Свете довольно для того, чтобы увидеть, сколь безрадостна сейчас экономическая ситуация. У Испании агентство «Стандард энд Пурс» снизило кредитный рейтинг на две ступени – до ВВВ+. Финансы в королевстве, по признанию германской прессы, находятся в большом расстройстве. Спад ВВП в этом году должен составить около 1,5%. Как говорится, я ни на что не намекаю, но в Греции и Португалии все начиналось так же. ВВП Италии тоже сожмется в этом году на 1,2%, хотя ожидавшийся минус намечался заметно скромнее – 0,4%. Все продолжают надеяться на «правительство экспертов» – демократия, ау, где ты? – во главе с Марио Монти. Вот кто бы только называл хоть одну из сбывшихся надежд, а? Пока такого не видать. После нескольких лет жесточайшей экономии Ирландия наконец… тоже дошла до ручки. Министр финансов Майкл Нунан снизил прогнозы экономического роста с 1,3% до 0,75%. В прошлом году в итоге был зафиксирован спад ВВП. Вы уже заподозрили меня в том, что я нагнетаю негатив? Ведь есть же, в конце концов, промышленный мотор Европейского Союза – могучая Германия, которая… Ладно, забудем о том, что рухнуло правительство в Нидерландах. Не станем вспоминать о сокрушительной затрещине, которую получил в первом туре претендент на пост президента Франции Николя Саркози. Отринем все это и посмотрим, как же идут дела в ФРГ. Политики и представители экономических союзов просто-таки излучают оптимизм. Влияние европейского долгового кризиса на Германию имеет ограниченные масштабы, утверждает эксперт Германского института экономических исследований Фердинанд Фихтнер, обещающий рост ВВП объемом в 1%. А в наступающем году – и того больше, целых 2,4%. Петер Альтмайер, руководитель фракции ХДС в бундестаге, и вовсе обещает в 2013 году «маленький бум». Не отстает от них и президент Федерального союза индустрии Ханс-Петер Кайтель: по его прикидкам уже в этом году экономический рост перевалит за 1%. Эх, этими бы устами да мед пить! Но почему-то реальные статистические показатели такого оптимизма не излучают. Спрос неуклонно падает, и по некоторым показателям он находится на самом низком уровне за последние 33 месяца. Закрытие угрожает бохумскому заводу «Опеля» – на улице могут оказаться 3000 человек. На кёльнском заводе «Форда» для 4000 человек вводится сокращенный рабочий день. Торговый гигант «Неккерман» проводит массовые увольнения, прощаясь с двумя с половиной тысячами человек. Перечень можно продолжить. Даже не буду спрашивать – очень ли оптимистично выглядит ситуация или нет? Общее число безработных в Европе может встревожить даже самого толстокожего человека – 25 миллионов человек. И тут закономерен вопрос: много ли будет толку от германского бума – даже если допустить, что он вот-вот наступит – когда непонятно кто будет обеспечивать спрос на эту продукцию? Греки, португальцы, испанцы, ирландцы и итальянцы играли в игру под названием «германский экспортный бум» в долг, а теперь у многих из них на жизнь не хватает. Соединенные Штаты – один из крупнейших потребителей германской продукции? Там пока тоже экономика не демонстрирует признаков оздоровления. Китай? Но и этот локомотив мирового промышленного развития в последнее время ударил по тормозам. И в заключение – красочная цитата из берлинской газеты «Вельт». «Все это свидетельствует не о расцвете и последовательном росте, а о приближающейся катастрофе. Тот, кто все время усматривает в этом нечто иное – либо приверженец таинственного сообщества верующих, либо – шарлатан». Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012
no image
Экономика

Несмотря на колоссальные усилия, Мадриду не удается успокоить международный финансовый рынок в отношении Испании. Намерение правительства сэкономить не менее 10 миллиардов евро путем сокращения в 2012 году расходов на системы здравоохранения и просвещения, а также его решение ускорить приватизацию ряда...

Несмотря на колоссальные усилия, Мадриду не удается успокоить международный финансовый рынок в отношении Испании. Намерение правительства сэкономить не менее 10 миллиардов евро путем сокращения в 2012 году расходов на системы здравоохранения и просвещения, а также его решение ускорить приватизацию ряда крупных банков не развеяли нервозности инвесторов. Более того, многие иностранные экономисты и финансисты уверенно говорят, что Испании, в конце концов, не удастся избежать спасительных мер Брюсселя и Международного валютного фонда, и, таким образом, эта страна станет четвертой по счету в еврозоне после Ирландии, Греции и Португалии, которым уже была выделена многомиллиардная помощь. Однако Испании потребовалось бы гораздо больше денег: по разным оценкам, от 350 миллиардов до 500 миллиардов евро! И при этом резко увеличилась бы угроза заражения финансовым кризисом остальных партнеров по еврозоне; следующей костяшкой адского домино стала бы Италия. Новое испанское правительство с возмущением отвергает перспективу обращения за экстренной помощью, напоминая о многих радикальных мерах, принятых им в первые 100 дней своей деятельности. Они уже включают повышение налогов на доходы, сбережения и недвижимость. На опасность принятия «спасательного круга» указывает и группа авторитетных испанских экономистов, работающих в ведущих университетах США и Великобритании. В статье, опубликованной газетой «Мундо», они отмечают, что, во-первых, в роли спасителей выступили бы сами кредиторы Испании, цель которых – отнюдь не забота о ее национальных интересах; во-вторых, они навязали бы еще более болезненные меры жесткой экономии; в-третьих, «хорошо известно, как начинаются подобные финансовые интервенции, но пока никто не знает, чем они закончатся». Ученые мужи также обращают внимание на такой факт: помощь МВФ обычно сопровождается девальвацией национальной валюты, что мощно стимулирует экспорт и способствует росту экономики. Однако в зоне единой европейской валюты этот механизм по очевидной причине не работает, а значит, такая мера бесполезна. При этом они ссылаются на примеры Греции и Португалии. Среди абсолютно безотлагательных мер авторы публикации советуют центральной власти, в частности, добиться от правительств автономий реального урезывания их бюджетов в текущем году на 27 миллиардов евро, а также «забыть о проведении каких бы то ни было выборов в региональные органы власти». Напомним: Мадрид сталкивается с труднейшим вызовом – сократить бюджетный дефицит уже в этом году с 8,5% до 5,3% ВВП (прежде власти брали обязательство перед Брюсселем добиться показателя в 4,4%, но вскоре обе стороны убедились в нереальности этого в стране, сотрясаемой забастовками, и все более очевидно сталкивающейся с угрозой рецессии). Теперь эта задача все заметнее приобретает политическое измерение. Во всяком случае, глава консервативного правительства Мариано Рахой принялся искать союзников среди лидеров стран еврозоны, которые помогли бы Испании восстановить доверие финансовых рынков, и тем самым развеять пугающую перспективу спасения страны за счет внешней помощи. При этом власти не устают повторять, что их страна не нуждается в чрезвычайной поддержке, и что спасение четвертой по масштабу экономики зоны евро с помощью новых кредитов и займов попросту нереально, с чем трудно спорить. Как не поспоришь и с тем, что крах этой страны означал бы закат единой европейской валюты. Моральную поддержку своей позиции М.Рахой нашел отнюдь не в Италии и Франции, многие политики и пресса которых твердят о неизбежном провале усилий его правительства и необходимости готовиться к худшему сценарию развития событий. Премьера активно поддержал его польский коллега Дональд Туск, оказавший гостеприимный прием в Варшаве и заявивший, что «Испания проводит образцовые реформы. Она заслуживает помощи, но только в виде доверия». В качестве примера для подражания он назвал, в том числе, решение Мадрида увеличить возраст выхода на пенсию до 67 лет, по поводу которого в Польше не прекращается острая дискуссия. Между тем, кризис способствует сближению Испании с крупнейшей восточноевропейской страной, единственной в Европейском Союзе, избежавшей финансового катаклизма. В последнее время расширяется двусторонняя торговля, испанские строительные фирмы, особенно сильно пострадавшие на родине, получают крупные контракты в Польше. Начинают взаимодействовать объединения мелких и средних предпринимателей из обеих стран. Игорь ЧЕРНЫШОВ Многие лидеры стран ЕС могут завидовать сегодня положению в Польше. Поляки не сталкиваются с большинством проблем, вызванных затяжным финансовым кризисом. Более того, ее экономика – единственная в Союзе – растет уверенными темпами. Все это обеспечило победу правящей партии на парламентских выборах в октябре прошлого года, а Дональду Туску позволило стать премьер-министром на второй срок подряд. Но хотя следующие выборы должны состояться лишь в 2015 году, в некоторых газетах появились слухи, будто в не столь отдаленном будущем премьер предпочтет своему креслу высокий пост в Европейской Комиссии. Причина – падение популярности правительства из-за робости проводимых реформ, медленного роста уровня жизни, засилья бюрократии и сохраняющегося высокого уровня безработицы. В конце марта правительству не удалось протолкнуть через парламент предложение провести референдум по поводу пенсионной реформы. Она предусматривает выход на пенсию для мужчин и женщин в 67 лет (для женщин – начиная с 2040 года, для мужчин – с 2020-го). Сейчас польки перестают работать в 60, а поляки – в 65 лет. №4(65), 2012
no image
Экономика

Тревожные вести из Греции и Испании отодвинули на задний план новости из миниатюрной Португалии, которая не менее отчаянно борется с финансовым кризисом. Что происходит в этой самой западной европейской стране после того, как в мае прошлого года ей был брошен...

Тревожные вести из Греции и Испании отодвинули на задний план новости из миниатюрной Португалии, которая не менее отчаянно борется с финансовым кризисом. Что происходит в этой самой западной европейской стране после того, как в мае прошлого года ей был брошен «спасательный круг» на сумму 78 миллиардов евро? В отличие от Греции и Испании, обещанные Лиссабоном Брюсселю структурные реформы проходят на гораздо более спокойном фоне. Лидерам политических партий, парламентариям и профсоюзным руководителям удалось добиться консенсуса в отношении наиболее назревших мер, включая некоторые болезненные изменения в социальной сфере. В частности, решено сократить число нерабочих дней, либерализованы условия, при которых частные работодатели могут прибегать к увольнениям. Изменения претерпел даже закон об аренде жилья, который не позволял хозяевам выселять неплательщиков и увеличивать плату вне рамок первоначального договора о найме недвижимости. Он был принят после демократической революции 1974 года, и левые силы упорно отстаивали его все прошедшие годы. Одновременно Лиссабон стремится привлечь иностранных инвесторов в национальную экономику. Часть государственных акций в таких крупных энергетических компаниях, как «Энержиаш де Португал» и «Реди электрика насионал», уже проданы китайцам. Но не обманчиво ли нынешнее спокойствие? Ведь многие жесткие меры в Португалии еще не осуществлены. Например, Европейская Комиссия, Европейский центральный банк и Международный валютный фонд пока не потребовали от португальского правоцентристского правительства урезать минимальную зарплату (485 евро в месяц, сравните с греческим минимумом – 750 евро). Не отменены 13-я и 14-я зарплаты в частном секторе экономики, не проведены сокращения государственных служащих… Как отреагируют профсоюзы, если власти примутся воплощать эти меры в жизнь? Португалия напоминает сегодня тяжело больного пациента, который только-только подает признаки выздоровления. Новое хирургическое вмешательство может сильно навредить его состоянию. №4(65), 2012
no image
Энергетика

Три источника шотландского благополучия Все чаще и чаще горцы мечтают о том, что Шотландия сможет превратиться в шестую самую зажиточную страну в ОЭСР. Если, во-первых, выйдет из состава Соединенного королевства и станет независимой, а во-вторых, умело разыграет свои исконные преимущества....

Три источника шотландского благополучия Все чаще и чаще горцы мечтают о том, что Шотландия сможет превратиться в шестую самую зажиточную страну в ОЭСР. Если, во-первых, выйдет из состава Соединенного королевства и станет независимой, а во-вторых, умело разыграет свои исконные преимущества. Что имеется в виду? Для шотландских горцев ключ, открывающий сияющий путь к вершинам не только суверенитета, но и немыслимого прежде благосостояния, лежит в возможности заявить и отстоять свое право собственности на нефтяные и газовые месторождения, расположенные в той части Северного моря, которая может превратиться в эксклюзивную экономическую зону, опять же если... Если задуманный через два года референдум завершится безоговорочной победой националистов, вынашивающих идею суверенизации Шотландии с незапамятных времен. Строго говоря, впервые претензии на исключительное право распоряжаться доходами от североморской нефти и газа были выдвинуты в 1974 году Шотландской национальной партией. Сегодня ее лидер Алекс Салмонд, оказавшийся в роли вершителя судеб горской нации, продолжает выстраивать обличительную логику: все неимоверные «приходы», доставшиеся от североморской бонанцы, были неумело растрачены центральным правительством в Лондоне. Взгляните на соседнюю Норвегию, страну со схожей численностью населения, вещают со всех амвонов, включая и телевизионные, местные националисты, – там свалившимся с неба богатством распорядились с умом. Все сверхдоходы определили в государственный пенсионный фонд, откуда инвестируют в социальную сферу – достаточно познакомиться с тем, как там живут и жуируют пожилые граждане, а также вкладывают средства в акции преуспевающих компаний, получая взамен жирные дивиденды. Только вдумайтесь: стоимость совокупного пакета этих акций, принадлежащих государству в Норвегии, оценивается в 360 миллиардов фунтов стерлингов. Что означало бы для независимой Шотландии право пользоваться углеводородами Северного моря? Подсчитано: в ближайшие пять лет горцы обогатились бы на сумму 54 миллиарда фунтов, а рыночная стоимость перешедших на их баланс природных ресурсов потянула бы на один триллион фунтов стерлингов! Если присовокупить доходы от электрогенерации за счет ветра и приливных волн, если вспомнить о самой доходной статье экспорта – шотландском виски, то в табели о рангах внутри ОЭСР «незалежная» Шотландия заняла бы почетное шестое место, а Соединенному королевству оставалось бы довольствоваться 15 местом. Звучит, согласитесь, как головокружительная перспектива. Однако появляются сомнения, все ли учли горячие горские головы? Во-первых, сумеют ли в Эдинбурге обеспечить такой же эффективный и стабильный налоговый режим для влиятельных международных концернов, занимающихся разработкой и доставкой нефти и газа, как это удается нынешней Британии? Во-вторых, как быть с долгосрочными контрактами, с теми же лицензиями на бурение и производство энергоносителей, заключенными с этими энергетическими мейджорами на срок до 30 лет? В-третьих, сумеет ли 5-миллионое государство пользоваться таким же политическим весом как в Евросоюзе, так и на международной арене, чтобы подкреплять свои экономические и торговые претензии, как это делает бывшая Британская империя? Наконец, сможет ли Шотландия в период становления, да и впоследствии гарантировать безопасность этого гигантского хозяйства, расположенного на плавучих буровых платформах в Северном море, оградив интересы крупных игроков нефтегазового рынка своим военно-морским флотом (пока его нет и в помине) от возможных происков террористов? Совершенно очевидно, что на этом список вопросов по поводу состоятельности новообразованного государства не только не исчерпывается, но, напротив, только открывается. Понятно, что в Лондоне не в восторге от сепаратистских потуг Алекса Салмонда и его единомышленников. Пытаются действовать на опережение, тем более что пока расклад симпатий таков, что идея сецессии не пользуется поддержкой большинства. В марте Чарльз Хендри, министр энергетики в коалиционном кабинете, разъяснял горцам, что «лучше сохранить статус-кво, от чего зависит поток инвестиций в Шотландию», а также нынешние низкие счета за электричество. Это весомый аргумент. Почему? Если Шотландия отправится в одиночное плавание, предупредил Хендри, то иссякнут субсидии центрального правительства, выделяемые на развитие возобновляемых источников энергии. Между тем Салмонд полагает, что к 2020 году Шотландия могла бы на 100% удовлетворять свои потребности в электроэнергии за счет возобновляемых источников, сохранив в качестве страховки разве что существующие угольные электростанции и две АЭС. Но если не будет субсидий, то прощай мечта об энергетической самодостаточности. К тому же Шотландии придется платить за использование чужой инфраструктуры для экспорта и импорта электроэнергии и при этом конкурировать с поставщиками из Франции, Ирландии и Норвегии… Однако эта логика не нравится местным сецессионистам. Министр финансов Шотландии Джон Свинни убежден, что независимая Шотландия сумет привлечь сколько нужно инвестиций, выставив в качестве залога свои энергетические авуары – запасы нефти и газа в шотландском секторе Северного моря израсходованы только на 60%, а если брать по стоимости, то всего наполовину. А поскольку нефть вырастет, по мрачным прогнозам потребителей, до 200 долларов за баррель, то, как считает Свинни, нужно скорее прибирать к рукам то, что принадлежит Шотландии по праву. Таким образом, как писала об этом английская газета «Обсервер», есть в наличии три источника и три составные части шотландского сепаратизма: нефть, ветряки и виски, способные стать фундаментом небывалого благополучия. Нет, нужно добавить четвертую составляющую – горский гонор, который вполне оправдан, если вспомнить турбулентную историю взаимоотношений с не самыми миролюбивыми и покладистыми соседями. Во что выльется это набирающее силу сепаратистское настроение? Понаблюдаем с интересом. Владимир МИХЕЕВ №4(65), 2012
no image
Экономика

Минувший 2011 год оказался очень успешным в Италии для борьбы с теми, кто не платит налоги. За этот период в казну были возвращены 13 миллиардов евро недоимок! Глава итальянского Агентства по поступлениям в казну Аттилио Бефера сообщил, что налоговые органы...

Минувший 2011 год оказался очень успешным в Италии для борьбы с теми, кто не платит налоги. За этот период в казну были возвращены 13 миллиардов евро недоимок! Глава итальянского Агентства по поступлениям в казну Аттилио Бефера сообщил, что налоговые органы проводили около 2 тысяч проверок ежедневно. Всего по сравнению с 2010 годом таких проверок оказалось почти на 700 тысяч больше. Они касались в основном физических лиц, но также и компаний всех отраслей и размеров. Тем не менее, уклонение от уплаты налогов остается в Италии огромным. По оценкам итальянского Института политических, экономических и социальных исследований (ЕУРИСПЕС), масштабы итальянской теневой экономики достигают 540 миллиардов евро, что составляет 35% от официально установленного размера ВВП. Иными словами, этот показатель соответствует ВВП Венгрии, Португалии, Румынии и Финляндии вместе взятым. В нынешнем году практика массовых налоговых проверок будет продолжена, предупредил А.Бефера. Его службы готовят новшество, которое получило предварительное наименование «доходометр». Этот инструмент должен позволить сравнивать декларируемые доходы и реальные расходы. Планируется, что его будут применять после того, как в июне в Италии закончится время декларации доходов за предыдущий год. Светлана ФИРСОВА №4(65), 2012
no image
Экономика

Греческое правительство готовит проект установления контроля над всеми финансовыми операциями, которые проводят греческие налогоплательщики. Цель этой идеи – содействовать борьбе с уклонением от уплаты налогов, которая традиционно в Греции имеет огромные масштабы. Правительство намерено создать электронную базу данных, в которой...

Греческое правительство готовит проект установления контроля над всеми финансовыми операциями, которые проводят греческие налогоплательщики. Цель этой идеи – содействовать борьбе с уклонением от уплаты налогов, которая традиционно в Греции имеет огромные масштабы. Правительство намерено создать электронную базу данных, в которой будет храниться информация обо всех транзакциях, которые граждане совершают через банки, страховые компании, финансовые учреждения и различные государственные службы. Она должна начать работать уже в нынешнем году, сообщает афинская газета «Катимерини», ссылающаяся на циркуляр министерства финансов. Соответствующие данные должны будут передавать в это ведомство все заинтересованные учреждения, включая операторов сотовой связи, биржу и даже медицинские учреждения. Срок – до сентября 2012 года. Сведения будут хранить в течение 6 лет. В будущем число служб, обязанных предоставлять такие данные, будет расширяться, например, за счет компаний по распределению воды или электроэнергии. Некоторые отмечают, что эта система установит тотальную электронную слежку за всеми гражданами страны и что это может считаться нарушением прав человека. Другие обращают внимание на то, что проблема уклонения от уплаты налогов в Греции достигла масштаба бедствия, поскольку, по имеющимся оценкам специальной группы ЕС, греческая казна в 2011 году недосчиталась налогов на сумму в 60 миллиардов евро. Светлана ФИРСОВА №4(65), 2012
Открываем старый свет
no image
Калейдоскоп

Китайская фамилия Ху вышла в итальянском городе Милане на второе место после самой популярной – Росси, а некогда одна из самых распространенных – Брамбилла – оказалась лишь девятой. Таковы свежие статистические данные муниципалитета промышленной столицы Италии, приведенные газетой «Стампа». Результатом...

