Выпуск №12(50), 2010

Обращение главного редактора
no image

Вышел в свет новый очередной, 50-й по счету номер интернет-журнала «Вся Европа.ru», издаваемого Европейским учебным институтом (ЕУИ). Очередной, обычный и в то же время необычный. Обычный – потому, что в нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в...

Вышел в свет новый очередной, 50-й по счету номер интернет-журнала «Вся Европа.ru», издаваемого Европейским учебным институтом (ЕУИ). Очередной, обычный и в то же время необычный. Обычный – потому, что в нем, как и во всех предыдущих, рассказывается о происходящем в Европейском Союзе и отношениях между Россией и ЕС. Анализируются последние события и новейшие тенденции в политической, экономической, социальной и культурной жизни и правоприменительной практике ЕС и его государств-членов. Необычный – потому, что это юбилейный выпуск. Помимо подробных комментариев к недавно состоявшемуся саммиту Россия-ЕС, оказавшемуся намного более результативным, чем предшествующие, в нем приводится широкая палитра мнений российских и зарубежных экспертов о перспективах углубления сотрудничества между Россией, ЕС и государствами-членами в 2011 году, особенно с учетом будущего председательства Польши в интеграционном объединении. Подробнейшим образом исследуются кризисные явления в экономике зоны евро и система мер, разработанных и уже осуществляемых Брюсселем для его купирования. Соответствующий материал на английском языке, например, так и называется «Анатомия» экономического кризиса. В выпуске также показывается, как сейчас расставляются акценты в нормотворческой деятельности ЕС. Рассматриваются многие другие актуальнейшие сюжеты, связанные, например, с меняющимися подходами Лондона к происходящему на материке. И мы благодарны нашим постоянным читателям, всем тем, кто эти годы внимательно следил за нашими публикациями, и молодым европеистам, которые только недавно открыли для себя наш журнал. Необычный – потому, что это предновогодний номер. Мы рады были включить в него несколько современных (эксклюзивных) европейских пост-постмодернистских рождественских сказок и зарисовок – грустных и веселых, назидательных и не очень, содержащих, как и полагается, новогодние поздравления и пожелания. Мы присоединяемся к ним с большим удовольствием. Счастья вам, дорогие читатели и коллеги, здоровья, успехов и везения в 2011 году. Чтобы он принес вам и всем нам как можно больше радостей и удовлетворения. И складывался так, как мы все этого хотим. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России №12(50), 2010
Дневник событий
no image
Политика

Евросоюзу грозит возврат популизма? «У победы много родителей, а поражение – всегда сирота». Эта крылатая фраза вполне применима к дискуссии, которую ведут сегодня европейские правые и левые политики, обвиняя друг друга в тяжелой финансово-экономической ситуации, сложившейся в зоне евро в...

Евросоюзу грозит возврат популизма? «У победы много родителей, а поражение – всегда сирота». Эта крылатая фраза вполне применима к дискуссии, которую ведут сегодня европейские правые и левые политики, обвиняя друг друга в тяжелой финансово-экономической ситуации, сложившейся в зоне евро в результате затяжного кризиса. Главная проблема не только в трудных поисках пути спасения все новых стран, которые ввели у себя единую европейскую валюту: сначала Греции, теперь – Ирландии, а в недалеком будущем, возможно, Португалии и Испании. Речь идет о гораздо более масштабном явлении – постепенной утрате Европейским Союзом лидирующей позиции в мировой экономике (в этом году ожидается совокупный рост всего на 1,7%, при том, что в США он составит 2,6%, а в Китае вообще 10,7%; безработица в ЕС превышает 23 миллиона человек), а также о значительных изменениях в его внутренней политике и даже ином функционировании институтов. Подчеркнем, что этот крайне неприятный процесс совпал с первой годовщиной вступления в силу выстраданного «двадцатью семью» Лиссабонского договора, который, как показал нынешний кризис, уже успел устареть в некоторых своих важных аспектах. Действительно, одним из главных намерений Лиссабонского договора, который, хотя и с оговорками, называют общеевропейской конституцией, было усиление роли ведущих органов ЕС. Однако, если не считать очевидно укрепившейся позиции Европейского Парламента, то можно утверждать: кризис подтолкнул национальные правительства входящих в Союз стран к все более автономным действиям без оглядки на партнеров. Убедительный пример: крупнейшие государства – Германия, Франция и Великобритания – приобрели еще больший вес, решая в первую очередь собственные проблемы и взаимодействуя по необходимости между собой на двусторонней основе. Это вооружает евроскептиков все новыми аргументами не только против единой валюты, но и против интеграции вообще; они ссылаются на то, что национальные интересы теперь еще больше заслоняют собой интеграционные цели… А могло ли быть иначе, если кризис уже привел к падению лейбористского правительства в Британии, резкому сокращению популярности президента Франции, пошатнул авторитет канцлера Германии, сильно осложнил жизнь премьерам Португалии и Испании, подталкивает к падению правительство «кельтского тигра» – Ирландии? Нет, речь пока не идет о принципе «спасайся, кто как может». Но внутриполитические интересы лидеров каждой страны, несомненно, выдвинулись на первый план. Разве не поэтому представители Германии на совещании в Брюсселе о возможном увеличении фонда экстренной помощи на случай появления новых остро нуждающихся в ней стран (читай – Португалии и Испании) заявляли, что пока «не видят в этом необходимости»? Очевидно, что в Берлине явно проявляется усталость от выпавшей на его долю роли кредитора ЕС… В большинстве государств Европы у власти находятся правые или правоцентристские силы, которые подвергаются острой критике политиками либерального и левого спектра. Вот какое обвинение правящим элитам выдвинул, в частности, лидер европейских социалистов датчанин Поль Нюруп Расмуссен: «Консерваторы ведут Союз по ошибочному пути. Будь то Меркель, Саркози, Кэмерон или главы европейских учреждений Баррозу и Ван Ромпей, направление остается прежним: существует слепая вера в то, что политика, заведшая всех нас в экономический кризис, сможет вывести из него. Однако нам требуются больше решимости, больше солидарности и более скоординированные действия». Не только политики и экономисты, но и около 70% простых жителей «двадцати семи» обнаружили, что правы были аналитики, предостерегавшие от эйфории после введения евро. Но шапкозакидательство продолжалось почти десять лет, вплоть до нынешнего кризиса. Сегодня особенно тревожно прозвучало высказывание одного из крупнейших строителей единой Европы Жака Делора: «Экономический и валютный союз стал жертвой финансового капитализма и провала, вызванного безответственностью наших руководителей. Ошибкой стало стремление создать валютный союз без экономического. В результате теперь рынки предупреждают, что, если не сократить дефицит государственного бюджета, они перейдут в атаку. А поскольку курс на сокращение госбюджета ведет к падению экономического роста, то рынки объявляют, что пойдут в атаку из-за недостаточного роста. Нас ожидает возврат популизма, что не может не вызывать беспокойства, поскольку он будет проявляться не только в ходе национальных выборов, но и в Европейском Совете». Напомним, что этот орган призван постепенно превратиться в экономическое правительство всего ЕС. А пока министры финансов «двадцати семи» решили в спешном порядке в конце ноября создать постоянный Европейский стабилизационный механизм, который должен приводиться в действие в случае угрозы дефолта той или иной страны. Его главная цель – сместить основную финансовую нагрузку со стран-доноров на кредиторов тех государств, которые дошли до дефолта, на чем настаивала, прежде всего, Германия. Правда, эта система заменит нынешний европейский фонд помощи только в 2013 году, а за два года многое может случиться, если не удастся усмирить кризис. Весьма показательно: новый орган будет находиться под контролем правительств стран ЕС, а не Европейской Комиссии, что потребует больше времени на согласование решений, которые будут зависеть, в основном, от мнения опять же ведущих государств Союза. Игорь ЧЕРНЫШОВ №12(50), 2010
no image
Политика

6 мая 2010 г. в Великобритании состоялись парламентские выборы, победу на которых одержала консервативная партия во главе с Дэвидом Кэмероном. Эту победу нельзя назвать убедительной, ведь тори не получили абсолютного большинства (лишь 306 мест в палате общин против 258 у...

6 мая 2010 г. в Великобритании состоялись парламентские выборы, победу на которых одержала консервативная партия во главе с Дэвидом Кэмероном. Эту победу нельзя назвать убедительной, ведь тори не получили абсолютного большинства (лишь 306 мест в палате общин против 258 у лейбористов и 57 у либерал-демократов), тем не менее, это победа, причем долгожданная, ведь консерваторы вернулись к власти после длительного – 13-летнего – пребывания в оппозиции. Первым консервативным премьер-министром ХХI столетия стал Дэвид Кэмерон. Он – самый молодой с 1912 г. британский премьер, первый после почти пятидесятилетнего перерыва лидер тори-аристократ, и не просто аристократ, а потомок короля Вильгельма IV (его линия идет от незаконнорожденной дочери короля). Таким образом, Кэмерон состоит в дальнем родстве с королевой Елизаветой. Да и учился он в престижной начальной школе, которую окончили принцы Эндрю и Эдвард. Знаменательно, что после сына строителя (Э.Хит), дочери бакалейщика (М.Тэтчер), сына циркового артиста (Дж.Мэйджор) власть в партии тори вновь перешла к аристократу. Дэвид Кэмерон родился 9 октября 1966 г. Он – третий ребенок в семье (у него есть старший брат и сестра). Отец Дэвида – Иэн Кэмерон – инвалид с детства, биржевой маклер, мать – Мэри Маунт – представительница рода Тэлботов (это имя, наряду с Черчиллями, Сесилами и некоторыми другими, считается великим именем в британской истории). Дэвид получил элитaрное образование: привилегированная начальная школа Хитердаун, знаменитый Итон, а затем «кузница премьер-министров» Оксфордский университет, где он изучал политику, экономику и философию. Впоследствии Кэмерон в шутку признавал, что имеет «ужасное си-ви». В Итоне он был «хорошистом», проявляя интерес лишь к литературe, истории, музыке и особенно искусству, но никак не к политикe. В 1982 г. его чуть было не исключили из колледжа за употребление гашиша. Британские СМИ вспомнили об этом неприятном эпизоде его биографии в 2005 г., когда Кэмерон баллотировался на пост лидера консервативной партии. Сам же он всегда уходит от ответа на вопрос об употреблении наркотиков, подтверждая таким образом, что не избежал этого порока в молодости. После окончания Итона и до поступления в университет будущий британский премьер-министр успел поработать помощником члена парламента, а затем чиновником в порту Гонконгa, проверяющим бортовые документы прибывающих в порт судов. Возвращаясь домой по транс-сибирской железнодорожной магистрали, Кэмерон пересек весь Советский Союз, побывал также в Ленинграде, Ялте и Киеве, а затем в Румынии, Венгрии и Австрии. Учеба в колледже Брэйзноуз Оксфордского университетa позволила ему впоследствии сделать карьеру в политике. Кэмерон учился упорно, так как был нацелен на получение самых высоких баллов по изучаемым дисциплинам. Наставник Дэвида в университете, один из ведущих британских специалистов в области права профессор Вернон Богданор вспоминает его как одного из самых способных своих студентов. По свидетельству сокурсников, он был дружелюбным, довольно общительным, немного высокомерным и выглядел по-богемному. За склонность к лидерству ему дали кличку «премьeр-министр». Сам Кэмерон объяснял свои амбиции «синдромом младшего брата». Как ни странно, oн не принимал участия в деятельности Консервативной ассоциации Оксфорда, а, напротив, вступил в элитарный клуб «Буллингдон», члены которого славились дурным поведением (регулярно напивались и устраивали пьяные дебоши). Вместе с тем, он был осторожен и ухитрился избежать приводов в полицию. После окончания университета несколько лет проработал в Исследовательском департаментe консервативной партии (занимался разработкой политики тори в области торговли, бизнеса, энергетики и приватизации), a c 1992 г. готовил премьер-министра Джона Мэйджора к ответам на вопросы членов палаты общин. Тогда же он подружился с нынешним министром финансов, cтавшим впоследствии руководителем его избирательной кампании на пост лидера партии, Осборном. Кэмерон хорошо проявил себя в предвыборной кампании 1992 г., однако, надежды на то, что Мэйджор сделает его своим политическим секретарем, не оправдались. Многие коллеги признавались впоследствии, что уже тогда убедились в справедливости и точности его суждений, что выдавало в Кэмероне будущего лидера партии. Он показал себя прекрасным спичрайтером, давал советы высшему руководству страны, включая премьер-министра. А ведь ему было всего 25 лет! Не получив желаемого назначения Кэмерон был настолько разочарован, что даже подумывал уйти из политики. Тем не менее, его следующим занятием на полтора года стала должность специального советника министра финансов Нормана Лэмонта вплоть до его ухода в отставку после так называемого «Черного сентября» - бегствa Великобритании из Европейского механизма обменных курсов, что катастрофическим образом сказалось на репутации правительства Мэйджора, сыграв одну из главных ролей в провале тори на выборах 1997 г. Кэмерон был лоялeн по отношению к Мэйджору, но в узком кругу не скрывал, что не одобряет его «проевропейскую» политику, и называл неудачником. Тем не менее, баллотируясь впоследствии на пост лидера партии, он посчитал необходимым заручиться поддержкой бывшего премьера. У нового канцлера казначейства были свои советники, поэтому оказавшегося не у дел Кэмерона взял к себе Майкл Ховард – будущий лидер тори, а в то время министр внутренних дел. В результате он приобрел опыт работы в еще одном важном министерстве. Если в бытность работы в казначействе ему приходилось оппонировать «теневому» министру финансов Г.Брауну, то теперь – другому участнику знаменитого тандема, «теневому» министру внутренних дел Т.Блэру, перехватившему у тори инициативу в борьбе с преступностью и все более активно внедрявшемуся «на чужое поле». Затем Кэмерон на время оставил политику: он собирался жениться, а зарплата советника не позволяла содержать семью. Поэтому на 7 лет он ушел в телевизионную компанию «Карлтон», одну из самых успешных британских компаний, руководитель которой Майкл Грин был любимцем Тэтчер. Кэмерон стал помощником Грина, а через 2 года – директором компании. В 1995 г. он попытался пробиться в депутаты, но это закончилось неудачей. Вторая попытка – в 2001 г. – увенчалась успехом, хотя в целом партия тори провалилась. С этого момeнта начинается стремительный взлет Кэмерона, который проделал путь от рядового парламентария до уровня лидера партии всего за четыре c половиной года! (Для сравнения, Тэтчер понадобилось для этого 16 лет, Мэйджору – 11 с половиной, Блэру – 11, а Брауну и вовсе 24 года). Уже осенью 2002 г. он стал заместителем «теневого» лидера палаты, а затем (уже при новом лидере партии Майкле Ховарде) – заместителем председателя партии тори. В этом качестве он координировал политику консерваторов в ходе предвыборной кампании 2005 г., включая подготовку партийного манифеcтa. Успешная кампания не привела партию тори к победе, но ей удалось увеличить свое представительство в палате общин на 33 места. После выборов имя Кэмерона стало все чаще упоминаться в СМИ, которые обращали внимание на его молодость, интеллект, обаяние и гибкость взглядов. После поражения партии в 2005г. М.Ховард собрался немедленно уйти в отставку, но сторонники «Ноттинг хиллской команды» (Кэмерона и Осборна) убедили его немного повременить, чтобы дать молодым претендентам время на подготовку к выборам лидера. «Теневой» министр образования Кэмерон выставляет свою кандидатуру и в декабре 2005 г. в возрасте 39 лет становится новым лидером тори. Его конкурентами были такие «тяжеловесы», как представитель правого крыла Д.Дэвис, известный «европеист» (бывший министр финансов в правительстве Мэйджора) К.Кларк, еще один бывший министр М.Рифкинд, а также нынешний министр обороны Л.Фокс. Решающую роль в победе Кэмерона сыграла не только представленная им программа модернизации партии, но и его способность говорить «без бумажки» (и без телесуфлера). Речь, в которой, расхаживая по сцене, он обосновал необходимость фундаментальных изменений в партии, призвав к воплощению в жизнь так называемого «сострадательного консерватизма» (этот термин взят из идеологического арсеналa республиканцев США), была встречена овацией. Ему отдали голоса 78% членов партии. Безусловно, избрание Кэмерона произошло благодаря его личным качествам, но также потому, что уставшиe от прозябания в оппозиции тори жаждали реванша, а все предыдущие лидеры по разным причинам не смогли привести партию к победе. Поскольку бороться с Блэром было непросто (в ходе этой борьбы сменилось 4 лидера), консерваторы решили использовать против лейбористов их же оружие, скопировав Блэра. Кэмерон был молод и харизматичен, он напоминал молодого Блэра, и тори поверили, что ему удастся повторить то, что в свое время совершил лидер лейбористов – модернизировать партию, сместить ее к центру и вернуться во власть. Сходство с Блэром заключается также в том, что лидер тори – примерный семьянин, отец троих детей (еще один ребенок, страдавший от церебрального паралича и эпилепсии, скончался в 2009 г.). По его словам, семья всeгда стояла для него на первом месте по сравнению с амбициями стать премьер-министром. Род cупруги лидера тори Саманты восходит к Карлу II: она правнучка в 9 степени фаворитки короля Нелл Гвин. Более 300 лет назад семья предков Саманты владела Букингемским домом, ставшим впоследствии Букингемским дворцом. Подругa сестры Дэвида, она cтала успешным дизайнером и зарабатывает больше мужа. Хотя и Кэмерон вовсе не беден: его состояние оценивают в 4 миллиона фунтов стерлингов. Избрание Кэмерона лидером кардинально изменило ситуацию: если раньше единственная оппозиция Блэру была в его собственной партии, то теперь ему противостоял молодой, многообещающий лидер, далекий, по его словам, от всякой идеологии прагматик и реалист, а также центрист, что даже дало повод упрекам со стороны лейбористов, что он играет «на их поле». Назвавший себя «наследником» Блэра (heir to Blair), Кэмерон сразу же дал понять, что с ним связано будущее страны, а с Блэром, организаторскими и ораторскими способностями которого он восхищался, – прошлое. И все же можно считать, что Кэмерону повезло, что он столкнулся с Блэром тогда, когда тот был уже на закате своей славы, в противном случае его политическая судьба, скорее всего, была бы незавидной. Многие тори вздохнули с облегчением, когда стало известно, что Блэр, наконец, уходит в отставку. В палате общин новый лидер держался уверенно, что было заметно уже в ходе первой в новом качестве лидера оппозиции дуэли в палате общин 7 декабря 2005 г. Оппонирование премьер-министру не было для него чем-то совсем новым, так как ранее он занимался подготовкой к парламентскому часу вопросов и ответов как премьера, так и лидеров оппозиции. Кроме того, он ощущал за собой поддержку не только членов собственной партии, но и избирателей в целом: тори сразу же обошли по популярности лейбористов. Впрочем, их еще предстояло убедить в том, что консервативная партия серьезно меняется, двигаясь по направлению к центру. Еще осенью 2004 г. в своих выступлениях Кэмерон начал акцентировать необходимость подобного сдвига, модернизации партии, ликвидации искусственных разногласий с лейбористами, корректировки курса в отношении Европы. Он предлагал построить сильное общество, в центре которого будет семья, в том числе и нетрадиционная, что не могло не вызвать раздражение правого крыла. Новый лидер отошел от привычных для тори тем – проблем иммиграции, преступности, политики в отношении Европы – и переключился на непривычные - охрану окружающей среды (так называемое «качество жизни»), международное развитие, состояние государственных школ, Национальной службы здравоохранения. Он неоднократно подчеркивал, что, имея ребенка-инвалида, он лучше многих в стране понимает проблемы здравоохранения. Он обещал, что будущее консервативное правительство сохранит высокий уровень ассигнований на общественные нужды. Это должно было убедить избирателей в том, что консервативная партия превратилась в прагматичную и умеренную альтернативу лейбористам. (Впрочем, в конце 2008 – кризисного – года тори от этого по-тихому отказались, мотивировав произведенную корректировку необходимостью ставить реальные цели). Кэмерон расширил представительство женщин в партии и во фракции (четверо из них были назначены членами «теневого» кабинета). Стали продвигаться представители этнических меньшинств. Былa также изменена политика партии в вопросах социальнoй справедливости, глобализации и бедности, национальной и международной безопасности, экономической конкурентоспособности и улучшения работы общественных служб. Несмотря на то, что он периодически делал реверансы в сторону Тэтчер, Черчилля и других выдающихся деятелей консервативной партии, несогласные с пересмотром партийной политики и отказом от традиционных ценностей представители правого крыла (так называемые «хранители огня Тэтчер») обвиняли его в предательстве тэтчеризма. На самом деле, как неолиберал в экономике и евроскептик в политике, Кэмерон безусловно тэтчерист, а точнее – посттэтчерист. Но его социальная политика, отношение к работе общественных служб, решению проблем окружающей среды и бедности говорит о сильном влиянии на него «нового лейборизма». Таким образом, память о тэтчеризме была жива, а вот идеология тэтчеризма стала достоянием истории, уступив прагматизму. Впрочем, успехи, которые стала демонстрировать партия тори на выборах в местные органы власти уже весной 2006 г., равно как и финансовые потоки, поступающие в партию впервые за долгие годы безденежья, более-менее примирили недовольных с новым лидером. Безусловно, выстраивание отношений с Тэтчер было делом непростым. С одной стороны, она выражала крайне правые, если не сказать – одиозные – взгляды в партии, с другой, пытающийся сдвинуть тори к центру Кэмерон не мог не считаться с многочисленными сторонниками баронессы (включая и своих родителей), в поддержке которых он безусловно нуждался. Ему приходилось периодически прибегать к умиротворяющей правых антиевропейской риторике, чтобы они не ушли в UKIP (Партию независимости Соединенного Королевства, выcтупающую за выход страны из ЕС). В парламенте Кэмерон действовал так, как поступали до него многие лидеры оппозиции: выбирая слабые места в политике лейбористского правительства, он методично обстреливал премьер-министра и других членов кабинета, но в отличие от своих предшественников делал это умело и последовательно. Его нападки поддерживали очнувшиеся от летаргического сна заднескамеечники, воодушевленные напором своего предводителя. Поначалу сменивший Блэра на посту главы правительства Браун не рассматривал молодого лидера консерваторов в качестве угрозы для правящей партии и относился к нему, как к представителю старой гвардии тори. Pейтинг нового премьер-министра был высок благодаря его решительным действиям по борьбе с наводнениями и вспышкой ящура в стране летом 2007 г. Под его руководством была предотвращена попытка терактов в Лондоне и Глазго. В результате, в опросах общественного мнения лейбористы опередили тори. Как бы ни отзывался Кэмерон о премьер-министре на публике, в кругу коллег он заявлял, что Брауна нельзя недооценивать. В целях закрепления успеха окружение Брауна даже подумывалo о проведении внеочередных парламентских выборов, чтобы обеспечить новому премьеру бесперебойное пятилетнее правление. Но целый ряд видных членов лейбористского правительства полагали, что для победы на выборах требуется многомесячное лидерство в опросах. Сам Браун считал, что ему потребуется по меньшей мере год, чтобы утвердиться в должности премьера. К тому же – что представлялось важным – против досрочных выборов была настроена медиаимперия Мэрдока, а значит респектабельная и очень влиятельная газета «Таймс», самые массовые таблоиды «Сан» и «Ньюс оф зе Уорлд», с мнением которых нельзя было не считаться. Аналитики предсказывали Брауну в случае проведения выборов большинство в палате общин в 35-45 мест, что показалось ему явно недостаточным. Наверно позже британский премьер жестоко пожалел о том, что так бездарно упустил возможность получить от избирателей мандат на управление страной. Что же касается тори, то для них внеочередные парламентские выборы были совсем не ко времени, ведь новому руководству партии еще предстояло убедить страну в преимуществах «сострадательного консерватизма». В этих условиях не поддавшийся панике Кэмерон и его ближайшее окружение нанесли правительству ответный, очень чувствительный удар. На конференции тори осенью 2007 г. «теневой» министр финансов Осборн объявил о намерении будущего консервативного правительства сохранить налог на наследство только для миллионеров, освободив от него широкие массы британцев, а также обложить налогами проживающих в Великобритании богатых иностранцев. Это было с энтузиазмом встречено народом. Конференция прошла под лозунгом укрепления семьи, порядка, усиления ответственности общества, превращения Великобритании в страну, комфортную для проживания (с точки зрения экологии и безопасности), а также улучшения здравоохранения. В довершение ко всему лидер тори произнес 3 октября блестящую речь: он вновь более часа говорил «без бумажки». А закончил такими словами: «Пусть люди вынесут свое решение в отношении 10 лет пустых обещаний… Пусть люди решат, кто способен провести в жизнь изменения, в которых нуждается наша страна. Объявляйте выборы! Мы будем сражаться! Британия победит!»*1. Эти слова были встречены шквалом аплодисментов. Преимущество лейбористов в опросах общественного мнения мгновенно испарилось, а популярность Кэмерона взлетела до 80 пунктов. Это заставило опасавшегося «подвешенного» парламента Брауна окончательно отказаться от мысли проводить внеочередные выборы. Это было ошибочное, можно сказать роковое решение, которое к тому же выглядело как унизительное отступление напуганного перспективой провала на выборах премьера. Так резко популярность правительства не изменялась со времен Фолклендской войны, а по имиджу нерешительного Брауна был нанесен сокрушительный удар, от которого он уже не смог оправиться. Таким образом, тори получили то, в чем так нуждались – несколько дополнительных лет, необходимых для обработки избирателей, что позволило им впоследствии одержать победу на выборах. Почувствовав поддержку в обществе и СМИ, Кэмерон усилил нападки на премьер-министра. Он действовал против Брауна более жестко и агрессивно, чем против Блэра. В cвоих выступлениях он не уставал подчеркивать разочарование в связи с отказом Брауна провести выборы, называя того первым премьером, который отказался от выборов потому, что собирался на них выиграть. В их дуэлях в палате общин не желавший признавать своих ошибок премьер выглядел упрямым и усталым. Опытному пиарщику Кэмерону удалось осуществить перестройку в партии, существенно обновить ее имидж, сделав ее современной и прогрессивной в глазах избирателей. Было бы преувеличением утверждать, что программа действий тори была альтернативной политике лейбористов, но видимость таковой она, безусловно, создавала. Консерваторы стали уделять внимание тем проблемам, которыми раньше вообще не занимались, например экологии. Партия существенно «позеленела», изменился даже ее логотип – вместо факела с голубым огнем («факела свободы», предложенного Тэтчер еще в 1977 г.) им стало зеленое дерево с голубым стволом. В подтверждение серьезности увлечения проблемами экологии Кэмерон даже поручил ремонт своего дома известному эко-декоратору, в результате чего дом был оснащен солнечными батареями, ветряным двигателем и другими подобного рода приспособлениями. Кроме того, новый лидер стал передвигаться на экологичном виде транспорта – велосипеде. Были признаны социальные нововведения лейбористского правительства, включая минимальный уровень оплаты труда, консерваторы смирились с реформой палаты лордов и расширением региональной автономии. Чтобы не испортить имидж партии, была скорректирована политика в отношении иммигрантов в сторону ее некоторого смягчения в отношении граждан ЕС. При этом сохранялась нетерпимость в отношении иммигрантов извне ЕС. Oтмечая озабоченность британцев этой проблемой, создававшей дополнительные нагрузки на школы, больницы и домостроение, Кэмерон в ходе предвыборной кампании 2010 г. обещал сократить количество приезжающих иммигрантов с «сотен тысяч» до «десятков тысяч». Что касается вопросов внешней политики, то здесь расхождения между консерваторами и лейбористами были не слишком заметны. Тори поддержали военные действия против талибов в Афганистане и Саддама Хусейна в Ираке. В ходе голосования в палате общин 26 февраля 2003 г. лишь 13 консерваторов, присоединившись к либерал-демократам и восставшей части лейбористов, голосовали против решения правительства начать военные действия против Ирака. Кэмерон был в числе поддержавших войну. Консерваторы обвиняли лейбористское правительство в том, что оно скрыло от общественности истинные причины вторжения, недооценило последствия войны в Ираке, a также воюет неэффективно в Афганистане. По другим вопросам, в частности, ближневосточному урегулированию, проблеме Ирана, борьбе с мировой бедностью позиция консерваторов была по существу аналогична позиции правительства. Тори привержены союзу с США, однако, учитывая непопулярность идеи укрепления англо-американских отношений в свете обстоятельств вокруг войны в Ираке, их позиция была сформулирована следующим образом: отношения с Соединенными Штатами должны быть прочными, «но не рабскими» (явный намек на диспропорции в рамках тандема Блэр – Буш). Новое руководство хотя и называет Великобританию младшим партнером США, считает, что в этом партнерстве Лондон вполне в состоянии оказывать влияние на поведение старшего партнера, а также проводить свою линию вместо того, чтобы плестись за ним. Предметом расхождений является политика в ЕС. Консерваторы – последовательные противники единой европейской валюты. Их предвыборная кампания 2001 г. прошла под лозунгом «Спасем фунт стерлингов». В манифесте партии на выборах 2005 г. подчеркивалось, что тори хотят создать «гибкую» Европу, в которой отдельные государства смогут по своему желанию интегрироваться более тесно. Тезис «в Европе, но не управляемая из Европы», что является перепевом высказывания Черчилля «в Европе, но не часть Европы», стал лейтмотивом программных документов консервативной партии. Обвиняя лейбористское правительство Блэра в пренебрежении британскими национальными интересами, тори ратовали за разделение ЕС на несколько зон разной степени интеграции. Они выступили против европейской конституции в принципе, мотивируя это тем, что она нанесет ощутимый удар по экономике страны, возродит власть профсоюзов, лишит Великобританию права распоряжаться своими энергетическими ресурсами, поставит под контроль политику в сфере иммиграции и предоставления убежища и т.д. Консервативная партия предложила «Новую сделку» для Европы ХХI века: углубление сотрудничества в различных областях лишь для согласных на это стран, без навязывания другим (так называемую «меняющуюся геометрию»); укрепление принципа субсидиарности (усиление роли национальных парламентов); сокращение бюджета ЕС и введение обязательного контроля за расходованием средств; обязательность проведения референдума по вопросу конституционных изменений договора Сoюза; подтверждение свободы рынков и торговли как главных целей участников договора; национальный контроль за внешней и оборонной политикой, укрепление НАТО и ряд других мер. Предлагалось усилить контроль национальных парламентов за деятельностью Еврокомиссии, наделив их правом блокировать инициативы ЕС и даже смещать комиссаров, перенести в целях экономии местонахождение Европарламента из Страсбурга в Брюссель. Тори были против введения постов президента Евросоюза и министра иностранных дел, создания европейского дипломатического корпуса и армии. Наконец, консервативная партия потребовала провести референдум по европейской конституции еще до ее обсуждения в британском парламенте, справедливо полагая, что в этом случае она будет отвергнута народом*2. К большому сожалению тори, им не удалось добиться проведения референдума по конституции. При новом лидере консерваторы подтвердили свою приверженность децентрализации и большeй гибкости Союза, выступили за отказ от Хартии основных прав человека, против вступления в Экономический и валютный Союз. В партии широко распространено мнение, что отношения Великобритании с ЕС следует поставить на другую договорную основу – в частности, вернуть стране отдельные полномочия, переданные Суду ЕС. Стремясь не допустить, чтобы недовольные политикой руководства тори переходили в UKIP, предыдущий лидер М.Ховард даже вынашивал идею выхода Великобритании из ЕС и последующего возвращения в Союз уже на другой основе. Только давление Кэмерона, поддержанное представителями деловой элиты, заставило его отказаться от этой безумной идеи. Консерваторы обвиняли правительство в нарушении обещания провести референдум по Лиссабоннскому договору, но делали это осторожно, дабы не спровоцировать дискуссию в собственной партии по вопросу отношения к Европе, что вызвало бы к жизни давний раскол. Помешать прохождению в парламенте договора, которого, по словам Кэмерона, следует стыдиться, тори не смогли – у них просто не хватило голосов. После ратификации (охарактеризованной тори как предательство) и вступления договора в силу с 1 декабря 2009 г., они вынуждены были с ним смириться. Кэмерон обещал вывести консервативную фракцию в Европарламенте из объединения Европейская народная партия – Европейские демократы, так как оно поддерживает идеи федерализма и экономического протекционизма. Консерваторы выступают за расширение ЕС, полагая, что это будет способствовать поддержанию межгосударственной системы в Сoюзе, а не формированию наднациональных органов управления. Такая позиция тори находила поддержку у избирателей, и на выборах в Европарламент в июне 2009 г. они заняли первое место, получив 28% голосов (UKIP с 16% вышла на второе место, а лейбористы c 15,7% - лишь на третье). В подтверждение своей серьезности в отношении ЕС в ходе предвыборной кампании 2010 г. консерваторы предложили изменить законодательство, чтобы у правительства в будущем не было возможности передавать важнейшие вопросы в ведение Союза без проведения референдума; принять отдельный закон о суверенитете страны, который бы четко зафиксировал приоритет Вестминстера; вернуть наиболее болезненные вопросы социального и трудового законодательства в сферу компетенции британского правительства, а также ряд других мер. Благодаря своей способности не уходить от обсуждения возникающих проблем, принимать меры «быстрого реагирования» (как в случае «нецелевых» расходов членов парламента) лидер тори выходил из сотрясавших страну перед выборами скандалов с наименьшими потерями. В глазах избирателей на фоне Брауна он выглядел несравнимо лучше. Пожалуй, единственной проблемой, в решении которой Браун все же выглядел более внушительным и компетентным, была борьба с международным финансово-экономическим кризисом, разразившимся в Великобритании в начале 2008 г. Аналогично многим в стране Кэмерон не смог почувствовать серьезной опасности, которую представляло собой безоглядное «надувание», в том числе и перехваленным профессионалом Брауном, огромного финансового пузыря, который лопнул впоследствии с таким оглушительным треском. Когда кризис разразился, премьер хоть и с небольшим запозданием, но действовал решительно и профессионально, национализируя банки, проводя международные совещания, на которых разрабатывались меры ликвидации последствий кризиса. Даже недруги Брауна признавали, что будь премьером Кэмерон, ему бы вряд ли удалось собрать представительный саммит «Двадцатки» в британской столице. На фоне монументального, пользующегося уважением мировых лидеров Брауна, занимающегося решением глобальных проблем, Кэмерон выглядел и неопытным, и легковесным. Да и национализация банков после того, как к ней прибегли другие страны, уже не выглядела крупным просчетом правительства, как ранее заявлял лидер тори. Чтобы подправить свой имидж в вопросах финансов и экономики, Кэмерон даже вынужден был привлечь к сотрудничеству бывшего министра финансов в правительстве Дж.Мэйджоpа 68-летнего Кеннета Кларка, который в нынешнем коалиционном кабинете занял пост лорда-канцлера и министра юстиции. В условиях мирового кризиса консерваторы cкорректировали свою экономическую программу: обвинив правительство в стремлении «тратить сейчас, не думая о будущем», совсем в духе Тэтчер призвали к сокращению государственных расходов. Манифест консервативной партии на выборах 2010 г. «Приглашение участвовать в правительстве Британии» содержал следующие обещания в области внутренней политики: отказ от введения удостоверений личности, установление лимита на прием иммигрантов извне ЕС; повышение порога налога на наследство до уровня после 1 миллиона фунтов стерлингов; сокращение расходов во всех сферах, кроме здравоохранения и помощи другим государствам; ликвидацию значительной части структурного дефицита в течение 5 лет; проведение местных референдумов по тем или иным вопросам; разрешение благотворительным фондам учреждать собственные, неподконтрольные властям школы, а также улучшение финансирования школ для бедных. Во внешнеполитической части подтверждалась приверженность трансатлантическим отношениям, укреплению режима нераспространения ядерного оружия, реформе международных институтов, укреплению отношений с Китаем, Индией, Пакистаном, странами Персидского залива, Северной и Латинской Америки (Россия в этом ряду не упоминалась). Тори высказались против перехода на евро, подчеркнули необходимость укрепления НАТО в качестве краеугольного камня безопасности страны, поддержания ядерных средств, создания Совета национальной безопасности*3. Что касается вопросов англо-российских отношений, то надо отметить, что лидер партии неоднократно высказывался негативно в адрес России, к которой в начале своей политической карьеры он испытывал неподдельный интерес. В августе 2008 г. Кэмерон выступил за исключение России из «группы восьми», введение против нее экономических санкций в связи с войной на Кавказе, отказ в визах российским бизнесменам, прием Грузии в НАТО. Он даже совершил блиц-визит в Тбилиси, что не пришло в голову лейбористам, также занявшим в отношении России жесткую позицию. Сторонником нормализации англо-российских отношений является нынешний глава «Форин офиса» У.Хейг, подчеркивающий, что у нас есть общие интересы, над которыми необходимо работать вместе, а дело Литвиненко – это пройденный этап. Подытоживая, следует отметить, что трем предшественникам Кэмерона на посту лидера тори не удалось модернизировать партию. И только он смог вытащить консерваторов из небытия и привести их к победе на выборах 2010 г. Его называют самым популярным лидером консервативной партии, даже более искусным, чем Тэтчер, настоящим «heir to Blair». Несмотря на свое аристократическое происхождение (а может быть именно поэтому), Кэмерон сознательно культивирует имидж «человека из народа». До победы консервативной партии на выборах он ездил на работу на велосипеде. Аналогично сигаре Черчилля, сумочке Тэтчер, велосипедный шлем стал его отличительным знаком. Став премьером, oн распорядился, чтобы министры добирались на работу общественным транспортом, а служебный использовали только в представительских целях. Стремясь сохранить контакт с простыми людьми, Кэмерон взял за правило ходить пешком на короткие расстояния. Так, в частности, он прошел пешком из своей резиденции на Даунинг-стрит, 10, в здание парламента по Уайтхоллу, который в любое время дня запружен туристами. Безусловно, это создает дополнительные трудности для охраны премьер-министра: как известно, Великобритания не самая безопасная страна, и террористические акты там не редкость. Небезынтересным для граждан России является, в частности, и такой факт: чтобы не раздражать соотечественников, а также в целях экономии премьер отказался от традиционного в последние 20 лет мотоциклетного эcкорта, и его не имеющий мигалки автомобиль теперь простаивает в «пробках» наравне со всеми. Все это можно было бы назвать популизмом, но Кэмерон правильно рассчитал, что чего-то подобного ждала от него страна. Его поведение импонирует британцам, которые в последнее время устали от тяги к роскоши многих парламентариев прошлого созыва, в том числе министров лейбористского правительства. Все это вместе взятое создает привлекательный образ человека искреннего, открытого, «своего парня», который аналогично Блэру тринадцатилетней давности, как надеются многие британцы, сможет очистить политику от той грязи, в которую она была погружена в последние годы правления лейбористов, и - чем черт ни шутит – положить начало еще одному длительному периоду правления консерваторов. Впрочем, негативная реакция британцев на непопулярные меры коалиционного правительства (резкое сокращение государственных расходов, в том числе и на социальные нужды) может внести в этот процесс свои коррективы. © Наталия КАПИТОНОВА, профессор МГИМО *1 Цит. по: Fr.Elliott, J.Hanning. The Rise of the New Conservative. L., 2009, p.327. *2 Puttring Britain First. The Conservative European Manifesto 2004. – P.1-24. *3 Where We Stand. The Conservative Party Manifesto 2010. (www.conservatives.com/policy). №12(50), 2010
no image
Право

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда – проект №09-03-00513а «Совершенствование правовой системы Российской Федерации и опыт Европейского Союза, создание благоприятного политического и информационного имиджа в целях партнерства и сотрудничества». В современной экономике страховая отрасль, являясь общественно-необходимым элементом хозяйства,...

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда – проект №09-03-00513а «Совершенствование правовой системы Российской Федерации и опыт Европейского Союза, создание благоприятного политического и информационного имиджа в целях партнерства и сотрудничества». В современной экономике страховая отрасль, являясь общественно-необходимым элементом хозяйства, используется государствами, будь то члены Европейского Союза или Россия, как экономический регулятор, позволяющий решать целый ряд важных социально-экономических задач, в т.ч. для обеспечения высоких и стабильных темпов экономического развития. Важность страхования в развитии экономики отдельно взятой страны была отмечена и формально признана еще в 1964 г. в докладе ЮНКТАД – «наличие устойчиво функционирующего сектора страхования и перестрахования является неотъемлемой характеристикой экономического роста»*1. В интегрированном экономическом пространстве, таком как Европейский Союз, вклад страховой отрасли стран-членов в экономический рост может быть еще более существенным, т.к. обеспечивает высокий уровень экономической активности. Общеэкономическая значимость данной отрасли в Европейском Союзе подтверждена и Лиссабонской стратегией. Целью социально-экономического развития ЕС до 2010 г. она определила стимулирование инноваций и «экономики знаний», развитие внутреннего рынка ЕС, улучшение среды для свободного предпринимательства, усиление конкуренции в качестве ключевых методов достижения целей экономического роста и повышения занятости*2, что не возможно без страхования. Эта же позиция четко прослеживается в Стратегии 2020. Страховой рынок представляет собой сложную многофакторную динамическую систему, регулярно взаимодействующую и взаимозависящую от внешней и внутренней среды. Но внутренняя среда может управляться страховщиком (страховые продукты, система тарифов, инфраструктура страховщиков по взаимодействию с потребителями страховых услуг и др.). Внешняя же среда (это система взаимодействующих сил, которые окружают внутреннюю систему рынка и оказывают на нее воздействие/ ограничение) состоит из элементов, на которые страховщик не может оказывать управляющее воздействие (макроокружение, правовое регулирование, политическая составляющая, социальная компонента и др.). Целью страхования и в России, и в ЕС является защита имущественных интересов субъектов (физических и юридических лиц) при наступлении страховых случаев за счет денежных фондов, образуемых из уплачиваемых субъектами страховых взносов. Вместе с тем нестабильность экономического развития, а также возникающие кризисы подвергают страховщиков тем же рискам, от которых они призваны ограждать страхователей, т.к. развиваются вместе с рыночной экономикой. Рынок страховых услуг, несмотря на значительный прогресс, по-прежнему является в меньшей степени интегрированным в сравнении с прочими рынками. Он развивается, но принципиальных изменений ситуация не претерпела. Очевидно, что этот процесс является эволюционным, долгосрочным и, в отличие от интеграции более «простых», с точки зрения интеграции рынков товаров и услуг, по-прежнему не в полной мере завершенным, т.к. природа и специфика страхового рынка обуславливает ряд ограничений, которые существенно затрудняют процесс гармонизации и интеграции данного сектора. Большинство таких препятствий были идентифицированы Европейской Комиссией. Меры по их преодолению были включены в первоначальный «План действий в отношении финансовых услуг» (FSAP)*3 и в его дальнейшие редакции на более позднем этапе. В рамках общих 42 мер, предусмотренных FSAP в целом, можно выделить четыре основные группы мер и соответствующие документы, непосредственно связанные со страховой отраслью*4: •  Сообщение Еврокомиссии относительно свободы предоставления услуг в страховом секторе (2000/ C 43/03) – целью документа является разъяснение ранее принятых директив по страховому сектору, •  Директива о страховом посредничестве (2002/92/ EC) – направленная на устранение барьеров деятельности страховых организаций, создание единого рынка страхования, установление профессиональных стандартов для посредников и улучшение защиты потребителя, •  Директива о реорганизации и ликвидации страховых организаций (2001/17/ EC) – направленная на создание единого свода соответствующих правил в рамках ЕС (по аналогии с кредитными институтами), •  Директивы 2002/83/ EC и 2002/13/ EC о единых требованиях к регулированию и расчету платежеспособности (Solvency I), которые в настоящее время пересматриваются и совершенствуются в рамках процесса Solvency II. Первые два акта успешно реализуются. Кроме этих документов, можно выделить еще два документа в отношении розничных финансовых услуг, которые также, помимо прочего, распространяются на страховую отрасль: Директива о дистанционном маркетинге потребительских финансовых услуг (Distance Marketing Directive) и Сообщение об электронной торговле и финансовых услугах (COM 2001 on E - Commerce and Financial Services), которые гармонизировали регуляторную среду в отношении розничных рынков в рамках ЕС. Но реализация Директивы о реорганизации и ликвидации страховых организаций (2001/17/ EC) и Директивы 2002/83/ EC и 2002/13/ EC о единых требованиях к регулированию и расчету платежеспособности сталкиваются с определенными сложностями на страховых рынках ЕС. В Регламенте Совета № 1346/2000 от 29 мая 2000 г. «О процедурах несостоятельности»*5 вопросы, связанные с несостоятельностью страховых организаций, не урегулированы*6, что и повлекло принятие Директивы о реорганизации и ликвидации страховых организаций (2001/17/ EC Европейского парламента и Совета Европы от 19 марта 2001 года). Ее положения направлены на то, чтобы гарантировать сохранение или восстановление финансовой устойчивости страховых обязательств и предотвращение в максимально возможной степени прекращения деятельности компании в результате принятых компетентным органом государства-члена мер по реорганизации. В случае, если процедура банкротства затрагивает интересы нескольких стран ЕС, применяются положения Директивы 2001/17/ЕС Европейского парламента и Совета Европы от 19 марта 2001 года о порядке реорганизации и прекращении деятельности страховых организаций*7. Ее цель – обеспечение взаимного признания процедур банкротства и установление единообразного подхода к кредиторам из различных стран ЕС в случае принятия решения о принудительной ликвидации страховщика органом страхового надзора в стране регистрации компании. Вместе с тем, Директива не направлена на гармонизацию национального законодательства, регламентирующего меры по реорганизации и процедуры прекращения деятельности. Процедуры признания страховой организации несостоятельной (банкротом) в странах ЕС осуществляются в соответствии с национальным законодательством, что отражает общую тенденцию распространения и потребления страховых продуктов. Европейской Комиссией признается, что в среднем национальные рынки стран ЕС на 82% состоят из национальных страховых компаний, т.е. таких компаний, головной офис которых находится в данных странах. На национальные компании приходится 90% всего объема страховых премий в рамках ЕС*8. В период, предшествовавший глобальному экономическому кризису, стала прослеживаться тенденция к росту объемов страховых услуг, продаваемых через филиалы страховых компаний в иных странах ЕС. Тем не менее, предоставление страховых услуг в иных странах ЕС и развитие соответствующих филиальных сетей не представляются привлекательными механизмами выхода на новые рынки ввиду недостаточной степени гармонизации продуктов и эффективных каналов дистрибуции*9 (гистограмма 1). Гистограмма 1. Доля страховых премий филиалов зарубежных компаний на территории страны в % от общего объема страховых премий в стране. (2007 г.) Источник: European Financial Integration Report, January 2009, p. 72 (со ссылкой на CEIOPS). Такая ситуация с распространением страховых продуктов приводит к тому, что вопросы, связанные с реорганизацией или ликвидацией страховых компаний в странах-членах ЕС, как правило, рассматриваются в общих законодательных актах о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц, и входят в общие разделы законодательной модели регулирования несостоятельности. Что касается специальных законов о прекращении деятельности страховых компаний, то в зарубежных странах они либо находятся в стадии разработки, либо признаны малоэффективными и нуждающимися в доработке. Так, основными правовыми источниками законодательства Великобритании о банкротстве являются следующие: – Закон о несостоятельности от 1986 г. (Insolvency Act 1986) в редакции Закона о несостоятельности 2002 г. (The Enterprise Act 2002 (Insolvency)); Правила в отношении несостоятельности 1986 г. (Insolvency Rules 1986) с поправками ( The Insolvency (Amendment) Rules 2010 ) и ( The Insolvency (Amendment) (No. 2) Rules 2010 ), вступившими в силу 6 апреля 2010 г.*10; – Закон о дисквалификации директоров компании от 1986 г. в редакции Закона о несостоятельности 2002 г. (The Enterprise Act 2002 (Insolvency))*11. В соответствии с законодательством Великобритании, существует несколько типов процедур, применяемых по отношению к несостоятельным компаниям, либо в качестве средства предотвращения банкротства, либо в качестве способа организации ликвидации компаний: предотвращение банкротства, ликвидация в широком смысле, ликвидация в узком смысле*12. Несмотря на значительные успехи в создании единого европейского страхового рынка, достичь согласия в отношении унификации некоторых вопросов пока затруднительно. Исторически правительства обычно склонялись к тому, что такой важный сектор экономики, как страхование, с его ролью двигателя экономического развития, должен оставаться полностью или частично в ведение национальных компаний с определенной долей протекционизма по нескольким причинам. Во-первых, это так называемые стратегические причины: они, возможно, могут почувствовать, что на внутреннем рынке существует потребность в сильной страховой отрасли с сильной внутренней нормативной базой. Во-вторых, это другие причины, связанные с экономическим развитием в условиях, когда страховые компании играют ключевую роль в мобилизации сбережений для финансовых инвестиций. Правительство стремится обеспечить, чтобы инвестиции страховой отрасли четко отвечали его собственным инвестиционным приоритетам. В-третьих, это социальные причины: при той роли, которую играет страхование в поддержании устойчивого финансового положения и качества жизни, считается, что существует необходимость в сильной страховой отрасли на внутреннем рынке, находящейся под контролем государства. И, наконец, существует довод о «новой неокрепшей отрасли», который часто вплотную ассоциируется с предположением о том, что либерализация страхового рынка может оказывать отрицательный эффект на платежный баланс страны. Но протекционизм в отношении «новой неокрепшей отрасли», применяемый к страховой отрасли на рынках с формирующейся рыночной экономикой, повышает цены на страховые услуги, снижает качество страхового покрытия и, в то же время, препятствует достижению основной цели проведения данной политики – улучшению платежного баланса. А, на более практическом уровне, сильная потребность в либерализации возникает в результате экономического роста. При увеличении темпов экономического развития растет число крупных рисков, с которыми сталкивается экономика. В Концепции развития страхования в Российской Федерации, одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 сентября 2002 г. N 1361-р, отмечается, что основными задачами по развитию страхового дела являются: формирование законодательной базы рынка страховых услуг; развитие обязательного и добровольного видов страхования; создание эффективного механизма государственного регулирования и надзора за страховой деятельностью; стимулирование перевода сбережений населения в долгосрочные инвестиции с использованием механизмов долгосрочного страхования жизни; поэтапная интеграция национальной системы страхования с международным страховым рынком*13. Проанализировать ситуацию на российском страховом рынке позволит статистика Федеральной службы страхового надзора России (ФССН) на основании которой можно сделать вывод о том, что количество российских страховых компаний имеет устойчивую тенденцию к сокращению. Так, на 30.06.2010 г. в России зарегистрировано 666 страховщиков, в то время как по состоянию на 31.12.2006 г. их было зарегистрировано 918*14. По данным на 30.09.2010 г., производство по делам о банкротстве возбуждено в отношении 50 страховых организаций, при этом в отношении 19 из них введена процедура конкурсного производства, а 8 уже ликвидировано*15. В целом, на российском рынке продолжается снижение числа страховых организаций, но растет число брокеров. Даже у некоторых крупных компаний уровня топ-30 ощущается недостаток собственных средств, и они принимают решение о привлечении капитала, в том числе зарубежного*16. В 2010 г. Федеральным законом от 22.04.2010 N 65-ФЗ "О внесении изменений в закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации" и отдельные законодательный акты Российской Федерации" (далее – Закон N 65-ФЗ) в регулятивную базу отрасли были внесены определенные новации. I До недавнего времени в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» банкротству страховых организаций было посвящено всего лишь три статьи, которые содержали массу пробелов и не учитывали в полной мере специфику деятельности данного субъекта конкурсного права. Основная проблема несостоятельности страховых организаций в Российской Федерации, связанная с необходимостью обеспечения передачи страхового портфеля и выполнения взятых на себя страховщиком обязательств, также не была разрешена. Законом №65-ФЗ внесены существенные изменения в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», касающиеся особенностей применения процедур банкротства страховых организаций в России. Данным законом определены меры по предупреждению банкротства страховой компании, особенности восстановления ее платежеспособности, порядок передачи страхового портфеля, изменена очередность удовлетворения требований кредиторов. Соответственно часть проблем правовой регламентации на сегодняшний день разрешена, вместе с тем, некоторые аспекты остаются неурегулированными и нуждаются в исследовании. Законом №65-ФЗ внесены изменения в механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства) компаний по страхованию, компаний, чья деятельность связана с рынком ценных бумаг, инвестиционной деятельностью, пенсионным обеспечением. Для целей банкротства страховых организаций имеет значение наличие у такой организации лицензии на осуществление страховой деятельности, – если субъект осуществляет деятельность, подпадающую под определение страховой, не имея лицензии, его банкротство будет осуществляться по общим правилам, без применения особенностей, предусмотренных ст.184.1-184.11 Закона №65-ФЗ. Следует отметить, что такой же подход применяется при банкротстве кредитных организаций. Однако в отличие от данных субъектов, для заявления о банкротстве страховой организации отзыв лицензии не требуется. Под контрольным органом в соответствии с п. 4 ст. 180 Закона №65-ФЗ понимается федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий лицензирование в соответствующей сфере деятельности. В страховании принятие решения о выдаче лицензии/об отказе в выдаче лицензии/отзыве лицензий осуществляется органом страхового надзора. Такая практика достаточно успешно используется в тех зарубежных стран, где роль органа страхового надзора в процедуре банкротства страховых организаций весьма велика. Так, в Бельгии право возбуждать процедуру банкротства предоставлено только органу страхового надзора. В Германии конкурсное производство может быть открыто только по заявлению органа надзора, подаваемому в Конституционный суд (§88 Закона о страховом надзоре). Заявление о банкротстве страховой организации может быть подано как до, так и после отзыва у нее лицензии; при этом не исключается осуществление административных внесудебных процедур. Осуществление внесудебных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности страховых организаций, не препятствуют (в отличие от кредитных организаций) возбуждению производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Ранее в рамках критерия неплатежеспособности ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» №127-ФЗ от 26 октября 2002 г. закреплял систему признаков банкротства. Первый признак – минимальный размер задолженности субъекта, второй – неспособность погасить задолженность в течение определенного срока. Закон №65-ФЗ ввел особые требования ко второму признаку банкротства страховой организации – сроку, в течение которого должны быть не исполнены денежные обязательства, и устанавливает дополнительные признаки, ранее законом не предусмотренные. В соответствии со ст. 183.16 Закона №65-ФЗ финансовая организация считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей при наличии хотя бы одного из следующих признаков банкротства: 1) сумма требований кредиторов по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам к финансовой организации в совокупности составляет не менее чем сто тысяч рублей, и эти требования не исполнены в течение четырнадцати дней со дня наступления даты их исполнения. При этом в соответствии со ст. 184.2 в отношении обязанности страховой организации, связанной с осуществлением страховой выплаты, принимается во внимание установленная федеральным законом или договором страхования либо вступившим в законную силу судебным актом обязанность по осуществлению страховой выплаты, а также выплаты части страховой премии в связи с досрочным прекращением договора страхования; 2) отсутствие исполнения в течение четырнадцати дней с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с финансовой организации денежных средств независимо от размера суммы требований кредиторов; 3) стоимость имущества (активов) финансовой организации недостаточна для исполнения денежных обязательств финансовой организации перед ее кредиторами и обязанности по уплате обязательных платежей; 4) платежеспособность финансовой организации не была восстановлена в период деятельности временной администрации. Наибольший интерес в силу своей актуальности представляют изменения, вводящие институт временной администрации. Данный институт не является новым для российского права. Однако ранее он применялся только при банкротстве кредитных организаций ( гл. III Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" от 25.02.1999 N 40-ФЗ). Согласно Закону  №65-ФЗ временная администрация должна действовать во всех финансовых организациях (при их банкротстве). Под временной администрацией понимается специальный временный орган управления финансовой организацией, назначаемый контрольным органом (п. 1 ст. 183.6 Закона №65-ФЗ). В соответствии с п. 3 ст. 183.9 Закона №65-ФЗ при ограничении полномочий исполнительных органов финансовой организации они вправе с согласия временной администрации совершать сделки: 1) по передаче недвижимого имущества финансовой организации в аренду, в залог, по его внесению в качестве вклада в уставный капитал третьих лиц, а также по распоряжению таким имуществом иным образом; 2) по распоряжению иным имуществом финансовой организации, балансовая стоимость которого превышает один процент балансовой стоимости ее активов; 3) по получению и выдаче займов (кредитов), уступке прав требований и переводу долга, а также связанные с прощением долга, новацией, отступным; 4) в совершении которых имеется заинтересованность. При приостановлении полномочий исполнительных органов финансовой организации временная администрация осуществляет следующие функции: 1) исполняет полномочия данных органов; 2) разрабатывает меры по восстановлению платежеспособности финансовой организации, организует и контролирует их реализацию; 3) выявляет кредиторов финансовой организации и размер их требований по денежным обязательствам; 4) принимает меры по взысканию задолженности перед финансовой организацией (п. 1 ст. 183.11 Закона №65-ФЗ). В соответствии со ст. 183.17 Закона №65-ФЗ при рассмотрении дела о банкротстве финансовой организации финансовое оздоровление и внешнее управление не применяются. В случае возбуждения дела о банкротстве финансовой организации, решение о котором принимается по заявлению временной администрации в связи с установленной временной администрацией невозможностью восстановления платежеспособности финансовой организации, наблюдение также не применяется. На отсутствие необходимости применения наблюдения и финансового оздоровления к страховым организациям неоднократно указывалось учеными*19. Данный подход был реализован в Законе №65-ФЗ, в соответствии с которым применение указанных процедур в отношении страховых организаций практически полностью исключено. Таким образом, главной задачей, решение которой требуется после того, как заявление о признании страховой организации банкротом уже подано в арбитражный суд, является обеспечение защиты имущественных прав клиентов финансовой организации. Задачей временной администрации является своевременное принятие мер, направленных на финансовое оздоровление компании, остановка начавшихся в компании кризисных явлений, обеспечение сохранности ее активов, а при невозможности этого, обращение в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. В соответствии с Законом №65-ФЗ серьезные изменения внесены в статью 32.6 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации». В частности установлены меры по предупреждению банкротства данных финансовых организаций (ст. 183.1 Закона №65-ФЗ), конкретизирующие общие положения ст. 30 Закона о банкротстве, а также основания для их применения (ст. 183.2 Закона №65-ФЗ). Такими мерами согласно Закону  №65-ФЗ являются: – оказание финансовой помощи финансовой организации ее учредителями (участниками) и иными лицами; – изменение структуры активов и пассивов финансовой организации; – увеличение размера уставного капитала финансовой организации и ее средств (капитала); – реорганизация финансовой организации и др. Для страховых организаций предусмотрены дополнительные основания для применения указанных мер: приостановление или ограничение действия лицензии на осуществление страховой деятельности (п. 5 ст. 184.1 Закона №65-ФЗ). Законом №65-ФЗ установлена обязанность финансовой организации при возникновении оснований применения мер по предупреждению банкротства уведомить об этом контрольный орган с приложением плана восстановления платежеспособности (п. 2 ст. 183.2 Закона №65-ФЗ). По результатам рассмотрения уведомления и плана восстановления платежеспособности контрольный орган назначает временную администрацию финансовой организации, либо подает заявление о признании финансовой организации банкротом при выявлении признаков банкротства (п. 5 ст. 183.2 Закона N 65-ФЗ). Та же статья 32.6 «Закона об организации страхового дела в РФ» дополняется пунктом 9 следующего содержания: "9. В период ограничения или приостановления действия лицензии изменение наименования (фирменного наименования), места нахождения и почтового адреса субъекта страхового дела, а также реорганизация субъекта страхового дела возможны только с предварительного разрешения органа страхового надзора. Отказ органа страхового надзора в выдаче предварительного разрешения должен быть мотивированным". Кроме того, она дополняется пунктом 10. В нем говорится: "10. Одновременно с приостановлением действия лицензии (за исключением случаев, если временная администрация назначена ранее или на дату принятия решения о приостановлении действия лицензии в отношении страховой организации введена одна из процедур, применяемых в деле о банкротстве) орган страхового надзора назначает временную администрацию страховой организации по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Закон ом №65-ФЗ." Наконец, она дополняется также пунктом 11. Им устанавливается: "11. Субъекты страхового дела в период ограничения или приостановления действия лицензии не вправе открывать представительства и филиалы без предварительного разрешения органа страхового надзора". Весомые изменения вносятся Законом №65-ФЗ в пункт 4 статьи 3.28. Он дополняется положением следующего содержания: "Одновременно с отзывом лицензии (за исключением случая, предусмотренного настоящей статьей, и случаев, если временная администрация назначена ранее или на дату принятия решения об отзыве лицензии в отношении страховой организации введена одна из процедур, применяемых в деле о банкротстве) орган страхового надзора назначает временную администрацию страховой организации по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Законом №65-ФЗ". При принятии страховой организацией решения об отказе от осуществления страховой деятельности временная администрация страховой организации в связи с отзывом лицензии не назначается в случаях, если страховая организация до уведомления органа страхового надзора об отказе от осуществления страховой деятельности: исполнила обязательства, возникающие из договоров страхования, договоров перестрахования, в том числе произвела страховые выплаты по наступившим страховым случаям; осуществила передачу обязательств, принятых по договорам страхования (страховой портфель), и (или) досрочное прекращение договоров страхования, договоров перестрахования; представила в орган страхового надзора документы, подтверждающие выполнение указанных обязанностей". Особо следует сказать о конкурсном производстве. Такое производство является конечной стадией в процессе несостоятельности (банкротства), в результате которой прекращается существование юридического лица – должника. Целью конкурсного производства является удовлетворение требований кредиторов за счет реализации имущества должника. Особенности конкурсного производства, осуществляемого в отношении страховых организаций, обусловливаются необходимостью обеспечения интересов страхователей. В этой сфере в Законе № 65 также внесены существенные изменения. Ст. 184.7 Закона №65-ФЗ, по сравнению с ранее действующей ст. 184, более детально определяет требования, предъявляемые к покупателю имущественного комплекса страховой организации. В ней закрепляется, что им может выступать только страховая организация, имеющая лицензию контрольного органа на осуществление соответствующего вида страхования и обладающая активами, достаточными для исполнения обязательств по принимаемым на себя договорам страхования. Что же касается договоров страхования, заключенных с должником до признания его банкротом, то последствия для их исполнения зависят от того, наступил ли страховой случай до принятия судом решения о банкротстве или нет. В первом случае страхователи получают право требовать от конкурсного управляющего осуществления страховых выплат. Если же страховой случай не наступил, то следует считать соответствующие договоры прекратившимися. Если же в рамках конкурсного производства возникает вопрос о продаже имущественного комплекса, то данные договоры прекращенными не будут, а будет допущена продажа по ним прав и обязанностей (ст. 184.7 Закона №65-ФЗ). При этом в соответствии с п. 6. ст. 184.8 Закона №65-ФЗ страхователи или выгодоприобретатели по таким договорам имеют право требовать возврата части уплаченной страховщику страховой премии пропорционально разнице между сроком, на который был заключен договор страхования и сроком, в течение которого он действовал, или выплаты выкупных сумм. В соответствии со ст. 184.7 Закона №65-ФЗ гарантией страхователей служит и то, что продажа имущественного комплекса страховой компании-банкрота возможно только при принятии покупателем (в этой роли непременно должна выступать страховая организация) на себя всех договоров страхования, по которым страховой случай не наступил до момента признания страховой компании банкротом. Такой порядок означает переход к покупателю всех прав и обязанностей по заключенным страховой компанией-банкротом договорам, по которым страховой случай не наступил. По ст. 184.5 данного Закона страхователи или выгодоприобретатели по договорам страхования, по которым наступил страховой случай, сохраняют право требовать выплаты причитающейся им страховой суммы. В соответствии со ст. 184.10 Закона №65-ФЗ в случае принятия арбитражным судом решения о признании страховой компании банкротом четко установлена очередность требований кредиторов третьей очереди. II Финансовая устойчивость страховой организации обеспечивается экономически обоснованными страховыми тарифами; страховыми резервами, достаточными для исполнения обязательств по договорам страхования, сострахования, перестрахования и взаимного страхования; собственными средствами. При этом под собственными средствами в первую очередь понимаются достаточный и оплаченный уставной капитал, а также принятая система перестрахования*20. Платежеспособность, являясь важнейшим показателем финансовой устойчивости страховщика, представляет собой способность страховой организации выполнить страховые обязательства в любой момент времени*21. В отличие от финансовой устойчивости условие о платежеспособности налагает дополнительные требования к активам организации. В настоящее время Европейской Комиссией проведена работа над новым поколением директив в области контроля платежеспособности страховых компаний, которые именуются Solvency II (Вторая директива по платежеспособности). Целью Solvency II являлся пересмотр Европейской системы контроля за страховыми компаниями. Если в соответствии с Solvency I органы страхового надзора должны были контролировать уровень платежеспособности страховых компаний, правильность формирования страховых резервов и их размещение, то в настоящее время стало очевидным, что органы страхового надзора не должны ограничиваться этими инструментами, им следует также проверять надежность систем управления, ведения бухгалтерского учета и системы внутреннего контроля страховых компаний. Таким образом, несмотря на то, что при проведении надзора за страховыми компаниями приоритетное значение остается за проверкой финансовых показателей, возрастает роль мониторинга. В связи с этим в качестве альтернативных методов оценки платежеспособности страховых компаний активно обсуждались методики определения достаточности величины капитала страховых компаний с учетом уровня риска, присущего их деятельности (risk-based capital systems), а также модели внутренних рисков страховых компаний (internal risk models). Международные требования для страховых компаний Solvency II (SII) имеют достаточно четкое описание*22. Основной целью данного документа является изложение допустимых способов для вычисления размера минимально достаточного капитала (минимум, который страховые компании должны держать в качестве резервов для покрытия всех своих рисков в случае необходимости).   III В марте 2000 г. лидеры Евросоюза, собравшиеся на сессии Совета Европы в Лиссабоне, поставили перед собой новую стратегическую цель: создать к 2010 г. в Евросоюзе самую конкурентоспособную и динамичную информационную экономику в мире. В дальнейшем она перекочевала в Стратегию 2020. Этой цели отвечает, в то числе, программа действий «Электронная Европа 2002» (eEurope Action Plan 2002), подготовленная Европейской комиссией и Советом министров и одобренная на Европейском саммите в г. Фейра, Португалия в июне 2000 г. Программа «Электронная Европа 2002» направлена на максимально широкое внедрение новых информационных технологий в жизнь граждан Европейского Союза, распространение доступа в сеть Интернет и т.д. Правовая сторона этой программы связана с формированием нового, единообразного законодательства на уровне ЕС. 8 июня 2000 г. вступила в силу Директива Европейского Союза 2000/31/EC «О некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке» (Директива об электронной торговле). Государствам-членам было предписано привести свое законодательство в соответствие с Директивой в срок до 17 января 2002 г. Таким образом, в Европейском Союзе были сделаны все необходимые предварительные шаги к формированию рамочных правил для развития электронной коммерции. В 2007-2008 гг. около 93% всех компаний стран – участниц ЕС со штатной численностью 10 и более человек имели доступ в Интернет (рис. 3). Рисунок 3. Использование компаниями стран – участниц ЕС Интернета в 2007-2008 гг. (%) Источник: ICT usage by enterprises 2008, No 48/2008, С. 1, http://ec.europa.eu/eurostat Интернет наиболее востребован в таких странах как Нидерланды и Финляндия – 99% компаний, Дания – 98%, Бельгия, Австрия и Словения – 97%, Венгрия – 86%, Латвия – 88% и Кипр - 89%, Болгария – 83%, Румыния – 67%*23. Законодательное регулирование в сфере электронной коммерции на территории Европейского Союза включает в себя множество различных директив и резолюций. В частности можно выделить следующие ключевые документы: – Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле (1996 г.) с дополнительной статьей 5 bis, принятой в 1998 г.*24 Настоящий Закон применяется к любому виду информации в форме сообщения данных, используемой в контексте торговой деятельности. – Директива 97/7/ЕС Европейского Парламента и Совета от   20   мая   1997   г. о защите потребителей в отношении дистанционных договоров (дистанционная продажа)*25. Данная директива регулирует вопросы правоотношений, возникающих между потребителями и поставщиками товаров и услуг при заключении договоров на расстоянии. В 2002 г. вступила в силу Директива 2002/65/ EC, внесшая уточнения в Директивы 90/619/ EEC и 97/7/ EC*26 в рамках Стратегии политики защиты прав потребителя, утвержденной Советом ЕС и Европарламентом на 2007-2013 гг.*27. – Директива Европарламента и Совета 1999/93/ЕС от 13 декабря 1999 г. о правовых основах Сообщества для электронных подписей*28. Она учреждает правовую структуру для электронных подписей и оказания услуг по сертификации для возможности гарантирования правильного функционирования внутреннего рынка. Целью настоящей директивы является облегчение процесса использования электронных подписей и содействие их правовому признанию. – Директива 2000/31/ЕС Европарламента и Совета от 8 июня 2000 г. о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в том числе электронной коммерции, на внутреннем рынке (Директива об электронной коммерции)*29. Данная Директива нацелена на обеспечение надлежащего функционирования внутреннего рынка, посредством обеспечения свободного движения услуг информационной сферы между странами-членами. – Директива 2000/46/ЕС Европарламента и Совета от 18 сентября 2000  г. о благоразумном надзоре за предпринимательской деятельностью учреждений в сфере электронных денег*30. Данная директива регулирует вопросы правоотношений возникающих между потребителями и поставщиками товаров и услуг при оплате заключенных договоров электронными деньгами. В свою очередь «Учреждение в сфере электронных денег» определено как предприятие или другое юридическое лицо, иное чем кредитное учреждение (п.1 ст.1 Директивы 2000/12/ЕС), которое эмитирует средства платежа в форме электронных денег. – Директива 2002/58/ EC Европарламента и Совета от 12 июля 2002 г., касающаяся обработки персональных данных и охраны тайны частной жизни в секторе электронных коммуникаций*31. Данная директива обязывает страны-члены обеспечивать при использовании персональных данных соблюдение прав и свобод физических лиц, в особенности их права на невмешательство в частную жизнь, в целях обеспечения свободного обмена персональными данными в рамках Европейского Сообщества. Таким образом, настоящая Директива призвана гармонизировать положения законодательств стран-членов, имеющие целью обеспечить эквивалентный уровень защиты основных прав и свобод, в частности, права на невмешательство в частную жизнь при использовании персональных данных в секторе электронных коммуникаций, и обеспечить свободную передачу таких данных, а также телекоммуникационного оборудования и услуг в рамках сообщества. – Директива Совета ЕС 2002/38/EC от 7 мая 2002 г. о внесении изменений в Директиву 77/388/EEC по определению налога на добавленную стоимость и мер применимых к радио- и телевизионным вещательным службам и некоторым услугам, предоставляемым в электронном виде*32. Данная директива устанавливает новые правила и порядок налогообложения интернет-торговли. Теперь любые «электронные продажи» будут облагаться VAT (НДС). Нововведения касаются налогообложения иностранных онлайновых торговцев*33. О сновной правовой принцип «электронной коммерции» состоит в том, что стороны не вправе ставить под сомнение законность и действительность сделки только на том основании, что она совершена электронным способом. В общей форме этот принцип представлен в федеральном законе РФ № 149-ФЗ от 8 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В ч. 1 ст. 5 говорится о том, что Информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Информация может свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому лицу, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации, либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения. В ч. 3 ст. 11 Закона говорится, что Электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе. Данные (информация), полученные, хранимые, обрабатываемые и передаваемые с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем, могут признаваться в качестве документов, имеющих юридическую силу. Для этого такой документ должен быть оформлен с соблюдением норм, установленных соответствующим стандартом. Юридическая сила документа может подтверждаться электронной цифровой подписью. Использование электронной цифровой подписи в России осуществляется на основе ГК РФ и Федерального закона от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи". Еще до вступления в силу этого закона термин "электронная цифровая подпись" встречался во многих нормативно–правовых актах, но лишь этот закон содержит необходимую правовую базу для широкого ее использования в предпринимательской деятельности и для развития электронной коммерции в России. Суть Закона основывается на ч. 2 ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой говорится о том, что при совершении сделок допустимо использование «электронной цифровой подписи (ЭЦП) либо иного аналога собственноручной подписи в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами или соглашением сторон». Таким образом, сделки, совершенные с применением («подписанные») ЭЦП, отвечают формальным требованиям простой письменной формы. В то же время в соответствии с той же статьей ГК, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ). Между тем, в соответствии с Законом "Об электронной цифровой подписи" достаточно лишь подтвердить подлинность электронной цифровой подписи (соответствие закрытого и открытого ключей), чтобы признать сделку юридически обязательной. Среди основных нормативно-правовых актов, составляющих законодательную базу для осуществления на территории России Интернет-страхования, можно выделить следующие документы: – ч. 2, гл. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации; – ФЗ РФ от 27.11.1992 г. N 4015-1 (ред. от 30.10.2009 г.) "Об организации страхового дела в Российской Федерации"; – ФЗ РФ N 40-ФЗ от 25 апреля 2002 г. «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»; – ФЗ N 149-ФЗ от 27 июля 2006 г. "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (принят ГД ФС РФ 08.07.2006 г.); – ФЗ РФ №1-ФЗ от 10 января 2002 г. «Об электронной цифровой подписи»; – ФЗ РФ № 85-ФЗ от 4 июля 1996 г. «Об участии в международном информационном обмене»; – ФЗ РФ N 152-ФЗ от 27 июля 2006 «О персональных данных». Подобно программе ЕС «Электронная Европа», по распоряжению Правительства Российской Федерации от 12 февраля 2001 г. № 207-р в России проводилась федеральная целевая программа "Электронная Россия (2002–2010 годы). Основными целями Программы являются создание условий для развития демократии, повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения и массового распространения ИКТ, обеспечения прав на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации, расширения подготовки специалистов по ИКТ и квалифицированных пользователей. IV Возрастающая интернационализация бухгалтерской отчетности привела к появлению новых органов. Существующие международные органы, например, Лондонский совет по бухгалтерским стандартам получили большую значимость. На стандарты, разработанные этими органами, опираются другие институты, ведущие бухгалтерскую отчетность в их внутригосударственной и международной деятельности, например, Комиссия по корпоративному управлению или Международная ассоциация страховых надзоров ((IAIS). Ни одна страховая компания не сможет остаться не затронутой процессом интернационализации. Даже те компании, чья деятельность привязана к внутреннему рынку или те, которые не зависят от финансовых рынков капитала в силу их организационно-правовых форм или формы собственности, так или иначе, подвержены влиянию этого процесса. С учетом этого для российского законодателя и бизнеса все большее значение приобретают изучение опыта ЕС в рассмотренных сферах и обеспечение корреляции между российским законодательством и правом ЕС. Наталья АДАМЧУК, профессор МГИМО *1 Outreville J.-F. Life insurance in developing countries // Journal of Risk and Insurance, 1996 *2 Facing the Challenge. The Lisbon Strategy for growth and employment. // Report from the High Level Group chaired by Wim Kok. November 2004 *3 Financial Services Action Plan // Commission Communication «Financial Services: Implementing the Framework for Financial Markets: Action Plan» as of 11 May 1999 *4 Evaluation of the economic impact of the Financial Services Action Plan // CRA International, Report for European Commission, March 2009 *5 Council regulation (EC) No 1346/2000 of 29 May 2000 on insolvency proceedings //  OJ L 160, 30.6.2000, p. 1–18. URL: www.europa.eu.int (дата обращения: 11.04.2010). *6 Directive 2001/17/EC of the 19 march 2001 of the European Parliament and of the Concil on the reorganization and winging-up of insurance undertaking. // OJ. 2001. L 110 / 28. URL: www.europa.eu.int (дата обращения: 11.04.2010). *7 Directive 2001/17/EC of the 19 march 2001 of the European Parliament and of the Concil on the reorganization and winging-up of insurance undertaking. // OJ. 2001. L 110 / 28. URL: www.europa.eu.int (дата обращения: 25.10.2010). *8 European Financial Integration Report // EU Commission Staff Working Document, December 2007, p.12 *9 European Financial Integration Report // EU Commission Staff Working Document, January 2009, p.11-12 *10 The Insolvency (Amendment) Rules 2010 Posted on March 15, 2010 by Chris Laughton . URL: http://insolvency.mercerhole.co.uk/articles/uk-insolvency (дата обращения: 10.04.2010). *11 Statutory Instrument 2003 No. 2096. The Enterprise Act 2002 (Insolvency) Order 2003. URL: http://www.opsi.gov.uk . (дата обращения:10.04.2010). *12 Законодательство Великобритании о банкротстве. URL: www.uklaws.org/ (дата обращения: 10.04.2010). *13 Разд. 2 Концепции развития страхования в Российской Федерации, одобренной распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 сентября 2002 г. N 1361-р *14 Уточненные статистические данные по итогам деятельности страховых организаций URL: www.fssn.ru (дата обращения: 12.11.2010) *15 Информация о страховых организациях, в отношении которых введена процедура банкротства (по состоянию на 30.09.2010 г.) // Официальный сайт Российского союза автостраховщиков. URL: http://www.autoins.ru (дата обращения 31.10.2010). *16 Коваль А.П. Первое полугодие – проблески надежды // Профессиональный страховой портал «Страхование сегодня». Комментарии. 25.08.2010. URL: http://www.insur-info.ru/comments/661 (дата обращения 30.10.2010). *17 Федеральный закон от 22.04.2010 № 65-ФЗ «О внесении изменений в Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // «Российская газета». № 86. 27.04.2010. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». http://www.consultant.ru/law *19 Косминский К.П. О законодательных инициативах Минэкономразвития России в области страхования // Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии, 2008, № 1. СПС «Консультант плюс». *20 Страхование: экономика, организация, управление. / Под ред. Г.В. Черновой. С. 66-68. *21 Страхование: экономика, организация, управление / Под ред. Г.В. Черновой. С.389. *22 http://ec.europa.eu/internal_market/insurance/solvency_en.htm *23 EUROPE IN FIGURES – Eurostat yearbook 2009/ /www.ec.europa.eu/eurostat *24 UNCITRAL Model Law on Electronic Commerce with additional article 5 bis as adopted in 1998 *25 Directive 97/7/EC of the European Parliament and of the Council of 20 May 1997 on the protection of consumers in respect of distance contracts.//Official Journal L 144, 04/06/1997 P. 0019 - 0027//eur-lex.europa.eu *26 Directive 2002/65/EC of the European Parliament and of the Council of 23 September 2002 concerning the distance marketing of consumer financial services and amending Council Directive 90/619/EEC and Directives 97/7/EC and 98/27/EC. //Official Journal L  271, 09/10/2002. Р. 0016 - 0024 *27 Резолюция Совета ЕС от 31 мая 2007 г. О стратегии ЕС по защите прав потребителей. // C. 166, 20/07/2007. Р. 0001 - 0003. *28 Directive 1999/93/EC of the European Parliament and of the Council of 13 December 1999 on a Community framework for electronic signatures. //Official Journal L 013, 19/01/2000 P. 0012 - 0020 //eur-lex.europa.eu *29 Directive 2000/31/EC of the European Parliament and of the Council of 8 June 2000 on certain legal aspects of information society services, in particular electronic commerce, in the Internal Market ('Directive on electronic commerce. //Official Journal L 178, 17/07/2000 P. 0001 - 0016://eur-lex.europa.eu *30 Directive 2000/46/EC of the European Parliament and of the Council of 18 September 2000 on the taking up, pursuit of and prudential supervision of the business of electronic money institutions //Official Journal L 275, 27/10/2000 P. 0039 – 0043.//eur-lex.europa.eu *31 Directive 2002/58/ec of the European parliament and of the council of 12 July 2002 concerning the processing of personal data and the protection of privacy in the electronic communications sector (Directive on privacy and electronic communications).// Official Journal of the European Communities, 31.7.2002, L 201/37. //eur-lex.europa.eu *32 Council directive 2002/38/EC of 7 May 2002 amending and amending temporarily Directive 77/388/EEC as regards the value added tax arrangements applicable to radio and television broadcasting services and certain electronically supplied services. – Official Journal of the European Communities, 15.5.2002, L 128/41//eur-lex.europa.eu *33 Адамчук Н.Г., Матвеева И.Ю., Степанов Ф.А. Страховой рынок ЕС в период финансового кризиса. // Страховое дело. №9. 2010. – С. 30-31 №12(50), 2010
no image
Право