Китайская фамилия Ху вышла в итальянском городе Милане на второе место после самой популярной – Росси, а некогда одна из самых распространенных – Брамбилла – оказалась лишь девятой. Таковы свежие статистические данные муниципалитета промышленной столицы Италии, приведенные газетой «Стампа». Результатом массового притока иммигрантов стали и другие разительные перемены в этой сфере. Так, всего 25 лет назад среди первых тридцати самых популярных фамилий в миланском списке не значилось ни одной иностранной! А теперь в первую сотню самых популярных входят уже 12 китайских и 3 арабские фамилии.   Я б в священники пошел «Ищите постоянную работу или бессрочный контракт? Хотите иметь стабильный доход и возможность спокойно планировать свою жизнь и даже сделать ее захватывающей? Станьте священником!» – такое объявление появилось в Интернете Испании. Католическая церковь этой страны стремится с помощью современной рекламы пополнить свои ряды, используя катастрофическое состояние рынка труда: общий уровень безработицы превышает 23%, а среди молодежи в возрасте до 25 лет этот показатель и вовсе достиг 50%. При этом акцент в видеролике делается не на высокое жалованье, а на стабильность. Духовенство уверено, что ему удастся рекрутировать немало новых семинаристов, особенно после недавнего визита папы римского в Мадрид. Но привлекательно и то, что их стипендия достигает 850 евро в месяц. Сегодня более чем в 23 тысячах приходов Испании службу ведут лишь около 10 тысяч священников.   Тащи с работы каждый гвоздь, ты там хозяин, а не гость Видимо, это нехитрая истина стала для завхоза штуттгартской городской управы непреложным руководством к действию. Когда его дом навестила полиция, то после краткого осмотра стражи закона пришли в изумление – монбланы из рулонов туалетной бумаги, штабеля веников, горы пластмассовых тазиков и ведерок, океаны моющих средств, кубометры канцелярских принадлежностей, бастионы из ковриков для вытирания ног, лес швабр и квадратные километры тряпок… А еще стулья, табуретки, лестницы, пластмассовые и алюминиевые ящики и – как апофеоз идиотизма – могучий чугунный кнехт, из тех, что во время оно ставили у подворотен, чтобы ломовые извозчики при заезде не обдирали телегами углы зданий. Всего набралось аж 25 тонн ворованного добра, увезти это удалось только на нескольких грузовиках. В запасливости мужичку и в самом деле не откажешь! Между прочим, полиция заинтересовалась этим 69-летним хомяком только после поступившего ей анонимного сигнала. После подсчета вывезенного добра выяснилось, что его стоимость составила шестизначную сумму. Особенно пикантно, что похититель натащил все это в собственную квартиру, гараж и сад без всякого намерения на этом заработать. Он не только ничего не продал, но даже практически не воспользовался добычей. А поскольку все возвращено в целости и сохранности и может быть использовано по назначению, то и об ущербе – за исключением морального – даже говорить трудно. Еще одна пикантная деталь: воришка уже пять лет как на пенсии и за все эти годы не сделал ни одной попытки продать утащенное. Зачем брал? Ответа на этот вопрос пока нет, подозревают, что придется экс-завхозу тесно общаться с психологами, а то и психиатрами. Появляются подозрения в том, что свое богатство он таскал в дом на протяжении всех 25 лет профессиональной карьеры на ниве городской управы. Так или иначе, но придется разобраться с тем, почему стало возможным столь масштабное воровство, которого до получения анонимки никто даже не замечал?   Катафалк – это роскошь Во всяком случае – в Греции, хотя и начиная с января следующего года. Так что всем, кто не хочет обременять родню излишними роскошествами, стоит помереть за оставшиеся месяцы, пока катафалки еще считаются – в полном соответствии с пока действующим законодательством – обычным транспортом производственного назначения. А все дело в том, что премьер-министр греческого правительства Лукас Пападемос, пытающийся любыми средствами вытащить свое отечество из долговой ямы, решил, что покойницкие авто надо облагать такими же налогами, как частные автомобили класса люкс. Разумеется, это решение больно ударило по карману греческих мастеров похоронных дел. Ведь ситуация сейчас в стране такая, что переложить дополнительные расходы на плечи клиентов будет непросто. Налог на катафалк, благодаря принятому решению, вырастет аж вшестеро и владельцы похоронных контор, уже проведшие демонстрации протеста в двух крупнейших городах республики – Афинах и Салониках – уверяют, что многим из них теперь придется просто навешивать замок на двери: банкротство неминуемо. А правительство оправдывается тем, что «стричь» в эту тяжелую пору приходится всех без разбору: в стране уже введены дополнительные налоги, взимаемые с чиновников, владельцев недвижимости и даже пенсионеров. Дескать, не гробовщикам бы жаловаться…   К чему приводит забывчивость Шестидесятидевятилетний баварец отправился в путешествие в Польшу в компании своего брата, жены и 18-летней дочери. В дороге – около верхнефранконского Хасфурта – честной компании захотелось есть, и они остановились у придорожного заведения. Отобедав, путешественники вышли на улицу, после чего мужчины уселись в авто и преспокойно уехали, забыв дам на стоянке – без теплых, вещей, без документов, без телефонов. Сильно смахивает на то, что мужик просто не поверил своему счастью – смайл. Во всяком случае, спохватился он через добрый час, да пока доехал до ближайшей развязки, да пока вернулся… В общем можно себе представить: к моменту его приезда дамы, наверняка, уже дошли до такой кондиции, что под руку им было лучше не попадаться. Спасло присутствие полиции, проследившей за тем, чтобы на этот раз все расселись по местам и благополучно уехали к месту назначения. Интересно, сколько пилили тетки своих мужиков – до польской границы или еще дальше?   Быстрее, чем надеялись Самый изумительный город на свете – Венеция – погружается в воды лагуны даже быстрее, чем считалось недавно. Новейшие исследования показали: исторический центр древнего города оседает со скоростью около 2 миллиметров в год, да к тому же его дворцы и другие сооружения постепенно кренятся на восток. При этом не только поднимается уровень воды море, но оседает и дно лагуны, на котором покоятся деревянные сваи. Именно на них в свое время был сооружен город. Ученые предсказывают, что в ближайшие 20 лет Венеция погрузится в воду еще на 8 сантиметров.   Виновник поджога – собака В австрийском селении Шпиталь-ам-Пюрн (Верхняя Австрия) четвероногий друг семьи стал виновником пожара. Зверя оставили дома одного, и он ухитрился лапой включить горелку электроплиты. На ней, к несчастью, стоял тостер, который раскалился и загорелся. А уже от него, как сообщили пожарные эксперты, занялось деревянное обрамление вытяжки… Слава богу, этим все обошлось, хотя и кухня, и прихожая оказались изрядно перепачканы сажей и задымлены. Общая сумма ущерба все же оказалась неразорительной – около 3 тысяч евро. За несколько недель до этого в Тироле еще одному четвероногому созданию – на сей раз кошке – удался похожий трюк: прыгая по кухне, она включила одну из горелок плиты и от начавшегося пожара выгорела вся квартира.   По пятьдесят центов за хвост Если вам случится когда-нибудь поймать мышь в городке Хоэнтенген-ам-Хохрайн, что на юге Бадена, то не забудьте отрезать у неё хвост. Зачем? А затем, что это селение осталось единственным в Германии местом, где в управе вам обязаны выдать «маусшванцпрэмие» – «премию за мышиный хвост», служащий подтверждением вашей победы над этим заклятым врагом рода человеческого. Раньше это обычай был распространен во всем Южном Бадене и в близлежащей Швейцарии. А теперь – то ли везде мышей извели, то ли местные власти жадничают. А вот в Хоэнтенгене удачливый борец с длиннохвостыми вредителями за год по-прежнему может заработать от 50 до 100 евро. Во всяком случае, Йозефу Шанцу это неизменно удается. Хотя деньги для него – совсем не главное. Скажем, на домашних мышей он даже и ловушек не ставит: с ними разбираются кошки. А вот полёвки – с ними герр Шанц борется без всякой жалости. «Это – злостные вредители», – кратко поясняет он, добавляя, что ведет эту битву столько, сколько себя помнит. Зачем? А вот видите кочанный салат «Цукерхут»? Так вот полёвка может не только подрыть его корни, но и погрызть их. А заметите вы это лишь тогда, когда будет уже поздно и растение останется только отнести в компостную кучу. Полевка также не побрезгует морковью или картошкой. А уж если вы выращиваете лилии, тюльпаны или пионы, то полёвки для вас просто нож острый: ведь это их излюбленная еда. В оправдание злодеек можно сказать только, что питаются они еще и личинками разных вредных насекомых, зимующих глубоко в земле.   Дом, который вверх фундаментом Скажете, таких не бывает? Где-то, может, и не бывает, а вот в тирольской деревне Терфенс уже есть. Строят его два заезжих поляка, которые рассчитывают, что необычное сооружение вскоре станет местным туристическим аттракционом. Да и то сказать, дом, стоящий на коньке крыши не каждый день увидишь. Между прочим, это уже не первый дом подобного рода, который возводят предприимчивые мастера. Аналогичные постройки они ставили и у себя на родине, и в Германии. Дом в Терфенсе будет иметь 140 квадратных метров жилой площади – если кто-нибудь согласится в нем жить.   Отныне умирать запрещается Весьма перспективное решение принял Джулио Чезаре Фава, мэр итальянского городка Фальчано-дель-Массико, расположенного в 50 километрах от Неаполя. Своим распоряжением с начала марта он запретил местным гражданам… умирать. Ведь все равно в городке нет кладбища и хоронить их в родных краях попросту негде. К сожалению, два местных жителя уже нарушили распоряжение отца города. Может, все дело в том, что великодушный синьор Фава не предусмотрел никакого наказания для тех, кто ему не подчинится?   Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка… В один из полицейских участков Бохума обратилась женщина с довольно необычной просьбой: неподалеку от местного зоопарка она увидела странное животное, которое, по её словам, напоминало одновременно и котенка, и щенка, и детеныша куницы. Среди полицейских, выехавших на место обнаружения неведомой зверушки, тоже не нашлось того, кто был бы достаточно подкован в зоологии, и патрульные пошли по традиционному пути – доставили незнакомца в участок. А вот там при безжизненном свете неоновых ламп все же удалось установить, что речь идет о сосунке-лисенке. С этого момента дело пошло по накатанному пути: малютку доставили в Верт, в специально созданный там приют для осиротевших зверят. Там его будут готовить к жизни в естественных условиях. А ко всем доброхотам зоологи и активисты Германского фонда диких животных обращаются в таких случаях с убедительной просьбой: ни в коем случае не трогайте найденышей. Ситуация, когда они в этом действительно нуждаются, складывается достаточно редко. Это относится и к выпавшим из гнезда птенцам, и к зайчатам или оленятам, в одиночку сидящим на поле. Вмешательство требуется тогда, когда птица или зверь запутались в заборной сетке, когда они ранены или у них есть очевидные переломы крыльев или конечностей. Только надо помнить, что тут без вмешательства ветеринарного врача не обойтись. Если же вы видите, что птенец, жалобно пища, сидит на земле, это вовсе не значит, что вы созерцаете какую-то трагедию. Скорее всего, речь идет о первом самостоятельном – и оттого весьма неуклюжем – полете. А мама где-то неподалеку, просто из осторожности не лезет вам на глаза. Оставьте их, они сами разберутся. Правда, если птенец еще не оперился, то все же лучше подсадить его в гнездо. Обоняние у птиц плохое, поэтому можете смело брать его в руки: родители ничего не почуют. А для зайчат сидение в одиночестве – совершенно привычное состояние. Мать на долгие часы бросает свое потомство, когда уходит добывать пропитание, а малышня учится искусству маскировки, от овладения которым зависит её будущая жизнь.   Забирай вместе с покойником! Полицейские из французского города Тулузы решили неукоснительно выполнить свои обязанности: не на месте припаркованный автомобиль надо эвакуировать на штрафную стоянку, и никаких гвоздей! А что это не просто автомобиль, а катафалк – так нам-то какое дело? Как решили, так и сделали. Одна беда: машина эта ехала из Лиона в Португалию. И везла гроб с телом, человека, который должен был найти последний приют на родине. Причем водитель всего-навсего остановился переночевать в местной гостинице. Можно вообразить его удивление, когда утром он не обнаружил катафалка там, где его оставил. Между прочим, никаких правил водитель этот, вроде бы, не нарушил. А уж что на этом месте с раннего утра традиционно работает овощной рынок – откуда это знать приезжему человеку? Но местные власти решили по-своему: знал, не знал, а за эвакуатор 90 евро все равно заплати. И будь рад, что покойника отдали.   Спокойно, это ограбление! Недавно в германском Нойхойзеле (земля Северный Рейн – Вестфалия) был совершено необычное ограбление. Нападению подвергся продовольственный магазин, злоумышленница – женщина в возрасте от 17 до 21 года. «На дело» она пришла, вооружившись… арбалетом. Но, видимо не надеясь, что это произведет должное впечатление на кассиршу и заставит её безропотно отдать дневную выручку, она решила сочетать старинное оружие с достижениями современных технологий и распылила в зале слезоточивый газ. Ни то, ни другое не помогло: хранительница кассы наотрез отказалась отдать деньги. Горе-налетчица решила сделать вид, что не больно-то и хотелось и, бросив арбалет, пустилась бежать.   Хорошо, хоть полиция выручила… История начиналась донельзя банально: в пивной познакомились мужчина 43 лет и женщина 47 лет. Общение было решено продолжить у неё на квартире, где… Ну, вы сами все понимаете, да? Но конец у тривиального адюльтерчика получился весьма нестандартный. Представьте себе масштаб драмы: на балконе стоит голый мужчина и по сотовому взывает к полиции о помощи. Дескать, помогите, мужики, мочи моей больше нет! Оказалось, что после ряда успешных сближений, дама пришла в такое воодушевление, что потребовала продолжения веселья. Бедняга изо всех сил пытался соответствовать предъявленным запросам, но в итоге полностью выбился из сил и капитулировал. Его партнерша, несмотря ни на что, продолжала настаивать на своем. Мужчина же решил, что пока он цел, лучше покинуть ложе любви, незаметно превратившееся в поле боя. Ага, щас! Дама вероломно заперла дверь и сказала, что никуда его не выпустит. Горемыке остался один путь – на балкон. Приехавшим полицейским дама поначалу обрадовалась, решив, что они заменят вышедшего из строя партнера. Однако, едва ли она будет очень рада тому, что теперь против неё возбудят уголовное дело в связи с, как это формулируется в полицейских протоколах, «принуждением к действиям сексуального характера и незаконным лишении свободы». Словом, грустная в итоге получилась история… №4(65), 2012
no image
Ноу-Хау

Обычно в апреле в Германии появляется на свет новое поколение волков. Считайте сами: свадьбы серые разбойники играют в январе-феврале, да еще 63 дня волчица вынашивает приплод. Мать выкапывает логово под вывороченными деревьями, в разломах почвы или песчаных холмах. Волчата рождаются,...

Обычно в апреле в Германии появляется на свет новое поколение волков. Считайте сами: свадьбы серые разбойники играют в январе-феврале, да еще 63 дня волчица вынашивает приплод. Мать выкапывает логово под вывороченными деревьями, в разломах почвы или песчаных холмах. Волчата рождаются, как им и положено, слепыми, маленькими – не больше морской свинки – зверюшками. В основном впятером-вшестером, изредка бывает и больше. Логово они покидают первый раз спустя четыре недели после появления на свет. Вот тут уполномоченный по волкам в земле Бранденбург – да, есть у местных власть имущих и такая должность! – и может при должном везении их сфотографировать, сосчитать, собрать необходимый для исследования биологический материал вроде шерсти и недоеденных остатков пищи. Эта добыча позволит исследовать ДНК зверей и установить, в каких родственных отношениях они находятся. Это важно для выяснения вопроса о будущем статусе каждого в популяции и получения представлений о его жизненных перспективах. Потсдамское министерство по охране окружающей среды полагает, что в Бранденбурге сейчас живет от 40 до 50 волков, причем, в основном на юге этой земли. Определенно установлено наличие пяти стай, то бишь – взрослых пар с потомством. Есть еще три «бездетных» пары, которые могут обзавестись волчатами в этом году. И наконец, замечено также несколько волков-одиночек – самцов или самок, имеющих собственные охотничьи угодья и ждущих, пока у них появится партнер. Добавьте сюда еще две стаи, участок обитания которых лежит на границе Бранденбурга с Саксонией и с Саксонией-Анхальтом – ну что поделаешь, если волки пока недостаточно осведомлены о том, как именно проходят административные границы? Этой весной охотоведы ждут появления примерно 30–40 волчат, а может и больше того. Во всяком случае, с 2009 по 2011 год в Бранденбурге рождалось, как это было установлено, по 31 волчонку. Прирост неплохой. Так что же, можно радоваться? Зоологам, экологам и охотоведам – несомненно. Но кое у кого от такого обилия новорожденных может прибавиться головной боли. Вот почему министр окружающей среды Анита Так пригласила всех заинтересованных лиц на обсуждение составленного её подчиненными плана по управлению волчьим поголовьем. После максимально широкого обсуждения в законы будут внесены признанные необходимыми изменения. Стоит сказать, что все бранденбургские волки родом из саксонского Лаузица, где 12 лет назад на территории бывшего полигона Мускауэр Хайде родился германский волчонок – первый за 150 лет. Его родители – пришельцы из пограничных районов Польши, где в 90-е годы прошлого века, после многих десятилетий жестокого истребления, их пока оставили в покое и они, размножившись, принялись искать себе пристанище к западу от Одера. Теперь они прекрасно чувствуют себя – что на востоке Саксонии, что на юге Бранденбурга. И уверенно продвигаются дальше – в Мекленбург – Переднюю Померанию, Саксонию – Анхальт и Нижнюю Саксонию. Одиночек уже видели в Гессене, Рейнланд – Пфальце и Северном Рейне – Вестфалии. И это, как говорится, лиха беда – начало! Зоологи и охотоведы ждут еще одной волны переселенцев – с юга Европы, из-за горных массивов Альп, Вогезов и Юра. Надо иметь в виду, что в Германии волки могут удобно жить практически повсюду: в лесах для них прокорма хватит с избытком. Да и не только в лесах, а и на пастбищах. Вот тут мы и подходим к тому, о чем уже упоминали – о головной боли от соседства с серыми разбойниками. Ведь если на взгляд горожанина, бескорыстного любителя животных и приверженца охраны родной природы, волк – один из надежных признаков того, что в лесах эта самая природа господствует в нетронутом виде, то пейзане, в особенности – животноводы, видят ситуацию совсем не в столь романтическом свете. Вот сухие цифры: начиная с 2007 года, когда в Бранденбурге было зарегистрировано появление первых волков, их жертвами пали 240 овец, 4 козы, три теленка и 37 прирученных ланей, обитавших за загородкой в импровизированных зоопарках. Неплохой урожай собрали серые, которые даже еще по настоящему-то и не расплодились. А что же тогда будет дальше? Теперь вы понимаете, почему возникают планы управления волчьим поголовьем, которое, если его не держать в рамках, спуску не даст никому. О том, чтобы их полностью извести, конечно, и речи быть не может: они теперь защищены германским, общеевропейским и международным законодательством. Да и нужды в таком злодействе вовсе нет. Надо находить приемлемые условия сосуществования человека и зверя. Для этого серых стоит внимательно изучать. Один пример: когда эксперты ждали миграции волков из Польши, они были уверены, что те первым делом облюбуют заказник Шорфхайде в 60 километрах к северу от Берлина или низовья Одера. Зверь решил иначе и предпочел, как мы уже знаем, Саксонию. Теперь накопленный там опыт наблюдения за их поведением предстоит применить в Бранденбурге, для чего предстоит развить систему мониторинга, которая позволит своевременно вмешиваться в ситуацию. Один из спорных вопросов таков: считать ли волка охотничьей дичью? Если – да, то отстрел его все равно не будет разрешен, но говорят, что тогда егерей можно будет обязать принимать участие в реализации упомянутого плана управления поголовьем. В Саксонии так и собираются поступить. Но в Бранденбурге видят в этом шаге «неправильный сигнал». Кстати, против и охотничьи союзы, которые опасаются: только стань волк дичью, как тут же часть их взносов будет расходоваться на мероприятия по охране – как его, так и от него. А поскольку отстрел все рано будет запрещен, им такое счастье ни к чему. Вторая проблема заключается в том, как выплачивать компенсации животноводам за волчьи потравы. Оппозиция считает, что платить надо вне зависимости от того, была ли собственником организована защита стада от волков, то есть – была ли на месте загородка, были ли собаки, пастухи и так далее. Большинство, тем не менее, видит в этом чисто оппозиционный популизм: прежде всего надо обязать хозяев позаботиться о защите своей живой собственности, а не превращать её в ходячее приглашение к волчьей трапезе. Пока никакого компромисса в этом отношении не просматривается: животноводам лишние – и немаленькие! – расходы совсем не по вкусу, и нарастание конфликта практически запрограммировано. Сергей ПЛЯСУНОВ №4(65), 2012
no image
Век учись

Для начала давайте познакомимся с результатами опроса населения, проведенного Алленсбахским институтом демоскопии среди германского учительства всех возрастов и специализаций. Называется это исследование донельзя оптимистично: «Учитель во времена паники в образовании». Ну и один из главных выводов тоже настраивает на позитивный...

Для начала давайте познакомимся с результатами опроса населения, проведенного Алленсбахским институтом демоскопии среди германского учительства всех возрастов и специализаций. Называется это исследование донельзя оптимистично: «Учитель во времена паники в образовании». Ну и один из главных выводов тоже настраивает на позитивный лад: большинство педагогов жалуются на то, что, несмотря на профильное образование, к своей работе были подготовлены недостаточно. Из тех, кто проработал в школе меньше 5 лет, хорошо подготовленными чувствуют себя только 32%, а из тех, чей педагогический стаж доходит до 19 лет – и вовсе только 26%. Педагогам, сумевшим пройти за это время полный двухлетний курс переподготовки, многие коллеги завидуют: в целом ряде земель это срок сокращен до 18, а то и до 12 месяцев. Вот поэтому-то председатель Германского союза филологов Хайнц-Петер Майдингер считает: «Сокращенный срок переподготовки вносит большой вклад в создание ощущения недостаточной готовности к выполнению профессиональных обязанностей». Более того, германские учителя все время испытывают психологическое давление не только из-за того, что чувствуют свои недостатки, но и из-за сильно обострившихся проблем с поддержанием дисциплины. «Раньше пятиклассники были просто восхитительны, а сейчас я часто чувствую, что готова на что угодно, лишь бы не работать с ними». (По-немецки это признание звучит еще красочнее: лучше уж стеречь мешок с блохами!). Дело заходит настолько далеко, что ученики могут подряд задать несколько совершенно одинаковых вопросов, но не со зла, а потому, что реагируют только на объяснения, предназначенные им лично, не слушая всего остального, что происходит во время урока. Учителя рассказывают друг другу истории о том, как ученик не может ответить на вопросы по домашнему заданию, поскольку «непосредственно ему», как он уверяет, «эту тему никто не объяснял». Согласно результатам исследования, 49% всех учителей находят, что сейчас выстраивать отношения с учениками гораздо труднее, чем 5–10 лет назад. Только 22% придерживаются мнения, что все осталось как прежде; 35% педагогов считают, что у школьников слишком мала мотивация к обучению, а 44% уверены: слаба дисциплина. По мнению 60% опрошенных, увеличивается расхождение в способностях детей из различных социальных слоев. Сильней всего это сказывается в школе второй ступени. Один из самых печальных результатов опроса: привлекательность учительской профессии сильно снизилась, поскольку сейчас им приходится делать многое из того, что раньше было обязанностью родителей. Да и находить контакт с этими родителями учителям всё тяжелее, пожалуй, с учениками и то легче. Общение в паре «учитель-родитель» пронизано взаимным недоверием. И здесь мы переходим к тому, что показал опрос, проведенный среди родителей. Итак, 53% опрошенных разделяют мнение о том, что учителя недорабатывают. Поэтому многие родители не прочь были бы ввести для них постоянные проверки качества работы. А 54% и вовсе полагают, что школьники должны регулярно оценивать работу учителя, и это должно учитываться при оплате его труда. (Занятно, но то, что это – инфантильная дикость, видимо, даже не приходит в голову взрослым, казалось бы, людям). Однако, вернемся к учителям. Чем дольше продолжается их профессиональная карьера, тем пессимистичнее становится настрой и главное – самовосприятие. Но, на самом деле, общество относится к представителям этого нелегкого ремесла с немалым уважением. На первое место в этом отношении их ставит 38% опрошенных родителей. Учителей обгоняют только полицейские, медсестры и врачи. Что еще беспокоит нынешних германских учителей? Чрезмерная наполненность классов и укомплектованные «впритык» педагогические коллективы. Из-за этого учителям приходится постоянно перерабатывать, заменяя заболевших. Кстати, это одна из немногих общих точек между педагогами и родителями: последние тоже считают, что классы переполнены. Если в начальной школе все еще не трагично – 49% учителей страдают от избытка учеников – то на гимназическом уровне таких набирается уже 75%. Особенно туго приходится учителям математики и естественных наук. Для решения проблемы Хайнц-Петер Майдингер предлагает создать в каждом учительском коллективе резерв – скажем, 3 дополнительных педагога на 60 человек – с помощью которого можно было бы подменять временно выбывших из строя. Однако земельные власти, которые оплачивают образование из своей казны, об этом и знать не желают: дорого! Нет средств на лишние расходы. В крайнем случае, они готовы на то, чтобы создавать своего рода мобильный резерв: перебрасывать подменяющих учителей из школы в школу, по мере необходимости. Думается, что на таких условиях работать на подмене найдется немного желающих. Надо сказать, что вину за нехватку учителей зачастую можно возложить на те же земельные власти. К примеру, в Саксонии учителей не готовят, и есть ли у них после этого право жаловаться на недостаток кадров? В Берлине вновь приходящих учителей лишили возможности получить статус государственных служащих и, соответственно, связанных с ним привилегий. Так мудрено ли, что приток молодых в школу заметно обмелел? Ведь, по данным социологов, именно гарантированное статусом государственного служащего постоянное рабочее место являлось для 40% учителей решающим фактором в выборе будущей профессии. А 66% считает, что сохранение такого статуса для учителя очень важно. Заметим, что предыдущие поколения учителей не уделяли этому такого внимания, как нынешнее. Видимо сейчас сказалось то, что многие годы подряд ситуация на рынке труда в Германии, мягко говоря, далека от идеала. Но власти охотнее прислушиваются к тем «экспертам», которые на основании им одним понятных рассуждений приходят к выводу: статус обычного служащего дает учителям больше гарантий. А то, что их чистая зарплата в результате уменьшится примерно на 500 евро? Ах, ну нельзя же все измерять деньгами, какие же вы, право! Андрей ГОРЮХИН №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Весенним вечером под теплым проливным дождем, на вечно прекрасной площади перед Пантеоном в Риме собрались около тысячи человек. Их молчаливая манифестация была призвана выразить протест против роста числа самоубийств, вызванных экономическим кризисом. Любопытно, что инициаторами этой необычной акции выступили как...

Весенним вечером под теплым проливным дождем, на вечно прекрасной площади перед Пантеоном в Риме собрались около тысячи человек. Их молчаливая манифестация была призвана выразить протест против роста числа самоубийств, вызванных экономическим кризисом. Любопытно, что инициаторами этой необычной акции выступили как объединения предпринимателей, так и ведущие профсоюзы Италии. Число людей, добровольно уходящих из жизни из-за кризиса, в стране растет. Так, синдикат ремесленников и мелких предпринимателей насчитал 23 случая в первом квартале 2012 года. Группа ученых подготовила доклад, в котором насчитала в 2010 году 192 мелких коммерсанта и 144 предпринимателя, покончивших жизнь самоубийством. К особо уязвимой категории относятся безработные. Среди них в 2010 году добровольно расстались с жизнью 362 человека, в том числе 272 человека, которые только что потеряли работу. Организаторы манифестации не просто «постояли-помолчали» в одном из самых красивых мест в Италии, Европе и мире. Они призвали правительство не только сокращать расходы и восстанавливать бюджетное равновесие, но и создавать условия для возобновления экономического роста. В частности, желательно облегчить условия кредитования, что позволит малому бизнесу пережить тяжелые времена. Волна самоубийств в этом секторе реальной экономики Италии, которая десятилетиями служила ее прочной основой, докатилась и до одной из наиболее передовых и эффективных областей страны – Венето. Она расположена на северо-востоке, а ее административный центр – всемирно известная Венеция. С начала кризиса в этом оазисе процветания расстались с жизнью по своей воле 50 мелких предпринимателей и ремесленников. Личные трудности наслаивались на экономическую нестабильность, рост долгов и бессилие местных и центральных органов власти. Достаточно небольшого сбоя, чтобы вся производственно-сбытовая система оказывалась в тяжелом положении. Малый бизнес на итальянском Севере работает по сетевому принципу. Поэтому стоит одному заказчик не расплатиться, как пострадает вся цепочка. К этому надо добавить особую этику предпринимателей из Венето. Они не просто привыкли качественно работать, из-за чего страдают, не выдерживая конкуренцию с дешевой и низкопробной китайской продукцией, но и чувствуют ответственность за своих работников. «Необходимость увольнять, закрывать компанию, довести ее до банкротства считается делом стыдным, это не вписывается в культуру трудолюбивых жителей Северо-Востока, – отмечала газета «Коррьере делла сера». – Хуже всего – не соблюсти принцип социальной ответственности предпринимателя». Такое, как это ни покажется странным «новым русским», тоже становится одной из причин, побуждающих к самоубийствам в нынешние трудные времена. Еще одна особенность предпринимателей этой части Италии – привычка полагаться только на себя, недоверие к власти. Поэтому, столкнувшись с непреодолимыми преградами, люди оказываются один на один с проблемами и могут с ними не справиться. Возможно, после выхода из кризиса одним из результатов в Венето станет смена модели экономического поведения? Светлана ФИРСОВА №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Новость облетела весь мир – в Греции можно будет нанимать полицейского за 30 евро в час. Эта мера, одобренная министерством внутренних дел, призвана пополнить государственные кассы, пустеющие в условиях режима жестокой экономии средств. Цель акции, говорится в официальном циркуляре, –...

Новость облетела весь мир – в Греции можно будет нанимать полицейского за 30 евро в час. Эта мера, одобренная министерством внутренних дел, призвана пополнить государственные кассы, пустеющие в условиях режима жестокой экономии средств. Цель акции, говорится в официальном циркуляре, – «амортизировать стоимость использования оборудования и полицейской инфраструктуры, модернизировать ее». Первоисточником информации стал еженедельник «Прото тема», который привел прейскурант на услуги полицейских: 30 евро в час за одного полицейского, 40 евро в час – за патруль в машине, 200 евро в час – за катер, 1500 евро в час – за вертолет… Разумеется, эти услуги могут оказываться только в экстренных случаях и при условии, что сотрудники полиции не заняты на основной работе. Среди таких экстренных случаев называются перевозка произведений искусства, опасных грузов, съемка фильмов, сопровождение людей. До сих пор такие услуги в Греции оказывались бесплатно. Этот эпизод – наиболее впечатляющее свидетельство того, до чего доведена страна, оказавшаяся без денег. Правительство вынуждено все выставлять на продажу, надеясь выручить как можно больше денег и как можно быстрее за счет продажи фамильных ценностей. Недаром бульварная германская газета «Бильд», которая вела систематическую кампанию против Греции, призывала: «Беспорточные греки, продавайте свои острова, а заодно и Акрополь». И что бы вы думали? Под угрозой дополнительных налогов на роскошь состоятельные греки стали избавляться от купленных когда-то островков, рынок оживился. Разные органы власти выставляют на продажу участки побережья. Турки заинтересовались участком в миллион квадратных метров в Афанту на острове Родос. Ищет владельца территория вдвое меньших размеров около прибрежного городка Кассиопи на острове Корфу. С молотка идет все – от энергетических компаний до старых пассажирских самолетов. Как раз небольшая американская компания купила 4 «Эрбаса А340» за 31 миллион евро. Андрей СЕМИРЕНКО №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Положительно, на европейские агентства напало какое-то невезение! Только, кажется, утихли обвинения в адрес Агентства по охране окружающей среды, которое украсило свою копенгагенскую штаб-квартиру растениями со всей Европы, как новая беда: председатель комитета по сертификации новых медикаментов при Европейском агентстве по...

Положительно, на европейские агентства напало какое-то невезение! Только, кажется, утихли обвинения в адрес Агентства по охране окружающей среды, которое украсило свою копенгагенскую штаб-квартиру растениями со всей Европы, как новая беда: председатель комитета по сертификации новых медикаментов при Европейском агентстве по лекарственным средствам Эрик Абадье неожиданно ушел в отставку. Между прочим, этот человек, считающийся экспертом по диабету и заболеваниям сердечно-сосудистой системы, занимал похожую должность во французском здравоохранении и некоторое время назад был уволен. Причина в том, что кроме скандала с фальшивыми грудными имплантатами, на это французское ведомство обрушились обвинения в допуске на рынок токсичного лекарства «Медиатор», от которого во Франции уже умерло 500 человек. Но из европейского-то агентства месье Абадье за что попросили? Причиной стали упреки в том, что это ведомство «слишком тесно» сотрудничает с европейской фармацевтической отраслью. Разумеется, ведомство все отрицает и уверяет, что одновременная работа его экспертов в национальных и в европейском агентствах не приводит к конфликту интересов. Однако, далеко не все с этим согласны и видят в этом прекрасную возможность для установления неформальных связей и оказания влияния. Надо заметить, что европейские парламентарии подвергли резкой критике работу не только двух вышеупомянутых агентств, но, руководствуясь максимой «бог троицу любит», всыпали еще и агентству по охране окружающей среды. В чем причина? Все три эти общеевропейские организации из года в год безоглядно увеличивают свои расходы и пренебрегают назиданиями Европейской счетной палаты. Скажем, госпожа Жаклин Макглэйд, которая потратила на украшение копенгагенского офиса вышеупомянутую сумму, нимало в том не раскаивается. Взяты эти деньги из средств, выделенных на коммуникационные мероприятия, и обоснована эта трата следующим образом: в Международный год биоразнообразия агентство решило продемонстрировать общественности многообразие европейской флоры, а израсходованная сумма на фоне других проектов выглядит умеренной. Той простой возможности, что другие траты выглядят неумеренными, в агентстве, видимо, не допускают. А ведь в том же 2010 году госпожа Макглэйд в сопровождении многих сотрудников совершила ряд поездок по весьма привлекательным адресам – в Грецию, скажем, или на Багамы – и все для того, чтобы продвигать проекты, связанные с биоразнообразием. Их по заказу агентства выполняла неправительственная организация «Эрт уотч», выставившая агентству счета почти на 34 тысячи евро. Пикантная деталь: глава агентства на момент совершения всех этих путешествий за казенный счет входила в консультативный совет упомянутой фирмы. А так – ничего личного, просто бизнес. Правда, депутаты Европейского Парламента такой способ распределения контрактов почему-то не одобрили, посоветовав агентству впредь быть щепетильнее и соблюдать финансовую дисциплину. Агентство по продовольственным продуктам, работающее в Парме, тоже отличилось и на ниве коммуникаций, и на ниве управленческих расходов. Исполнителям контрактов в этих сферах оно в 2010 году щедро отвалило 48,8 миллиона евро. Ну, эти хотя бы точную цифру предъявили, а вот какую доплату получило из бюджета ЕС Агентство по лекарственным средствам, депутатам выяснить так и не удалось – то ли 28,279 миллиона евро, то ли 26,335 миллиона. Да и то сказать: миллион туда, миллион сюда – чего мелочиться-то? Однако не все народные избранники так благодушны. Например, независимый депутат австриец Мартин Эренхаузер высказался вполне категорично: примерно семь из двадцати четырех европейских агентств можно без всякого ущерба для дела просто закрыть, и общественность при этом ничего не потеряет. Правда, он не настолько наивен, чтобы не понимать несбыточность этих надежд. А куда же тогда национальные правительства будут пристраивать своих любимчиков, нуждающихся в теплых местечках? Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Все усилия Афанасоса были напрасны! Никто его не слушал и, словно назло, выполнял рекомендации с точностью до наоборот. Поначалу этот человек выглядел расстроенным, но потом махнул на все рукой, уселся на место, включил ноутбук и приступил к написанию материала на...

Все усилия Афанасоса были напрасны! Никто его не слушал и, словно назло, выполнял рекомендации с точностью до наоборот. Поначалу этот человек выглядел расстроенным, но потом махнул на все рукой, уселся на место, включил ноутбук и приступил к написанию материала на греческом языке. Он смирился с поражением, и, в итоге, даже не очень расстроился: да, он проиграл, но это поражение ему нанес достойнейший соперник, привыкший одерживать победы за явным преимуществом. Словом, Афанасос проиграл критской кухне. Потом, когда все закончится, гости, собравшиеся отведать эту самую кухню, признают, что он был прав. Что не стоило объедаться закусками, зная, что далее последует целая серия основных блюд, и что до десерта дотянут лишь самые стойкие. Но пока что по столам разнесли закуски, и, вероятно, специально не обедавшие перед этим ужином гости (ведь так можно побольше попробовать всяких вкусностей!) не думают о будущем. Они не знают, как трудно им будет признавать, что места для восхитительного ягненка в пергаменте может не остаться, что креветки в соусе саганаки – очень даже приятная вещь. И даже незамысловатый постный чечевичный суп хорош: он пришелся по вкусу не только верующим, но и далеким от поста людей… Все эти переживания – в будущем. Пока же все поглощают вездесущий греческий салат, рассуждают о закуске тарамосалата, которая готовится на основе мелкой рыбной икры. А ведь есть еще и твердый сыр, который следует отправить в рот, предварительно макнув его в мед. Представлены и более простые удовольствия. Например, блюдце с приготовленным на Крите оливковым маслом. Можно просто полить им хлеб и съесть. Успех настолько колоссален, что вскоре в ресторане в центре Москвы, в котором организовано это критское пиршество, возникла нехватка хлеба… Масло само по себе так вкусно, что забываешь о единственном недостатке вечера: московские нарезные батоны – лишь бледная тень того хлеба, который едят в Греции. А если еще вспомнить, насколько полезно оливковое масло, как много, в том числе и благодаря ему, долгожителей на Крите, то можно заключить: Зевс совершенно правильно поступил, родившись именно на этом солнечном, гостеприимном острове, на котором, возможно, уже в его времена умели вкусно готовить. Невольно начинаешь рассуждать о том, почему все это вкусно. Ведь тот же греческий салат – широко распространенное типичное блюдо народной кухни, подвластное даже начинающему кулинару. Утонченного мастерства его приготовление не требует. Но в тот вечер он не уступал другим номерам гастрономической программы. Наверное, дело в качестве продуктов. Иногда говорят, что великие музыкальные произведения прошлого невозможно испортить, даже когда не самые талантливые музыканты исполняют их на новый лад. Тут – похожий случай. Хорошие продукты, конечно можно испортить во время готовки, но для этого надо сильно постараться. А когда они попадают в руки одаренного повара, то деваться некуда – приходится смиренно превращаться в простое, но запоминающееся блюдо! Через несколько дней воспоминания о прекрасном вечере стали испаряться. На смену критскому ужину пришли будничные приемы пищи. Зато осталась подаренная организаторами – критскими компаниями, занимающимися поставкой типичных для этого острова продуктов – книжка… о масле. В ней многое поражает воображение, в частности, великое количество рецептов, неизменным компонентом которых является все то же оливковое масло. Осьминог в уксусе с оливковым маслом, свекла в уксусе с оливковым маслом, соус из масла с уксусом, салат с миндалем и йогуртом, мясо с маслинами, жареные мидии, греческий салат с кипрскими сухарями паксимади, соленая треска с картофелем в лимонном соусе… Все это в изобилии можно найти там, в Греции. Однако, как выяснилось, иногда эти съедобные отблески Греции в целом и Крита в частности можно найти в промозглой, грязной и довольно неэстетичной Москве образца весны 2012 года. Владимир НИКИТИН №4(65), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

Эпические сказания – одна из богатейших кладовых образного представления о мире, унаследованных всеми нами. Из нее с энтузиазмом черпали вдохновение все мировые цивилизации, не только европейская. Из нее выросла по большому счету нынешняя массовая культура. Многие хранящиеся в ней сокровища...