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда – проект №09-03-00513а «Совершенствование правовой системы Российской Федерации и опыт Европейского Союза, создание благоприятного политического и информационного имиджа в целях партнерства и сотрудничества». Относительно недавно опубликованный проект Общей справочной схемы (Draft Common...

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда – проект №09-03-00513а «Совершенствование правовой системы Российской Федерации и опыт Европейского Союза, создание благоприятного политического и информационного имиджа в целях партнерства и сотрудничества». Относительно недавно опубликованный проект Общей справочной схемы (Draft Common Frame of Reference) в большей мере разрабатывался двумя исследовательскими центрами: Рабочей группой по европейскому гражданскому кодексу и Исследовательской группой по существующему европейскому частному праву, получившей в академических кругах название – группа «Acquis». Последняя до принятия участия в проекте ОСС занималась разработкой не имеющих аналогов договорных принципов «Acquis», базирующихся на правовых достижениях Европейского Союза (о других академических проектах по договорному праву ЕС обстоятельно рассказывается в предыдущей статье автора в №11(49), 2010). Именно поэтому вклад группы «Acquis» представляет особый научный интерес при изучении вопроса о природе и сущности проекта Общей справочной схемы. Учитывая вышесказанное, в центре внимания статьи находится оценка роли группы «Acquis» в создании проекта Общей справочной схемы. В этой связи в начале объясняются цели, задачи и методы группы «Acquis», а в заключении излагаются наблюдения по поводу ее вклада в проект ОСС. Отправная точка Мотив, побудивший группу «Acquis» начать свои исследования, тесно связан с ситуацией, сложившейся в Европейском Союзе во второй половине 1990-х годов. Именно в это время были опубликованы первые части всемирно известных на сегодняшний день принципов европейского договорного права, часто именуемых принципами Ландо*1. Как известно, принципы Ландо состоят из правил (Rules), комментариев (Comments) и примечаний (Notes). Правила вырабатывались на основе сравнительно-правового исследования, проводимого Комиссией Ландо, в которую входили юристы, специализирующиеся на сравнительном правоведении и представляющие различные правовые системы государств-членов ЕС. Целью принципов было отражение общих черт (там, где они есть) этих многочисленных национальных юрисдикций, а в случае кардинального различия – выбор «лучшего» решения из имеющихся правовых конструкций. Комментарии к принципам объясняли значение каждого правила и иллюстрировали его применение на конкретных примерах. Самая же выдающаяся и, возможно, наиболее значимая часть принципов – примечания, которые содержат информацию сравнительного характера о соответствующих правилах в каждом государстве, входящем в состав ЕС на момент разработки и издания принципов. Однако, когда принципы Ландо были опубликованы, ряд специалистов в области частного права ЕС были в некотором роде разочарованы. За некоторыми исключениями принципы Ландо не учитывали существующее право Европейского Союза, входящее в Acquis Communautaire. Этот факт вряд ли можно отнести к критике создателей принципов Ландо, т.к. в начале 1980-х годов, когда только начиналась разработка Принципов, частного права ЕС практически еще не было. Подавляющее большинство ключевых директив ЕС были приняты после 1985 г. и стали обычным явлением только в 1990-е годы. Поэтому появление в 2002 г. группы «Acquis» и ее предшественников*2 в середине 1990-х было в значительной мере обусловлено отсутствием права ЕС в принципах Ландо. Поначалу решить проблему предлагалось простым дополнением примечаний соответствующими недостающими ссылками на право ЕС. Однако вскоре стало очевидно, что пробелы существуют не только в примечаниях, но и в самих правилах. В частности, как подчеркивает Ганс Шульте-Нольке, профессор Института европейских правовых исследований из Оснабрюка, отсутствовали правила о преддоговорных обязательствах, дистанционной продаже, электронной торговле, об устранении дискриминации, определении несправедливых условий, о просроченном платеже и т.д. Таким образом, правовая защита потребителей и малого, и среднего бизнеса, уже созданная на уровне ЕС, отсутствовала в принципах Ландо*3. Концепция «Acquis» Идея дополнить принципы Ландо недостающими элементами права ЕС получила дальнейшее развитие и не ограничилась простым заполнением пробелов. Было решено использовать методы, разработанные Комиссией Ландо для работы с многочисленными элементами права ЕС, и создать отдельные принципы существующего частного права ЕС. При этом принципы «Acquis» не позиционировались в качестве конкурента принципов Ландо, которые выступали неким стандартом, особенно в отношении структуры и стиля формулировок. Наоборот, принципы «Acquis» создавались в иных целях. Их главной задачей было проиллюстрировать существующее состояние частного права ЕС. Принципы «Acquis» создавались для того, чтобы познакомить широкую аудиторию с тем, что уже было создано в многочисленных областях права Союза. Таким образом, первой задачей группы «Acquis» был сбор информации (положений и прецедентов, имеющих отношение к частному и особенно к договорному праву) из различных областей права ЕС. Поскольку объем правовых достижений ЕС оказался больше, чем ожидалось, то отбор осуществлялся с позиций рациональности и целесообразности для нового проекта. Было решено, что принципы «Acquis» в первую очередь будут освещать вопросы, тесно связанные с общими положениями договорного права и поэтому частично будут отражать принципы Ландо (часть I и часть II). Следующим шагом была систематизация норм права Союза в пределах отобранного материала. Систематизированные нормы демонстрировали общность элементов права ЕС и лежащих в их основе принципов. Базовой составляющей принципов «Acquis» являлись комментарии, в которых описывались директивы или иные акты права ЕС, стоящие за каждым положением принципов. Основная функция каждого принципа заключалась в обеспечении связи с конкретным положением правового акта ЕС, составляющего правовые достижения Acquis. В этом плане принципы «Acquis» создавали новый механизм доступа к правовым достижениям ЕС. Методологические аспекты Группа «Acquis» разрабатывала общие принципы на основе индивидуальных положений и прецедентов, входящих в состав права ЕС. Эти индивидуальные положения заимствовались в первую очередь из директив, регламентов и иных актов, составляющих вторичное право ЕС, а также из первичного права ЕС (учредительных договоров) и прецедентного права Союза. Как подчеркивает Норбер Райх, профессор гражданского и европейского частного права Университета Бремена, основной проблемой при этом являлось то, что существующее право ЕС (преимущественно директивы) носило фрагментарный характер. Оно регулировало различные сферы правоотношений по так называемому «заплаточному» принципу*4. По его мнению, эффективность и успех переработки такого объемного материала в согласованный набор принципов вызывает большие сомнения. Рейнхард Циммерманн, директор института сравнительного и частного права университета Макса Планка в Гамбурге, и Нилс Янсен, профессор римского и европейского частного права Вестфальского университета в германском Мюнстере, также видят проблему в автономной интерпретации правовых достижений ЕС. По их мнению, в таком виде, т.е. без соответствующих ссылок на национальные системы частного права, она некорректна. К тому же автономная интерпретация просто трудноосуществима*5. Первой проблемой, с которой столкнулась группа «Acquis», был «минималистский» характер большинства директив ЕС. Другими словами, директивы содержали только краткие предписания и лаконичные требования, а способ их достижения не регламентировался. Устанавливался только срок. В результате было принято решение учитывать действия государств-членов по имплементации положений директив и приведению национального законодательства в соответствие с требованиями ЕС. Зачастую используемые методы были схожи. В этом случае группа «Acquis» использовала результаты сравнительного анализа методов имплементации директив государствами-членами ЕС и т.о. немного выходила за пределы минимальных требований, установленных в этих директивах*6. Примером такой техники может служить унифицированное положение, содержащее срок, в течение которого сторона вправе отказаться от исполнения договора (ст. 5:103 принципов «Acquis»*7; проект ОСС, книга II, глава 5, ст. 5:103). Это унифицированное положение было заимствовано из практики некоторых государств-членов ЕС*8. Еще одной проблемой являлось то, что основой для работы группы «Acquis» выступали нормы директив ЕС (преимущественно в сфере потребительского права), обладающие интервенционным характером. Эти нормы как бы вторгались в национальные правовые системы государств-членов. Поэтому попытка создать целую систему принципов договорного права только из таких «интервенционных» положений права Союза, хоть и имеющих отношение к договорному праву, выглядела сомнительной. Такой точки зрения придерживаются многие исследователи. В качестве примера можно сослаться, в частности, на мнение Норбера Райха. Группа «Acquis» попыталась выяснить, какие базовые правила можно выработать в рамках «интервенционных» положений директив. Кроме того, рассмотрение этих положений в контексте национальных правовых систем позволило получить представление о связи между ними и общими нормами договорного права. Вопрос, на который необходимо было получить ответ, заключался в том, можно ли эти правила обобщить шире, на уровне принципов «Acquis». При этом использовался так называемый метод «достоверности», который заключался в том, что каждое общее положение директивы оценивалось на предмет рациональности и целесообразности в более общем контексте. При этом исследователи группы опирались на свой национально-правовой опыт при осуществлении такой оценки. Однако значительная часть экспертного сообщества видит в таком подходе определенные изъяны. Так, Нилс Янсен и Рейнхард Циммерманн критикуют такой метод, т.к. считают, что в его основе лежит больше политический элемент, чем правовой*9. Тем не менее положение ст. 4:105 принципов «Acquis», требующее, чтобы определенные преддоговорные условия, выдвинутые компанией до заключения договора, становились для нее обязательными после его заключения, заимствованы из директивы 1999/44/ EC*10 о некоторых аспектах продажи потребительских товаров и гарантиях, и директивы 90/314/ EEC*11 о комплексных турах, путешествиях и отдыхе. В результате ст. 4:105 выступает не только конкретной защитной мерой, но и выражает общий принцип. Выработка общих правил – это непростая и деликатная задача. Часто группе «Acquis» приходилось действовать интуитивно. В частности это выражалось в попытке объединения тех элементов, которые присущи широкому кругу директив. Нередко отдельные правила выражают общий принцип, который лежит в основе всего. Примером являются несправедливые предписания, особенно в отношении стандартных условий договора. Acquis С ommunautaire содержит довольно объемный перечень несправедливых предписаний в отношении потребительских договоров, которые перечислены в директиве 93/13/ EEC*12 о несправедливых условиях в договорах с потребителями. Директива 2000/35/ EC*13 о просроченных платежах применительно к договорам B2B (business-to-business) предусматривает несправедливые условия для договорного положения о сроке платежа, а также процентной ставке по просроченному платежу. В группе «Acquis» расценили такие примеры как выражение общего принципа несправедливых договорных положений. Нилс Янсен и Рейнхард Циммерманн обращают внимание на тот факт, что Комиссия Ландо применяла аналогичные методы при анализе директивы 93/13/ EEC и выработке общих положений для всех типов договоров*14. Кроме того, Acquis С ommunautaire содержит правила, подразумевающие исключения. Задачей было выявить общие тенденции, лежащее в основе таких исключений. Например, правило о письменной форме договора можно рассматривать как исключение из принципа, что договор или иная сделка, как правило, не требуют определенной формы для того, чтобы быть действительными (ст. 1:303 принципов). Наконец, серьезную проблему для группы «Acquis» составляла неоднородная концентрация актов ЕС в той или иной сфере договорного права. Поэтому в принципах «Acquis» необходимо было сбалансировать чрезмерно урегулированные области права ЕС, например, потребительское право, с теми областями, где все регулирование сводилось лишь к нескольким предписаниям (электронные сделки). В первом случае сокращали слишком объемную описательную часть до краткого перечня позиций, например, ст. 2:201–2:207 о преддоговорных обязательствах. Во втором случае пробелы заполняли так называемыми «серыми правилами» (название дано по цвету статей в тексте принципов «Acquis»), т.е. выдержками из принципов Ландо или проекта ОСС. Пример «серого правила» – ст. 7:202 место исполнения обязательства. Однако при полном отсутствии каких-либо положений в Acquis Сommunautaire пробелы просто опускались. Так, например, принципы Ландо содержат целый раздел, посвященный условиям действительности сделок. В принципах «Acquis» он полностью отсутствует. Способ изложения норм Можно выделить два основных способа формулирования принципов «Acquis»: обязанность и санкция. Чтобы понять разницу между ними, необходимо ответить на вопрос: как сделать норму прозрачной и понятно ее изложить? Статья 6:302 наглядно демонстрирует пример изложения нормы через обязанность: индивидуально не согласованные условия договора должны быть изложены простым и понятным языком. Правило содержит в себе обязанность без какой-либо ссылки на санкцию. Основанием для применения такой техники изложения принципов является то, что право ЕС (в частности директивы) часто содержит только «обязанность» и оставляет на усмотрение государств-членов установление соответствующих эффективных санкций. В большинстве случаев принципы «Acquis» используют эту технику, сопровождая ее рекомендациями о санкциях, которые позволят достичь максимального эффекта. В чистом виде «санкционный» способ формулирования выглядел бы следующим образом: если стандартное условие одной стороны договора не было составлено в простой понятной форме и обговорено, то оно не будет иметь обязательной силы для другой стороны. Однако он не получил одобрения при разработке принципов «Acquis». Что касается проекта ОСС, то он сочетает оба способа. Так, например, в п.1 ст.9:402 книги II (требование к прозрачности индивидуально несогласованных условий) устанавливается обязанность, согласно которой индивидуально несогласованные условия договора должны быть изложены на понятном и простом языке. В п.2 содержится санкция, согласно которой нарушения требования п.1 уже достаточно, чтобы признать предложенное компанией условие договора B2C (business to consumer) несправедливым. Однако обязывающие нормы преобладают над санкциями, поскольку проект ОСС максимально ориентирован на то, чтобы стороны договора четко представляли именно сами действия, а не делали выводов на основе санкций за противоправное поведение. По мнению Питера Ротта, профессора университета Шеффилда (Соединенное Королевство), создание правовых норм посредством обязывания также способствует применению судом правовых запретов после принятия в 1998 году директивы 98/27/EC*15 о судебных запретах в целях защиты интересов прав потребителей*16. Для судебных органов значительно проще руководствоваться правилами, содержащими обязанность, а не санкцию. Целевое предназначение Как считает Ганс Шульте-Нольке, основная идея группы «Acquis» состояла в дополнении существующих правовых достижений ЕС тем, что уже было создано в их рамках (положения актов первичного, вторичного права и судебной практики). Таким образом, с одной стороны, принципы «Acquis» представляют собой больше, чем простую компиляцию права ЕС, систематизированного в упорядоченный набор правовых норм, так как были заполнены многие пробелы и созданы общие принципы на основе отдельных правил. С другой стороны, разработчики старались не отступать от существующего права ЕС. Именно поэтому необходимо четко представлять, чем принципы «Acquis» не являются. По замыслу создателей принципы «Acquis» в отличие от принципов Ландо или проекта ОСС не являются сводом «лучших» норм, а подытоживают уже существующие правовые достижения ЕС. Кристиан Твигг-Флесснер, профессор торгового права Халлского университета (Англия), рассматривает принципы «Acquis» как некие ворота во всеобъемлющую «правовую базу знаний» ЕС под названием Acquis Communautaire. По его мнению, принципы «Acquis» содействуют оперативному поиску соответствующих правовых актов ЕС и судебных прецедентов в области договорного права. Простая структура, заимствованная у принципов Ландо, способствует легкому поиску необходимого материала. Помимо прочего, принципы «Acquis» наглядно демонстрируют характерные различия между правом на уровне Европейского Союза и правом на уровне государств-членов ЕС. Наконец, в процессе создания принципов был упорядочен правовой инструментарий и гармонизирована и унифицирована терминологическая база, что, несомненно, отразилось на качественной составляющей правовых достижений ЕС. Поэтому опыт и наработки группы «Acquis», которая является одним из двух основных разработчиков проекта ОСС, имеют для этого проекта большую ценность. Вклад в проект ОСС После создания самостоятельной модели принципов договорного права участники группы «Acquis» начали рассматривать возможности по использованию результатов проведенного научного исследования в проекте ОСС. В результате многие принципы «Acquis» были инкорпорированы в проект ОСС. В основном это были общие положения о договоре, вошедшие в книгу II ОСС. В частности, глава 2 (нормы ограничивающие дискриминацию), глава 3 (маркетинг и преддоговорные обязательства), глава 5 (право отказа от обязательств) и нормы о недобросовестных условиях договора, содержащиеся в главе 9, основываются на соответствующих статьях принципов «Acquis». Требования относительно формы договора, положения об электронной торговле и просроченных платежах также заимствованы из принципов «Acquis». Более детальное изучение проекта ОСС позволяет заметить, что перечисленные выше положения ОСС не копируют один в один положения «Acquis», т.е. проект ОСС нельзя назвать компиляцией. Несмотря на то, что многие нормы действительно заимствованы из принципов «Acquis», большая их часть претерпела незначительные изменения и правки. Причин этого много. В некоторых случаях перерабатывалась терминология. Часто принципы «Acquis» получали немного иную формулировку и дополнялись ссылками на новые нормы и правила. Иногда добавлялись санкции для того, чтобы были понятны правовые последствия нарушения предписаний. Все это осуществлялось в целях повышения прозрачности и доступности для понимания правовых конструкций. Подводя итог, очевидно, что группа «Acquis» провела грандиозное, крупномасштабное исследование правовых достижений Европейского Союза в области договорного права. Уникальные результаты этого исследования, воплощенные в Принципах существующего договорного права Европейского Союза (принципы «Acquis»), обладают высокой степенью практической применимости, т.к. не конкурируют с другими проектами по договорному праву, а, наоборот, лучшим образом дополняют их. В свою очередь, это свидетельствует о серьезной роли Acquis Communautaire в процессе создания единообразного договорного права ЕС. Немаловажным является вклад группы «Acquis» в создание проекта Общей справочной схемы. Группа выступает одним из двух основных разработчиков этого проекта. Поэтому ее опыт, достижения и исследовательские методы оказывают значительное влияние на структуру и содержание проекта ОСС. Вместе с тем, несмотря на то, что благодаря принципам «Acquis» проект ОСС включает основополагающие правовые достижения Европейского Союза в области договорного права, важно, чтобы сохранился правильный баланс между этими принципами и самим проектом, и в итоге не был нарушен «status quo». Антон ВИНОГРАДОВ, аспирант кафедры права Европейского Союза Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России. *1 O. Lando, H. Beale (eds.). Principles of European Contract Law Parts I and II. Prepared by the Commission on European Contract Law. The Hague 1999; O. Lando, E. Clive, A. Prum, R. Zimmermann (eds.). Principles of European Contract Law Part III. – The Hague, London, Boston, 2003. *2 Предшественниками группы «Acquis» были: «Training and Mobility Networks on ‘Common Principles of European Private Law'» 1997–2002 координатор проекта Райнер Шульц. И «Uniform Terminology for European Private Law» 2002–2006 координатор проекта Джинмариа Аяни. Schulte-Nolke H. Europaische Forschergruppe zum geltenden Gemeinschaftsprivatrecht (“Acquis-Gruppe”) gegrundet. // Zeitschrift fur Europaisches Privatrecht (ZEuP) 2002. – P. 893–894. [Электронный ресурс] http://www.schulte-noelke.jura.uni-osnabrueck.de *4 Reich. N. A Common Frame of Reference (CFR) – Ghost or Host for Integration? // ZERP Diskussionspapier 2006/7/ – P. 30. *5 Jansen N., Zimmermann R. Grundregeln des bestehenden Gemeinschaftsprivatrechts? // Juristenzeitung (JZ) 2006. – P. 1113. *6 Schulte-Nolke H. The Consumer Acquis and its Transposition in the Member States. EC Consumer Law Compendium. – Munich, 2008. Статьи и текст принципов «Acquis» [Электронный ресурс] http://www.acquis-group.jura.uni-osnabrueck.de/ *8 Principles of the Existing EC Contract Law (Acquis Principles). Volume Contract I – Pre-contractual Obligations, Conclusion of Contract, Unfair Terms. Prepared by the Research Group on the Existing EC Private Law (Acquis Group) (Munich 2007) сокращенно – ACQP. Note 3, Commentary to article 5:103 No. 6 (p. 177). *9 Jansen N., Zimmermann R. Grundregeln des bestehenden Gemeinschaftsprivatrechts? // Juristenzeitung (JZ) 2006. – P. 1124. *10 Directive 1999/44/EC of the European Parliament and of the Council of 25 May 1999 on certain aspects of the sale of consumer goods and associated guarantees. O.J. L 171, 7.7.1999/ – P. 12-16. *11 Council Directive 90/314/EEC of 13 June 1990 on package travel, package holidays and package tours. O.J. L 158, 23/06/1990. – P. 0059-0064. *12 Council Directive 93/13/EEC of 5 April 1993 on unfair terms in consumer contracts. O.J. L 95, 21.4.1993. – P. 29-34. *13 Directive 2000/35/EC of the European Parliament and of the Council of 29 June 2000 on combating late payment in commercial transactions O.J. L 200, 8.8.2000. – P. 35-38. *14 Jansen N., Zimmermann R. Restating the Acquis Communautaire? A Critical Examination of the ‘Principles of the Existing EC Contract Law' // The Modern Law Review, July 2008, Volume 71, Issue 4. – P. 505-534. *15 Directive 98/27/EC of the European Parliament and of the Council of 19 May 1998 on injunctions for the protection of consumers' interests O.J.L 166, 11.6.1998. – P. 51-55. *16 Rott P. The Protection of Consumers' Interests After the Implementation of the EC Injunctions Directive Into German and English Law. // Journal of Consumer Policy, Volume 24, Numbers 3-4, December 2001. – P. 399-439(41). *17 Schulte-Nolke H. EC Law on the Formation of Contract – from the Common Frame of Reference to the ‘Blue Button' // European Review of Contract Law, Volume 3, Issue 3. – P. 332-349. Twigg-Flesner Ch. The Acquis Principles: An Insider's Critical Reflections on the Drafting Process. [Электронный ресурс] http://papers.ssrn.com /sol3/papers.cfm?abstract_id=1342713 №12(50), 2010
no image
Право

The article attempts to clarify the main legal development spheres within the EU integration and development subject to the increased role of law in politics, economy and the EU acquis. The position of the Union law in relation to the...

The article attempts to clarify the main legal development spheres within the EU integration and development subject to the increased role of law in politics, economy and the EU acquis. The position of the Union law in relation to the European legal order and the member states' legislation deserves particular attention. The need for the EU law “images” analysis is becoming ever more important as the legal scholars in Europe and in other parts of the world are trying to assess the perspectives of the Union's legal development. Introduction The Lisbon Treaty (LT), the longest in the Communities/Union treaties' preparation history, reflects a complicated position of the basic legal act in the European Union legal order. Among previous “fundamental treaties”, e.g. European Coal and Steel Community Treaty, EEC, Merger Treaty, SEA, TEU, Amsterdam Treaty or Nice Treaty, to name a few, it took a little over two years for the Merger and Nice Treaties preparation. The rest of the treaties were adopted by the member states –and ready for use – in less than two year's time. The Lisbon Treaty's history stretches over about 10 years! The long process of the LT's preparation was mainly tarnished by the idea of “European constitutionalism”, and/or perspectives of making the Union a “mega-state” with more powers attached to Brussels. The deliberations circulated around two main poles: fully-fledged federal governance or/and a purported super-state, often regarded as directly threatening national sovereignty (1, p. 622). The academic community has been rather slow so far in making analysis of the new LT, in particular concerning its implications on the existing acquis. Probably, the only exception is the small booklet written by the German professor Klaus-Dieter Borchardt. The brochure is really an ABC of the EU law in which Mr. Borchardt touches upon the new structure of the EU legal order (2, p.79-112). The ultimate implications of the LT's provisions are going to have far-reaching consequences. Therefore the paper attempts to clarify the main spheres of legal influence on European social and economic integration, so-called “images of law”, e.g. in politics and the member states' economy, in the EU legal system (acquis) and in correlations between the EU and the member states' legal systems. The LT's new impetus into the EU law, the legal aspects of fundamental rights, the EU area of freedom, security and justice, new aspects of “sectoral economic law” and other issues of the present “EU integration law” are to be discussed. 1. Lisbon Treaty's novelty in the EU acquis It seems appropriate to highlight the key features of the new treaty. Not only because of the increasing volume and importance of legal aspects in the EU development, but rather taking into consideration the far-reaching consequences of the legal reforms on European integration. For about last decade – until Berlin Summit in March 2005, the EU legal development was mainly concentrated on constitutional treaty. Then, since December 2007, the process of “reforming treaty” has successfully culminated in 1 December 2009, when the Lisbon Treaty finally entered into force. Although some argue that the LT almost to 80% is repeating the “constitutional draft”, the LT as a reforming treaty doest not increase the Union's competence. More than that, the LT introduces an important legal delimitation: “the limits of Union competences are governed by the principle of conferral; the use of Union competences is governed by the principles of subsidiarity and proportionality” (art. 5, TEU). Besides, the LT has radically transformed the structure of Union activities, providing new definitions of Union competences and formulating some new principles and means of Union law. Suffice it to mention the new system of Union's institutions, decision-making instruments and procedures, the Union judiciary, accession and withdrawal from the Union, etc. Hence, the two treaties presently form the legal background of the European Union, i.e. Treaty on European Union (TEU) as a general-political guideline and the Treaty on the Functioning of the European Union (TFEU) as the follow-up implementation strategy. All citations are given according to the Treaty's text in the Official Journal of the European Union, 2008/C-115/01-371. The Treaty confirms the member states' “attachment to the principles of liberty, democracy and respect for human rights and fundamental freedoms and of the rule of law” (TEU Preamble).   2. Fundamental rights within the domain of EU law The Charter of Fundamental Rights of the European Union was initially solemnly proclaimed by the Presidents of the European Parliament, the Council and the Commission at the Nice European Council on 7 December 2000 (at that time, it did not have binding legal effect). The LT provides that the Charter is legally binding and has the same legal value as the Treaties; this means in particular that the CoJ could annul the EU legislation if the latter is in violation of fundamental rights guaranteed by the Charter. In several cases, CoJ (during 2006-07) conferred an indirect legal status upon the Charter. Therefore, the Charter is not incorporated into the Treaty's text; it works only by reference, i.e. to the Declaration concerning the Charter. Special protocols on the Charter's application for the UK, Poland confuse to a certain degree the great potential effect of the Charter. With the entry into force of the Lisbon Treaty (1 December 2009), the EU Charter of Fundamental Rights became legally binding on the EU's institutions and on the member states when they are implementing EU law. The Charter entrenches all the rights found in the European Convention on Human Rights as well as other rights and principles resulting from the common constitutional traditions of the EU Member States, the case law of the European Court of Justice and other international instruments. The Charter is a very modern codification and includes "third generation" fundamental rights, such as data protection, guarantees on bioethics and transparent administration. The European Commission adopted recently a strategy (19 October 2010) to ensure that the EU Charter of Fundamental Rights – legally binding since the entry into force of the Lisbon Treaty – is effectively implemented. The Commission will verify that all EU laws are in compliance with the Charter at each stage of the legislative process – from the early preparatory work in the Commission to the adoption of draft laws by the European Parliament and the Council, and then in their application by the member states. The Commission will provide information to citizens on when it can intervene in fundamental rights issues and will publish an annual report on the Charter's application to monitor the progress achieved (3). The Treaty also states that the Charter's provisions shall not extend the EU's competences as defined in the Treaties. For example, the Charter states that "The provisions of this Charter are addressed to the institutions, bodies and organs of the Union with due regard for the principle of subsidiarity and to the Member States only when they are implementing Union law" (art. 51). For the first time, members of the College of the present Commission swore a solemn declaration to uphold the Charter as well as the Treaties in May 2010. "The Charter is a reflection of our common values and constitutional heritage," said Vice-President Viviane Reding, EU Commissioner for Justice, Fundamental Rights and Citizenship. “The Charter must be the compass for all EU policies. The European Commission, and notably its Justice Department, will be very vigilant in ensuring that the Charter is upheld in all proposals for EU legislation, in all amendments introduced by the Council and by the European Parliament, as well as by member states when they implement EU laws. The strategy adopted by the Commission today is an important step in creating a European fundamental rights culture" (4). In the strategy, the Commission intends to explain the steps it can take to ensure that the EU has an exemplary fundamental rights record and to improve the public's understanding of fundamental rights protection in Europe. The following steps are envisaged: •  Guaranteeing that the EU is beyond reproach in upholding fundamental rights. That means that all proposals for EU legislation must respect the Charter. The Commission will therefore reinforce its assessment of the impact of new legislative proposals on fundamental rights. On the basis of a fundamental rights "check list," the Commission legal service will identify which fundamental rights could be affected by a proposal and assess systematically the impact on these rights of each envisaged policy option. During the legislative process, including final compromises in the European Parliament and the Council, the Commission will work with the co-legislators to ensure that EU law is in line with the Charter. The Commission will launch an inter-institutional dialogue to determine methods for dealing with amendments that raise questions of compatibility with fundamental rights. •  Improving information for citizens. Citizens should know where they can turn for assistance in cases of violations of fundamental rights. They will have access to information about legal remedies in all Member States through the Commission's new e-Justice portal in 2011 . The Commission will provide explanation as to when it can intervene on fundamental rights complaints (or where it cannot, if these are outside the scope of the EU competence). The Charter does not establish a general power for the Commission to intervene in the area of fundamental rights. It can intervene only when EU law comes into play (for example, when EU legislation is adopted or when a national measure applies an EU law in a manner incompatible with the Charter). Member States have their own systems for protecting fundamental rights through national constitutions and courts; the Charter is not a replacement for them. It is therefore in the first place up to national courts to ensure respect for fundamental rights. •  Monitoring progress. The Commission will publish an annual report on the application of the Charter. The report will monitor progress in the areas where the EU has powers to act: showing how the Charter took into account in concrete cases (e.g., when a new legislation is proposed). It will provide an opportunity for an annual exchange of views with the European Parliament and the Council and act as a vehicle for improving the information for the public. The fundamental rights guaranteed under the national constitutions already bind EU member states; however, when they implement EU law, they must also respect fundamental rights. The Commission will use all tools available, including infringement proceedings if necessary, to ensure compliance with the Charter in the implementation of EU law. However, the lack of a “unifying aspect” in the Charter is seen in the lack of its universal character. Thus, according to its art. 51(1), the Charter is valid in the member states only when they implement the EU law. This deficiency will be eliminated by the recent Commission's proposal, mentioned above (5). •  Family law in the EU. Intensive people movement in the EU-27 raises essential issues of citizens' family life. To that end, the Commission revealed in May 2010 a proposal to make fast and concrete progress on the so-called Rome-III proposal. The end is simple and clear: to provide comfort and improve legal certainty for all those international marriages that end in divorce – and there are around 170,000 of these every year in Europe.  Divorce proceedings are a time when people feel very alone, being in a foreign country and not having a clear idea of the applicable rules. The EU law cannot leave people in the EU to face and manage complicated international divorces alone; they need to have clear rules so that they always know where they stand. Thousands of couples find themselves in difficult personal situations because the EU has so far failed to provide clear laws for their cases. The previous attempt made in 2006 failed due to unanimity clause in the Council's decision. Having exhausted all possibilities of compromise in the Council, the Commission turned to the option of referring to procedures concerning enhanced cooperation (Title III, TFEU, art. 326-334). Civil law and citizenship issues in the EU (being generally reserved for lawyers and public officials in justice ministries) should – at the same time – put the citizens first and serve them in settling disputes and legal issues that arise between private parties. Getting married, having children, getting divorced, resolving contractual disputes, dealing with the consequences of an accident, these are all basic life experiences and urgent fields in EU civil law. In the EU, presently, these basic life experiences increasingly have a cross-border dimension. Citizens confronted with such basic concerns need to see the tangible differences arising from the existing approaches to these issues in other member states' systems of civil justice. The Commission's aim is therefore to ensure that differences between national judicial systems no longer constitute barriers to citizens' access to justice; and that mutual recognition and mutual trust are enhanced across the EU-27 and combined with appropriate harmonisation measures. 3. The EU area of freedom, security and justice Among the important novelties in the LT is the new Title on the EU area of freedom, security and justice (AFSJ) , Title V, TFEU. The LT clearly states, “the Union shall constitute an area of freedom, security and justice with respect for fundamental rights and the different legal systems and traditions of the member states” (art. 67, TFEU). Thus, the “area of justice” becomes subordinate to legal systems and traditions of the 27 member states, the notion highly important for assessment of the Union law. This is why the “area of justice” was restricted in the Treaty to cooperation in four main areas: a) border checks, asylum and immigration; b) judicial cooperation in civil matters; c) judicial cooperation in criminal matters, and d) police cooperation. It is interesting to mention that presently the notions “jurisprudence and legislation” in the EU legal jargon (e.g. that of the Academy of European Law, ERA) refers t o a number of sources in legal development. For example, in such fields as the EU industrial property law and in legislation on designs it includes the “material EU law”, cases adopted by the EU Courts, as well as relevant decisions from the OHIM Boards of Appeal. The EU justice “image” was not an easy aspect in the EU administrative mechanisms either. Thus, the administration of EU law in the Commission is subject to two “legal directions”: one, for justice, fundamental rights and citizenship (with vice-president Viviane Reding in charge) and home affairs  (with the “regular” Commissioner, Cecilia Malmstrom in charge). 4. EU law on economics and business For the first time in the EU history, a legislative framework was created oriented towards strict division of economic competences, which has led to consequential sectoral “economic law” structures. Competence division produced, at the same time, a “unified liaison” between sectoral policies and law among the existing development models in Europe. Member states' economic decisions have significant impact on other countries; hence, the need for jointly agreed policies. Therefore, the EU needs new economic discipline based on law. As the EU economic and monetary affairs' Commissioner, Olli Rehn put it in October 2010, the EU is not a federation, it is a unique political entity where the member states quite often have a final word. Although the Commission has acquired increasing powers in the present LT, the EU competences can be overturned by a qualified majority voting in the Council. Since 2008, the EU started concerted moves towards universal coordination of business, initially, the SMEs activity; Small Business Act was one of these measures. The results were quick and extremely positive. Thus, in the latest, the eighth in the series of annual reports published by IFC and the World Bank, 183 countries of the world are covered, where the EU states have a good stand; they are well placed in the world, e.g. the UK, Denmark and Ireland are among the first ten states where it is easy to do business. In the three Baltic States, Estonia has ranked 17 th, Lithuania – 23 rd, and Latvia – 24 th. The rankings, which are part of a project by the International Finance Corporation, IFC and the World Bank, take into account areas such as the ease of registering business, getting credits, paying taxes, trading across borders, enforcing contracts and closing business. While Singapore, Hong-Kong and China ranked first three, among the countries in the “tenth group” are New Zealand, the UK, USA, Denmark, Canada, Norway, Ireland and Australia. Within 25 best in the world countries in “doing business”, there are about 10 EU member states (6). Globally, doing business remains easiest in the high-income economies of the OECD-states; developing economies are increasingly active, e.g. in 2009, 66 percent reformed business regulation, up from 34% six years earlier. 5. Legal aspects in EU-member states correlation The autonomy of the EU law and its legal order has become most conflicting areas in EU-member states' correlation. The EU “self-created legal essence” becomes the major problem in Union's legal development being managed from within the EU institutions rather than by the member states' legislative drive. The EU legal substance depends on credibility and efficiency of such correlation. According to the Union sources, the present EU legislation in force totals about 17,500 legal acts (May 2010). Out of 20 sectors, the main 6 sectors account for more than one thousand acts each: agriculture, competition; industrial and internal market; environment, consumers and health protection; external relations; general financial and institutional matters . Only these “six priority sectors” account for about 12 thousand “European acts”. EU law provides “inspiration” for national legal activity, e.g. just in services sector Latvia adopted about 25 legal acts in the last 5 years, including a couple of laws on Directive 123/2006 implementation this year. Yearly legislative activity in the member states is high, e.g. about 1.500 legal acts in Denmark; and not all of them are inspired by the EU directives or decisions. The conferral principle underlines that harmonisation through law in the EU single market has been most appropriate when economic sectors allow for a limited interaction between the EU rules and national laws. Therefore, the so-called 28 th legal regime could be used, which means a feasible alternative to the EU legislative framework based on national rules. This regime is not to replace neither the EU nor the member states legislation: business and companies operating in the single market can opt for a legal framework valid across the EU. This model provides incentive for convergence of national legal regimes. So far, the model received little attention except for the SE rules, i.e. European Company Statute. 5.1. EU law enforcement The EU single market construction is based on law; therefore it is of crucial importance that the member states take their legal obligations seriously and transpose – timely and correctly – the EU rules. The latest Commission review (end of 2009), showed that transposition deficit averaged 0,7 – 1,0 per cent. Keeping in mind that there are thousands of directives and decisions for the member states to be implemented, the consequential figures are alarming. About 75 directives in the EU “single market” sphere (without other economy sectors) were not transposed at all; generally, about 55 per cent of EU directives are not implemented in time. At the end of 2009, there were 1206 infringement cases against the member states, which makes about 45 cases per a member state. 6. EU law: present state-of-art Access to files of the European law has become open to the public only recently; it needed scholars' sufficient efforts to find a legislative act of particular interest (7). Presently, there are four main reference instruments for the EU law: •  Monitoring EU legislation through national implementation and infringement of EU laws; •  Data-base of the EU law, so-called EUR-Lex, with new documents and thematic files; •  Summaries of the EU legislation, so-called SCAD+, with about 3.000 summaries of EU law in 32 subject areas in EU activities, and •  Following legislative process, with “decisions and laws”, through so-called Pre-Lex, with monitoring decision-making and inter-institutional proceedings.  Legal advice on the EU legislation issues can be obtained through the following EU consulting centers: European Direct Network, Your Europe Portal, Citizens Signpost Service, Enterprise Europe Network, Consumer Cooperation Network, etc. Besides, the web-system SOLVIT has developed significantly recently its information supply in handling about 1600 cases per year, i.e. each national center handles about a case per week. EU Legislation in force is classified according to the directory of Community legislation and may be accessed from the EU web page. The analytical structure of the Directory includes 20 chapters with the further divisions into further legal sub-sections. Selecting one of the sections will produce a list of all titles of legal acts in force classified in this section. The Directory covers agreements, directives, regulations and decisions; the Directory also gives access to consolidated texts of the existing treaties. Important to mention is that the chapters of the Directory have been already producing so-called “policy-economy-law” triangle. Thus, such chapters have appeared as agricultural law and environmental law, etc. In the start of 2010, the EU acquis comprised about 1.500 directives and about 1.000 regulations, with several thousand decisions. In some economy sectors, the legal effect is exercised through regulations, in others through directives: for example, about 80 per cent of laws functioning in the single market are those of directives. Interesting to mention is the number of EU legislation in specific economic sectors, i.e. the number of legal acts in force (mid-2010) in most voluminous sectors are the following: agriculture – 3.113 ; fisheries – 842; competition policy – 1.706 ; transport policy – 642; external relations – 3.191 ; industrial policy and internal market – 1.449 ; environment, consumers and health protection – 1.271 ; area of freedom, security and justice -574. The EU portal on “summaries of EU legislation” provides approximately 3.000 summaries of the EU legislation in force divided into 32 subject areas corresponding to the activities of the European Union. In view of legislative complexity, the Commission has recently introduced new web-tutorial portal, which showed how to find the needed legal information on Union legislation. The tutorial is divided into two modules: •  Module 1 explains how to navigate around the website, as well as finding further information and showing different functionalities; •  Module 2 presents all kind of information one can find on the website. The modules can be viewed from different chapters of the EU sectoral law. 7. EU perspectives in legal simplification Too many legal acts in the EU's acquis do not make social-economic development easier. The Union institutions already during last three decades made extensive efforts to ease the burden. Thus, since 1984, the Commission has been issuing annual reports on monitoring the EU laws' application, e.g. the latest one, 27 th covers 2009. The “new priorities” in simplification have been announced in 2009: to tackle late transposition, streamline “regulatory cycle”, control legal enforcement and correct application. Legal simplification and efficiency have been put under president Barroso's personal control (8). Some Commission efforts must be particularly mentioned: an explicit and thorough "competitiveness proofing" of new legislation will be undertaken. The impact on competitiveness of all policy proposals will be properly analysed and taken into account. "Fitness checks" of existing legislation will identify the potential for reducing the cumulative effects of legislation so as to cut the costs for businesses in Europe. The “legislative” Impact Assessment Board was created in September 2010. The Council of Europe's Commission for the Efficiency of Justice published its fourth assessment report on 25 th October 2010 with regard to European judicial systems. The report observes the budgetary pressure that weighs at present on European judicial systems – emerging in the West by a reduction in the number of courts. The report notes however that the number of judges remains stable and that the number of lawyers increased between 2004 and 2008. This number remains highest in the States in the European south, which have a more extensive judicial system than the States in the north. Europe, in addition, is divided over the use of popular juries – with Western Europe being in favour and the East being more reticent. 8. EU ways to legal efficiency: some perspectives Two trends are in collision in the EU, one in favour of cutting bureaucratic red tape and regulatory burden for business, the other one, – almost completely opposite – which accelerates and make more complicated regulatory backlog for all EU activities, both shared and exclusive. Present EU “legislative file” encompass about 16 thousand pages of directives and regulations, so called acquis communautaire. Presently, in each of the EU member states there are three main sources of regulations that impinge business and citizens: the EU Institutions, national parliaments and national regulatory agencies, for example trade and financial authorities, competition authorities, etc. In order to reduce regulatory burden, efforts shall be imposed that fewer new regulations are adopted; and the existing ones (and their enforcement) are made simple. In most “old EU members”, over half of all new legislation, for example in financial field, is derived from the EU headquarters. As it concerns regulatory simplification, some serious and radical steps are definitely required. First, the EU legislation shall be applied without further interpretation by the member states. The transposition of these laws into nation legislation has become both difficult and mostly different, according to specifics in national approaches. Present internal market state-of-the-art suggests clear and unanimous application of its rules. In all otherwise circumstances, regulatory effects would be minimal if not adverse. Second, it is important to introduce regulatory impact assessments for all EU-effective business laws. Such procedure, is aimed at establishing reasonable balance between the benefits from a new regulation and the costs of compliance. The former EU trade commissioner Peter Mandelson once said that the cost of the EU-generated red tape was roughly double the economic benefits generated by the internal market. Third, the deadline shall be installed in the EU laws' implementation procedures that would specify whether the goals have been achieved after three years of laws implementation. Fourth, the Commission must be obliged to report annually to the European Parliament on the total EU legislation's costs and benefits. Fifth, evaluation procedure for all significant legislative proposals shall be established in the EU Commission in order to assess the total costs and benefits of the EU legislation. Sixth , most of the EU laws, in particularly in financial sphere shall be simplified and re-drafted, such as first investment directive, the capital adequacy directive, the money laundering directive, to name a few. Among the EU Commission's Initiatives, the priority is aimed to single out non-effective Union laws and abolish damaging business regulations. These actions would generate savings of € 38 bln for the EU companies, whereby reducing administrative burden by about 30 per cent. Conclusion The EU law is penetrating almost all spheres of European life; it has become already a sphere of importance for member states' governance. Efficient Union law has become, by definition, a strong unifying factor in European social-economic development and further integration. However, better understanding of the revolutionary role the EU law is becoming vital. Additional comprehensive and professional training in the EU law formation and implementation is needed at all society's levels. Present system of the EU legislation studies in the European education facilities is quite varied: the EU law is the subject of studies at law faculties in universities (fulltime 5-6 years), at European studies faculties (special courses at bachelor and master level), and at various business schools with in-depth analysis of “sectoral laws”. Common European values can play a decisive role in streamlining Union legislation. Bibliography: 1. Dougan, M. The Treaty of Lisbon 2007: winning minds, not hearts // Common Market Law Review, 2009, vol. 47. P. 617 – 774. 2. Borchardt, Klaus-Dieter. The ABC of European law. – Luxembourg: Publication Office of the European Union, 2010, 131 pages. ISBN 978-92-78-40525-0. 3. For more information, see: Communication at the Justice Directorate-General Newsroom – http://ec.europa.eu/justice/news/intro/news_intro_en.htm. 4. See: homepage of Vice-President Viviane Reding, EU Commissioner for Justice, Fundamental Rights and Citizenship at: http://ec.europa.eu/commission_2010-2014/reding/index_en.htm. 5. More on these initiatives: http://ec.europa.eu/dgs/justice/index_en.htm. 6. Doing Business 2011: making a difference for entrepreneurs, 8 th Report.- IFC and the World Bank, 2010 (www.doingbusiness.org). 7. See e.g. the most popular site: http://eur-lex.europa.eu/en/index.htm. 8. See: http://ec.europa/governance/batter_regulation/index_en.htm.  Prof. Eugene ETERIS, European Correspondent №12(50), 2010
no image
Иммиграция

Тори решили сдерживать приток мигрантов. Символически План министра внутренних дел Великобритании Терезы Мэй по сокращению нежелательного притока невостребованной рабочей силы из зарубежья подвергся жесткой критике за примитивизм и противоречивость. В документе была установлена квота на квалифицированных мигрантов из стран, не...