Эпические сказания – одна из богатейших кладовых образного представления о мире, унаследованных всеми нами. Из нее с энтузиазмом черпали вдохновение все мировые цивилизации, не только европейская. Из нее выросла по большому счету нынешняя массовая культура. Многие хранящиеся в ней сокровища передавались и передаются из поколения в поколение, получают современную огранку и украшают нашу жизнь вновь и вновь. Делают ее симпатичнее, насыщенней, разнообразней. Чего стоят только карело-финская Калевала, гомеровская Илиада или индуистская Махабхарата. На этом праздничном фоне старинные русские былины могут показаться не столь яркими и изощренными. Запасная скамейка героев – не такой длинной. Испытываемые ими чувства – чересчур обыденными. Будь то обида, гнев, ярость, ревность, взаимопомощь, презрение к славе и стяжательству. Проповедуемое ими чувство долга и защитника Родины – слишком уж прямолинейным. Философская рефлексия на происходящее – почти отсутствующей. Это не так. Далеко не так. Просто очень многие истории дошли до нас в упрощенном, адаптированном виде. Иногда, даже чуть ли не схематичном. Мол, спал Илья Муромец на печи тридцать лет и три года, а потом волхвы отыскали его, силы вернули природные, на ноги поставили, и он всех басурманов победил, вдовам и сиротам свободу вернул. Или, дескать, заподозрил киевский князь богатырей в политических амбициях, кого из столицы удалил, кого в казематах запер, а в результате некому стало защищать Землю русскую. И, отойдя от обид, богатыри вновь за свою профессию «Родину защищать» взялись, только когда им объяснили, что не за князя, не за его прихвостней на ристалище идут – за людей. В таком виде старинные былины все равно хороши. Все равно душу греют. Но похожи больше на детское переложение «Тысячи и одной ночи», отдаленно лишь эту сказку сказок для взрослых передающую. Хотите узнать, какими, наверное, были более полные версии былин, редуцированные временем? Тогда читайте.   I … Не было в дружине княжеской никого храбрее и пригожее, чем Драгомир, Доброгляд и Владисвет. Никто не мог с ними тягаться ни силой, ни ловкостью, ни выучкой воинской. Одинаково споро рубились они на тяжеленных неповоротливых двуручных мечах и фехтовали легкими, быстрыми, острыми, как лезвие, клинками. В совершенстве владели метательной техникой. В их руках и жало тончайшей выделки, и простой сучок, и речная галька превращались в страшное оружие. Стрела, пущенная ими из лука из любого положения, неизменно попадала в цель. А возникни нужда, могли голыми руками льву пасть порвать и медведя заломить. Стати богатыри были отменной. Не хочется, а залюбуешься. Молодые. Стройные. Улыбчивые. Ясноглазые. Ничего лишнего. И все при них. Как статуэтки Аполлона, выполненные лучшими античными мастерами. Только высеченные в полный рост. А, может, даже и краше. Это уж кому что или, вернее, кто нравится. Драго – крепыш кареглазый с развивающейся копной рыжих волос. Любой викинг бы обзавидовался. Добрынюшка – взрывного темперамента увалень, весь такой мягкий, кругленький, со сверкающими яркими голубыми звездными глазами и льняными, ниспадающими, пшеничного цвета волосами. Влад – весь точеный, рифленый, светящийся, берёзовый, с русой шелковой бородушкой, которую любая мечтала бы гладить, да пальчиками перебирать. И судьба их до той поры складывалась одинаково, как будто кто их детские и молодые годы под копирку писал. Родились и выросли они в отдаленных уголках Земли нашей, куда тление и разложение декадентства просто не смогло добраться. Там же возмужали и свои первые подвиги богатырские совершили. А возмужав, решили к князю податься, чувствуя, что их сердце, их сила, их доблесть будут востребованы. Чтобы и Земле нашей послужить, и себя показать. А там, в княжеской дружине, не раз приходилось им вместе в походы ходить, вместе время коротать, друг друга из беды вызволять. Так что сдружились они крепко-накрепко настоящей мужской дружбой. Той дружбой, что не поддается коррозии. Что выдерживает любые испытания. Смешав кровь, сделались они назваными братьями. Вскоре же, как время подошло, тесно им стало в хоромах княжеских, скучно на долгих пиршествах – выросли они из одежки приспешников. Захотелось самим во главе какого-то дела славного встать. Себя еще в большей степени испытать. Поклонились они князю, обнялись с боевыми товарищами, вскочили на коней богатырских и отправились в путь. Долго ли ехали, коротко ли, может и не один день, подъезжают к перекрестью дорог и видят – лежит в самом центре валун необъятный, а на том камне гранитном рукой неведомой выбито: направо поедешь – корону потеряешь, налево поедешь – богатство потеряешь, прямо поедешь – жену потеряешь, коли же назад – честь потеряешь. Соскочили богатыри с коней, сели у тракта на сыру землю и задумались. Задумались, не закручинились. В молодые годы любая головоломка разрешимой кажется. Так и эдак богатыри прикинули и порешили промеж себя, что ни женами, ни властью, ни богатством они пока не разжились, честью же поступаться никак нельзя. Посему разделятся они теперь, и каждый по отдельности свою судьбу пытать будет, что кому уготовано, чтобы выпить полной чашей. С тем, кому и куда путь держать, никакой заминки не случилось. Каждый себе выбрал то, к чему сердце лежит. Владисвет – власть. Драгомир – богатство. Красавчик Доброгляд – жену. Только прежде чем распрощаться, братья условились: встречаемся здесь же через три года, не получится – через пять лет, а там видно будет. Договорились так и поскакали в разные стороны.   II Вот три года как один день пролетели. Пришло время им увидеться. Да не судьба. Ни один из братьев названых не объявился. И поделом. Все страшно так вокруг переменилось. Где ручейки чистые, хрустальные текли, болота да топи стали непролазные. Где ветер цветами луговыми раньше вольно играл, и нивы распаханные глаз радовали, из земли забытой, заброшенной такой подлесок злой, густой вытянулся – зверю не проскользнуть, человеку не пробраться. Где леса вековые прежде шатер из крон тенистых разбрасывали, пепелища одни, горькие, сиротливые, остались. Вот и последний срок из двух отведенных почти прошел. О трактах когда-то широких, ухоженных, одни воспоминания остались. Сначала торговые караваны пропали. Потом и отдельные повозки редкостью сделались. А там и одиноким путешественникам, и скитальцам идти боязно стало. Засыпало дороги буреломом. Заросли они дикими колючками. Однако в назначенный день в условленном месте Владисвет все же появился. Без коня, с лицом черным от усталости, весь израненный, исколотый, исцарапанный, в ссадинах кровоточащих и ранах не заживающих. Потоптался вокруг валуна – все вокруг сделалось иным, только он, нахохлившийся, насупившийся, предостерегающий, не изменился – потоптался и решил просторную поляну расчистить и на краю опушки скит поставить. Неизвестно ведь, как оно обернется. Может, сегодня-завтра братья пожалуют. А не ровен час, ни один месяц их дожидаться придется. Хороший такой шалаш себе соорудил, низкий, просторный, основательный. Чтобы не ютиться, и воздуху было вдосталь, и жар из очага сберечь. По тому, как его рубил, сразу видно было: прежняя в нем сила и сноровка молодецкая – никуда не ушли. Только закончил и за поляну принялся, как Драгомир объявился, из-за деревьев выглянул. Внешне – точная копия Владисвета: такой же мрачный и израненный. Переглянулись они и сразу друг друга поняли. Мол, расспросы и разговоры на потом оставим, до той поры, пока рубцы не посветлеют и сукровица выступать не перестанет. А там, даст Бог, и Доброгляд появится. Поэтому, не тратя времени на слова, сбил себе Драгомир второй скит по соседству, по образцу первого, и принялся брату названому подсоблять. Так за работой неспешной их Доброгляд и застал. Излишне говорить, что обликом он от братьев не отличался. Если только чуть помрачнее выглядел. Сообразил он мгновенно, что к чему, что у каждого на душе, и вслед за братьями назваными ритуал, ими заведенный, выполнил. Поставил и он скит неподалеку на опушке – точную реплику двух предыдущих – и к ним присоединился. Обустроили Влад, Драго и Добрынюшка для себя кусок леса с поляной так, чтобы им тепло, уютно было. Сделали все, как им хотелось, как они привыкли. А как закончили, к тому времени все их раны зажили, и сами они душой отошли, отогрелись. Вот и подоспела пора им у костерка сесть и по душам поговорить. Выбрали они ночь самую звездную, самую лунную. У костра знатного устроились и стали свои истории рассказывать: что с кем за эти пять лет разных – добрых и недобрых – приключилось. Кто в какой очередности к камню пришел, в той и сказывать стали. Первым свою Владисвет поведал. Да так, будто вновь то время, когда расстались они, вернулось, будто помолодели они на пять годочков...   III … Повернул Владисвет гнедого направо и поскакал навстречу своей судьбе. И день скакал, и второй, и десятый, и привел его широкий тракт в совершенно другую страну. Не чужую, не враждебную, а просто другую. Иначе как-то в ней все устроено оказалось. Хорошо. Удобно. По-человечески. Хотя и без роскоши. Дома вокруг ладные, каменные, в цветах утопают. Не только улица центральная, все улицы, все дороги булыжником вымощены. Даже ручьи и ручейки в камень заперты, чтобы ни грязи, ни сырости не было. Бегут они по желобам и колокольчиками малиновыми, чистыми, перезваниваются, веселье всему прибавляя. Зелени яркой, жгучей повсюду много. Каждый клочок земли как-то по-своему, но используется. А над всем крыши черепичные взлетели. И кажется, будто одна большая семья по разным домам расселилась да традиции единые сохранила. Загляделся Владисвет по сторонам и не заметил, как вокруг повсюду люди высыпали. Радостные, довольные, красочно, добротно одетые – как с праздника или на праздник. Встречают его хлебом-солью, кричат что-то приветственное, подбадривающее. Не все слова ему понятны, но главное уловить можно. Сегодня – рыцарский турнир, самый важный. Кто на нем над всеми победу одержит, того во главе рыцарского войска, города и всей страны поставят. Обычай у них такой. С незапамятных времен. Правителем самого достойного из когорты претендентов выбирают. Неважно своих или чужих. Того, кто себя славой стратега и победителя увенчает. А Владисвет уж очень импозантно на гнедом смотрится. Им как раз такого хотелось бы. И с этими словами вытолкнули его на арену. Владисвет, понятное дело, не оплошал. Турнир, если читатель помнит, немножко на конкурс «А ну-ка девушки!» или «А ну-ка парни!» походил. Только в специфичной военной области. Победителю нужно было не просто конкурентов в спаррингах раскидать и силу да ловкость и сноровку продемонстрировать, но и доказать, что стратегии ему не чужды, и что в науке управления, военной и государственной, он преуспел. О спаррингах можно не упоминать. В них Владисвету не было равных – куда там худосочным и узкогрудым местным рыцарям. Но и в проведении военно-штабных игр он был на голову выше соперников. Верхушка дружины им с особым удовольствием и упоением придавалась. А Владисвет в тех играх всегда верховодил. Добавьте к этому, что молод он был и пригож – это тоже не осталось незамеченным, поскольку участвовал он в потешных боях без шлема и без доспехов – и вы поймете, почему по итогам турнира он был провозглашен новым Правителем. С восторгом и энтузиазмом. Владисвет какое-то время попраздновал вместе со всеми – сановниками и простыми гражданами, но сколько нужно, не больше и не меньше, без перебора, скорее, чтобы с местными нравами и обычаями сродниться. А потом принялся за дело, засучив рукава. Он прекрасно понимал: отстоять и упрочить власть, доставшуюся ему так легко, будет в тысячи раз сложнее. Почивать на лаврах нельзя. «Корону», свалившуюся ему в руки как спелый плод, нужно будет в действительности долго и трудно завоевывать, приступив к борьбе за реальное влияние сразу же, без раскачки. Поэтому первым делом Владисвет набрал команду учителей, которые начали его обучать официальному и повседневному языкам страны, а заодно и знанию ритуалов, обычаев, привычек, жаргону элиты и простолюдинов, и умению держаться на публике. Через месяц он знал достаточно много и говорил вполне сносно. Через три – владел всем в совершенстве. Параллельно Владисвет отобрал амбициозную, неиспорченную, талантливую в военном отношении молодежь и стал учить её тому, что когда-то вдалбливали в него, с тем, чтобы опереться на них в предстоящей схватке с рыцарством. Он быстро убедился в том, что этого не избежать. Стране и ему лично нужна была регулярная профессиональная дружина, то бишь, армия, а не рыцарская бесшабашность и вольница, когда каждый именитый сноб имеет свое маленькое войско, послушное только ему, и ставит себя ничуть не ниже Правителя. Следующее новшество – Владисвет реформировал судебную систему. Да так ловко и молниеносно, что знать и не сразу сообразила, что произошло. Раньше, вроде бы, Правитель тоже стоял во главе системы. Но чисто номинально. Отправление правосудия считалось синекурой, если по-нынешнему – то доходной деятельностью. Ею занимались местные судебные начальники. Но поскольку законов они не знали, их не читали, а интересовались только теми делами, которые им что-то сулили, при них состояли светочи. Они подсказывали, как справедливый суд вершить – в кавычках или без оных. Так вот, Владисвет создал при себе из них коллегию, обязав судей – по желанию тяжущихся или преследуемых – за разъяснениями к коллегии обращаться и свято следовать полученным предписаниям. Под страхом отрешения от должности. В результате судебные начальники утратили власть и самостоятельность. Те к возглавляемой им коллегии отошли. И повсюду стала складываться вразумительная, понятная и логичная единообразная практика. Людьми самого разного статуса и положения – всем когда-нибудь да приходится судиться и от посягательств отбиваться – предпринятые им шаги были восприняты на ура. Но самое главное – Владисвет созвал Конвент, обеспечил в нем преимущественное представительство тех, кто своим умом и руками добавочную стоимость создает, и провел через него Новое Уложение. По нему контроль за вновь создаваемыми и обновляемыми структурами власти и управления передавался в руки купцов, ремесленников и товарных сельхозпроизводителей. За Правителем же закреплялись функции гаранта порядка, законности и безопасности. Немудрено, что его личная популярность возросла. Он оброс многочисленными сторонниками и приспешниками. А в стране начался экономический бум. Школы, общественные здания, дворцы и дома росли как на дрожжах. Всюду открывались новые мастерские и расширялись старые. Торговля процветала. Через год его ожидаемая победа на рыцарском турнире сопровождалась нескончаемой овацией. Еще через год аплодисментов было тоже много. Однако к его искреннему недоумению аплодисментов ощутимо поубавилось. Вроде бы, все, созданное им, работало, и неплохо. Бюрократия народ не давила. Нувориши своим богатством не кичились. Все жить стали лучше, зажиточнее. Не только избранные. Что благосостояние растет, было видно на каждом шагу. И на угрозы безопасности никто, понятное дело, не жаловался. А настроения и знати, и толпы заметно переменились. Тогда Владисвет созвал приближенных и потребовал объяснений. Из них следовало, что Правитель должен меняться каждый год. Такова традиция. Предки завещали блюсти ее неукоснительно. Для него сделали исключение. Но теперь отведенный ему лимит времени исчерпан. Владисвет, однако, такие объяснения не принял. Какие традиции? Он теперь устанавливает традиции. И не какие-то там дурацкие, архаичные, а разумные, рациональные, дающие серьезную отдачу. И потом, кто были правителями до него? Бестолочь и самодуры. Лентяи и неумехи. Он им не чета. Он пашет как вол на общее благо. Он знает, что делает. Он пробудил страну от спячки. Он так много всего придумал и внедрил. Плоды его труда видны повсюду. Когда Владисвет выиграл и четвертый рыцарский турнир, а тщательно отобранное им жюри провозгласило его победу, трибуны безмолвствовали. И не просто безмолвствовали, а как-то гнетуще, напряженно, враждебно. Потом будто плотину прорвало. Элиты – заметьте, и старые и новые – начали бузить и возмущаться. Плебс вышел на улицы с какими-то дрянными транспарантами, скандируя обидные лозунги. Дальше – больше. Последовала череда дилетантских покушений и легко разгадываемых заговоров. Ну да Владисвет не дремал. Кого надо из зачинщиков он схватил и упрятал в подземелье. Людей, что повлиятельнее, отправил с ответственными миссиями в дальние земли. Тех же, кто совсем на виду, заставил публично покаяться. А кого-то из крупняка – и вовсе перекупил, как ему показалось, интегрировав в верхушку власти. Но сколько веревочке не виться…. После пятого избрания-переизбрания, несмотря на все предосторожности, ситуацию под контролем он все же не удержал. Наверное, и никто бы не удержал. Люди с трибун не уходили, забрасывая арену и жюри припасенным и только что закупленным провиантом. Рынок и магазины закрылись. Производство замерло. Экономика остановилась. Лояльные в прошлом войска и офицеры отказались присягать на верность. А чуть позже инсургенты ворвались в его дворцовую обитель, не встретив ни малейшего сопротивления. Так бесславно все закончилось. Нанесенные ему физические раны значения не имели – от нападавших ему удалось без труда отбиться. А вот психологически он чувствовал себя надломленным. Раздавленным. Уничтоженным. Пересекая страну, для которой он так много сделал, он вынужден был скрываться, прятаться, уходить от погони. Почему? За что? В этом ему теперь хотелось разобраться. Здесь. Спрятавшись в глуши. Имея в наперсниках только названых братьев. Но не только в этом. Скитаясь по стране, он узнал, что его законное место заняла хунта. Она отменила действие Нового Уложения и распустила все созданные им органы власти и управления. Сторонники проведенных им реформ, поддержанные самыми различными слоями общества, выступили «против». В стране началась гражданская война. Города пылали. Сельские районы наводнили бандиты и мародеры. Экономика окончательно развалилась. Страна оказалась отброшенной на десятилетия назад. Это тоже нужно было осмыслить. Еще в большей степени. Владисвет закончил. Но братья молчали. Что-то обсуждать или комментировать было рано. Время не пришло. Тогда слово взял Драгомир. Он рассказывал также медленно, раздумчиво, сдержанно, стараясь произвести эффект присутствия.   IV … Тракт, по которому он двигался тогда, пять лет назад, был хорошо освоен. В обе стороны по нему ходили большие караваны. На это указывали в избытке оставленные ими следы, размашисто устроенные биваки, основательные кострища. Один из таких караванов Драгомир, похоже, настигал. Но когда тот уже должен был показаться невдалеке, Драгомир вдруг насторожился. Вокруг что-то замышлялось. Нехорошее. Что-то происходило. Птицы как-то взволнованно перекликались. Вдоль дороги Драгомир заметил какое-то движение. Проснувшееся чувство опасности подсказало – на горле каравана затягивается петля. Тщательно спланированная разбойничья атака может последовать в любой момент. Важно не опоздать. И он слился со своим вороным в одно целое и устремился вперед. Если бы не Драгомир, караван был бы разграблен подчистую – число нападавших намного превосходило по необходимости компактную охрану. К тому же они рассчитывали застать караван врасплох. Драгомир подоспел очень вовремя. Он как смерч ворвался в ряды бандитов, сея ужас и смерть. За считанные минуты все было кончено. Караван спасен! Не купцы, караванщики и охрана, а тела грабителей остались лежать в придорожной пыли, привлекая воронье и коршунов на кощунственный пир. Волей случая или провидения Драгомир оказался в нужное время в нужном месте. Благодарности купцов не было предела. Им не требовалось объяснять чудо спасения. Случившееся они оценили по достоинству. Драгомиру сходу были предложены десятая часть стоимости товаров, выплачиваемая по окончании похода, и пост Руководителя каравана. Бандиты ведь никуда не делись. Их полегла малая толика. То что они вернутся, чтобы отомстить и разграбить караван, вырезав на этот раз всех без остатка, ни у кого не вызывало сомнений. Уже в новом качестве Драгомир задержал на день выход каравана с бивака, на который они чуть позже расположились. Этот день потребовался ему для того, чтобы переобучить охрану, организовать ее несколько иначе – лучше и профессиональнее, поставить «под ружье» всех способных носить оружие и объяснить каждому его маневр. Проделанная работа не пропала даром. Караван, ведомый Драгомиром, отбил и вторую атаку, и третью. Причем потрепал бандитов настолько основательно, что народ решился на хорошо продуманную авантюру. Вместо того чтобы дожидаться очередного наскока, Драгомир сам провел ночную вылазку в стан противника. Незамеченные, Руководитель и его соратники пробрались к спящему лагерю неприятеля, огнем отогнали лошадей, а безлошадных, плохо соображающих разбойников почти всех положили. Успех был настолько сокрушительным, что Драгомир захватил даже сокровищницу грабителей. На «собранные» ими золото и бриллианты можно было снарядить десяток таких караванов, как тот, который возглавлял теперь Драгомир. Однако реквизированные богатства купцы делить меж собой отказались. Это не укладывалось в культивируемый ими кодекс чести. Они предложили другой вариант. Добытое становится общим достоянием. На него снаряжаются корабли и караваны. Деньги даются в рост. Они начинают работать. Вместе с тем, забранное всегда возвращается. Сформированный таким образом Фонд помощи свободному купечеству превращается в несгораемую сумму. Тратиться может только то, что докладывается в него сверх. Главой-распорядителем Фонда становится Драгомир. Почему, легко объяснимо. Ему все доверяют – он делом заслужил доверие. Его все уважают, он пользуется непререкаемым авторитетом – все убедились в его способности быть лидером и принимать самостоятельные решения. Все уверены: они будут ради общего блага – он никого не бросит в беде. Волею случая или по обоюдному согласию с гильдией купцов жизнь Драгомира сделала еще один резкий поворот. Он осел в крупнейшем торговом центре региона. Зарегистрировал Фонд. Получил все разрешения. Сделался доверенным лицом всего сословия. Установил добрые ровные отношения с властями. И занялся бизнесом. За что бы он ни брался, все у него получалось. Все спорилось. Новые производства. Строительство. Кейтеринг. Переработка. Прибыль все приносило фантастическую: на один – двадцать. Первоначальное состояние он вскоре удесятерил. И наезжать на него, его людей, его партнеров и клиентов никто не смел – все знали, что у него самая быстрая на расправу и самая умелая безопасность. То, что у него дела пошли в гору, – само собой. Он оказался прирожденным организатором, талантливым коммерсантом и неординарным психологом. Фокус – в другом. Одновременно бизнес пошел в гору у всех. Деловая активность неизмеримо возросла. В страну пришли благополучие и процветание. Все вокруг чувствовали себя на подъеме. Казалось, наступил «золотой век». Но, увы…. Беда пришла, откуда не ждали. Драгомир недооценил, что торговый центр – не княжество и, тем более, не империя. Куда ему с ними тягаться. У него не было и по определению не могло быть большой дружины. Торговый люд был всегда силен только одним – тем, что в его преуспеянии были заинтересованы все соседи. Город служил для всех удобным перевалочным пунктом и поставщиком. Однако зависть не имеет границ. Легенды о богатстве города и небылицы о хранящихся в нем сокровищах разошлись во все концы света. Они достигли самых отдаленных окраин. Последствия не заставили себя ждать. Тамошняя нищенствующая знать взалкала богатств города. И орды саранчи, вобравшие в себя завоевателей всех мастей, волнами устремились к нему. Как только Драгомиру принесли донесения о численности и свирепости отрядов, накатывающих со всех сторон, он понял, что ни его военизированной охране, ни даже всему мужскому населению, если создавать ополчение, город не удержать. Он просчитался. Он допустил роковую ошибку. За нее теперь придется расплачиваться всем. Он не позаботился о заключении военных союзов с влиятельными соседями. Городу неоткуда было ждать помощи. Приходилось рассчитывать только на свои силы. А их то и не было. Ну, раскидай он сотню. Ну, тысячу. Ну, десять тысяч. А дальше…. Саранча ведь. Посовещавшись с властями, Драгомир предупредил членов гильдии и их семьи, что нужно уходить, спасаться, забирая с собой, сколько можно унести. Если повезет, хоть что-нибудь удастся сохранить. Однако предупреждение пришло слишком поздно. Город подвергся тотальному разграблению. Захватчики искали в первую очередь золото и бриллианты. Но не брезговали ничем. Ни мебелью, ни домашней утварью, ни изразцами и настенной мозаикой. Хозяев нещадно пытали, выбивая признания о припрятанном, а потом вместе с домочадцами обращали в рабство и уводили. В поисках тайников стены разламывали, дома сносили, фундаменты разбирали, сады и огороды перепахивали. Пожалуй, лишь самому Драгомиру повезло чуть больше других. Вот когда его богатырская сила пригодилась. На устроенный им схрон, в котором он укрыл казну гильдии, Драгомир накатил такой величины гранитный валун, что и несколько лошадиных упряжек с места бы не сдвинули. Но в рабство его увели вместе с другими. Сопротивляться в сложившейся ситуации значило бы обрекать себя на верную гибель. Такова ухмылка судьбы. Ещё вчера он был богатейшим и почитаемым гражданином, а сегодня оказался ничтожным рабом, которому не принадлежало даже его собственное тело. Несть числа лишениям и мучениям, выпавшим на его долю. Пережить ему всякого довелось порядком. К нему придирались, его унижали, над ним насмехались с повышенным злорадством. За ним присматривали с особым рвением. И, тем не менее, как-то ему все же удалось усыпить бдительность надсмотрщиков и сбежать, несмотря на все загодя умышленно нанесенные ему увечья и неподъемные кандалы, в которые его на всякий случай заковали, – обычный человек вообще испустил бы дух под их тяжестью. Пробраться потом тайными тропами к своим, хоронясь от всех и опасаясь своей собственной тени, было делом техники. Над лагерем названых братьев вновь повисло глубокое молчанье. Даже костер перестал потрескивать, ожидая продолжения. Даже птицы примолкли, дабы не мешать переживаниям богатырей своими трелями. Паузу прервал Доброгляд.   V … Его тракт оказался далеко не торным. Доброгляд отъехал от вещего валуна всего чуть-чуть, а тракт уже превратился в узкую дорожку. Но мысль о том, чтобы вернуться, он сразу же отбросил. Такой вариант братья исключили с самого начала. Еще через несколько дней дорога стала забирать вверх, в горы. Ему не раз приходилось спешиваться, брать своего скакуна под уздцы и вести вперед. Может быть поэтому, а, может, потому, что он все время оглядывался на верхушки холмов, главенствующих над местностью, Доброгляд не распознал приготовленной для него ловушки. В результате он угодил в нее самым бездарным образом. Его тело окутала мелкоячеистая сеть. Она обернулась вокруг него несколько раз. Тугие веревки, ловко обхватив руки и ноги, подняли над землей. О том, чтобы дорого продать свою жизнь, не было и речи. Он был совершенно обездвижен, и не мог оказать ни малейшего сопротивления. Это он-то – богатырь из богатырей. Позорище! Наверное, Доброгляд представлял собой потешное зрелище. В этом он к своему огорчению убедился, заслышав вскоре веселый переливчатый смех окруживших его воительниц. Позже, когда он немножко пообвык и начал разбираться в укладе жизни тех, к кому столь по-детски опрометчиво угодил в полон, он понял, отчего они именовали себя воительницами. Почему они так заразительно радовались своему новому приобретению, новой игрушке, которая сама попалась им в руки, без каких-либо усилий с их стороны. Как получилось, что в их стране перевелись мужчины, доподлинно никто не знал. Письменных источников не сохранилось. А сказки да прибаутки все горазды рассказывать. Да кто ж им верит. Кто их всерьез воспринимает. Согласно одним сказаниям, мужское население ошиблось с выбором и присоединилось не к тому лагерю. В страшной кровопролитной мясорубке, в которую превратилась нескончаемая война между соседними племенами за недра, территорию, за обладание плодородными землями, они были истреблены. Если бы они ни к кому не примыкали, а просто установили непробиваемый заслон на всех тропах, ведущих в горы, все сложилось бы иначе. Согласно другим, по какой-то непонятной причине женщины горной страны перестали рожать мальчиков. Или почти перестали. Их гены оказались более сильными, нежели мужские. Доминантными. Да, мальчики изредка появлялись, но в недостаточном количестве. В результате мужчины превратились в вымирающую особь. Как бы то ни было, но женщинам пришлось приспосабливаться к той ситуации, в которой они невольно очутились. Внешний мир грозил смертельной опасностью – они отгородились от него. Мужчин не стало – они освоили мужские профессии и сделались воительницами. Мужчины все равно были нужны для продолжения рода – и тут они нашли выход из положения. От вылазок в долину воительницы отказались. На столь смелый образ действий они не могли решиться. Духа не хватало. Лучше было не привлекать к себе внимания. Не напоминать о себе. Чтобы все о них забыли. Чтобы рассказы об амазонках вызывали лишь усмешку. Зато любых забредавших в их края – по глупости, из фанаберии или в надежде спрямить путь из долины в долину – воительницы отлавливали и превращали в сексуальных рабов. Им нужны были наложники, и они их получали. Те становились достоянием того или иного клана. По очереди. Дабы не порождать ненужных склок, раздоров и междоусобиц. Захваченных берегли. За ними ухаживали. Их пестовали. Им не давали никакой тяжелой работы. От них требовали только одного – ласк, обходительности, чарующих слов и поступков. И, вестимо, продолжения рода. Любое неповиновение пресекалось железной рукой. Ведь все желаемое воительницы могли получить и насильно. Однако обычно необходимости в принуждении не возникало. Пленники быстро соображали, что к чему, и не проявляли излишней строптивости. К тому же, о какой строптивости могла идти речь, когда на шее у каждого красовался самостягивающийся ошейник с эмблемой клана. Его ежедневно требовалось поправлять, чтобы невольники не задохнулись. Каждый из кланов обладал своей секретной технологией, неизвестной другим. Только хозяйки знали, как ослабить именно этот тип удавки. Доброгляд оказался для воительниц подарком судьбы: такой мужик – лось, вепрь, лев, да еще к тому же красавчик. Его и на полк воительниц хватило б. И никто бы не остался внакладе. Но с ним предпочитали обращаться очень осторожно. Уважительно. Даже трепетно. Инстинктивно понимая, насколько опасно переборщить. Да, у него не получилось бы ослушаться. Но до этого и не следовало доводить. Веселее и приятнее было изображать, будто бы он их идол. Будто они борются за него. Добиваются предпочтения. Пытаются соблазнить. А не просто им повелевают. Такого поворота судьбы Добрынюшка никак не ожидал. Не о том он с назваными братьями мечтал, выступая в поход. Вместе с тем, отсчет первого трехлетнего срока еще только пошел. Как-то там, в дальнейшем, будет складываться, кто его знает. Может, все и в другую колею перескочит. Пока же он не считал свое положение безвыходным. Не находил свои обязанности такими уж обременительными. Экзотичными, пожалуй. Однако ничуть не унизительными, жалкими или противоестественными. Скорее, немножко эдакими, с изюминкой. Ну, гарем как гарем, иногда думал он. Только с культом рабынь, а не господина. С почти полным подавлением его личности. Баб можно только пожалеть в такой ситуации. Все так сложилось не от хорошей жизни. Ведь равенство между воительницами нужно поддерживать хоть каким-то образом. Иначе – кранты. Кто же на дурнушек позарится, если выбор столь велик, и будь последнее слово за мужиком. Он, бедолага, и так на вес золота. Просто воительницы этого не осознают. Или не хотят себе в этом признаться. Ладно, еще не вечер. Разберемся. Правда, было еще кое-что, настраивающее Добрынюшку на примирительный лад. До поры до времени он и сам себе в этом не признавался. Воительницы и вообще-то были не робкого десятка. Однако даже среди них одна выделялась своей удалью и бесшабашностью. К тому же ни умом, ни женственностью господь ее тоже не обделил. И надо же было такому случиться – втюрилась она в него хоть ты тресни. Он это по всему чувствовал, хотя внешне она ничем себя не выдавала, и ее соперницы ни о чем таком даже не догадывались. Да и он, будь на то его воля, только с ней бы и миловался. Добрынюшка, трудно объяснить, правда, зачем, придирчиво искал в ней изъяны – в ее внешности, словах, поступках – и не находил. Наверное, потому, что относился к ней совсем необъективно. Поскольку, на самом деле, изъян был. И очень большой. Капитальный. Среди воительниц своего клана она была Главной. Совсем иной Главной, чем мы привыкли. Чем следует из привычного значения этого слова. Но все же. Да, она не была начальницей, или каким-то там руководителем, или командиром. Сама ткань общества воительниц отвергала даже ничтожный отход от высшего принципа, на котором оно зиждилось, – от принципа тотального равенства. Отторгала малейшие поползновения к утверждению властной вертикали. Все воительницы несли равную ответственность за дела рода. Все воительницы во главу угла мироздания ставили общественный интерес, а не личный. И все они, взамен, имели равный доступ ко всему тому, что имели другие, к благам, имуществу, мужчинам – общему достоянию. Вместе с тем, Главная пользовалась особым статусом. С одной стороны, она служила для всех остальных моральным авторитетом. На нее смотрели как на эталон. Она выступала своего рода хранительницей традиций, обыкновений, устоявшегося порядка вещей. На нее ориентировались как на безусловный пример для подражания. С другой – Главная обладала особым весом в обществе. Остальные наделили ее широкими возможностями влиять на происходящее. Отстаиваемая ею позиция автоматически разделялась всем кланом. Высказываемые ею суждения воспринимались как общее мнение. Спорить с ней считалось кощунственным. Обсуждать ее предложения, тем более, говорить что-то наперекор, было не принято. И надо же такому случиться, именно она в него по уши влюбилась. Намертво. Безоглядно. Всеми фибрами. Так, что каждая клеточка ее естества кричала: «Он мой. Только мой. Абсолютно. Без обсуждений. Прочь, гадины. Прочь, потаскухи. Не подходить. Не смотреть. Если только издалека. Не прикасаться. Истопчу. Искусаю. На кусочки разорву. Сожгу и пепел по ветру развею. Чтоб вас….» Но этот крики души оставался внутри. Его слышала только она сама. А в отношениях с другими волчицами она оставалась такой же ровной, предупредительной, обходительной, заботящейся о неукоснительном соблюдении вековечного порядка. Это означало, что она своими собственными руками отдавала возлюбленного в пользование тем, кого предпочла бы задушить ими. И делала это изо дня в день. В соответствии с установленной ею же самой очередностью. Каждую ночь. Или почти каждую. И в другое неурочное время. И по первой прихоти. В душе у нее все восставало. Все требовало покончить с этим противоестественным обычаем предков. С этим извращенным издевательством. Однако даже малейшей попытки что-то предпринять, что-то изменить она не делала. Глубоко сидящий в ней инстинкт принуждал ее воспринимать все чаще и чаще приходившие ей в голову мысли об абсурдности заведенного порядка вещей как святотатство. «Может, я больна, – думала она. – Хотя, нет. Неправда. Непохоже. Напротив. Никогда я не ощущала жизнь так остро. Страстно. Непосредственно. Значит, со мной что-то не то случилось. Ведь с другими ничего такого не происходит. Ни про что подобное, даже близко, мне никто никогда не рассказывал. Или все наоборот. Все поставлено с ног на голову. От нас специально самое главное скрывали. Нас специально так воспитывали. Нас превратили в жутких монстров. Мы об этом даже не догадываемся. А вдруг это искушение. Испытание. Проверка. Древние специально так подстроили, чтобы выявить слабое звено. Колеблющихся. Сомневающихся. И обрубить гниль, чтобы она не заразила все дерево. Какой ужас. Неужели я….» Дальше Главную заклинивало. Но с каждым разом мятущиеся чувства захватывали ее все больше. Они буквально взрывали ее. Заставляли сомневаться. Она все глубже и глубже погружалась в пучину противоречий, из которых у нее не хватало сил самостоятельно найти выход. Ей все чаще и чаще приходило в голову, что сбывается предзнаменование, заключенное в ее имени. Когда мать и ее товарки назвали новорожденную Темная Туча Гор, они думать не думали, ведать не ведали, что ей уготована судьба Главной. Той, что заботится о других. Той, на которую ориентируются все остальные. Они-то имели в виду совсем иное. Теперь же не только вековые традиции, даже то, как к ней обращались, мешало уйти от ниспосланной ей судьбы. Препятствовало и помыслить о том, чтобы вернуть себя и всех к тому, что, наверное, больше подходит женщинам, а не воительницам. Темная Туча Гор, госпожа, окликали ее. И сразу на ум приходили привычные образы чего-то страшного, жестокого, пышущего молниями. Все забыли, что когда-то давным-давно выстраивался совсем иной образный ряд. Подразумевали, напротив, что-то доброе и светлое. Хотели, чтобы ее имя вызывало ассоциации с дождем, всходами, зеленью, хорошим урожаем, материнством, изобилием. Доброгляда имя тоже сначала смутило. Ему показалось, что оно сидит на Главной как влитое. Только спустя какое-то время он во всем разобрался. И ему не потребовалось делать над собой усилий, чтобы ласково назвать ее Темушкой. Ей же оказалось на порядок сложнее победить магию слов, с которыми она провела большую часть своей жизни. Магию, невольно поддерживаемую всеми, кто ее окружал. Время утекало в неведомое. Внутренние борения одолевали Главную все больше и больше. До умопомрачения. Но Темка давила их. Не давала прорваться наружу. И так могло бы продолжаться до скончания века – и после того, как она понесла от Доброгляда, и после того, как у них родился первенец, – не вмешайся в неспешный ход событий сама жизнь. Тонкий серенький дымок, поднявшийся над дальними вершинами, предупредил: к владениям воительниц приближаются незваные гости. Сначала дымок был едва различим. Его легко было принять за утренний туман. Ему не придали особого значения. Мало ли. Однако уже вскоре он заметно окреп и потемнел. А когда в небо поднялись угрожающе черные клубы дыма, в стане воительниц начался переполох. Небольшой передовой отряд под водительством Главной вернулся из разведки в расхристанных чувствах. К дальним перевалам подходили несметные армады завоевателей. На памяти последних поколений с эпохи большой войны, стоившей им заточения в горах и потери мужчин, ничего подобного не случалось. Что делать, они не знали. На общем сходе вразумительного решения отыскать им не удалось. То, что перевалы нужно держать, сомнений не вызывало. Но какой ценой? Какой кровью? Какие жертвы считать допустимыми? На эти жуткие вопросы ответ не находился. Ведь, если, отстаивая проходы, полягут все воительницы, – грош цена такому самопожертвованию. Тем не менее, подобный вариант без труда просчитывался. Наступавших было слишком много – колышущийся океан. Вступать в переговоры? Предлагать право мирного прохода? Но кому? Да и смешно. Завоеватели даже не станут разговаривать. Зачем им это. Они пройдут и так. Уходить? Но куда? Забираться еще выше в горы, лезть на кручи – не выход. Через какое-то время все равно придется спускаться вниз за провиантом. Становиться под руку захватчиков? Никогда. Ничего горше не придумаешь. Лучше уж смерть. Почему, понятно и ребенку. Если она девочка. И тут на повторном сходе Главная как по наитию, будто размышляя вслух, вымолвила колеблющимся голосом: «А, может, пришло время воспользоваться резервом? Мы к нему никогда раньше не прибегали. Но и нужды в том не было. Сейчас экстремальная ситуация. Вопрос жизни и смерти. Давайте дадим оружие и нашим мужчинам. Мы столько лет кормили, поили, одевали, любили их и холили. Пусть возвращают долги. К тому же, если бы их что не устраивало, они подали бы голос. Но никто из них до сих пор и не думал жаловаться. Обязательно предпримем необходимые меры предосторожности и застрахуемся от измены. Это не сложно. Хотя она крайне маловероятна. Ее можно не опасаться. Конечно, от кого-то будет совсем мало пользы. Но от кого-то – очень даже много. В частности от Доброгляда. Он богатырь. У себя он входил в элиту дружины княжеской. Не раз участвовал в походах. На его счету достаточно подвигов. Он один стоит целого войска. Только, вестимо, его придется освободить и предоставить право выбора. То, каким он будет, заранее известно. Герои так устроены. Это заложено на генетическом уровне. Таков зов предков. Доброгляд будет биться за нас. Не жалея живота своего. И голову сложит, коли потребуется. Если погибать нам на роду написано, то лучше уж всем вместе. Плечом к плечу. Рука об руку. Не так обидно. Да и веселее». Как ни странно, ни один из кланов не высказался «против». Видать, о силе и подвигах Доброгляда все были наслышаны. Главная своими словами никого не удивила. Она не сообщила ничего нового. Сход одобрительно загудел. Для принятия решения ничего больше не требовалось. После почти пяти лет упоительного рабства он обрел свободу. Темка все сделала элегантно. Никто ничего не заподозрил. Превращение Доброгляда в равноправного члена товарищества воительниц потребовалось, как они сочли, исключительно для того, чтобы противостоять смертельной опасности. Однако если Темка ожидала, что Доброгляд сразу бросится укреплять оборону и расставлять воительниц для отпора врагу, она просчиталась. Даже не переговорив с ней, он собрал всех главных и предложил вместе обдумать ситуацию. По его мнению, она выглядела примерно так. Да, воительницы считались прекрасными лучницами. Какое-то время они могли выстоять и в рукопашном бою. Но недолго. Идти на открытое столкновение с несметными полчищами, на то, чтобы сражаться с ними круглосуточно день за днем, было бы откровенным безумием. Какими бы узенькими и защитимыми тропки через перевалы ни казались, при столь огромном численном перевесе противника их было не удержать. А значит, следовало отыскать совершенно иные тактику и стратегию. Вот, что предложил Доброгляд. Воительницы избегают столкновений. Полностью. На 100%. Они ничем не обнаруживают себя. Не подают никаких признаков жизни. Никак себя не выдают. Их спасение в том, чтобы у неприятеля сложилось твердое убеждение, будто бы горы дикие, непролазные, необитаемые. Пусть они убедятся в том, что через них не перебраться, что прохода нет. Может, когда-то и был, да весь вышел. Тех, кто мог бы послужить проводниками, в живых не осталось. Природа взяла свое. Оползни, сели, землетрясения поработали на славу. Какие-то проходы разрушены. Какие-то завалены. Надо идти в обход. Что придумать, чтобы враг отступил, отказавшись пробиваться короткой дорогой по ту сторону гор? Перво-наперво, сократить количество проходов до минимума. Это самое простое. Узенькие козьи тропы он быстро завалит насыпями из огромных валунов. Соседние кручи как будто специально предназначены для этого. Он все досконально изучил, еще когда, сразу после пленения, всерьез обдумывал варианты побега. Второй шаг более трудоемкий. Но и на него много времени не потребуется. Надо будет подрубить естественный каменный мост, переброшенный через одну из пропастей. Пусть он красиво обвалится, как только войска на него вступят. Вызвать неудержимую горную лавину на головы тех, кто пойдет по, казалось бы, удобному проходу через широкую долину. Она сделает ее непроходимой. Наконец, превратить крутой подъем по склону, ведущему на горное плато, в недопустимо рискованное предприятие. Для этого пустить по нему воды горной реки, уходившей до сих пор в карстовые пещеры. Всю подготовительную работу на самом деле он уже проделал. У него было предчувствие надвигающейся опасности, и он загодя пробил альтернативное русло. Оставалось лишь сломать перемычку. Любая из воительниц, вооруженная обычной мотыгой, справилась бы с задачей за полчаса. И все же ничего не гарантировало, что неприятель поддастся на их хитроумные уловки и откажется от естественного желания валить напролом. Чтобы элементы плана срослись, не хватало малости. Требовалось заслать в стан врага надежного, убедительного лазутчика, которому бы предводители чужого воинства поверили. Выбор по необходимости ложился на Доброгляда вместе с Темкой и маленьким ребенком. Кроме них, послать было некого. От свидетельств какого-либо доходяги полководцы с презрением отмахнулись бы. Присутствие же жены и ребенка вызывали доверие. Главные не возражали. С какой стати им было выступать «против». Другого плана вообще не просматривалось. К тому же воительницы ничем не рисковали. Не они жертвовали жизнью. Не их живот оказывался в розыгрыше. Смерть в страшных мучениях в случае чего ожидала лишь Доброгляда и его близких. Понятия семьи для воительниц не существовало. Как и многого другого. Вот и получилось, что Доброгляд с Темкой и ребенком пошли навстречу завоевателям, а не от них. Чтобы их ухоженный, отдохнувший вид не вызвал подозрений, Доброгляд заставил их потаскать камни и помесить грязь вместе с ним. За сутки они приобрели такой усталый, ободранный, истерзанный вид, будто провели в пути не один месяц. Сам богатырь с удовольствием влез в бережно сохраненные им ладные одежды княжеского дружинника. Они-то и сослужили ему добрую службу. Как он и предвидел, их перехватил передовой отряд неприятеля. А дальше их по цепочке быстро провели от самого маленького до самого высокого военачальника. В хорошо отлаженной армейской организации были свои преимущества. Придуманная им легенда была принята на ура. Он рассказал, что пять лет тому назад только благодаря своей богатырской удали пробрался через безжизненные горы. По традиции отправился в дальние края в поисках суженной. В чем преуспел. Доказательства были под рукой. Теперь же возвращаться тем же путем не решился. Сунулся было, но показалось слишком рискованным. Повсюду были видны следы недавних лавин, оползней и землетрясений. Военачальники привыкли на слово никому не верить. Но быстро убедились в правоте Доброгляда. Масса людей погибла при обвале каменного моста через пропасть. На порядок больше под страшной горной лавиной, засыпавшей лощину. Еще больше при штурме неприступно скользких склонов. Больше пробовать было незачем. Тем более что никаких других проходов найти не удалось. Как люди рациональные, они дали команду армадам развернуться и двинуться в обход. Земли воительниц были спасены. И о взрастивших его землях Добрынюшка позаботился. Если бы не он, волна завоевателей хлынула бы в долину, из которой прямой путь вел в родное княжество. Но как часто бывает, он стал жертвой своего собственного успеха. Его жизнь сделала очередной резкий поворот. За оказанные им услуги его и его семью озолотили и приблизили к верхам. Ему же доверили командование одним из крупнейших передовых отрядов. Отвертеться от наград ему не удалось. «Из огня да в полымя, – ужасался про себя Добрынюшка. – Что же делать? Если так пойдет, война докатится вскоре и до родных пределов. А я здесь душу дьяволу продаю: воюю на стороне неприятеля. Как бы мне своих предупредить? Как Темку и ребенка из основной ставки к себе вытащить? Они, мои любимые, поневоле в заложниках оказались». И так он голову ломал, и иначе. Наконец, остановился на плохом, но все же мало-мальски приемлемом варианте. Его отряд ввязался в бой с превосходящими силами защищающихся, и после ожесточенной битвы, в которой он сражался аки лев, Доброгляд дал взять себя в плен. Он знал, в глазах военных властей он ничего не потерял. И о семье его будут заботиться. Сам же он найдет способ ускользнуть. Так и получилось. Когда «свои» рванули его выручать, и охраняющих его поубавилось, он вырвался. А вновь обретя свободу, поспешил на встречу с назваными братьями, не тратя время ни на что другое. Втроем они представляли великую силу. Втроем они и Темку с ребенком вызволят, и непреодолимую преграду на пути нашествия воздвигнут. На этот раз паузы не возникло. Названые братья отреагировали мгновенно.   VI – Хорошо, что ты нам все во всех деталях рассказал. Мы теперь все твои заботы как свои ощущаем. Все твои чувства до малейших оттенков разделяем. Понимаем, как тяжело тебе было дожидаться, пока все мы от ран отойдем и духом окрепнем. Но мы надеемся, и ты нас внимательно выслушал. И ты нас услышал. Хорошо, вызволим мы Темку и ребенка из одного плена. Что гарантирует, что они сразу не окажутся в новом? В тех же хоромах князевых, например, из которых мы вырвались? Тогда, пять лет назад? – Давай вместе прикинем. Встанем мы насмерть втроем на пути нашествия. Может, и выдюжим. Не пропустим ворога в земли родимые. Но сегодня захватчики с этой стороны накатят. Завтра – с другой. Послезавтра – с третьей. Как нам повсюду успеть? И доколе, скажи, мы пожарной командой служить будем? Да и насколько нас хватит? – Ну, хватит нас, положим, надолго. Мы в расцвете сил. Но не в этом дело. Состаримся мы. Кто сторону родную защитит? Больше некому? Но, ведь, это абсурд, что нормальная мирная жизнь лишь от нас, богатырей, зависит. Почему раз за разом и со всех сторон мы подвергаемся нашествиям? Почему такую огромную и дорогостоящую дружину держать приходится? Почему мир так похабно устроен, что все постоянно, и повсеместно, и в любой момент рушится? Что предвидеть ничего нельзя? Что никто из простых людей свою жизнь и жизнь своих детей надолго планировать не в состоянии? И то же все у наших соседей. И ближних. И самых отдаленных. – В этом-то вся загвоздка. Нельзя от остального мира отгородиться. Нельзя только для себя мир, счастье и беззаботное существование испрашивать. Пока сохраняется деление на наших и ненаших, на своих и чужих, на тех, у кого есть, и тех, у кого нет, на тех, кому можно, и тех, кому нельзя, мы будем вновь и вновь воздвигать замок на песке и удивляться, почему все гибнет, исчезает, разваливается. – Да и у себя порядок надо умело обустраивать. Ни власть, ни деньги, ни насилие – ничего такого не может служить основой для порядка. Твой пример убеждает, что и традиции, и верования тоже. Твердый фундамент закладывается только там и тогда, где и когда мерилом всех вещей становится человек. Просто человек, его честь, достоинство и естественные устремления. – Порядок для вольных людей один. Для рабов – другой. Для пресытившихся властью – третий. Не надо играть словами. Не надо обманывать ни себя, ни других. Там, где одним – одно, а другим – другое, не может быть и никогда не будет ни подлинного счастья, ни равенства, ни лучезарного будущего. – Это будущее кто-нибудь когда-нибудь тем или иным образом украдет. Хотел бы кто поступить иначе, да не получится. Мир, состоящий из винтиков, не в состоянии крутиться иначе. Он возводит на трон недостойных. Или тех, кто борется, пробивается, страдает, но в итоге все равно становится недостойным. – Ибо трон формирует характер. Трон задает определенный тип отношений. Он ломает естественный ход событий. Он разлагает ткань общества. – Трон – это власть. Трон – это презрение к тем, у кого власти нет или слишком мало, чтобы ее оспорить. Трон – это квинтэссенция гадости, подлости и человекоборства. – Что ему противопоставить? И удастся ли? Удастся. Но для этого люди сами должны осознать себя властью. Братство людей, сила духа, сплоченность расставит все по своим местам. Они должны оставить ее за собой. И отдавая ее кому-то, делать так, чтобы выбираемые или назначаемые ими были обслугой. И никогда не вставали над господами. А еще, чтобы были ее достойны. И каждый день, каждый час делами подтверждали это. – Но есть власть духа и власть людей. Любой тиран, любой властитель, стремящийся к власти, захватывающий ее или стремящийся упрочить, понимает, насколько она слаба и ограничена. Власть грубой силы, армии, аппарата принуждения – ничто. Она может быть сметена в любой момент. Потому что власть духа на порядок выше. Она безгранична. Она творит чудеса. Она преображает все вокруг. Она трансформирует людей. Мечта правителя – обрести власть духовную. Потому что лишь она истинная власть. – Объединившись, власть над людьми и власть духовная становятся непобедимыми. Им никто и ничто не могут противостоять. Перед властью такого порядка преклоняются любые армии, любые армады. Она обращает их в свою веру, увлекает, перетягивает на свою сторону. – Но объединяются оба уровня власти либо во зло, либо во благо. Если во зло, наступает эпоха всеобщего помешательства. Белое становится черным, и черное – белым. Люди утрачивают ориентиры. Они больше не знают, где верх, а где низ. Что низость, а что благородство. В чем уродство, а в чем совершенство. Злу воскуряется фимиам. И текут моря крови. Ибо такая власть порождает насилие. Она питается насилием. Она не может без него. – Объединившись во благо, оба уровня власти утверждают совсем другое мироустройство. Оно открывает в человеке все лучшие качества, которым несть числа. Оно делает людей братьями, соратниками, единомышленниками. Формирует качественно новую культуру человеческих отношений. Ставит в центре всего солидарность, взаимопомощь, общее благо и общий интерес. Охраняет простые, дорогие сердцу семейные ценности. Множит человеческие общности. Вовлекает в них простых людей. Создает у них ощущение защищенности, принадлежности, родства. Открывает путь к миру, самореализации личности, стабильности в подъеме и развитии. Делает процветание для всех возможным и достижимым. – У каждого из нас свой опыт побед и поражений, надежд и разочарований. Каждый на себе испытал бренность любых конструкций, противоречащих человеческому естеству. Нельзя людей сделать счастливыми против их воли. Не получится утвердить рай на каком-то отдельном клочке Земли. Не выйдет создать что-то прочное одной лишь голой силой. Даже если ее очень много. Даже если знаешь, как ею управлять. – Мы обладаем богатырской силой. Втроем мы в состоянии добыть любой трон и даже, наверное, удержать его на некоторое время. Втроем мы можем одержать победу над любым противником. Но это будет всегда временная победа. А мы хотим большего. Мы мечтаем о такой победе, одержав которую, не потребуется прибегать больше к силе. Разговор по душам растянулся до утра. Однако Владисвет, Драгомир и Доброгляд не успели выговориться. Слишком много накипело за пять лет, на которые они расстались. Слишком много им хотелось понять и обсудить. И они спорили и доказывали друг другу, возражали и соглашались. И продолжалось это и следующий день, и следующую ночь. А когда она подошла к концу, они сказали себе: «Мы готовы. Пора выступать».   VII У любого нового миропорядка должна быть база. Ее создают не воины и полководцы. Не богатыри и герои. Не книгочеи и клирики. Ее творят властители духа. Начиная всегда со своего родного дома. Святая Троица вернулась домой мессией. Они освободили людей и дали им надежду. Они позволили князю достойно уйти и отдали власть в руки более достойных. Тех, кто поддержал их. Тех, кто прониклись. Тех, кто встал вместе с ними. Вместе с народом. Ибо Троица стала олицетворением надежд человеческих и чаяний. И они дали то, в чем все нуждались: объяснение, оправдание и уверенность. Но сплав власти над людьми и власти духа они сконструировали так, чтобы пар из кипящей кастрюли мог всегда выходить, чтобы никто во власти не засиживался и не мог поставить ее на службу личным или частным интересам. Предпосылки для расцвета ремесел, торговли, строительства, накопления знаний были созданы. Стабильность в успехе и развитии обеспечена. Остальное, нужное для рывка вперед – экономического, социального, технологического – сделала сама жизнь. Взяв под свои знамена всех, кто готов был нести поднятые ими стяги дальше, за пределы своей ойкумены, они выступили в поход. В энный раз. Однако теперь совсем иначе. Зная, зачем и для чего. Всюду, где они проходили, их легионы пополнялись. Всюду они меняли властные структуры и утверждали господство правды, общего блага, заботы о ближнем и жажды совершенства. Здесь и сейчас. При жизни. И потом – повсюду и на века. И люди обретали пассионарность. Отыскивали для себя смысл жизни. И делались непобедимыми. Дать толчок экономике всего региона им помогли богатства, спрятанные в разграбленном завоевателями Центре торговли, куда их привел Драгомир. Они восстановили город. Вдохнули в него новую жизнь. Вернули былые функции поликультурного хаба. А дальше по опробованной на нем модели построили мировую торговлю. Безопасную. Процветающую. Свободную от поборов и мздоимства. Выгодную всем. В землях, полюбившихся Владисвету, восстановили мир, спокойствие и традиции выборности. Эти традиции они сделали универсальными. Взамен получили всеобщую любовь и новые несметные легионы. В них влились и все кланы воительниц. Прятаться им теперь было не от кого. Но и скрываться в горах они больше не захотели. А открыв для себя большой свободный мир и став его частичкой, как-то очень просто, обыденно и без сожалений отказались от своих архаичных ритуалов. Необходимость в них также отпала. Темку и подросшего ребенка Доброгляда к ним привели сами военачальники. Они сбросили иго правивших ими тиранов и влились в то мироустройство, которое утвердили былинные богатыри. Потому что оно всем понравилось. Всем подошло. Всем полюбилось. Оно оказалось вне конкуренции. Ведь в нем для всех было место. И каждый в нем мог проявить себя и добиться всего. Без ущерба для других. * * * И Вы называете такие былины тусклыми и мелкими? Позвольте, уважаемый читатель, с Вами не согласиться. Пожалуй, и по сию пору о таких подвигах и таком мироустройстве можно только мечтать! © Н.И. ТНЭЛМ №4(65), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

К Пасхе в германском городке Шехингене (земля Баден-Вюртемберг) вот уже 10 лет как начинают готовиться с осени. Во всяком случае, те, кто хочет принять участие в украшении местного фонтана. Для этого жители расписывают многие тысячи яиц. В этом году, к...

К Пасхе в германском городке Шехингене (земля Баден-Вюртемберг) вот уже 10 лет как начинают готовиться с осени. Во всяком случае, те, кто хочет принять участие в украшении местного фонтана. Для этого жители расписывают многие тысячи яиц. В этом году, к примеру, набралось 11 073 штуки. У истоков доброй традиции стоит Элизабет Заксенмайер, которую, несмотря на почтенный 85-летний возраст, все знакомые – а много ли незнакомых друг с другом наберется в селении, насчитывающем 2 400 человек? – зовут Лизель. Раньше в этих местах так не поступали: это обычай характерен для баварского региона, который называется Франконской Швейцарией (район между Бамбергом, Байройтом и Нюрнбергом). Так вот Лизель была одной из первых, кто взял в руки кисточку, чтобы завести ту же самую привычку и в Шехингене, и она ужасно гордится, что затея прижилась и привлекает все новых приверженцев. А подсмотрели франконскую традицию три местных активистки – жена бургомистра Ирис Йекель, глава совета общины Ханне Бреннер и глава Женского физкультурного союза Марианне Кольб. Теперь в городке в предпасхальные дни творится буквально паломничество: тысячи людей съезжаются посмотреть на диковинку. «Для нашей маленькой общины это большое событие», – говорит бургомистр Вернер Йекель. «В этом участвуют все поколения, это все больше становится общим делом», – вторит ему Дитер Кригер, основатель местного Союза краеведов и историков-любителей. Около 200 местных жительниц пекут кухены, которыми – разумеется, вместе с кофе и яичным ликером – угощают приехавших гостей. Доходы неизменно обращают на благие цели: в нынешнем году за счет них будет профинансировано строительство спортивной площадки. А фонтан, между прочим, был построен еще в 1865 году, правда, тогда он был поскромнее – насосная водоразборная колонка. Всю эту красоту разбирают 22 апреля. И сразу же начинают рассуждать о том, как украсить фонтан в следующем году. №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Европа обладает завидной мягкой силой. Она – признанный мировой лидер, законодатель мод во многих отношениях. Вот и в утверждение моногамной семьи в человеческом сознании в качестве важнейшего нравственного императива и главенствующего международного стандарта она внесла определяющий вклад. Сейчас Старый Свет...

Европа обладает завидной мягкой силой. Она – признанный мировой лидер, законодатель мод во многих отношениях. Вот и в утверждение моногамной семьи в человеческом сознании в качестве важнейшего нравственного императива и главенствующего международного стандарта она внесла определяющий вклад. Сейчас Старый Свет утрачивает монопольное влияние на человеческие души. Бок о бок с ним место под солнцем завоевывают другие цивилизации, исповедующие иные ценности. Поэтому преимущества моногамной семьи приходится доказывать. Разные философские школы, само собой, делают это по-разному. Одни ищут ее истоки в христианской этике, забывая производный характер последней. Другие объясняют торжество моногамной семьи тем, что такая конструкция отношений между мужчиной и женщиной оказалась лучше приспособленной к развитию производительных сил общества. Третьи увязывают всё с модернизмом и современностью. Однако та же самая Европа в последние десятилетия заставляет усомниться в достоверности приводимых аргументов. Она запустила по миру цунами сексуальной революции. Уравняла в правах детей, рожденных в браке и вне брака. Бросила всех в крестовый поход против классической семьи, подняв на щит свободу сексуальной ориентации, гражданские и однополые браки и разного рода социальное экспериментирование. Она же, наконец, предложила считать прежние нравственные и семейные ценности относительными. Теперь придется расхлебывать. ...У Кристины было четыре парня. Не из-за того, что она так спланировала. Не потому что ей именно этого хотелось. Нет. Просто так жизнь сложилась. Бывает. Все избранники были на подбор. Один богат. Второй умен. Третий в постели не превзойден. Четвертый просто в Кристину влюблен. Поначалу сложившаяся ситуация Кристину особенно не смущала. Она искала в мужчине букет достоинств. И не ее вина, что таких особей, может, и в природе-то не осталось. Достоинства же оказались распылены между многими. Чтобы их собрать воедино, она и изворачивалась, не брезгуя самыми изощренными ухищрениями. Однако со временем начали проявляться все связанные с ней неудобства. Кристине приходилось прилагать все больше усилий, чтобы избежать накладок, чтобы не завраться и вконец не запутаться. Да и на людях показываться с разными кавалерами делалось все опаснее. Своей компании нужно было предъявить кого-то одного. Завести сразу несколько и жить параллельной жизнью, ей было откровенно не под силу. Да даже если бы и сдюжила, как с родственниками быть, кого батюшке и матушке предъявить. Вопрос. Таким образом, оказалась Кристина перед тяжелым экзистенциальным выбором. Надо оставить кого-то одного, а от остальных избавиться. Спрашивается, кого? На этот вопрос она как раз и не могла ответить. Да, положа руку на сердце, и не хотела. Ведь, как можно от богатства отказаться? Или от любви? Да и поговорить с умным человеком временами так жажда душит – как студеной колодезной водицы глотнуть. А то такая тоска. И о жизненных удовольствиях забыть – с души воротит. Ну, как если бы принуждали в монахини постричься. В общем, судила-рядила Кристина, крутила-вертела так и столь долго, что голова совсем распухла, и свет не мил стал. Но к какому-то окончательному решению так и не пришла. Ан уже цейтнот. Уже с загсами договорено, кольца куплены, рестораны заказаны, настоятель знакомый, свой, по-родственному благодушный, к себе ждет. Кристина же по-прежнему всех четырех на поводке держит. Ни с одного ошейник не снимает. Жалко. До слез. Истерики. Нервного срыва. Невмоготу ей от любимых игрушек отказываться. Ладно, думает. Не по плечу так не по плечу. Ну, не получается выбор сделать. Так пусть высшие силы за меня решение примут. Как себя женихи в церкви перед алтарем поведут, так тому и быть. По логистике-то, какие проблемы. У богатенького на свадьбу все необходимые денежки взяла. Четырех ненавидящих друг друга подружек отобрала. И все, как положено, заказала. Четыре кавалькады. Четыре церемонии бракосочетания. И одну судьбоносную встречу перед Всевышним. Все организовать, чтобы комар носа не подточил, – это уже ее забота. Как Кристина спланировала, так и получилось. Кольца на бархатных подушечках на все вкусы и на все случаи жизни. Платья подвенечные одно лучше другого. Свидетели и свидетельницы, обильно слезу пускающие и танцевать красиво умеющие. Экипажи и кавалькады – не поймешь, то ли Барак Обама в город пожаловал, то ли свои с загородной гулянки возвращаются. Цветов море. Слов нужных и красивых изобилие. И все клёво. Пафосно. Значимо. Ни одного прокола. Ни одной проскачки. Ни одной накладки. Все четыре новоиспеченных муженька по вечеру к иерарху в церковку доставлены были. Все в черных костюмах с иголочки. Все радостные, сияющие, никакого подвоха не заподозрившие. А подвох вон он – тут как тут. Четверо их под благословение идут, а не один. Как народ, который молодая на церемонию пригласила, просек, что к чему, в пределе такая тишина установилась – слышно, как у каждого сердце стучит тук-тук-тук. Или замирает. Или останавливается. Люди во все глаза глядят. Ждут, что теперь последует. А ничего такого не происходит. Стоит молодая в подвенечном платье деревянным истуканом рядом с ксендзом. Вокруг четверо свежеиспеченных мужей. Все такие торжественные, расфуфыренные. А церемония идет своим чередом. Как ни в чем не бывало. Вместе с тем, каждый из мужиков судорожно думает, как ему быть. Положение нестандартное. Бывать в таком раньше не приходилось. Слышать о таком тоже не слыхивали. Так что сообразиловку включать надо. У кого есть. Ну, тот, который богат, спокойнее всех себя чувствует. Дело понятное: за дорогую редкую вещь всегда переплачивать приходится. То, что в бешеной конкуренции досталось, вдвойне, втройне дороже ценится. Конкурентов же перекуплю. И куда подальше отправлю. Того, на кого девки заглядываются, в Таиланд. Пусть там свою ненасытность проявляет. Того, который от Кристинки отлипнуть не может, все время за ручку держится, – в Париж. Там все растревоженные души успокоение находят. Того же, у которого, судя по ряхе, ума палата, – в Лондон. Он там и себе капитал сколотит, если подсказать, что и как, и на первых порах деньжат подбросит, и компании удачно послужит. Тот, который в постели не превзойден, немножко иначе, но в том же ключе думает. Куда им, заморышам, со мной тягаться. Они же все доходяги. И чего такая тёлка, как Кристина, в них нашла. Ни стати, ни выправки. И остальное, наверняка, туда же. Кристинка, как поймет, что к чему, как ко мне попривыкнет, всех остальных куда подальше пошлет. Мне даже ничего предпринимать не придется. Тот, который влюблен, в отличие от остальных, давно уже соображать отучился. Вылизывает Кристину глазами. И на мордашке у него большими буквами написано: любимая знает, что делает. Раз вчетвером под венец идем, значит, так и надо. Все равно ее люблю и всю жизнь любить буду. А что пострадать за любовь придется, не беда. Она от этого только прочнее станет. Все равно, кроме меня, никто ее так преданно любить не сможет. Как она поймет это и во всем разберется, все сама и устроит так, чтобы нам лучше было. Только тот, кто умен, нервически кривится и губы покусывает: это же надо – так вляпаться. Верно в народе говорят: «не родись красивым, а родись счастливым». Опростоволосился я. Никогда себе не прощу. А Кристинка-то какова. Кто бы мог подумать. Как она мне в рот смотрела. Как моими словами упивалась. Как со мной и за мной всюду ездила. Ну, и пойми после этого женщину. Это не про Россию, про Кристинку следовало придумать: «умом Кристину не понять, в Кристинку можно только верить». Хотя чтобы четырех под венец, это какими талантищами обладать надо! Куда там Кантам и Аристотелям, Кларкам и Хантингтонам и опровергателям возвещенного современниками столкновения цивилизаций. Тут, пока свеженькие муженьки размышляли, момент подошел, когда на задаваемый вопрос «да» отвечать и формулу возвышенную вслед за пастырем слово в слово повторять пора. В соборе еще тише стало. Все сидят, затаив дыхание. Предстоятель же себе преспокойненько сначала у одного, затем у второго и далее по списку спрашивает и формулу священную четко так и весомо выговаривает. Тот, который богат, «да» говорит. И тот, что в постели не превзойден, своим «да» ему вторит. И тот, что влюблен, срывающимся голосом «да» шепчет. А потом все по очереди молодую в губы целуют. Один только умный с уходящего поезда соскакивает. «Нет, – заявляет, – увольте. На троих вполне достаточно. Вчетвером – уже перебор». Архимандриту же перипетии эти как с гуся вода. Кристину и трех из ее избранников мужем и женой объявляет и благословение Всевышнего дает. Мол, живите в мире, любви и по совести. Помогайте друг другу, поддерживайте, как бы жизнь не складывалась. И на лучшее уповайте. Только, видит по лицам паствы, что народ в недоумении. Значит, как-то ему происходящее обосновать и объяснить не мешало бы. И, обращаясь к простым смертным, уже в форме проповеди продолжает. Красиво так. Убедительно. Захватывающе. То один фрагмент из Нового завета вспоминает, то другой. А суть проста. Всевышний всем благословение свое дарит. Всех в чадах своих держит. Всех на путь истинный наставляет. Он не делит людей на чистых и нечистых. Светлых и темных. Белых и черных. Достойных и недостойных. Он каждому шанс дает. От человека самого зависит, будет ли он оказанного ему доверия достоин. Однако оправдать его, это доверие, – не такая уж легкая штука. Нужно соблазны превозмочь. Их много. Им трудно не поддаться. Их сложно порой даже распознать. И часто человек не знает, что творит. Элементарно не понимает. А, коли так, уповать надо. У каждого свет в душе есть. Он на торную дорогу к Богу выведет. Поэтому даровал Всевышний людям заповеди. Но не стал объяснять, как и в каких формах им следовать. Формы человеческого бытия, как предначертано, могут быть самыми разнообразными. Главное – чтобы они всегда вели к храму. Терпимость и понимание – вот что в жизни необходимо. Путь перед молодыми ясен. Он проложен. Ему важно просто следовать. Не боясь старых табу. Не пугаясь неизведанного. Жизнь сейчас другая. Не дело все время назад в прошлое оглядываться. Не надо, равняясь на отмирающее, живую жизнь жуткими страшилками запугивать. Так что, смелее, чада мои. Мы, все ваши друзья, близкие, единоверцы, свое плечо вам, в случае чего, подставим. К тому ж немаловажно, так совпало, что одновременно с сегодняшней церемонией случилось чудо. Самое настоящее чудо. Мы ждали его долго. С нетерпением. Казна была пуста. Штукатурка внутри и снаружи отваливаться уже стала. От благотворительности пришлось отказаться. Церковь всем задолжала. И вдруг казна счастливым образом наполнилась. Мы сможем теперь щедрой рукой обездоленным помогать. Школу открыть. Новый собор поставить. Возблагодарим же все вместе Господа. При этих словах Кристина, быстрее других все сообразившая, с благодарностью пожала руку тому из своих мужей, который богат. Не отпуская при этом руки того, который ей сердце отдал. И все, тщетно пытавшиеся понять, что такое батюшка сказать хочет, дружно зааплодировали. Ура! Вот оно чудо! Вот оно истинно божественное благословение. Небеса знак подают безошибочный. Значит, так тому и быть. И пусть все будут счастливы. Жизнь сама все по своим местам расставит. Пока барометр на «ясно» указывает. Смотри-ка, – в это время радовалась Кристина, – как все здорово устроилось. Без потерь обошлось. Ни от кого отказываться не понадобилось. И с умненьким, соскочившим, мы все славненько сделаем. В друга семьи запишем. Чтобы за тем, что в мире духа творится, следить. Ни для чего другого он все равно не пригоден. А благотворительностью я сама, пожалуй, займусь. Или, лучше, ее возглавлю. Так спокойнее будет. Чтобы злые языки укоротить. И другим пример показать. Тогда мы не бельмом на глазу останемся, а зачинателями новой традиции выступим. Вот тогда-то по-настоящему здорово выйдет. Инновационный подход. Новаторский. Он во все времена и у всех народов востребован. Мы первопроходцы. Глядишь, к концу жизни Нобелевскую премию дадут. Добрый задел уже есть. Божественное благословение как-никак имеется. Осталось его только капитализировать. Так-то вот. Учитесь. Передовой опыт перенимайте. Чтобы в лузерах и аутсайдерах не оказаться. Последователи и последовательницы, за мной, вперед. На штурм сияющих вершин. Они нам покорятся. Вот увидите… © Н.И. ТНЭЛМ №4(65), 2012
no image
Привычки и Нравы

Все-таки интересный народ европейцы. Все время что-нибудь открывают, придумывают, изобретают. И каждый раз что-то необычное, неординарное, фантастическое. Порой настолько эдакое, что потом остается только руками разводить. Такую интеллектуальную мощь, как говориться, да в мирное русло. К сожалению, не всегда получается....