Тори решили сдерживать приток мигрантов. Символически План министра внутренних дел Великобритании Терезы Мэй по сокращению нежелательного притока невостребованной рабочей силы из зарубежья подвергся жесткой критике за примитивизм и противоречивость. В документе была установлена квота на квалифицированных мигрантов из стран, не входящих в экономическую зону Евросоюза: ровно 21 тысяча и 700. Тем самым правительство Дэвида Кэмерона, по мнению газеты «Гардиан», намеревается наглядно продемонстрировать свою решимость в ставшем болезненным для многих сограждан вопросе о мигрантах. В период с марта 2009 по март 2010 года в Соединенное королевство въехало на 215 тысяч человек больше, чем покинуло его пределы. С момента, когда тори взяли на себя обязательство в предвыборном манифесте поставить заслон неконтролируемой миграции, и до конца ноября, то есть в период их нахождения у власти, чистый приток мигрантов составил 50 тысяч. Критики со стороны кивают на эти цифры как на свидетельство того, что у консерваторов слова расходятся с делами. Справедливости ради, нужно вступиться за кабинет Кэмерона, зажатый в прокрустовом ложе европейского законодательства, собственно британских уложений и инструкций, а также сакральной политкорректности. Более того, из 550 тысяч примерно 15% – это собственно британские граждане, возвращающиеся домой. Не пускать их обратно? Смешно. Затем еще треть приезжих – граждане стран Европейского Союза, в отношении которых действует правило открытых дверей. Из оставшихся 280 тысяч каждый пятый воссоединяется с родственниками, уже пустившими корни на Альбионе, и дать от ворот поворот не позволяют обязательства по соблюдению международных конвенций по защите прав человека. Можно, конечно, сделать менее доступными британские вузы для заморских студентов, а таковых только в первом квартале 2010 года насчитывалось 50 тысяч, но вопрос: кому именно нужно отказывать? На этом трудные задачи не заканчиваются, пишет «Гардиан». Скажем, в прошлом году были выданы разрешения на работу 50 тысячам высококвалифицированных иностранных специалистов из стран, не входящих в зону экономической интеграции ЕС. В следующем году, по плану Мэй, в этой категории останется менее половины, притом 20700 вакантных мест предназначены для тех, кого уже наняли частные компании, предоставившие определенные гарантии их трудоустройства. Остается 1000 привилегированных входных билетов для тех, кого относят к разряду «исключительных талантов» – из числа ученых и артистов. В академических кругах очень круглая цифра 1000 вызвала возмущение: значит, если появится 1001 кандидат, обладающий уникальным дарованием и готовый приехать и трудиться на благо Британии, то бюрократы ему укажут на дверь?! При этом государство никак не может регулировать приезд дополнительного контингента в зарубежные фирмы, уже действующие на территории Британии или открывающие свои производственные цеха и офисы, поскольку это считается трансфертом внутри одной компании: а таковых гастарбайтеров насчитывается 22 тысячи. Между тем, основная масса трудовых мигрантов не претендует на многое, удовлетворяясь низко квалифицированной работой, но именно в этой нише они наиболее остро конкурируют с местными работягами. В целом, программа кабинета тори по сдерживанию наплыва гастарбайтеров носит декларативный и символический характер, полагает обозреватель «Гардиан» и задается еще одним вопросом: не служит ли этот документ всего лишь способом убедить общественность, что правительство начеку, понимает озабоченности сограждан и пытается что-то сделать?.. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Нововведения

Мода на запрет курения во всех общественных местах добралась до Польши: отныне дымить сигаретой в этой стране можно только на улице или в специально выделенных помещениях. Разумеется, курильщики не смогут затянуться не только в больницах, школах, общественном транспорте, включая вокзалы...

Мода на запрет курения во всех общественных местах добралась до Польши: отныне дымить сигаретой в этой стране можно только на улице или в специально выделенных помещениях. Разумеется, курильщики не смогут затянуться не только в больницах, школах, общественном транспорте, включая вокзалы и автобусные остановки, но даже на стадионах. А в ресторанах, барах, пивных, кафе и рабочих офисах «смолить» табачные изделия можно лишь в специально отведенных, хорошо вентилируемых помещениях. Владельцы заведений, в которых будет зафиксировано нарушение этого постановления правительства, подвергнутся штрафу в размере 2 тысяч злотых (500 евро). Самим курильщикам, застигнутым на месте «преступления», придется расстаться с 500 злотых (125 евро). Власти полны решимости покончить с пагубной привычкой в стране, где курят 34% мужчин и более 20% женщин. №12(50), 2010
ass-fault-8413556fbb
В фокусе

Занемогший «кельтский тигр», который подхватил один из синдромов «греческой болезни», вынудил Евросоюз прописать ему сильнодействующие финансовые инъекции – 85 миллиардов евро, призванные поставить на ноги платежный баланс, бюджет и в целом экономику. Цена вопроса, вернее, средней учетной ставки – выше...

Занемогший «кельтский тигр», который подхватил один из синдромов «греческой болезни», вынудил Евросоюз прописать ему сильнодействующие финансовые инъекции – 85 миллиардов евро, призванные поставить на ноги платежный баланс, бюджет и в целом экономику. Цена вопроса, вернее, средней учетной ставки – выше 5,2%, то есть больше той премии, которую обязалась платить за предоставленные ей кредиты Греция. Проблемы накапливались медленно, но верно: так, с 1995 по 2005 год бюджетные расходы в реальном исчислении росли по 5% в год, причем две трети прироста давало увеличение зарплат и пенсий в госсекторе. К 2009 году государственный долг Ирландии достиг 65,5% ВВП. Экономика стала усыхать на глазах, хотя жировой запас еще не истаял: в сообществе 27 стран прежде бедная окраина Европы всё еще удерживается на 13 месте по своим экономическим показателям. Но нет уверенности, что этого запаса прочности в паре с антикризисными мерами будет достаточно для выздоровления. В принципе, если судить по масштабам терапевтического лечения с элементами хирургического вмешательства, то в случае с Ирландией Евросоюз оказался даже щедрее, чем в мае этого года, когда на вызволение Греции из преддефолтной комы было также совместно ассигновано 110 миллиардов евро. Европейский финансовый стабилизационный механизм и Международный валютный фонд выдадут по 22,5 миллиарда евро. Такую же сумму предоставит Европейский фонд финансовой стабильности, а также выделят в качестве займов Великобритания, Швеция и Дания. Случай сам по себе беспрецедентный: впервые солидарность с отстающими проявили страны ЕС, не входящие в зону евро. Объяснение этому феномену может быть одно – степень взаимозависимости внутри Союза стала настолько высокой, что «спасать рядового евро» готовы все миром. Нельзя не отметить, что правительство Ирландии должно будет пятую часть финансового допинга отыскать по собственным сусекам. В заявлении кабинета Брайана Коэна отмечается: «Доля государства в 85-миллиардном пакете составит 17,5 миллиарда евро, которые поступят из Национального пенсионного резервного фонда и других внутренних ресурсов. Это означает, что объем внешней помощи сокращается до 67,5 миллиарда евро». Сказанное означает, что в ближайшие годы Ирландии предписан режим строжайшей экономии. Предполагается урезать расходы государственной казны на 10 миллиардов евро и повысить доходы за счет налогов на 5 миллиардов. Сверхзадача сравнима с выражением Маяковского – «планов громадьё». Чтобы не поставить под удар еврозону, Дублину необходимо в 2014 году сократить бюджетный дефицит с нынешних 32% до 3% валового внутреннего продукта. В госсекторе зарплаты уже усекли на 15%. Оборотная сторона евроаскетизма – сужение рынка труда: каждый десятый работник в госсекторе будет уволен. В сентябре 2010 года безработица составила порядка 14% экономически активного населения. Один из рецептов выздоровления стар, как покатые ирландские холмы: меньше получать, но больше работать. Кое-кому придется распрощаться с 33-часовой рабочей неделей и перейти на стандартную – в 35 часов. Не исключено, что урежут привилегии, в том числе и высших слуг народа с приставкой «экс». До сих пор персональные авто с водителем круглосуточно представлялись министрам и по казенной надобности, и по личной. Могут лишить пожизненного блага – лимузина с шофером – и бывших премьер-министров. Британская газета «Файнэншл таймс» замечает в этой связи, что Ирландии предстоит жесткий «пересмотр старомодной организации работы, а также всяческих благ и премиальных» в госсекторе. Курс лечения, который предстоит Ирландии, нужно рассматривать в контексте скорректированной финансовой политики Евросоюза. Министры финансов ЕС предложили реформу преодоления финансовых кризисов в еврозоне. Реформа сводится к тому, что на смену фонду помощи «голодающим» со сроком годности до 2013 года, куда закачено 440 миллиардов евро, придет ЕСМ – Европейский стабилизационный механизм. Как сообщает та же «Файнэншл таймс», страна еврозоны, испытывающая приступ финансового голода, сможет получить из ЕСМ необходимые средства, но только в том случае, если представит убедительный план сокращения бюджетного дефицита. В этих синдицированных кредитах будут и деньги частных кредиторов, разъяснил член Еврокомиссии по экономическим и валютным вопросам Олли Рен, причем они смогут участвовать и в реструктуризации долгов. Поможет ли Ирландии пособие «вскладчину» от ЕС? В любом случае Евросоюзу нельзя было не услышать и не отреагировать на надрывный крик о помощи небольшой страны, отягощенной бюджетным дефицитом в 20 миллиардов евро и нервно разбалансированным банковским сектором. Очевидно, что щедрые вливания в Ирландию объясняются стремлением Брюсселя не допустить эффекта домино, но не все аналитики уверены, что удастся купировать распространение болезни. К примеру, Питер Чэтуэлл, эксперт во французском банке «Креди агриколь», говорит: «Я не думаю, что эти шаги выводят Португалию и, возможно, Испанию из-под огня». В конце ноября на конференции брюссельского аналитического института «Европейский политический центр» председатель Европейского Совета Херман ван Ромпей сделал почти обескураживающее заявление в стиле «Отечество в опасности!». Глава ЕС признал, что евро оказался в зоне повышенной турбулентности – в зоне «финансовой нестабильности», причина которой кроется в кризисном застое, поразившем Ирландию, и в накопившихся негативных явлениях в экономике средиземноморских стран – Греции, Испании и Португалии, некогда вступавших в ЕС «на троих». Призвав действовать скоординировано, ван Ромпей поставил вопрос ребром: «Мы боремся с кризисом, который угрожает нашему выживанию. Если не устоит зона евро, не устоит и Евросоюз». Между тем ирландцы пребывают в пограничном состоянии, что можно охарактеризовать как смесь посттравматического шока – в одночасье вернулись призраки прежнего бедного европейского захолустья – и нервного смеха, вмещающего в себя горечь и фатализм отчаявшегося. Историк Диармуид Феритер, процитированный газетой «Гардиан», объясняет свое глубокое разочарование: «Для меня величайшей иронией служит то обстоятельство, что мы всё профукали, занимаясь азартными играми вокруг недвижимости… Страна, которая вела войны за земли, ныне разрушена землевладельцами и оставлена в состоянии ещё худшем, чем было в XIX веке, страна разрушена лендлордами и спекулянтами».   Кстати Ирландский юмор на злобу дня На ирландском сайте Daft.ie появилось шутливое объявление: «Ирландия продается, можно въезжать хоть сегодня». Цена вопроса: всего 900 миллиардов евро, открыта не для любых предложений, хотя маклеры по недвижимости утверждают, что въехать в эту жилплощадь можно хоть сейчас. «В пакетную сделку входят 300 тысяч домов, 8 тюрем, 5 больниц, городское метро, 10 тысяч школ, а также несколько сотен незавершенных автомобильных дорог». Правда, потребуется существенный ремонт. Что касается соседей, то они – «зануды» (в оригинале – более хлёсткое слово), но бывает, что приходят на помощь. «В общем и целом, местечко неплохое. К тому же в комплект входят очень разнообразные политические взгляды, граждане различных национальностей и весьма переменчивая погода». Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
В фокусе

Под занавес года британский политический класс с необузданной силой взялся дискутировать на тему: не превращается ли членская карточка в Европейском Союзе в обузу? Не стала ли она чемоданом без ручки? Прежде было нелегко нести, но бросить жалко, но по мере...

Под занавес года британский политический класс с необузданной силой взялся дискутировать на тему: не превращается ли членская карточка в Европейском Союзе в обузу? Не стала ли она чемоданом без ручки? Прежде было нелегко нести, но бросить жалко, но по мере того, как операция по «спасению рядового евро» стала обходиться всё дороже, причём раскошеливаться пришлось и не входящей в еврозону Британии, начали проявляться классические симптомы национального эгоизма. Кульминацией обострившейся болезни евроскептицизма стал законопроект о взаимоотношениях Великобритании и Европейского Союза, в который рукою правового крыла британских консерваторов вписан пункт о том, что никакого больше перераспределения властных полномочий в пользу законодательных и исполнительных органов Евросоюза не будет. По крайней мере, на срок исполнения своих обязанностей парламентариями нынешнего созыва. А коли Брюссель станет настаивать, то нужно будет поинтересоваться у носителя суверенитета – народа, для чего провести референдум. Этот юридический документ представляет собой плод почти мучительного компромисса между участниками правящей двухпартийной коалиции. Самая проевропейская партия Соединенного королевства – либерально-демократическая – была вынуждена смириться с идеей референдума. Взамен тори согласились, уломав своих патентованных европофобов, не настаивать на «репатриации» в Лондон забранных себе Брюсселем полномочий в области социальной сферы, в частности, не требовать восстановления верховенства законодателей в Вестминстере при регулировании проблем занятости и рынка труда. Одновременно тори отказались от прежних намерений вернуть британскому парламенту последнее слово в вопросах уголовного права. Тем не менее, сам факт внесения этого законопроекта в Вестминстер был воспринят евроскептиками как свидетельство того, что Дэвид Камерон готов к ним прислушиваться. За время, прошедшее после выборов в мае и создания коалиции, как типичного брака по расчету, лидер тори, ставший премьером, вел себя подчеркнуто корректно в отношении Евросоюза, но акценты стали смещаться по мере разрастания кризиса в еврозоне. Специальный комитет палаты общин сейчас придирчиво занимается рассмотрением легитимности созданного в ЕС т.н. Европейского механизма финансовой стабилизации (ЕМФС), к которому прежнее правительство лейбористов Гордона Брауна присоединилось в самые последние недели своего существования, в достославном мае, перед выборами. Глава комитета с говорящей фамилией Билл Кэш («кэш» переводится как «наличность») утверждает, что ЕМФС незаконен, и не следовало применять этот механизм при формировании миллиардных кредитов для вызволения Ирландии из долговой ямы. Кэш настаивает на том, что «ни при каких обстоятельствах нельзя использовать этот механизм для Португалии, Испании или иной другой черной дыры». Британцы подсчитали, что в конверт с займами для Греции и Ирландии, собранный вскладчину, они вложили, соответственно, 1,1 миллиарда и 6.6 миллиарда фунтов стерлингов. Если поделить поровну, то каждое домохозяйство, сообщает газета «Дейли телеграф», оторвало от своего бюджета 300 фунтов. Но если потребуется спасать и других членов еврокоманды, то счет для Британии вырастет до 24 миллиардов евро (20 миллиардов фунтов), или по 700 фунтов с каждого домохозяйства. Такая перспектива более чем реальна, пишет эта газета консервативного толка, поскольку почти 200 миллиардов евро, обещанные Греции и Ирландии, «не смогли вселить уверенность в инвесторов, которые видят, как рыночная паника начала распространяться на Португалию, Испанию и Италию». В свою очередь, либеральная по духу газета «Гардиан» опасается, что европофобы могут начать диктовать повестку дня. В редакционной статье выстраивается следующая логика: «Британия – часть Европы, хотим мы этого или нет. Даже если бы мы не были членом Евросоюза, всё, что там происходит, нас бы затронуло… Коллапс евро вызовет негативные последствия – технические, политические и экономические, и поэтому никто не должен оставаться равнодушным. Британия не сможет остаться незатронутой этими последствиями». В этом программной статье «Гардиан» нападает на британских европофобов, в частности, из числа депутатов парламента, и сравнивает их с Бурбонами, которые «ничего не забыли и ничему не научились». Судя только по двум публикациям в двух газетах, находящихся на разных полюсах политического спектра, можно предсказать: если зона евро продолжит находиться в зоне турбулентности, то это станет серьезнейшим испытанием для коалиции либеральных демократов и тори, породив вероятность правительственного кризиса и, как следствие, досрочных выборов. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Дневник событий

Развенчание стереотипов, к чему свелся по своей сути доклад швейцарского сенатора и бывшего прокурора Дика Марти, оказало удручающее влияние на депутатов Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). По свидетельству европейской прессы, никто не ожидал такого финала двухлетнего расследования, которое было проведено...

Развенчание стереотипов, к чему свелся по своей сути доклад швейцарского сенатора и бывшего прокурора Дика Марти, оказало удручающее влияние на депутатов Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). По свидетельству европейской прессы, никто не ожидал такого финала двухлетнего расследования, которое было проведено ПАСЕ после утверждений бывшего обвинителя Гаагского трибунала Карлы Дель Понте, что лидеры Освободительной армии Косово (ОАК) напрямую причастны к похищениям и убийствам сербов ради продажи их внутренних органов. Дик Марти установил в ходе расследования, что Хашим Тачи, один из руководителей ОАК, а ныне – премьер-министр самопровозглашенной республики Косово, был главарем организованной преступной группировки. На ее счету многочисленные убийства людей, совершенные с целью расчленить еще не остывшие трупы и продать внутренние органы. Была разработана схема поставок органов на подпольный рынок. В числе жертв косовских албанцев были не только сербы, но также граждане России, Молдавии, Казахстана и Турции. Помимо этого, группировка Тачи контролировала наркотрафик в этом регионе. В резолюции юридического комитета ПАСЕ, опубликованной на сайте ассамблеи, отмечается, что существуют «многочисленные конкретные и совпадающие свидетельства», указывающие на то, что сербы и косовские албанцы удерживались в плену боевиками ОАК в северных областях Албании и «подвергались насилию и умерщвлению с целью изъятия жизненно важных человеческих органов». Внутри ОАК действовала т.н. «группа Дреницы», подмявшая со временем под себя все другие криминальные структуры в крае. Главой «группы Дреницы» и был Хашим Тачи, который в разведывательных сводках НАТО квалифицировался как «самый опасный криминальный босс» в Косово. Координатором этих преступлений был в то время нынешний советник теперь уже косовского премьер-министра Хашима Тачи – Шарип Муджа. Однако, по сведениям сенатора Дика Марти, эта чудовищная практика не прекращена и сегодня. Каким же образом удалось приучить международное сообщество к мысли, что в Косово все проходит в соответствии с нормами международного права? Ответ на это вопрос сенатор Дик Марти дает в своем докладе: «Обнаруженные нами доказательства противоречат широко разрекламированному образу ОАК как партизанской армии, которая храбро защищала право косоваров на независимость». Далее автор отмечает, что благоприятный имидж ОАК получила благодаря лоббизму США. Сразу после обнародования доклада корреспондент «Юроньюс» связался с Карлой Дель Понте, которая теперь служит послом Швейцарии в Аргентине, и спросил: почему не было доведено до конца расследование этих давних подозрений еще в 2003 году? Дель Понте ответила, что этому помешала Албания, поскольку требовалось провести эксгумацию в одном из массовых захоронений. Примечательно, что Дик Марти, рассказывая, что руководство Косово всячески препятствовало его работе, также подчеркнул такую деталь: он столкнулся с «непонятным и незаконным» сопротивлением поиску истины со стороны властей «ряда членов Совета Европы». Верно ли, спросил журналист Карлу Дель Понте, что теперь полицейским силам Евросоюза (EULEX), расквартированным в Косово, придется заняться поиском улик, либо подтверждающих, либо опровергающих выводы доклада? Бывшая прокурор это подтвердила: теперь у EULEX есть мандат на собственное расследование. В Париже уже прошли специальные слушания по делу Хашима Тачи и его сподручных. Как заявила представитель Сербии в ПАСЕ Наташа Вучкович, «большинство участников сочли оглашенные факты поражающими и назвали их наимрачнейшей страницей того, что происходило на просторах бывшей Югославии, конкретно в Косово, а также на севере Албании. Все представители шокированы событиями, которые стали известны благодаря этому докладу, они ожидают начала проведения обширных расследований со стороны всех соответствующих международных институтов». Тем временем Хашим Тачи после консультаций с юристами объявил о намерении подать иск против группы экспертов ПАСЕ во главе с Диком Марти, а заодно и против британской газеты «Гардиан», которая первой опубликовала текст доклада. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Дневник событий

Новую компартию Сербии основал внук создателя послевоенной Югославии Иосифа Броз Тито – Иосиф Йошка Броз. Он объявил об этом в декабре в Белграде после того, как собрал необходимые 12 тысяч подписей граждан страны. Выступая перед своими сторонниками, лидер этого политического...

Новую компартию Сербии основал внук создателя послевоенной Югославии Иосифа Броз Тито – Иосиф Йошка Броз. Он объявил об этом в декабре в Белграде после того, как собрал необходимые 12 тысяч подписей граждан страны. Выступая перед своими сторонниками, лидер этого политического объединения сказал, что хочет вернуть гражданам достоинство, восстановить систему образования и здравоохранения, утраченные ценности, объединить левые силы страны. По его словам, в задачи партии входит также примирение народов бывшей Югославии. Его знаменитый дед правил страной весь послевоенный период, до смерти в 1980 году. Созданная им компартия Югославии распалась в 1990 году, затем рухнуло и единое федеративное государство. В Сербии наследницей этой политической организации стала соцпартия, которая сейчас является главной оппозиционной силой. №12(50), 2010
no image
Дневник событий

Французские банки не испугались оттока капиталов Попытка легендарного французского футболиста, игравшего за английский «Манчестер юнайтед», Эрика Кантона совершить очередную революцию и наказать самых мерзопакостных мироедов – финансовую олигархию – провалилась. В октябре в интервью газете «Пресс осейон», которое затем разошлось...

Французские банки не испугались оттока капиталов Попытка легендарного французского футболиста, игравшего за английский «Манчестер юнайтед», Эрика Кантона совершить очередную революцию и наказать самых мерзопакостных мироедов – финансовую олигархию – провалилась. В октябре в интервью газете «Пресс осейон», которое затем разошлось в виртуальном пространстве в виде видеоклипа, месье Кантона выдвинул серьезные претензии к нынешнему укладу жизни и возмечтал сокрушить оплот социальной несправедливости – банки. Сердцевиной его бунтарской проповеди был такой пассаж: «Что собой представляет эта система? Эта система вращается вокруг банков. Все построено на мощи банков. А значит, систему можно порушить через эти самые банки… Вместо того, чтобы три миллиона человек вышли на демонстрацию с плакатами, они могут отправиться в ближайшее отделение своего банка и снять все свои деньги, после чего банк лопнет». В рассуждениях идеолога антибанковского бунта прозвучало слово «революция», но он оговорился: «Это не значит, что мы возьмемся за оружие и начнем убивать людей. Революция сегодня делается намного проще». Простота, с какой предлагалось наказать зло и стать счастливыми, подкупила несколько десятков тысяч французов и бельгийцев, которые в онлайн режиме изъявили горячее желание дружно снять наличность. Изъять или целиком, или частично, или временно, или навсегда. Как в свое время, в 2008 году, сделали напуганные кризисом вкладчики британского банка «Норзерн рок», отчего эта структура взяла и обанкротилась. Такое проявление низовой солидарности слегка напугало верхи. Госпожа министр финансов Франции Кристин Лагард сделала заявление: «Есть люди, которые замечательно играют в футбол, у меня бы так не получилось. Мне кажется, было бы лучше, если бы каждый занимался своим делом». В газете «Монд» обозреватель Пьер-Антуан Дэломэ ехидно предположил, что сам Кантона заявится вместе с грузовиком, чтобы вывезти все свои кровные. А их «надо полагать, немало, ведь он все эти годы явно не бесплатно трудился, рекламируя достоинства бритвенных лезвий фирмы «Бик», спортивной обуви «Найк», казино «Партуш», телекоммуникационной компании «Нёф телеком», чая «Липтон», модели «Лагуна» автомобильной компании «Рено» и дезодорантов от «Лореаль». И хотя пресса окрестила футбольного гения «Эриком красным», страх, вселившийся в души ростовщиков, был поверхностным. Объяснение дал лидер Антикапиталистической партии Оливье Безансо, указавший на то обстоятельство, что желающие забрать свои деньги из банков едва ли обладают внушительными накопленными средствами, чтобы их отток сказался на авуарах этих финансовых институтов. Действительность оказалась еще более грустной для Эрика Кантона: в назначенный день, когда предполагалось сотрясти основы ростовщического капитализма, число его сподвижников не превысило… дюжины. Они закрыли свои счета и в тот же день отнесли свои деньги в небольшой банк «Креди кооператиф», считающийся более порядочным, поскольку у него нет филиалов в т.н. зарубежных «налоговых убежищах». Где были 7 декабря десятки тысяч энтузиастов первой волны, история умалчивает. Факт остается фактом: несостоявшаяся революция Эрика Кантона останется всего лишь курьезом на полях уже пожелтевших позавчерашних газет. Но возможно, что это слегка поднимет личный рейтинг отставного футболиста, выбравшего не случайно седьмое число – это номер на его счастливой майке игрока. Подпортить может только известие, что Эрик Неудержимый на самом деле сам денег не снимал и в последнюю минуту пошел на попятную. Ему вряд ли простят такое отступничество. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
valio
Дневник событий

Вам знакомо это имя – Хельмут Метцнер? Нет? И это неудивительно. Канцелярский чиновник, занимающий достаточно важный – руководитель секретариата Гвидо Вестервелле в центральном аппарате Свободной Демократической партии – но все же вполне скромный бюрократический пост, никаким боком не входит в...

Вам знакомо это имя – Хельмут Метцнер? Нет? И это неудивительно. Канцелярский чиновник, занимающий достаточно важный – руководитель секретариата Гвидо Вестервелле в центральном аппарате Свободной Демократической партии – но все же вполне скромный бюрократический пост, никаким боком не входит в число публичных политиков. А вот то, что знает, а главное – при желании легко может узнать такой канцелярист – интересует многих, особенно тех, чья работа заключается в добывании информации разной степени конфиденциальности. Ну, вы поняли, о чем это я. Так вот, герр Метцнер был «кротом», как сами американцы называют ценного тайного информатора. То, что ему становилось известным, он сливал друзьям из американского посольства не один год. Начал, по всему судя, в 2007-м, а пик его активности пришелся на осень 2009 года, когда активно шли переговоры о создании правящей «черно-желтой» коалиции – между СвДП и ХДС. Идиллию прервали разоблачения портала «Викиликс». Слабое звено обнаружилось довольно быстро. Велик ли его грех? С одной стороны – не очень. Подумаешь, рассказал о том, что и без него все скоро узнают из газет. А углубленный, мягко говоря, интерес посольства США к политической жизни страны пребывания тоже, вроде бы, вещь обычная, чего там, все так делают. Но, с другой стороны, растрезвонивать служебную информацию представителям зарубежных стран – явное нарушение писаных и неписаных бюрократических правил. Этого чиновник, не один год протиравший штаны в офисах, не мог не понимать. И уж совсем надо не знать американцев, чтобы не сообразить, что они при малейшей возможности и без промедления используют полученную ими информацию в своих интересах. Например, для оказания давления на тех, кто будет затевать что-либо не устраивающее «сияющий град на холме». Метцнеру пришлось отправиться в вынужденный отпуск. И все дебаты о его возможной судьбе велись в отсутствие провинившегося и без его участия, что, как оказалось, стало ошибкой, ибо затянуло неприглядный статус-кво. А ведь кое-кто, скажем, шеф парламентской фракции в шлезвиг-гольштейнском ландтаге Вольфганг Кубицки настаивал, что Метцнера надо быстро гнать взашей. Однако Кубицки определенно не входит в круг приближенных Гвидо Вестервелле, и возобладало мнение о том, что надо пожалеть оступившегося и по возвращении из отпуска подыскать ему другое место. Но эти проявления «гнилого либерализма» привели только к тому, что пошли разговоры, будто Вестервелле щадит Метцнера из-за сходной нетрадиционной ориентации: проштрафившийся входит в федеральное правление Союза лесбиянок и гомосексуалистов. «Франкфуртер альгемайне» даже сообщила о том, что от генерального секретаря СвДП Линднера – именно он курирует всю работу аппарата партии – уже потребовали разогнать «махинаторов» из гомосексуальной тусовки. Просто ужас как нетолерантно! Но на стороне Метцнера, кроме его секс-единомышленников, оказались еще и германские законы. Между прочим, именно на это и упирало сперва руководство СвДП. Он не сделал ничего противоправного, говорили они, а потому легко опротестует свое увольнение в суде. А шумный процесс только дополнительно ухудшит и без того изрядно поцарапанный имидж партии. Надо признать, что Метцнер сразу взял все на себя, заявив, что его контакты с американцами никем не были санкционированы, и уж, конечно, ничего о них не знал министр иностранных дел и председатель партии Гвидо Вестервелле. Позиция совершенно разумная, в особенности, когда рассчитываешь на то, что в ответ руководство отнесется к тебе снисходительно. Однако, поупиравшись, лидеры партии все же сочли за лучшее «расторгнуть отношения» с Метцнером, и ему пришлось взять адвоката, чтобы тот сообщил бывшим начальникам его требования. А что же, дескать, мне делать, на жизнь как-то зарабатывать надо. Тем не менее, сторонам удалось разойтись – по обоюдному согласию. Подозрения в том, что Метцнер действовал по чьему-то заданию, снабжая американцев полуправдой, вчерашними новостями и дезинформацией, в СвДП отмели сразу: это самодеятельность, и к ней партия отношения не имеет. В то же время, многие либералы, в том числе – члены парламентской фракции, открыто заявили, что не могут себе представить, чтобы Метцнер, ранее руководивший в аппарате отделом стратегического планирования и проведения кампаний, «сделал что-нибудь без согласования с руководством партии». Вот уж кому в этой ситуации не позавидуешь, так это Гвидо Вестервелле, угодившему в более чем двусмысленное положение. Если он знал про контакты Метцнера – их надо как-то объяснять. Если не знал об этом, то какой же он руководитель, коли его ближайшее доверенное лицо выкидывает такие антраша? Тем более что весь центральный аппарат партии состоит из каких-нибудь трех десятков сотрудников, и Вестервелле, сам в свое время занимавший пост генерального секретаря, прекрасно в нем ориентируется. Все это довольно странно, ведь лидер СвДП слывет человеком недоверчивым. А он к тому же еще и вице-канцлер, и министр иностранных дел, и кто теперь может с уверенностью сказать, какая информация могла дойти до ушей Хельмута Метцнера, и сообщил ли он ее своим американским друзьям. Вот и остается только делать хорошую мину при весьма плохой игре. В откровенно дурацком положении оказался и американский посол в Берлине Филип Мёрфи. Ему остается только рассыпаться в извинениях: дескать, взбешен и потрясен происшедшим, прошу у всех прощения. И то сказать, а что ему еще остается? Ко всем этим тягостным раздумьям лидера свободных демократов добавляются еще и совершенно мизерабельные цифры, выражающие отношение сограждан к его партии. По последнему опросу, проведенному институтом изучения общественного мнения «Форса», сейчас поддержку СвДП оказали бы только 4% избирателей. Чудовищный провал по сравнению с победными 14,6%, с которыми либералы попали в бундестаг! По сути дела, речь должна идти практически о политическом выживании. И из многообещающих триумфаторов Вестервелле и его соратникам надо было бы превратиться в людей, занятых в правительственной коалиции кропотливой черновой работой, чтобы вновь завоевывать популярность в соответствии с теорией «малых дел». Вообще, они так и собирались поступить, чтобы за осень и зиму набрать себе кое-какие очки. Да вот не сложилось: разоблачения «Викиликс» помешали. Точнее, не сами разоблачения, а то, как нерешительно и противоречиво пыталось разрулить эту ситуацию руководство партии. Мудрено ли, что авторитет Вестервелле среди однопартийцев сейчас опустился ниже плинтуса и выручает его, похоже, лишь одно: у либералов нет не то что более сильного лидера, а вообще никакого другого. Не менее красочный скандал затевается из-за разоблачений «Викиликс» в баварском правительстве. Его глава Хорст Зеехофер усомнился в лояльности сотрудников своей канцелярии и намерен всерьез их встряхнуть, чтобы найти того, кто чересчур откровенничал с американскими дипломатами. Поводом для этих откровений стало интервью Зеехофера, данное им год назад. Тогда баварский политик заявил, что он не поддерживает идею расширения бундесверовского контингента в Афганистане. Так вот, один из сотрудников канцелярии в беседе с консулом США Конрадом Трибблом сказал, что он стыдится высказывания Зеехофера и обвинил того в популизме. Якобы при этом присутствовал еще и «статс-секретарь по федеральным и европейским вопросам». Такого поста в баварской госканцелярии нет. Подозрения в том, что речь может идти о государственном министре по федеральным и европейским делам Эмилии Мюллер, были отметены – сразу и категорически. Как пишет «Мюнхнер меркур», у Зеехофера есть конкретный подозреваемый, чиновник, который в то время занимал высокий пост на указанном направлении, а сейчас трудится в министерстве сельского хозяйства. Премьер земельного правительства потребовал проведения «следствия», поэтому итоговых разоблачений еще надо подождать. Хотя на правлении Христианско-социального союза Зеехофер и назвал по имени того, кого он обвиняет в нелояльности. Александр ВАРВАРИН №12(50), 2010
no image
Интеграция

В Германии все сильнее становится разрыв в экономической мощи между севером и югом республики. Организация под названием «Инициатива «Новая социальная рыночная экономика» опубликовала итоги исследования, сравнивающего в этом отношении 100 крупнейших германских городов. С севера республики в первую десятку –...

В Германии все сильнее становится разрыв в экономической мощи между севером и югом республики. Организация под названием «Инициатива «Новая социальная рыночная экономика» опубликовала итоги исследования, сравнивающего в этом отношении 100 крупнейших германских городов. С севера республики в первую десятку – на пятое место – пробился только Вольфсбург (Нижняя Саксония), в чем ему, надо думать, немало помогли расположенные там предприятия концерна «Фольксваген». Все прочие девять городов находятся в Баварии или Баден-Вюртемберге. В призовой тройке Мюнхен, Эрланген и Ингольштадт – все баварские. Исследовались не только нынешнее состояние, но и динамика развития того или иного города. Оценка давалась по 50 факторам, среди которых были и те, что учитывают социальную ситуацию и инфраструктуру. Так вот три самых динамично развивающихся города ФРГ это Штральзунд, Байройт и Грайфсвальд. Как видим, без Баварии здесь тоже не обошлось, если не считать, что Байройт находится на севере этой земли, во Франконии, где кое-кто из местных считает, что их родина изнывает под пятой баварской оккупации – смайлик. Но вот Штральзунд и Грайфсвальд – это уже изрядный сюрприз, поскольку оба эти города принадлежат к земле Мекленбург – Передняя Померания, едва ли не самой депрессивной во всей ФРГ. Замыкает сотню Вупперталь (Северный Рейн – Вестфалия). Кстати, самая населенная земля Германии выглядит по результатам исследования довольно скромно. «Островами процветания» в ней смотрятся Дюссельдорф, Мюнстер и Мюльхайм-на-Руре. Последний город хотя бы немного поддержал некогда высокую репутацию «стального сердца» Германии, но в целом Рур отразился в зеркале этого исследования катастрофически плохо. Что с точки зрения текущей экономической ситуации, что с точки зрения динамики, а, следовательно – перспектив развития. Сворачивание сталелитейной и угольной отраслей нанесли региону такой удар, после которого он никак не может оправиться. Жалко смотрится и германская столица, крупнейший город республики – Берлин, добравшийся всего-то до 90-го места. Эксперты считают, что социальные проблемы этого мегаполиса далеки от решения, не удается преодолеть и последствия сорокалетнего раздельного существования двух его неравных частей. А ведь прошло-то, заметим, уже два десятилетия, и денег в это вбухано немыслимо много. Сейчас ставка делается на то, что вместо промышленного производства в городе будет ускоренными темпами развиваться сектор услуг, в том числе и консультационных. Определенные успехи на этом направлении вырисовываются, но все же пока о преодолении отставания говорить не приходится. Александр ВАРВАРИН №12(50), 2010
no image
Персона

Добрая старая Англии стала чересчур американизированной, печалится голливудская (и не только) актриса Хелен Миррен. И она имеет право судить. Миссис Миррен, урождённая Елена Васильевна Миронова, внучка царского полковника, родилась в пригороде Лондона, а ныне живет в Лос-Анджелесе с мужем-американцем Тейлором...

Добрая старая Англии стала чересчур американизированной, печалится голливудская (и не только) актриса Хелен Миррен. И она имеет право судить. Миссис Миррен, урождённая Елена Васильевна Миронова, внучка царского полковника, родилась в пригороде Лондона, а ныне живет в Лос-Анджелесе с мужем-американцем Тейлором Хэкфордом. Она знает, о чем говорит, и когда говорит это вслух, очень многие прислушиваются. На этот раз ее интервью французскому журналу «Пари матч» наделало шуму, потому что содержало едкую иронию и бескомпромиссные приговоры в адрес британской кино- и телеиндустрии. «Я предпочитаю французский юмор, он тоньше, – заявила госпожа Миррен. – Английский юмор грубее, язвительнее, он более жестокий и более сюрреалистичный, что показывает пример «Монти Пайтон» и телесериала «Маленькая Британия», где все ситуации надуманные и доведенные до крайности». Не нравится ей и тенденция всех причесать под одну гребенку, смирившись с глобализацией. «Англии постоянно угрожает варварская ассимиляция,– раскрыла свое кредо русская англичанка. – Совсем иное положение у Франции, которая решительно защищает свою культуру». Будучи спрошенной, интересуется ли она британской политикой, внучка вынужденного русского эмигранта ответила: «Все меньше и меньше. Я вижу, как колесо вращается и вращается, ничего не меняя по существу. Я не живу политикой, но считаю себя гуманисткой, и у меня позитивное отношение к тому, что нас ждет, как и у моих родителей. Но я боюсь, что насилие, которым отмечено прошлое, может вернуться». Свои опасения она черпает из наблюдения за меняющейся Британией: ее особенно огорчает, что уходят традиции «порядочности». «Это понятие, у меня такое впечатление, исчезает в нашем обществе, где на экране в кино или на телевидении, а также в Интернете конфликты становятся все более ожесточенными, а люди все более мерзкими и безжалостными. И вообще все теперь кажутся разгневанными», – говорит госпожа Миррен. Более умиротворенно звучит ее голос, когда ее расспрашивали о ранних годах. Оказалось, что подростком она хотела быть француженкой. «Я читала Рембо и Верлена, которых находила исключительно романтичными. Я курила сигареты «Житан», чтобы казаться независимой, и хотела быть француженкой. Но не просто французской женщиной, я хотела быть элегантной представительницей буржуазного сословия или артисткой в стиле Жюльет Греко». А еще в возрасте 15 лет Хелен Миррен мечтала стать Брижит Бардо и жить в Сен-Тропе. Но, увы, «я было невысокого росточка, пухленькая английская девочка с веснушками»… В свое время Хелен Миррен отчитала Голливуд за неуважение к пожилым женщинам, обвинив продюсеров в «возведении пенисов на алтарь для поклонения». Не случайно в разные годы за ней водились такие титулы, как «английская роза с шипами», «интеллектуальный секс-символ 70-х», «заслуженная русская англичанка». А заслуги немалые, достаточно вспомнить, что она дважды создала образ королевы, сыграв обеих венценосных Елизавет ­– и Первую, и Второю. При этом Хелен Миррен не скрывает своих антимонархических убеждений. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
Тенденции & прогнозы
no image
Комментарий

Если совсем серьезно воспринимать все то, что в эти недели пишут и говорят про будущее единой европейской валюты, то может показаться, что дни евро уже сочтены. Я не склонен полагать, что его крах – реальная перспектива, даже с учетом серьезности...

Если совсем серьезно воспринимать все то, что в эти недели пишут и говорят про будущее единой европейской валюты, то может показаться, что дни евро уже сочтены. Я не склонен полагать, что его крах – реальная перспектива, даже с учетом серьезности положения и доказанной способности спекулятивной стихии сметать все живое на своем пути. Мое мнение основано на том, что потери стран зоны евро в результате исчезновения единой европейской валюты будут больше той платы, которую им придется заплатить за выход из нынешнего положения. А в чем состоит это положение? Из каких факторов оно сложилось? Факторов два. Первый связан с тем, что евро был создан на неполноценном фундаменте. Любая денежная единица опирается на некую политически единую территорию и на единые налоговую и бюджетную политики. Однако евро появился как преимущественно политический проект (равно как и безмерное расширение ЕС), без обеспечения необходимых политического, налогового и бюджетного единств, которые остались прерогативой стран-участниц. Это практически лишило валютные власти еврозоны возможности для финансового маневра. Пакт стабильности и развития, призванный заполнить эту очевидную брешь, Маастрихтские критерии для участников евро не были обязательными документами, поэтому оказались неспособны сыграть регулирующую роль. Пока экономика находилась на подъеме, все у евро было хорошо. Он даже оказался переоценен по отношению к американскому доллару, который последовательно обесценивали валютные власти США. Но стоило возникнуть глобальному кризису, как проявились все слабости конструкции. Второй фактор связан с конкретным развитием событий после начала кризиса. Правительства европейских стран, сбивая масштабы спада, приняли решительные меры по стимулированию экономики, производства. Все это легло дополнительным бременем на государственные бюджеты. Стал возрастать бюджетный дефицит, государственный долг. Совокупный долг 16-ти стран еврозоны достиг 7 триллионов евро, что составляет почти 79% их совокупного ВВП (при допустимых Пактом стабильности 60%). При большом разнообразии конкретных проблем конкретных стран их задолженность стала достигать таких масштабов, что самые слабые звенья – Греция и Ирландия – оказались вынуждены пойти на чрезвычайные программы оздоровления экономики, принимать помощь ЕС и МВФ. Следующей жертвой может стать Португалия. Сгущаются тучи и над Испанией, что гораздо серьезнее, поскольку речь идет о четвертой по масштабам экономике зоны евро. Неспокойно в Италии, в Бельгии и даже во Франции. Ладно: государства стали стимулировать экономику, но это хоть дало плоды? Частично. Спад оказался в результате не очень глубоким, но и оживление деловой активности тоже не впечатляет. Ожидалось, что стимулы приведут к экономическому росту, что создаст рабочие места, что вырастет внутренний спрос, что увеличатся поступления средств в форме налогов, и это оздоровит государственные финансы… Все так и происходит, но в слишком маленьких масштабах, которых недостаточно для уверенной стабилизации экономики и евро. К тому же, вынужденные государственные займы под все более высокие проценты еще больше обременяют казну, обрекая ее на поиски все новых денег для обслуживания возрастающего долга. Одновременно населению, госсектору и многим компаниям (особенно малым и средним) пришлось затягивать пояса, прежде всего в тех странах зоны евро, где положение сложилось критическое. Принятые там программы жесткой экономии действительно заставят ранее расточительные правительства жить по средствам. Однако при этом сокращение доходов населения надолго убивает внутренний спрос, тормозит выход из кризиса. Сейчас рассматриваются сценарии, согласно которым, например, Греция и Ирландия, попав в тиски жесткой экономии, вряд ли вернутся к устойчивому росту на протяжении следующего десятилетия. Есть выход из замкнутого круга? Пока все рецепты вписываются в классику МВФ, прописывавшуюся ранее только развивающимся странам и с известным негативным результатом. Дело не идет дальше создания стабилизационного фонда, сокращения государственных расходов, свертывания социальных программ и так далее. Конечно, можно пойти на увеличение темпов инфляции, чтобы тем самым обесценить долги и частично проблему решить. Но это пугает. В ЕС еще не все забыли истину: инфляцию легко раскрутить, но очень трудно остановить! Каковы в таком случае перспективы? Оптимисты ожидают более значительного оживления экономики, что вытянет еврозону из кризиса. Пессимисты видят возможности такого роста с противоположным знаком и предрекают распад евро. Оригиналы поют хвалу дефолту отдельных стран, открывающему пути к реструктуризации их долга и новому старту. Власти такой перспективы не рассматривают, да и такого механизма для евро не предусмотрено. Рискну предположить, что на развал зоны евро никто из ее участников не пойдет, поскольку это означало бы больше, чем возврат к национальным валютам. Это стало бы проявлением распада самой идеи ЕС и даже самого Союза. Вряд ли в Берлине, Париже или менее влиятельных столицах континента на это пойдут. Но и без избавления от родовых пятен евро вряд ли на данном этапе удастся обойтись. Придется вносить радикальные изменения в конструкцию единой европейской валюты, отходить от некоторых прежних догм, проявлять фантазию, гибкость и дальновидность. Все это обещает быть болезненным, за ошибки прежнего поколения европейских политиков придется платить сейчас. Впрочем, вся история ЕС – история кризисов, преодоление которых всякий раз позволяло найти компромисс и сделать шаг вперед. Интересно, не утрачена ли с расширением эта динамика? Но это – уже совершенно другой вопрос. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ №12(50), 2010
no image
Тенденции & прогнозы

У сторонников отделения Каталонии от Испании появился еще один лидер Выборы в автономный парламент Каталонии, состоявшиеся в конце ноября, позволили эффектно прорваться на политическую сцену недавнему президенту футбольного клуба «Барселона» Жоану Лапорте. Он известен на всю Испанию не только как...

У сторонников отделения Каталонии от Испании появился еще один лидер Выборы в автономный парламент Каталонии, состоявшиеся в конце ноября, позволили эффектно прорваться на политическую сцену недавнему президенту футбольного клуба «Барселона» Жоану Лапорте. Он известен на всю Испанию не только как эффективный топ-менеджер «Барсы», одной из сильнейших футбольных команд в мире, но и как рьяный сторонник полной независимости этой автономной области от Мадрида. Получив в свою поддержку на выборах более 100 тысяч голосов, глава недавно созданной политической организации «Каталанская солидарность за независимость» открыто заявил, что «единственная цель нашей программы – достижение полной независимости от остальной Испании». Юрист по образованию, великолепный оратор и популист по призванию, Ж.Лапорта не устает повторять: «Пробил час независимости! Пора брать судьбу Каталонии в свои руки!». Однако его скороспелое движение завоевало всего четыре депутатских места в региональном парламенте. Тяжелое поражение правящей в Испании социалистической партии Каталонии нанесли «умеренные сепаратисты» из «Конвергенции и Союза», ведомые Артуром Масом, который, скорее всего, возглавит правительство автономной области. Он сменит Жорди Пужоля, находившегося на этом посту 23 года. «Конвергенция и Союз» добивается отделения Каталонии от остальной части Испании «в среднесрочной или долгосрочной перспективе». Теперь расклад сил в местном парламенте таков, что абсолютное большинство – 76 мандатов из 135 – принадлежат представителям четырех партий и движений, требующих независимости Каталонии. Между тем, главным итогом голосования испанские аналитики считают тот факт, что отныне в Каталонии призывы к сепаратизму звучат более настойчиво и открыто, якобы неизбежный раскол страны перестал быть табу на официальном уровне. Одна из причин нынешнего обострения сепаратистских настроений в этой автономной области – тяжелый финансово-экономический кризис, переживаемый Испанией. Не случайно главным требованием многих каталонцев сегодня служит отказ от перевода налоговых выплат в единую центральную казну. Речь идет о немалой сумме – около 22 миллиардов евро в год. Напомним: население Каталонии составляет 7,5 миллиона человек, это самый процветающий экономически регион страны, на который приходится около 20% валового внутреннего продукта Испании. Весьма важную роль играет и лингвистическая проблема: каталонцы трепетно относятся к родному языку и созданной на нем богатой литературе. Они обвиняют центральные власти Испании в притеснении их языка и навязывании общенационального – кастильского. С 2009 года вопреки запрету, предусмотренному конституцией Испании, в Каталонии проводятся референдумы с требованием предоставления независимости, в которых участвуют до трети граждан, имеющих право голоса. Сложившуюся сейчас ситуацию наблюдатели оценивают так: Каталония пока недостаточно сильна, чтобы отделиться от Испании, а Мадрид недостаточно силен, чтобы воспрепятствовать сепаратистским устремлениям в стране. Александр СОКОЛОВ №12(50), 2010
no image
Тенденции & прогнозы

Общественность скандинавских стран вновь обсуждает полузабытую идею, которую реанимировал известный шведский историк Гуннар Веттерберг. Он опубликовал книгу, обосновывающую возможность и даже необходимость создания Скандинавской федерации, в состав которой вошли бы Дания, Норвегия, Исландия, Финляндия и Швеция, включая их автономные территории....

Общественность скандинавских стран вновь обсуждает полузабытую идею, которую реанимировал известный шведский историк Гуннар Веттерберг. Он опубликовал книгу, обосновывающую возможность и даже необходимость создания Скандинавской федерации, в состав которой вошли бы Дания, Норвегия, Исландия, Финляндия и Швеция, включая их автономные территории. Причем, по его мнению, это должна быть конституционная монархия во главе с датской королевой Маргрете. Историк доказывает преимущества подобной региональной интеграции, несмотря на то, что три из пяти скандинавских государств входят в Европейский Союз, а Финляндия – еще и в зону евро. Тем не менее, Г.Веттерберг отвергает обвинения в утопичности своего плана и уверен, что подобное объединение вполне реально в 20 ближайших лет. Его аргументы довольно убедительны. Произойди интеграция скандинавской «пятерки», валовой внутренний продукт (ВВП) нового государства достигал бы уже сегодня 1,6 триллиона евро, и эта федерация вошла бы в список 12 крупнейших экономик мира, обеспечив себе место в «Группе двадцати». Сторонник идеи заявляет, что прежде она не могла воплотиться в жизнь из-за противодействия мировых держав – США и бывшего Советского Союза, но теперь этому никто не помешает. А что же общественное мнение региона? Как показал недавний опрос, 42% его жителей поддерживают потенциальный политический союз «пятерки». Однако большинство настроено против. Так что идею интеграции Скандинавии, видимо, придется реанимировать еще не раз… №12(50), 2010
no image
Тенденции & прогнозы

Вопреки невесть как устоявшемуся мнению, бурный рост электронных СМИ не стал главной причиной падения тиражей газет и журналов. Прямой взаимосвязи не наблюдается, утверждают исследователи. По крайней мере, на британском медийном рынке. Статистка показывает, что в сентябре тиражи ежедневных газет упали...

Вопреки невесть как устоявшемуся мнению, бурный рост электронных СМИ не стал главной причиной падения тиражей газет и журналов. Прямой взаимосвязи не наблюдается, утверждают исследователи. По крайней мере, на британском медийном рынке. Статистка показывает, что в сентябре тиражи ежедневных газет упали на 5,31% по сравнению с таким же месяцем год назад. Как ехидно комментирует Питер Престон из «Гардиан», «конечно же, мы знаем, кого винить – этот инфернальный Интернет, цифровую революцию, iPad, лэптопы и смартфоны, которые выдавливают печать. На подходе смерть мира по Гутенбергу». На самом деле, ничего подобного не имеет места быть. Аналитик Джим Чизхолм утверждает, что «никакой причинно-следственной связи между этими явлениями нет, по крайней мере, в Британии». В действительности, те газеты, которые сумели утвердиться в виртуальном киберпространстве, не теряют подписчиков и покупателей своей печатной версии. Чизхолм однозначен в своих выводах: «Интернет – не угроза». Возьмем «Гардиан», у этой либеральной газеты самый высокий в Европе показатель посещаемости ее сайта по отношению к тиражу: 125. В целом ведущие ежедневные газеты Британии (помимо «Гардиан», это «Дейли телеграф» и «Индепендент») входят в высшую европейскую лигу по охвату аудитории в Интернете и превосходят германские СМИ в этой номинации в девять раз. Вместе с тем, существует и феномен газеты «Дейли стар». В 1995 году она выходила в 757 тысячах экземплярах, сегодня же печатает 864 тысячи, но при этом не имеет собственного веб-сайта. А есть «Дейли мейл», у которой прирост аудитории её интернет-версии растёт на 60% в год, что также позитивно отражается и на количестве продаваемых бумажных экземпляров: 15 лет назад печатали 1 миллион 866 тысяч, а сегодня – 2 миллиона 144 тысячи. При этом «Гардиан», «Дейли телеграф» и «Индепендент» потеряли примерно треть прежнего тиража. А бульварная «Сан» и вовсе недосчиталась миллиона экземпляров. Но опять же, разъясняют исследователи, нет никаких улик, указывающих, что печатную прессу душат электронные СМИ. Многое зависит от содержания и формы (вкладки то исчезают, то возвращаются вновь). От оформления первой полосы (в «Индепендент» то отдают её под монотемную подборку информации и комментариев, то возвращаются к классическому комбикорму). От розничной цены, наконец, что в условиях кризиса заставляет отказываться от ставших дорогими, но уже не в буквальном смысле, привычек. Словом, утешают (или напрягают) британские медийные эксперты, неча печатной прессе на Интернет пенять, самим надо вертеться. Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Тенденции & прогнозы

События, затронувшие влиятельную общественную организацию – Центральный совет евреев Германии – уже назвали наступлением новой эры. Что же произошло? Председатель этой организации Шарлотте Кноблох ушла в отставку. В этом решении нет ничего необычного, возраст, знаете ли, без двух лет восемьдесят,...

События, затронувшие влиятельную общественную организацию – Центральный совет евреев Германии – уже назвали наступлением новой эры. Что же произошло? Председатель этой организации Шарлотте Кноблох ушла в отставку. В этом решении нет ничего необычного, возраст, знаете ли, без двух лет восемьдесят, тяжеловато уже руководить. А ведь в эту организацию входят 108 общин, объединяющих 106 тысяч евреев, из числа живущих ныне в ФРГ. Все дело в том, кто пришел ей на смену. Её бывший заместитель Дитер Грауман стал первым лидером этой организации, для которого ужасы массового уничтожения европейских евреев – факт не собственной судьбы, а уже истории. Это шестидесятилетний торговец недвижимостью – первый председатель совета не принадлежащий к «поколению шоа», людям, лично пережившим катастрофу времен Второй мировой войны. Фрау Кноблох возглавляла совет последние четыре года и еще в феврале заявила, что собирается на покой, а бразды правления хотела бы передать человеку новой формации, поскольку время для этого настало. Ее коллеги по руководству советом с таким подходом согласились. Они констатировали, что сейчас жизнь евреев в ФРГ претерпевает значительные изменения. Еще в 1989 году в ФРГ их жило всего около 30 тысяч. После окончания «холодной войны» властями было принято решение о поощрении въезда в страну евреев из восточноевропейских государств, и это привело к тому, что общее их число в ФРГ увеличилось вдесятеро. Однако лишь около половины из них считают Центральный Совет евреев Германии представителем своих интересов. К тому же большой проблемой становится старение членов общин: более чем шестидесяти процентам из них перевалило за 55 лет. Прощаясь, Шарлотте Кноблох сказала, что совет не откажется от взятой на себя роли борца за сохранение памяти о массовых убийствах евреев, поскольку с ней выросли и люди, относящиеся к поколению Дитера Граумана. Но она подчеркнула, что «будущее состоит не в том, чтобы без конца обвинять прошлое, а в том, чтобы евреи жили в этом обществе». Александр ВАРВАРИН №12(50), 2010
no image
Саммит

Финальный аккорд года на брюссельской встрече РФ-ЕС По следам негромкого саммита на Тихом Дону, последняя в этом году встреча в верхах в Брюсселе между лидерами Евросоюза и президентом РФ Дмитрием Медведевым прошла по накатанной колее – появившейся после осознания, хотя...