Все-таки интересный народ европейцы. Все время что-нибудь открывают, придумывают, изобретают. И каждый раз что-то необычное, неординарное, фантастическое. Порой настолько эдакое, что потом остается только руками разводить. Такую интеллектуальную мощь, как говориться, да в мирное русло. К сожалению, не всегда получается. Из года в год сажал дед по весне репку. Как положено, без самозахвата, на своих законных шести сотках. При большом скоплении родственников, близких и дальних, домашних животных и вообще всех, кто у него в загородном доме прописался. В этом году весна пришла поздняя. Так что дед даже несколько расслабился. Позволил себе посибаритствовать. Чуть дольше, чем положено. Тем не менее, традиция есть традиция. Пора репку сажать. Бросился дед упущенное наверстывать. Грядки вскопал. Удобрение закинул. Отправился за репкой – а полки пусты. Ни репки, ни клубней, ни семечек, ничего нет. Куда что подевалось, черт его знает. Вроде должно быть. Ан, нету. Что делать? Отказываться от ритуала никак нельзя. Позор, да и только. Как потом людям в глаза глядеть? А откуда репку взять, кто ж его знает. Для храбрости плеснул себе дед чарку сивухи и на рынок двинулся. На рынке, вестимо, все есть. Только весна. Все сажают. Под это дело перекупщики цены взвинтили – никакой совести у людей нет. А старик не олигарх. И даже не из зарождающегося среднего класса, который о себе на Болотной площади заявил. У него каждая копейка на счету. Так что не судьба. Вернулся дед домой несолоно хлебавши. Еще стакан для порядка принял и к соседям стучаться пошел. Только мимо денег. Зазря, то бишь. Ну, откуда у соседей репка возьмется. Они уже давно вместо того, чтобы свое вертеть, все в супермаркетах закупают. И дешевле, и хлопот никаких. Деваться некуда. Осталось только на поклон к местным властям идти. Хряпнул дед с досады, перекрестился и пошел. Как бы противно ему ни было. А куда деваться? Без мафии, тьфу ты, без местных властей никуда! У них и деньги, и полиция в кармане, и административный ресурс. Если им потрафить, горы сковырнуть могут, не только с репкой подсобить. Пришел дед и просит, мол, дайте репки, люди добрые – в урожай вдвое верну. А ему в ответ: – Дедулька, родимый. Ты от жизни отстал. Альтруизм, он теперь в прошлом. Мы только под аванс работаем. Утром деньги, вечером стулья. Вечером деньги, утром стулья. Можно, конечно, иначе, но деньги вперед. Хотя готовы рассмотреть и другой вариант. Ты на нас, родимый, дом и участок перепиши. Зачем они тебе – все равно помирать. А мы тебе репки достанем. Самой лучшей. Отборной. Хошь из Австралии, хошь из Аргентины выпишем. Нет желания? Дело твое. Только не обессудь. Ты у нас на заметке теперь. Как крайне опасный вольнодумец. Но мы двери ни для кого не захлопываем. Надумаешь, приходи. Вернулся к себе дед восвояси вдрызг расстроенный. Еще стакан сивухи для внутреннего равновесия принял и углубился в «Российскую газету». А в ней установка: опора на внутренние силы. Ага, решил про себя дед, вот она спасительная формула. Посмотрю-ка в чулане, может, там что завалялось. Нет, не завалялось. Ну-ка, теперь по сусекам поскребу. Увы, когда по третьему разу, результат ожидаемый. А зачем нам, собственно говоря, репку сажать? Блажь. Даже нонконформизм. Старое мышление. Надо что-то новое посадить, чтобы всем от этого польза была. Только что? И тут деду на глаза замок попался. Навесной. Новенький. Отечественной выделки. Внучек по его просьбе из города притащил. Да старику жалко его вешать стало. Никак сопрут. Вещь ведь в хозяйстве чрезвычайно полезная. Всем. Нужная. Ходовая. Посажу-ка замок, решил дед. Создам малое предприятие без образования юридического лица. Денег заработаю видимо-невидимо. Как раз хватит, чтобы репку купить. А там и ее посажу. Вместе с внучкой, Жучкой и всеми далее по списку, чтобы никому обидно не было. Дед у нас человек дела. Не страшно, что безлошадный. Поплевал на ладонь, взял в руки тяпку и лопату и посадил замок. А потом еще и водой колодезной полил, чтобы быстрее всходы вылезли. На этом трагикомедия заканчивается и настоящей трагедии место уступает. Замок посадочным материалом на диву хорошим оказался. Куда там один-десять или один-сто. Один-десять, один-сто тысяч дает. В рост пошел – загляденье. Рощи из замков всюду вымахали и плодоносить принялись без устали. А, кроме того, стал он еще стремительно усы на километры вперед и в стороны выкидывать. Были бы усы клубничными, весь мир бы до отрыжки, да оскомины домашней земляникой накормили. А так… Не прошло и нескольких месяцев, как замковые рощи в нескончаемые заросли колючей проволоки превратились. И пошли они опутывать все города, все веси. Хотят люди из загончиков вырваться, пытаются на свободу пробиться, режут колючую проволоку алмазными ножницами, взрывают динамитными шашками, да куда там. На месте одного ряда колючей проволоки десять вырастают. И выше. И прочнее. И шипастее. Еще какое-то время проходит, уже не только человеческое гетто, каждая квартира забаррикадированной оказывается. На каждую теперь по пять замков амбарных навешано. Один другого толще и увесистее. Зачем вам к соседям? Зачем на улицу? Протестовать? Лозунги выкрикивать? Демонстрации устраивать: дескать, долой замки, освободим наши города и наших детей от колючей проволоки? Не выйдет. Ах, вы еще и не довольны! Советуем одуматься. У вас же личная жизнь осталась. Наслаждайтесь и радуйтесь. А то, как бы старший брат не пожаловал и не стал бы вместо вас, недоумков, супружеские обязанности выполнять. Установку ведь на решение демографической проблемы никто не отменял. Эх, дед, поспешил ты. Ну, кто тебя под руку толкал. Посадил бы лучше Библию – нравы промеж людей мягче бы стали. Или склянку с керосином – всем бы по нефтяной вышке досталось. Или, еще лучше, – упаковку снотворного. Все бы тогда надолго уснули, а без вмешательства людей природа на Земле сама бы все разумно и красиво устроила. Хотя все это зазря. Разговоры в пользу бедных. История не знает сослагательного наклонения. Поэтому, пока дед еще за тяпку да за лопату не взялся, скинемся, люди доброй воли, и раздобудем ему репку. С репкой как-то добрее, человечнее, по-свойски выходит. А то, не дай бог, галлюцинации, от сивухи случившиеся, жизненной правдой окажутся. По-всякому может обернуться. © Н. И. ТНЭЛМ
no image
Открываем старый свет

Странно все же устроен человек: пока одни готовы продать душу за новую модель смартфона или ай-фона, другие не пожалеют вывалить тысячу евро за телефон с дисковым номеронабирателем. Точнехонько такой, какие лет двадцать пять назад массово оказались на помойке – за...

Странно все же устроен человек: пока одни готовы продать душу за новую модель смартфона или ай-фона, другие не пожалеют вывалить тысячу евро за телефон с дисковым номеронабирателем. Точнехонько такой, какие лет двадцать пять назад массово оказались на помойке – за полной ненадобностью. Так вот теперь у собирателей и любителей раритетов они вновь вошли в моду. И денег на них они не жалеют. Например, в коллекции Герда-Вильгельма Клааса, вот уже 40 лет собирающего телефонные аппараты, таких штучек много. Хотя центральное место, конечно, занимает оригинальный телефон Белла, выпущенный в 1877 году. Разумеется, есть там и пластмассовые аппараты, выпускавшиеся фирмой «Сименс и Хальске» по заказу Имперской почты еще во времена национал-социализма, и старинные телефоны в деревянной коробке, и… Да чего там только нет! Между прочим, аппарат «Сименс и Хальске» после Второй мировой войны был доработан, и модель W 48 в 1948 году появилась в западных оккупационных зонах Германии. Для знатоков это примерно такая же ценность, как для автоколлекционеров – настоящий «Фольксваген»-жучок: еще не перевелись те, кто застал его в пору расцвета. Да что там! Ведь это устройство было до начала 70-х годов прошлого века стандартным телефоном в любом отделении Федеральной почты. А в семьях его можно было встретить и вовсе до конца 1980-х. И ведь пахал, и пахал безотказно. Да, умели люди делать настоящие вещи! Сейчас за работающий аппарат этой модели можно получить с коллекционера до 200 евро. Причем осталось их, несмотря на то, что наштамповано было немыслимое количество, совсем не так много. Большинство все же окончило свой век на мусорных полигонах. Но еще реже встречаются и дороже стоят аппараты, изготовленные в ныне уже не существующей Германской демократической республике, цена на серийные экземпляры доходит до полутысячи евро. Телефон времен Первой мировой войны обойдется по меньшей мере вдвое дороже. Объяснение простое: в те годы такая связь была роскошью, и аппаратов насчитывалось сравнительно мало. Но зато делали их, как правило, очень искусно и из весьма дорогостоящих материалов, а потому сохранились они в отличном состоянии. Стоит иметь в виду, что по аппарату с дисковым номеронабирателем дозвониться ни до кого не получится: не те времена. Но вот принять вызов – будьте любезны, разговаривайте на здоровье! Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012
no image
Только факты

В Европе облик террористической угрозы постепенно меняется. Он обретает черты, знакомые по некоторым голливудским боевикам: террорист-одиночка, сеющий ужас среди добропорядочных граждан. Недавняя бойня, устроенная во французской Тулузе исламистом-одиночкой, – наиболее свежее и нашумевшее подтверждение этой новой тенденции. Такие вылазки индивидуалов,...

В Европе облик террористической угрозы постепенно меняется. Он обретает черты, знакомые по некоторым голливудским боевикам: террорист-одиночка, сеющий ужас среди добропорядочных граждан. Недавняя бойня, устроенная во французской Тулузе исламистом-одиночкой, – наиболее свежее и нашумевшее подтверждение этой новой тенденции. Такие вылазки индивидуалов, пусть и имеющих связи в определенной идеологической среде, становятся главной чертой европейского терроризма. Однако эти преступники вовсе не обязательно исламские экстремисты. Теракты имеют разную идеологическую подоплеку, в том числе крайне правую, антиисламскую. Достаточно вспомнить о процессе в Осло над Андерсом Брейвиком, который убил в общей сложности 77 человек. В изучении этого феномена (он называется lone wolf terrorism – «терроризмом одинокого волка») преуспели в Нидерландах, где как раз совершается много подобных преступлений. Цель преступников банальна и однообразна. Они хотят убить как можно больше людей и прославиться. Борьба с терроризмом такого типа очень сложна. Если за подготовку теракта берется группа преступников, то велика вероятность, что полицейские службы раскроют этот замысел. Одиночку поймать сложнее. «Идеология не играет роли, – объясняет профессор Лейденского университета Беатрис де Граф. – Террористы разной направленности, сторонники джихада или правые экстремисты, используют одинаковые методы. Одинокий вооруженный человек планирует напасть на обычных граждан. Такого трудно вычислить полицейскими методами. Если бы он действовал в рамках некоей организации, перехватить его проще». О каком числе подобных акций идет речь? Эксперты считают, что между 2000 и 2010 годом имели место 40 эпизодов в 12 европейских странах. В предыдущее десятилетие их было зафиксировано 19. Таким образом, явление это не массовое, но рост таких преступлений налицо. Их эффективность (если можно использовать здесь такое слово) не очень велика – в среднем 1,6 погибших (чудовищная вещь – статистика, когда считают человека и его доли!) на эпизод. Преступники обычно имеют схожую мотивацию – смесь политической пропаганды определенного направления, личные неудачи и озлобленность. При этом они стремятся максимально широко поделиться своими мотивами, точнее говоря, комплексами. Так делает норвежский стрелок, использующий для этого открытый судебный процесс, так это делал тулузский стрелок, который, ведя до штурма квартиры переговоры с полицией, искал контакта со СМИ. Современные технологии также облегчили возможность одиночкам готовить и осуществлять задуманное. Через Интернет экзальтированный и обозленный человек может установить контакт с единомышленниками, найти все необходимое для совершения преступления, в том числе оружие. Но неправильно винить в происходящем злокозненный Интернет. Это – всего лишь инструмент, который не будет использован в преступных целях, если не будет спроса на такого рода действия. А спрос появляется, и масштабы эти растут. Экономический кризис способствуют тому, что одна община натравливается на другую, и «выяснение отношений» может вылиться во всплески насилия. Опять сошлюсь на процесс в Осло. А.Брейвик объявил, что своим преступлением борется против мультикультурализма и проникновения ислама в Европу, но высоко отзывался о методах «Аль-Каиды». Есть ли способы борьбы с этим злом? Конечно, можно благостно рассуждать о необходимости преодоления экономического кризиса, о необходимости искоренения социальных причин такого терроризма, об обучении истории, уроки которой следует помнить, о повсеместном насаждении толератнтности. Спору нет – надо. Вместе с тем, в ожидании исправления заблудших овец, эксперты выдвигают не менее традиционные рекомендации: жестко контролировать оборот оружия, отслеживать ситуацию в кругах экстремистов. Например, если говорить о потенциальных исламистах, неплохо присматривать за путешествующими в Афганистан и возвращающимися домой… Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №4(65), 2012
no image
Круглая дата

Мало какой художественный коллектив в мире может похвастать 800-летней историей успешной деятельности. Именно эту дату отмечает германский хор мальчиков «Томанерхор» из Лейпцига. На его долю выпало немало испытаний, в том числе войны, смена политических режимов… Коллектив гордится тем, что в...

Мало какой художественный коллектив в мире может похвастать 800-летней историей успешной деятельности. Именно эту дату отмечает германский хор мальчиков «Томанерхор» из Лейпцига. На его долю выпало немало испытаний, в том числе войны, смена политических режимов… Коллектив гордится тем, что в XVIII веке им руководил сам великий композитор Иоганн-Себастьян Бах. Его жизнь была связана с хором в течение 27 лет: он начинал как певец, затем стал хормейстером, в обязанности которого входило сочинять каждую неделю по одной кантате для мальчишеских голосов. Сегодня в хоре – около 90 мальчиков, подростков и юношей в возрасте 9-19 лет. Чаще всего они выступают в местном храме св. Фомы, но много гастролируют по Германии и другим странам Европы, где их коллектив известен как «Хор Баха». К круглой дате снят документальный фильм, посвященный его истории и творчеству. №4(65), 2012
ТРАДИЦИИ
no image
ТРАДИЦИИ

Эпические сказания – одна из богатейших кладовых образного представления о мире, унаследованных всеми нами. Из нее с энтузиазмом черпали вдохновение все мировые цивилизации, не только европейская. Из нее выросла по большому счету нынешняя массовая культура. Многие хранящиеся в ней сокровища...