Финальный аккорд года на брюссельской встрече РФ-ЕС По следам негромкого саммита на Тихом Дону, последняя в этом году встреча в верхах в Брюсселе между лидерами Евросоюза и президентом РФ Дмитрием Медведевым прошла по накатанной колее – появившейся после осознания, хотя и запоздавшего, необходимости не ссориться, а ладить. Заранее условившись не пытаться объять необъятное, стороны сосредоточились на джентльменском наборе проблем, которые либо можно разрешить, либо продвинуться вперед в их решении. Выбрали четыре ключевые темы. Мучительный, потому как длится уже 17 лет, процесс присоединения России к Всемирной торговой организации (ВТО). Энергетическая безопасность слегка подмерзшей в минувшие недели Европы, обогревающейся, в том числе, российским природным газом. Разработка нового базового соглашения о партнерстве между двумя европейскими центрами силы. И напоминающий заезженную виниловую пластинку вопрос о введении безвизового режима. ВТО: Европа дает «добро» Переговорный марафон в связи с планами России примкнуть к 165 государствам, использующим механизмы ВТО для решения торговых споров, шел все эти годы с переменным успехом. В прошлом году, видимо, подустав от преодоления рогаток и препон, Москва заморозила переговоры. И заодно повергла контрагентов в ступор заявлением, что намерена вступать в ВТО не одна, а в составе тройственного таможенного альянса с Белоруссией и Казахстаном. Евросоюз и другие страны ВТО дали понять, что кооптирование «списком» не предусмотрено. Москва откорректировала свой курс: вступать будем по отдельности, но исходя из общей позиции. Еще до того, как шасси самолета президента РФ коснулись брюссельской взлетно-посадочной полосы, стало известно: глава Минэкономики Эльвира Набиуллина и комиссар ЕС по торговле Карел де Гюхт подписали меморандум о завершении переговоров по вступлению России в ВТО. Конфликтные моменты погасили. Москва пошла на уступки: отказалась от планов повысить со следующего года пошлины на экспортную древесину и пообещала их даже снизить, когда получит членскую карточку ВТО. Остались отдельные шероховатости, которые предстоит сгладить при обсуждении в многостороннем формате. По словам Набиуллиной, «это известные вопросы уровня поддержки сельского хозяйства и режимы импорта мяса». Что не отменяет самого факта получения «добро» от ЕС. От вступления России в ВТО, отметила Набиуллина, выиграют практически все отрасли национальной экономики за счет возможности допуска на внешние рынки, особенно это касается конкурентоспособных отраслей. В свою очередь Жозе Мануэл Баррозу, председатель Еврокомиссии, также представил меморандум как маленькую викторию: «Это очень важная веха, потому что если Россия действительно вступит в 2011 году в ВТО, то это будет очень важным шагом. И это, действительно, становится уже реальной перспективой. Думаю, что это даст возможность усилить нормативную базу для торговли, для инвестиций внутри России, для развития отношений с ЕС, то есть это важнейший успешный шаг вперед». В экспертном сообществе в Москве в целом приветствуют идею членства в ВТО и ценную «бумагу», подгаданную и подписанную накануне саммита, хотя советуют не забывать «про овраги». Председатель Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин вспомнил, к примеру, о «нашей мини-торговой войне с окорочками американскими». Нужно учитывать, что подобные разногласия периодически вспыхивают у США и с другими странами. По мнению Шохина, «членство в ВТО не только не мешает быть активным участником такого рода переговоров, но даже помогает. Поэтому чем быстрее Россию затащат в ВТО, тем будет лучше для всех наших торговых партнеров». В свою очередь, профессор ГУ-ВШЭ Александр Абрамов напрямую увязывает это с планами на модернизационный рывок вперед: «Без ВТО Россия не сможет защитить свои разработки в рамках инновационного процесса, не сможет экспортировать новые технологии, грубо говоря, не сможет модернизироваться». Есть и другая сторона медали, менее привлекательная, отмечает этот эксперт. «Я слышал достаточно категоричные высказывания против участия России в ВТО со стороны отечественных производителей сельскохозяйственной продукции. Думаю, что и у других производителей, особенно в области обрабатывающей промышленности, есть повод для серьезного беспокойства, – говорит Абрамов. – Дело в том, что предприниматели не имеют гарантий того, что после вступления России в ВТО они сохранят свой бизнес в стране. У них сейчас нет возможности «перевооружиться», нет достаточного количества денег, и в то же время от снижения барьеров они пострадают больше других». Вместе с тем, автор «Уолл-стрит джорнэл» Джон Миллер полагает, что угроза ряду отраслей экономики не остановит Москву. «Россия готова привлечь больше иностранных инвестиций, чтобы выздороветь после финансового кризиса. Иностранные компании обеспокоены безопасностью своих инвестиций в Россию, членство в ВТО развеяло бы многие из этих страхов», – пишет обозреватель, цитируя аналитиков, убежденных в том, что стремление России привлечь капитал перевесило страх поставить отечественных производителей в условия международной конкуренции. В любом случае, прорыв произошел. Жозе Мануэл Баррозу признался на пресс-конференции, что лично присутствовал на 13 саммитах, где решалась судьба заявки России на вступление в ВТО. «Возможно, 13 – это счастливое число. Это действительно веха, – резюмировал Баррозу. – Наши сложные двусторонние вопросы урегулированы». Бесплатный сыр – только в мышеловке Вопреки неоднократным разъяснениям российской стороны, что транзитный газовый конфликт с Украиной в январе 2009 года был заранее спланирован и обдуманно спровоцирован прежним руководством во главе с Виктором Ющенко, журналисты на итоговой пресс-конференции интересовались у Дмитрия Медведева: не повторится ли этой зимой глубокая заморозка после перекрытия кранов на экспортных трубопроводах. Приходилось снова растолковывать, что сейчас контракт на транзит газа в Европу отделен от контракта на поставки газа собственно Украине, что Киев смирился с необходимостью платить рыночную цену и больше не собирается перекрывать газопровод, ведущий на Запад. В ответ на вопрос о гарантиях бесперебойных поставок, президент Медведев использовал еще один аргумент: «Лучшая гарантия – это деньги, которые платятся за поставленный газ. Будут деньги – будет газ». Затем президент РФ снова озвучил позицию в отношении основного документа, регулирующего общеевропейский рынок энергоресурсов. «Мы готовы работать и на основе Энергетической хартии, но не в нынешней ее версии, а новой версии, которая дополнена и изменена с учетом российских предложений и предложений некоторых других стран – поставщиков энергоносителей». Иными словами, Москва по-прежнему противится политике Евросоюза разбалансировать энергетический рынок, превратив его в рынок покупателей, диктующих свои условия поставщикам. Скорее всего, в этой деликатной сфере стороны молча согласились не соглашаться. Безвизовый режим? Да, но не завтра Сегодня у Евросоюза нет принципиальных возражений против введения безвизового режима с Россией, но есть набор веских и весомых предварительных условий, разделенных на четыре блока. Во-первых, российским властям, указывается в документе, переданном Москве незадолго до саммита в Брюсселе, следует перейти на биометрические паспорта как более отвечающие требованиям безопасности, взять за правило своевременно уведомлять Интерпол об утерянных или же похищенных удостоверениях личности. Во-вторых, предлагается ввести совместный пограничный контроль, чтобы отслеживать миграционные потоки, противодействовать нелегальной миграции и осуществлять процедуру реадмиссии. В-третьих, к руководству России обращен призыв активнее бороться с организованной преступностью и международным терроризмом, а заодно навести порядок в собственном доме, укротив гидру коррупции. В этом контексте предлагается наладить сотрудничество с правоохранительными и судебными органами ЕС. Наконец, давняя головная боль европейцев – процедуры регистрации иностранцев на территории субъектов РФ – нашла выход в предложении сделать прозрачным и открыть доступ граждан к получению документов, необходимых для поездок, а также облегчить перемещение людей в пределах страны проживания. Кстати, «узким местом» остаются международные пункты пропуска, где проводится таможенное оформление грузов. На отсутствие совместных планов по реконструкции всех этих пограничных пунктов сетовал глава Федеральной таможенной службы РФ Андрей Бельянинов. Исчерпала свой ресурс, в частности, инфраструктура таких пунктов в Калининградской области на границе с Литвой. Между тем, есть и хорошие новости: в день открытия брюссельского саммита состоялось открытие нового международного автомобильного пункта пропуска Мамоново-II – Гжехотки на границе с Польшей. На его обустройство Евросоюз выделил 13 миллионов евро, а Россия – 360 миллионов рублей. До этого ЕС ассигновал 7 миллионов евро на строительство перехода «Чернышевское» на российско-литовской границе. В Москве в целом с пониманием, судя по всему, отнеслись к озабоченностям соседей. Как выразился Дмитрий Медведев, «виз быть не должно, но это не должно разбалансировать ситуацию в Евросоюзе». «Позитивная кооперация» Становится доброй традицией, что саммиты Россия-ЕС завершаются на мажорной ноте, и финальный аккорд звучит пафосно и апофеозно. Брюссельский саммит, 26-й по счету, никого не разочаровал. Президент России подвел итог: «Мы едины в том, что этот год получился в отношениях России и ЕС, кооперация была очень позитивной». Затем Дмитрий Медведев перечислил все «перья в шляпе», воткнутые в одном только 2010 году: наполнение конкретным содержанием совместной инициативы «Партнерство для модернизации», подвижки в согласовании параметров безвизового режима, продвижение вперед в создании нормативной базы эффективного партнерства. И, естественно, – документ об условиях присоединении России к ВТО с учетом интересов Евросоюза. Итоги того, что он назвал «позитивной кооперацией, наглядны: «Цели, которые мы ставили в этом году, во многом достигнуты». Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Саммит

В ходе двухдневного саммита в Брюсселе главы государств и правительств Евросоюза сумели прийти к согласию о создании механизма финансовой стабильности на тот случай, если снова возникнет слабое звено, как Греция и Ирландия, и возникнет нужда мобилизовывать ресурсы для очередного «спасения...

В ходе двухдневного саммита в Брюсселе главы государств и правительств Евросоюза сумели прийти к согласию о создании механизма финансовой стабильности на тот случай, если снова возникнет слабое звено, как Греция и Ирландия, и возникнет нужда мобилизовывать ресурсы для очередного «спасения рядового евро». Как пояснил председатель Европейского Совета Херман Ван Ромпей, собравшиеся, по сути, поклялись «сделать все, что потребуется, для гарантирования стабильности еврозоны». Участники саммита договорились внести поправки в Договор о функционировании Европейского Союза в редакции Лиссабонского договора, необходимые, в том числе, для того, чтобы скорректировать положения, затрудняющие создание и использование механизма оказания финансовой помощи нуждающимся в ней государствам-членам. В частности, они требуют консенсуса для предоставления такой помощи одной страной еврозоны другой в духе солидарности, а значит,  скажем, Германия может на полном основании заблокировать поддержку той же Греции. В мае, правда, этого не случилось, иначе бы никаких 110 миллиардов евро преддефолтной Элладе не дали. Поправки, тем не менее, написаны с сильным немецким акцентом. С одной стороны, канцлер Ангела Меркель объявила накануне саммита в бундестаге, что «никто в Европе не будет оставлен (погибать в одиночестве)» и что «Европе сопутствует успех, только когда она выступает солидарно». Однако именно Берлин решительно отверг идею еврооблигаций, за которую ратует премьер-министр Люксембурга и глава Еврогруппы (форума министров финансов 16 стран зоны евро) Жан-Клод Юнкер. Выпуск единых еврооблигаций поддерживают Италия, Бельгия и Люксембург. Предложение о еврооблигациях стало сильным раздражителем, настоящей красной тряпкой для Германии и Франции. Здесь опасаются, как указывают эксперты из швейцарской газеты «Тан», что эта инициатива означает дальнейшее перемещение центра власти в финансовых делах в Брюссель. При этом Ангела Меркель, пишет испанская «Паис», настаивает на том, чтобы любое решение об оказании материальной помощи было обусловлено соблюдением строгих правил финансовой дисциплины со стороны страны-заемщика, а предваряло бы это тщательное расследование обстоятельств возникшей денежной несостоятельности страны-члена ЕС со стороны Европейского Совета, Европейского центробанка и МВФ. Никто в Берлине не станет отрицать, что введение единой валюты стало благом для экспортно-ориентированной экономики Германии. Но накопленные Грецией непропорционально крупные долги (непропорционально по отношению к ее ВВП) и потребность субсидировать страну, не отличающуюся умением приносить в жертву свое благосостояние, вызвали радикальную перемену в настроениях немцев. Не исключено, пишет газета «Нью-Йорк таймс», что в Германии будут усиливаться настроения в пользу выхода из состава Европейского Союза. Впрочем, у Берлина есть еще в запасе время, чтобы продавить свой вариант: брюссельский саммит только одобрил идею в общих чертах – ни модус операнди, ни размер фонда, ни другие детали не проработаны. Пока что задействован, напомним, чрезвычайный фонд ЕС в размере 440 миллиардов евро, а если считать вместе с авуарами МВФ, то и все 750 миллиардов. Теоретически, новый «механизм» должен быть запущен в 2013 году. Однако для этого потребуется ратификация изменений в Лиссабонском договоре национальными законодательными собраниями всех 27 стран, что должно быть завершено к концу 2012 года. Вряд ли потребуется проводить для этого референдум, заявил на саммите ирландский премьер Брайан Коэн, стоит заметить – лицо заинтересованное. Как пишет французская «Монд», для ускорения этого процесса будет использована «упрощенная процедура». Помимо необходимости найти удобоваримый для всех компромисс, политикам в ЕС нужно будет прислушаться к голосу улицы. В преддверии саммита в Греции разразилась уже седьмая за последнее время всеобщая забастовка. Закрылись аэропорты и морские гавани, остановились поезда, не функционировали государственные учреждения и школы. Манифестанты на площади Синтагма скандировали перед зданием парламента: «Мы не будет рабами!», «Воры! Воры!», «Позор!» и «МВФ – вон!» Стачечный задор греков снова возбудил немцев. «Нью-Йорк таймс» цитирует Йоахима Старбатти, эксперта из университета в Тубингене: «Все знают, что внутри монетарного союза пролегает водораздел. Все знают, что есть страны стабильные, а есть страны нестабильные». Насколько реально при наличии такого невидимого, но явного «водораздела» и далее дружно и всем миром спасать евро? Это наверняка вертелось в уме и на языке европейских лидеров. Но этот вопрос так и не слетел с их языка… Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Проблема

Журналисты британской телерадиокорпорации Би-Би-Си поговорили с детьми из мусульманских семей, которые посещают по уикендам саудовские центры по изучению ислама. О предвзятости речь не идет: обследовано 40 подобных центров. И каков же результат? Он способен заставить содрогнуться даже самого толерантного человека....

Журналисты британской телерадиокорпорации Би-Би-Си поговорили с детьми из мусульманских семей, которые посещают по уикендам саудовские центры по изучению ислама. О предвзятости речь не идет: обследовано 40 подобных центров. И каков же результат? Он способен заставить содрогнуться даже самого толерантного человека. К примеру, дети поделились со своими собеседниками «полезной информацией» из учебных материалов, используемых в этих центрах. Например, о том, что ворам надо отрубать руки и ноги, а иудеи превращаются в свиней или обезьян. Оригинальный дидактический материал для обитателей Европы XXI века, не правда ли? Британский министр образования Майкл Гоув поспешил заявить, что «в английских школах антисемитскому образу мысли не может быть места». Это здорово, но саудовские исламские центры едва ли проходят по ведомству мистера Гоува. Да он и сам признал это, объявив, что не хочет «вмешиваться в систему образования суверенной страны». Власти Саудовской Аравии, естественно, заявили, что никакой официальной связи между ними и этими воскресными школами нет, и Эр-Рияд их не поддерживает. И в самом деле, зачем, если это и без него есть, кому сделать? Однако дотошные журналисты нашли на западе британской столицы такой центр – и в нем учебники соответствующего содержания – а принадлежал он саудовскому правительству. Прежде британские власти такие исламские воскресные школы не проверяли. Теперь мистер Гоув пообещал, что положение изменится. И то, слава богу, ведь речь идет о том, что вкладывают в головы примерно 5 тысячам школьников в возрасте от 6 до 18 лет. И если шестилеткам просто объясняют, что все, кто не исповедует ислам, окажутся в аду, то пятнадцатилетним уже подробно – и с иллюстрациями! – рассказывают, как надо рубить преступникам руки и ноги. Вот такой шариат на Британских островах… №12(50), 2010
no image
Ситуация

Волна скандала вокруг Бернарда Медоффа докатилась до Австрии и имеет все шансы дорого обойтись нескольким её финансовым институтам. Венский «Банк Медичи», глава которого Соня Кон играла одну из ключевых ролей в операциях, проворачивавшихся человеком, вежливо называемым ныне «финансовым жонглером», весьма...

Волна скандала вокруг Бернарда Медоффа докатилась до Австрии и имеет все шансы дорого обойтись нескольким её финансовым институтам. Венский «Банк Медичи», глава которого Соня Кон играла одну из ключевых ролей в операциях, проворачивавшихся человеком, вежливо называемым ныне «финансовым жонглером», весьма крупно пролетел. Просто-таки до смерти. Но зато в хорошей компании – вместе с «Банком Аустрия» и его материнским предприятием «УниКредит», правда, оставшимися в живых. Теперь американский адвокат Ирвинг Пикард, представляющий интересы пострадавших, подал в нью-йоркский суд иск на сумму в 19,6 миллиарда долларов – или, если это кому-то больше нравится, в 14,8 миллиарда евро – против госпожи Кон и трех упомянутых банков. Таким образом, установлен своеобразный рекорд: столь крупного иска в рамках аферы Медоффа за все два года разных разбирательств еще никто не подавал. Вообще, если уж быть точным, то к ответу хотят притянуть свыше полусотни человек, среди которых шесть сотрудников Сони Кон. Что и немудрено, поскольку эта дама 23 года теснейшим образом сотрудничала с Медоффом, а в «Банке Медичи» была крупнейшим владельцем. Для неё Ирвинг Пикард не пожалел самых громких слов и уничтожающих эпитетов: «В Соне Кон Медофф нашел преступную родственную душу, чья алчность и криминальная изобретательность были равноценны его собственным». По мнению адвоката, 9,1 миллиарда долларов из денег, украденных Медоффом, через немыслимый лабиринт фондов и банков Австрии, Италии и Гибралтара прокрутили именно Соня Кон и её сотрудники. Американские банковские эксперты считают группу обвиняемых, сложившуюся вокруг госпожи Кон, одной из важнейших опор, созданной Медоффом финансовой пирамиды. Вообще запросы адвоката скромными никак не назовешь. Кроме того, что уже упомянуто, Пикард – разумеется, в интересах своих клиентов! – хотел бы получить 9 миллиардов долларов с британского банка HSBC. Да к тому же еще 6,4 миллиарда он запросил с американского «Джи-Пи Морган Чейз». На этом внушительном фоне совсем уж скромно выглядит требование к швейцарскому UBS – какие-то 2,5 миллиарда долларов. Понятное дело, ни один из банков не пришел в восторг от открывшихся перспектив. Пресс-секретарь «Банка Аустрия» Мартин Халама уже заявил, что этот финансовый институт будет «спешно протестовать» против выдвинутых обвинений. Его коллега из «УниКредит» сообщил, что правовое управление компании уже занялось рассмотрением вдвинутого иска и будет защищаться «самым решительным образом». Надо сказать, что «Банк Аустрия» до сих пор всегда подчеркивал, что он не соучастник, а жертва медоффовских афер. Сотни вкладчиков, участвовавших при его посредстве в пирамидах «финансового жонглера», уже подали к банку иски и намереваются трясти его как грушу. От лопнувшего «Банка Медичи» теперь осталась только Соня Кон, против которой сейчас ведутся дела по обвинению в мошенничестве и отмывании денег. Надо ли говорить, что она тоже выставляет себя в качестве доверчивой жертвы зловещего махинатора Медоффа, и это ей не возбраняется до тех пор, пока суд не примет иного решения на её счет. Напомним, что сам Бернард Медофф, отбывающий сейчас по-американски бессмысленное наказание в 150 лет заключения, все время подчеркивает, что действовал в одиночку, на свой страх и риск. Но это самоотверженное стремление все взять на себя не уберегло от исков, поданных Пикардом, семерых его бывших сотрудников и одного внешнего консультанта. Пока из всех улетучившихся с помощью Мэдоффа денег взыскать удалось только 2,5 миллиарда, включив в них и его личное состояние. Это мало сопоставимо с предъявленными ему общими требованиями о возмещении убытков: они складываются в 51 миллиард долларов. Человеку, далекому от мира финансов, никогда не понять, на что же рассчитывают истцы: неужели Мэдоффу под силу реально вернуть такую сумму, просиди он в тюрьме хоть полторы тысячи лет? А ведь в суде во всем мире уже отметились 16 тысяч человек, считающих себя жертвами махинатора. В одной только Австрии, кроме известных людей из мира спорта, искусства, политики и бизнеса, он успешно нагрел целую общину Хартберг из Штирии и каринтийский «Туристический холдинг». В общем, расчет Пикарда, скорее всего, строится на том, что попавшие под огонь его исков банки сочтут за благо прийти к соглашению с жертвами в досудебном порядке. Все понимают, что никаких миллиардов никто возвращать не будет, но тряхнуть мошной финансистам все же придется, иначе адвокаты их будут травить, как волки зайца. К примеру, бравый Пикард уже оттягал 625 миллионов долларов у семьи американского бизнесмена Карла Шапиро. Этот человек считается одним из тех, кто хорошо погрел руки у мэдоффовского костерка, сумев загодя вытащить большую часть своих денег из пирамиды. Адвокат уверен, что таким образом Шапиро заработал больше миллиарда долларов. Теперь пришло время поделиться. Швейцарский частный банк Ю-Би-Пи уже заявил, что готов компенсировать жертвам афер Мэдоффа 500 миллионов долларов. А ведь Пикард всего только постращал его тем, что обратится в суд. Струхнул и испанский «Банко Сантандер», уже переведший на такие же выплаты 235 миллионов евро. Разумеется, происходит все это не потому, что Пикард всех взял на пушку. Например, к тому, чтобы нанести удар по австрийским банкам, он готовился не один месяц. Его люди провели в Вене многие недели и раздобыли у австрийских финансистов массу ценных документов. Надо полагать, они содержат немало таких деталей, о которых банкиры никак не захотят отчитываться прилюдно, тем более в суде. А значит, придется широко распахивать кошелек. К тому же иск подан в США, а там в ходе процессов такого рода принято обнародовать куда больше деталей, чем в скрытной Австрии. Понятно, что СМИ всего мира постараются, чтобы обо всем узнало как можно больше людей. И репутациям солидных финансовых институтов придется сказать «прощай». Если и не навсегда, то очень надолго. Андрей ГОРЮХИН
no image
Ситуация

Уве Баршель: убит или покончил с собой? Эту историю можно отнести к числу самых больших политических скандалов в послевоенной германской истории. Уве Баршель, отставной глава правительства земли Шлезвиг-Гольштейн, восходящая звезда политического небосклона, чья карьера была в одночасье разрушена, был обнаружен...

Уве Баршель: убит или покончил с собой? Эту историю можно отнести к числу самых больших политических скандалов в послевоенной германской истории. Уве Баршель, отставной глава правительства земли Шлезвиг-Гольштейн, восходящая звезда политического небосклона, чья карьера была в одночасье разрушена, был обнаружен мертвым в 317 номере женевского отеля «Бо риваж». Что это – убийство или самоубийство? Однозначного ответа не найдено до сих пор, много лет спустя. …Уве Баршель был категоричен: вместо предлагаемых ему денег, он потребовал от своего собеседника доказательств. Окончательных и убедительных доказательств, которые могли восстановить его репутацию и обеспечить возвращение в первый эшелон германской политики. Хорошо, ответил собеседник, но ему надо на некоторое время уйти, чтобы кое-что принести. В ожидании гостя Баршель выпил несколько глотков «Божоле» из бутылки, принесенной гостем. Когда в 317 номер вошла команда киллеров, состоявшая из пяти человек, отставной политик уже крепко спал, оглушенный сильным снотворным. Его переложили на кровать и через желудочный зонд накачали смертельными дозами различных медикаментов. Затем бесчувственного Баршеля отнесли в ванну и бросили в ледяную воду. Через несколько минут сильнейшие судороги свидетельствовали о том, что в ночь с 10 на 11 октября 1987 года жизнь прежде здорового 43-летнего мужчины оборвалась. Убийцам оставалось только тщательно уничтожить все следы и никем не замеченными покинуть гостиницу… У этого детективного ужастика есть только один недостаток: Виктор Островский, в 1994 году поведавший о нем миру в своих мемуарах, хотя и бывший агент «Моссада», но сам в этой операции участия не принимал, а узнал о ней из рассказов коллег. Однако, несмотря на откровенно голливудский антураж, следствие не могло просто так отмахнуться от истории о «банде моссадовских убийц», убравшей Баршеля, якобы представлявшего ужасную угрозу для израильской спецслужбы. Тут же выяснилось, что некоторые неаппетитные детали убийства, приведенные Островским, не совпадают с результатами вскрытия, а кое-что вроде ванны с ледяной водой и вовсе смахивает на откровенное чудачество. Не говоря уже о том, что в книге экс-агента хватает и политических неточностей, вроде той, которая приписывает Уве Баршелю близкую дружбу с тогдашним канцлером ФРГ Гельмутом Колем. Итак, в 1998 году любекская прокуратура сделал окончательный вывод: «моссадовский» след завел в тупик, а свидетельства Островского недостоверны. Закономерен вопрос: а чем же так насолил израильской спецслужбе германской политик, что его пришлось лишить жизни? Островский утверждает, что Баршель угрожал разоблачить тайные израильско-иранские сделки по продаже оружия, транзитом проходившие через Шлезвиг-Гольштейн. Кстати, эту версию поддержал не кто-нибудь, а бывший до 1981 года президентом Ирана Абульхасан Банисадр, уверявший, что Баршель «играл важную роль в торговле оружием с Ираном». Конечно, в отставку с поста главы шлезвиг-гольштейнского правительства Уве Баршелю пришлось уйти не из-за этих – кстати, совершенно недоказанных – подозрений, а из-за куда более реальных обвинений в грязной предвыборной игре против главного политического соперника – социал-демократа Бьорна Энгхольма. На Баршеле повис тяжелый груз – ложь под присягой. Специально созданная парламентская комиссия долго ковырялась в этом деле, но прояснить ничего так и не смогла. Ударом для молодого и перспективного политика стало то, что Христианско-демократический союз, с 1949 года бывший ведущей политической силой в Шлезвиг-Гольштейне, уступил первенство социал-демократам и мог остаться у власти, только создав коалицию со свободными демократами. А СвДП готов был вести переговоры «с ХДС, но не с Баршелем», попавшим в касту «неприкасаемых». Заметка на полях: через несколько лет, в 1993 году, Бьорн Энгхольм сам был пойман на лжи и вынужден уйти в отставку. Дополнительный шарм этой истории придало то, что речь шла ни больше, ни меньше о подкупе Райнера Пфайфера, с признаний которого и началось падение Баршеля. Этого человека, ранее судимого за клевету – не правда ли колоритная деталь? – Баршель призвал под свои знамена из издательского дома Акселя Шпрингера для сбора предвыборного компромата на Энгхольма и проведения соответствующих кампаний. Социал-демократы, почувствовавшие слежку за Энгхольмом, собрали «добровольные пожертвования» в сумме 50 тысяч марок, в те годы весьма изрядные деньги, и вручили их Пфайферу. Вот такие картинки политических нравов подлинно демократического общества. Столь неожиданный оборот событий позволил христианским демократам объявить Пфайфера специально засланным в окружение Баршеля провокатором и потребовать заново учинить все разбирательство. Что и было сделано. Причем часть обвинений с покойного была снята! Хотя то, что он побуждал подчиненных лгать в его защиту под присягой, так и не было опровергнуто. Однако вернемся к обстоятельствам смерти Уве Баршеля. Для полноты картины заметим, что есть обширный ряд версий того, кто помог ему уйти из жизни. Одна из них – в те годы она просто не могла не появиться – связана с ГДР. Действительно, Уве Баршель, не в пример многим другим германским политикам, особенно старшего возраста, часто бывал в ГДР и Чехословакии – были в те годы на европейской карте такие государства. В Варнемюнде он часто останавливался в отеле «Нептун», в котором сотрудники министерства государственной безопасности ГДР не однажды проводили конспиративные встречи. Следователи любекской прокуратуры утверждают: им удалось добыть свидетельства того, что там заключались сделки, нарушавшие запрет на ввоз в соцстраны ряда товаров и технологий, и контракты по торговле оружием. Тем не менее, ничего об участии в этом Баршеля у них так и нет. Всплывали сведения и о том, что в гостинице «Бо риваж» после смерти Баршеля побывали сотрудники 1 Главного управления МГБ – загранразведки ГДР. Называли даже имя Петера Фойхтенбергера, близкого сотрудника самого Маркуса Вольфа, легендарного руководителя восточногерманской разведки с 1950-х годов почти до самого конца существования ГДР. Сам Фойхтенбергер это энергично отрицал. А вот Маркус Вольф, когда его уже в 1990-х в обстановке глубокой тайны судили в ФРГ, признал, сказав только, что «посылал своих людей покопаться в обстоятельствах шумного дела, но они ничего не нашли». Не обошлось и без разговоров, что в дело замешана разведка ФРГ – Федеральная информационная служба, она же Бундеснахрихтендинст. В ночь смерти Баршеля в «Бо риваж» присутствовал как минимум один сотрудник оперативного управления этой разведслужбы, утверждает автор книги «Секретные документы БНД» Удо Ульфкотте. В это же время в Женеве был и Вернер Маусс, доверенный человек западногерманской разведки, посредничавший в её интересах во многих деликатных делах. Его швейцарский платный подручный – женевский частный детектив Жан-Жак Гриссан – показал, что по заданию Маусса оборудовал один из номеров «Бо риваж» видео- и звукозаписывающими устройствами. Поподробнее расспросить Гриссана любекским следователям не удалось: в 1992 году он, будучи в гостях у цюрихской проститутки, скончался от сердечного приступа. Занятное совпадение: именно на этот день у него были назначены две деловые встречи – с представителем Федерального криминального ведомства ФРГ и с агентом «Моссада». И, конечно же, в такой теплой компании не могло не оказаться и Центральное разведывательное управление США. Южноафриканский торговец оружием Дирк Штоффберг в 1994 году под присягой показал, что в Женеву Баршель приехал для того, чтобы встретиться с Робертом Гейтсом. Да-да, тем самым, который позднее стал сперва Директором ЦРУ, а потом – министром обороны США. Баршель якобы угрожал разоблачениями оружейных сделок, которые могли бы вовлечь в свою орбиту многие правительства и влиятельных деловых людей. Представьте себе, Штоффберг после столь яркого свидетельства тоже не зажился на этом свете: в июне 1994 года покончил с собой. Вывод следствия: двойное самоубийство: решил, дескать, со своей любимой рука об руку уйти из жизни. Между тем, эксперты-психологи, проанализировавшие показания Штоффберга, признали их заслуживающими доверия. Есть и косвенные доказательства того, что американский разведчик в тот уикенд был в Женеве: в том самолете, которым прилетел из Франкфурта-на-Майне Уве Баршель, сидел и человек по имени Роберт Гейтс. Билет он, между прочим, получил из рук капитана этой машины, принадлежавшей компании «Люфтганза». Сейчас пилот, уже вышедший на пенсию, категорически отказывается разговаривать на эту тему. Его жена немного пооткровенничала с берлинской «Вельт»: их с мужем серьезно запугали. Собственно, то, что в этом деле многое крутится вокруг торговли оружием, признала и вдова покойного Фрея Баршель, урожденная фон Бисмарк. «Он часто говорил о вооружениях и о решениях, которые принимались до того, как он занял свой пост и оттого ранее ему не известных. Он сказал мне также, что есть вещи, о которых ему не сообщили во время вступления в должность в 1982 году. И он хотел кое о чем открыто сказать перед комиссией по расследованию («дела Баршеля». – Прим. ред.)». Зачем Баршель полетел в Женеву? Вдова отвечает на это вопрос так: «Он хотел там встретиться со своим информатором. Этот человек должен был передать ему оправдательные материалы. Важные фотографии. Информатора звали Ролофф. До этого он много раз звонил моему мужу». Был ли Баршель и в самом деле так опасен для организаторов тайных оружейных сделок, что его только и оставалось, что прикончить? В материалах следствия собраны признаки того, что Баршель не однажды оказывался подозрительно близко от оружейного транзита, шедшего через Шлезвиг-Гольштейн, а потому, даже будучи изгнанным из политики, по-прежнему мог представлять угрозу. Может быть – вспомним свидетельства его жены – он и занимался этим против воли, поскольку таково уж было наследство, доставшееся ему от предшественника – Герхарда Штольтенберга. Однако свидетельств его прямого участия в подобных операциях нет. И, тем не менее, можно предположить, что он предлагал влиятельным людям своеобразный размен: я остаюсь в политике, несмотря на все грехи, и продолжаю молчать о махинациях с вооружениями. А иначе… Вот тут кто-то из могущих принимать подобные решения людей, счел: чтобы гарантировать молчание Баршеля, надо прибегнуть к радикальному средству. Ведь нетрудно представить себе, какой красочный вышел бы скандалище, если бы выяснилось, что Израиль втихую поставляет Ирану, воевавшему тогда с Ираком, детали для самолетов F-4 «Фантом». А израильские инструкторы обучают иранских пилотов на соответствующих симуляторах, да не где-нибудь, а в ФРГ, еще точнее – в Шлезвиг-Гольшейне. Все вместе это называется операция «Ганнибал», как описывает её в мемуарах Виктор Островский. А БНД тоже в деле, как минимум в качестве активного наблюдателя. Нужно ли было Израилю обнародование всех этих секретов? Вопрос риторический. Так что у «Моссада» – если мы принимаем на веру версию Островского – был серьезный мотив для того, чтобы ввести в игру бригаду «чистильщиков». Недавно на чашу весов израильской вины была брошена еще одна гиря. Свое слово сказал швейцарский профессор химии Ханс Бранденбергер, в ходе давнего расследования выполнявший обязанности эксперта-токсиколога. Именно он недавно призвал по-новому оценить версию, предложенную Островским, ныне живущим в США. Одна из областей научных интересов профессора – обмен веществ, происходящий в организме человека и то, каким образом разлагаются попавшие туда лекарственные препараты. Так вот, в своем заключении от 1994 года Бранденбергер отметил, что снотворное циклобарбитал, которое убило Уве Баршеля, попало в его организм позднее других седативных химикатов. Именно циклобарбитал был обнаружен в желудке покойного в высокой концентрации и в нерасщепленной форме. Вывод эксперта: Баршелю его ввели тогда, когда он уже был в бессознательном состоянии, сам его принять он не мог. Тогда мнения экспертов разделились: не все согласились с Бранденбергером. Давнее дело по сей день не дает профессору покоя. Пересматривая имеющиеся у него данные анализов, он, по его мнению, вышел на новый след и не хочет «уносить доказательства с собой в могилу». Так он понимает свой долг перед семьей покойного. В организме Баршеля было обнаружено еще одно снотворное – нолудар, химикат сильнодействующий и вызывающий привыкание. Причем, профессор, опубликовавший не одну статью об этом препарате, подчеркивает, что обнаружен он в неметаболизированном виде и в таком количестве, которое позволяет сделать вывод, что его ввели ректально, то есть так, как это и описал Виктор Островский. К тому же Бранденбергер уверяет, что пришел к этому выводу еще до знакомства с писаниями экс-агента. Что же, если это и в самом деле так, и профессору, достигшему уже весьма солидных лет – 89, это вам не шутка! – не изменяет память, то перед нами независимое подтверждение описания, приведенного Островским со слов коллег-агентов. И его версию надо анализировать всерьез и заново. Однако расследование смерти Уве Баршеля являет собой пример классического «висяка», которому кто-то очень помогает остаться таковым. Важные свидетели, которые то кончают с собой, то умирают от внезапного сердечного приступа, невесть куда исчезающие материалы дела, пожары, крайне вовремя случающиеся в архивах – против следствия играли профессионально и в полную силу. Все началось с того, что осмотр места происшествия и фиксация обнаруженных следов были проведены «халтурно, если не сказать чудовищно», как писал «Шпигель». Скажем, не была взята проба воды из ванны, в которой обнаружили тело Баршеля, не была измерена её температура. Съемка места происшествия была настолько пересвечена, что использовать её не представляется возможным. Но хотя на голове Баршеля даже на этих снимках на правой стороне лба отчетливо видна гематома, женевские следователи исходили из того, что следов насилия на теле покойного обнаружено не было. Ни оторванная пуговица, ни непонятно как перекрученный галстук, ни пятна на покрывале, ни разбитые стаканы тоже никого не насторожили, словно всего этого и не было. Отпечатки пальцев снимал какой-то сугубый дилетант, и ими тоже воспользоваться не удалось. Воля ваша, но как-то трудно представить себе, что на место смерти иностранного политика, пусть и отставного, в Швейцарии выезжает не матерая «убойная» бригада, а компания новичков, разбавленная стажерами-неумехами. Неслучайно «Базлер цайтунг» 15 октября 1987 года – заметьте, тогда прошло меньше недели со дня смерти Баршеля! – написала: «По очень заслуживающей доверия информации, политики и органы правосудия влиятельной немецкой стороны по многим каналам сообщили свое пожелание: в общих интересах было бы квалифицировать это дело как самоубийство». Давняя традиция почтения к могучему северному соседу сделала свое дело: швейцарцы решили не быть самыми умными и пойти немцам навстречу. Но давно известно, что нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным. В уже не раз упоминавшемся следствии, проводившемся старшим прокурором любекской прокуратуры Хайнрихом Вилле, были собраны многочисленные свидетельства насильственной смерти Уве Баршеля. Особенного внимания заслуживает, в частности то, что одно из лекарств, обнаруженных в организме покойного, в то время нельзя было приобрести ни в Швейцарии, ни в Германии, ни в Испании, где чета Баршелей побывала незадолго до той самой ночи в гостинице «Бо риваж». Словом, основания для возобновления расследования, как считает адвокат семьи Баршель, вполне наличествуют, особенно если учесть, что по делам об убийстве срока давности в ФРГ нет. Будет ли сочтена самой перспективной версия, обвиняющая израильскую спецслужбу? В глазах министерства иностранных дел этой ближневосточной страны недавно обнародованные умозаключения профессора Бранденбергера «не предоставляют основы для того, чтобы связывать это дело с Израилем». А возобновлять следствие или нет – дело германской стороны, которой мы не можем указывать, чем ей заниматься, сообщил официальный представитель тель-авивского МИДа Игал Пальмор. Однако даже если следствие и будет возобновлено, надежд на то, что удастся найти виновных в смерти Уве Баршеля, весьма немного. Такова уж специфика политических убийств… Андрей ГОРЮХИН
no image
ПАРТНЕРСТВО

Создание вуза, специализирующегося на переподготовке российских государственных служащих для работы с партнерами из Европейского Союза, предусмотрено дорожными картами построения общих пространств между Россией и ЕС. Подведение первых предварительных итогов его деятельности за последние несколько лет – это в какой-то степени...

Создание вуза, специализирующегося на переподготовке российских государственных служащих для работы с партнерами из Европейского Союза, предусмотрено дорожными картами построения общих пространств между Россией и ЕС. Подведение первых предварительных итогов его деятельности за последние несколько лет – это в какой-то степени и подведение итогов реализации дорожных карт, вернее того, насколько успешной и эффективной она могла бы быть. Вместе с тем, достигнутые результаты – не самоцель. Они, скорее, задел на будущее. Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России будет расширяться. Интенсивность его деятельности – возрастать. То, какую роль в дальнейшем он будет играть в системе отношений между Россией, ЕС и его государствами-членами, зависит от четко выстроенных планов, их правильного понимания, от того, в какой мере сотрудничающие стороны стремятся к объединению усилий для выполнения намеченных задач. 1. Итоги 1.1 Общая оценка результатов Европейскому учебному институту (ЕУИ) исполнилось 4 года. За это время он утвердился в качестве одного из ведущих в сфере высшего учебного образования в Российской Федерации. Он пользуется авторитетом и популярностью. Вносит конкретный вклад в достижение поставленных перед ним целей – улучшения отношений между Россией и Европейским Союзом. Институт вышел на крейсерскую скорость своей повседневной работы. Процедуры отбора студентов, приглашения преподавателей и предоставления образовательных услуг отлажены. Высокая оценка достижений Института дана на саммитах Россия-ЕС. На них Институт приводился в качестве образца конкретного сотрудничества между Россией, ЕС и его государствами-членами. Высокая оценка нашла отражение в новом контракте между МГИМО и Европейской Комиссией о поддержке развития Института на 2010-2013 годы. В нем прямо говорится: «Итак, проект по созданию Европейского учебного института был успешно запущен и уже начал давать положительные результаты в полном соответствии с целями настоящего проекта». Цели, подчеркнем еще раз, – сближение между Россией, ЕС и его государствами-членами. 1.2 Политическое измерение ЕУИ Совместная деятельность учреждений России и ЕС по обеспечению деятельности Европейского учебного института является политическим проектом. Нормальное функционирование ЕУИ уже само по себе вносит вклад в развитие отношений между Россией, ЕС и его государствами-членами. Вместе с тем, за последний год Институту очень много удалось сделать дополнительно для улучшения политического климата на Европейском континенте. Институт в составе Рабочей группы Валдайского мирового политического форума принял участие в написании прорывного доклада «Союз Европы». Он обстоятельно обсуждался на Валдайском и Ярославском мировом политическом форумах, в целом в среде европейского экспертного и политического сообщества. Его идеология повлияла на подходы руководства Российской Федерации к выстраиванию отношений с Европейским Союзом. Институт в составе авторской группы Института современного развития принял участие в подготовке другого прорывного доклада – о перестройке отношений с Североатлантическим Союзом. Доклад получил высокую оценку руководства страны. Он был использован при подготовке к Лиссабонской встрече с НАТО. Это серьезные, весомые результаты деятельности Института, политического измерения его деятельности. Кроме того, по инициативе ЕУИ совместными усилиями Администрации Президента и МИДа удалось минимизировать урон, нанесенный попытками исключить европейское право из номенклатуры юридических специальностей. Хотя, похоже, борьба еще не закончена. 1.3 Обучающиеся в ЕУИ По состоянию на сегодняшний день костяк обучающихся составляют государственные служащие Российской Федерации. Они отбираются из списков тех, кого рекомендуют министерства, агентства, службы, другие государственные структуры, представительства субъектов Российской Федерации в Москве. Отбор проводится в соответствии с официально установленными критериями. Прежде всего, Институт руководствуется потребностями российских ведомств, мотивированностью и подготовленностью студентов. Общая картина по набору на 2010-2011 учебный год. Было подано 320 заявок. Принято 127 студентов. Они распределяются следующим образом. На «праве» учится 51 человек, «экономике» - 39, «политике» - 36 человек. 16 декабря состоялась очередная церемония вручения дипломов выпускникам предыдущего набора. До этого в Институте обучалось соответственно почти вдвое больше студентов. Переезд ЕУИ в новое здание позволяет увеличить набор. Институт будет наращивать его исходя из ориентиров, установленных контрактом между МГИМО и Европейской Комиссией. 1.4 Магистерская программа Главная задача, поставленная перед ЕУИ, состоит в подготовке когорты людей, которые будут укреплять отношения между Россией и ЕС, в повышении их квалификации. Институт решает ее через обучение по магистерской программе. В структурном отношении магистерская программа полностью отработана. Первый семестр – вводные курсы. С февраля по июнь включительно – специализация. Третий семестр – стажировки, самостоятельная работа, занятия по дисциплинам государственного стандарта Российской Федерации, написание и защита магистерских диссертаций. Программа обучения устоялась. Круг преподавателей определен. Вносимые изменения связаны, в основном, с учетом результатов социологических опросов студентов, изменениями в государственном стандарте, личными графиками иностранных преподавателей. Социологические опросы проводятся Институтом регулярно. Они дают важную, ценную информацию. Она используется при тонкой доводке и актуализации магистерской программы. Учет требований государственного стандарта безусловен. Это условие выдачи магистрантам дипломов государственного образца. Работа по совершенствованию программы и привлечению к преподаванию в Институте лучшей мировой профессуры будет продолжена. Точно также будет  продолжено использование оправдавших себя новаций. С 2010 года первый месяц обучения отводится на интенсивную языковую подготовку студентов, набранных на обучение в ЕУИ. Эта новация себя полностью оправдала. Реакция и студентов, и преподавателей сугубо положительная. 1.5 Стажировки Удалось установить традицию, согласно которой большие группы студентов ЕУИ проходят стажировки в Венской Дипломатической Академии и в Колледже Европы. Студенты на них отбираются по критерию успеваемости. Стажировка в Вене рассчитана на неделю. Стажировка в Брюгге включает одну неделю занятий в Колледже Европы. Вторая неделя посвящена посещению институтов Европейского Союза (Европейского Парламента, Суда ЕС, Совета ЕС и Европейской Комиссии). В 2010 году удалось выйти на оптимальный формат занятий на стажировках. Они проводятся в форме моделирования переговоров с Европейским Союзом и в Европейском Союзе. Отклики студентов очень и очень положительные. Стажировки им многое дают. Институт рассматривает их проведение как постоянную форму сотрудничества с Венской Дипломатической Академией и Колледжем Европы. Весьма хвалебные отклики у студентов о дополнительных стажировках, которые организовали страны, председательствующие в Европейском Союзе. Последнюю такую стажировку предоставила Швеция. К сожалению, закрепить эту традицию не получилось. Институт обратился к послам Бельгии и Венгрии – стран, председательствующих в ЕС в 2010-2011 годах, с просьбой восстановить ее и закрепить. С посольством Испании продолжаются консультации на эту тему. Основной смысл таких стажировок для студентов ЕУИ состоит в том, чтобы изнутри увидеть, как страны интегрированы в ЕС, понять это через общение со своими контрагентами в национальных министерствах и ведомствах. Очень много дают стажировки в Брюгге языковых преподавателей Института. ЕУИ чрезвычайно признателен за организацию таких стажировок Колледжу Европы. Обучение в Брюгге терминологии Европейского Союза позволяет в дальнейшем языковым преподавателям объединить занятия языком и занятия по профессии для достижения единой цели – лучшего понимания студентами ЕУИ Европейского Союза, сотрудничества между Россией и ЕС. Институт договаривается с руководством Колледжа Европы о том, чтобы они проводились ежегодно и на постоянной основе. 1.6 Краткосрочные курсы Проведение таких курсов позволяет охватить обучающими программами гораздо более широкий круг государственных служащих и всех тех лиц, которые заинтересованы в лучшем знании стандартов Европейского Союза, сотрудничестве между Россией и ЕС. Считаем одним из достижений Института закрепление краткосрочных курсов по проблематике пространства свободы, безопасности и законности и курсов по соблюдению стандартов в области прав человека в качестве ежегодных. Они теперь проводятся на регулярной основе в апреле и октябре. Другие краткосрочные курсы их дополняют. К их числу относятся занятия, организуемые Институтом в регионах Российской Федерации. Еще одно достоинство таких курсов – ЕУИ приглашает на них университетскую профессуру из регионов России. Это позволяет дальше передавать даваемые знания. 1.7 Конференции С помощью конференций преподаватели ЕУИ и учащиеся получают возможность знакомиться с самыми последними исследованиями, мнениями и позициями ведущих специалистов и государственных деятелей по разбираемым вопросам. Они дают возможность общаться с ведущими профильными специалистами, устанавливать контакты. Институт на регулярной основе проводит конференции по вопросам безопасности и широкоформатного сотрудничества между Россией и ЕС. Для последнего периода характерными стали конференции, в рамках которых анализируется то, что двусторонние отношения России с отдельными государствами-членами могут дать для сближения России и ЕС, для создания общих пространств в масштабах всего континента. Новая тема – модернизация. Она отвечает требованиям времени. Ей была посвящена проведенная ЕУИ российско-испанская конференция. В дальнейшем Институт планирует серию мероприятий в контексте плана действий по реализации инициативы «Партнерство для модернизации». 1.8 Популяризация деятельности ЕУИ В первую очередь ей способствуют выступления в Институте руководителей Европейского Союза и Российского государства. Одним из крупных событий стало выступление в ЕУИ председателя Европейского Парламента Ежи Бузека. Очень полезным было общение со студентами директора РЕЛЕКСа Гуннара Виганда. Признательны Александру Грушко (заместителю Министра иностранных дел), Константину Косачеву (председателю Комитета по международным делам Государственной Думы), Андрею Климову (сопредседателю парламентского совета Россия-ЕС), главе Делегации Фернандо Валенсуэле, послам Бельгии и всех других стран ЕС за регулярные выступления перед слушателями ЕУИ. На ближайшее время запланированы выступления в Институте Министра юстиции Александра Коновалова и руководителя ФАС Игоря Артемьева. Колоссальный вклад в популяризацию деятельности ЕУИ вносит Интернет-журнал «Вся Европа». В декабре 2010 года увидел свет его юбилейный 50-ый номер. Журнал читают все специалисты по Европейскому Союзу и люди, отвечающие за сотрудничество с ЕС. Аудитория журнала постоянно растет. Он самым активным образом используется в процессе обучения. Благодаря журналу студенты ЕУИ имеют возможность знакомиться с актуальными аналитическими материалами по политике, праву, экономике Европейского Союза и отношениям Россия-ЕС, с самыми разными сторонами жизни в странах ЕС. Библиотека слушателей ЕУИ насчитывает уже девять томов. Это и материалы конференций и собственно учебная литература. В издательстве «НОРМА» опубликован фундаментальный учебник по праву ЕС, подготовленный преподавателями ЕУИ. По этому учебнику обучаются студенты всех вузов России, не только МГИМО. Единственная проблема – поощрение огромного, титанического труда авторского коллектива. Он остался неоплаченным из-за позиции Европейской Комиссии. Она считает, что подготовка учебной литературы входит в круг должностных обязанностей преподавателей ЕУИ. Как известно, в России подход иной. Как решить эту проблему, должен подсказать Комитет Руководящего Совета по связям с общественностью и издательской деятельностью. Сейчас в издательской деятельности Института вынужденно взят перерыв на объявление тендера (аукциона) в соответствии с действующим российским законодательством. Однако по рекомендации упомянутого Комитета подготовлен список заявок на публикации и, прежде всего, учебные пособия. Авторы над ними уже работают. Можно рассчитывать, что Комитет будет и дальше вносить позитивный вклад в копилку Института. Для этого он должен сосредоточиться, в первую очередь, на популяризации его деятельности. Этим вопросам были посвящены два его первых заседания. 1.9 Общий итог Особо следует сказать об укреплении материальной базы Европейского учебного института. Российская сторона построила для него большое современное здание. Остается надеяться, что и Европейский Союз, исходя из принципа паритета, когда-нибудь также внесет не менее весомый вклад. Но главное – обучение ведется теперь в качественно новых условиях. Материальная база для решения новых задач, которые поставили перед Институтом власти Российской Федерации и Европейского Союза, подготовлена. Эти задачи зафиксированы в новом контракте между МГИМО и Европейской Комиссией. 2. Новые направления деятельности ЕУИ 2.1 Общий обзор Сверхзадача, которую решает Институт, остается прежней. Это сближение между Россией и ЕС путем подготовки кадров, которые могут обеспечить такое сближение, вывести отношения между Россией, ЕС и его государствами-членами на новый, более высокий уровень. Однако сейчас Институт может и должен делать для этого больше. Как и при помощи чего, четко изложено в контракте между МГИМО и Европейской Комиссией. 2.2 Создание Попечительского Совета В контракте записано: «В дополнение к существующим органам в 2010 году будет создан Попечительский Совет ЕУИ в целях оказания помощи в привлечении финансовых средств для осуществления новых программ и проектов, ориентированных в будущее». В контракте указывается также, что Попечительский Совет нужен для оказания содействия в усилении позиций ЕУИ как национального и международного учебного и научного центра по европейским интеграционным процессам, отношениям между Россией и ЕС. Еще одна функция Попечительского Совета, перечисленная в контракте, состоит в оказании содействия ЕУИ в налаживании международного сотрудничества в области исследований и образования. Приведенные положения контракта идут в развитие уставных документов ЕУИ. Они направлены на мобилизацию усилий Дирекции и, в первую очередь, Руководящего Совета Института. Согласно Уставу, Попечительский Совет должен быть компактным органом узкого состава. Его возглавляют крупнейшие политические, государственные деятели России и ЕС, по одному с каждой стороны. В состав входят по семь глав крупнейших европейских компаний, базирующихся в России и Европейском Союзе. Предполагается, что Попечительским Советом будет создан эндаумент ЕУИ. На полностью прозрачной для всех основе он будет приносить ЕУИ дополнительные финансовые средства, необходимые для расширения его деятельности. Тем самым будет реализовано следующее положение контракта между МГИМО и Европейской Комиссией: «От членов Попечительского Совета ожидается привлечение дополнительного финансирования деятельности ЕУИ». На протяжении уже длительного времени Дирекцией ЕУИ велись консультации с Делегацией ЕС в России, Европейской Комиссией, бизнес сообществом по вопросу создания Попечительского Совета. Институт вступил в Европейский Деловой Конгресс, провел у себя выездное заседание его Правления. Институт установил контакты с рядом потенциальных членов Попечительского Совета, ассоциациями бизнеса. Настала пора, чтобы к работе по созданию Попечительского Совета подключились все члены Руководящего Совета. Главным образом, наверное, Администрация Президента, Министерство иностранных дел России, Делегация Европейского Союза. Вместе с тем, наверняка, весомый вклад в решение данной задачи может внести каждый член Руководящего Совета. В контракте между МГИМО и Европейской Комиссией устанавливается: «Для того чтобы завершить создание Попечительского Совета, членами Руководящего Совета, а также руководством ЕУИ будут предприняты соответствующие действия для привлечения к его деятельности высокопоставленных представителей официальных кругов и бизнес сообщества Европейского Союза и России». 2.3 Обучение в ЕУИ представителей бизнеса Обучение в Институте госслужащих финансируется из средств Российской Федерации и Европейского Союза. Обучение представителей бизнес сообщества должно вестись на коммерческой основе. Присутствие среди студентов ЕУИ бизнесменов сделает обучение в ЕУИ еще более притягательным. Оно будет обеспечивать синергетический эффект. Будет добавлять финансовой устойчивости Институту. На первом четырехгодичном отрезке деятельности ЕУИ данная задача ставилась весьма приглушенно, хотя в уставных документах ЕУИ такая возможность предусматривалась. Первоочередным для ЕУИ было отлаживание учебного процесса и удовлетворение заявок российских министерств и ведомств. Контракт между МГИМО и Европейской Комиссией выдвигает решение задачи по привлечению представителей бизнес сообщества для обучения в ЕУИ на первый план. Он квалифицирует «представителей российского и зарубежного бизнес сообществ, желающих углубить свои знания в областях взаимодействия и сотрудничества в отношениях между Россией и ЕС», в качестве «целевой аудитории». В категорию бенефициаров сотрудничества между Россией и ЕС в содействии функционированию ЕУИ им включены «российские и иностранные частные компании». Дирекция ЕУИ на протяжении 2010 года установила контакты с Российским союзом промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палатой, Московской Торгово-промышленной палатой. Дирекция работает с Европейским деловым конгрессом. Имеется предварительная договоренность с Ассоциацией Европейского бизнеса в России об организации презентации ЕУИ. Институт намерен работать по всем этим направлениям. Однако было бы логично, если бы члены Руководящего Совета предложили внести свой личный персональный вклад в достижение этой цели. 2.4 Обучение студентов из стран Европейского Союза Сразу после того, как ЕУИ был создан, тогдашний глава Делегации ЕС в России Марк Франко организовал презентацию Института на обеде с участием всех послов государств-членов ЕС. Делегация тогда пригласила все страны ЕС создать один-два, но не более трех грантов в размере 24 000 евро каждый для обучения своих граждан в ЕУИ. Однако впоследствии Делегация ЕС предложила отодвинуть решение этой задачи на более поздний срок. Сейчас контрактом между МГИМО и Европейской Комиссией задача по привлечению студентов из стран ЕС для обучения в ЕУИ выдвинута в разряд приоритетных. В качестве «целевой аудитории» им указываются «специалисты из стран-членов ЕС, работающие в области взаимоотношений между Россией и ЕС и желающие приобрести более глубокое понимание процессов ведения диалога и сотрудничества между Россией и ЕС», а также «студенты из стран-членов ЕС, имеющие диплом в области международных исследований со специализацией по России». Бенефициарами проекта поддержки ЕУИ контрактом названы «соответствующие службы институтов Европейского Союза, занимающиеся вопросами сотрудничества России и ЕС». Тому, как это важно, посвящен целый раздел контракта. Для привлечения студентов из стран Европейского Союза ЕУИ превращается в уникальный образовательный комплекс. Преподавание смещается в сторону предметов, раскрывающих специфику отношений партнерства, сотрудничества и конкуренции между Россией и ЕС и дающих сопоставительный анализ права, экономики и политики России и ЕС. Нигде больше в мире этого не делается. Кроме того, для студентов из стран ЕС предусмотрен дополнительный образовательный пакет по основам политического процесса, правового устройства, ведения бизнеса, культуре и дипломатии России. Им будут даваться также специальные курсы русского языка. Видимо, назрела потребность снова собирать послов стран ЕС, обращаться к ним уже не от нашего имени - ЕУИ, а от имени Делегации и Руководящего совета. И в решение этой задачи – организации обучения в ЕУИ студентов из стран ЕС каждый член Руководящего Совета может внести серьезный вклад. Отбор студентов для ЕУИ мог бы проводиться совместно с Колледжем Европы в соответствии с отлаженными им процедурами. 2.5 Создание сети центров Европейских исследований в Российской Федерации Это еще одна крупномасштабная задача, поставленная перед ЕУИ. Уже сейчас Институт многое делает в рамках своей региональной стратегии. Заключены соглашения о сотрудничестве с целым рядом региональных университетов. ЕУИ будет и дальше расширять сеть партнерских университетов и региональных научно-исследовательских центров. К обучению в ЕУИ активно привлекается региональная профессура. Для проведения мастер-классов в региональные университеты направляются преподаватели ЕУИ. При организации краткосрочных курсов для региональной и местной администрации делается все, чтобы они проводились вместе с региональными университетами и для региональных университетов. ЕУИ вносит посильный вклад в деятельность Российской ассоциации европейских исследований (АЕВИС) и поддержку региональных центров через Ассоциацию. Но контракт между МГИМО и Европейской Комиссией требует от Института большего. В числе главных целей Института он указывает укрепление взаимоотношений между Россией и ЕС через «содействие развитию исследовательской деятельности и уровня преподавания права, экономики и политики ЕС в России». Среди «ожидаемых результатов» в контракте перечисляется: «расширение сети учебных центров в России и Европейском Союзе, реализующих магистерские программы в области европейских исследований». Для достижения этих результатов Институт в тесном сотрудничестве с Делегацией ЕС и Европейской Комиссией должен использовать все имеющиеся возможности. ЕУИ рассчитывает, что Делегация сделает все от нее зависящее для того, чтобы выделенные сейчас Брюсселем гранты на развитие российских региональных центров европейских исследований осуществлялись при максимальной вовлеченности в практическую работу Европейского учебного института и АЕВИС. Гранты большие, по 500 тысяч евро. Важно, чтобы они использовались максимально эффективно. Это может обеспечить только подключение к их исполнению ЕУИ и АЕВИС. Было бы логично также, если бы Делегация и Европейская Комиссия тщательно проанализировали имеющиеся международные программы Европейского Союза с тем, чтобы граждане Европейского Союза могли обучаться по ним в ЕУИ, а студенты ЕУИ в свою очередь стажироваться в институтах Европейского Союза. 2.6 Заключение соглашения между Россией и ЕС об обеспечении деятельности ЕУИ Перечисленные выше задачи еще раз подчеркивают уникальность ЕУИ. Она носит двоякий характер. Институт является уникальным высшим учебным заведением такого типа в Европе. Одновременно он является уникальным для отношений между Россией и ЕС: вся деятельность осуществляется им на паритетной основе. В ближайшие три года Институт будет решать задачи привлечения на обучение представителей гражданской службы, бизнес- структур и гражданского общества Европейского Союза. Поэтому его финансирование из бюджета Европейского Союза не может рассматриваться как техническое содействие Российской Федерации. Или, иначе, его финансирование из бюджета Российской Федерации является техническим содействием Европейскому Союзу. ЕУИ в одинаковой степени обслуживает потребности и интересы, в том числе России и Европейского Союза. Соответственно, к Институту не должны применяться финансовые требования, регламенты и чтобы то ни было еще, регулирующее оказание Европейским Союзом технического содействия. Решение этой проблемы видится на путях заключения специального соглашения между Россией и ЕС об обеспечении деятельности Европейского учебного заведения. Соответствующее поручение Президента Российской Федерации имеется. Оно остается в силе. В прошлом Москва и Брюссель не смогли согласовать соответствующий документ. Тогда было рано. Стороны для этого еще не созрели. Сейчас запуск соответствующих переговоров был бы нужным и своевременным. Их успех стал бы еще одним кирпичиком в построение большого здания сотрудничества между Россией, ЕС и его государствами-членами. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России *1 Полный текст выступления на заседании Руководящего совета Европейского учебного института 16 декабря 2010 г. №12(50), 2010
no image
ПАРТНЕРСТВО

Отношения между Россией и Европейским Союзом складываются сложно. Их взаимовыгодному характеру и динамичному развитию многое мешает. С тем большей надеждой и энтузиазмом экспертное сообщество обеих сторон следит за всеми и малейшими проявлениями улучшений, в том числе на высшем уровне*1. Наконец-то,...

Отношения между Россией и Европейским Союзом складываются сложно. Их взаимовыгодному характеру и динамичному развитию многое мешает. С тем большей надеждой и энтузиазмом экспертное сообщество обеих сторон следит за всеми и малейшими проявлениями улучшений, в том числе на высшем уровне*1. Наконец-то, после многих лет взаимных претензий и отчуждения, стало получаться с нормализацией связей между Россией и Польшей. В них наметились принципиально новые моменты, появления которых так трудно было ожидать еще недавно. Потеплела общая атмосфера. Начали пробиваться ростки доверия. Пускай и самые первые. Нежные. Трепетные. Легко ранимые. Но, тем не менее, все более ощутимые. Настолько, что политики, парламентарии и дипломаты робко заговорили чуть ли не об «окне в Европу», которое может открыть для Москвы дружественная Варшава, особенно в связи с ее председательством в ЕС во второй половине 2011 года*2. Более того, о желательности трехстороннего сотрудничества между Россией, Польшей и Германией. Насколько такие надежды оправданны, чего в них больше – выверенных оценок или самовнушения, правильных расчетов или модного увлечения – ответ на эти непростые вопросы попытались дать участники традиционной конференции, ежегодно проводимой в конце осени в Санкт-Петербурге*3. Как и в предыдущие годы на нее съехались эксперты из России, Польши, Германии и стран Балтии. Дополнительный вес ей придало то, что одним из ее соучредителей на этот раз выступил Московский государственный институт (университет) международных отношений*4. Доверительная атмосфера Её задали на конференции генеральный консул Республики Польша в Санкт-Петербурге Ярослав Дрозд, сотрудник Фонда им. Конрада Аденауэра в Москве Ёхан Вольц, директор Польского Института в Санкт-Петербурге Цезарий Карпинский и советник ректора МГИМО (У) Артем Мальгин, обратившиеся к присутствующим с приветственным словом. Их выступления были тонко нюансированы. Они отражали различия в профессиональном статусе и мировоззрении. И, тем не менее, в них легко можно были выделить общие моменты. По большому счету они сводились к следующему. Будущему председательству Польши в ЕС в Варшаве придается очень большое значение. Но каким оно получится, не очень понятно – слишком много неизвестных: в ЕС складывается новая ситуация, страны-члены еще только накапливают опыт применения Лиссабонского договора, многие функции и полномочия, ранее отправлявшиеся председательствующим государством, отошли к структурам ЕС. Однако со всей определенностью уже сейчас можно сказать, что одними из главных приоритетов Варшавы станут Восточное партнерство и углубление связей с Россией. В последнее время российско-польские отношения обрели не свойственную им ранее динамику. Они стремительно развиваются. Практически по всему азимуту. Это важно само по себе. Одновременно наращивание взаимовыгодных связей и укрепление доверия между Варшавой и Москвой способны оказать благотворное влияние на общую ситуацию, складывающуюся на европейском континенте. Нормализация между Россией и Польшей прокладывает путь к нормализации или даже потеплению отношений между Россией и ЕС. Очень большая заслуга в этом принадлежит группе по сложным вопросам истории. В 2011 году она сконцентрирует усилия на диалоге между Россией и ЕС. Германия не осталась в стороне от указанных процессов. Берлин активно поддержал «примирение» между новыми членами ЕС и Россией, между Польшей и Россией, в той степени, в какой в принципе можно говорить о «примирении». Оно выгодно всем. В его результате выигрывают все европейские страны. В том числе и Германия. И в особенности Германия. Но в отличие от других у Берлина больше возможностей содействовать укреплению позитивных тенденций на континенте. С учетом этого Берлин очень и очень внимательно следит за всеми внешнеполитическими и внешнеэкономическими инициативами своих соседей и Европейского Союза. Так, им были позитивно восприняты недавние идеи российского руководства о формировании общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, построении зоны свободной торговли, форсированном вступлении в ВТО, ставке на успешную реализацию инициативы «Партнерство для модернизации», в частности те, которые прозвучали в ноябрьском выступлении В.В.Путина перед германскими промышленниками и предпринимателями. Трехсторонний формат отношений, при котором Москва, Варшава и Берлин задают повестку дня и определяющим образом влияют на более широкое международное сотрудничество и взаимодействие, является велением времени. Как показывает практика, многие вопросы целесообразнее обсуждать именно в таком формате или даже с большим количеством участников. Опыт подобного рода минимален. Его почти нет. Он изучен плохо, или даже почти не известен. Но, похоже, за ним будущее. Потихоньку, незаметно, не привлекая к этому внимания, экспертное сообщество, договорившись о том, как оценивать прошлое, от осмысления прошлого через системное обсуждение настоящего переходит к совместному планированию будущего. Это колоссальный рывок вперед. Он открывает принципиально новые возможности. Россия могла бы внести весомый вклад в формирование повестки польского председательства в ЕС, прежде всего, на Восточном направлении. Контуры будущего председательства Польши в ЕС Разговору о них была посвящена первая часть конференции. На ней выступили член Совета Федерации, председатель Группы дружбы между Советом Федерации и Сенатом Республики Польша Лариса Пономарева, заместитель председателя Комитета по международным дела Риксдага (Парламента) Швеции Урбан Алин, директор Польского института международных отношений Марцин Заборовски и Артем Мальгин. Общий настрой обсуждению задала Лариса Пономарева. Она рассказала, как удалось сломать отчуждение в отношениях между парламентскими структурами Польши и России. Стороны решили для начала просто попробовать. Чисто абстрактно они договорились постараться дружить сенатами, ничего особенного не ожидая. Выяснилось, что этому ничего не мешает. Даже такого минимума, как готовности к непредвзятому сотрудничеству, оказалось достаточно. У них получилось. На первом совместном форуме в России прикинули, что делать. На второй собрались в Варшаве. Но перед ним проехались по польской глубинке. Смогли увидеть, как и чем живут люди. Почувствовать, что их волнует. Понять, как и за счет чего развиваются воеводства. Состоявшиеся встречи послужили прологом к установлению контактов между регионами и запуску конкретных проектов. Ставка была сделана на взаимное ознакомление, лоббирование молодежных обменов, региональное измерение взаимодействия. На то, чтобы, с одной стороны, проблемы прошлого не мешали. С другой стороны, чтобы углубляющееся взаимное знакомство и конкретные дела помогали их решению. Этот позитивный подход был уверенно подхвачен остальными. Чтобы показать, от какого типа взаимоотношений стороны ушли, и к какому стремятся, иностранные участники напомнили несколько старых «присказок». Они с длинной-предлинной бородой, но от этого менее выразительными не делаются. Вот одна из них. Л.И.Брежнев встречается с молодыми политиками из социалистического лагеря и спрашивает: – Как вы относитесь к полякам? – О, они наши друзья. – А венгры? – О, они наши друзья. – Леониду Ильичу приятно это слышать. Он продолжает: – А СССР? – О, они наши братья. – Л.И.Брежнев совсем раздобрел и уточняет: – А в чем разница? – Ответ все разъясняет: – Друзей выбирают. Вывод из рассказанной простенькой истории очевиден. Сейчас главное – осознанное сотрудничество. Если оно пойдет, выиграют все. Только россиянам надо решить для себя, в какой степени они готовы переосмыслить свое отношение к суверенитету. От этого зависит, насколько Россия будет готова идти на дальнейшее сближение с ЕС. Таким образом, многое зависит не только от стран ЕС и самого ЕС, но и от Москвы. Восточное пространство – очень конкретный проект. Его идеология – если вы идете на сближение, остальные будут вам помогать и делать это в той степени, в какой вы к такому сближению стремитесь. Восточное партнерство было выбрано в качестве наиболее яркого примера. Его продвижение, безусловно, станет ведущим приоритетом польского председательства в ЕС. Но и другие приоритеты не менее весомы. К их числу относятся облегчение визового режима с соседями ЕС, решение задач энергетической безопасности и многие другие. Но Варшава, конечно же, не будет работать одна над реализацией своих приоритетов. Никакого вакуума не возникнет. Это исключено. Варшава рассчитывает на самое активное участие других государств-членов ЕС в наполнении своих приоритетов конкретным содержанием. Свой вклад может внести и Россия. Брюссель имеет с Москвой хорошо структурированные отношения. Институты сотрудничества и управления сотрудничеством созданы. Они могут давать реальную отдачу. В их числе многочисленные диалоги, инструменты осуществления дорожных карт построения совместных пространств, рабочие группы и т.д. Важно только вывести их из летаргического сна. Как указывают доклады Европейской Комиссии, они используются в недостаточной степени. Получается, что нужны не новые структуры, а эффективное результативное управление партнерством. В этом суть недавней совместной инициативы Москвы и Брюсселя «Партнерство для модернизации». С декабрьского 2010 г. саммита РФ-ЕС начинается ее практическая реализация в соответствии с совместно подготовленной программой действий. Совместное обсуждение и обогащение приоритетов председательства Польши в ЕС – своеобразное «домашнее задание», которое Москва и Варшава обязаны выполнить на отлично. Слишком многое поставлено на кон. Для обеих сторон. Для Польши – это возможность выйти за рамки двусторонних отношений. Оказавшись во главе ЕС, Варшава на законных основаниях может выступить с соответствующими инициативами и запустить совместное обсуждение больших вопросов европейской и мировой повестки. Точно также она способна взять на себя также лидерство в конструировании отношений ЕС с Кремлем. Впечатление такое, что на пространстве ЕС деградировало понимание внутренних процессов в России – не внешнеполитических, а внутренних. Польша в состоянии внести перелом. Предпосылки имеются. Нужны лишь повседневные контакты на рабочем уровне. Они проложат путь к «размыванию» представлений об антироссийском крене в политики Варшавы, сложившихся у Москвы. В том числе, и в отношении Восточного партнерства. Не менее важно такое накопление позитивного опыта и навыков сотрудничества, направленных на совместное обсуждение и обогащение приоритетов польского председательства в ЕС, для Кремля. Оно даст импульс к осознанию политической элитой России того, что ставку надо делать не только на Берлин, Париж и Рим. Однако для этого необходимо позитивное развитие событий. Углубление взаимодействия станет реальностью только при условии успешности польского председательства в ЕС на российском направлении. Самой Варшаве впервые дается реальный шанс убедить европейскую бюрократию в том, что Польша обладает особым арсеналом эффективной работы на восточном направлении. Что Польша умеет не разрывать общее восточное пространство, а работать на консолидацию. Понятно, что председательство Польши в ЕС будет ограниченным, как и любое страновое председательство в ЕС в постлиссабонский период. Тем не менее, возможности даже условно «слабого» председательства не стоит недооценивать. Не исключено, что оно несёт в себе неожиданные гибкости, давая дополнительные, а то и большие возможности для формального и неформального общения по широкому кругу вопросов европейской и мировой политики. Хорошо бы, чтобы привилегированное место в рамках такого общения получили вопросы безопасности, в том числе, с учетом специфических связей Польши с США. Большое внимание само собой должно быть уделено широкому спектру конкретных сюжетов. Вот только некоторые из них. Наиболее злободневные. Визы. Малое приграничное движение. Вообще вся совокупность вопросов, затрагивающих интересы Калининградской области и соседних с ней польских воеводств – некоторое время тому назад министры иностранных дел России и Польши совместно предложили ЕС поменять шенгенские правила в этом ключе. Региональное и трансграничное экономическое сотрудничество. В целом все и любые моменты, облегчающие экономическое взаимодействие. Не стоит забывать, что, скорее всего, на польское председательство в ЕС придется завершающий этап вступления России в ВТО. И, конечно же, модернизация. Придание данной теме приоритетного значения. Превращение модернизации в становой хребет практического сотрудничества на нашем континенте. Озвученные тезисы были дружно поддержаны аудиторией. Вместе с тем, дискуссия, развернувшаяся на их основе, продемонстрировала, что их прочтение может варьироваться в довольно широких пределах. Так, часть экспертов попыталась представить Восточное партнерство как одну из вариаций европейских политик соседства. Мол, ничего нового или особенного. Стандартный набор инструментов. Скромный объем финансирования. Россию и российские интересы ничуть не затрагивает. Более того, помогает стабилизации западных границ России. Способствует экономическому развитию общего соседства, решению проблем внутренней и внешней безопасности. Позволяет и российским регионам быть бенефициаром сотрудничества. Однако многие другие эксперты от такой трактовки Восточного партнерства поспешили отмежеваться. Они напомнили исторические условия, в которых Польша и Швеция настояли на форсированной разработке и принятии Восточного партнерства. Указали на то, что Восточное партнерство является политикой ЕС, а никаким не совместным проектом, реализуемым странами региона на равноправной основе. Что оно исключает участие России, обставляя подключение даже к отдельным его измерениям труднопреодолимыми препятствиями. Некоторые эксперты пошли даже дальше. Они охарактеризовали Восточное партнерство как амбициозный геополитический проект, суть которого заключается в «приручении» политических и экономических элит, их односторонней переориентации на Брюссель. Подчеркнули, что в нем заложено все, необходимое для получения и закрепления контроля со стороны ЕС и государств-членов над рынком труда, транспортной инфраструктурой, энергетикой. В более широком плане – над политическим развитием региона. Обратили внимание на его обусловленную природу. Суммируя, призвали Россию и Турцию ни в коем случае не присоединяться к Восточному партнерству, оценивать его реалистично и формировать свой политический курс в его отношении с учетом его подлинной сущности. Звучали и внешне как бы нейтральные суждения. Основные посылки – ничего нового в политике Восточного партнерства нет. Не надо преувеличивать. Единственно – расходование средств, похоже, стало несколько более эффективным. При ее разработке был учтен предшествующий опыт осуществления как политики соседства, так и подготовки большой группы государств к вступлению в ЕС. Поэтому для стран-бенефициаров политики Восточного партнерства все хорошо известно и понятно. Претензии Москвы к ЕС и государствам-членам и выдвигаемые ею против них обвинения в проведении с его помощью двуличной политики звучат, по крайней мере, странно. Ведь Москва сама ратует за сближение с Брюсселем. Выказывать озабоченность по поводу того, что другие пытаются проводить схожую политику, не слишком логично. Российские лидеры в своих выступлениях упоминают даже возможность какого-то вида ассоциации с ЕС. Сотрудничество России с ЕС очень насыщенно. По своему объему оно несопоставимо с тем, которое могут себе позволить страны общего соседства. Оно распространяется на все или почти на все. В широкую и разнообразную повестку отношений между Россией и ЕС включена проблематика климата, экологии, энергетической безопасности и многое другое. В каких-то областях речь идет даже о запуске интеграционных процессов. Но и третьим странам, в случае успешного осуществления Восточного партнерства, будет что предложить. На Россию можно будет тиражировать проекты обустройства границ и управления ими, проекты развития туризма, проведения судебной и иных реформ. Пилотные проекты, проекты-флагманы запущены. Уже в ближайшем будущем они начнут приносить плоды. Полезным может стать для России и опыт юридического оформления сотрудничества в рамках Восточного партнерства. Отношения обязательно надо переводить на солидную правовую основу. Хорошие договорные отношения ничто не может заменить. Важно было бы переходить именно на них. Это общий урок для стран-бенефициаров Восточного партнерства и для России. Не стоит также забывать, что у Восточного партнерства есть многостороннее измерение. Оно могло бы быть полезным России в этом плане с учетом потери влияния в ряде стран или даже регионов СНГ. На пути к конкретизации благих пожеланий Дополнительное измерение обсуждению придала презентация на конференции совместного инициативного российско-польского доклада по вопросам инструментального обеспечения и возможных форматов сближения России и Европейского Союза. В нем были даны первые наметки плана действий при том понимании, что, в случае поддержки со стороны экспертного сообщества, они могут быть развернуты в полномасштабные предложения и рекомендации. Основные концептуальные посылки доклада. У России и ЕС нет совместного проекта. Дорожные карты и общие пространства настолько аморфны, что они не в счет. Совместный проект нужен. Всем – политической элите, бизнес сообществу, простым людям. Его реально не хватает. Появление такого проекта сможет всех сориентировать. Позволит совместно формировать будущее. Послужит прологом к соразвитию. Контурами такого проекта должны послужить создание общей зоны свободной торговли, присоединение России к общему рынку ЕС, подключение России и третьих стран к реализации ряда больших проектов или запуск таких проектов. Эти проекты могут касаться отдельных элементов общих пространств, решения инфраструктурных и коммуникационных проблем, создания современных производственных и научно-исследовательских кластеров разного рода и многого другого. Преимущества такого подхода очевидны. Он показывает реальную перспективу политического и экономического обустройства континента с активным полновесным участием всех заинтересованных сторон. Он помогает оценить различные варианты общеевропейского развития. Один из них реализуется на практике. Это экспансия Европейского Союза. Но дальнейшее расширение ЕС проблематично. Оно создает больше проблем, нежели решает. ЕС достиг некоторого абсорбционного предела. Пора подумать о чем-то другом. Восточное партнерство не ответ. Оно воспринимается по-разному. К тому же Россия оставлена вне него. Поэтому или в том числе поэтому, а также в силу солидного набора объективных причин нужен объединительный проект иного порядка. Как раз он и предлагается. Еще одна привлекательная черта такого проекта – его синтетический характер. В принципе он заведомо приемлем и для России, и для ЕС. Россия полностью сохраняет свой независимый статус, свободу рук в области внешней политики. Она не отказывается от суверенитета ни полностью, ни частично. На него никто не покушается. Точно также ни природу ЕС, ни его существование в нынешних формах он ничуть не затрагивает. То есть никаких потерь, под углом зрения сохранения того позитива, который есть и у России, и у ЕС, быть просто не может. А вот «приварок» оба партнера могут получить весьма существенный. Большое значение будет иметь событийный ряд, в который следовало бы вписать официальную презентацию проекта, еще лучше, утверждение конкретной стратегии. С учетом всего того, о чем говорилось ранее, его презентация должна быть приурочена к председательству Польши в ЕС. Сроки напряженные, но реалистичные. Привязка инициативы к польскому председательству вполне резонна. Она связана со всеми теми бескрайними возможностями, которые открывает нормализация российско-польских и польско-российских отношений, а также все более конструктивным взаимодействием между Москвой и Брюсселем. Это, во-первых. Во-вторых, к разработке соответствующей стратегии подталкивает динамика отношений общих соседей с ЕС. Она очень большая. Россия не должна оставаться пассивной. Она не может не реагировать. Отправной точкой для подготовки доклада послужил всесторонний анализ Восточного партнерства и других региональных начинаний. Только в нем рекомендуется поставить вопрос совершенно иначе – о стратегической ассоциации. Предлагаемый подход предполагает обязательную разработку адекватной правовой, прежде всего, договорно-правовой базы. Подробно говорится об отдельных проектах. Некоторые из них уже осуществляются общими соседями в рамках Восточного партнерства. Другие – позволяют учесть позитивный опыт сотрудничества в рамках «Северного измерения». Он отнюдь немаленький. На Северо-западе России привлекательность проектных отношений ощущается особенно остро. Таким образом, есть от чего отталкиваться. Есть что развивать. В плане экологии, включая экологию рек и городских агломераций. В области здравоохранения. И многих-многих других. Треугольник Россия-Польша-Германия, восточная политика Польши и проблемы безопасности Всестороннему профессиональному заинтересованному анализу этих вопросов были посвящены вторая и третья сессии конференции. На второй сессии с основными докладами выступили начальник Отдела России в Восточном департаменте МИД Польши Ярослав Ксенжек, руководитель программы Германского совета по международным отношениям Стефан Майстер и директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Марк Л. Энтин. К ним присоединились начальник Отдела внешней политики и безопасности МИД Румынии Андреа Мокану, главный редактор российского Информационного агентства «REGNUM» и генеральный консул Республики Болгарии в Санкт-Петербурге Георгий Михов. На третьей сессии основная полемика развернулась между ректором Академии труда и социальных наук Евгением Кожокиным и заместителем генерального директора Украинского центра экономических и политических исследований им. Разумкова Валерием Чалым. С основными докладами выступили также заместитель директора варшавского Центра восточных исследований Адам Эберхардт, член Комитета по международным делам Сейма Литовской Республики Эгидиюс Варейкис и научный сотрудник будапештского Института стратегических и оборонных исследований Андраш Рац. Как и в начале конференции, тон обсуждению задала кстати рассказанная «побасенка». Крупный государственный деятель одной из стран социалистического лагеря или всего социалистического блока – кто конкретно можно не уточнять, это значения не имеет, – приезжает в российскую глубинку. Ему попадается пионер. Он спрашивает у него: – Кто твой отец? – Мальчик отвечает: – Советский Союз. – А мать? – продолжает расспрашивать большой босс. – Коммунистическая партия, – рапортует паренек. – Кем же ты хочешь стать? – интересуется начальник. – Космонавтом, – слышит от него и, расплывшись в улыбке, уезжает. Прибыв на этот раз в польскую глубинку, он решает повторить эксперимент и по заведенной традиции начинает любопытствовать. В ответ получает: – Родное социалистическое государство. – А мать? – Рабочая партия. – И кем же ты хочешь быть, – уверенно продолжает политический лидер. Глядя ему прямо в глаза, паренек, без раздумий, выдает: – Сиротой… Так вот, сиротой себя Польша больше не ощущает. Большинство элиты разделяет общее мнение. Чем лучше Варшава интегрируется в ЕС, – считают поляки, – чем глубже войдет в разного рода стратегические конфигурации, включая с Германией и Россией, тем эффективнее сможет проводить Восточную политику. В том числе, и политику в отношении России. Раньше в Польше с большой подозрительностью относились к любому сближению между Германией и Россией. В этом плане ситуация также изменилась. В процесс нормализации втянулись все соседи Варшавы. Откровенно лучше стали взаимоотношения с Россией. Но контакты плодотворнее сейчас и с другими странами. Так, с Украиной есть позитивный опыт по визам, реадмиссии, границам. Наведение мостов в этих областях дало очень неплохой результат. Практика показала, что нарушений мало, ничтожно мало. Опробованные решения распространили на Белоруссию. И в ее отношении они оказались вполне эффективными. С 2012 г. заработает приграничное движение. Частью приграничного движения должна стать Калининградская область. Не кусочек, не полоска, а вся Калининградская область. Естественно, что такого же статуса потребовали все сопредельные польские воеводства. Они хотят, чтобы режим приграничного движения распространялся на их территорию в полном объеме. Однако это уже не зависит от Варшавы. Подобные вопросы входят в компетенцию ЕС. Поэтому на повестке дня неожиданно оказалось усиление давления на Брюссель в целях внесения необходимых корректив в наднациональное регулирование. Борьба за это уже началась. Ее будет несколько легче вести тогда, когда к Варшаве перейдет штурвал в ЕС. Пусть прерогативы у нее будут не те, что признавались за председательством до вступления в силу Лиссабонского договора. Все равно Варшава сможет многое сделать. И возможностей давления на ЕС у председательства будет предостаточно. Хорошо бы, чтобы по аналогии прорыва удалось добиться и по многим другим досье, имеющим принципиальное значение с точки зрения углубления отношений стратегического партнерства между Россией и ЕС. Прежде всего, речь идет о заключении нового базового соглашения РФ-ЕС, развертывании полномасштабной работы по реализации совместной инициативы «Партнерство для модернизации», создании предпосылок для отмены визового режима взаимных поездок и нескольких других столь же амбициозных проектах. Во всех этих случаях голос Германии все равно будет оставаться решающим. Длительное время Ангела Меркель не рассматривала российское досье в качестве приоритетного. Согласно распределению обязанностей, установившемуся в правящей коалиции, за него в большей степени отвечали социал-демократы. Потом что-то сдвинулось. Со стороны Берлина последовал целый ряд инициатив. Германия ратовала за вовлечение России в Восточное партнерство. Но ее не послушали. Сейчас она лоббирует создание совместного с Россией комитета по политике и безопасности. Он видится ей в качестве многостороннего инструмента превентивной дипломатии, оперативного реагирования и урегулирования конфликтов, прежде всего, на постсоветском пространстве. В первую очередь – приднестровского. Хотя в Германии и понимают, насколько сложно будет переломить ситуацию. Ведь ни для кого не секрет, что замороженные конфликты Кремль в какой-то степени устраивают. Ни одну из стран ближнего зарубежья он не хотел бы отпускать в свободное плавание. Вместе с тем, ось Варшава-Берлин-Москва по большому счету – химера. Во-первых, в природе ее не существует. Предмета для обсуждения вообще нет. В-вторых, вне зависимости от интересов участников треугольника, она невозможна. Даже в виртуальном пространстве. Двое из участников принадлежат к Европейскому Союзу и должны подчиняться правилам игры, принятым в ЕС. А они подобные построения исключают. В-третьих, конструирование чего-то подобного будет вызывать эффект, прямо противоположный желаемому. Оно будет порождать настороженность в ЕС и ничто другое. Будет вызывать противодействие со стороны институтов ЕС и всех остальных государств-членов. Значит, действовать следовало бы как-то иначе. Вот если бы таких треугольников и четырехугольников или каких-то иных геометрических фигур было бы много, опять-таки с различной геометрией участия, тогда ситуация бы в корне поменялась. И все равно их ни в коем случае нельзя было бы противопоставлять ЕС и сотрудничеству, желательно самому тесному, в широких многосторонних рамках. Причем важно было бы отказаться от восприятия этого и других треугольников и иных геометрических фигур в качестве противовеса. Они смогут давать отдачу, только если их использовать для решения очень конкретных, заземленных, прикладных задач. Лозунг дня – ставить реалистичные цели, получать конкретные результаты и двигаться вперед, отталкиваясь от уже полученных достижений. Неудачи, пустота треугольников, разочарование, которую может вызвать кризис несбывшихся завышенных ожиданий, чреваты окатом в динамично развивающихся сейчас отношениях. Поэтому главное – чтобы будущее председательство обязательно играло по правилам ЕС, грамотно использовало процедуры ЕС, формально и неформально прорабатывало с остальными членами ЕС все свои инициативы и практические меры. Тогда и эффект от лоббирования интересов сближения между Россией и ЕС и отдельными его государствами-членами был бы максимальным. Но как бы отношения между Россией и ЕС ни развивались, от нахождения взаимовыгодных решений в области обеспечения безопасности на континенте им не уйти. Пока сталкиваются два концепта. Один – неделимой безопасности, продвигаемый Россией. Другой – экспансии евро-атлантических структур, за который ратуют ЕС и НАТО. На короткий срок установился некоторый баланс. Он связан с глобальным экономическим кризисом, разбродом внутри ЕС, неспособностью Восточной Европы самостоятельно решить свои проблемы, поражениями и потерями союзников в Ираке и в Афганистане, в целом на просторах Большого Ближнего Востока, дезориентацией членов наднациональных группировок. Но ситуация неустойчивого равновесия долго продолжаться не может. Поэтому критически важным становится способность к достижению договоренностей и их правовому оформлению и закреплению, которую должны продемонстрировать все – Россия, НАТО, ЕС и его государства-члены, третьи страны, прежде всего, Украина. Чтобы никто не испытывал дефицита безопасности. Чтобы каждый мог отыскать свое место в ее реформированной системе в Евразии. Чтобы все новые вызовы стабильности эффективно купировались. Финансовые, ресурсные, относящиеся к сфере применения как мягкой, так и жесткой силы, связанные с грядущими войнами за ресурсы, расползанием ОМП и т.д. В соответствии с требованиями и представлениями кооперативной безопасности. На путях повышения отдачи от работы абсолютно всех универсальных, региональных и многосторонних структур. Саммиты НАТО и с участием НАТО – шаг в правильном направлении. Но его недостаточно. У ЕС и НАТО как не было политики в отношении России, так и нет. Они не хотели институционализации сотрудничества с Россией в прошлом, не допустят ее и в будущем. За ним должны последовать меры практического характера. В ином случае угроза нового противостояния, когда тем или иным странам вновь придется делать нелегкий выбор, вновь станет реальностью. Что крайне нежелательно. На конференции рассматривались и многие другие самые острые и злободневные вопросы европейской и мировой повестки. Но уже приведенных суждений достаточно для того, чтобы составить себе представление о настроениях, господствовавших в экспертном сообществе по состоянию на конец завершившегося 2010 г. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России *1 О чем свидетельствуют итоги очередного саммита Россия-ЕС, состоявшегося в Брюсселе 7 декабря 2010 г. *2 Целая серия публикаций на это счет появилась в российских СМИ накануне и в ходе официального визита в Польшу Д.А.Медведева 6 декабря 2010 г. *3 Конференция «Председательство Польши в ЕС и перспективы Восточной политики ЕС», Санкт-Петербург, 25-26 ноября 2010 г. / Conference “Poland's EU Presidency and Prospects for the EU's Eastern Policy”, Saint Petersburg, 25th-26th November 2010. *4 Наряду с Центром международной и региональной политики (Санкт-Петербург), Представительством Фонда им. Конрада Аденауэра в России, посольством Республики Польша в России и Польским Институтом (Санкт-Петербург)/Center of International & Regional Policy (Saint Petersburg), Konrad Adenauer Stiftung Delegation in Russia, Embassy of the Republic of Poland in Russia, The Polish Institute (Saint Petersburg). №12(50), 2010
no image
Без перевода

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 65 Editorial by Michael Emerson: "Civil society in the Eastern Partnership" The second annual conference of the Civil Society Forum of the Eastern Partnership (EaP) took place in Berlin...

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня CEPS European Neighbourhood Watch. Issue 65 Editorial by Michael Emerson: "Civil society in the Eastern Partnership" The second annual conference of the Civil Society Forum of the Eastern Partnership (EaP) took place in Berlin on 18-19 November, hosted by the German Foreign Office, and with the active participation of Commissioner Stefan Fuele, German Foreign Minister Guido Westerwelle, and Czech and Polish state secretaries. About 250 participants gathered together, mainly from EaP states, but also from the EU. The six EaP states were all fully represented by civil society organisations, including Belarus which is not a full participant in the European Neighbourhood Policy. The Forum is now structured with a Steering Committee, and thematic Working Groups, which mirror the four official thematic platforms of the EaP for (1) democracy, (2) economics, (3) energy and (4) people. Each has developed sub-groups on more precise topics such as for visa liberalisation, human rights, energy and environment etc. In addition ‘National Platforms' have been set up in most states, bringing together around 50 to 100 organisations in each. The Steering Committee had proposed to the German Foreign Office to host the Forum to underline Berlin's commitment to the EU's Eastern policy, and was most appreciative that this was accepted, thus bringing its work into direct contact with policy makers. It is also excellent that the third Forum in 2011 will be in Poland, which has been one of the strongest promoters of the Eastern Partnership and will preside the EU Council of ministers in the second half of the year. To organize the Forum in the capitals of the EU member states increases its impact on European policy, which requires support in the governments of the member states. So this mechanism is up and running. But what does it really do, or what can it be expected to do? At the highest level this is meant to be one part of a transformative process, helping the EaP states move beyond the post-communist transition towards convergence on European standards – both for democracy, human rights and the rule of law, as well as more technical matters of economic regulation. In one word Europeanisation', but without the prospect of EU membership for the time being, notwithstanding the article in the treaty which makes any European democracy eligible to apply for membership – as Stefan Fuele reminded us. Even if the transformation has been making some progress overall, none of the countries is a full-fledged democracy, as the latest local election in Ukraine and parliamentary election in Azerbaijan have shown. There have been many studies on the dynamics of this possible Europeanisation, summarised under the words socialisation versus conditionality. The Civil Society Forum is obviously an exercise in socialisation rather than conditionality, since the carrot of accession is not on the table. The process of socialisation is supposed to be between the EaP states and the EU, with the norms and values of the EU as its foundations. Yet the EaP is also an exercise in intra-EaP socialisation. This becomes an interesting point when observing the wide spectrum of political regimes, from the more or less democratic to the authoritarian. By contrast, there is much less difference of opinion between the civil society organisations of these countries, which generally aim at regular European standards of civil liberties. For the European Commission in its dealings with the partner states there is still quite a lot of conditionality in the works. This is clearly so in the case of free trade negotiations (or for ‘Deep and Comprehensive Free Trade Agreements' – DCFTA – to use the official language). The argument goes that the EaP states should adopt big parts of the EU market regulatory acquis, and in the case of Georgia this has even been made a precondition for the opening of free trade negotiations. Here the Commission needs to consider more thoroughly the costs and benefits for the partner states of what it is demanding, remembering the experience of the new member states who would not have been able to adopt much of the acquis without the financial and political incentives of the accession package. A second example is seen in the conditions for scrapping short-term visas. Here Ukraine got all the conditions laid out in an Action Plan adopted at the EU-Ukraine summit on 22 November, amounting to a huge long-term justice and home affairs reform agenda: biometric passports, upgrade of border management, migration management, public order and security, judicial cooperation, fundamental rights within Ukraine. But lacking is the prospect of tangible short-term benefits. In these free trade and visa affairs the conditionality currently pushed by the Commission is certainly heavy. How heavy is best? These are issues properly to be debated at the Civil Society Forum. The full participation of Belarus in the Civil Society Forum stands in contrast with the sad fiasco of the EURONEST (standing for a parliamentary assembly of the European parliament and its counterparts in the Eastern neighbourhood), which was meant to be the European Parliament's part in the EaP process. The European Parliament sought to select the individuals who should come from Belarus, a condition that was unsurprisingly refused. Result: the EURONEST has not even begun. Civil society people in Berlin (from Belarus, other EaP states and the EU) felt that the European Parliament has got it badly wrong here, and maybe the issue could be revisited after the forthcoming Belarus elections if these show a modicum of correctness. Now that the Civil Society Forum is fully institutionalised it now has to move on to the next step, namely to focus on substantive issues more sharply. The vast range of civil society organisations in play makes this no easy task. The Berlin Forum addressed an excessive number of issues and the recommendations of the four working groups were generally lacking in operational precision, and have not yet been brought together as agreed conclusions of the Forum as a whole. The Steering Committee and national coordinators are aware of this, and have to decide how to improve the output. This will require adjustment to the methods of work and uses of the substantial budget that the Forum receives from the Commission (€635,000 in the current year). At present this is entirely spent on the logistics of bringing NGO representatives together, with no funds for the Steering Committee to commission policy oriented papers and no travel expenses for participants from EU countries. Attendance might for example be limited to 200 rather than 250 at the annual meeting, thus releasing resources for the Steering Committee and Working Groups to commission work on selected themes with a view to recommendations for the annual conference. Some precise recommendations on how to recalibrate the workings of the Civil Society Forum: 1/ In addition to the four thematic working groups there should be an overarching strategy tier to the activity, aiming at policy shaping on top level questions. An overall strengthening the mandate of the EU and EaP participants would facilitate their policy-shaping role, linking the tasks of transition and European cooperation. 2/ Output should consist of (a) monitoring and evaluation each year of a selection of projects and policy topics, (b) a final declaration adopted at the annual conference with policy recommendations, (c) representations to official meetings of the Eastern Partnership. 3/ The Steering Committee, together with the coordinators of the National Platforms and the four Working Groups, should develop this work during the year, and be entrusted with funds to make this possible. This Civil Society Forum could be really valuable. But it could also degenerate into just a very large and woolly conference circuit, and a very expensive one. The first Forum in 2009 was very preliminary yet still published a final declaration. This second Forum saw top level political participation in plenary sessions, but at working group and sub-group levels it was often lacking in focus and professional content. The third Forum has to strive to overcome the weaknesses. Michael EMERSON, CEPS Senior Research Fellow Полный текст в формате PDF №12(50), 2010
no image
УГОЛОК НАУКИ

Если уж быть совсем точным, не просто в наследственности, а в химической маркировке определенных пчелиных генов. Да-да, речь идет о пчелах. У этих насекомых гены идентичны, хотя судьба каждой особи может развиваться в двух направлениях. Крупная, долго живущая пчелиная матка...

Если уж быть совсем точным, не просто в наследственности, а в химической маркировке определенных пчелиных генов. Да-да, речь идет о пчелах. У этих насекомых гены идентичны, хотя судьба каждой особи может развиваться в двух направлениях. Крупная, долго живущая пчелиная матка занимается только воспроизводством потомства, нимало не заботясь о хлебе, вернее, меде насущном. Рабочая пчела, мелкая, но невероятно трудолюбивая, делает все необходимое для жизнеобеспечения роя – собирает нектар, создает и держит в порядке соты, ухаживает за потомством и так далее и тому подобное. При этом неустанные труженицы бесплодны. Немецкие ученые из гейдельбергского Центра онкологических исследований установили причину: все дело в том, что у матки и рабочей пчелы различная химическая маркировка 550 генов. Она-то и определяет, за каким занятием предстоит ей провести свою пчелиную жизнь. Словом, все дело в метиловых группах, не влияющих на последовательность сцепления «кирпичиков» ДНК. А вот поди ж ты! Как уж там пчелы это различают – непонятно, но пищевой рацион у будущих трудяг и маток изрядно отличается. Первые довольствуются исключительно пыльцой, вторым достается меню, богатое белками и жирами. И результат – налицо. Кстати, вы обратили внимание, что пчелиными делами заинтересовались онкологи? Почему? Все дело в том, что на основании исследований пчелиных генов они надеются сделать выводы о том, как развиваются раковые клетки, имеющие тот же геном, что и здоровые, однако приобретающие патологические свойства. №12(50), 2010
no image
УГОЛОК НАУКИ

С сенсационным заявлением выступил известный португальский историк Мануэл Роза: он утверждает, что Христофор Колумб был по происхождению поляком, и что в его жилах текла королевская кровь. Ученый, работающий в одном из американских университетов, опубликовал в Испании книгу «Колумб: нерассказанная история»....

С сенсационным заявлением выступил известный португальский историк Мануэл Роза: он утверждает, что Христофор Колумб был по происхождению поляком, и что в его жилах текла королевская кровь. Ученый, работающий в одном из американских университетов, опубликовал в Испании книгу «Колумб: нерассказанная история». В этой подробной биографии мореплавателя, открывшего Америку, он настаивает на том, что Колумб был сыном польского короля Владислава III. Автор, посвятивший знаменитости уже 20 лет исследований, подчеркивает, что, вопреки распространенному мнению, польский король не погиб в битве при Варне в 1444 году, а якобы был сослан на португальский остров Мадейру. Там он был известен по прозвищу Энрике-немец. Изгнанник женился на местной жительнице благородного происхождения. Их сын – будущий знаменитый мореплаватель – всю жизнь скрывал свое происхождение. За 15 лет до открытия Америки Колумб женился на даме высшего света Португалии, что в то время было возможно только в случае, если он принадлежал к знати. Эту гипотезу, по мнению историка, подтверждают широкие познания открывателя новых земель в области астрономии, географии и других наук. М.Роза уверен, что в течение вот уже 500 лет исследователи придерживаются глубоко ошибочного мнения, будто Колумб родился в итальянском городе Генуе. Он уверен, что эта версия возникла из-за попытки генуэзских однофамильцев присвоить себе славу и наследство мореплавателя. В доказательство своей гипотезы португальский историк попросил власти Польши предоставить ему образцы ДНК короля Владислава II, который мог быть дедом Колумба. Он похоронен в кафедральном соборе города Кракова. Ученый намерен сравнить их с ДНК сына мореплавателя, останки которого покоятся в кафедральном соборе испанской Севильи. До сих пор шесть стран – Италия, Испания, Греция, Португалия, Франция и Шотландия – доказывают, что Христофор Колумб родился именно на их территории. №12(50), 2010
no image
УГОЛОК НАУКИ

Очень печальная цифра: 750 тысяч жителей Австрии – статистически почти каждый десятый – страдает от остеопороза. Болезнь эта начинается совершенно незаметно, не вызывая болей. А финал бывает весьма тягостен, вплоть до переломов костей и суставов, приводящих к потере подвижности. Немудрено,...

Очень печальная цифра: 750 тысяч жителей Австрии – статистически почти каждый десятый – страдает от остеопороза. Болезнь эта начинается совершенно незаметно, не вызывая болей. А финал бывает весьма тягостен, вплоть до переломов костей и суставов, приводящих к потере подвижности. Немудрено, что Всемирная организация здравоохранения отнесла это заболевание к десятку самых опасных. Еще немного статистики: четыре из десяти женщин и два-три из десяти мужчин хотя бы раз в жизни получали перелом костей, вызванный остеопорозом. Причем, в значительном числе случаев эксперты утверждают, что чуть ли не в 50% – это заболевание у травмированного даже не устанавливается, а все диагностируется по принципу «шел по улице, упал, перелом, очнулся – гипс». И что же прикажете делать? Сотрудник Венского центра гериатрии доктор Клаус Хоэнштайн считает так: «Помимо приема нужных количеств витамина D и употребления продуктов, богатых кальцием, огромное значение имеют двигательная активность и регулярные тренировки. К примеру, девочки, с детства занимавшиеся спортом, на десять лишних лет сохраняют плотность костей. То есть в шестьдесят она у них такая же, как у пятидесятилетних. Это одна из мер предупреждения остеопороза». Для нынешнего поколения «компьютерных» детей, которые в принципе малоподвижны, в относительно ближайшем будущем это станет серьезной проблемой. «Чем меньше дети двигаются, тем в более критическом состоянии окажутся их кости, когда они достигнут среднего возраста, – считает К. Хоэнштайн. – А то, что упущено в юности, потом наверстать уже не удастся. И многочисленные медикаменты, разработанные для борьбы с остеопорозом, не восполнят непоправимых потерь, хотя и помогут поддержать здоровье». В самом деле, уже многие годы на рынке есть препараты, которые помогли и помогают миллионам людей во всем мире избежать переломов костей. Но и среди них, считает врач, не все то золото, что блестит. Есть исследования, которые показали, что при продолжительном приеме бисфосфонаты (так называются медикаменты этой группы) могут привести к атипичным переломам верхней трети бедренных костей. Да, это нечастое явление: скажем, в США из пяти миллионов пациентов, которым были выписаны рецепты на бисфосфонаты, такое случилось всего с тремястами. Но факт остается фактом. Тем не менее, это нисколько не отменяет положительный эффект применения этих лекарств. Президент австрийского Общества исследования костных заболеваний и обмена веществ, университетский профессор и главный врач венской клиники Милосердных сестер Хайнрих Реш настаивает на том, что эти лекарства многим помогли продлить активную жизнь. И это подтверждается многочисленными исследованиями, проводившимися по всему миру – от Швеции до Австралии. Но вот что касается комбинированного приема препаратов кальция и витамина D – для укрепления костей – то относительно этого в медицинском мире в последнее время не наблюдается единства. Скажем, профессор Майнрад Петерлик из Венского медицинского университета считает опасения в том, что такая терапия может повысить риск инфаркта миокарда сильно преувеличенными, поскольку исследований, однозначно подтверждающих наличие здесь причинно-следственной связи пока нет. А те, что есть, говорят скорее о возможности такого развития событий. В принципе, для пополнения запаса кальция в организме, по мнению профессора Петерлика достаточно увеличить количество молочных продуктов и твердых сыров в рационе. И сочетать это с приемом витамина D. А вот в исследованиях, подтверждающих благотворное влияние двигательной активности на состояние костей и даже на их упрочение, недостатка нет. Скажем, двухлетние наблюдения за группой женщин в возрасте между 40 и 60 годами показали, что регулярные правильно дозированные тренировки сделали их кости на 0,7% плотнее. А у тех, кто ленился это делать, вышеприведенный показатель упал за то же время на 2,3%. В группах, состоявших из мужчин, позитивный эффект физкультуры также заметно сказался. Итак: движение – это жизнь. Сказано очень давно, но от этого нисколько не утратило актуальности. Сергей ПЛЯСУНОВ №12(50), 2010
no image
УГОЛОК НАУКИ

Химикат под названием бисфенол А с 1 июня 2011 года запрещен для использования в производстве бутылочек для детского питания. Он сочтен представляющим опасность для здоровья, поскольку его попадание в организм может вызвать вредные последствия. Это решение принял комитет по продовольственным...

Химикат под названием бисфенол А с 1 июня 2011 года запрещен для использования в производстве бутылочек для детского питания. Он сочтен представляющим опасность для здоровья, поскольку его попадание в организм может вызвать вредные последствия. Это решение принял комитет по продовольственным продуктам, состоящий из экспертов, представляющих страны Союза. Вообще этот химикат содержится во многих изделиях: в DVD-дисках, в термобумаге, в пищевых упаковочных материалах. Его обвиняют в том, что он, якобы, может вызывать бесплодие у мужчин. Определенно доказано (испытаниями на животных), что он вызывает задержку развития мозга. Запрет на производство и импорт изделий для детей рассматривается в качестве первого шага. Александр ВАРВАРИН №12(50), 2010
no image
УГОЛОК НАУКИ

Марк Пост из Эйндховенского университета занимается тем, что выращивает мясо. В пробирке. Зачем? Чтобы накормить человечество? Или, как и положено настоящему ученому, удовлетворяет собственное любопытство за казенный счет? Наверное, нельзя списывать со счетов и то, что зоозащитная организация под названием...

Марк Пост из Эйндховенского университета занимается тем, что выращивает мясо. В пробирке. Зачем? Чтобы накормить человечество? Или, как и положено настоящему ученому, удовлетворяет собственное любопытство за казенный счет? Наверное, нельзя списывать со счетов и то, что зоозащитная организация под названием «Пета» пообещала миллион долларов тому, кто выведет на рынок первое искусственно выращенное мясо. Утверждается, что первым высказал сходную идею Уинстон Черчилль. Еще в 1932 году он предложил выращивать куриные грудки в лаборатории. Впрочем, вполне возможно, что этот известный любитель изящной словесности просто творчески позаимствовал замысел из научно-популярного романа Курда Лассвитца «На двух планетах», увидевшего свет в 1897 году. С аналогичными затеями носятся и экологически озабоченные европейцы и американцы: на долю животноводства приходится 18% выбросов в атмосферу двуокиси углерода – одного из главных пугал «потепленцев». Собственно, задача размножения клеток мышечной ткани сама по себе не представляется ученым сложной. Взять эти клетки у животного можно, не причинив ему при этом никакой боли. Затем остается их только размножить. Этим М.Пост и занимается уже пять лет, воссоздавая «ин витро» мускульную ткань свиньи. Так сказать, лабораторную свинину. Дело это, безусловно, кропотливое. Сперва надо приготовить нужную смесь клеток, потом обеспечить их рост. То, что в результате получится, мясом нельзя назвать даже в шутку. Так, тончайшая пленка, толщиной от 100 до 200 микрометров. Преграда в том, что для дальнейшего размножения клеткам необходим питательный раствор. Пока к хорошим результатам привело только использование свиной крови. Но исследователи хотят получить «чистый» результат и бьются над тем, чтобы подобрать альтернативу – подходящие грибы или водоросли. Вот тут-то мы и подходим к самому главному: как воссоздать собственно мышечную ткань, её текстуру, плотность, вкус, наконец. Клеточное месиво может быть сколь угодно питательным и даже полезным, но есть его люди согласятся только с жуткой голодухи или по принуждению. Похоже, до того чтобы выращивать сочные ромштексы или шницели дело дойдет еще не скоро, даже при наличии целой гаммы ароматизаторов, красителей. Даже о приближении к решению несравненно более простой задачи – созданию лабораторной колбасы – говорить еще рано. Производительность «мясоизготавливающих» чашек Петри пока остается микроскопической. В то же время она достаточна для того, чтобы можно было прикинуть экономический эффект затеи. Он тоже не сильно обнадеживает: искусственное мясо будет как минимум вдвое дороже полученного традиционным путем. Есть примерный ответ и на вопрос о том, захочет ли кто-нибудь есть это чудесное изделие. Опрос, проведенный в 2005 году в странах Европейского Союза, привел к таким результатам: 94% относятся к этой идее скептически, а 54% категорически отклоняют саму возможность употребления внутрь чего-либо подобного. Да, видно, кроме научных успехов, сторонникам такого деликатеса понадобится еще и проведение большой разъяснительной работы! Андрей ГОРЮХИН №12(50), 2010
Финансы & банки
no image
Экономика

Такого жители Лиссабона и других крупных португальских городов не видели более 20 лет. Накануне голосования в парламенте 26 ноября по вопросу принятия государственного бюджета на 2011 год, представленного правительством социалистической партии, страну парализовала всеобщая забастовка. По данным профсоюзов, в ней...

Такого жители Лиссабона и других крупных португальских городов не видели более 20 лет. Накануне голосования в парламенте 26 ноября по вопросу принятия государственного бюджета на 2011 год, представленного правительством социалистической партии, страну парализовала всеобщая забастовка. По данным профсоюзов, в ней участвовали более 3 миллионов человек, тогда как экономически активное население Португалии оценивается в 5,6 миллиона. Впервые с 1988 года два крупнейших профсоюзных объединения страны – одно, контролируемое Португальской компартией, и второе, находящееся под влиянием Португальской социалистической партии, объединили усилия, чтобы выразить массовый протест против исключительно жестких мер экономии, предусмотренных в проекте бюджета. Речь идет о сокращении зарплат государственных служащих и пенсий, увеличении НДС до 23%, уменьшении социальных выплат, росте безработицы до почти 11%… Правительство премьер-министра Жозе Сократеша предупреждало, что введение столь болезненных мер – единственный способ выкарабкаться из тяжелейшего финансового положения, когда дефицит госбюджета достиг 7,3% ВВП. Португальские власти настойчиво отвергают сравнение ситуации в своей стране с положением в Греции и Ирландии. Действительно, причины, приведшие эту пиренейскую страну в нынешнее состояние, заметно отличаются от греческих и ирландских. К тому же банковская система Португалии находится в относительном порядке. Но вот промышленность переживает небывалые трудности; ведущая отрасль экономики – производство одежды, обуви, мебели – в последние годы явно не выдержала натиска аналогичных более дешевых товаров из Китая и других азиатских стран. №12(50), 2010
no image
Экономика

На западной окраине Европы примостилась небольшая страна с богатой историей и культурой, ныне переживающая не лучшие времена: Португалия. Пресса и аналитики регулярно заносили её в чёрный список стран, откуда исходит угроза финансовой стабильности для всей зоны евро. Премьер-министр Жозе Луиш...

На западной окраине Европы примостилась небольшая страна с богатой историей и культурой, ныне переживающая не лучшие времена: Португалия. Пресса и аналитики регулярно заносили её в чёрный список стран, откуда исходит угроза финансовой стабильности для всей зоны евро. Премьер-министр Жозе Луиш Сократеш пообещал урезать бюджетный дефицит, достигший в прошлом году 9,3% ВВП, до 7,3% в текущем и затем до 4,6% в 2011 году. Однако есть все основания полагать, что обещание едва ли будет выполнено: за девять месяцев вместо того, чтобы усохнуть, дефицит распух на 2,3%, то есть на 12,7 миллиарда долларов, пишет «Нью-Йорк таймс». Газета попрекает правительство за то, что оно просчиталось, уповая на португальский «авось», и надеясь, что рынки сами по себе успокоятся. Португалия оказалась в долгу как в шелку. В отличие от Ирландии, где именно банки выдали «токсичные» кредиты, которые не имеют шансов вернуться, здесь само государство залезло в долги. Бывший главный финансист Антониу Ногейра Лейте, который сейчас преподает в столичном университете и одновременно консультирует оппозицию в лице партии социал-демократов, выводит приговор: это пример «абсолютной беспомощности при осуществлении контроля над госрасходами». У соседей, напротив, режим экономии дал неожиданно быстрый результат: в Испании за те же девять месяцев дефицит бюджета сократили на 42%, что похвально, поскольку речь идет о четвертой по величине экономике Евросоюза. А правительство Сократеша продолжало закачивать деньги в расширение и обновление инфраструктуры, в частности, в строительство новых дорог, и не инвестировало в те отрасли, которые могли бы обеспечить максимальную отдачу через рост производства и экспортной продукции. «Мы ходим по острию бритвы, – говорит Ногейра Лейте – У нас проблемы с нашей репутацией, проблемы с доверием к нам, проблемы с эффективным выполнением уже принятых решений». Намек прозрачен: как быть с взятыми на себя правительством обязательствами по наведению порядка в финансах? Потенциальные инвесторы выжидают, но вовсе не обязательно, полагает Криштина Казалинью, что они будут ждать бесконечно, предоставляя овертайм. Лично Казалинью считает, что «для правительства окно возможностей уже, видимо, захлопнулось». Потребуются жертвы, и немалые. Готовы ли к этому португальцы? Готовы, уверен Васко д'Орей, независимый экономист. По его утверждению, «если ясно объяснить причины и обозначить цель, то обычно мы принимаем необходимость принести жертвы». Тем не менее, процитировавшая его «Нью-Йорк таймс» отмечает тенденцию: после ирландского сигнала СОС именно Португалию всё чаще называют «слабым звеном» в еврозоне, и на неё смещается фокус внимания в ЕС. Есть ещё один неблагоприятный фактор, осложняющий выход из тупика, обозначенного двумя обстоятельствами: внешним долгом и низкими темпами роста. В сентябре 2009 года социалисты потеряли большинство в парламенте и были вынуждены войти в коалицию с правоцентристами. Ладить друг с другом у них не очень получается. Кабинет министров сотрясают споры и стычки, вызванные как принципиальными разногласиями, так и столкновениями амбициозных политиков. Следующие выборы не могут состояться ранее весны 2011 года. Выхода у партнеров, по сути, нет, кроме как мириться с этим браком по расчету и уповать на чудесное избавление. «Отличие от Ирландии состоит в том, что мы находимся в эпицентре не только финансового, но и политического кризиса, – говорит Рикарду Кошта, заместитель главного редактора газеты «Эшпрессу». – Ситуацию можно охарактеризовать словом «хрупкая». Остается только расшифровать, в чем заключается финансовый кризис: долг, висящий на шее Португалии, составляет 275 миллиардов долларов, а весь годовой ВВП – 232 миллиарда. Возможностей для маневра у правительства Сократеша мало, что заставляет скептиков регулярно прочить стране дефолт и повторение истории по уже обкатанной на Греции и Ирландии схеме. Вот только, не закончатся ли к этому моменту свободные для мобилизации средства у Евросоюза? Владимир МИХЕЕВ №12(50), 2010
no image
Экономика

Выход Исландии из трясины экономического кризиса оказался более быстрым, чем ожидалось. В третьем квартале 2010 года ВВП этой страны вырос на 1,2% – рост отмечен впервые за два года, после того, как это островное государство в северной части Атлантики одним...

Выход Исландии из трясины экономического кризиса оказался более быстрым, чем ожидалось. В третьем квартале 2010 года ВВП этой страны вырос на 1,2% – рост отмечен впервые за два года, после того, как это островное государство в северной части Атлантики одним из первых приняло на себя удар глобального спада. Тогда правительство этой страны приняло ряд мер жесткой экономии, равно как и страдающие от сходных проблем некоторые стран зоны евро. Однако в отличие от них оно не стало препятствовать банкротству ведущих банков страны и девальвации национальной денежной единицы – кроны, которая потеряла почти половину своей стоимости по отношению к доллару и 80% по отношению к евро. В результате исландский экспорт снова начал увеличиваться, а исландцы снова тратить деньги. По оценкам экспертов, уровень жизни в стране сейчас установился на уровне 2003 года. Однако возобновление экономического роста в Исландии не ожидается раньше 2011 года. №12(50), 2010
no image
Экономика

The Editorial Board decided that the modern crisis in Europe deserves our special attention. We have in mind the following ideas behind a series of articles about some of the most vivid aspects of contemporary crisis in Europe. First, the...