Эпические сказания – одна из богатейших кладовых образного представления о мире, унаследованных всеми нами. Из нее с энтузиазмом черпали вдохновение все мировые цивилизации, не только европейская. Из нее выросла по большому счету нынешняя массовая культура. Многие хранящиеся в ней сокровища передавались и передаются из поколения в поколение, получают современную огранку и украшают нашу жизнь вновь и вновь. Делают ее симпатичнее, насыщенней, разнообразней. Чего стоят только карело-финская Калевала, гомеровская Илиада или индуистская Махабхарата. На этом праздничном фоне старинные русские былины могут показаться не столь яркими и изощренными. Запасная скамейка героев – не такой длинной. Испытываемые ими чувства – чересчур обыденными. Будь то обида, гнев, ярость, ревность, взаимопомощь, презрение к славе и стяжательству. Проповедуемое ими чувство долга и защитника Родины – слишком уж прямолинейным. Философская рефлексия на происходящее – почти отсутствующей. Это не так. Далеко не так. Просто очень многие истории дошли до нас в упрощенном, адаптированном виде. Иногда, даже чуть ли не схематичном. Мол, спал Илья Муромец на печи тридцать лет и три года, а потом волхвы отыскали его, силы вернули природные, на ноги поставили, и он всех басурманов победил, вдовам и сиротам свободу вернул. Или, дескать, заподозрил киевский князь богатырей в политических амбициях, кого из столицы удалил, кого в казематах запер, а в результате некому стало защищать Землю русскую. И, отойдя от обид, богатыри вновь за свою профессию «Родину защищать» взялись, только когда им объяснили, что не за князя, не за его прихвостней на ристалище идут – за людей. В таком виде старинные былины все равно хороши. Все равно душу греют. Но похожи больше на детское переложение «Тысячи и одной ночи», отдаленно лишь эту сказку сказок для взрослых передающую. Хотите узнать, какими, наверное, были более полные версии былин, редуцированные временем? Тогда читайте.   I … Не было в дружине княжеской никого храбрее и пригожее, чем Драгомир, Доброгляд и Владисвет. Никто не мог с ними тягаться ни силой, ни ловкостью, ни выучкой воинской. Одинаково споро рубились они на тяжеленных неповоротливых двуручных мечах и фехтовали легкими, быстрыми, острыми, как лезвие, клинками. В совершенстве владели метательной техникой. В их руках и жало тончайшей выделки, и простой сучок, и речная галька превращались в страшное оружие. Стрела, пущенная ими из лука из любого положения, неизменно попадала в цель. А возникни нужда, могли голыми руками льву пасть порвать и медведя заломить. Стати богатыри были отменной. Не хочется, а залюбуешься. Молодые. Стройные. Улыбчивые. Ясноглазые. Ничего лишнего. И все при них. Как статуэтки Аполлона, выполненные лучшими античными мастерами. Только высеченные в полный рост. А, может, даже и краше. Это уж кому что или, вернее, кто нравится. Драго – крепыш кареглазый с развивающейся копной рыжих волос. Любой викинг бы обзавидовался. Добрынюшка – взрывного темперамента увалень, весь такой мягкий, кругленький, со сверкающими яркими голубыми звездными глазами и льняными, ниспадающими, пшеничного цвета волосами. Влад – весь точеный, рифленый, светящийся, берёзовый, с русой шелковой бородушкой, которую любая мечтала бы гладить, да пальчиками перебирать. И судьба их до той поры складывалась одинаково, как будто кто их детские и молодые годы под копирку писал. Родились и выросли они в отдаленных уголках Земли нашей, куда тление и разложение декадентства просто не смогло добраться. Там же возмужали и свои первые подвиги богатырские совершили. А возмужав, решили к князю податься, чувствуя, что их сердце, их сила, их доблесть будут востребованы. Чтобы и Земле нашей послужить, и себя показать. А там, в княжеской дружине, не раз приходилось им вместе в походы ходить, вместе время коротать, друг друга из беды вызволять. Так что сдружились они крепко-накрепко настоящей мужской дружбой. Той дружбой, что не поддается коррозии. Что выдерживает любые испытания. Смешав кровь, сделались они назваными братьями. Вскоре же, как время подошло, тесно им стало в хоромах княжеских, скучно на долгих пиршествах – выросли они из одежки приспешников. Захотелось самим во главе какого-то дела славного встать. Себя еще в большей степени испытать. Поклонились они князю, обнялись с боевыми товарищами, вскочили на коней богатырских и отправились в путь. Долго ли ехали, коротко ли, может и не один день, подъезжают к перекрестью дорог и видят – лежит в самом центре валун необъятный, а на том камне гранитном рукой неведомой выбито: направо поедешь – корону потеряешь, налево поедешь – богатство потеряешь, прямо поедешь – жену потеряешь, коли же назад – честь потеряешь. Соскочили богатыри с коней, сели у тракта на сыру землю и задумались. Задумались, не закручинились. В молодые годы любая головоломка разрешимой кажется. Так и эдак богатыри прикинули и порешили промеж себя, что ни женами, ни властью, ни богатством они пока не разжились, честью же поступаться никак нельзя. Посему разделятся они теперь, и каждый по отдельности свою судьбу пытать будет, что кому уготовано, чтобы выпить полной чашей. С тем, кому и куда путь держать, никакой заминки не случилось. Каждый себе выбрал то, к чему сердце лежит. Владисвет – власть. Драгомир – богатство. Красавчик Доброгляд – жену. Только прежде чем распрощаться, братья условились: встречаемся здесь же через три года, не получится – через пять лет, а там видно будет. Договорились так и поскакали в разные стороны.   II Вот три года как один день пролетели. Пришло время им увидеться. Да не судьба. Ни один из братьев названых не объявился. И поделом. Все страшно так вокруг переменилось. Где ручейки чистые, хрустальные текли, болота да топи стали непролазные. Где ветер цветами луговыми раньше вольно играл, и нивы распаханные глаз радовали, из земли забытой, заброшенной такой подлесок злой, густой вытянулся – зверю не проскользнуть, человеку не пробраться. Где леса вековые прежде шатер из крон тенистых разбрасывали, пепелища одни, горькие, сиротливые, остались. Вот и последний срок из двух отведенных почти прошел. О трактах когда-то широких, ухоженных, одни воспоминания остались. Сначала торговые караваны пропали. Потом и отдельные повозки редкостью сделались. А там и одиноким путешественникам, и скитальцам идти боязно стало. Засыпало дороги буреломом. Заросли они дикими колючками. Однако в назначенный день в условленном месте Владисвет все же появился. Без коня, с лицом черным от усталости, весь израненный, исколотый, исцарапанный, в ссадинах кровоточащих и ранах не заживающих. Потоптался вокруг валуна – все вокруг сделалось иным, только он, нахохлившийся, насупившийся, предостерегающий, не изменился – потоптался и решил просторную поляну расчистить и на краю опушки скит поставить. Неизвестно ведь, как оно обернется. Может, сегодня-завтра братья пожалуют. А не ровен час, ни один месяц их дожидаться придется. Хороший такой шалаш себе соорудил, низкий, просторный, основательный. Чтобы не ютиться, и воздуху было вдосталь, и жар из очага сберечь. По тому, как его рубил, сразу видно было: прежняя в нем сила и сноровка молодецкая – никуда не ушли. Только закончил и за поляну принялся, как Драгомир объявился, из-за деревьев выглянул. Внешне – точная копия Владисвета: такой же мрачный и израненный. Переглянулись они и сразу друг друга поняли. Мол, расспросы и разговоры на потом оставим, до той поры, пока рубцы не посветлеют и сукровица выступать не перестанет. А там, даст Бог, и Доброгляд появится. Поэтому, не тратя времени на слова, сбил себе Драгомир второй скит по соседству, по образцу первого, и принялся брату названому подсоблять. Так за работой неспешной их Доброгляд и застал. Излишне говорить, что обликом он от братьев не отличался. Если только чуть помрачнее выглядел. Сообразил он мгновенно, что к чему, что у каждого на душе, и вслед за братьями назваными ритуал, ими заведенный, выполнил. Поставил и он скит неподалеку на опушке – точную реплику двух предыдущих – и к ним присоединился. Обустроили Влад, Драго и Добрынюшка для себя кусок леса с поляной так, чтобы им тепло, уютно было. Сделали все, как им хотелось, как они привыкли. А как закончили, к тому времени все их раны зажили, и сами они душой отошли, отогрелись. Вот и подоспела пора им у костерка сесть и по душам поговорить. Выбрали они ночь самую звездную, самую лунную. У костра знатного устроились и стали свои истории рассказывать: что с кем за эти пять лет разных – добрых и недобрых – приключилось. Кто в какой очередности к камню пришел, в той и сказывать стали. Первым свою Владисвет поведал. Да так, будто вновь то время, когда расстались они, вернулось, будто помолодели они на пять годочков...   III … Повернул Владисвет гнедого направо и поскакал навстречу своей судьбе. И день скакал, и второй, и десятый, и привел его широкий тракт в совершенно другую страну. Не чужую, не враждебную, а просто другую. Иначе как-то в ней все устроено оказалось. Хорошо. Удобно. По-человечески. Хотя и без роскоши. Дома вокруг ладные, каменные, в цветах утопают. Не только улица центральная, все улицы, все дороги булыжником вымощены. Даже ручьи и ручейки в камень заперты, чтобы ни грязи, ни сырости не было. Бегут они по желобам и колокольчиками малиновыми, чистыми, перезваниваются, веселье всему прибавляя. Зелени яркой, жгучей повсюду много. Каждый клочок земли как-то по-своему, но используется. А над всем крыши черепичные взлетели. И кажется, будто одна большая семья по разным домам расселилась да традиции единые сохранила. Загляделся Владисвет по сторонам и не заметил, как вокруг повсюду люди высыпали. Радостные, довольные, красочно, добротно одетые – как с праздника или на праздник. Встречают его хлебом-солью, кричат что-то приветственное, подбадривающее. Не все слова ему понятны, но главное уловить можно. Сегодня – рыцарский турнир, самый важный. Кто на нем над всеми победу одержит, того во главе рыцарского войска, города и всей страны поставят. Обычай у них такой. С незапамятных времен. Правителем самого достойного из когорты претендентов выбирают. Неважно своих или чужих. Того, кто себя славой стратега и победителя увенчает. А Владисвет уж очень импозантно на гнедом смотрится. Им как раз такого хотелось бы. И с этими словами вытолкнули его на арену. Владисвет, понятное дело, не оплошал. Турнир, если читатель помнит, немножко на конкурс «А ну-ка девушки!» или «А ну-ка парни!» походил. Только в специфичной военной области. Победителю нужно было не просто конкурентов в спаррингах раскидать и силу да ловкость и сноровку продемонстрировать, но и доказать, что стратегии ему не чужды, и что в науке управления, военной и государственной, он преуспел. О спаррингах можно не упоминать. В них Владисвету не было равных – куда там худосочным и узкогрудым местным рыцарям. Но и в проведении военно-штабных игр он был на голову выше соперников. Верхушка дружины им с особым удовольствием и упоением придавалась. А Владисвет в тех играх всегда верховодил. Добавьте к этому, что молод он был и пригож – это тоже не осталось незамеченным, поскольку участвовал он в потешных боях без шлема и без доспехов – и вы поймете, почему по итогам турнира он был провозглашен новым Правителем. С восторгом и энтузиазмом. Владисвет какое-то время попраздновал вместе со всеми – сановниками и простыми гражданами, но сколько нужно, не больше и не меньше, без перебора, скорее, чтобы с местными нравами и обычаями сродниться. А потом принялся за дело, засучив рукава. Он прекрасно понимал: отстоять и упрочить власть, доставшуюся ему так легко, будет в тысячи раз сложнее. Почивать на лаврах нельзя. «Корону», свалившуюся ему в руки как спелый плод, нужно будет в действительности долго и трудно завоевывать, приступив к борьбе за реальное влияние сразу же, без раскачки. Поэтому первым делом Владисвет набрал команду учителей, которые начали его обучать официальному и повседневному языкам страны, а заодно и знанию ритуалов, обычаев, привычек, жаргону элиты и простолюдинов, и умению держаться на публике. Через месяц он знал достаточно много и говорил вполне сносно. Через три – владел всем в совершенстве. Параллельно Владисвет отобрал амбициозную, неиспорченную, талантливую в военном отношении молодежь и стал учить её тому, что когда-то вдалбливали в него, с тем, чтобы опереться на них в предстоящей схватке с рыцарством. Он быстро убедился в том, что этого не избежать. Стране и ему лично нужна была регулярная профессиональная дружина, то бишь, армия, а не рыцарская бесшабашность и вольница, когда каждый именитый сноб имеет свое маленькое войско, послушное только ему, и ставит себя ничуть не ниже Правителя. Следующее новшество – Владисвет реформировал судебную систему. Да так ловко и молниеносно, что знать и не сразу сообразила, что произошло. Раньше, вроде бы, Правитель тоже стоял во главе системы. Но чисто номинально. Отправление правосудия считалось синекурой, если по-нынешнему – то доходной деятельностью. Ею занимались местные судебные начальники. Но поскольку законов они не знали, их не читали, а интересовались только теми делами, которые им что-то сулили, при них состояли светочи. Они подсказывали, как справедливый суд вершить – в кавычках или без оных. Так вот, Владисвет создал при себе из них коллегию, обязав судей – по желанию тяжущихся или преследуемых – за разъяснениями к коллегии обращаться и свято следовать полученным предписаниям. Под страхом отрешения от должности. В результате судебные начальники утратили власть и самостоятельность. Те к возглавляемой им коллегии отошли. И повсюду стала складываться вразумительная, понятная и логичная единообразная практика. Людьми самого разного статуса и положения – всем когда-нибудь да приходится судиться и от посягательств отбиваться – предпринятые им шаги были восприняты на ура. Но самое главное – Владисвет созвал Конвент, обеспечил в нем преимущественное представительство тех, кто своим умом и руками добавочную стоимость создает, и провел через него Новое Уложение. По нему контроль за вновь создаваемыми и обновляемыми структурами власти и управления передавался в руки купцов, ремесленников и товарных сельхозпроизводителей. За Правителем же закреплялись функции гаранта порядка, законности и безопасности. Немудрено, что его личная популярность возросла. Он оброс многочисленными сторонниками и приспешниками. А в стране начался экономический бум. Школы, общественные здания, дворцы и дома росли как на дрожжах. Всюду открывались новые мастерские и расширялись старые. Торговля процветала. Через год его ожидаемая победа на рыцарском турнире сопровождалась нескончаемой овацией. Еще через год аплодисментов было тоже много. Однако к его искреннему недоумению аплодисментов ощутимо поубавилось. Вроде бы, все, созданное им, работало, и неплохо. Бюрократия народ не давила. Нувориши своим богатством не кичились. Все жить стали лучше, зажиточнее. Не только избранные. Что благосостояние растет, было видно на каждом шагу. И на угрозы безопасности никто, понятное дело, не жаловался. А настроения и знати, и толпы заметно переменились. Тогда Владисвет созвал приближенных и потребовал объяснений. Из них следовало, что Правитель должен меняться каждый год. Такова традиция. Предки завещали блюсти ее неукоснительно. Для него сделали исключение. Но теперь отведенный ему лимит времени исчерпан. Владисвет, однако, такие объяснения не принял. Какие традиции? Он теперь устанавливает традиции. И не какие-то там дурацкие, архаичные, а разумные, рациональные, дающие серьезную отдачу. И потом, кто были правителями до него? Бестолочь и самодуры. Лентяи и неумехи. Он им не чета. Он пашет как вол на общее благо. Он знает, что делает. Он пробудил страну от спячки. Он так много всего придумал и внедрил. Плоды его труда видны повсюду. Когда Владисвет выиграл и четвертый рыцарский турнир, а тщательно отобранное им жюри провозгласило его победу, трибуны безмолвствовали. И не просто безмолвствовали, а как-то гнетуще, напряженно, враждебно. Потом будто плотину прорвало. Элиты – заметьте, и старые и новые – начали бузить и возмущаться. Плебс вышел на улицы с какими-то дрянными транспарантами, скандируя обидные лозунги. Дальше – больше. Последовала череда дилетантских покушений и легко разгадываемых заговоров. Ну да Владисвет не дремал. Кого надо из зачинщиков он схватил и упрятал в подземелье. Людей, что повлиятельнее, отправил с ответственными миссиями в дальние земли. Тех же, кто совсем на виду, заставил публично покаяться. А кого-то из крупняка – и вовсе перекупил, как ему показалось, интегрировав в верхушку власти. Но сколько веревочке не виться…. После пятого избрания-переизбрания, несмотря на все предосторожности, ситуацию под контролем он все же не удержал. Наверное, и никто бы не удержал. Люди с трибун не уходили, забрасывая арену и жюри припасенным и только что закупленным провиантом. Рынок и магазины закрылись. Производство замерло. Экономика остановилась. Лояльные в прошлом войска и офицеры отказались присягать на верность. А чуть позже инсургенты ворвались в его дворцовую обитель, не встретив ни малейшего сопротивления. Так бесславно все закончилось. Нанесенные ему физические раны значения не имели – от нападавших ему удалось без труда отбиться. А вот психологически он чувствовал себя надломленным. Раздавленным. Уничтоженным. Пересекая страну, для которой он так много сделал, он вынужден был скрываться, прятаться, уходить от погони. Почему? За что? В этом ему теперь хотелось разобраться. Здесь. Спрятавшись в глуши. Имея в наперсниках только названых братьев. Но не только в этом. Скитаясь по стране, он узнал, что его законное место заняла хунта. Она отменила действие Нового Уложения и распустила все созданные им органы власти и управления. Сторонники проведенных им реформ, поддержанные самыми различными слоями общества, выступили «против». В стране началась гражданская война. Города пылали. Сельские районы наводнили бандиты и мародеры. Экономика окончательно развалилась. Страна оказалась отброшенной на десятилетия назад. Это тоже нужно было осмыслить. Еще в большей степени. Владисвет закончил. Но братья молчали. Что-то обсуждать или комментировать было рано. Время не пришло. Тогда слово взял Драгомир. Он рассказывал также медленно, раздумчиво, сдержанно, стараясь произвести эффект присутствия.   IV … Тракт, по которому он двигался тогда, пять лет назад, был хорошо освоен. В обе стороны по нему ходили большие караваны. На это указывали в избытке оставленные ими следы, размашисто устроенные биваки, основательные кострища. Один из таких караванов Драгомир, похоже, настигал. Но когда тот уже должен был показаться невдалеке, Драгомир вдруг насторожился. Вокруг что-то замышлялось. Нехорошее. Что-то происходило. Птицы как-то взволнованно перекликались. Вдоль дороги Драгомир заметил какое-то движение. Проснувшееся чувство опасности подсказало – на горле каравана затягивается петля. Тщательно спланированная разбойничья атака может последовать в любой момент. Важно не опоздать. И он слился со своим вороным в одно целое и устремился вперед. Если бы не Драгомир, караван был бы разграблен подчистую – число нападавших намного превосходило по необходимости компактную охрану. К тому же они рассчитывали застать караван врасплох. Драгомир подоспел очень вовремя. Он как смерч ворвался в ряды бандитов, сея ужас и смерть. За считанные минуты все было кончено. Караван спасен! Не купцы, караванщики и охрана, а тела грабителей остались лежать в придорожной пыли, привлекая воронье и коршунов на кощунственный пир. Волей случая или провидения Драгомир оказался в нужное время в нужном месте. Благодарности купцов не было предела. Им не требовалось объяснять чудо спасения. Случившееся они оценили по достоинству. Драгомиру сходу были предложены десятая часть стоимости товаров, выплачиваемая по окончании похода, и пост Руководителя каравана. Бандиты ведь никуда не делись. Их полегла малая толика. То что они вернутся, чтобы отомстить и разграбить караван, вырезав на этот раз всех без остатка, ни у кого не вызывало сомнений. Уже в новом качестве Драгомир задержал на день выход каравана с бивака, на который они чуть позже расположились. Этот день потребовался ему для того, чтобы переобучить охрану, организовать ее несколько иначе – лучше и профессиональнее, поставить «под ружье» всех способных носить оружие и объяснить каждому его маневр. Проделанная работа не пропала даром. Караван, ведомый Драгомиром, отбил и вторую атаку, и третью. Причем потрепал бандитов настолько основательно, что народ решился на хорошо продуманную авантюру. Вместо того чтобы дожидаться очередного наскока, Драгомир сам провел ночную вылазку в стан противника. Незамеченные, Руководитель и его соратники пробрались к спящему лагерю неприятеля, огнем отогнали лошадей, а безлошадных, плохо соображающих разбойников почти всех положили. Успех был настолько сокрушительным, что Драгомир захватил даже сокровищницу грабителей. На «собранные» ими золото и бриллианты можно было снарядить десяток таких караванов, как тот, который возглавлял теперь Драгомир. Однако реквизированные богатства купцы делить меж собой отказались. Это не укладывалось в культивируемый ими кодекс чести. Они предложили другой вариант. Добытое становится общим достоянием. На него снаряжаются корабли и караваны. Деньги даются в рост. Они начинают работать. Вместе с тем, забранное всегда возвращается. Сформированный таким образом Фонд помощи свободному купечеству превращается в несгораемую сумму. Тратиться может только то, что докладывается в него сверх. Главой-распорядителем Фонда становится Драгомир. Почему, легко объяснимо. Ему все доверяют – он делом заслужил доверие. Его все уважают, он пользуется непререкаемым авторитетом – все убедились в его способности быть лидером и принимать самостоятельные решения. Все уверены: они будут ради общего блага – он никого не бросит в беде. Волею случая или по обоюдному согласию с гильдией купцов жизнь Драгомира сделала еще один резкий поворот. Он осел в крупнейшем торговом центре региона. Зарегистрировал Фонд. Получил все разрешения. Сделался доверенным лицом всего сословия. Установил добрые ровные отношения с властями. И занялся бизнесом. За что бы он ни брался, все у него получалось. Все спорилось. Новые производства. Строительство. Кейтеринг. Переработка. Прибыль все приносило фантастическую: на один – двадцать. Первоначальное состояние он вскоре удесятерил. И наезжать на него, его людей, его партнеров и клиентов никто не смел – все знали, что у него самая быстрая на расправу и самая умелая безопасность. То, что у него дела пошли в гору, – само собой. Он оказался прирожденным организатором, талантливым коммерсантом и неординарным психологом. Фокус – в другом. Одновременно бизнес пошел в гору у всех. Деловая активность неизмеримо возросла. В страну пришли благополучие и процветание. Все вокруг чувствовали себя на подъеме. Казалось, наступил «золотой век». Но, увы…. Беда пришла, откуда не ждали. Драгомир недооценил, что торговый центр – не княжество и, тем более, не империя. Куда ему с ними тягаться. У него не было и по определению не могло быть большой дружины. Торговый люд был всегда силен только одним – тем, что в его преуспеянии были заинтересованы все соседи. Город служил для всех удобным перевалочным пунктом и поставщиком. Однако зависть не имеет границ. Легенды о богатстве города и небылицы о хранящихся в нем сокровищах разошлись во все концы света. Они достигли самых отдаленных окраин. Последствия не заставили себя ждать. Тамошняя нищенствующая знать взалкала богатств города. И орды саранчи, вобравшие в себя завоевателей всех мастей, волнами устремились к нему. Как только Драгомиру принесли донесения о численности и свирепости отрядов, накатывающих со всех сторон, он понял, что ни его военизированной охране, ни даже всему мужскому населению, если создавать ополчение, город не удержать. Он просчитался. Он допустил роковую ошибку. За нее теперь придется расплачиваться всем. Он не позаботился о заключении военных союзов с влиятельными соседями. Городу неоткуда было ждать помощи. Приходилось рассчитывать только на свои силы. А их то и не было. Ну, раскидай он сотню. Ну, тысячу. Ну, десять тысяч. А дальше…. Саранча ведь. Посовещавшись с властями, Драгомир предупредил членов гильдии и их семьи, что нужно уходить, спасаться, забирая с собой, сколько можно унести. Если повезет, хоть что-нибудь удастся сохранить. Однако предупреждение пришло слишком поздно. Город подвергся тотальному разграблению. Захватчики искали в первую очередь золото и бриллианты. Но не брезговали ничем. Ни мебелью, ни домашней утварью, ни изразцами и настенной мозаикой. Хозяев нещадно пытали, выбивая признания о припрятанном, а потом вместе с домочадцами обращали в рабство и уводили. В поисках тайников стены разламывали, дома сносили, фундаменты разбирали, сады и огороды перепахивали. Пожалуй, лишь самому Драгомиру повезло чуть больше других. Вот когда его богатырская сила пригодилась. На устроенный им схрон, в котором он укрыл казну гильдии, Драгомир накатил такой величины гранитный валун, что и несколько лошадиных упряжек с места бы не сдвинули. Но в рабство его увели вместе с другими. Сопротивляться в сложившейся ситуации значило бы обрекать себя на верную гибель. Такова ухмылка судьбы. Ещё вчера он был богатейшим и почитаемым гражданином, а сегодня оказался ничтожным рабом, которому не принадлежало даже его собственное тело. Несть числа лишениям и мучениям, выпавшим на его долю. Пережить ему всякого довелось порядком. К нему придирались, его унижали, над ним насмехались с повышенным злорадством. За ним присматривали с особым рвением. И, тем не менее, как-то ему все же удалось усыпить бдительность надсмотрщиков и сбежать, несмотря на все загодя умышленно нанесенные ему увечья и неподъемные кандалы, в которые его на всякий случай заковали, – обычный человек вообще испустил бы дух под их тяжестью. Пробраться потом тайными тропами к своим, хоронясь от всех и опасаясь своей собственной тени, было делом техники. Над лагерем названых братьев вновь повисло глубокое молчанье. Даже костер перестал потрескивать, ожидая продолжения. Даже птицы примолкли, дабы не мешать переживаниям богатырей своими трелями. Паузу прервал Доброгляд.   V … Его тракт оказался далеко не торным. Доброгляд отъехал от вещего валуна всего чуть-чуть, а тракт уже превратился в узкую дорожку. Но мысль о том, чтобы вернуться, он сразу же отбросил. Такой вариант братья исключили с самого начала. Еще через несколько дней дорога стала забирать вверх, в горы. Ему не раз приходилось спешиваться, брать своего скакуна под уздцы и вести вперед. Может быть поэтому, а, может, потому, что он все время оглядывался на верхушки холмов, главенствующих над местностью, Доброгляд не распознал приготовленной для него ловушки. В результате он угодил в нее самым бездарным образом. Его тело окутала мелкоячеистая сеть. Она обернулась вокруг него несколько раз. Тугие веревки, ловко обхватив руки и ноги, подняли над землей. О том, чтобы дорого продать свою жизнь, не было и речи. Он был совершенно обездвижен, и не мог оказать ни малейшего сопротивления. Это он-то – богатырь из богатырей. Позорище! Наверное, Доброгляд представлял собой потешное зрелище. В этом он к своему огорчению убедился, заслышав вскоре веселый переливчатый смех окруживших его воительниц. Позже, когда он немножко пообвык и начал разбираться в укладе жизни тех, к кому столь по-детски опрометчиво угодил в полон, он понял, отчего они именовали себя воительницами. Почему они так заразительно радовались своему новому приобретению, новой игрушке, которая сама попалась им в руки, без каких-либо усилий с их стороны. Как получилось, что в их стране перевелись мужчины, доподлинно никто не знал. Письменных источников не сохранилось. А сказки да прибаутки все горазды рассказывать. Да кто ж им верит. Кто их всерьез воспринимает. Согласно одним сказаниям, мужское население ошиблось с выбором и присоединилось не к тому лагерю. В страшной кровопролитной мясорубке, в которую превратилась нескончаемая война между соседними племенами за недра, территорию, за обладание плодородными землями, они были истреблены. Если бы они ни к кому не примыкали, а просто установили непробиваемый заслон на всех тропах, ведущих в горы, все сложилось бы иначе. Согласно другим, по какой-то непонятной причине женщины горной страны перестали рожать мальчиков. Или почти перестали. Их гены оказались более сильными, нежели мужские. Доминантными. Да, мальчики изредка появлялись, но в недостаточном количестве. В результате мужчины превратились в вымирающую особь. Как бы то ни было, но женщинам пришлось приспосабливаться к той ситуации, в которой они невольно очутились. Внешний мир грозил смертельной опасностью – они отгородились от него. Мужчин не стало – они освоили мужские профессии и сделались воительницами. Мужчины все равно были нужны для продолжения рода – и тут они нашли выход из положения. От вылазок в долину воительницы отказались. На столь смелый образ действий они не могли решиться. Духа не хватало. Лучше было не привлекать к себе внимания. Не напоминать о себе. Чтобы все о них забыли. Чтобы рассказы об амазонках вызывали лишь усмешку. Зато любых забредавших в их края – по глупости, из фанаберии или в надежде спрямить путь из долины в долину – воительницы отлавливали и превращали в сексуальных рабов. Им нужны были наложники, и они их получали. Те становились достоянием того или иного клана. По очереди. Дабы не порождать ненужных склок, раздоров и междоусобиц. Захваченных берегли. За ними ухаживали. Их пестовали. Им не давали никакой тяжелой работы. От них требовали только одного – ласк, обходительности, чарующих слов и поступков. И, вестимо, продолжения рода. Любое неповиновение пресекалось железной рукой. Ведь все желаемое воительницы могли получить и насильно. Однако обычно необходимости в принуждении не возникало. Пленники быстро соображали, что к чему, и не проявляли излишней строптивости. К тому же, о какой строптивости могла идти речь, когда на шее у каждого красовался самостягивающийся ошейник с эмблемой клана. Его ежедневно требовалось поправлять, чтобы невольники не задохнулись. Каждый из кланов обладал своей секретной технологией, неизвестной другим. Только хозяйки знали, как ослабить именно этот тип удавки. Доброгляд оказался для воительниц подарком судьбы: такой мужик – лось, вепрь, лев, да еще к тому же красавчик. Его и на полк воительниц хватило б. И никто бы не остался внакладе. Но с ним предпочитали обращаться очень осторожно. Уважительно. Даже трепетно. Инстинктивно понимая, насколько опасно переборщить. Да, у него не получилось бы ослушаться. Но до этого и не следовало доводить. Веселее и приятнее было изображать, будто бы он их идол. Будто они борются за него. Добиваются предпочтения. Пытаются соблазнить. А не просто им повелевают. Такого поворота судьбы Добрынюшка никак не ожидал. Не о том он с назваными братьями мечтал, выступая в поход. Вместе с тем, отсчет первого трехлетнего срока еще только пошел. Как-то там, в дальнейшем, будет складываться, кто его знает. Может, все и в другую колею перескочит. Пока же он не считал свое положение безвыходным. Не находил свои обязанности такими уж обременительными. Экзотичными, пожалуй. Однако ничуть не унизительными, жалкими или противоестественными. Скорее, немножко эдакими, с изюминкой. Ну, гарем как гарем, иногда думал он. Только с культом рабынь, а не господина. С почти полным подавлением его личности. Баб можно только пожалеть в такой ситуации. Все так сложилось не от хорошей жизни. Ведь равенство между воительницами нужно поддерживать хоть каким-то образом. Иначе – кранты. Кто же на дурнушек позарится, если выбор столь велик, и будь последнее слово за мужиком. Он, бедолага, и так на вес золота. Просто воительницы этого не осознают. Или не хотят себе в этом признаться. Ладно, еще не вечер. Разберемся. Правда, было еще кое-что, настраивающее Добрынюшку на примирительный лад. До поры до времени он и сам себе в этом не признавался. Воительницы и вообще-то были не робкого десятка. Однако даже среди них одна выделялась своей удалью и бесшабашностью. К тому же ни умом, ни женственностью господь ее тоже не обделил. И надо же было такому случиться – втюрилась она в него хоть ты тресни. Он это по всему чувствовал, хотя внешне она ничем себя не выдавала, и ее соперницы ни о чем таком даже не догадывались. Да и он, будь на то его воля, только с ней бы и миловался. Добрынюшка, трудно объяснить, правда, зачем, придирчиво искал в ней изъяны – в ее внешности, словах, поступках – и не находил. Наверное, потому, что относился к ней совсем необъективно. Поскольку, на самом деле, изъян был. И очень большой. Капитальный. Среди воительниц своего клана она была Главной. Совсем иной Главной, чем мы привыкли. Чем следует из привычного значения этого слова. Но все же. Да, она не была начальницей, или каким-то там руководителем, или командиром. Сама ткань общества воительниц отвергала даже ничтожный отход от высшего принципа, на котором оно зиждилось, – от принципа тотального равенства. Отторгала малейшие поползновения к утверждению властной вертикали. Все воительницы несли равную ответственность за дела рода. Все воительницы во главу угла мироздания ставили общественный интерес, а не личный. И все они, взамен, имели равный доступ ко всему тому, что имели другие, к благам, имуществу, мужчинам – общему достоянию. Вместе с тем, Главная пользовалась особым статусом. С одной стороны, она служила для всех остальных моральным авторитетом. На нее смотрели как на эталон. Она выступала своего рода хранительницей традиций, обыкновений, устоявшегося порядка вещей. На нее ориентировались как на безусловный пример для подражания. С другой – Главная обладала особым весом в обществе. Остальные наделили ее широкими возможностями влиять на происходящее. Отстаиваемая ею позиция автоматически разделялась всем кланом. Высказываемые ею суждения воспринимались как общее мнение. Спорить с ней считалось кощунственным. Обсуждать ее предложения, тем более, говорить что-то наперекор, было не принято. И надо же такому случиться, именно она в него по уши влюбилась. Намертво. Безоглядно. Всеми фибрами. Так, что каждая клеточка ее естества кричала: «Он мой. Только мой. Абсолютно. Без обсуждений. Прочь, гадины. Прочь, потаскухи. Не подходить. Не смотреть. Если только издалека. Не прикасаться. Истопчу. Искусаю. На кусочки разорву. Сожгу и пепел по ветру развею. Чтоб вас….» Но этот крики души оставался внутри. Его слышала только она сама. А в отношениях с другими волчицами она оставалась такой же ровной, предупредительной, обходительной, заботящейся о неукоснительном соблюдении вековечного порядка. Это означало, что она своими собственными руками отдавала возлюбленного в пользование тем, кого предпочла бы задушить ими. И делала это изо дня в день. В соответствии с установленной ею же самой очередностью. Каждую ночь. Или почти каждую. И в другое неурочное время. И по первой прихоти. В душе у нее все восставало. Все требовало покончить с этим противоестественным обычаем предков. С этим извращенным издевательством. Однако даже малейшей попытки что-то предпринять, что-то изменить она не делала. Глубоко сидящий в ней инстинкт принуждал ее воспринимать все чаще и чаще приходившие ей в голову мысли об абсурдности заведенного порядка вещей как святотатство. «Может, я больна, – думала она. – Хотя, нет. Неправда. Непохоже. Напротив. Никогда я не ощущала жизнь так остро. Страстно. Непосредственно. Значит, со мной что-то не то случилось. Ведь с другими ничего такого не происходит. Ни про что подобное, даже близко, мне никто никогда не рассказывал. Или все наоборот. Все поставлено с ног на голову. От нас специально самое главное скрывали. Нас специально так воспитывали. Нас превратили в жутких монстров. Мы об этом даже не догадываемся. А вдруг это искушение. Испытание. Проверка. Древние специально так подстроили, чтобы выявить слабое звено. Колеблющихся. Сомневающихся. И обрубить гниль, чтобы она не заразила все дерево. Какой ужас. Неужели я….» Дальше Главную заклинивало. Но с каждым разом мятущиеся чувства захватывали ее все больше. Они буквально взрывали ее. Заставляли сомневаться. Она все глубже и глубже погружалась в пучину противоречий, из которых у нее не хватало сил самостоятельно найти выход. Ей все чаще и чаще приходило в голову, что сбывается предзнаменование, заключенное в ее имени. Когда мать и ее товарки назвали новорожденную Темная Туча Гор, они думать не думали, ведать не ведали, что ей уготована судьба Главной. Той, что заботится о других. Той, на которую ориентируются все остальные. Они-то имели в виду совсем иное. Теперь же не только вековые традиции, даже то, как к ней обращались, мешало уйти от ниспосланной ей судьбы. Препятствовало и помыслить о том, чтобы вернуть себя и всех к тому, что, наверное, больше подходит женщинам, а не воительницам. Темная Туча Гор, госпожа, окликали ее. И сразу на ум приходили привычные образы чего-то страшного, жестокого, пышущего молниями. Все забыли, что когда-то давным-давно выстраивался совсем иной образный ряд. Подразумевали, напротив, что-то доброе и светлое. Хотели, чтобы ее имя вызывало ассоциации с дождем, всходами, зеленью, хорошим урожаем, материнством, изобилием. Доброгляда имя тоже сначала смутило. Ему показалось, что оно сидит на Главной как влитое. Только спустя какое-то время он во всем разобрался. И ему не потребовалось делать над собой усилий, чтобы ласково назвать ее Темушкой. Ей же оказалось на порядок сложнее победить магию слов, с которыми она провела большую часть своей жизни. Магию, невольно поддерживаемую всеми, кто ее окружал. Время утекало в неведомое. Внутренние борения одолевали Главную все больше и больше. До умопомрачения. Но Темка давила их. Не давала прорваться наружу. И так могло бы продолжаться до скончания века – и после того, как она понесла от Доброгляда, и после того, как у них родился первенец, – не вмешайся в неспешный ход событий сама жизнь. Тонкий серенький дымок, поднявшийся над дальними вершинами, предупредил: к владениям воительниц приближаются незваные гости. Сначала дымок был едва различим. Его легко было принять за утренний туман. Ему не придали особого значения. Мало ли. Однако уже вскоре он заметно окреп и потемнел. А когда в небо поднялись угрожающе черные клубы дыма, в стане воительниц начался переполох. Небольшой передовой отряд под водительством Главной вернулся из разведки в расхристанных чувствах. К дальним перевалам подходили несметные армады завоевателей. На памяти последних поколений с эпохи большой войны, стоившей им заточения в горах и потери мужчин, ничего подобного не случалось. Что делать, они не знали. На общем сходе вразумительного решения отыскать им не удалось. То, что перевалы нужно держать, сомнений не вызывало. Но какой ценой? Какой кровью? Какие жертвы считать допустимыми? На эти жуткие вопросы ответ не находился. Ведь, если, отстаивая проходы, полягут все воительницы, – грош цена такому самопожертвованию. Тем не менее, подобный вариант без труда просчитывался. Наступавших было слишком много – колышущийся океан. Вступать в переговоры? Предлагать право мирного прохода? Но кому? Да и смешно. Завоеватели даже не станут разговаривать. Зачем им это. Они пройдут и так. Уходить? Но куда? Забираться еще выше в горы, лезть на кручи – не выход. Через какое-то время все равно придется спускаться вниз за провиантом. Становиться под руку захватчиков? Никогда. Ничего горше не придумаешь. Лучше уж смерть. Почему, понятно и ребенку. Если она девочка. И тут на повторном сходе Главная как по наитию, будто размышляя вслух, вымолвила колеблющимся голосом: «А, может, пришло время воспользоваться резервом? Мы к нему никогда раньше не прибегали. Но и нужды в том не было. Сейчас экстремальная ситуация. Вопрос жизни и смерти. Давайте дадим оружие и нашим мужчинам. Мы столько лет кормили, поили, одевали, любили их и холили. Пусть возвращают долги. К тому же, если бы их что не устраивало, они подали бы голос. Но никто из них до сих пор и не думал жаловаться. Обязательно предпримем необходимые меры предосторожности и застрахуемся от измены. Это не сложно. Хотя она крайне маловероятна. Ее можно не опасаться. Конечно, от кого-то будет совсем мало пользы. Но от кого-то – очень даже много. В частности от Доброгляда. Он богатырь. У себя он входил в элиту дружины княжеской. Не раз участвовал в походах. На его счету достаточно подвигов. Он один стоит целого войска. Только, вестимо, его придется освободить и предоставить право выбора. То, каким он будет, заранее известно. Герои так устроены. Это заложено на генетическом уровне. Таков зов предков. Доброгляд будет биться за нас. Не жалея живота своего. И голову сложит, коли потребуется. Если погибать нам на роду написано, то лучше уж всем вместе. Плечом к плечу. Рука об руку. Не так обидно. Да и веселее». Как ни странно, ни один из кланов не высказался «против». Видать, о силе и подвигах Доброгляда все были наслышаны. Главная своими словами никого не удивила. Она не сообщила ничего нового. Сход одобрительно загудел. Для принятия решения ничего больше не требовалось. После почти пяти лет упоительного рабства он обрел свободу. Темка все сделала элегантно. Никто ничего не заподозрил. Превращение Доброгляда в равноправного члена товарищества воительниц потребовалось, как они сочли, исключительно для того, чтобы противостоять смертельной опасности. Однако если Темка ожидала, что Доброгляд сразу бросится укреплять оборону и расставлять воительниц для отпора врагу, она просчиталась. Даже не переговорив с ней, он собрал всех главных и предложил вместе обдумать ситуацию. По его мнению, она выглядела примерно так. Да, воительницы считались прекрасными лучницами. Какое-то время они могли выстоять и в рукопашном бою. Но недолго. Идти на открытое столкновение с несметными полчищами, на то, чтобы сражаться с ними круглосуточно день за днем, было бы откровенным безумием. Какими бы узенькими и защитимыми тропки через перевалы ни казались, при столь огромном численном перевесе противника их было не удержать. А значит, следовало отыскать совершенно иные тактику и стратегию. Вот, что предложил Доброгляд. Воительницы избегают столкновений. Полностью. На 100%. Они ничем не обнаруживают себя. Не подают никаких признаков жизни. Никак себя не выдают. Их спасение в том, чтобы у неприятеля сложилось твердое убеждение, будто бы горы дикие, непролазные, необитаемые. Пусть они убедятся в том, что через них не перебраться, что прохода нет. Может, когда-то и был, да весь вышел. Тех, кто мог бы послужить проводниками, в живых не осталось. Природа взяла свое. Оползни, сели, землетрясения поработали на славу. Какие-то проходы разрушены. Какие-то завалены. Надо идти в обход. Что придумать, чтобы враг отступил, отказавшись пробиваться короткой дорогой по ту сторону гор? Перво-наперво, сократить количество проходов до минимума. Это самое простое. Узенькие козьи тропы он быстро завалит насыпями из огромных валунов. Соседние кручи как будто специально предназначены для этого. Он все досконально изучил, еще когда, сразу после пленения, всерьез обдумывал варианты побега. Второй шаг более трудоемкий. Но и на него много времени не потребуется. Надо будет подрубить естественный каменный мост, переброшенный через одну из пропастей. Пусть он красиво обвалится, как только войска на него вступят. Вызвать неудержимую горную лавину на головы тех, кто пойдет по, казалось бы, удобному проходу через широкую долину. Она сделает ее непроходимой. Наконец, превратить крутой подъем по склону, ведущему на горное плато, в недопустимо рискованное предприятие. Для этого пустить по нему воды горной реки, уходившей до сих пор в карстовые пещеры. Всю подготовительную работу на самом деле он уже проделал. У него было предчувствие надвигающейся опасности, и он загодя пробил альтернативное русло. Оставалось лишь сломать перемычку. Любая из воительниц, вооруженная обычной мотыгой, справилась бы с задачей за полчаса. И все же ничего не гарантировало, что неприятель поддастся на их хитроумные уловки и откажется от естественного желания валить напролом. Чтобы элементы плана срослись, не хватало малости. Требовалось заслать в стан врага надежного, убедительного лазутчика, которому бы предводители чужого воинства поверили. Выбор по необходимости ложился на Доброгляда вместе с Темкой и маленьким ребенком. Кроме них, послать было некого. От свидетельств какого-либо доходяги полководцы с презрением отмахнулись бы. Присутствие же жены и ребенка вызывали доверие. Главные не возражали. С какой стати им было выступать «против». Другого плана вообще не просматривалось. К тому же воительницы ничем не рисковали. Не они жертвовали жизнью. Не их живот оказывался в розыгрыше. Смерть в страшных мучениях в случае чего ожидала лишь Доброгляда и его близких. Понятия семьи для воительниц не существовало. Как и многого другого. Вот и получилось, что Доброгляд с Темкой и ребенком пошли навстречу завоевателям, а не от них. Чтобы их ухоженный, отдохнувший вид не вызвал подозрений, Доброгляд заставил их потаскать камни и помесить грязь вместе с ним. За сутки они приобрели такой усталый, ободранный, истерзанный вид, будто провели в пути не один месяц. Сам богатырь с удовольствием влез в бережно сохраненные им ладные одежды княжеского дружинника. Они-то и сослужили ему добрую службу. Как он и предвидел, их перехватил передовой отряд неприятеля. А дальше их по цепочке быстро провели от самого маленького до самого высокого военачальника. В хорошо отлаженной армейской организации были свои преимущества. Придуманная им легенда была принята на ура. Он рассказал, что пять лет тому назад только благодаря своей богатырской удали пробрался через безжизненные горы. По традиции отправился в дальние края в поисках суженной. В чем преуспел. Доказательства были под рукой. Теперь же возвращаться тем же путем не решился. Сунулся было, но показалось слишком рискованным. Повсюду были видны следы недавних лавин, оползней и землетрясений. Военачальники привыкли на слово никому не верить. Но быстро убедились в правоте Доброгляда. Масса людей погибла при обвале каменного моста через пропасть. На порядок больше под страшной горной лавиной, засыпавшей лощину. Еще больше при штурме неприступно скользких склонов. Больше пробовать было незачем. Тем более что никаких других проходов найти не удалось. Как люди рациональные, они дали команду армадам развернуться и двинуться в обход. Земли воительниц были спасены. И о взрастивших его землях Добрынюшка позаботился. Если бы не он, волна завоевателей хлынула бы в долину, из которой прямой путь вел в родное княжество. Но как часто бывает, он стал жертвой своего собственного успеха. Его жизнь сделала очередной резкий поворот. За оказанные им услуги его и его семью озолотили и приблизили к верхам. Ему же доверили командование одним из крупнейших передовых отрядов. Отвертеться от наград ему не удалось. «Из огня да в полымя, – ужасался про себя Добрынюшка. – Что же делать? Если так пойдет, война докатится вскоре и до родных пределов. А я здесь душу дьяволу продаю: воюю на стороне неприятеля. Как бы мне своих предупредить? Как Темку и ребенка из основной ставки к себе вытащить? Они, мои любимые, поневоле в заложниках оказались». И так он голову ломал, и иначе. Наконец, остановился на плохом, но все же мало-мальски приемлемом варианте. Его отряд ввязался в бой с превосходящими силами защищающихся, и после ожесточенной битвы, в которой он сражался аки лев, Доброгляд дал взять себя в плен. Он знал, в глазах военных властей он ничего не потерял. И о семье его будут заботиться. Сам же он найдет способ ускользнуть. Так и получилось. Когда «свои» рванули его выручать, и охраняющих его поубавилось, он вырвался. А вновь обретя свободу, поспешил на встречу с назваными братьями, не тратя время ни на что другое. Втроем они представляли великую силу. Втроем они и Темку с ребенком вызволят, и непреодолимую преграду на пути нашествия воздвигнут. На этот раз паузы не возникло. Названые братья отреагировали мгновенно.   VI – Хорошо, что ты нам все во всех деталях рассказал. Мы теперь все твои заботы как свои ощущаем. Все твои чувства до малейших оттенков разделяем. Понимаем, как тяжело тебе было дожидаться, пока все мы от ран отойдем и духом окрепнем. Но мы надеемся, и ты нас внимательно выслушал. И ты нас услышал. Хорошо, вызволим мы Темку и ребенка из одного плена. Что гарантирует, что они сразу не окажутся в новом? В тех же хоромах князевых, например, из которых мы вырвались? Тогда, пять лет назад? – Давай вместе прикинем. Встанем мы насмерть втроем на пути нашествия. Может, и выдюжим. Не пропустим ворога в земли родимые. Но сегодня захватчики с этой стороны накатят. Завтра – с другой. Послезавтра – с третьей. Как нам повсюду успеть? И доколе, скажи, мы пожарной командой служить будем? Да и насколько нас хватит? – Ну, хватит нас, положим, надолго. Мы в расцвете сил. Но не в этом дело. Состаримся мы. Кто сторону родную защитит? Больше некому? Но, ведь, это абсурд, что нормальная мирная жизнь лишь от нас, богатырей, зависит. Почему раз за разом и со всех сторон мы подвергаемся нашествиям? Почему такую огромную и дорогостоящую дружину держать приходится? Почему мир так похабно устроен, что все постоянно, и повсеместно, и в любой момент рушится? Что предвидеть ничего нельзя? Что никто из простых людей свою жизнь и жизнь своих детей надолго планировать не в состоянии? И то же все у наших соседей. И ближних. И самых отдаленных. – В этом-то вся загвоздка. Нельзя от остального мира отгородиться. Нельзя только для себя мир, счастье и беззаботное существование испрашивать. Пока сохраняется деление на наших и ненаших, на своих и чужих, на тех, у кого есть, и тех, у кого нет, на тех, кому можно, и тех, кому нельзя, мы будем вновь и вновь воздвигать замок на песке и удивляться, почему все гибнет, исчезает, разваливается. – Да и у себя порядок надо умело обустраивать. Ни власть, ни деньги, ни насилие – ничего такого не может служить основой для порядка. Твой пример убеждает, что и традиции, и верования тоже. Твердый фундамент закладывается только там и тогда, где и когда мерилом всех вещей становится человек. Просто человек, его честь, достоинство и естественные устремления. – Порядок для вольных людей один. Для рабов – другой. Для пресытившихся властью – третий. Не надо играть словами. Не надо обманывать ни себя, ни других. Там, где одним – одно, а другим – другое, не может быть и никогда не будет ни подлинного счастья, ни равенства, ни лучезарного будущего. – Это будущее кто-нибудь когда-нибудь тем или иным образом украдет. Хотел бы кто поступить иначе, да не получится. Мир, состоящий из винтиков, не в состоянии крутиться иначе. Он возводит на трон недостойных. Или тех, кто борется, пробивается, страдает, но в итоге все равно становится недостойным. – Ибо трон формирует характер. Трон задает определенный тип отношений. Он ломает естественный ход событий. Он разлагает ткань общества. – Трон – это власть. Трон – это презрение к тем, у кого власти нет или слишком мало, чтобы ее оспорить. Трон – это квинтэссенция гадости, подлости и человекоборства. – Что ему противопоставить? И удастся ли? Удастся. Но для этого люди сами должны осознать себя властью. Братство людей, сила духа, сплоченность расставит все по своим местам. Они должны оставить ее за собой. И отдавая ее кому-то, делать так, чтобы выбираемые или назначаемые ими были обслугой. И никогда не вставали над господами. А еще, чтобы были ее достойны. И каждый день, каждый час делами подтверждали это. – Но есть власть духа и власть людей. Любой тиран, любой властитель, стремящийся к власти, захватывающий ее или стремящийся упрочить, понимает, насколько она слаба и ограничена. Власть грубой силы, армии, аппарата принуждения – ничто. Она может быть сметена в любой момент. Потому что власть духа на порядок выше. Она безгранична. Она творит чудеса. Она преображает все вокруг. Она трансформирует людей. Мечта правителя – обрести власть духовную. Потому что лишь она истинная власть. – Объединившись, власть над людьми и власть духовная становятся непобедимыми. Им никто и ничто не могут противостоять. Перед властью такого порядка преклоняются любые армии, любые армады. Она обращает их в свою веру, увлекает, перетягивает на свою сторону. – Но объединяются оба уровня власти либо во зло, либо во благо. Если во зло, наступает эпоха всеобщего помешательства. Белое становится черным, и черное – белым. Люди утрачивают ориентиры. Они больше не знают, где верх, а где низ. Что низость, а что благородство. В чем уродство, а в чем совершенство. Злу воскуряется фимиам. И текут моря крови. Ибо такая власть порождает насилие. Она питается насилием. Она не может без него. – Объединившись во благо, оба уровня власти утверждают совсем другое мироустройство. Оно открывает в человеке все лучшие качества, которым несть числа. Оно делает людей братьями, соратниками, единомышленниками. Формирует качественно новую культуру человеческих отношений. Ставит в центре всего солидарность, взаимопомощь, общее благо и общий интерес. Охраняет простые, дорогие сердцу семейные ценности. Множит человеческие общности. Вовлекает в них простых людей. Создает у них ощущение защищенности, принадлежности, родства. Открывает путь к миру, самореализации личности, стабильности в подъеме и развитии. Делает процветание для всех возможным и достижимым. – У каждого из нас свой опыт побед и поражений, надежд и разочарований. Каждый на себе испытал бренность любых конструкций, противоречащих человеческому естеству. Нельзя людей сделать счастливыми против их воли. Не получится утвердить рай на каком-то отдельном клочке Земли. Не выйдет создать что-то прочное одной лишь голой силой. Даже если ее очень много. Даже если знаешь, как ею управлять. – Мы обладаем богатырской силой. Втроем мы в состоянии добыть любой трон и даже, наверное, удержать его на некоторое время. Втроем мы можем одержать победу над любым противником. Но это будет всегда временная победа. А мы хотим большего. Мы мечтаем о такой победе, одержав которую, не потребуется прибегать больше к силе. Разговор по душам растянулся до утра. Однако Владисвет, Драгомир и Доброгляд не успели выговориться. Слишком много накипело за пять лет, на которые они расстались. Слишком много им хотелось понять и обсудить. И они спорили и доказывали друг другу, возражали и соглашались. И продолжалось это и следующий день, и следующую ночь. А когда она подошла к концу, они сказали себе: «Мы готовы. Пора выступать».   VII У любого нового миропорядка должна быть база. Ее создают не воины и полководцы. Не богатыри и герои. Не книгочеи и клирики. Ее творят властители духа. Начиная всегда со своего родного дома. Святая Троица вернулась домой мессией. Они освободили людей и дали им надежду. Они позволили князю достойно уйти и отдали власть в руки более достойных. Тех, кто поддержал их. Тех, кто прониклись. Тех, кто встал вместе с ними. Вместе с народом. Ибо Троица стала олицетворением надежд человеческих и чаяний. И они дали то, в чем все нуждались: объяснение, оправдание и уверенность. Но сплав власти над людьми и власти духа они сконструировали так, чтобы пар из кипящей кастрюли мог всегда выходить, чтобы никто во власти не засиживался и не мог поставить ее на службу личным или частным интересам. Предпосылки для расцвета ремесел, торговли, строительства, накопления знаний были созданы. Стабильность в успехе и развитии обеспечена. Остальное, нужное для рывка вперед – экономического, социального, технологического – сделала сама жизнь. Взяв под свои знамена всех, кто готов был нести поднятые ими стяги дальше, за пределы своей ойкумены, они выступили в поход. В энный раз. Однако теперь совсем иначе. Зная, зачем и для чего. Всюду, где они проходили, их легионы пополнялись. Всюду они меняли властные структуры и утверждали господство правды, общего блага, заботы о ближнем и жажды совершенства. Здесь и сейчас. При жизни. И потом – повсюду и на века. И люди обретали пассионарность. Отыскивали для себя смысл жизни. И делались непобедимыми. Дать толчок экономике всего региона им помогли богатства, спрятанные в разграбленном завоевателями Центре торговли, куда их привел Драгомир. Они восстановили город. Вдохнули в него новую жизнь. Вернули былые функции поликультурного хаба. А дальше по опробованной на нем модели построили мировую торговлю. Безопасную. Процветающую. Свободную от поборов и мздоимства. Выгодную всем. В землях, полюбившихся Владисвету, восстановили мир, спокойствие и традиции выборности. Эти традиции они сделали универсальными. Взамен получили всеобщую любовь и новые несметные легионы. В них влились и все кланы воительниц. Прятаться им теперь было не от кого. Но и скрываться в горах они больше не захотели. А открыв для себя большой свободный мир и став его частичкой, как-то очень просто, обыденно и без сожалений отказались от своих архаичных ритуалов. Необходимость в них также отпала. Темку и подросшего ребенка Доброгляда к ним привели сами военачальники. Они сбросили иго правивших ими тиранов и влились в то мироустройство, которое утвердили былинные богатыри. Потому что оно всем понравилось. Всем подошло. Всем полюбилось. Оно оказалось вне конкуренции. Ведь в нем для всех было место. И каждый в нем мог проявить себя и добиться всего. Без ущерба для других. * * * И Вы называете такие былины тусклыми и мелкими? Позвольте, уважаемый читатель, с Вами не согласиться. Пожалуй, и по сию пору о таких подвигах и таком мироустройстве можно только мечтать! © Н.И. ТНЭЛМ №4(65), 2012
no image
ТРАДИЦИИ