The Editorial Board decided that the modern crisis in Europe deserves our special attention. We have in mind the following ideas behind a series of articles about some of the most vivid aspects of contemporary crisis in Europe. First, the aftermath of crisis since the end of 2007 in the US and from the beginning of 2008 in Europe, did not leave much room for fundamental analysis in academic literature. Therefore, present publication is a kind of substitute for the lack of sufficient information on the crisis issues in the EU: the publication sheds some light on the essence and contradictions in tackling the crisis among the EU member states. Second, it is important to see how the EU's efforts originate and how they deal with different structural approaches to the revision of existing economic and financial instruments. The publication shows the EU remedy efforts through existing economic order in Europe while the debates are still going on as to the nature of the market economy and practical features of market fundamentalism. Finally, the publication is aimed at all those interested in the EU contemporary development; it can be used, we hope, by economists, lawyers and university students in European studies. A series of articles is prepared by prof. Eugene Eteris, our European correspondent. I. General introduction: the road to recovery The European Union, as well as several other regions in the world, has not been prepared for the financial crisis in the start and, consequently, the economic one too. Although a number of scientists casually warned the global community on the inherent threats in development since the start of the new century, these warnings did not end in practical political or economic decisions. As a result, the European region has been hit hardest by the crisis among other regions of the world with several countries being brought almost to collapse. There are several reasons behind the situation in which European community has become unable to be equipped for the crisis, which hit the region from political, economic and legal sides; below follows a short review of these sides. As to the political reasons, the EU authorities, during the last decade have been mostly preoccupied with the rounding-up the final stages of the complicated Lisbon Treaty to take effect (it finally entered into force in December 2009). Therefore, almost all EU political efforts were devoted to eliminate existing obstacles to the Treaty's ratification. Hence, the political decisions concerning the EU's political future in the age of globalisation did not attract the necessary political attention; besides a certain level of “political blindness” did present the common political ground for concerted actions on the world arena. However, the EU being a vital and important part of globalisation process, inevitably takes part in the world efforts to tackle the crisis: the European Council (as the collective EU “body”) and some member states (e.g. France, the UK, Germany, Italy) are trying to find an optimal compromise on a global level. Numerous G-8 and G-20 meetings during the years under the crisis time have shown that these political compromises are not easy to reach (the present review in the time span is limited to the November G-20 summit in South Korea in 2010). Politicians at the member state's level are more involved in national survival, rather that finding common denominations for common survival remedy. They are pretty much aware of the fact that the ways out of crisis start at home. Hence trends towards “national patriotism” and protectionism prevail. On the economic side, the EU leaders during last decade, generally in the work of the last two Commission's colleges (from 1999-2004 and from 2004 to February 2010), could hardly make any significant analysis of the block's economic development or its perspectives. Suffice it to say, the fundamental analytical reports on the EU's “common economic future”, e.g. Jacques de Larosiere (25 February 2009) or Mario Monti (9 May 2010) were commissioned after the crisis had already begun and hit hard the EU member states. Neither adequate nor prospective analysis of risk assessment and management (or financial services efficiency, to that end) deserved consolidated actions and attention from the EU leaders. Several “internal negative” factors have aggravated the situation, e.g. the EU member states' economic separatism and “national patriotism”, which precluded the optimal compromises on the way to the EU common economic policy. The necessary coordination was far behind the optimal, e.g. last meetings of the EU group of Broad Economic Policy Guidelines took place only in 2003 and 2005. The economic side of the crisis, alongside with the financial issues, is of course the most difficult in resolute salvation mechanisms. Finding optimal solutions and means need reassessment of such fundamental economic notions as e.g. the traditional role of state, the efficiency of existing economic models in Europe, the state of partnership between the public and private sectors in economy, and so on and so fourth. Some even argue that the EU does not have a genuine economic policy, “the EU task is to coordinate the national economic policies so that the policy decisions of one state do not have negative repercussions for the operation of the single market” (1). Economic imbalances across the EU are aggravated by the financial sector's problem in the region. And here again, finance and banking are the national domain; they are regulated nationally, rescued and “bailed-out” nationally. Most of the present problems are that of insufficient European co-ordination and lack of “common European denominator”; hence, the EU problems are far from becoming “burden-sharing”; they are the problems to be resolved by the national economists and politicians. As to the issues of legislation and regulation, they reflect all the dysfunctional legacies of the above-mentioned political and economic factors. Besides, the existence of national legislative regimes greatly tarnished the efficient regulatory measures, e.g. the legislative burden “from Brussels” is as voluminous as that of the member states. On top of this, the financial services' “freedom” has been the least developed aspect of the EU single market. Concerted actions on the Union's policy towards business in general and SMEs in particular started only “after the crisis”, somewhere around 2008. Only presently, the EU legislative efforts attracted the necessary attention as viable instruments in both the single market development and among the instruments to tackle the crisis and its aftermath. The main difficulty with the EU legal efforts to eradicate the crisis is Union's inherent inability to take resolute actions without a preliminary agreement with the member states. These agreements are not an easy thing to accomplish with another principle, i.e. conferral. Hence, the ultimate crisis remedy is, actually, in the hands of the EU's member states governments, which means that additional cooperation and coordination is needed in order to reach “European dimension” in common efforts. These – mainly three, as well as some other issues concerning the EU efforts in tackling the present economic and financial crisis – are dealt with in this publication. To sum-up, the main issues under analysis are: to show a general political and economic background on which the crisis occurred in Europe; to describe the EU recovery strategy and plans; to analyse existing and planned legislative and regulatory instruments to tackle the crisis; to analyse the reforms in the European financial sector, and to reveal some EU risk management strategies at Europe's critical period. 1. The crisis is far from over: an overview. The financial turmoil in Europe and elsewhere that started as a subprime crisis in the US in late-2007, has had impact on two developmental parts, i.e. financial sector (with the banking sector as its constituent part) and the real economy in the EU-27 member states. Policymakers and the general public are presently in the state of intensive deliberations and assessment of the existing economic structures, the political economy of reforms (in particular, in Latvia, Hungary, southern EU members, etc.) and the traditional paradigms of economic thinking (liberalism, monetarism, corporatism, etc.). All of these and other social-economic development concepts being quite acceptable and tolerable at “before-crisis” periods are subject presently to extensive re-evaluation and fundamental review. Economies in critical and “bad times”- as is in the EU at present- can show policymakers the ways future structural reforms will proceed; most of these reforms can be, in fact, clearly seen only at times of crisis. Management instruments chosen during critical periods can show what should be done: these efforts can often change traditional (and so far obsolete) economic thinking and theories, providing hints on the perspective reforms adopted for survival and further development. At different occasions, e.g. the G-7, G-8 and G-20 meetings during last two years in different continents, global leaders expressed numerous predictions about the extent of common efforts available to tackle the present crisis. A common denominator was a clear discontent with the unregulated capitalism, which makes people question its ultimate viability. Doubts concerning effective capitalist's practice seem to have widely affected Europeans leading positions in the dynamic world. However, neither politicians nor economists have suggested another development system to stick to (besides the “traditional capitalism”), i.e. all the rest proved even worse. It has to be mentioned somehow, that “European capitalism” is generally a different sort of capitalism; it is “social market capitalism”, as EU leaders constantly remind politicians. When the crisis broke out in the end of 2007, many European leaders believed that it would generally confine to the US borders, where it originated. Since then, as the crisis has spread, political leaders and finance ministers on both sides of the Atlantics revised several times already grim outlooks and predictions. As soon as the present global crisis have emerged initially in the form of a financial crisis, it seemed natural that the world would turn its attention to the economies' financial component, however with a sense of “capitalism crisis”. Thus, a global financial daily, London's Financial Times, FT started in March 2009 a series of articles with a notorious title “future of capitalism”; in numerous articles the FT staff and other noble participants explained their vision on the existing capitalist development “future” (2). Concerning the financial part of the crisis, the present EU recipes and conclusions aimed at the intensive regulatory approach; the question is still how deep it could be on the EU member states and European dimension. As to the capitalism's future, the recommendations are shifting towards “capitalism variety”, where financial sector (heavily regulated) and private companies (slightly regulated) subdue to the increased regulatory role of state and public authorities. This time, the role of state in economic development is regarded vital. After about three years of deliberations and some practical steps to overcome the crisis aftermath, the general picture of the European Union's economy and finances still seems highly complicated and unstable. On the economic side, there are such factors as high budget deficits and public debt ratios concerning GDP associated with subprime sovereign debt. There is a great risk that some states will not be able to repay down the debts, e.g. Greece, Spain and Portugal. Austerity measures seem to produce destabilizing effect on social and political situation adding little to self-correlated national recovery plans. Other states-in-crisis, like Ireland are fighting against bail-out pressures from the European Union (3), but in vain. On the political spectrum, the main EU issues are to increase financial stability; leadership in the EU and political will in the member states are involved in finding prospective directions for the EU's future. Numerous EU leaders' meetings and summits during last two-three years have shown that governments lack a common political commitment to safeguard the regional financial stability (as well as in the single currency zone). However, the common denominator was finally found, in particular, e.g. in May 2010, when an important rescue decision was taken to secure € 750 bln liquidity and guaranty funds for the weakest Union's members (including € 400 bn fund backed by the 16 members of the eurozone). The EU “crisis-rescue efforts” have been arranged around two main lines: first, the so-called “proper coordination” of the member states' economic development and, second, providing debt guarantee schemes for countries in crisis. To reach a proper coordination, the countries would require greater mutual interference into national economic development, as well as more fundamental approaches to “common European values” and priorities. The latter resulted in enormous spending cuts (which must be implemented!) by numerous EU members (the following are figures in euros), e.g. 32 bln for Greece, 15 bln for Spain, 10 bln for Germany (each year!), 13 bln for Italy, 8 bln for the UK, 7 bln for France and 3 bln for Denmark. In the eurozone alone debt guarantee schemes account for about € 440 bln (4). The austerity measures involved in such spending cuts cannot but create both the popular dissent and political tensions in the EU member state. Besides, the eurozone troubles endanger the European image at the international stage: FTSE's all-world index was reduced from 210 points to 177 just during two months (April-May 2010). The EU corporate bond issuance in 2010 followed the decline – from $59 bln in March to $29 bln in April and to $7 bln in May. Projected government debt in 2014 would be 146 % of GDP in Greece (97% in 2006), 90% of GDP in Spain (40% in 2006) and 82% of GDP in Germany in comparison to 68% in 2006 (5).  GDP per inhabitant in the EU member states shows an alarming disparity; based on first preliminary estimates for 2009, GDP per inhabitant (expressed in Purchasing Power Standards, PPS) varied from 41% to 268% of the EU-27 average. The figures are based on the latest GDP data for 2009 and the most recent PPPs available (6). For example, in Finland, France, Spain, Italy, Cyprus and Greece, GDP per inhabitant was within 10% of the EU-27 average. Ireland, the Netherlands, Austria, Sweden, Denmark, the United Kingdom, Germany and Belgium were between 15% and 35% above the average (the highest level of GDP per inhabitant was recorded in Luxembourg). Slovenia, the Czech Republic, Malta, Portugal and Slovakia were between 10% and 30% lower than the EU-27 average. Hungary, Estonia, Poland and Lithuania were between 30% and 50% lower, while Latvia, Romania and Bulgaria were between 50% and 60% below the EU-27 average. Table: GDP per inhabitant in selected EU states, in PPS (2009, EU-27 = 100) Luxembourg 268 Portugal 78 Ireland 131 Slovakia 72 Netherlands 130 Hungary 63 Austria 124 Estonia 62 Sweden 120 Poland 61 Denmark 117 Lithuania 53 United Kingdom 117 Latvia 49 Germany 116 Romania 45 Belgium 115 Bulgaria 41 Note: in bold are the countries with the highest and the lowest GDP per capita. Main arguments have been about whether the EU member states were ready to follow much tighter coordination of economic policies, which is most urgent for the eurozone states (the issue could affect Estonia from 2011). Some suggest strict measures to punish the states violating the Maastricht criteria (such as Germany and France); others would like to force those with large external surplus to assist rebalancing the EU economy (the UK). It is worth remembering that the big duo, i.e. Germany and France were, in fact, the first to violate the Growth and Stability Pact: the fact that underlines the divide between the national and European interests; however, these states are still the economic motors behind the EU economy. No wonder, that the global investors are often turning their backs to the euro. Because, when the EU agreed, for example, for a rescue package of €110 bln for Greece, the eurozone was partly bailing out its own banks (French, German, Italian, etc.), i.e. those involved in subsidizing development in Greece. Hopefully, not all the countries around the world have lost their interest in euro; e.g. Russian Federation, the third EU partner in trade, has about 40 per cent of its foreign currency reserves (which accounts for $460,7 bln in 2010) in common European currency. Quite remarkable, that Russian government did not try to make the EU situation worse by getting rid of “unstable euro” (7). In fact, the euro's history does not provide any ground for serious doubts in its firm and solid position, i.e. it is still regarded as “global reserve currency”. For example, at the time of euro introduction in January 1999, the parity rate was 1,183 (euro against the dollar, $ per €). Then, in January 2001, the exchange was the lowest in the history of currency relations – 0,942. Already in November 2003, the parity was 1,147, during 2007 (1,368) and in 2008 it was at 1,467 (with the highest ever level at 1,576 – in June 2008). During 2009 the exchange rate balanced between 1,359 in May and 1,425 in July. Euro against dollar during 2010 balanced between 1.45 in January to 1,227 in May 2010 and somewhere at 1,35 at the end of 2010. Thus, during the decade's history, the euro's ups and downs has ended at the level of its initial value, i.e. somewhere at 1,3 euro against the dollar. (8) Some researchers, analyzing the debt crisis in the EU (e.g. O. Hishow from the German Foundation for Science and Politics), argued that the EU member states might not reduce their debts significantly before 2025. The report's authors suggested the establishment of a rule that would assess the amount of debt “development” in the light of economic growth. According to the report, the European Commission should manage the control of debt and sanction the debtors (9). To counter the economic crisis the Council of the European Union adopted a regulation (1054/10, 3 June 2010) facilitating access to the EU's structural funds following the agreement reached with the European Parliament. The new regulation aims to guarantee the liquidity of the worst affected Member States in the crisis to improve the absorption of the funds with regard to certain operational programmes and to simplify the structural funds' management rules. MEPs of the European Parliament's Regional Development Committee declared that more flexible access to the EU's regional fund should help the regions that have been hit by the economic crisis recover more quickly. In addition, MEPs added that micro-loans and aid to SMEs, professional training, R&D and innovations, industrial and rural modernisation will work towards sustainable growth and employment. According to the Council Regulation (1054/10), Latvia, for example, will receive additional advance payments of € 52,8 mln, which is 4 per cent increase in ESF fund and 2 per cent in Cohesion Fund. Total for the three Baltic States additional advance payments will account to € 178,7 mln out of total 775,2 mln for 5 states, including also Hungary and Romania (10). It seems that though the global economy in general has been recovering after nearly three years since the first signs of economic collapse, numerous regions in the world are still combating with its negative outcomes. Thus in Europe, unprecedented monetary and fiscal response of its 27 member states, has shown, presently, extensive and coordinated efforts to tackle both the economic and financial sides of the crisis' aftermath. On the economic side, the coordinated efforts ended, generally, in the new EU-2020 strategy, though some extra measures were taken too. On the Council's level, the EU's full-time president, Herman Van Rompuy, since March to July 2010 headed a European task force on economic governance. The task force, consisting mainly of the member states' finance ministers, made various suggestions: tightening sanctions on countries breaking the EU fiscal rules, monitoring states' macroeconomic imbalances, such as, e.g. public and state budgets' deficits. Almost the same kind of analysis and consequential proposals the Commission suggested twice – on May 12 and on June 30, 2010. These efforts of the two most powerful – though independent- EU institutions provided for “parallel solutions”. On the financial side, it was the designed pan-European financial regulatory system. The EU-27 has committed to an integrated “single market” in financial services along the existing economic one (within the so-called “four basic freedoms”). The mentioned EU institutions – the Council and the Commission's – were supplemented by the ECB's analysis on economic governance with some of the member states' comments. The reason is that creating common financial market is a much more complicated task to accomplish. Thus, German and France are anxious to keep control over the Europe's economic development and governance. In this regard, the leaders of the two most powerful continental economies are often conflicting with the Commission, while making more active the position of Mr. Rampuy, the European Council's president coordinating the economic development among the EU-27 governments. Thus, the economic governance's issue in Europe was dominated by the Germany's chancellor (at least in the first half of 2010), and in association with France, in the second half. The “corrections” to the European financial sector, by a “gentlemen agreement” among the big EU powers, was generally left to the British financial center, the City. Hence, the new European Financial Stability Facility was established in London to the apparent dissatisfaction of other continental powers. The former EU commissioner Mario Monti, in his report to the Commission in May 2010, about the possibilities of the EU progressive development, made an important analysis of expected reforms. (11) “Stress test” for banks . In July 2010, the EU undertook an unprecedented step: 91 banks in more than 20 European countries were put under “stress test” aimed at restoring confidence in the EU financial system. On behalf of the EU, the test was conducted from the City in London, the home of the European Union's Committee of European Banking Supervision (CEBS). According to its Dutch-born secretary-general, Arnold Vossen, the number of banks and jurisdictions involved, the scenarios used and the risk factors taken into consideration, all that was done for the first time in the EU's financial history. There were several “tests”; one of the biggest “test” was the banks' balance sheet in response to crisis, so-called “tier one capital adequacy ratio” of 6,0 per cent – the minimum pass mark. Quite remarkable, that only 8 banks – less than 10 per cent- fail to stand the test; otherwise the EU banks showed a strong financial stability. The top ten EU banks with the tier one capital ration of 11,4 to 19,7 per cent were in eight countries: Spain (two banks), Hungary, Poland (two banks), the UK, Denmark (two banks), Netherlands, Finland and Luxembourg. Quite notable is that three countries under the loop were from the Baltic Sea region (12). CEBS from January 2011 will turn into European Banking Authority with about 50 staff, and quadrupling within the next two-three years. In future, the CEBS will be less coordinating but more controlling and “directing”, as more binding financial standards would emerge, acknowledged CEBS' secretary-general. As soon as most EU practical efforts to tackle the crisis dealt with changes in the EU financial sector, the attention will be devoted to recent steps in this sphere . Thus, already in September 2010, Commission's President revealed the perspectives for the long-expected changes in the EU financial sector. In fact, the EU-27 states have explored two approaches to the financial sector's revival: one, from governments and average people, another – from wizards at stock exchanges, banks and various financial institutions. These two different outlooks on the same issue portrait the problems incurred in the financial markets; they reflect the reality of Europe's growing economic interdependence. According to the Commission's President, the crisis has shown with dramatic clarity the consequences of member states' action (and inaction) in tackling threats of reckless macroeconomic policies, as well as regulators' overlooking risky new practices and traders irresponsible betting on ever-higher bonuses. The price of failure was paid by all the EU member states. The new regulatory approach represents the EU's response, which takes into account the member states' interdependence. Thus, the EU is delivering a fundamental overhaul of regulation, governance in Europe's economies and a holistic approach that allows stabilising, consolidating and reforming. The EU will take immediate actions to support banks, when the EU member states are struggling with sovereign debt; the EU actions would prevent a meltdown (13). The Commission is trying to fix the fundamental gaps and weaknesses in those regulation and supervision instruments, which were highlighted in the invaluable report by the group of experts headed by Jacques de Larosiere and delivered in 2009 at the Commission President's invitation. Many measures proposed by the Group, e.g. including those on credit rating agencies, protection of depositors, and improved bank capital – are already in place. Others, like rules on hedge funds and private equity, are awaiting final approval (14). Only after a year since its inception, the achievements in the Jacques de Larosiere's report and ideas for a new supervisory architecture for Europe are being realized.  Of particular interest are the EU efforts towards the Union's 2011 financial reform. As is known, from the beginning of 2011, the EU will have in place a European Systemic Risk Board and a European System of Supervision aimed at bringing together national supervisors with three new European supervisory authorities. These arrangements are the bedrock for the EU reform and setting up the global standard. The EU intends to use the potential of the new authorities to the full in order to complete the reform. The Commission promised to make outstanding proposals by spring 2011; the proposals are being prepared by the Commissioner Michel Barnier staff. Another key challenge is that of getting the right “financial rules” in place for dealing with systemically relevant institutions – those that are “too big to fail”. The Commission will set out a crisis management and resolution framework in October 2011. Next EU step is to ensure that the new prudential rules at international level agreed in Basel (so-called Basel II and Basel-III) are properly reflected in the EU member states' legal framework. The EU is conscious of the need to maintain this sector's international competitiveness with a view to strong European financial markets, competing fairly and winning on a global level playing field (15). Among some new EU proposals, are the ideas of sovereign debt crisis, which already in the start of 2010 exposed gaps and weaknesses in macroeconomic surveillance, in particular in the Stability and Growth Pact, which cannot continue in its present form; for example, the time has come to complete the EU monetary union with the economic union. Alongside regulatory reform, the EU urgently needs an overhaul in its economic governance tools. The Commission is making new proposals in these directions, which will be build on the consensus fostered in the Task Force, chaired by the President of the European Council. The idea is to better monitor and address imbalances, improve budgetary surveillance, look at government debt in a more sustained way, and give real teeth to the Stability and Growth Pact (mainly through EU-2020 Strategy (16). Greater stability at macroeconomic and market level is an essential foundation for the major structural changes needed in the EU economies. The EU-2020 Strategy is aimed at guiding Union's economy towards new sources of growth and cohesion, in order to achieve smart, sustainable and inclusive growth. Financial services are viewed as a positive contribution to stable growth. The Commission is expected to see growth in new seed funds, and private equity or venture capital funds. It needs to offer young, innovative companies alternative ways to raise capital. The EU is looking at releasing potentials of private investment through properly regulated retail products. With this in mind, the Commission intends to submit to the member states proposals for an innovation union at the very end of 2010. At the same time, the Commission does not intend to restrict the bankers or fund managers' activity; the EU's aim is a thriving and sustainable European financial services sector, e.g. in London, in Paris, in Frankfurt and beyond. Thus, the financial industry is engaged in a very positive activity, i.e. the broad direction of reform over the past months. But now bankers need to put money in the perspective directions. They are under pressure to show that the culture of excessive bonuses is over – not just for a few months but forever; the bankers have to prove that they can develop products that are sustainable and innovative, i.e. to put financial services back at the service of the economy. That also means that banking sector shall assist citizens through access to basic banking services, responsible lending, and transparency of bank fees. These are the Commission's priorities in the coming months. At the same time, it means making a fair contribution to cover the costs the sector has incurred for the taxpayer; the Commission will present ideas for taxing financial activities. In parallel, the Commission will continue to discuss a global financial transactions tax with international partners. Together with the EU member states and the other institutions, i.e. the European Parliament and the Council, the Commission is implementing balanced solutions to get Europe out of crisis and back to growth (17). In dealing with the roots of the crisis, there is a general belief that at the background of the present financial crisis was a crackdown in the US financial sector. Tough new regulations in Europe expected at the start of 2011 have frightened the big banks in the world (18). For example, Goldman Sachs' chief executive, Lloyd Blankfein, has voiced a clear warning that the bank could shift its operations from Europe if regulatory efforts on the industry become too tough from next year. Although he backed current moves to toughen bank regulations in efforts to ward off another financial crisis, he warned that the introduction of “mismatched regulation” in Europe would tempt banks to search out the cheapest, least intrusive global jurisdictions in which to operate (19). European region remains of vital importance to a number of US banks, e.g. Goldman Sachs, which has more than half of the bank's business now generated outside the US. Goldman carries unusual weight in financial world as the leader and most profitable investment bank. According to Mr. Blankfein, financial operations can be moved globally and capital can be accessed globally, as well; the comment, which can be seen as a warning to re-consider bank's operations in Europe. It has to be mentioned that the Basel Committee on Banking Supervision, the global regulatory oversight body, raised concern about the new European rules to toughen banks' capital and liquidity requirements. The rules could ban certain financial products or activities in times of market stress. More serious restrictions were introduced in the US financial market as well. The lobbying in the US has already done a lot to substantially watering down of the Dodd-Frank legislation. Hence, Goldman, like other big competitors such as JPMorgan Chase and Morgan Stanley, has already been forced to shut down or pare back some of their most profitable trading operations as a result of the US reforms. The uniform implementation of financial regulations and enforcement would create a level playing field in Europe based on fair competition rules. However, numerous gaps exist in the world of commerce and taxation that could be exploited to the detriment of fair competition, e.g. global financial players are ready to compete with “cooperative regions”. Thus, Goldman Sachs launched recently the biggest advertising campaign in its history in an attempt to improve its reputation with the US public by highlighting its role in job creation and economic growth (20). The US regulators have alleged Goldman of fraud; politicians attacked the firm in the media on its pay practices, close ties to governments and pervasive presence in capital markets. The bank has since settled the fraud case with the Securities and Exchange Commission, paying a record $ 550 mln fine without admitting any wrongdoing. The years 2008-09 have been the years of political consultations and deliberations on the ways the EU shall follow to eradicate the crisis' consequences. In 2010, the EU-27 managed to achieve a certain stability and growth after “mastering an uncommonly severe period of financial and monetary turbulence” (21). At the end of 2010, the crisis aftermath in Europe is far from being over: both in the euro-zone and in “regular” EU members the economic situation shows signs of concern. Several countries are dragging the EU economy back into the red: compared to the EU “economic rulebook” (max. 3% of budget deficit and 60% public debt) the corresponding figures are – in Ireland 14,4% and 65,5%, in Portugal – 9,3% and 76%, in Spain – 11% and 53%, in Greece – 15,4 and 127%, according to Eurostat 2009 account. E.g. Eurostat warns that Greece's 2010 budget deficit would be significantly higher than forecast. The EU governments opted for economic policies aimed at reduction in public budget and GDP's deficit. However, national situations are extremely different and contrasting: in some, e.g. Germany high economic and financial performance is recorded (the chef of Deutsche Bank since 2002, Josef Ackermann was named in 2010 the “European Bankman”), in others – great unemployment and the need for restructuring banking systems is evident, e.g. Ireland and the Baltic States. Important, though, it is that the EU “big states”, as well as the small ones, have demonstrated ability to define a joint ground to tackle the aftermath of the crisis. Prof. Eugene ETERIS, European Correspondent References 1. Borchardt K-D. The ABC of European Union law. – European Commission, Publishing Office, 2010. – P. 34. 2. See: www.ft.com/capitalism and other publications in the Financial Times during these years. 3. Ireland resists bail-out pressure // Financial Times, 15 November, 2010. – P.1 and 3. 4. See: material on “Integrating EU financial markets” – http://ec.europa.eu/economy_finance/eu/integrating/index_en.htm  5. See: Data from Thomson Reuters DataStream, IMF and Financial Times, 28 May 2010. 6. See: Eurostat Publication: STAT/10/91, 21 June 2010, First estimates for 2009. 7. See: EU-Russia Partnership, Rostov-on-Don, 30 May-1 June 2010. 8. Source: Thomson Reuters Database, IMF and Financial Times (June 1, July 15, 2010). 9. See: The debt crisis – reducing and preventing debt via new sustainability rules. Report of the German Foundation for Science and Politics, Berlin, June 2010. 10. See: Council of the European Union, Regulation 1054/10, 3 June 2010. 11. A new strategy for the single market. Report to the President of the European Commission by Mario Monti, 9 May 2010 (In particular, ch. 2.8, “The single market for capital and financial services”. – P. 61-63). 12. See: Enduring the stress of testing 91 banks. Interview with A.Vossen // Financial Times, 26 July 2010. – P. 14. 13. See: Driving European recovery – http://ec.europa.eu/financial-crisis/index_en.htm 14. See: The High-level group on financial supervision in the EU. Chaired by Jacques de Larosiere. – Brussels, 25 February 2009. – 86 pp. The report can be found at: http://ec.europa.eu/internal_market/finances/docs/de_larosiere_report_en.pdf 15. See: Masters B., Murphy M. Suspense over: bank reform // Financial Times, 19 August 2010. – P. 5. 16. See: http://ec.europa.eu/financial-crisis/index_en.htm and http://ec.europa.eu/economy_finance/sgp/index_en.htm 17. See: e.g., www.baltic-course.com, and information on Commission priorities, 29 September 2010. 18. See, e.g. http://www.baltic-course.com/eng/baltic_states/?doc=32120 19. See: Jenkins P., Murphy M . Goldman warns Europe on regulation // Financial Times, 29 September 2010. 20. See: Guerrera F., Farrell G. Goldman in ad blitz to repair reputation // Financial Times, 30 September 2010. 21. Fabre A. The Euro Area in Autumn 2010: Economic policies on a Razor Edge? – http://www.robert-schuman.eu/question_europe.php?num=qe-185 №12(50), 2010
no image
Экономика

(Part II) In the second part of the research analysis devoted to present crisis in Europe, the strategy steps and numerous plans are discussed taken by both the EU institutions and the member states. At the beginning of 2008, when...

(Part II) In the second part of the research analysis devoted to present crisis in Europe, the strategy steps and numerous plans are discussed taken by both the EU institutions and the member states. At the beginning of 2008, when the first imprints of the real-estate bubble's crush reached Europe, nobody could predict the enormous negative consequences for economic and financial sector in Europe. The EU bureaucracy, as a rule, follows the “reflective messages” from the member states; the latter could start feeling the crisis only from the mod-2008, at the earliest. Most of the EU member states started feeling “waves of the crisis” only at the end of 2008; there is a general half a year “lag-period” between the “happenings” in the US and their effects in Europe. The European Commission proposed in May 2010, a new plan to reinforce economic governance in Europe. Europe's economic recovery is seen through strengthening of the functioning of the Stability and Growth Pact and extending surveillance to macro-economic imbalances in the member states. The recent crises and the risk for the stability of the euro area have underlined the interdependence among EU economies and exposed the vulnerability of all its member states, in particular inside the euro area. Fiscal discipline, competitiveness gaps and private sector imbalances are also a matter of concern for the EU-27. These were the reasons behind a new plan for economic policy coordination across the block at the end of May. The need for “planed coordination”. The Commission's approach since January-February 2010 was aimed at aligning the member states' national budget and policy planning mechanisms among the EU-27 through the establishment of so-called "European Semester" in 2010 for economic policy coordination. The EU 27 member states would be involved in the early coordination at the European level as they prepare their national budgets and national reform programmes. In the medium-to-long term, the Commission intends to suggest a permanent crisis resolution mechanism. The Stability and Growth Pact, SGP as well as the new Lisbon Treaty (2009) establish rules and procedures for sound economic policy coordination among the EU-27; though the coordination was not sufficiently respected. The Commission was of the opinion that control mechanism was not efficient so far; besides, the EU lacked instruments to reduce sufficiently public debt in the member states. The Commission has been warning about the inherent threat for a long time; however, the build-up of macroeconomic imbalances was not appropriately addressed. In a number of member states, this translated into high current account deficits, large external indebtedness and high public debt levels, which are clearly above the 60% reference value set in the Treaty. Hence, the financial stability of the euro-zone as a whole has been put at risk (1). Tough economic decisions in early 2010. Eurogroup ministers, together with the ECB Governor Jean-Claude Trichet, Olli Rehn, Commissioner for Economic and Monetary Affairs and other EU Economic/Finance Ministers at their meeting in Brussels (6.02.2010) discussed regional economic situation and the latest developments in financial markets. The EU Ministers exchanged views on economic, financial and fiscal situation in Greece – in January 2010 the Greek government submitted the update of the stability programme to the Commission and the Council (2). The programme envisages reducing the general government budget deficit by 4 percentage points to 8,7 per cent of GDP in 2010, and correcting the excessive deficit in 2012. The programme contains a package of concrete fiscal consolidation measures for 2010, providing also the estimated quantification of each one of the measures included, as well as the timeframe of their adoption and implementation. In addition, it includes the broad lines of a number of structural reforms aimed at improving the budgetary framework and the efficiency of public spending, enhancing investment and improving the functioning of labour and product markets. EU surveillance mechanism. In view of the public finances deterioration in Greece and the external imbalances, the Commission – for the first time – applied an integrated approach to the national crisis using the enhanced surveillance mechanism. Therefore, the Commission recommended to the Council to adopt the following steps: - Adoption of the Greek Stability Programme for 2010-2013; - Taking a Decision following Art. 126(9), TFEU on the correction of the excessive deficit; and - Making a Recommendation under Art. 121(4), TFEU on structural reforms. The Commission recommends to the Council, under Art 121, TFEU that Greece adopt a comprehensive structural reform package with the following priorities: - increasing the effectiveness of the public administration, - stepping up pension and healthcare reform, - improving labour market functioning and the effectiveness of the wage bargaining system, - enhancing product market functioning and the business environment, and - maintaining banking and financial sector stability. Under the Commission recommendation for a Council decision (according to art. 126, p.9, TFEU), Greece is required to follow the adjustment path outlined in the 2010 stability programme in terms of nominal deficit, structural deficit and change in debt levels, as well as detailed measures for implementation. The recommendations include measures for 2010, whereby Greece should, as announced in the programme, stand ready to adopt additional measures to ensure that the adjustment path is followed. In the medium term, Greece is required to implement further adjustment measures of a permanent nature, continue with tax administration reforms and improve the budgetary framework. Continued monitoring. The Commission promised to continue monitoring the situation in Greece, in close contact with the President of the Eurogroup. Greece was required to submit a first report in mid March 2010, spelling out the implementation calendar of the measures to achieve the 2010 budgetary targets, standing also ready to adopt additional measures if needed. Following up a first orientation debate on the subject in January, the Eurogroup has had a discussion on the surveillance of competitiveness developments and imbalances within the euro area. In its report on the first 10 years of Economic and Monetary Union, the Commission concluded that macroeconomic surveillance needed to be broadened to include divergences in competitiveness and imbalances and the Eurogroup members endorsed this view (3). Implementation of the Stability and Growth Pact. As the economic and financial crisis takes its toll, the implementation of the Stability and Growth Pact (SGP) is guiding Member States to ensure that the budgetary impact is reversed, that excessive deficits are corrected and that fiscal policies are specified and subsequently implemented to achieve long-term fiscal sustainability. The SGP possesses the necessary flexibility to deal with current exceptional circumstances, while maintaining focus on the consolidation needed to prepare for the budgetary impact of ageing as well as the structural reforms required to enhance stability and growth potential. EDP particularly steps for Hungary, Latvia, Lithuania, Malta, Poland and Romania.  The EU made efforts to restructure prudential standards for “systematically important institutions”, i.e. most vital banks.  The member states' ministers reviewed the discussions on the regulation and the supervision of “Systemically Important Financial Institutions”, in the context of a) G-20 roadmap on the reform of financial regulation; b) the work of the Financial Stability Board, the Basel Committee on Banking Supervision at international level, the European Commission and the Economic and Financial Committee; and c) recent proposals of the US administration on financial control (4). Stronger governance. The Commission proposal in early 2010 was aimed at establishing stronger economic governance among the EU-27, i.e. to reinforce compliance with the rules and principles set out in the Lisbon Treaty and the SGP (especially for the euro-zone states) and to establish formal procedures to deal with macroeconomic imbalances that can jeopardize the functioning of the economic and monetary union (EMU). However, the problem was not the one for the euro-zone states only; the economic interdependence touches upon all EU members states, the economy of which are strongly interlinked through the single market. More than 60 per cent of block's trade occurs within the EU-27 market including cross-border trade and financial spillovers in the banking sector. The Lisbon Treaty provides numerous facilities for progress through a better and full use of the existing economic policy instruments, and through revised and new EU legislation. In particular, the TFEU's provisions on economic policy coordination enable the Union to develop new tools for reinforced economic governance in the euro-zone (art. 136, TFEU). The Commission's approach to recovering from the crisis is based on three pillars: reinforcing the Stability and Growth Pact's criteria; addressing macro-economic imbalances and divergences in competitiveness among the EU-27, and working towards a permanent and robust framework for crisis management. During the so-called European Semester, the member states would benefit from early coordination at the European level, when they prepare their national budgets and national reform programs. There is a difference between the surveillance for the EU as a whole and for the euro area specifically. The integrated surveillance cycle through the European Semester applies to all EU member states; as to the euro-zone, the Commission proposes to go further by including surveillance of macroeconomic and competitiveness developments, complementing the fiscal surveillance for all EU member states. Besides, the Greek sovereign debt crisis has also showed that a robust framework for crisis management for euro-zone is needed.. The Commission will seek the views of the member states and the European Parliament, and will bring forward legislative proposals at the end of 2010 and early 2011. Fiscal discipline. The Commission has underlined that the member states have not done enough in good times to reduce their public debt over the past decade. Furthermore, in some member states' budgets were built on the assumption that the additional revenues received during the boom were to be considered structural improvements in the underlying position rather than temporary additions due to exceptional conditions. During the crisis the deficits – both GDP and public – went up: they are expected to exceed 7% on average in Europe in 2010. On unchanged policies, debt ratios are projected to reach 84% in EU (88% for the euro-zone) in 2011. Large public debt weighs on economic growth and on a government's ability to run counter-cyclical policies when needed. The Commission's proposals for fiscal discipline include: to reinforce preventive budgetary surveillance in order to allow early detection and early action. This surveillance takes place mainly through the assessment of Stability and Convergence Programmes. This is the core of the preventive arm of the Stability and Growth Pact. for early detection, the Commission proposes an early peer review at EU level of the broad budgetary guidelines of each member state, thus informing their competent authorities of the European perspective and guidance before they adopt the national budgets. The approval of the Commission's proposals to reinforce Eurostat's mandate to audit national statistics is a prerequisite to ensure that the assessment is based on accurate data. the Commission proposes, for early actions, the possibility of imposing interest-bearing deposits on those member states which make insufficient progress to their Medium-Term-Objectives in good economic times, because of inadequate fiscal policies. as part of the strengthened preventive action, the Commission also encourages member states to integrate in their national law the Lisbon Treaty obligations on budgetary discipline (See Protocol Nr.12, TFUE), putting in place budgetary procedures that ensure compliance through legally binding instruments. when a member state goes off track, the corrective part of the Stability and Growth Pact kicks in through the Excessive Deficit Procedure (EDP). The EDP needs strengthening through, e.g. speeding up procedures, in particular for those in repeated breach; for instance, the initial steps of the procedure could be skipped for countries in repeated breach. more attention will be given to the debt criterion: member states with debt ratios above 60% of GDP should become subject to the EDP if the decline of debt in a given period falls short of an appropriate benchmark (see art. 126, TFUE). broader and more timely use of the EU budget to ensure compliance with the SGP should be considered. suspension of the Cohesion Fund is foreseen at a late stage in the EDP (according to art. 126, 8, TFUE). the Commission argued, that under the new Financial Perspectives for the EU budget, the establishment of fair, timely and effective incentives for compliance should be established. E.g., once the existence of an Excessive Deficit is established (art.126-6, TFUE), member states could be asked to redirect funds to improve the quality of their public finances, in particular reducing transfers and public consumption to favour investment. the EU's Cohesion policy could play a greater role, for instance by strengthening institutional capacity and efficiency of public administrations. The EU 5 th Cohesion Report will present corresponding proposals. In this regard, a more rigorous application of the existing suspension clause for Cohesion Fund commitments should be pursued in case of SGP's current violations (5). It is notable, that the Council Regulation (EC) No 1084/2006 specifies that the “suspension clause” can be explored in the following cases (art. 4,a): “If the Council has decided in accordance with Article 104(6) of the Treaty, that: a) excessive government deficit exists in a beneficiary Member State, and if it has established in accordance with Article 104(8) of the Treaty; that b) the Member State concerned has not taken effective action in response to a Council recommendation made under Article 104(7) of the Treaty”. In this occasion, the Council may decide to suspend either the totality or part of the commitments from the Cohesion Fund for the member sate concerned with effect from 1 January of the year following the decision to suspend. The peer review by the Commission would fully respect the prerogatives of the member states and national parliaments' decisions. That would safeguard the EU governance and national sovereignty. On another hand, it would provide information and guidance for the preparation of the national budgets in the following year. These steps are about informing the Commission and ensuring that national budgets are consistent with the European “economic dimension”, so that the stability of other EU member states are not at risk. Those member states, which follow the SGP rules and implement the EU budgetary discipline, can be regarded as examples for other EU partners. They can share their experience with others in the peer review, and thus contributing to safeguard the Union's financial stability. The competitiveness and macroeconomic imbalances. The accumulation of large and persistent imbalances among euro-area member states potentially undermines the cohesion of the euro area and hampers the functioning of EMU. During the first decade of the euro, the euro area has seen steady divergence in the current account and competitiveness positions of its member states. Some euro-zone countries have accumulated large current account deficits and experienced large losses in competitiveness. These trends were associated with a misallocation of capital and labour, unsustainable accumulation of debt and housing bubbles. Other Member States accumulated large current account surpluses reflecting persistent weakness in private sector demand. The Commission proposes a broader economic surveillance framework for the euro-zone states. This surveillance should go beyond the budgetary dimension to address also other macro-economic imbalances such as competitiveness developments and underlying structural challenges. Taking into account deep economic and financial interdependence within the euro area and their impact on the single currency, the Commission, in its EU-2020 strategy, called for the development of a specific policy framework for the euro-zone to tackle broader macroeconomic imbalances. The European Council subsequently asked the Commission to present proposals for strengthening coordination within the euro-zone states. Depending on the situation of the member state concerned, the recommendations could address the functioning of labour, product and services markets, in line with the Broad Economic Policy and Employment Guidelines. They could also cover macro-prudential aspects to prevent or curb excessive credit growth or excessive asset price development, in line with the future European Systemic Risk Board analysis. The European Semester: 2010. The Commission proposed in its EU-2020 strategy to do the assessment of the structural and fiscal policies of member states in parallel. The European Semester's idea was to establish an integrated surveillance cycle, allowing such synchronized assessment to take place in an efficient and effective manner. The process would be as follows: It would start in 2010 with a horizontal review under which the European Council, based on input from the Commission, would discuss the main economic challenges for the EU and the euro area in view of giving strategic guidance. The results of this discussion would be taken into account by member states when preparing their Stability and Convergence Programs (SCP) and their National Reform Programs (NRP). The EU-27 member states are encouraged to involve their national parliaments in full respect with national rules and procedures before submission to the Commission. The SCP and NRP would be issued simultaneously. This means submission of the SCP should take place in the first half of the year instead of towards the end of the year. The Council, based on the Commission's assessment, would subsequently provide assessment and guidance, at a time when budgetary decisions are still in a preparatory phase at national level. The results of such ex-ante budgetary and economic surveillance at the EU level would allow the competent national authorities to be informed of the European perspective and guidance, enabling them to take more informed decisions under their national rules and procedures. EU's framework for crisis management. Recent events in the developing of the crisis have shown that: the financial distress can threaten the macroeconomic stability of the euro-zone and the whole EU-27 alike; the best part of a crisis mechanism is fiscal discipline, as well as tackling imbalances before they occur, i.e. providing the optimal predictions; however, if the crisis returns, corrective actions are needed to avoid the negative implications; in case the corrective actions are not enough, additional measures shall be implemented. Thus, building on the temporary European stabilization mechanism approved by the ECOFIN meeting on 9 May 2010, the Commission intends in 2011 to suggest the creation of a permanent crisis resolution mechanism, which will be accompanied by a detailed and demanding programme of the EU economic policy coordination. European rescue plan: loans and guarantees. For the first time since the European member states have been involved in measures to tackle the financial crisis in late 2007, the EU agreed on a gigantic package of loans and guarantees in mid-2010. European and global business and market managers have long been trying to find a consolidated answer to the EU-27 ability (mostly that of the eurozone's countries) to honour their financial obligations. Traders generally were skeptical of the eurozone group to find common ground and political will to assist EU's southern neighbours out of the crisis: “for the first time since the onslaught of the financial crisis, the EU leaders were one step ahead of markets, rather than trailing behind them” (6). After extensive negotiations between the EU-27 finance ministers, heads of the national central banks and IMF's representatives, a new rescue plan was finally adopted. The agreement was actually about a “rescue package” consisting of loans and guarantees of about € 750 bln (about a trillion US dollars, i.e. 936 bln on the then rate of exchange at that time). The final declaration about the package was announced at the World Economic Forum for Europe (10-11 May, 2010). Three main components. The agreed loan and guarantee package consists of the European efforts (of € 500 bln) and the IMF assistance of € 250 bln. However, the whole “package” can be assessed on three rescue directions: First, with a € 500 bln package of loans and guarantees for the next 3 years. the EU leaders pushed new impetus into the eurozone rulebook; Second, greater austerity measures are expected in both the eurozone states and other EU members, and Third, the European Central Bank has agreed on various financial security instruments to assist the “package” implementation and buy governments' sovereign bonds to address security issues. In addition, all European Union governments are backing a € 60 bln extension of an existing balance-of-payments facility that has so far benefited non-euro countries – Hungary, Latvia, and Romania. That means that this “specific facility” will be increased to € 110 bln (7). Hard choice. It is not for the first time that  the European economic and financial integration faced hard times: e.g., the EU's exchange rate mechanism was threatened already in 1992-93 and was rescued by widening the currency fluctuation limits. In order to avoid such incidents, the decision was reached to introduce euro in 1999. The history of European integration has been sometimes under very strong pressures; however the governments made some hard choices at the right moment. The EU member states were deemed to act in accord in order to escape from a major blow to the euro; this was the main reason behind the EU governments' acceptance of the rescue plan. The € 750 bln plan's success will rest largely on the ability of the EU-27 governments to persuade citizens that painful austerity programmes and economic reforms are both the price for the eurozone membership and the safest long-term guarantee of prosperity. At the heart of the plan is a compromise under which financial aid will be extended to the EU “problematic countries” under conditions that they undertake rigorous efforts to restore fiscal discipline. The Commission intends to strengthen mutual surveillance of eurozone national budgets in order to address a growing European problem, i.e. the widening gap in competitiveness between Germany, France and the UK and countries with low productivity such as Greece, Italy, Portugal and Spain. This proposal is based on an idea of a “grand bargain” under which France, Germany and others would accept the single market's expansion in the services sector, energy and the digital economy, while the UK and its allies would accept a greater degree of tax policy co-operation. The implementation will depend on whether the EU-27 governments would approve the Commission's recommendations at the end of 2010. Economic problems. The roots of the first critical economic recession in Europe and its monetary union being the worst in 80 years lie in the unresolved differences between France and Germany over how to manage a monetary union of which they were the main partners from the start. The outcome was a created toxic mismatch of high debt and slow growth that hampered growth in Europe's southern states (8). The Commission's measures in 2009-10 in reinforcing the European integration have consisted of two main elements. The first, a joint guarantee by eurozone governments for a special “rescue fund” of € 440bn for liquidity loans (in 2010); the one that been offered to Greece. This “guarantee fund” supplemented the International Monetary Fund with the strict IMF-set conditions attached. With the accumulated financial support of € 750bn, the EU intends to escape the crisis' spreading to other member states and inspire the markets. The second step was the European Central Bank's decision to buy governments sovereign bonds “to address malfunctioning securities markets”, the step aimed at reducing pressure from eurozone states and tolerate bond markets. Both measures show the EU's determination to reduce crisis' negative effects, rather than to eliminate its causes; however, these measures raised the economic and political risks to new heights. The fact was that economic dangers did not disappear overnight: loans and guarantees could reduce the immediate risks to sovereign funds, but not for long. Some say that the total gross borrowing needs by eurozone countries exceed € 1,000 bln in 2010. Besides, the liquidity does not equal solvency: buying vulnerable states time to rein in shaky finances does not automatically cut deficits nor stabilise debts, argued the FT's European correspondent in Brussels (9). The economic problems are deeply rooted in moral hazard for sovereign borrowers and in the banking sector. Experts are of the opinion that unless the “financial industry” is radically reformed, the taxpayers will be hesitant to be involved in the rescue. As to the political connection, there is a real danger that a euro member's failure to pay its debts will increase instability in other ECB's members and incur losses that can only be covered by fiscal transfers or money printing. Strict surveillance and ECB independence, according to the Stability and Growth Pact, was meant to make the worst impossible to happen; unfortunately, both requirements have been undermined, as T. Barber argued. The EU's idea of “pooling more sovereignty” must be balanced against the member states' ability to take responsible sovereign decisions for sustainable economic policies. The common currency rules have been always ill designed, practically and in terms of growth and stability. Hence, the Commission intends to reduce risk-taking: the conditions for loans and guarantees must be made clearer, so that a government that is truly unable or unwilling to pay must be traced in advance. Capitalism's future as an economic system: German's view. The current crisis is apparently sweeping aside many established ideas of how societies should run their economies. In Germany, the crisis has both shown the worst recession in postwar history and pictured the end of the financial system as is commonly known. The US way to approach crisis has shown (in the era of Alan Greenspan, former US Federal Reserve chairman) the appearance of a new economic paradigm. Some have called for the renaissance of state-monopoly capitalism, labeled “new capitalism”. German economics minister argued that the crisis could change drastically the financial sector, with enormous risks for society. He said that “we already have the conceptual approach we need to set up intelligent rules to which all market actors have to adhere and that will foster transparency, credibility and trust. We know how to pursue stability-orientated monetary policies. We need to revive a culture of stability and responsibility in business. Individual incentives should reward long-term success, prevent short-term excesses and punish inordinate risk-taking” (10). The minister pointed out that in sticking to rules on competition, state aid and trade social systems should shield market participants from the market negative consequences, though not at the expense of market flexibility. These principles are the leitmotifs of the social market economy model on which both the EU economic structures are built and Germany's economic development, in particular. It is imperative that in both short-term crisis management and long-term decisions the policymakers, bankers, investors and voters understand clearly what went wrong with the European and world economy, argued German minister. Some elements of the build-up of the housing and financial bubbles have been clearly seen long ago: e.g. loose monetary policy; the wrong kind of incentive in the housing markets; a lack of regulation of financial institutions, which allowed the creation of a shadow banking system; inadequate incentive and risk-management systems within banks; and a failure of rating agencies and of financial market supervision. Some have also referred to the bankers' breathless search for profits, the euphoria of a new, “risk-free” financial world and lack of understanding of the new financial instruments. Preventing a recurrence of the serious systemic risks that arise from these inherently human phenomena requires rules that –in order to be effective- set strong and clear incentives. Coherent approach. The EU tried to focus on measures that enhance long-term growth and maintain fiscal responsibility. The German stimulus packages – the biggest in the European Union – have thus combined additional government spending on infrastructure with reductions in taxes and social security contributions. At the same time, the federal government has agreed to a tightening of its deficit rule, enshrined in the constitution, in order to guarantee the long-term sustainability of public finances. In the mentioned measures, the EU wanted to avoid that the crisis would be a cover-up for ad-hoc protectionism and interventionism. Therefore, all stimulus measures at the national level should be at least non-discriminatory and rule based. Thus, European competition rules as an integral part of the European economic integration have served EU and the member states well for the 50 years. It is now all the more important to strike the right balance between sticking to the rules and necessary flexibility. Intervention as a last resort on the basis of systemic risk and public control must be restricted to the financial sector. Since the governments usually lacks the necessary expertise and personnel to run companies on a large scale, policymakers should work on exit strategies before intervening. Boom-and-bust cycles are inherent in market economies and cannot be prevented completely, argued the German economy minister. EU governments now need to work on reducing systemic risk in the financial sector without unnecessarily restraining financial innovation. One way would be to take account of the global economic dimension of the crisis hitting the financial sector. The other way is to reform rules and establish new ones for the sector. The German minister undrlined three principles which should guide the financial recovery, in the first place: first, risk management within banks and risk supervision by rating agencies and financial authorities must be strengthened on a global level to prevent the build-up of systemic risk; second, to prevent an increase in moral hazard there must be a blueprint for the treatment of failing systemically relevant banks that ensures that it is the management and shareholders who are held most accountable; third, rules made in future must attempt to cover all systemic actors in the financial sector and to avoid regulatory gaps. Economic crises usually polarise the political debate. Using taxpayers' money to save financial institutions whose bankers receive bonuses while letting victims of the crisis fail in the real economy will be challenging for politicians to explain. Explaining econ­omic policy, finding credible long-term solutions and providing equal econ­omic opportunities for citizens are preconditions for a good future for market economies in all four economic models in Europe, including the continental European and Anglo-Saxon versions (11). European stabilisation machanisms: national problems. The present crisis has two sides – the economic and the financial: the former hit almost all European states, the latter – mostly the euro-zone countries. Over the past decade, the euro-zone has facilitated one of the largest moral hazard schemes of all time; until mid-May 2010, this operated at two levels. Spain and Ireland built huge banking systems, drawn into a property bubble – but really based on the rules of the eurozone, which implicitly underwrite its commercial banks without adequate supervision. Portugal and Greece ran old-fashioned out-of-control fiscal deficits, financed by bank lending – with all the debt available to use as collateral for short-term borrowing (“repo”) at the European Central Bank; and underwritten by implicit too-big-to-fail guarantees, which became explicit in May 2010. The Italians fall into a less extreme category, but they are also in the line of fire due to a mix of imprudent banking and wishful budget thinking (12). European banks, too, were happy to participate in this policy delusion: numerous government decisions were “almost no capital required” and “freely available to use for repo” at the ECB. On top of all this, the eurozone leaders threw everything they had in liquidity terms at the problem, with the US approval, the International Monetary Fund's rescue too. The market applauded initially, but then it started to calculate on the underlying fiscal solvency. Greece has become a complete fiscal disaster. Under the new IMF programme, Greece needs to eliminate its debt problem soon. Greece's debt/gross domestic product ratio will be 145 per cent of GDP at the end of 2011. Using more realistic growth figures – e.g., with GDP down 12 per cent to the end of 2011 – then the debt/GDP ratio may hit 155 per cent. At that level, with a 5 per cent real interest rate and no growth, it needs a mind-boggling primary surplus of 8 per cent of GDP to keep the debt/GDP ratio stable. Portugal is almost as bad. Just to keep its debt stock constant and pay interest on its debt at an optimistic 5 per cent, it needs to run a primary surplus of 5.4 per cent of GDP by 2012. With a planned primary deficit of 5 per cent of GDP this year, it needs roughly 10 per cent of GDP in fiscal tightening. It is near-impossible to do this in a fixed exchange rate regime without massive unemployment. Ireland is held up as a model to suggest that this is feasible – but despite their austerity, even the perpetually optimistic European Commission thinks the Irish budget deficit will be close to 11.7 per cent of GDP in 2010 and 12 per cent in 2011. Former “miracle in global growth”, so-called Celtic tiger, it is expected to knock on the door of the European Stabilisation Mechanism. In fact, the situation has become worse in November 2010, when Ireland started working with IMF and ECB to find a solution to country's debt-laden banking system. The problematic banking sector is closely connected to other spheres in country's development, mainly construction “bubble”. (13). Hungary and Latvian situation is different; the countries were offered loans in size of 11,5 and 7,5 bln euros. However, on the list of top 10 EU banks a year ago was one Hungarian (OTP Bank) with 13,8% tier one capital ratio at the end of 2009 and 16,2% at the end of 2011 (expected). Risks. The EU governments have the greatest incentive to default when they are running a balanced primary budget (i.e., after substantial budget cuts) and still have large government debt outstanding. The incentive structure means they will postpone a decision to default that would otherwise be rational now. Given the incentive problems in the eurozone, it is no wonder more nations want to join – the requirement is just to appear prudent for a few years. Nations with profligate governments or weak financial systems have a bonanza; overall, this system encourages a “race to the bottom” – led by governments in smaller countries, which relax fiscal and credit standards to win re-election (or just to enjoy a boom). They borrowed funds from the (unnaturally) less profligate in the eurozone. The Germans were austere; the periphery enjoyed the boom. Now we have moved past the boom, and someone in Greece, Portugal, Spain, Ireland and perhaps Italy has to repay something – or at least stop borrowing without constraint. External financial support only makes sense if combined with reforms to eurozone incentives. Recent decisions jammed open the ECB credit window and send a clear message to creditors: you can again lend to the profligate without risk. Such emergency measures actually further undermine any government's willingness to address its solvency issues. This can now go two ways: eurozone countries cede substantial sovereignty over fiscal policy (such as over budget deficits) and create a single strong bank regulator; or they let a system persist that creates another global “doomsday machine”, perpetuating boom-bust-bailout cycles. In the first scenario, countries such as Greece eventually default. In the second, Europe further accumulates interconnected debt – until the eurozone more broadly “defaults”, either through repudiation or inflation. Most of the EU member states are living beyond its means, argued European economists. Government deficits are out of control and public-sector debt is rising. Greece's financial crisis was an extreme example of a broader EU problem. Investors have been looking nervously at debt-levels and budget deficits in Spain, Portugal and Ireland for months. But even Europe's big four – Britain, France, Italy and Germany – are hardly immune from these problems. Thus, Italy's public debt is about 115 per cent of GDP; some 20 per cent of this needs to be rolled over during the course of 2010. Britain is currently running a budget-deficit of nearly 12 per cent of GDP, one of the largest in Europe. George Osborne, the new UK's Chancellor of the Exchequer described Britain's official economic forecasts as a “ work of fiction ”. The French government has not produced a balanced budget for more than 30 years. And one of the reasons for the deep bitterness in Germany at bailing out Greece, is the knowledge that Germany is already struggling to balance its own problems. Citizens of Latvia and Ireland have already swallowed actual cuts in wages and pensions. But these are both countries that have experienced real poverty in living memory, followed by massive and unsustainable booms; the last years have been terrible for these states (14). R iots on the streets in Greece and other EU capitals illustrate, that not all Europeans will react peacefully to deep cuts in spending. Many have come to regard early retirement, free public healthcare and generous unemployment benefits, as fundamental rights. Strange enough, they stopped asking, a long time ago, how these things were paid for. It is this sense of entitlement that makes reform so difficult. As the recent elections in some EU states have illustrated, politicians are extremely reluctant to confront voters with the harsh choices that need to be made. The EU leaders are of the opinion that if Europeans do not accept austerity now, they will eventually face something far more shocking – sovereign debt-defaults and collapsing banks. European unity. The growth in the size and power of the EU has produced among people a dangerous sense of complacency. For the countries of southern and central Europe – who joined later than the inner core – the “Brussels-center” was regarded as the ultimate insurance policy. Once they were inside the EU, it was felt that conflicts, dictatorship and poverty were all in the past. Everybody could aspire to the relatively comfortable, stable lives and for many years, it worked beautifully: living standards were increasingly climbing up… In recent years, European unity has also been marketed as an insurance policy for the EU members, e.g. both President Sarkozy of France and Angela Merkel, the German chancellor, speak of a Europe that “protects”. The idea was that the EU with 27 nations was large enough to protect a unique European social model from the uncertainties of globalisation. At the most fundamental level, the EU does indeed protect its members; Europeans no longer fear foreign invasions, through they start fearing foreign investors as Europe's future and “specific lifestyle” has depended on the supply of credits. The recent bailout essentially extends one massive credit-line to those European governments that really need it. But, it is felt presently that the social costs of these credit-lines will produce a sharp increase in political tensions within the EU. For example, in Greece there is much talk about the loss of national sovereignty, while in Germany – bitter talk about the costs of bailing out feckless southern Europeans. Another “truth” that Europeans have discovered was that the “European project” provides no protection against the harshness of the outside world. Unless the EU makes right steps in rights direction, things can still go badly wrong. Historic decision: rescue plan for euro-zone. At the EU's eurozone summits in May and September 2010, the Commission's president formulated main aspects of the important package for the stability of the euro-zone currency. The Commission reassured its members that the EU will do whatever is necessary to defend the stability of euro, the EU common currency. The Commission's steps are based on the proposal to create a mechanism to assist euro-area member states with loans guaranteed by the EU budget. In addition, it provides assistance guaranteed by participating Member States.  The total amount of approximately € 500 bln is unprecedented in its scale and should be seen in conjunction with the measures taken by the ECB and the IMF. There is the commitment of the IMF to come to a participation of around half of what the EU member states agreed to contribute; this agreement will ensure that any attempt to weaken the stability of euro will fail. The decision has shown the determination of the whole EU to stand behind any of its member states when they are seriously threatened with severe difficulties caused by exceptional circumstances beyond their control. The decision, however, is not only about assistance, it is also about further efforts of fiscal consolidation and of a combination of budgetary efforts by countries under pressure and assistance by the others as a “consolidation pact” for the euro-zone states. Perspective Commission's actions. The Commission has long been making efforts for reinforced EU's economic governance: for many years, the EU leaders postulated adequate measures to coordinate the monetary union with closer economic development in coordinated Europe. The Commission is working on reinforcing both the economic governance and the compliance with the Stability and Growth Pact. The idea is to broaden surveillance of macroeconomic imbalances and reinforce regional competitiveness in view of a permanent crisis management mechanism in accordance with the Lisbon Treaty. The treaty's chapter on exceptional circumstances in economic development allows “the Union financial assistance to the member states” (art. 122, TFEU). The Commission's president acknowledged the need for a “stronger union in economic policy”, a stronger compliance by the member states with policies and rules agreed at the Union level. The Commission underlines that the main lesson from the crisis is that creation of a monetary union leads to the promotion of an economic union. This does not mean making every member state exactly the same at the same time but it certainly means reinforced economic governance and respect of all the obligations member states have under the Stability and Growth Pact. On the informal level, the Commission invited representatives of European employers and trades unions for discussions on economic crisis' consequences and possible employment actions as the European Commission continued during 2009-10 to implement the European Economic Recovery Plan. A wide consensus was shown for the Recovery Plan providing the right springboard for tackling the crisis and taking action on jobs in Europe. Already in February 2009, the Commission and the European social partners (ETUC, Business Europe, CEEP and UEAPME) agreed on the need to work together to safeguard and develop further the social and economic achievements of the EU and its internal market as the source of prosperity, growth and jobs in Europe. The European Economic Recovery Plan proposed by the Commission and adopted by the European Council in December 2008 sets out a wide range of measures to keep and create jobs and maximise the ability of the European economy to get through the recession. Many of the key elements in the EU Recovery Plan will have a direct impact on the workforce. These include training to keep people in work and to help them find new jobs. EU funding is available through the European Social Fund and the European Globalisation Adjustment Fund; new sources of finance are available for SMEs. The EU new economic order: managing Europe's downturn. The European Union has been focusing too much on the monetary part in the economic and monetary union issues neglecting generally its economic part. The EU presently needs agreed stimulus to push towards economic union by means of a deeper and more integrated single market. This is a modern vision of a Union's new economic order. Since the first waves of economic and financial crisis, the EDU has experienced several vicissitudes. Bottom-line: the EU-27 member states managed to keep afloat, so far. Even Greece's tragedy did not – in general – tarnish the positive steps stretching ahead. The EU-27 national leaders often conduct debates among themselves by shouting across their borders with an eye on domestic electorates; “then they all come together and compromise in the name of European solidarity” (15). Something like this happened for example with Greece. After weeks of debates as how to help the economy in crisis, the EU's leaders at a summit at the end of March agreed on a common package of financial assistance, though with the participation of the International Monetary Fund. Noteworthy, the EU-27 leaders committed themselves, at the same time, to closer economic governance and promised more intrusive oversight of national economies as a condition for positive “governance”. It is interesting to see expert opinion from “outside the EU headquarters”. As is well known, former EU Commissioner Mario Monti, was asked by the European Commission to recommend ways of relaunching the EU's single market. He argued that the Greek crisis has thrown up an opportunity for the eurozone states to redesign its one-sided economic structures. The European Central Bank may have provided a single monetary policy for the eurozone, he argued, but enormous differences remain as to how its 16 national economies would operate further on. A more efficient use of resources across all 27 EU countries could significantly improve the economy's productivity and employment levels, he suggests. “We have focused on the monetary part of economic and monetary union while neglecting the economic part,” says Mr. Monti. “What is now necessary is a further push towards economic union by means of a deeper and more integrated single market” (16). Henry Kissinger once said that one does not design a new world order as an emergency measure; however, emergency can bring about a new world order. It might prove right with a new European economic order. Politics and economy. The scale of the political challenges laying ahead the EU leaders, no matter how strong the economic logic of closer integration may be, has a priority in approaches. Most of the EU problems are economic in essence, e.g. 27 mln unemployed people and runaway public finances, the necessity of structural reforms (whenever painful) and the needed to raise Europe's longer-term growth potential, particularly negative effect of the global financial crisis on the EU “social market economy model”, these and other challenges politicians in the EU-27 will struggle to press ahead with. Usually, the EU leaders did not face problems in agreeing upon ambitious goals; however, creating and implementing instruments to realise them was much more complicated. The EU-2020 Strategy envisages that more peer pressure can be applied to recalcitrant countries. The new Lisbon Treaty has fixed peculiar “competence divisions” among the EU institutions and the member states with a view that national politicians will react adequately to advises from Brussels. The single market is the main achievement of the more than half a century of European integration. Paradoxically enough, those EU members outside the eurozone (e.g. the UK, Sweden, Denmark, and the newer EU members) are the most enthusiastic supporters of the single market. It is quite apparent at present that two countries – France and Germany – are going to drive the process within the 16-eurozone countries. New economic order. The Lisbon Treaty has shown that after fulfilling the main economic targets of European integration, another Union's strategy appeared heading towards deeper political integration. This assertion made two main changes: first, it changed the essence of “integration” turning it into close cooperation and coordination; second, the main background of the EU as a federation structure turned into confederation. In the present form, the EU – most probably – will not survive another half a century; some drastic measures and actions are needed to combine divergent member states' expectations and making common efforts to confront the global challenges. Hence, the new economic order in the EU is a necessity, which cannot be ignored anymore. European Financial Stabilisation Mechanism would operate as was envisaged in the EU rescue strategy since 2013 as a loan guarantee mechanism, which has no direct links with the EU budget. Loans could be guaranteed up to € 60 bln from a special EU stabilization fund. The EU budget would be involved in the unlikely case of a default on a reimbursement. Even if the EFSM is activated in 2011, a first reimbursement would not be due before 2013 (depending on the reimbursement schedule). Recent approaches in rescuing the EU and euro. After numerous attempts to save the Union's economy and, in particular, the common currency – euro, the EU leaders at the end of 2010 started to think differently. Two new approaches have appeared after December 2010 summit and finance ministers' meeting in Brussels. Although the meeting of EU finance ministers in Brussels (6-7 December, behind closed doors) ended without evident signs of consensus on further Union's steps to resolve the crisis, two main ideas appeared after tense discussions: a) increasing the size of already established EU rescue fund (€ 440 bln), and b) creating a European-wide bond market. However, neither the EU officials nor the member states managed to reach agreement on the urgently needed further steps. In fact, the options on the table for the EU finance ministers were really quite limited: some focused on bond-buying sovereign debts by the ECB, others on increasing existing EU rescue fund facilities; some new ideas have been in waiting. Apart from the decision to bailout Greece and Ireland, the ministers have relied on significant bond purchase by the ECB to reduce borrowing costs for two other EU risk economies, i.e. Portugal and Spain. This move is expected to save, in particular, the euro-zone members' diverging creditworthiness. So far the following two options seem worth mentioning: 1. The first option was clear and simple enough: to increase the EU's rescue fund (presently at € 440 bn). Klaus Regling, the head of the fund said that including other EU member states' commitments and that of the IMF, the fund's capacity could reach about € 700 bn. Is it much? It is hard to say, as the Greece rescue efforts already amounted to more than € 100 bn. Generally, the bailout idea is not treated equally among the big EU member states. Thus, the German government and other strong economies, commonly fear that their sovereign solid credit ratings could be diluted by the states in crisis, e.g. Ireland, Greece, Spain, etc. Presently fiscally weak euro-zone countries do not have other choices but to take into consideration “big states” advises. The final outcome is glass-clear: either the 16-eurozone states stand firm together or fall separately. 2. The second option was more controversial: it is the idea of European sovereign debt market as a secondary liquidity facility (the idea is shared by the Dutch and Italian governments). Such market could be most important for the euro-zone E-bond; ECB is already active in purchasing euro-zone sovereign debts. Since the start of December, ECB bought about € 2 bn bonds in the EU critical states (17). Organizationally it would be a European Debt Agency with a mandate to issue “E-bonds” equivalent to 40 per cent of the EU's GDP (as a discount, swaps of national bonds for E-bonds could be possible). Some argue, however, that even if E-bonds could help in resolving the crisis, they would not solve the eurozone members' creditworthiness. Besides, “common bonds” would transfer subsidies from the fiscally sound to the fiscally unstable states. Several EU states resisting any increase in the size of the European Financial Stability Facility, even though the current € 750bln funding may not be enough to keep all the states out of danger. A turn to the EU single bond market would provide evidence that the member states have chosen a common solution for a European-wide bond market. However, jointly guaranteed bonds would require substantial changes in the new Lisbon Treaty, the option which needs to be accepted by the member states. Most certainly, definite solutions about the choice of further steps to resolve the crisis in the EU will not appear at the end of 2010; we expect additional efforts in strategy and plans in 2011 as well. Prof. Eugene ETERIS, European Correspondent References 1. See: The Stability and Growth Pact, SGP at: http://ec.europa.eu/economy_finance/sgp/index_en.htm 2. See more details on: http://ec.europa.eu/economy_finance/sgp/convergence/programmes/2009-10_en.htm   3. See: http://ec.europa.eu/economy_finance/publications/publication_summary12680_en.htm. For a recently published analysis and the first quarterly special report for 2009, see: http://ec.europa.eu/economy_finance/publications/publication14650_en.pdf. 4. Key indicators for the euro area, as of February 2010, see: http://ec.europa.eu/economy_finance/db_indicators/key_indicators/index_en.htm  5. See: Sustainability of public finances at: http://ec.europa.eu/economy_finance/sgp/sustainability/index_en.htm 6. See: Editorial // Financial Times, 10 May, 2010. 7. Barber T. Deal neuters threat, but EU must restore its vigour // Financial Times, 10 May 2010. 8. It is interesting to mention that after the 1992 EMS crisis (that provided the immediate impetus for the European monetary unification, the initial “ECU basket” consisted to more than half of “contributions” from Germany (32,7%) and France (20,8%); minor weight in ecu were from the UK (11.2%), Holland (10,2%), Belgium (8,8%) and Italy (7,2%). See: The Economics of European Integration , 3rd ed., ed. by Baldwin R. and Wyplosz Ch. – 2009. – P. 474. 9. See: Barber T. Deal neuters threat, but EU must restore its vigour // Financial Times, 10 May 2010. 10. Citation from: Karl-Theodor zu Guttenberg. A new era of accountable capitalism // Financial Times, 24 March 2009. 11. See: mentioned Mario Monti report, May 2010. 12. See: Boone P. and Johnson S. How the eurozone set off a race to the bottom // Financial Times, 10 May 2010. The authors are prominent experts, e.g. Peter Boone is an economist at the Centre for Economic Performance, London School of Economics; Simon Johnson is a professor at the MIT Sloan School of Management. 13. Spiegel P. and Oakley D. Ireland in talks with IMF and ECB over debt crisis // Financial Times, 17 November 2010. – P. 1-3. Interesting is that all the mentioned euro-zone “dfaulting states” have negative trade balance (in 2009) of about 10-15 bln. See: Analysis // Financial Times, 10 November 2010. – P. 7. 14. See: Rachman G. Europe is unprepared for austerity // Financial Times, 10 May 2010; Ward A. Latvia sees signs of hope but fears threat of political instability // Financial Times, 12 March 2010. – P. 27. 15. See: Thornhill J. EU struggles to establish new economic order // Financial Times, 29 March 2010. – P. 2. 16. A new strategy for the single market . Report to the President of the European Commission by Mario Monti, 9 May 2010 (In particular, ch. 2.8, “The single market for capital and financial services”, pp. 61-63). 17. See, e.g. Europe's leaders at odds over bond plan // Financial Times, 6 December 2010. – P. 1. (to be continued) №12(50), 2010
no image
Энергетика

Cross-border regional energy cooperation delivers lower prices and higher security of supply, and is a crucial building block of a competitive European Single Energy Market. Today, the European Commission has set out its ideas on how to reinforce such regional...

Cross-border regional energy cooperation delivers lower prices and higher security of supply, and is a crucial building block of a competitive European Single Energy Market. Today, the European Commission has set out its ideas on how to reinforce such regional cooperation. In its Communication "The future Role of Regional Initiatives" published today, it identifies new tasks of Regional Initiatives such as the development of cross-border infrastructure and the implementation of the Third Energy Package including network codes. It also proposes a new governance structure of existing Regional Initiatives and an adjustment to their geographical scope to make regional cooperation more effective. Regulators, transmission systems operators and other stakeholders are invited to express their views on these ideas by the 15th of February 2011. The European Commissioner for Energy Gunther Oettinger said: "The Regional Initiatives have a key role in creating a truly integrated single energy market as they favour a strong cooperation including on infrastructure. We have to use their potential wisely and make sure that we reap all the benefits a well-targeted and effective regional cooperation can offer." The Regional Initiatives were initiated in 2006 by the European Commission and the European Regulators' Group for Electricity and Gas (ERGEG) as an intermediate step from national markets to European scale which would favour further integration. In its Communication, the Commission proposes that the Regional Initiatives concentrate on more targeted goals, in particular on the following actions: accelerate the implementation of the 2nd and 3rd legislative energy package, including network codes ensure competitiveness through market coupling by 2015 allowing lower price for cross-border energy launch pilot testing to experiment new ideas which could then be used at the EU scale, for example on Smart Grids identify regional infrastructure priorities and coordinate cross-border investments to ensure security of supply and help cope with possible gas crisis promote development of renewable energy The European Agency for the Cooperation of Energy Regulators (ACER) should monitor and coordinate the work of Regional Initiatives to ensure greater coherence of the regions' work programmes. The Commission proposes that the number and composition of the geographical regions for gas is adapted by adding Italy to the South Region (France, Portugal, Spain) and by splitting the current South, South-East region into three new regions: - Central-South region: Italy, Austria, Slovakia, Slovenia, Hungary, Romania, Bulgaria and Greece. - Central-East region: Germany, Poland, Czech Republic, Slovakia and Austria. - New BEMIP region: Sweden, Finland, Estonia, Latvia, Lithuania, Poland, Germany and Denmark. For the electricity regions no change is envisaged but flexible ad-hoc cooperation should be allowed when needed, for instance for the North Seas Offshore Grid Initiative. Background The 7 Electricity and 3 Gas Regional Initiatives (RIs) were set up on an ad hoc basis. Each RI gathers National Regulators, Member States, the Commission and other interested parties from neighbouring countries. The Regional Initiatives aim at the correct implementation of the Second Energy Package and especially those parts of the acquis requiring cross-border coordination. The RIs are: Electricity: Baltic: Estonia, Latvia, Lithuania Central East: Central East: Austria, Czech Republic, Germany, Hungary, Poland, Slovakia, Slovenia Central South: Austria, France, Germany, Greece, Italy, Slovenia France – UK – Ireland: France, Ireland, United Kingdom Central West: Belgium, France, Germany, Luxembourg, Netherlands Northern: Denmark, Finland, Germany, Poland, Sweden, Norway South West: France, Portugal, Spain Gas: South Region: France, Spain, Portugal South South-East Region: Austria, Bulgaria, Czech Republic, Greece, Hungary, Italy, Poland, Romania, Slovakia, Slovenia North West: Netherlands, Belgium, France, Ireland, United Kingdom, Germany, Denmark, Sweden, Norway The Regional Initiatives (RIs) have been beneficial in providing a forum for regulators, network operators and other stakeholders of neighbouring countries to discuss issues of common interest. Stavros MAVROUDIS KLC Law Firm, Business Development, South-Eastern Europe *1 Based on a European Commission Press Release of December 7th 2010. №12(50), 2010
no image
Транспорт

ПДД изучить не забудь Иностранный паспорт не спасет его владельца от штрафа за нарушение Правил дорожного движения (ППД) на территории любой из стран Европейского Союза. Такое решение приняли министры транспорта «двадцати семи» на своем декабрьском заседании в бельгийской столице. Если...

ПДД изучить не забудь Иностранный паспорт не спасет его владельца от штрафа за нарушение Правил дорожного движения (ППД) на территории любой из стран Европейского Союза. Такое решение приняли министры транспорта «двадцати семи» на своем декабрьском заседании в бельгийской столице. Если зарубежным нарушителям ПДД пока удается избегать наказания – для этого достаточно покинуть пределы ЕС, – то в конце 2013 года вступит в силу директива Европейской Комиссии, которая превратит штрафы в неотвратимые и для автомобилистов из стран, не входящих в Союз. Правда, касаться наказание будет только серьезных нарушений, таких как превышение скорости, вождение в нетрезвом виде, проезд на красный свет, езда с непристегнутыми ремнями безопасности и т.п. Это решение принято по инициативе члена Европейской Комиссии Сима Калласса (Эстония), несмотря на то, что, по официальным данным, доля автомобилистов из-за пределов ЕС не превышает на его территории 5%. Зато многие иностранцы за рулем, чувствуя свою безнаказанность, лихачат и хамят на дорогах. Чтобы сделать наказание неизбежным и за границей, властям Союза придется наладить сотрудничество с зарубежными коллегами, в частности, в России, организовав постоянный электронный обмен данными. Размер штрафа будет определяться законодательством той страны ЕС, в которой совершено нарушение. Отметим, что в подавляющем числе случаев он будет несопоставим с российскими мизерными штрафами. Вот один пример: в России стало чуть ли не всеобщей модой пользование мобильным телефоном за рулем, даже на глазах у равнодушных гаишников. А в Британии это считается одним из самых серьезных нарушений ПДД, поэтому обойдется автомобилисту удовольствие поболтать по «мобиле» в круглую сумму – до тысячи фунтов стерлингов! №12(50), 2010
no image
Транспорт

Еще один шаг на пути к «единому европейскому небу» предприняли власти Европейского Союза. Министры транспорта Бельгии, Германии, Люксембурга, Нидерландов и Франции, а также не входящей в ЕС Швейцарии подписали соглашение о создании Совместного центральноевропейского оперативного воздушного блока. Это решение призвано...

Еще один шаг на пути к «единому европейскому небу» предприняли власти Европейского Союза. Министры транспорта Бельгии, Германии, Люксембурга, Нидерландов и Франции, а также не входящей в ЕС Швейцарии подписали соглашение о создании Совместного центральноевропейского оперативного воздушного блока. Это решение призвано улучшить координацию работы воздушных диспетчеров, увеличить безопасность авиаперевозок, сократить отставания и переносы рейсов. В рамках достигнутых соглашений шести странам предстоит унифицировать необходимое оборудование, средства связи и навигации, более широко обмениваться соответствующей информацией. Созданный «блок» – уже третий по счету в ЕС. Ранее были сформированы подобные объединения Великобритании и Ирландии, а также Дании и Швеции. Тем самым Союз продвинулся к преодолению фрагментации своего воздушного пространства и достижению важной цели – формированию «единого европейского неба». Известна намеченная дата этого важного события – 4 декабря 2012 года. Ощутимый импульс продвижению «двадцати семи» к «единому европейскому небу» придало мощное извержение вулкана в Исландии, пепел которого вызвал хаос в воздушном пространстве Европы. №12(50), 2010
Открываем старый свет
no image
Привычки и Нравы

Скажите, вы согласны с тем, что в Париже ночью можно помереть со скуки? Бред? А вот и нет! Скажем, на сайте с лапидарным названием «Канлянюимёртансилянс» (www.quandlanuitmeurtensilence.com) всерьез привлекают внимание к неожиданному феномену: ночная жизнь столицы мира стала тягостно скучной. Да...

Скажите, вы согласны с тем, что в Париже ночью можно помереть со скуки? Бред? А вот и нет! Скажем, на сайте с лапидарным названием «Канлянюимёртансилянс» (www.quandlanuitmeurtensilence.com) всерьез привлекают внимание к неожиданному феномену: ночная жизнь столицы мира стала тягостно скучной. Да и то сказать, любителям хорошенько «зажечь» во тьме ночной в этом городе особенно не дадут развернуться. Законы о борьбе с шумом, бдительные соседи и просто случайные свидетели «зажигалова», прекрасно знающие свои права и готовые при первой возможности заставить вас держать ответ в суде – все это крайне осложняет ночное времяпрепровождение любителей клубной жизни. Да неужто город неугасимых огней и в самом деле превратился в дремотное царство? Так или иначе, но в адрес мэра французской столицы Бертрана Деланоэ посыпались петиции и письма протеста: аларм, на кону стоит пока еще не поколебленная в представлении многих миллионов потенциальных гостей репутация Парижа как города с яркой ночной жизнью. В ноябре этого года был организован продолжавшийся пять ночей музыкальный фестиваль, в котором приняли участие 500 диджеев и музыкантов. Действо, носившее название «Нюи капиталь», разворачивалось в 60 точках Парижа. Причем не только в концертных залах, клубах и ресторанах, но даже и на одной из станций метро и на кораблике, плавающем по Сене. Безусловно, это бальзам на душевные раны любителей активного ночного отдыха, но лишь крошечная капля, растаявшая почти без следа. А на парижских тротуарах ночами по-прежнему разворачиваются боевые действия. Ведь в дискотеках и многих клубах теперь нельзя курить, и все потребители «табачных палочек» толпами высыпают на улицу, где, понятное дело, совсем не склонны вести себя как паиньки. Шум бесит окрестных жителей, которым не дают спокойно спать. И тех, и других можно понять, но в конфликты все чаще приходится вмешиваться полиции. Добавьте сюда и то, что многие дискотеки закрываются. Разумеется, по финансовым причинам: кризис, он и в индустрии развлечений кризис. Зато оставшиеся заведения так подняли цены, что для молодого человека, не имеющего богатых родственников, они стали совершенно непосильны. К тому же, падение покупательной способности французов – в сочетании с постоянным ростом арендной платы – «выметают» с городских улиц даже такую непременную деталь ландшафта как бистро. Если лет сорок назад во Франции рюмочку коньяка или пастиса можно было опрокинуть в 210 тысячах заведений подобного рода, то сейчас от них осталась лишь одна седьмая часть, уверяют знатоки отрасли. Мэрия обороняется от нападок: в конце концов, в городе на Сене до сих пор сохраняются 330 баров, ресторанов и дискотек. Но одними словами отделаться не удается. Вот почему для обсуждения проблемы был привлечен широкий круг заинтересованных лиц из тысячи человек. А дальнейшую работу в следующем году будет вести специально созданный комитет, который должен разработать меры по оживлению парижской ночной жизни. Сергей ПЛЯСУНОВ №12(50), 2010
no image
Привычки и Нравы

В камине весело потрескивали полешки. В креслах у огня чинно восседали двое. Они были великолепно, с иголочки одеты. В шелка и бархат. Что-то надменно-высокомерное в их облике и манерах выдавало в них европейцев. Возраст определить было практически невозможно. С тем...

В камине весело потрескивали полешки. В креслах у огня чинно восседали двое. Они были великолепно, с иголочки одеты. В шелка и бархат. Что-то надменно-высокомерное в их облике и манерах выдавало в них европейцев. Возраст определить было практически невозможно. С тем же успехом им можно было дать и 40, и 60, и более лет. И все же его выдавали поникшие плечи и затухающий блеск в очах. В руках они держали щедро наполненные коньячные фужеры безупречного изящества. По всей видимости, страшно дорогие. Где они затеяли беседу, тоже трудно было сказать. Судя по убранству, явно не на бренной Земле. Потягивая изысканный напиток, они продолжали неспешный разговор. По размеренности фраз и постоянно возникающим паузам чувствовалось, что он ведется уже давно. Может быть, не один год. А то и не одно десятилетие. Все самое главное сказано. И они повторяют друг для друга хорошо знакомые им аргументы. Видимо, поэтому в словах, которыми они обменивались, не было страсти. Хотя не исключено, что ее трудно было ощутить из-за того, что джентльмены элементарно выдохлись. Они устали от жизни. От самих себя. И их уже больше ничего не интересовало настолько, чтобы терять самообладание и выходить из себя. Правда, внешность обманчива. И надетые на лица маски, как и замедленные движения, в подражание восковым фигурам, могли служить лишь прикрытием для опытных бойцов, для которых напускное безразличие служит и щитом, и мечом. – Сударь, как же Вы не понимаете, – бросил один другому, тоже, по всей видимости, не в первый раз, и тут же прикрыл глаза пергаментными веками, – история Вас давно списала. Вы больше не существуете. Нигде. Только в этом заоблачном кресле. Там, на Земле, все относятся к Вам как к реликту. Еще чуть-чуть, и о Вас вообще перестанут вспоминать. Как о Тристане и Изольде, патриотах и мучениках и дохристианских реликвиях. – Марк Твен на моем месте сказал бы: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены», – вяло огрызнулся собеседник. – А вот Вас так и вообще никогда в реальной жизни не существовало. Только здесь, со мной. Вы плод воспаленного воображения амбициозных мальчиков и девочек от политики. Им потребовалось задурить голову и иже с ними, и доверчивому населению, время от времени добирающемуся до избирательных урн, вот Вас и выдумали. Посмотрите на себя. В Вас сплошные дыры и пустоты. Вы – абсолютно искусственный конструкт. Игра ума. Не более. – Но, но, – парировал первый из бросивших перчатку, – не зарывайтесь. Я живее всех живых. Мною клянутся нынешний политический класс и армия недоучек и самозванцев-политологов. На меня молятся. Я для них все. И предтеча. И отец святой. И надежда на благополучие и светлое будущее. Если со мной что случится, например, на меня кто-то нашлет порчу, они же элементарно вымрут, как легендарные драконы, кентавры, единороги и динозавры. Так что меня трогать не надо. Вот с Вами, сударь, действительно бы следовало разобраться. Хотя, как я настаиваю, история уже с Вами и так поступила не самым ласковым образом. – А что я, – слегка закусил губу второй, – нечего мне эпитафию читать. И изображать Фому неверующего. Любому, кто захочет выбраться из сотканного Вами мира заказных сновидений, достаточно будет подойти ко мне и пощупать. Мне даже бицепсы напрягать не надо. Вот они струящиеся по моим венам нефть и газ. А вот придающие упругость трапециевидной мышце спины другие полезные ископаемые. И редкоземельные элементы, в том числе. Что они значат там, на Земле, только что Вам всем наглядно продемонстрировали. Если же хотите почувствовать силу моего кулака – смотрите, как я закрываю на запор границы, только не физические, которыми Вы так брезгуете, – это сейчас без надобности, а виртуальные, как начинаю игру с налогами, частными и суверенными долгами, накачкой банковской системы и экономики ликвидностью. Захочу, так и вовсе все, что потребуется, национализирую, и никому ничего не отдам. – Сплошной атавизм. Даже слушать противно. Не то, что обсуждать. Эта тень отца Гамлета по-прежнему пытается являться нам в дотла истлевших рубищах. Да от Вас давно ничего не зависит. Какие границы. Что перекрывать. Куда. Кому. Все потоки уже несколько десятилетий идут через Вашу голову. Финансовые. Информационные. Любые. Все судьбоносные решения принимаются в совершенно других местах. И стандарты устанавливаются там же. А попробуете вякнуть, Вас тут же разденут, публично выпорют, да еще и в дегте и перьях изваляют. Тоже мне, силач нашелся. Да на Вас никто и смотреть не станет. Моментально скрутят и ручки-ножки вывернут. А то и проще: просто прикрикнут, и Вы тут же по стойке смирно встанете. – То-то на тех, кто к ОМП подбирается или его втихую получили, наприкрикивались. Да, плевали все на Ваши окрики. Ничего-то Вы сделать не можете. Только языком болтать горазды, да лапшу всем на уши вешать. А как сабелькой своей заржавленной размахивать начнете, так и вовсе всем свое бессилие обнаружите. Импотент, Вы, батенька, сущий импотент. А все себя этаким героем-любовником подаете, неотразимым. Да за Вашей спиной все женщины давно хохочут, шушукаются и перешептываются. Мол, вот насмешил, так насмешил. Как щеки надувать, да что-то из себя изображать, так первый. А как надо что-то сделать, что-то большое, что-то реальное, что-то действительно нужное, так сразу в лужу сядете. И это в лучшем случае. А то и просто в штаны наделаете. – И где это Вы таких выражений нахватались. А все из себя интеллигента строите. Понятно становится, из какой детской вышли. Да и вообще, что из себя Ваши сторонники представляют. Много лет назад понять можно было, что Ваше время прошло. Всё. Шабаш. Ничего-то Вы не можете. Ни работу своим людям дать. Ни фирмы защитить. Ни экономике помочь. Как начнете самоуправствовать, наперекор другим идти, так моментально в трясину провалитесь. А из нее, как известно, самому никогда не выбраться. Если только не по рецептам барона Мюнхгаузена, когда самого себя за волосы вытаскивают. Так что по одежке протягивать ножки придется. Скромнее надо быть. Покладистее. И кланяться все время. Всегда. И всем. Это для Вас бессмертный Грибоедов своему выученику Молчанову все по полочкам разложил. Будете следовать общим заповедям, и у Вас все будет в порядке. Народ сыт и доволен, и надсмотрщики за ними пребывать в благостном настроении. А что от заносчивости и мессианства отказаться придется, так не взыщите. Чем-то жертвовать за благополучие надо. Не всем из себя отца народов изображать. Тогда и солидарность – единственная Ваша надежда – заработает. И дружеский локоть почувствуете. – Особенно когда он в бок вопьется. Речи медоточивые. А за ними пустота. Мираж. Ничего другого. Да все как было раньше – своя рубашка ближе к телу – так все и осталось. Как где кого прижмет, так все моментально про красивые слова забывают. Хотя, впрочем, и без чрезвычайщины всё то же самое. Никак Вы понять не хотите, что всё это игры, покер, обман, но не обман зрения, мол, я бы и сам обманываться рад, а искусный, циничный, намеренный. Вам эти словеса о единении и солидарности нужны только для того, чтобы свои интересы лучше продвигать. Как с компьютерами. Один маломощен, если же их в сеть объединить, так на кого угодно хакерскую атаку провести можно. Всё всегда всё равно на круги своя возвращается. Свой интерес над всем всегда довлеет. И довлеть будет. Такова природа человеческая. А то, что эксперименты и экспериментики где-то ставятся, не заблуждайтесь. История все по своим местам расставит. Уже расставила. Провалились Ваши экспериментики. Провалились. Придется новую и пост-пост-новую теорию придумывать. Только, как вы ее обнародуете, выяснится: а где-то мы уже это слышали. Причем настолько часто, что уши вянут. – Ну вот, опять Вы за свое. Ладно. Хватит. Сворачиваем словоблудие. А то уже реально невмоготу. – Согласен. Мне тоже кажется, что для того, чтобы у Владимира Соловьева блеснуть, мы достаточно размялись. – Достаточно-то достаточно, только к нему идти не тянет. У него устаешь очень. Там кричать надо, прыгать, слюной брызгать. Как-то этого не хочется. – Тогда что, к Третьякову пойдем? У него чинно, за столиком. И чаю подают. Хотя из таких, как у него, дешевых чашек мы пить отвыкли. Зато он сам большую часть времени говорит и все за всех объясняет – расслабиться можно. – Да, пойдем к нему. Вот, кстати, и приглашение подоспело. Только не забудьте напомнить, чтобы перед нами таблички поставили. И чтобы не перепутали: перед Вами – Суверенитет, передо мной – Постмодернизм. А не наоборот, не дай бог. Хотя сейчас университетское образование такое, что люди что есть что уже и не различают. – Но хорошо, прочитать, что написано, еще самостоятельно могут. Правда, вроде, у Тойвовича и это за зрителей вслух делают… – Какой Вы неисправимый – у него самая интеллигентная, самая образованная публика. Только она нашу с Вами фотогеничность оценить сможет. – И не уснуть при этом. – Или согласиться со мной, что Вы им только во сне и привиделись, как Бегущая по волнам. – Опять Вы за свое. Соловья баснями не кормят. Договорились же обо всем. Так и оставим препирательства до телепередачи. Пусть нас рассудят. Хотя мы-то знаем, что нам от этого ни тепло, ни холодно. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
Привычки и Нравы

Примерно 25 тысячам еврочиновников крупно повезло: в будущем году они – в зависимости от выслуги – могут получить от 57 до 63 дней оплаченного отпуска. Половина этого внушительного срока дается в компенсацию за переработки, что еще как-то понятно. Но есть...

Примерно 25 тысячам еврочиновников крупно повезло: в будущем году они – в зависимости от выслуги – могут получить от 57 до 63 дней оплаченного отпуска. Половина этого внушительного срока дается в компенсацию за переработки, что еще как-то понятно. Но есть там и девять дней, предоставляемых только евробюрократам и никому больше. Все эти данные были получены по запросу депутата Европейского Парламента Инге Грэссле, адресованного Марошу Шефчовичу, курирующему в Европейской Комиссии административную проблематику. Итак, 1962 из 4569 ныне работающих высших чиновников, оклады которых находятся в интервале от 10.129 до 18.025 евро в месяц, выбрали возможность отдохнуть. А переработки у них за год набирается на 24 дня отпуска, практически удваивая официальные 24-30 дней, которые они получают при рабочей неделе в 37,5 часов. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №12(50), 2010
no image
Привычки и Нравы

Федеральное статистическое ведомство ФРГ обнародовало данные, сравнивающие темпы роста заработной платы в европейских странах. Один из выводов – «в последнем десятилетии затраты на оплату труда в Германии увеличились меньше всего» – подлил масла в огонь горячих споров об экономических несообразностях в...

Федеральное статистическое ведомство ФРГ обнародовало данные, сравнивающие темпы роста заработной платы в европейских странах. Один из выводов – «в последнем десятилетии затраты на оплату труда в Германии увеличились меньше всего» – подлил масла в огонь горячих споров об экономических несообразностях в странах зоны евро. Да, благодаря этому немцы заметно повысили конкурентоспособность своей экономики. Это позволило им оттянуть на себя множество договоров об экспорте промышленной продукции и оказании услуг, увеличив отрыв от партнеров по евро, что не особенно радует Париж или Мадрид. Особенно, если учесть то, что Берлин совершенно не в восторге от того что «все нажитое непосильным трудом» теперь надо расходовать на то, чтоб вытягивать из ямы государства, жившие, мягко говоря, не вполне по средствам. Понятно, что немцам за это достается от партнеров, обвиняющих их в неуместном скупердяйстве. Берлин это обижает, тем более что много десятилетий он безропотно выступал в роли нетто-плательщика, поддерживая других партнеров по Союзу. Но в германской столице прекрасно понимают, что провал евро – это провал всего «Проекта Европа». Собственно, так и заявила Ангела Меркель, защищаясь от нападок соотечественников, недовольных уготованной Германии ролью постоянной дойной коровы. Вот и попробуй объяснить немцам, что все это делается для их же блага… Сергей ПЛЯСУНОВ №12(50), 2010
no image
Демография

Самые толстые в Европе – британцы, а самые худые – румыны. Такой вывод содержится в исследовании, подготовленном Европейской Комиссией и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Среди населения Румынии людей, страдающих избыточным весом, насчитывается всего 7,9%. Следующие за ними по...

Самые толстые в Европе – британцы, а самые худые – румыны. Такой вывод содержится в исследовании, подготовленном Европейской Комиссией и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Среди населения Румынии людей, страдающих избыточным весом, насчитывается всего 7,9%. Следующие за ними по стройности – швейцарцы (8%) и итальянцы (9,9%). Никакой особой географической или иной логики в этой категории не отмечается. Зато самых толстых объединяют два показателя: они живут на островах и говорят по-английски. Самая высокая концентрация толстяков отмечена в Великобритании (24,5% населения), Ирландии (23%) и на Мальте (22,3%). Авторы исследования бьют тревогу. За последние 20 лет число европейцев, страдающих избыточным весом, удвоилось. Особенно это касается молодого поколения, прежде всего, подростков в возрасте 11-15 лет. Доказано, что полнота в этот период жизни, как правило, остается с человеком навсегда и оборачивается появлением букета заболеваний на более ранней стадии. Комментируя результаты проведенной научной работы, член Европейской Комиссии Джон Далли, ответственный за здравоохранение, подчеркнул, что положение складывается серьезное, и что на данном этапе придется не просто отслеживать развитие тенденций, но уже принимать политические решения. Светлана ФИРСОВА №12(50), 2010
no image
Демография

В Австрии около миллиона человек (примерно каждый восьмой) живут на сумму, составляющую меньше 60% национального медианного дохода (статистический показатель, соответствующий уровню, выше и ниже которого получают доход одинаковое количество работников или населения. – Прим. ред.). В среднем по Европейскому Союзу...

В Австрии около миллиона человек (примерно каждый восьмой) живут на сумму, составляющую меньше 60% национального медианного дохода (статистический показатель, соответствующий уровню, выше и ниже которого получают доход одинаковое количество работников или населения. – Прим. ред.). В среднем по Европейскому Союзу этот показатель составляет 17%, включая 81 миллион человек. Австрия, таким образом, на общем фоне выглядит вроде бы не так и плохо, но если учесть, что на этом основании определяют тех, кто по европейским понятиям живет на грани бедности, то станет понятно, что радоваться особенно нечему. Сравнительно неплохо обстоят дела в Чехии, Словакии и Нидерландах, где это показатель составляет от девяти до 11%. Скверно обстоят дела в прибалтийских государствах и на юго-востоке Европы. В Латвии таких людей набирается 26%, а в Румынии – 23%. Однако чтобы составить более точную картину, Евростат учитывает не только доход, но и детали социальной ситуации в стране. Итак, 42 миллиона граждан единой Европы, то есть 8% населения, испытывает значительные материальные трудности. У них постоянно возникают трудности с оплатой счетов, с тем, чтобы найти деньги на оплату отопления своего жилья, нет своего автомобиля и, представьте себе, даже телефона! Разброс здесь между европейскими странами просто огромный. Если беднейшими считаются Болгария (41%) и Румыния (33%), то в богатейших странах картина совершенно иная: Люксембург, Швеция, Нидерланды, Дания и Испания лидируют с 3%. Вернемся к Австрии. В ней живет 503 тысячи человек (7,8%), заработок которых может считаться очень низким. В ЕС таких набирается 9%, или 34 миллиона. Лидируют здесь ирландцы – 14%. Надо заметить, что все приведенные данные относятся к 2008 году. Для того, чтобы решить поставленную перед собой задачу – к 2020 году на 20 миллионов уменьшить число тех, кому угрожает бедность, странам Европейского Союза еще придется немало поработать. Андрей ГОРЮХИН №12(50), 2010
seim-Latvii
Век учись

Четкий ответ на этот риторический вопрос читатель вряд ли получит, однако ему может быть любопытно узнать мнения студентов из разных европейских стран, сравнивающих цены, условия жизни, учебы и другие параметры этого прекрасного периода жизни человека. Так, англичане жалуются на дороговизну...

Четкий ответ на этот риторический вопрос читатель вряд ли получит, однако ему может быть любопытно узнать мнения студентов из разных европейских стран, сравнивающих цены, условия жизни, учебы и другие параметры этого прекрасного периода жизни человека. Так, англичане жалуются на дороговизну высшего образования, французы считают себя в этом плане привилегированными, хотя условия у них хуже, чем у коллег-островитян, а скандинавы вообще не понимают, о чем идет речь, поскольку образование в этих странах бесплатное. Мнения студентов опубликовала электронная версия французской газеты «Монд». Итак, Великобритания… Плата за учебу в тамошних университетах составляет около 3 тысяч фунтов стерлингов в год, не считая расходов на проживание. Для большинства местных жителей и иностранцев это дорого, что вынуждает многих брать кредиты. Один иностранный студент в Лондоне написал, что некоторые его друзья-англичане в 22 года имеют долг банкам до 100 тысяч фунтов стерлингов, и расплачиваться некоторым придется всю жизнь. При этом качество обучения, число преподавателей и время занятий с ними постоянно сокращаются – один из написавших сообщил, что в его случае речь идет всего о 8 часах занятий в неделю! Видимо, это продолжится и дальше, поскольку плату правительство хочет увеличить в 2-3 раза и при этом сократить соответствующие бюджетные расходы на 2,9 миллиарда фунтов стерлингов. Вместе с тем все в один голос говорят о великолепных условиях и удобных кампусах, прекрасной рабочей атмосфере и множестве других достоинств. У французов – другая печаль. Большинство написавших студентов считают себя привилегированными по сравнению со сверстниками из других стран ЕС, поскольку плата за год обучения в университете достигает в среднем 400 евро. Один из авторов, проучившийся год в Канаде по обмену, пришел в ужас, поскольку в Монреале за те же услуги ему пришлось тратить в 10 раз больше. Зато французские студенты в один голос жалуются на плохое состояние учебных центров. Те, кому посчастливилось попасть в программы, созданные в партнерстве с будущими работодателями, в восторге от этого опыта: учась, они не только могли немного подрабатывать в соответствующем заведении, но и приобрести ценный трудовой опыт, который очень поможет после получения долгожданного диплома. Скандинавам эти страсти непонятны. В Норвегии студенты вообще ничего не платят, правда, их очень мало: страна маленькая. Один из них поделился впечатлением от опыта учебы в Великобритании и Франции. На Британских островах он платил более тысячи фунтов в год (без поддержки европейской программы «Эразмус» пришлось бы выкладывать 3 тысячи), но «такая цена оправдывала возможности и инфраструктуру учебных заведений». Во Франции он был шокирован «отсутствием возможностей, технологий, инфраструктуры, чудовищным состоянием библиотек, средневековыми процедурами для получения чего бы то ни было» и так далее. Не будем забывать при этом, что подданные норвежского короля относятся к числу тех, кто получает самые высокие доходы на душу населения в мире. Студенты из Дании (эта страна входит в ЕС, в отличие от Норвегии) не только ничего не платят за учебу в университете, им еще и дают стипендию в размере 670 евро в месяц – всем, кто проживает во время учебы вне семьи и вне зависимости от ее доходов. Сравнимое положение в Швеции. В целом, к таким трем моделям сводятся существующие в Европе системы высшего образования и проблемы студентов. В других странах складывается примерно такая же картина. Так, в Бельгии цена (около 800 евро в год) и условия учебы сравнимы с теми, которые существуют во Франции. Испанские студенты жалуются на дороговизну учебы (1,5 тысячи евро) при слабой инфраструктуре, уступающей той же французской. Зато смогли, как всегда, отличиться в Нидерландах. В этой богатой стране платят примерно столько, как и в более бедной Испании, но существенно меньше, чем в Великобритании, имеющей сравнимые с голландскими показатели благополучия. Зато, считают в Амстердаме, Утрехте и других голландских учебных центрах, студенты и преподаватели во время учебы должны именно учиться. Если они не укладываются в отведенные для этого 4 года, то с 5-го года плата со студентов удваивается, а университет должен платить штраф! Андрей СЕМИРЕНКО №12(50), 2010
no image
Век учись

В учителя должны идти лучшие из лучших – таков девиз австрийского министерства образования. Что же, как говорится, мечтать не вредно. Но давайте взглянем на эту проблему глазами не чиновника, а человека, который каждый день встает перед классом у учительского стола...

В учителя должны идти лучшие из лучших – таков девиз австрийского министерства образования. Что же, как говорится, мечтать не вредно. Но давайте взглянем на эту проблему глазами не чиновника, а человека, который каждый день встает перед классом у учительского стола и проводит уроки. Что думают о своей профессии австрийские учителя, чем она их привлекает, и на что они жалуются? Ответ на первую часть вопроса короток и всем известен: длинные каникулы и возможность присутствовать на работе только в первой половине дня. На этом достоинства учительской профессии заканчиваются, да и их-то уже недостаточно, чтобы на это место особенно стремились нынешние молодые люди. Имидж профессии учителя в сегодняшней Австрии крайне невысок, о том уважении, которым «герр лерер» был окружен в прежние годы, нынче можно только мечтать. А на что еще жалуются представители учительского корпуса альпийской республики? С этого места давайте по пунктам. Непривлекательная зарплата начинающего учителя Стартовая сумма лежит в пределах 1700-1900 евро брутто, что заметно ниже среднестатистических цифр. Да, в конце карьеры суммы значительно вырастут, но для этого предстоит оттрубить 34 года! Кстати, в Германии ситуация иная: в первый же год работы учитель получит там от 2700 до 3100 евро, в зависимости от того, в школе какого типа он работает. В Финляндии, школьники которой регулярно берут первые места в различных PISA-состязаниях, денег начинающий учитель получит вроде бы и не больше, но зато ему дадут класс с меньшим числом учеников. Да и авторитет учителя в этой стране по-прежнему недосягаемо высок. Плохой имидж – низкая самооценка Этот фактор крайне угнетает многих австрийских педагогов. Беспрецедентное падение уважения подтверждает и регулярно сопоставляемый рейтинг профессий. Эта ситуация порождает и заниженную самооценку многих педагогов. И хотя конкурс в австрийских педагогических вузах понемногу растет, это не говорит о том, что все они в итоге придут в классы, поскольку все меньше тех молодых, которые готовы связать с преподаванием в школе свою жизнь. Система образования оставляет мало простора для творчества Уроки, строго отмеренные по 50-минутным интервалам, учебные планы, неукоснительно разделенные по предметам, и масса бюрократических обязанностей – все это оставляет не особенно много простора для того, чтобы реализовать с детьми какой-либо проект или поехать на интересную экскурсию. Для преодоления административных препон надо затратить невероятные усилия, а если нет поддержки администрации, то любая затея гарантированно обречена на провал. Представление о том, что учителя никак не стремятся повысить свою квалификацию, совершенно ложно: многие сделали бы это с радостью. Но они или лишены такого права, или должны заплатить за это сами. Низкие перспективы карьерного роста Жесткая иерархическая система подчинения в школах делает перспективы продвижения по службе весьма призрачными. Кто не хочет сменить учительскую карьеру на административную, тому даже в перспективе не останется ничего, кроме его собственного места. Должностей промежуточных между учителем и директором крайне мало. Значит, и оклад будет повышаться только в зависимости от выслуги лет. Возможности профессиональной переориентации почти отсутствуют. Назойливые и агрессивные родители Конечно, истории, подобные той, когда разгневанный отец залепил учительнице пощечину, как это не так давно случилось в Зальцбурге, – исключение из правила. Но в целом взаимоотношения между учителями и родителями претерпели сильные изменения. Если раньше при возникновении проблем в школе ученику, прежде всего, всыпали дома, то теперь родители почти автоматически встают на его сторону, выступая против учителя. В то же время они всё больше перекладывают все заботы о воспитании своих чад на плечи школы и, в частности, преподавателей. Учителя, особенно в городах, сильно жалуются на то, что родители жестко давят на них, добиваясь выставления как можно лучших отметок, позволяющих претендовать на получение высшего образования. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ №12(50), 2010
no image
Ноу-Хау

Суть дела проста: «Пролактал», австрийская фирма, поставляла на рынок «кваргель» – традиционный, чуть не с XV века производящийся кисломолочный сыр – который был заражен листериями, одним из видов вредоносных бактерий. Скандал этот начался на рубеже 2009-2010 годов, когда в Австрии...

Суть дела проста: «Пролактал», австрийская фирма, поставляла на рынок «кваргель» – традиционный, чуть не с XV века производящийся кисломолочный сыр – который был заражен листериями, одним из видов вредоносных бактерий. Скандал этот начался на рубеже 2009-2010 годов, когда в Австрии и Германии было зарегистрировано несколько смертельных случаев, к которым привело употребление «листериен-кваргель», как теперь зачем-то окрестили этот ни в чем не повинный сыр. В некоторых случаях своевременное вмешательство врачей помогло предотвратить летальный исход. Вот поэтому австрийский Союз потребительской информации по поручению министерства защиты прав потребителей и от имени восьми пострадавших подал к компании общий иск на сумму примерно в 80 тысяч евро. Адвокат Дитер Гальлистль, представляющий интересы истцов, сообщил что предприятие, несмотря на данные медицинской экспертизы, отказывается признать справедливость иска и выплатить требуемое возмещение. Более того, компания, штаб-квартира которой находится в нижнеавстрийском Линце, проделала ряд юридических кульбитов и выделила одно из своих подразделений в самостоятельное предприятие, расположенное на другом конце страны – в штирийском Хартберге (там и был изготовлен злополучный сыр). А теперь головная фирма пытается повесить на заводик и грехи, и обязанности по выплате компенсаций. «Мы все еще надеемся, что эта компания выплатит пострадавшим компенсации без затяжного разбирательства – быстро и правильно, – заявил Петер Кольба, руководитель правового подразделения Союза потребительской информации. – Но если продолжатся попытки уйти от ответственности, мы обратимся в суд. Им не удастся перевалить вину на маленькую фирму, чтобы самим остаться в стороне». Андрей ГОРЮХИН
no image
Калейдоскоп

Случайно найденные на дне Балтийского моря 168 бутылок шампанского (см. «Шампанское со дна морского»), произведенного предположительно в первой трети XIX века, станут главной «приманкой» Аландских островов (Финляндия) для туристов. Во всяком случае, местные власти начали усиленно рекламировать не только отдых...

Случайно найденные на дне Балтийского моря 168 бутылок шампанского (см. «Шампанское со дна морского»), произведенного предположительно в первой трети XIX века, станут главной «приманкой» Аландских островов (Финляндия) для туристов. Во всяком случае, местные власти начали усиленно рекламировать не только отдых на этом архипелаге с 27 тысячами жителей, но и заманчивые перспективы поиска сокровищ для любителей подводного плавания. О существовании Аландских островов средства массовой информации напомнили всему миру в начале июля, когда 31-летний шведский ныряльщик Христиан Экстрём нашел в трюме затонувшего около 200 лет назад корабля, предположительно направлявшегося из Германии в Финляндию, наскочившего на риф близ архипелага, бутылки с драгоценным содержимым. Причем, нектар прекрасно сохранил не только свои вкусовые качества, но и аромат. Единственный недостаток – оно потеряло способность «играть». Речь идет о шампанском давно исчезнувшей марки «Жюглар», а также о четырех бутылках действующей и поныне компании «Вдова Клико». Эксперты считают, что ту партию вина, вероятно, дегустировала лично основательница знаменитого дома мадам Клико. Поначалу даже полагали, что это – самое старое в мире шампанское, разлитое по бутылкам в конце XVIII столетия и предназначавшееся королем Франции Российскому императорскому двору. Несмотря на более молодой возраст, сегодня каждая бутылка, прекрасно сохранившаяся на дне морском при температуре 4 градуса Цельсия, может стоить на аукционе, по оценкам экспертов, от 50 тысяч до 100 тысяч евро. Правда, десять бутылок пришлось открыть в ноябре для дегустации… Посередине Балтийского моря, на полпути между Швецией и Финляндией, недалеко от побережья Аландских островов, покоятся сотни древних затонувших кораблей. И они вполне доступны аквалангистам-любителям: груз шампанского был найден на глубине всего 45 метров! До потенциальных сокровищ, образно говоря, можно дотянуться рукой, и вовсе необязательно искать пиратскую добычу на огромной глубине в Карибском или иных далеких морях. Менее ценной находкой оказались несколько бутылок пива, найденного в трюме того же судна. Специалисты проанализировали его состав, особенность дрожжей, и намерены воспроизвести старинный пенный напиток по оригинальному рецепту.   Кладезь находок Считавшийся утраченным фрагмент одной из рукописей Леонардо да Винчи найден в библиотеке французского города Нанта. Текст написан на одном из диалектов итальянского языка XV века, но главная трудность для расшифровки состоит в том, что гений эпохи Возрождения создавал рукопись в свойственной ему манере – «зеркальным почерком», справа налево, а буквы представляют собой их зеркальное отображение. Бесценный клочок бумаги обнаружен в архиве, где находится дар французского коллекционера Пьера-Антуана Лабушера, переданный библиотеке в 1872 году. В этом же архиве в 2008 году была случайно обнаружена неизвестная партитура Моцарта.   Еще один рекордсмен… Нет, ну, в самом деле, сколько можно пить? Сейчас, кажется, уже в начальной школе всем известны цифры смертельной концентрации алкоголя в крови. И, тем не менее, то и дело находятся личности, претендующие на установление все новых рекордов. Как правило, ценой собственного здоровья, а то и жизни. Правда, жителю нижнесаксонского Мюндена повезло: он был вовремя доставлен в больницу, где ему сделали все необходимые процедуры. А если бы случайно проезжавший водитель не заметил его, лежавшего на тротуаре в бессознательном состоянии? Все-таки 5,3 промилле – доза смертельная. Да, конечно, речь идет как минимум о привычном пьянице, а то и об алкоголике. Но и ему надо все же умудриться, чтобы наглотаться до того, чтобы пульс уже еле прощупывался, и дышал он, что называется «через раз»… Хорошо хоть вовремя подобрали!   Раскрыта тайна «аахенской вони»? «Вся Европа» уже рассказывала о необъяснимых приступах чудовищной вони, то и дело накатывавших на Аахен (№10(48), 2010). Спешим сообщить: причина невыносимого запаха, больше года терзавшего жителей и гостей древнего города, сочтена обнаруженной! Эльмар Вичорек, руководитель городского экологического ведомства сообщил, что источник мерзких ароматов – металлообрабатывающее предприятие. То есть, конечно, не оно само по себе, а охлаждающая смазка, применявшаяся в его цехах. Оказывается, именно в ней поселялись бактерии, одним из результатов жизнедеятельности которых и был запах, доставлявший столько неудобств массе людей. Эксперты, долгие месяцы искавшие иголку в стоге сена, еще не были близки к разгадке, когда неожиданная подсказка пришла на берега Рейна с берегов Пегница – из городской управы баварского Нюрнберга. Жительница этого города вспомнила, что 14 лет назад горожане так же точно страдали от омерзительного запаха гнилой картошки, проникавшего в квартиры, пропитывавшего шторы, обивку мебели, одежду… Виновницей этого тогда оказалась зараженная бактериями смазка. Разумеется, сейчас аахенское предприятие уже заменило «виновницу» на её аналог. Однако, его руководство все же не спешит с раскаяниями: никто из работников не чувствовал никаких неприятных запахов, производитель смазки впервые слышит о том, что она может быть причиной подобных неприятностей, а технологический цикл предприятия всегда одинаков, в то время как вонь на городских улицах и в квартирах то появляется, то исчезает – без видимой причины. Неужели эксперты все-таки поторопились?   Для любимца ничего не жалко В детской книжке все еще можно увидеть картинки, на которых изображена дворовая собака, гложущая косточку перед входом в свою скромную дощатую будку. В жизни такую картину в Германии можно встретить все реже и реже. У реальной немецкой собачки есть не то что примитивная суконная попонка, но уже и подбитый мехом пиджачок, а то и пальтецо, масса разнообразных забавных игрушек, различные поводки и ошейники, иные из которых могут стоить дороже простой собачьей будки. А уж про кормежку и говорить нечего: для своего любимца состоятельные хозяева не пожалеют ничего: ему будут предоставлены и любимые деликатесы, и диетическое питание, и отборные био-продукты. А в статистическом выражении все это выливается в то, что на своих домашних зверей немцы расходуют 3,6 миллиарда евро в год. Изрядно, не правда ли? Однако Германский союз защитников животных столь показательная щедрость не только не приводит в неумеренный восторг, но даже вызывает у него некоторые опасения. Дело в том, что домашних любимцев зачастую очеловечивают, приписывая им различные ничуть не свойственные им достоинства, а для некоторых людей они становятся единственными друзьями или даже заменой родственников. Но на «братьях наших меньших» тоже сказывается негативное воздействие человеческих капризов, именуемых модой. В немодные, причем без всякой своей вины, угодил преданный друг германских старушек прежних лет – шпиц. Эксперты считают, что он уже практически оказался на грани вымирания.   Хочешь быть здоровее – работай в саду! Вывод голландских ученых: работа в саду помогает сохранить здоровье и хорошее самочувствие. Особенно это справедливо для тех, кто уже перешел 60-летний рубеж. Для них садовые забавы успешно заменяют фитнес и лечебную физкультуру, оказывают позитивное воздействие на сердечнососудистую систему. Возможно, поэтому садоводы-любители, лишенные привычного летнего занятия, чувствуют себя хуже в зимние месяцы. Еще одна деталь: даже 20 минут работы в саду резко понижают уровень гормонов, вызывающих стресс. Вот почему исследователи специально обращаются к городским властям европейских мегаполисов: ни в коем случае нельзя допустить, чтобы садовые «колонии», которых пока еще в Старом Свете насчитывается около 3 миллионов, пали жертвами застройки, будь то жилые кварталы, бизнес-центры или шопинг-моллы.   Волшебная сила фотоискусства У небезызвестной программы «Гугл стрит вью» обнаружилось еще одно несомненное достоинство: она неплохо помогает похудеть. Ну, если пока и не всем, то 56-летнему британцу из Бристоля по имени Боб Мьюз помогла, да еще как! Судите сами. Мистер Мьюз листал этот популярный атлас улиц и вдруг натолкнулся в нем на свою фотографию – в полный рост, вид сбоку. Она привела его в ужас: «Я в самом деле ТАК выгляжу?». Были предприняты самые радикальные меры – никаких кексов, никаких тортов, никаких чипсов, никакой соленой соломки к пиву, да и самого пива тоже. Зато чего вдоволь, так это самоистязания в фитнес-центре. Результат получился впечатляющим. Мистер Мьюз потерял треть своего веса, вписавшись во вполне пристойные 89 килограммов. Добавьте сюда еще два бонуса: потеря лишнего веса помогла британцу привести ближе к норме артериальное давление и снять часть проблем с позвоночником. Теперь он чувствует се6я заметно бодрее. Спасибо «Гуглу»!   Ничего святого! В одной из мюнхенских церквей ящик для сбора пожертвований стоял на постаменте статуи святого Антония – защитника и покровителя всех страдающих телесными и душевными недугами. Вот на этот-то ящик и был направлен преступный умысел злоумышленника, решившего поживиться в церкви. Такое святотатство не сошло ему с рук: деревянная статуя, выполненная в человеческий рост, накренилась от тряски и упала прямо на вора, довольно сильно поранив ему голову. Священник этой церкви Людвиг Шперрер уверен, что пожертвования были защищены божьим промыслом, а пресс-секретарь мюнхенской полиции, не склонный к теологическим объяснениям, думает, что грешника наказала «сама жизнь». Но вор, как оказалось, не осознал своей кары. Еле улизнув из церкви, он позвонил в квартиру в одном из соседних домов, чтобы ему оказали первую помощь. Пока сердобольный молодой человек, впустивший его к себе, искал необходимые медикаменты и перевязочные материалы, преступник спер с комода лежавший на нем кошелек. И был таков.   Знатный мастер! Жил да был в тюрингском городе Гумперда домашний мастер, который решил, что вход в подвал ему больше не нужен, и надо его замуровать. Сказано – сделано. Собрал он инструменты, кирпичи, раствор, притащил на место и принялся за дело. Был ли сей искусник трезв или нет, знает только он сам, но факт остается фактом: выкладывать стену он принялся не снаружи подвала, а изнутри. Результат не замедлил проявиться – знатный мастер прочно себя замуровал. И допёр до этой простой истины только тогда, когда закончил работу. Что бы вы сделали на его месте? Разобрали только что сложенную стену, пока не схватился раствор? Банально! А наш строитель принялся… думать. Думал он долго. Начал в пятницу вечером, а надумал к концу дня в воскресенье. Результатом напряженных размышлений стало то, что он взялся за перфоратор и стал пробивать, нет, не ту стенку, что сложил, а другую. Да, видно, опять что-то не рассчитал… Стену то он продырявил, но на выходе угодил в ласковые объятия полиции, поджидавшей его в подвале у соседа. Тот уже давно не ладил с изобретательным «самоделкиным» и при первых звуках перфоратора призвал стражей порядка, чтобы они прекратили грохот, отравляющий ему воскресный отдых. Полицейские долго принимали все за шутку, поскольку не могли поверить, что столкнулись со столь хрестоматийным примером усердия не по разуму. Но, в конце концов, сокрушителя стен пришлось призвать к ответу по всей строгости закона.   План надо выполнять… …Даже если ты работаешь в полиции, во всяком случае – в польской. И уж тем более в Бялограде, городе с населением в 20 тысяч человек, расположенном на северо-западе республики. Тамошний начальник поставил своих подчиненных перед дилеммой: или каждый из них приносит в день, по меньшей мере, по одной штрафной квитанции, или это будет иметь негативные последствия для их зарплаты. Один из подчиненных этого сторонника планового хозяйствования – Анджей Т. – чтобы выполнить указания шефа, выписал штрафную квитанцию… себе самому. За хождение по железнодорожным путям он подверг себя уплате 20 злотых – примерно 5 евро. Журналисты из «Газеты выборчей» не преминули пообщаться с руководством этого полицейского и привели его ответ: охрана общественного порядка – задача сотрудника полиции, а если он подолгу никого не штрафует, то можно заподозрить, что он ленится работать. И попробуй возразить!   Не мучил, просто откусил голову Своеобразие шведского законодательства проявляется не только в деле Джулиана Ассанжа. Не так давно суд оправдал жителя балтийского острова Готланд, обвиненного в причинении мучений животным. Между прочим, событие, о котором идет речь, задокументировано – заснято на видео с помощью сотового телефона. Что же сотворил оправданный? Во время пьянки в мужской компании откусил голову живой мыши. То есть то, что он – законченный придурок, всем было и так ясно. Но вот подпадает ли его бессмысленное деяние под статью закона? Нет, решил судья. И обосновал свое решение тем, что намерения 23-летнего оправданного причинить загрызенной им мыши боль и мучения в том смысле, в каком это трактует шведский закон о защите животных, обвинением не доказаны. Хотя запись четко зафиксировала и процесс мышеубийства, и шумные похвалы, которыми осыпали «грызуна» восторженные собутыльники. Местный прокурор, тем не менее, не намерена сдаваться и собирается обжаловать оправдательный приговор. Так многомудрые рассуждения о том, в мучениях ли завершила свою жизнь загрызенная мышь или без оных, будут продолжены.   Может, хоть на ножки обратят внимание? На обочинах чешских дорог уже некоторое время несут службу дамы из дорожной полиции, одетые хотя и в форменные, но весьма экономно скроенные мини-юбочки. Причем, в этом полунеглиже они трудятся даже в отчетливо зимнюю погоду, располагающую совершенно к другой экипировке. От простуд и прочих заболеваний, вызванных переохлаждением, барышень спасает только то, что они… картонные. В соседней Австрии эта задача все же поручена мужчинам, которые хоть и сделаны из того же материала, но удостоились одного на всех имени – Винценц. А вот чехи решили, что заставить водителей снизить скорость может если не испуг перед стражем порядка, то хотя бы стремление попристальнее приглядеться к достоинствам, которые демонстрируют искусственные и безымянные девушки. Однако власти недооценили чувство юмора чешских ездоков. В городе Мыслотине выставленную на улице голоногую постовую местные жители тут же обрядили в теплую шапку и пальто. Дескать, чтоб не отморозила чего-нибудь. А в нескольких местах картонных девушек и самих уперли неведомые злоумышленники.   Могло бы быть и хуже Житель Вены, возвращавшийся из казино, расположенного на австрийско-чешской границе, подвергся нападению жестокого грабителя. Подкараулив водителя, остановившегося, чтобы протереть заснеженное лобовое стекло, преступник вскочил в авто и с криком «Гони деньги, а то убью!» всадил несчастному в живот нож. А затем, отняв у тяжело раненного 4 тысячи евро, скрылся. Водитель в состоянии посттравматического шока сам проехал по зимней дороге 40 километров до ближайшей больницы в городе Холлабрунн (Нижняя Австрия). «Слава богу, я был тепло одет и нож вонзился не особенно глубоко», – радуется пострадавший.   Проснись и пой! Исследователи из Мюнстерского университета пришли к выводу, что маленькие дети должны больше петь. В этом их убедили результаты обследования 500 малышей детсадовского возраста. Согласно подсчетам, 88% много поющих детей оказались полностью готовыми к обучению в школе. Среди тех, кто пел мало, этот процент ровно вдвое меньше – 44. Таким образом, по мнению ученых, можно считать, что влияние детского пения на духовное, телесное и социальное развитие ребенка до сих пор недооценивалось. Особенно важно пение для развития речи, социализации и подавлении агрессивности. Сугубо положительное воздействие оказывает пение на детей из семей мигрантов и тех, кто вырос в таких слоях общества, которые в Германии политкорректно называют «далекими от образования». Объяснение этому феномену дали нейробиологические и физиологические исследования, доказавшие, что пение увеличивает выработку «гормонов счастья» и подавляет выработку «гормонов агрессивности». Нейробиолог Геральд Хютер даже назвал пение «мощной пищей для детского мозга». А тот, кто не разовьет свои природные способности к пению, лишит себя в жизни многих преимуществ, уверяет ученый.   Доигрались… Мальчишеские проказы, даже те из них, которые кажутся вполне невинными, зачастую приводят к серьезным последствиям. Жаль только, сами мальчишки об этом не всегда заранее догадываются. Точно так и вышло с двумя двенадцатилетними жителями Вены, один из которых решил забраться на стойку баскетбольного кольца и пролезть через корзину сверху вниз. Вскарабкавшись на трехметровую высоту, он легко проскользнул в кольцо ногами вниз и… Спустя секунду проказник плотно застрял в сетке, сплетенной из стальной проволоки, которая точно рассчитана на диаметр мяча. Мальчишка оказался несколько шире, а потому повис как рыба в продранном подсачке. К чести его товарища надо сказать, что он пришел на выручку попавшему в беду другу и, встав под сеткой, позволил ему опереться ногами на свои плечи. Сколько удалось бы продержаться этой «акробатической композиции» выяснить не удалось: к счастью, кто-то из бдительных соседей вызвал пожарных, один из которых сменил нижнего из мальчишек, а другие распилили сетку и освободили застрявшего. По свидетельству спасителей, оба проказника к их приезду уже выбились из сил. №12(50), 2010
no image
Только факты

За первые девять месяцев 2010 года возобновилась тенденция прежних лет – рост торговли между Россией и 27 странами ЕС: на треть. Эти данные сообщило европейское статистическое ведомство Евростат. После непрерывного 8-летнего периода увеличения этого показателя в 2009 году было отмечено...

За первые девять месяцев 2010 года возобновилась тенденция прежних лет – рост торговли между Россией и 27 странами ЕС: на треть. Эти данные сообщило европейское статистическое ведомство Евростат. После непрерывного 8-летнего периода увеличения этого показателя в 2009 году было отмечено сокращение – экспорта из ЕС в Россию на 38%, а импорта – на 35% по сравнению с предыдущим годом. Одновременно дефицит «двадцати семи» в торговле с РФ сократился с 73 миллиардов евро в 2008 году до 50 миллиардов в 2009 году. С начала 2010 года, по мере преодоления глобального финансово-экономического кризиса, положение стало исправляться. Европейский экспорт в Россию увеличился за три квартала с 48 миллиардов евро до 61 миллиарда, а импорт – с 83 миллиардов до 113 миллиардов евро. Россия остается третьим по значимости торговым партнером ЕС – после США и Китая. Российским партнерам поступает 6% всего экспорта «двадцати семи», а от них в страны ЕС – 10% их импорта. Крупнейшим экспортером в Россию с января по сентябрь 2010 года была Германия (18,8 миллиарда евро, или 31% экспорта), за ней следовали Италия (5,6 миллиарда, или 9%), Франция (4,4 миллиарда, или 7%) и Нидерланды (4,3 миллиарда евро, или 7%). Главным импортером российских товаров также была Германия (21,8 миллиарда евро, или 19%). Список главных покупателей продолжается из тех же стран: Нидерланды (15,9 миллиарда, или 14%), Польша (9,7 миллиарда, или 9%), Италия (9,4 миллиарда, или 8%) и Франция (9,1 миллиарда, или 8%). Неизменной остается и структура внешней торговли. Примерно 85% европейского экспорта в Россию составляли товары промышленного производства, а на энергоресурсы приходились три четверти импорта ЕС из России. Из Европы на восток континента шли медикаменты, автомобили, мобильные телефоны и самолеты, а в обратном направлении преимущественно нефть, газ и уголь. №12(50), 2010
no image
Только факты

Согласно сообщениям немецкой прессы, половина врачей ФРГ из соображений экономии отказалась от целого ряда необходимых с медицинской точки зрения процедур и способов лечения. Это мнение поддерживают и социологи из Алленбахского института демоскопии. Для 12% врачей такая практика стала повседневностью, а...

Согласно сообщениям немецкой прессы, половина врачей ФРГ из соображений экономии отказалась от целого ряда необходимых с медицинской точки зрения процедур и способов лечения. Это мнение поддерживают и социологи из Алленбахского института демоскопии. Для 12% врачей такая практика стала повседневностью, а ни разу с этим не сталкивались только 42% германских медиков. Видимо, неслучайно у многих пациентов создалось устойчивое впечатление, что врачи избегают назначать им те виды лечения, которые прежде были привычными. Из 1800 опрошенных 35% признались: они все больше уверены, что некоторые лекарства и процедуры им не назначают только потому, что они дороги, а не потому, что в них нет необходимости. Из тех, кто имеет лишь обязательную страховку, такую точку зрения высказали 38%, а те, кто располагает частной – заметно более дорогой – страховкой недовольных все же меньше – 9%. №12(50), 2010
no image
Только факты

Французские эксперты провели исследование, в котором сравнили питейные привычки, господствующие во Франции и в Северной Ирландии. Результаты опубликовал авторитетный «Бритиш медикал джорнал». Объектами изучения стали 10 тысяч мужчин, которым в начале исследования – в 1991 году – было от 50...

Французские эксперты провели исследование, в котором сравнили питейные привычки, господствующие во Франции и в Северной Ирландии. Результаты опубликовал авторитетный «Бритиш медикал джорнал». Объектами изучения стали 10 тысяч мужчин, которым в начале исследования – в 1991 году – было от 50 до 59 лет и никакими сердечнососудистыми заболеваниями они не страдали. Как и следовало ожидать, отличия были отмечены весьма большие. Но сперва – о том, что есть общего. Например, количество потребляемого за неделю алкоголя в обеих странах сходно. Речь идет о случаях, когда было выпито более 50 граммов чистого спирта. В пересчете на более привычные европейцам напитки, это соответствует четырем–пяти бокалам вина или такому же количеству полулитровых кружек пива. А вот далее начинаются различия. Если свою недельную дозу житель Северной Ирландии, как правило, выпивает за субботу, то француз распределяет то же потребляемое количество более равномерно. Мудрено ли, что в результате ирландцы напиваются в 20 раз чаще французов? И, соответственно, сердце отказывается им служить вдвое чаще, чем жителям Франции. Но дело не только в том, сколько выпивается. Еще одна причина повышенного риска инфарктов среди ирландцев заключается в том, что именно пьется. В Белфасте это крепкое спиртное и пиво, и почти никогда – вино, а в Париже это чаще всего именно вино и изредка что-нибудь еще. Итак, подводим итог: здоровее всего пить вино, но делать это надо в меру и вразрядку. Как и советует классическое немецкое присловье: «Trink massig, aber regelmassig» (Пей в меру, но регулярно). №12(50), 2010
no image
Только факты

СамыйПервыйАбзац И по сей день главной причиной ухода в мир иной в Германии остаются сердечнососудистые заболевания. Но, тем не менее, более всего немцы страшатся не этих хворей, а онкологических заболеваний. Опухолей боятся две трети опрошенных (в исследовании, заказанном больничной кассой...