К Пасхе в германском городке Шехингене (земля Баден-Вюртемберг) вот уже 10 лет как начинают готовиться с осени. Во всяком случае, те, кто хочет принять участие в украшении местного фонтана. Для этого жители расписывают многие тысячи яиц. В этом году, к...

К Пасхе в германском городке Шехингене (земля Баден-Вюртемберг) вот уже 10 лет как начинают готовиться с осени. Во всяком случае, те, кто хочет принять участие в украшении местного фонтана. Для этого жители расписывают многие тысячи яиц. В этом году, к примеру, набралось 11 073 штуки. У истоков доброй традиции стоит Элизабет Заксенмайер, которую, несмотря на почтенный 85-летний возраст, все знакомые – а много ли незнакомых друг с другом наберется в селении, насчитывающем 2 400 человек? – зовут Лизель. Раньше в этих местах так не поступали: это обычай характерен для баварского региона, который называется Франконской Швейцарией (район между Бамбергом, Байройтом и Нюрнбергом). Так вот Лизель была одной из первых, кто взял в руки кисточку, чтобы завести ту же самую привычку и в Шехингене, и она ужасно гордится, что затея прижилась и привлекает все новых приверженцев. А подсмотрели франконскую традицию три местных активистки – жена бургомистра Ирис Йекель, глава совета общины Ханне Бреннер и глава Женского физкультурного союза Марианне Кольб. Теперь в городке в предпасхальные дни творится буквально паломничество: тысячи людей съезжаются посмотреть на диковинку. «Для нашей маленькой общины это большое событие», – говорит бургомистр Вернер Йекель. «В этом участвуют все поколения, это все больше становится общим делом», – вторит ему Дитер Кригер, основатель местного Союза краеведов и историков-любителей. Около 200 местных жительниц пекут кухены, которыми – разумеется, вместе с кофе и яичным ликером – угощают приехавших гостей. Доходы неизменно обращают на благие цели: в нынешнем году за счет них будет профинансировано строительство спортивной площадки. А фонтан, между прочим, был построен еще в 1865 году, правда, тогда он был поскромнее – насосная водоразборная колонка. Всю эту красоту разбирают 22 апреля. И сразу же начинают рассуждать о том, как украсить фонтан в следующем году. №4(65), 2012
УГОЛОК НАУКИ
no image
УГОЛОК НАУКИ

Понятно, что для человека, измученного бессонницей, таблетки снотворного могут казаться долгожданным спасением. Но, как следует из публикации в авторитетном «Бритиш медикал джорнал», к приему этих препаратов надо относиться с большой осторожностью. Британские ученые уверяют, что прием более чем 18 доз...

Понятно, что для человека, измученного бессонницей, таблетки снотворного могут казаться долгожданным спасением. Но, как следует из публикации в авторитетном «Бритиш медикал джорнал», к приему этих препаратов надо относиться с большой осторожностью. Британские ученые уверяют, что прием более чем 18 доз этих препаратов в год значительно увеличивает риск преждевременной смерти. В исследовании приняло участие 10 500 человек, которые по предписанию врача принимали снотворное свыше двух с половиной лет. Средний возраст участников составлял 54 года. Для сравнения была взята группа из 23 500 человек, которые за этот же период такие лекарства не принимали. Результаты, по мнению авторов, позволили проследить указанную связь. Причем, угроза смерти возрастает пропорционально увеличению дозы препарата. При приеме до 18 доз в год она становится больше в 3,5 раза, в интервале от 18 до 132 доз – вчетверо, а при его превышении – впятеро. Зависимость эта сохраняется во всех возрастных группах, но особенно явно она прослеживается у людей от 18 до 55 лет, сообщают авторы. Они подчеркивают, что полученные ими результаты лишь подтверждают ранее выявленную зависимость. Кроме того, возрастает и риск заболевания раком: у тех, кто особенно часто принимает снотворное, он выше на 35%. Главный редактор «Бритиш медикал джорнал» Триш Гроувз в своем комментарии к статье делает вывод: хотя авторы и не установили однозначно, что прием снотворного обуславливает преждевременную смерть, их анализ помог исключить многие другие причины. Сергей ПЛЯСУНОВ №4(65), 2012
no image
УГОЛОК НАУКИ

Система ориентации, которой располагают почтовые голуби, давно вызывала удивление и была предметом научного интереса. И в самом деле, как эти изящные птицы гарантированно находят дорогу домой за многие сотни километров? Что за «шестое чувство» помогает им безошибочно отыскивать верный маршрут,...

Система ориентации, которой располагают почтовые голуби, давно вызывала удивление и была предметом научного интереса. И в самом деле, как эти изящные птицы гарантированно находят дорогу домой за многие сотни километров? Что за «шестое чувство» помогает им безошибочно отыскивать верный маршрут, ведущий к цели? Это теме посвящена одна из публикаций британского журнала «Нэйчур». До сих пор было принято считать, что «встроенный компас», находящийся под кожей, в верхней части клюва, позволяет птицам ориентироваться по магнитному полю земли. Речь шла о нервных окончаниях, содержащих оксиды железа. Но новое исследование, в котором принимали участие Давид Киз из венского Института молекулярной патологии и Эрве Кадиу из страсбургского Национального научно-исследовательского центра, позволяет расширить прежние представления. Вывод таков: упомянутые выше клетки оказались вовсе не «компасом», они относятся к иммунной системе и нервными волокнами вообще не являются. Ученые не могут исключить того, что в верхней части клюва этих птиц есть небольшое количество магниточувствительных рецепторов, но о существовании там некоей воспринимающей системы говорить не приходится. «Клюв – не тот орган, который воспринимает магнитные волны», – говорит Э.Кадиу. Таким образом, исследователи опять оказались в самом начале пути. Некая «система Джи-Пи-Эс» у голубя есть, и это несомненно. А где она и как действует – ответ на этот вопрос еще предстоит найти. Правда, по мнению Э.Кадиу, след они, если применить охотничью терминологию, уже взяли: есть в обонятельной ткани птиц некие сенсорные структуры, восприимчивые к магнитным волнам. Такие же, кстати говоря, есть и у радужной форели. Значит – дело за малым: надо доказать, что новые предположения обоснованы. Зато еще на один таинственный вопрос, касающийся голубей, на этот раз тех, что обитают в германской столице, к счастью удалось ответить. Некоторое время назад все поголовье сизарей настигла серьезная хворь, принявшая масштабы эпизоотии. Первые её следы проявились еще в 2006 году. Птицы теряли координацию, при ходьбе начинали ковылять, а то и просто падать. Врачи установили у них явные патологии головного мозга. Оказалось, что всему виной паразиты, по латыни именуемые Sarcozystis calchasi. Птицы от присутствия в организме этих непрошеных гостей не гибли, но становились легкой добычей своих хищных крылатых собратьев, не говоря уже о кошках и прочих заядлых врагах. Голубь же выступал для злостных паразитов просто промежуточным хозяином. Теперь специалистам в области ветеринарной медицины предстоит создать вакцину, после прививок которой голуби будут избавлены от нежданной беды. На это, по мнению экспертов, может уйти около четырех лет. Александр ВАРВАРИН №4(65), 2012