СамыйПервыйАбзац И по сей день главной причиной ухода в мир иной в Германии остаются сердечнососудистые заболевания. Но, тем не менее, более всего немцы страшатся не этих хворей, а онкологических заболеваний. Опухолей боятся две трети опрошенных (в исследовании, заказанном больничной кассой DAK, приняло участие 3 тысячи человек). Следующая по распространенности «страшилка» – несчастные случаи, повлекшие за собой тяжелые травмы (53%), а также инсульт (52%), болезнь Альцгеймера (50%). Однако страхи страхами, но профилактическими обследованиями многие немцы, тем не менее, со всей очевидностью манкируют. Так поступают больше половины мужчин. Женщины то ли дисциплинированнее, то ли благоразумнее: из них регулярным обследованиям не подвергает себя всего только четверть. Вообще, по мнению экспертов, опасения в отношении болезней у прекрасного пола выражены заметно сильнее. Эксперт больничной кассы DAK Кристина Зевеко уверена: «У женщин другое отношение к своему телу, и это положительно сказывается на заботе о его здоровье». В то время как молодые люди (до 29 лет) более всего опасаются онкологических, психических и венерических заболеваний, те, кто старше 60, тревожатся из-за возможного старческого слабоумия и инсульта – и здесь не просматривается ничего экстраординарного. Но вот что должно порадовать страховщиков, так это то, что около 85% опрошенных все же принимают меры, чтобы позаботиться о своем здоровье. Три четверти регулярно занимаются спортом, не злоупотребляют спиртными напитками и придерживаются принципов здорового питания. Здесь лидируют жители ганзейского города Бремена: только 9% из них считают, что их состояние здоровья, скорее, плохое или очень плохое. А вот в Берлине такого мнения придерживается 21% жителей. DAK призывает всех граждан серьезнее относиться к своему здоровью и не пренебрегать профилактическими осмотрами. Между прочим, согласно закону, все немецкие женщины старше 20 лет имеют право пройти бесплатную диагностику у гинеколога-онколога. А те, кто старше 30-ти, должны еще и пообщаться на эту тему с маммологом. №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

В Европе и на других континентах люди хотят примерно одного и того же. Ясного неба над головой. Чистого воздуха и воды, которые вдыхаешь и пьешь без отвращения. Естественной благоприятной не загаженной среды вокруг. Достойного существования. Это когда никто не лезет...

В Европе и на других континентах люди хотят примерно одного и того же. Ясного неба над головой. Чистого воздуха и воды, которые вдыхаешь и пьешь без отвращения. Естественной благоприятной не загаженной среды вокруг. Достойного существования. Это когда никто не лезет тебе в душу. Никто – ни власти, ни чиновники, ни начальство не унижают твое человеческое достоинство. И можно жить так, как тебе нравится. Ни от кого и ни от чего не зависеть. Самостоятельно принимать решения. Когда до работы добираешься за несколько минут, ну, может, чуть-чуть подольше, но не на много. Вообще повсюду. Легко и быстро. Зимой и летом. И любые точки своей страны и всего мира тебе открыты. Работа в радость. Получаешь за нее хорошую плату. Пропорциональную вкладу и усилиям. Достаточную, чтобы обеспечить себя, свою семью, своих близких всем необходимым и немного большим. Чтобы не хуже, чем у других. Когда СМИ не делают из тебя идиота. Читая газеты, слушая радио, смотря телевизор, ты ощущаешь, что тебя уважают, а не относятся к тебе, как к быдлу. По крайней мере, врут в меру. Не фальсифицируют выборы слишком нагло. И никаких ограничений на Интернет. Когда не страшно за безопасность. Свою и своих детей. И не надо идти встречать жену и дочь к метро или остановке троллейбуса, когда они поздно возвращаются откуда-то. И все-таки есть разница между бандитами и вымогателями и теми, кто должен тебя от них защищать. Когда у тебя по-настоящему есть возможности для развития и самореализации. И всё зависит только от тебя в этой жизни. От тебя, а не от других. Во всяком случае, не от «большого брата». Когда поиск хлеба насущного не отнимает все время. И его остается достаточно для личной жизни. Для любви. Для семьи. Для саморазвития. Когда дышишь полной грудью. В этом состоит тот договор, который не только мы – общество и каждый человек в отдельности подписали с властью, – но и Творец. Однако мы уныло молчим в тряпочку, когда договор нарушается. Закрываем глаза на всё и только горестно вздыхаем. Извиваемся как черви в тщетных потугах доказать себе и остальным, что не всё так плохо и, вроде как по-честному. Творцу подобное не свойственно. Давным-давно, в стародавние времена наши предки создали этот мир вместе с Творцом. Создали по наитию. Без лекал. Методом проб и ошибок. Но строго придерживаясь главной заповеди. Чтобы в нем царили равенство и справедливость! И сначала получилось неплохо. Тогда людей было мало. А земли много. Мир выстроили без власти, за её ненадобностью. Мир гордых, сильных, самостоятельных людей. Знающих, чего они хотят. Способных за себя постоять. Способных ко всему. К любви. Искусству. Ремеслам. И самопожертвованию. Умеющих радоваться жизни и наслаждаться ею. Творец и Создатели удовлетворенно пожали друг другу руки. И Творец, многому научившись у них, отправился отстраивать другие миры. Прошло какое-то время. Наверное, не маленькое. Он вернулся, чтобы посмотреть, как идут дела, и ужаснулся. Обиделся. И разгневался. Его именем на Земле творили дурные дела. Все задуманное оказалось переиначенным. Самым грубым и вульгарным образом. В центр жизни вместо добра, равенства и справедливости был поставлен культ. Вокруг него расположились священнослужители и иже с ними. Они присвоили себе право говорить вместо Творца и от его имени, воспользовавшись тем, что он далеко. Они выстроили иерархию. Сами встали на высшие ступени пирамиды. А всех остальных сбросили вниз, заставив лишь слушать, служить и подчиняться. Нет, – сказал Творец, – так дело не пойдет. И уничтожил тот мир. Без жалости и сомнений. Разрушив же его, вместе со следующим поколением наших предков построил новый. Получилось не очень здорово. Хотя терпимо. Всё же много пошло в отходы. Сила духа у людей была уже не та. Гордости и уверенности в себе вполовину. В результате мир оказался наполненным лишениями, горестями и войнами. Но всё же главную заповедь удалось соблюсти. Вновь во главу всего были поставлены равенство и справедливость. А люди получили все необходимое для того, чтобы их защитить. Творец и Создатели нового мира ударили по рукам. И Творец опять на время исчез. Вроде бы, порядок вещей был надежно установлен. Его было кому защищать и поддерживать. За будущее можно было не опасаться. Однако когда Творец вновь появился в этом мире, у него возникло ощущение дежа вю. Да, с одной стороны, все было совсем иначе, чем в первый раз. С другой стороны, сути это не меняло. В центр мира оказалась поставленной власть силы. Она попрала равенство и справедливость. Потомки тех, кто был призван их защищать, стали её приспешниками. Они теснились у трона. Никого к нему не подпускали. От близости к трону зависело теперь все. Что ты из себя представляешь. Что имеешь. Что можешь. И место в новой иерархии, выстроенной по принципу принадлежности к власти, вновь передавалось по наследству. Гнусно и примитивно мир разделили на слуг и господ. На правителей и подчиненных. На тех, кто командует, и тех, кто вынужден подчиняться. Какая гадость, – выдохнул Творец. – Всё у меня как-то не так получается. Придется и этот мир отстраивать заново. Уничтожив его, Он призвал следующее поколение наших предков. Запомните, – сказал им Творец. – В центре создаваемого нами мира должны стоять равенство и справедливость. И никак иначе. Только у такого мира есть будущее. Только такой мир соответствует замыслу. Только при соблюдении такого условия перед ним будет открыт путь к познанию. К использованию удивительных и ничем не ограниченных возможностей технологического развития, которые я в вас открываю для их защиты и сохранения. К совершенству. В себе и вокруг себя. Лелейте этот мир. Не дайте ему погибнуть. Творец и Создатели третьего мира, нашего с вами мира, раскланялись. И Творец, как и водится, исчез. Однако, увы, в его отсутствие всё пошло как всегда. Много лет спустя одной крылатой фразой легендарный Виктор Степанович Черномырдин это так здорово скажет. В центре мира со временем вместо надежды, равенства и справедливости вновь оказалось что-то не то. Их место занял золотой телец. Ему стали поклоняться. И молиться. На него работать. О нем мечтать. От него зависеть. И нутром. И положением в обществе. И возможностями. Он превратился в верховного правителя этого мира. Вершителя судеб. Движущую силу истории. Он пронизал его насквозь. Ничто и никого не оставив нетронутыми. Но, может быть, в людях хоть чуть-чуть, хоть на йоту всё же осталось чувство собственного достоинства? Инстинкт самосохранения. Память о том, что случилось с предшествующими мирами. Так не хочется, сложа руки, дожидаться неминуемого апокалипсиса. Нынешнее поколение Создателей вполне способны отыскать в себе силы изменить ход вещей. Вспомнить о замысле. Развернуть мир к нему. Требуется, на самом деле, так немного. Никого не надо раскулачивать. Ничего нет нужды отбирать и национализировать. Даже у зарвавшихся финансовых спекулянтов, заигравшихся банкиров, несостоятельных предпринимателей, ни к чему не пригодных власть предержащих и всех тех, кто привел наш мир к глобальному экономическому кризису и не менее разрушительным мучительным конвульсиям стагнации. Пусть у них всего останется много. Очень много. Денег. Славы. Золота и бриллиантов. Хрусталя и мрамора. Роскошных яхт. Пароходов. Дворцов. Личных самолетов. Не важно. Не в том дело. Нужно совсем другое. Чтобы у каждого простого обычного человека – у нас с вами – было все то, что для нас важно, что мы считаем необходимым для достойного существования. Суть не в количестве благ, а в том, чтобы высокое качество жизни было обеспечено каждому. Напомню тем, кто уже подзабыл начало. Достоинство. Личная свобода и неприкосновенность. Возможность свободно и без ограничений общаться со всем миром. Такие детские сады, школы, институты, в которых все могут получать качественное образование. Такая работа, которая приносит приемлемый достаток и удовлетворение. Такая транспортная инфраструктура, которая дает любые возможности передвижения и реально делает всех равными. Такие города и поселки, в которых самое скромное жильё, простые магазинчики и обычные забегаловки предоставляют вам весь набор услуг, на которые вы вправе рассчитывать. Такая структура общества, когда у бедных есть все то, что есть и у богатых. Когда бедным доступно всё то, что и богатым. Пусть и в меньшем количестве. Лишь такая цивилизация, которая это гарантирует, отвечает требованиям справедливости. И только у такой цивилизации есть шанс выжить. Неплохо было бы им воспользоваться – а там, глядишь, духовное, как некогда, возвысится над материальным и займет положенное ему место, потому что и с материальным проблем не станет – и вернуть развитие нашей непутевой цивилизации на путь, отвечающий замыслу. Пока не поздно. Пока не вернулся. Пока вновь не разочаровался. Ведь следующей попытки может уже и не быть. Недаром в народе говорят: «Бог троицу любит». Не четыре и не пять. А третий раз это и есть наше с вами сегодня. Чего хотелось бы вам и всем нам от всей души пожелать в наступающем году, или хотя бы следующем, или хотя бы когда-нибудь. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Вопреки русской пословице «Дареному коню в зубы не смотрят», многие европейцы недовольны теми подарками, которые они получают, в том числе, на Рождество и Новый год. Как показал опрос, проведенный в четырех странах Европейского Союза, лидируют в этом отношении итальянцы: более...

Вопреки русской пословице «Дареному коню в зубы не смотрят», многие европейцы недовольны теми подарками, которые они получают, в том числе, на Рождество и Новый год. Как показал опрос, проведенный в четырех странах Европейского Союза, лидируют в этом отношении итальянцы: более половины анкетированных признались, что каждый год они получают, по меньшей мере, один подарок, которым они не довольны, или который вызывает у них безразличие. Среди испанцев таких нашлось 49%. Менее придирчивы к дарам французы – 28%. А вот подавляющее большинство немцев не слишком разборчивы (или выбирающие подарки ошибаются реже?): в Германии недовольных или безразличных обнаружено лишь 8%. Среднеевропейский показатель составил 28%. Любопытно, что 62% испанцев, 58% итальянцев, 54% немцев и 46% французов признались: у них в доме находится не менее одной полученной в подарок вещи, которая абсолютно бесполезна, и которой они никогда не пользуются. Каким же должен быть полезный подарок? На этот вопрос социологи отвечают так: во избежание проблемы, дарите деньги, а ваш родственник или знакомый сам купит нужную ему вещь. №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Вот и 2010 год прошел. Промчался. Промелькнул. Загорелся маленькой робкой тусклой звездочкой надежды. Надежды на мир без войн, глобальных кризисов, стихийных и рукотворных бедствий, человеческой низости и предательства. На то, что все самое худшее осталось позади. Но тут же погас,...

Вот и 2010 год прошел. Промчался. Промелькнул. Загорелся маленькой робкой тусклой звездочкой надежды. Надежды на мир без войн, глобальных кризисов, стихийных и рукотворных бедствий, человеческой низости и предательства. На то, что все самое худшее осталось позади. Но тут же погас, так ее и не оправдав. Полотно истории осталось лишь еще с одним жалким грязноватым кровоподтеком. Пикантность ушедшему году добавило приключение с интернет-сайтом «Викиликс» в самом конце календаря. Вы хотели ничем не ограниченного доступа к государственным базам данных? Настаивали на абсолютной свободе информации и самовыражения? Требовали полной открытости и транспарентности в том, что касается публичного действа? Вы получили весь этот букет. И мир обрел согревающую душу возможность в него окунуться, предоставив пиршество запахов своему, видимо, еще не ко всему привыкшему обонянию. Лучшие представители человечества, со знанием дела практикующие древнейшую на свете профессию, наконец-то получили вожделенное. Они бросились смаковать размещенные на сайте конфиденциальные сведения с неподражаемым упоением и сладострастием, порождающим у читающей публики только одно всепоглощающее чувство – зависть к тем, кто так здорово умеет радоваться жизни в ее самых гнусных проявлениях. Сведения о том, кто, как и о ком подумал и написал. Кто, сколько и у кого украл. Кто, как и почем кого оценивает. И о многом другом, столь же трепетно постыдном и унизительном. Но за всем этим полосканием чуждого грязного белья незамеченным прошло одно скромное неброское признание. Абсолютно незамеченным. Странно незамеченным. Удивительно. Совершенно непонятно откуда взявшееся. Признание бога триединого. Всевышнего и неделимого. Всеобщего и вездесущего. И в чем! В захвате власти. В узурпации полномочий. В том, как все случилось, как все произошло на самом деле. В действительности же его не было… Изначально не было. То есть, конечно, он был. Но только потом. Намного позже. И совсем другой. А сначала была бесконечно большая и бесконечно малая мать-природа. Одновременно бесконечно большая и бесконечно малая. Существующая и существовавшая всегда и никогда. Бесконечно сложная и бесконечно простая. Вбирающая в себя все и не содержащая в то же время ничего. Бесконечно разнообразная и единая сама в себе. Потому что представить ее себе, понять и описать невозможно. Она сама этого сделать не в состоянии. И ни одна из ее эманаций. Поскольку процесс познания и погружения в невежество, стремление к совершенству, развитие и неминуемая деградация и схлопывание сущности – тоже бесконечны. Мать-природа дала начало всему. Абсолютно всему. Всему-всему-всему. Живому и неживому. Сознательному и бессознательному. Материальному и нематериальному. Разуму и его отсутствию. Пространству – времени – материи. Характеристикам и измерениям. Сонму богов и богу единому. Флоре и фауне. Человеку, человечности и нелюдям. Но самое главное – она дала начало самой себе. И, естественно, что своим олицетворением в созданном ею мире она явила саму себя. Все, что она породила, было наделено даром вечности. Было наделено способностью воспроизводить себя. Вновь и вновь. Раз за разом. И так всегда. То есть в основу всего сущего, всего-всего-всего, абсолютно всего она положила женское начало, материнское чрево и естество деторождения в абсолютном и бесконечном его выражении. Ничего мужского в матери-природе и порожденном ею мире нет. И никогда не было. Мужское начало матери-природе без надобности. Оно никому и ничему не нужно. Оно никому и ничему не служит. Оно бессмысленно. Бесполезно. Иррационально. Нефункционально. Оно полнейшее отрицание всего, что присуще матери-природе. За одним исключением. Маленьким. По большому счету даже ничтожным. Бесконечная сложность, разнообразие и протяженность дали мужскому началу шанс. Воспользовавшись им, оно проявилось в нашем мире, может, в нашей Вселенной, измерении или еще чем-то. В качестве сбоя системы или нет, сие, опять-таки, тайна за семью печатями. Несмотря на его никчемность и бесполезность, мать-природа не стала его уничтожать. Зачем. Исчезнет, выродится, погибнет само собой… Может быть, мать-природа не обратила внимание. Может, сочла слишком уж малой погрешностью. Может, просто допустила ошибку. Недооценила. Кто знает. Однако ошибку во многом роковую, в чем-то даже непоправимую. Что из-за нее или из нее еще получится, нам не ведомо. А пока… Единственной задачей, единственным смыслом существования для мужского начала стали завоевание жизненного пространства, самоутверждение и доминирование. Первым делом оно захватило власть. Оно подчинило себе все и вся. Оно трансформировалось в творца единого и многоликого и стало переделывать все округ себя по своему образу и подобию. Чтобы добиться одной всепоглощающей цели – лишить мать-природу и все порожденное и порождаемое ею самодостаточности. Чтобы всегда и во всем были вход и выход. Начало и конец. Ноль и единица. Слияние и распад. Жизнь и смерть. Память и беспамятство. Черное и белое. Самопожертвование и предательство. И чтобы олицетворением всего был образ, наделенный большой окладистой бородой, которой у матери-природы по определению нет, и не может быть. Творец всего сущего. Ангелы и архангелы. Сын. Мессия. Герои. Полководцы. Властители дум. Меценаты. Вся та часть двуполого, без которой рождение новой жизни якобы невозможно. И в том же ряду стоят столь любимые нами Дед Мороз и Санта Клаус. Но все это обман. Наваждение. На их месте должна возвышаться только она – мать-природа. Раз за разом. Век за веком. Тысячелетие за тысячелетием дарящая нам, рождающая маленького крохотного мальчика – Новый год, который на самом деле девочка. Только мы об этом забыли. Или не знаем. Вернее, не знали. Которая приходила бы к нам в образе вечно молодой, вечно прекрасной женщины. Все понимающей и все прощающей. Даже никчемное, бестолковое, бессмысленное мужское начало. Но правда восторжествует. История возьмет свое. Само не ведая того, человечество восстановит справедливость. Оно сделает так, чтобы мать-природа вновь стала самодостаточной. И выбор в пользу однополых браков, детей в пробирке, учительствующих президентов-женщин, бесподобных бизнес-уимин, и всего остального – пускай очень робкие, пугливые, осторожные, но все же долгожданные шаги в нужном направлении. Чтобы когда-нибудь в будущем покончить с мужским племенем окончательно. Раз и навсегда. Хотя навсегда не бывает. Пока же, в предвкушении этого, как и новых публикаций на забористых интернет-сайтах, позвольте поднять бокал с амброзией за то, что возможность разнообразия по-прежнему дарит нам маленькие, но такие замечательные радости, также порожденные бесконечно удивительной и восхитительной матерью-природой. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Современная наука творит чудеса. Не без участия ученых Старого Света. Одну за другой она открывает тайны природы. Раздвигает границы познания. Все дальше и дальше заглядывает в глубины космоса. Проникает в механизмы всех и всяческих взаимодействий. Заставляет трепетать нас в восторге...

Современная наука творит чудеса. Не без участия ученых Старого Света. Одну за другой она открывает тайны природы. Раздвигает границы познания. Все дальше и дальше заглядывает в глубины космоса. Проникает в механизмы всех и всяческих взаимодействий. Заставляет трепетать нас в восторге от сложности и красоты окружающего мира. И только в замыслы Творца ей до сих пор никак проникнуть не удается. Ни на йоту. Сколько ни бьются над этим земные мыслители. С какой бы стороны к их расшифровке ни подступаются. Все бесполезно. А почему – потому, что поверили в сказочку, будто бы прошлое предваряет будущее, а будущее не может опережать прошлое. Потому что взяли на веру представления о том, будто бы сущее сохраняет свойства, которые мы у него открыли или ему приписали. Потому что зачем-то вбили себе в голову, будто бы у Творца был и есть какой-либо замысел. Нашему миру миллиарды и миллиарды лет, – утверждают ученые. Конечно, конечно, – поддакивают им мыслители. В подтверждение своих слов они засыпают нас ворохом свидетельств, надерганных отовсюду аргументов и неопровержимых расчетов. Чушь. Нонсенс. Не обращайте внимание. Это ни что иное, как самообман. Эффект материализовавшегося миража. В действительности наш мир молод. Поразительно молод. Юн. Удивительно юн. Только что из печи. И не было никакого Большого Взрыва. Не было никаких миллиардов лет разбегания светил. И десятков миллиардов лет эволюции живого и неживого тоже не было. Творец родился вместе с человечеством. Ни до. Ни загодя. Ни на много-много раньше. А одновременно. Он столь же молод и неопытен, как наша почти детская, младенческая, агу-агукающая цивилизация. И обезьян, человекоподобных, гуманоидов и австралопитеков с неандертальцами и естественного отбора и восхождения от примитивных рефлексов к вершинам духа – ничего этого тоже не было. И головокружительного ускорения развития на этапе перехода к технотронной эре по сравнению с предшествующими миллионами лет вялотекущей эволюции тоже. Ведь Творец и современная цивилизация родились одновременно. Они смотрят друг другу в глаза. Они наслаждаются общением. Они вместе творят окружающий мир, заставляя с каждым днем, с каждым годом, с каждым столетием сиять его все новыми и новыми красками. Будучи совсем маленьким и неопытным, даже немножко пугливым, как и все малыши, Творец допустил гибель Атлантиды и распад Великой Римской империи – предтечи современной цивилизации и своих любимых придумок. Не найдя для них спасительного выхода, он – что вполне естественно для не вполне окрепшей психики – очень опечалился. Расстроился. На несколько столетий ушел в себя. Вот так и получилось, что на нашей части планеты воцарились варварство и мракобесие. Спасибо хоть, что только на нашей. Как всегда бывает в таких случаях, спасли воля и разнообразие культур. Человечество дало Творцу еще один шанс. Великолепный. Упоительный. Оно запустило неподражаемое чудо возрождения. И Творец вновь получил возможность наслаждаться удивительными красотами, создаваемыми земными поэтами, художниками и архитекторами. А его сердце переполнилось звуками божественной музыки, сочиняемой непревзойденными земными гениями. И он опять поверил в мечту. И вновь захотел творить. Снова творить. Творить со всей силой своих ничем не ограниченных возможностей. Творить так, как только ему было отпущено судьбой. Только ему было даровано. И Творец засучил рукава. Первым делом он раздвинул небосвод, лежавший на Земле, и превратил его в безбрежное, бесконечное пространство. Он снял украшения со старого небосвода и превратил их в настоящие звезды, галактики, скопления галактик. И не просто отдраил, а заставил всех их сиять, сверкать, сгорать, стареть и взрываться и делать это по-разному. Всех вместе и по отдельности. Похоже и, вместе с тем, каждый раз немного иначе. После этого он приподнял Землю и снял ее с огромных слонов или черепах, в общем, с тех легендарных животных, на которых она раньше покоилась. Подумал, что с ней делать, покрутил-повертел, придал ей шарообразную форму и забросил в невообразимые глубины космоса. Но это было только начало. Слегка поупражнявшись, Творец принялся за самого человека. Так получилось, что раньше он научился у него всему – мудрости и любви, бесстрашию и уверенности в себе, стремлению к совершенству и жажде неведомого. Кроме того, он взял у него и умение не скупиться. Когда пришло время отдавать, он в благодарность поступил по-королевски. В дополнение к вере, согревающей душу, и искусству, примеряющему с величием мира и дающему радость бытия, он подарил человеку науку. Но не старую схоластику, которая его самого когда-то усыпила, а современную науку. Такую науку, которой подвластно все. Которая берет одни вершины за другими. Которая будет и впредь поднимать человека вверх и вверх, вслед за Творцом, наделяя новыми и новыми возможностями. И будет бросать его вдогонку за Творцом, придумывающим окружающий нас мир все более и более сложным и увлекательным. Потом Творец занялся микромиром. Вслед за атомами он придумал элементарные частицы. Затем кварки, бозоны, цветность, очарование, антиматерию и многое-многое другое. На очереди стринги. За ними параллельные миры, переходы в различные измерения – все то, что в будущем даст возможность человечеству путешествовать по Вселенной. Времена географических открытий вернутся. Но это будут совсем другие времена. И совсем другие открытия. Не материков и проливов, Америки и Австралии, а ближних и дальних звездных систем. Эти времена стремительно приближаются. Времена упоения бескрайностью и разнообразием мира. Времена, когда люди выпорхнут из гнезда. Земного гнезда. И сделаются другими. Совсем другими – они больше не захотят отделять себя от Творца. Но главный подарок, который благодарный Творец припас для нас с вами, для человечества – «проявление», «протаивание» во Вселенной тысяч и миллионов звездных миров красных карликов. Их отличие от любых других звездных систем состоит в том, что в них зарождаются и развиваются сходные с нашей цивилизации. Близкие ей по духу и устремлениям. Они прекратят наше одиночество во Вселенной. Встреча с ними тоже не за горами. Встреча желанная. Долгожданная. Но не без внутренних опасений и настороженности. Человечеству нужно к ней хорошо подготовиться. Чтобы это сделать, ему понадобится, как минимум, немножечко поумнеть. Не забывайте – и мы с вами, и Творец только выбрались из пеленок. Быть взрослыми, отвечать за свои поступки – этому землянам, вслед за Творцом, еще предстоит научиться. И обучение не стоит откладывать на потом. Первые шаги лучше бы сделать уже сейчас. Не дожидаясь ни этого Нового года. Ни следующего. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

(грустная рождественская сказка) История о кошке, которая гуляла сама по себе, – родной, привычный образ для всех европейцев. Эта милая сказка вошла в фольклор. Стала частью нашей культуры. И не только потому, что так здорово написана – великолепным, точным, изысканным...

(грустная рождественская сказка) История о кошке, которая гуляла сама по себе, – родной, привычный образ для всех европейцев. Эта милая сказка вошла в фольклор. Стала частью нашей культуры. И не только потому, что так здорово написана – великолепным, точным, изысканным языком. Но и потому, что в ней абсолютно верно схвачены психологические типажи. Всех будущих домашних животных и друзей человека – дикой лошади, дикой коровы, дикой собаки и кошки. И, в первую очередь, нас с вами – современных мужчин и женщин. Однако не забывайте: бесподобный Редьярд Киплинг, автор повести джунглей и многих других великолепных произведений, был певцом величественной британской империи. Она до сих пор объединяет между собой, пускай и на других политических основаниях, десятки англоязычных государств. Рассказанное гениальным англичанином в той же степени относится и к ним, созданным человеком со всеми присущими ему достоинствами и пороками, как и к нам с вами. И еще, ну этого-то почти никто не знает – не то, что не помнит, не знает – он опубликовал только первую часть этой почти документальной сказки. Придать огласке вторую, чтобы не возбуждать ненужные эмоции, поэт своей страны просто не решился. Однако сейчас, когда сайт Викиликс вместе с последователями и продолжателями его дела вошли во все дома, это можно сделать. Сама история ее потом дописала. Слушайте же. Женщина все так здорово организовала. Она приручила дикую собаку и дикую лошадь. И теперь ее Мужчина отправлялся на охоту конным в сопровождении друга. Она заключила пакт с кошкой. И та теперь развлекала ее детенышей и играла с ними, когда Женщина была занята по хозяйству или находилась вне дома. Он теперь заменил ставшую тесноватой для них пещеру. А некогда дикая корова кормила их молоком. Но, увы, эта пасторальная идиллия не могла долго продолжаться. Они были на этой Земле не одни. Их окружали другие. Не такие умелые и удачливые. Зато намного более злые и завистливые. И что особенно удручало Мужчину и Женщину, их было много. Очень много. Безумно много. Чудовищно. Мужчине и Женщине с ними было не справиться. К тому же они были обременены домом, хозяйством, детьми. Они должны были думать о том, как защитить тех, кого они приручили. Их мобильность была ограничена. В общем, силы были не равны. Они уступали окружающим их злобствующим соперникам по всем статьям. И те прекрасно это понимали. А дальше, поначалу, все было как всегда. У Мужчины и Женщины стали пропадать домашние животные. За ними – что-то из собранного ими урожая, в который они всегда вкладывали столько сил, и заготовленных ими запасов. Дети начали возвращаться с прогулок с синяками и кровоподтеками. Их пришлось оставить дома и запретить уходить куда-либо одним. А ведь кто-то же должен был пасти стада и присматривать за домашними животными. Затем и Мужчине с Женщиной стало передвигаться по округе не безопасно. Им ненавязчиво объяснили, что за безопасность надо платить. Вообще надо делиться. Как – можно подумать. Или в виде оброка. Или отработок. В виде десятины тоже подходит. Примерно по следующей схеме. Десятина за дом. Десятина за хозяйство. Десятина за братьев наших меньших. Десятина за детей. Десятина за безопасность. И это, конечно же, далеко не полный перечень. Только – за. А надо будет отдельно еще и – кому. Кольцо сужалось. Мужчине и Женщине было не вырваться. Им было не спастись, не потеряв себя, своей свободы, достоинства, всего того, что они ценили в жизни. И тогда они решились на отчаянный шаг. Женщина призвала все свои древние способности, которыми она воспользовалась, когда приручала диких животных, и силы окружающей их природы, и начала колдовать. У нее был выбор: она могла изменить себя, своего избранника, своих детей. Они стали бы огромными. Они сделались бы гигантами. Совершенно непохожими на других людей ни обликом, ни статью. Чудовищно сильными и безразличными к чужим горестям, страданиям и смерти. Но Женщина отвергла этот выбор. В ожившем дыме, поднимавшемся от разведенного ею в открытом очаге ритуального огня, она разглядела, что будет дальше, и отшатнулась. Они стали бы не только чудовищно сильными, огромными и свирепыми, но и кровожадными. Они бы попытались уничтожить все окрест. И разгорелась бы страшная война. Война за выживание. Война на уничтожение. В страхе, который бы они наводили на всех, превратившись в чудовищ, все живое – то, которое не могло бы за себя постоять, покинуло бы места их проживания, обрекая их в будущем на голодную смерть. Остальная же часть природы объединилась, чтобы им противостоять. В результате стало бы не лучше, а намного-намного хуже. Выбор в пользу второго варианта показался ей явно более предпочтительным. В какой-то степени он шел в развитие того, что ей уже удалось сделать раньше, когда она привела в пещеру диких животных, приручив их и сделав домашними. Поэтому она продолжила подбрасывать в огонь травы, собранные со всех окружающих их лугов, и вырытые ею и детьми коренья, всю собранную в лесу свежую листву и только что распустившиеся бутоны цветов. А затем принялась заговаривать странные, удивительные образы и видения, возникающие в волшебном дыму, древними, идущими откуда-то из души, из глубины, песнопениями. Она научилась им у своей матери. Та услышала их от своей и поделилась с дочерью. Они передавались из поколения в поколение. Из уст в уста. Для сохранения памяти. Для сохранения себя. Во имя будущего. На случай, если. Который, к сожалению, всегда наступает. Слова многих из них были Женщине непонятны. Знания о них были утеряны. Но она чувствовала, она ощущала, какая мощь, какая неведомая сила заключена в них. Очаг на мгновение погас от порыва ветра, взявшегося как бы ниоткуда, с тем, чтобы разгореться вновь, еще более ярко и торжественно и, на этот раз к тому же – жизнерадостно. А во дворе, куда за этот краткий миг выпорхнул волшебный дым из очага, раздался многоголосый рев и рыканье. Женщина выглянула за дверь. С конюшни, где он над чем-то возился, уже спешил Мужчина. От радостного удивления они остановились как вкопанные. На лужайке перед домом весело резвились котята. Обычные полосатые котята, может, с несколько необычным окрасом. Только величиной с добрый стог сена каждый или каждая. С зубками, напоминающими, скорее, акульи. С клыками, торчащими вперед, как самые настоящие бивни. Они показались Мужчине помесью кошки и слона. И только Женщина знала, что силы предков действительно позволили получить ей в дар помесь кошки и слона. Гигантские существа подкатились к ним под ноги и стали тереться об их плечи и просить свою порцию ласки, как и все котята. Когда они чуть-чуть подрастут, поняли Мужчина и Женщина, никто округ не отважится больше задирать их семью. Вдруг из-за дома раздалось громкое престранное чавканье и шипение. Женщина вспомнила, что в тот миг, когда очаг погас, чтобы разгореться затем вновь, часть волшебного дыма ускользнула в дверь, а часть вылетела в форточку. Вместе с Мужчиной она сломя голову бросилась за дом и тут же остановилась, заливаясь веселым, счастливым, рассыпчатым смехом. И было не совсем понятно, что ее больше позабавило – еще одно творение ее рук или беспросветно тупое и умильное выражение на мужественном лице отца ее детей. Им навстречу вперевалочку топали потрясающие существа: пушистые, лупоглазые, с длиннющими свисающими ушами и обрубленными хвостиками. Как вы уже догадались, тоже величиной в добрый стог сена. Очень похожие на помесь зайца и гиппопотама, ­– померещилось Мужчине. Назову их, пожалуй, кроликами, – решил он про себя. И лишь Женщина, памятуя о тех образах, которые возникали в клубах волшебного дыма, точно знала, что это действительно были помесь зайца и гиппопотама. Теперь и проблем с едой у них больше не должно было возникнуть. Только бы открывающаяся перед нами новая жизнь, жизнь с гарантированным достатком и безопасностью, – подумалось Женщине, – не перевернула бы устоявшийся порядок вещей. Только бы Он, мой избранник, остался со мной и детьми. Только бы он не взалкал большего – почестей, власти и славы. Их ему теперь не сложно будет добиться. Ему не составит труда подчинить себе окружающих людей и повести их за собой. У него для этого все есть. Предлог же всегда найдется. Например, стремление сделать их лучше, образованнее, гуманнее, человечнее. Увы, несмотря на все свои недюжинные способности, удержать Мужчину при себе и сохранить тот порядок вещей, который она смогла создать когда-то, Женщине не удалось. О том, что последовало дальше, вы, наверное, уже догадались. Для этого не нужно быть провидцем. Вот только почему гигантские саблезубые кошки и гиппопотамистые кролики не достались нам в наследство, совершенно не понятно. Как случилось, что они исчезли или до такой степени изменились, остается строить предположения. Правда, может, об этом рассказывается в третьей сказке Редьярда Киплинга, которую мы так пока и не отыскали. Однако это уже совсем другая история. Мы же в память о потаенном искусстве и колдовских чарах женщин и о счастливом избавлении в далеком прошлом наших великих восточных предков – Женщины и Мужчины каждый 12-й год живем под священным знаком непонятно как оказавшихся вместе кошки и зайца. Поэтому, весело встречая Новый год и загадывая желания, не забудьте фигурки с их изображением обязательно поставить на свой праздничный стол. И поднять бокалы за их и наше с вами преуспеяние. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
Круглая дата

Свершилась с изобретением фольги – тонкой металлической пленки Вы считаете, что это безмерное преувеличение? А теперь попробуйте представить себе, что исчезли все продукты и изделия, для сохранения или продажи которых необходима тонкая алюминиевая пленка. Пропали шоколад и конфеты, сливочное масло...

Свершилась с изобретением фольги – тонкой металлической пленки Вы считаете, что это безмерное преувеличение? А теперь попробуйте представить себе, что исчезли все продукты и изделия, для сохранения или продажи которых необходима тонкая алюминиевая пленка. Пропали шоколад и конфеты, сливочное масло и маргарин, чай и кофе, бульонные кубики и лекарственные таблетки… Продолжать? Швейцарский инженер Роберт Виктор Неер впервые сумел прокатать фольгу ровно сто лет назад – в 1910 году. Правда, была она сделана не из алюминия, как сейчас происходит в большинстве случаев, а из серебра. В те далекие годы она была не та, что нынче, а лишь чуть толще человеческого волоса. Но уже могла исправно выполнять свои обязанности – служить в качестве воздухо- и светонепроницаемой упаковки, помогающей сохранить продукты в свежем и неповрежденном виде. Первым клиентом Неера стала бернская фирма «Тоблер», до сих пор исправно заворачивающая свои треугольные шоколадные плитки в алюминиевую фольгу. По сей день три четверти объема производства фольги идет на упаковку и, разумеется, на бытовые цели. Однако применяется она и во многих других отраслях – от автомобилестроения до строительства и дизайна. В годы Второй мировой войны пришлось фольге встать под ружье: промышленность рейха изготавливала из неё специальные полоски, которые разбрасывали с самолетов, чтобы сбить с толку британские радары. Сейчас алюминиевую фольгу на крупнейшем в мире производстве, расположенном в нижнерейнском Гревенбройхе, прокатывают из огромных алюминиевых отливок – восьмиметровых брусьев весом в 24 тонны. Для любителей цифр: стоит такой «малыш» 70 тысяч евро. Прежде, чем получится готовая пленка, ему предстоит шесть раз пролезть через могучие валки, вытерпев в перерывах мощный нагрев. Сейчас основная часть контроля за технологическим процессом и соблюдением необходимых параметров доверена компьютеру. Но и без человеческого догляда пока все же обойтись нельзя, недаром на предприятии занято 1800 человек. Что такое работа в горячем цеху – объяснять бесполезно: тот, кто не пробовал, все равно не поймет. Это надо ощутить на собственной шкуре. Фольга из Гревенбройха, помимо германского рынка, идет и на экспорт – в Африку, Азию, Южную Америку. Сейчас развозят ее по миру на всем, на чем придется – от автомобилей до самолетов. А в 20-е годы прошлого века она уезжала из Гревенбройха только железнодорожным транспортом. С предприятия до товарной станции продукцию тогда доставляли на повозках, запряженных осликами. Между прочим, суточный объем производства тогда составлял 150 тонн, всего вдвое меньше, чем сейчас. Разумеется, до волшебной цифры в 6,3 микрометра (в девять раз тоньше человеческого волоса) в Гревенбройхе тогда прокатать фольгу не могли. Впрочем, и сейчас это удается далеко не всем. Например, китайцы, одни из основных конкурентов германских прокатчиков (правда, принадлежит производство ныне норвежскому концерну «Ношк гидро»), хотя и построили за последнее время множество подобных производств, пока на такие показатели качества выйти все же не могут. Александр ВАРВАРИН №12(50), 2010
ПАРТНЕРСТВО
no image
ПАРТНЕРСТВО

Создание вуза, специализирующегося на переподготовке российских государственных служащих для работы с партнерами из Европейского Союза, предусмотрено дорожными картами построения общих пространств между Россией и ЕС. Подведение первых предварительных итогов его деятельности за последние несколько лет – это в какой-то степени...

Создание вуза, специализирующегося на переподготовке российских государственных служащих для работы с партнерами из Европейского Союза, предусмотрено дорожными картами построения общих пространств между Россией и ЕС. Подведение первых предварительных итогов его деятельности за последние несколько лет – это в какой-то степени и подведение итогов реализации дорожных карт, вернее того, насколько успешной и эффективной она могла бы быть. Вместе с тем, достигнутые результаты – не самоцель. Они, скорее, задел на будущее. Европейский учебный институт при МГИМО (У) МИД России будет расширяться. Интенсивность его деятельности – возрастать. То, какую роль в дальнейшем он будет играть в системе отношений между Россией, ЕС и его государствами-членами, зависит от четко выстроенных планов, их правильного понимания, от того, в какой мере сотрудничающие стороны стремятся к объединению усилий для выполнения намеченных задач. 1. Итоги 1.1 Общая оценка результатов Европейскому учебному институту (ЕУИ) исполнилось 4 года. За это время он утвердился в качестве одного из ведущих в сфере высшего учебного образования в Российской Федерации. Он пользуется авторитетом и популярностью. Вносит конкретный вклад в достижение поставленных перед ним целей – улучшения отношений между Россией и Европейским Союзом. Институт вышел на крейсерскую скорость своей повседневной работы. Процедуры отбора студентов, приглашения преподавателей и предоставления образовательных услуг отлажены. Высокая оценка достижений Института дана на саммитах Россия-ЕС. На них Институт приводился в качестве образца конкретного сотрудничества между Россией, ЕС и его государствами-членами. Высокая оценка нашла отражение в новом контракте между МГИМО и Европейской Комиссией о поддержке развития Института на 2010-2013 годы. В нем прямо говорится: «Итак, проект по созданию Европейского учебного института был успешно запущен и уже начал давать положительные результаты в полном соответствии с целями настоящего проекта». Цели, подчеркнем еще раз, – сближение между Россией, ЕС и его государствами-членами. 1.2 Политическое измерение ЕУИ Совместная деятельность учреждений России и ЕС по обеспечению деятельности Европейского учебного института является политическим проектом. Нормальное функционирование ЕУИ уже само по себе вносит вклад в развитие отношений между Россией, ЕС и его государствами-членами. Вместе с тем, за последний год Институту очень много удалось сделать дополнительно для улучшения политического климата на Европейском континенте. Институт в составе Рабочей группы Валдайского мирового политического форума принял участие в написании прорывного доклада «Союз Европы». Он обстоятельно обсуждался на Валдайском и Ярославском мировом политическом форумах, в целом в среде европейского экспертного и политического сообщества. Его идеология повлияла на подходы руководства Российской Федерации к выстраиванию отношений с Европейским Союзом. Институт в составе авторской группы Института современного развития принял участие в подготовке другого прорывного доклада – о перестройке отношений с Североатлантическим Союзом. Доклад получил высокую оценку руководства страны. Он был использован при подготовке к Лиссабонской встрече с НАТО. Это серьезные, весомые результаты деятельности Института, политического измерения его деятельности. Кроме того, по инициативе ЕУИ совместными усилиями Администрации Президента и МИДа удалось минимизировать урон, нанесенный попытками исключить европейское право из номенклатуры юридических специальностей. Хотя, похоже, борьба еще не закончена. 1.3 Обучающиеся в ЕУИ По состоянию на сегодняшний день костяк обучающихся составляют государственные служащие Российской Федерации. Они отбираются из списков тех, кого рекомендуют министерства, агентства, службы, другие государственные структуры, представительства субъектов Российской Федерации в Москве. Отбор проводится в соответствии с официально установленными критериями. Прежде всего, Институт руководствуется потребностями российских ведомств, мотивированностью и подготовленностью студентов. Общая картина по набору на 2010-2011 учебный год. Было подано 320 заявок. Принято 127 студентов. Они распределяются следующим образом. На «праве» учится 51 человек, «экономике» - 39, «политике» - 36 человек. 16 декабря состоялась очередная церемония вручения дипломов выпускникам предыдущего набора. До этого в Институте обучалось соответственно почти вдвое больше студентов. Переезд ЕУИ в новое здание позволяет увеличить набор. Институт будет наращивать его исходя из ориентиров, установленных контрактом между МГИМО и Европейской Комиссией. 1.4 Магистерская программа Главная задача, поставленная перед ЕУИ, состоит в подготовке когорты людей, которые будут укреплять отношения между Россией и ЕС, в повышении их квалификации. Институт решает ее через обучение по магистерской программе. В структурном отношении магистерская программа полностью отработана. Первый семестр – вводные курсы. С февраля по июнь включительно – специализация. Третий семестр – стажировки, самостоятельная работа, занятия по дисциплинам государственного стандарта Российской Федерации, написание и защита магистерских диссертаций. Программа обучения устоялась. Круг преподавателей определен. Вносимые изменения связаны, в основном, с учетом результатов социологических опросов студентов, изменениями в государственном стандарте, личными графиками иностранных преподавателей. Социологические опросы проводятся Институтом регулярно. Они дают важную, ценную информацию. Она используется при тонкой доводке и актуализации магистерской программы. Учет требований государственного стандарта безусловен. Это условие выдачи магистрантам дипломов государственного образца. Работа по совершенствованию программы и привлечению к преподаванию в Институте лучшей мировой профессуры будет продолжена. Точно также будет  продолжено использование оправдавших себя новаций. С 2010 года первый месяц обучения отводится на интенсивную языковую подготовку студентов, набранных на обучение в ЕУИ. Эта новация себя полностью оправдала. Реакция и студентов, и преподавателей сугубо положительная. 1.5 Стажировки Удалось установить традицию, согласно которой большие группы студентов ЕУИ проходят стажировки в Венской Дипломатической Академии и в Колледже Европы. Студенты на них отбираются по критерию успеваемости. Стажировка в Вене рассчитана на неделю. Стажировка в Брюгге включает одну неделю занятий в Колледже Европы. Вторая неделя посвящена посещению институтов Европейского Союза (Европейского Парламента, Суда ЕС, Совета ЕС и Европейской Комиссии). В 2010 году удалось выйти на оптимальный формат занятий на стажировках. Они проводятся в форме моделирования переговоров с Европейским Союзом и в Европейском Союзе. Отклики студентов очень и очень положительные. Стажировки им многое дают. Институт рассматривает их проведение как постоянную форму сотрудничества с Венской Дипломатической Академией и Колледжем Европы. Весьма хвалебные отклики у студентов о дополнительных стажировках, которые организовали страны, председательствующие в Европейском Союзе. Последнюю такую стажировку предоставила Швеция. К сожалению, закрепить эту традицию не получилось. Институт обратился к послам Бельгии и Венгрии – стран, председательствующих в ЕС в 2010-2011 годах, с просьбой восстановить ее и закрепить. С посольством Испании продолжаются консультации на эту тему. Основной смысл таких стажировок для студентов ЕУИ состоит в том, чтобы изнутри увидеть, как страны интегрированы в ЕС, понять это через общение со своими контрагентами в национальных министерствах и ведомствах. Очень много дают стажировки в Брюгге языковых преподавателей Института. ЕУИ чрезвычайно признателен за организацию таких стажировок Колледжу Европы. Обучение в Брюгге терминологии Европейского Союза позволяет в дальнейшем языковым преподавателям объединить занятия языком и занятия по профессии для достижения единой цели – лучшего понимания студентами ЕУИ Европейского Союза, сотрудничества между Россией и ЕС. Институт договаривается с руководством Колледжа Европы о том, чтобы они проводились ежегодно и на постоянной основе. 1.6 Краткосрочные курсы Проведение таких курсов позволяет охватить обучающими программами гораздо более широкий круг государственных служащих и всех тех лиц, которые заинтересованы в лучшем знании стандартов Европейского Союза, сотрудничестве между Россией и ЕС. Считаем одним из достижений Института закрепление краткосрочных курсов по проблематике пространства свободы, безопасности и законности и курсов по соблюдению стандартов в области прав человека в качестве ежегодных. Они теперь проводятся на регулярной основе в апреле и октябре. Другие краткосрочные курсы их дополняют. К их числу относятся занятия, организуемые Институтом в регионах Российской Федерации. Еще одно достоинство таких курсов – ЕУИ приглашает на них университетскую профессуру из регионов России. Это позволяет дальше передавать даваемые знания. 1.7 Конференции С помощью конференций преподаватели ЕУИ и учащиеся получают возможность знакомиться с самыми последними исследованиями, мнениями и позициями ведущих специалистов и государственных деятелей по разбираемым вопросам. Они дают возможность общаться с ведущими профильными специалистами, устанавливать контакты. Институт на регулярной основе проводит конференции по вопросам безопасности и широкоформатного сотрудничества между Россией и ЕС. Для последнего периода характерными стали конференции, в рамках которых анализируется то, что двусторонние отношения России с отдельными государствами-членами могут дать для сближения России и ЕС, для создания общих пространств в масштабах всего континента. Новая тема – модернизация. Она отвечает требованиям времени. Ей была посвящена проведенная ЕУИ российско-испанская конференция. В дальнейшем Институт планирует серию мероприятий в контексте плана действий по реализации инициативы «Партнерство для модернизации». 1.8 Популяризация деятельности ЕУИ В первую очередь ей способствуют выступления в Институте руководителей Европейского Союза и Российского государства. Одним из крупных событий стало выступление в ЕУИ председателя Европейского Парламента Ежи Бузека. Очень полезным было общение со студентами директора РЕЛЕКСа Гуннара Виганда. Признательны Александру Грушко (заместителю Министра иностранных дел), Константину Косачеву (председателю Комитета по международным делам Государственной Думы), Андрею Климову (сопредседателю парламентского совета Россия-ЕС), главе Делегации Фернандо Валенсуэле, послам Бельгии и всех других стран ЕС за регулярные выступления перед слушателями ЕУИ. На ближайшее время запланированы выступления в Институте Министра юстиции Александра Коновалова и руководителя ФАС Игоря Артемьева. Колоссальный вклад в популяризацию деятельности ЕУИ вносит Интернет-журнал «Вся Европа». В декабре 2010 года увидел свет его юбилейный 50-ый номер. Журнал читают все специалисты по Европейскому Союзу и люди, отвечающие за сотрудничество с ЕС. Аудитория журнала постоянно растет. Он самым активным образом используется в процессе обучения. Благодаря журналу студенты ЕУИ имеют возможность знакомиться с актуальными аналитическими материалами по политике, праву, экономике Европейского Союза и отношениям Россия-ЕС, с самыми разными сторонами жизни в странах ЕС. Библиотека слушателей ЕУИ насчитывает уже девять томов. Это и материалы конференций и собственно учебная литература. В издательстве «НОРМА» опубликован фундаментальный учебник по праву ЕС, подготовленный преподавателями ЕУИ. По этому учебнику обучаются студенты всех вузов России, не только МГИМО. Единственная проблема – поощрение огромного, титанического труда авторского коллектива. Он остался неоплаченным из-за позиции Европейской Комиссии. Она считает, что подготовка учебной литературы входит в круг должностных обязанностей преподавателей ЕУИ. Как известно, в России подход иной. Как решить эту проблему, должен подсказать Комитет Руководящего Совета по связям с общественностью и издательской деятельностью. Сейчас в издательской деятельности Института вынужденно взят перерыв на объявление тендера (аукциона) в соответствии с действующим российским законодательством. Однако по рекомендации упомянутого Комитета подготовлен список заявок на публикации и, прежде всего, учебные пособия. Авторы над ними уже работают. Можно рассчитывать, что Комитет будет и дальше вносить позитивный вклад в копилку Института. Для этого он должен сосредоточиться, в первую очередь, на популяризации его деятельности. Этим вопросам были посвящены два его первых заседания. 1.9 Общий итог Особо следует сказать об укреплении материальной базы Европейского учебного института. Российская сторона построила для него большое современное здание. Остается надеяться, что и Европейский Союз, исходя из принципа паритета, когда-нибудь также внесет не менее весомый вклад. Но главное – обучение ведется теперь в качественно новых условиях. Материальная база для решения новых задач, которые поставили перед Институтом власти Российской Федерации и Европейского Союза, подготовлена. Эти задачи зафиксированы в новом контракте между МГИМО и Европейской Комиссией. 2. Новые направления деятельности ЕУИ 2.1 Общий обзор Сверхзадача, которую решает Институт, остается прежней. Это сближение между Россией и ЕС путем подготовки кадров, которые могут обеспечить такое сближение, вывести отношения между Россией, ЕС и его государствами-членами на новый, более высокий уровень. Однако сейчас Институт может и должен делать для этого больше. Как и при помощи чего, четко изложено в контракте между МГИМО и Европейской Комиссией. 2.2 Создание Попечительского Совета В контракте записано: «В дополнение к существующим органам в 2010 году будет создан Попечительский Совет ЕУИ в целях оказания помощи в привлечении финансовых средств для осуществления новых программ и проектов, ориентированных в будущее». В контракте указывается также, что Попечительский Совет нужен для оказания содействия в усилении позиций ЕУИ как национального и международного учебного и научного центра по европейским интеграционным процессам, отношениям между Россией и ЕС. Еще одна функция Попечительского Совета, перечисленная в контракте, состоит в оказании содействия ЕУИ в налаживании международного сотрудничества в области исследований и образования. Приведенные положения контракта идут в развитие уставных документов ЕУИ. Они направлены на мобилизацию усилий Дирекции и, в первую очередь, Руководящего Совета Института. Согласно Уставу, Попечительский Совет должен быть компактным органом узкого состава. Его возглавляют крупнейшие политические, государственные деятели России и ЕС, по одному с каждой стороны. В состав входят по семь глав крупнейших европейских компаний, базирующихся в России и Европейском Союзе. Предполагается, что Попечительским Советом будет создан эндаумент ЕУИ. На полностью прозрачной для всех основе он будет приносить ЕУИ дополнительные финансовые средства, необходимые для расширения его деятельности. Тем самым будет реализовано следующее положение контракта между МГИМО и Европейской Комиссией: «От членов Попечительского Совета ожидается привлечение дополнительного финансирования деятельности ЕУИ». На протяжении уже длительного времени Дирекцией ЕУИ велись консультации с Делегацией ЕС в России, Европейской Комиссией, бизнес сообществом по вопросу создания Попечительского Совета. Институт вступил в Европейский Деловой Конгресс, провел у себя выездное заседание его Правления. Институт установил контакты с рядом потенциальных членов Попечительского Совета, ассоциациями бизнеса. Настала пора, чтобы к работе по созданию Попечительского Совета подключились все члены Руководящего Совета. Главным образом, наверное, Администрация Президента, Министерство иностранных дел России, Делегация Европейского Союза. Вместе с тем, наверняка, весомый вклад в решение данной задачи может внести каждый член Руководящего Совета. В контракте между МГИМО и Европейской Комиссией устанавливается: «Для того чтобы завершить создание Попечительского Совета, членами Руководящего Совета, а также руководством ЕУИ будут предприняты соответствующие действия для привлечения к его деятельности высокопоставленных представителей официальных кругов и бизнес сообщества Европейского Союза и России». 2.3 Обучение в ЕУИ представителей бизнеса Обучение в Институте госслужащих финансируется из средств Российской Федерации и Европейского Союза. Обучение представителей бизнес сообщества должно вестись на коммерческой основе. Присутствие среди студентов ЕУИ бизнесменов сделает обучение в ЕУИ еще более притягательным. Оно будет обеспечивать синергетический эффект. Будет добавлять финансовой устойчивости Институту. На первом четырехгодичном отрезке деятельности ЕУИ данная задача ставилась весьма приглушенно, хотя в уставных документах ЕУИ такая возможность предусматривалась. Первоочередным для ЕУИ было отлаживание учебного процесса и удовлетворение заявок российских министерств и ведомств. Контракт между МГИМО и Европейской Комиссией выдвигает решение задачи по привлечению представителей бизнес сообщества для обучения в ЕУИ на первый план. Он квалифицирует «представителей российского и зарубежного бизнес сообществ, желающих углубить свои знания в областях взаимодействия и сотрудничества в отношениях между Россией и ЕС», в качестве «целевой аудитории». В категорию бенефициаров сотрудничества между Россией и ЕС в содействии функционированию ЕУИ им включены «российские и иностранные частные компании». Дирекция ЕУИ на протяжении 2010 года установила контакты с Российским союзом промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палатой, Московской Торгово-промышленной палатой. Дирекция работает с Европейским деловым конгрессом. Имеется предварительная договоренность с Ассоциацией Европейского бизнеса в России об организации презентации ЕУИ. Институт намерен работать по всем этим направлениям. Однако было бы логично, если бы члены Руководящего Совета предложили внести свой личный персональный вклад в достижение этой цели. 2.4 Обучение студентов из стран Европейского Союза Сразу после того, как ЕУИ был создан, тогдашний глава Делегации ЕС в России Марк Франко организовал презентацию Института на обеде с участием всех послов государств-членов ЕС. Делегация тогда пригласила все страны ЕС создать один-два, но не более трех грантов в размере 24 000 евро каждый для обучения своих граждан в ЕУИ. Однако впоследствии Делегация ЕС предложила отодвинуть решение этой задачи на более поздний срок. Сейчас контрактом между МГИМО и Европейской Комиссией задача по привлечению студентов из стран ЕС для обучения в ЕУИ выдвинута в разряд приоритетных. В качестве «целевой аудитории» им указываются «специалисты из стран-членов ЕС, работающие в области взаимоотношений между Россией и ЕС и желающие приобрести более глубокое понимание процессов ведения диалога и сотрудничества между Россией и ЕС», а также «студенты из стран-членов ЕС, имеющие диплом в области международных исследований со специализацией по России». Бенефициарами проекта поддержки ЕУИ контрактом названы «соответствующие службы институтов Европейского Союза, занимающиеся вопросами сотрудничества России и ЕС». Тому, как это важно, посвящен целый раздел контракта. Для привлечения студентов из стран Европейского Союза ЕУИ превращается в уникальный образовательный комплекс. Преподавание смещается в сторону предметов, раскрывающих специфику отношений партнерства, сотрудничества и конкуренции между Россией и ЕС и дающих сопоставительный анализ права, экономики и политики России и ЕС. Нигде больше в мире этого не делается. Кроме того, для студентов из стран ЕС предусмотрен дополнительный образовательный пакет по основам политического процесса, правового устройства, ведения бизнеса, культуре и дипломатии России. Им будут даваться также специальные курсы русского языка. Видимо, назрела потребность снова собирать послов стран ЕС, обращаться к ним уже не от нашего имени - ЕУИ, а от имени Делегации и Руководящего совета. И в решение этой задачи – организации обучения в ЕУИ студентов из стран ЕС каждый член Руководящего Совета может внести серьезный вклад. Отбор студентов для ЕУИ мог бы проводиться совместно с Колледжем Европы в соответствии с отлаженными им процедурами. 2.5 Создание сети центров Европейских исследований в Российской Федерации Это еще одна крупномасштабная задача, поставленная перед ЕУИ. Уже сейчас Институт многое делает в рамках своей региональной стратегии. Заключены соглашения о сотрудничестве с целым рядом региональных университетов. ЕУИ будет и дальше расширять сеть партнерских университетов и региональных научно-исследовательских центров. К обучению в ЕУИ активно привлекается региональная профессура. Для проведения мастер-классов в региональные университеты направляются преподаватели ЕУИ. При организации краткосрочных курсов для региональной и местной администрации делается все, чтобы они проводились вместе с региональными университетами и для региональных университетов. ЕУИ вносит посильный вклад в деятельность Российской ассоциации европейских исследований (АЕВИС) и поддержку региональных центров через Ассоциацию. Но контракт между МГИМО и Европейской Комиссией требует от Института большего. В числе главных целей Института он указывает укрепление взаимоотношений между Россией и ЕС через «содействие развитию исследовательской деятельности и уровня преподавания права, экономики и политики ЕС в России». Среди «ожидаемых результатов» в контракте перечисляется: «расширение сети учебных центров в России и Европейском Союзе, реализующих магистерские программы в области европейских исследований». Для достижения этих результатов Институт в тесном сотрудничестве с Делегацией ЕС и Европейской Комиссией должен использовать все имеющиеся возможности. ЕУИ рассчитывает, что Делегация сделает все от нее зависящее для того, чтобы выделенные сейчас Брюсселем гранты на развитие российских региональных центров европейских исследований осуществлялись при максимальной вовлеченности в практическую работу Европейского учебного института и АЕВИС. Гранты большие, по 500 тысяч евро. Важно, чтобы они использовались максимально эффективно. Это может обеспечить только подключение к их исполнению ЕУИ и АЕВИС. Было бы логично также, если бы Делегация и Европейская Комиссия тщательно проанализировали имеющиеся международные программы Европейского Союза с тем, чтобы граждане Европейского Союза могли обучаться по ним в ЕУИ, а студенты ЕУИ в свою очередь стажироваться в институтах Европейского Союза. 2.6 Заключение соглашения между Россией и ЕС об обеспечении деятельности ЕУИ Перечисленные выше задачи еще раз подчеркивают уникальность ЕУИ. Она носит двоякий характер. Институт является уникальным высшим учебным заведением такого типа в Европе. Одновременно он является уникальным для отношений между Россией и ЕС: вся деятельность осуществляется им на паритетной основе. В ближайшие три года Институт будет решать задачи привлечения на обучение представителей гражданской службы, бизнес- структур и гражданского общества Европейского Союза. Поэтому его финансирование из бюджета Европейского Союза не может рассматриваться как техническое содействие Российской Федерации. Или, иначе, его финансирование из бюджета Российской Федерации является техническим содействием Европейскому Союзу. ЕУИ в одинаковой степени обслуживает потребности и интересы, в том числе России и Европейского Союза. Соответственно, к Институту не должны применяться финансовые требования, регламенты и чтобы то ни было еще, регулирующее оказание Европейским Союзом технического содействия. Решение этой проблемы видится на путях заключения специального соглашения между Россией и ЕС об обеспечении деятельности Европейского учебного заведения. Соответствующее поручение Президента Российской Федерации имеется. Оно остается в силе. В прошлом Москва и Брюссель не смогли согласовать соответствующий документ. Тогда было рано. Стороны для этого еще не созрели. Сейчас запуск соответствующих переговоров был бы нужным и своевременным. Их успех стал бы еще одним кирпичиком в построение большого здания сотрудничества между Россией, ЕС и его государствами-членами. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России *1 Полный текст выступления на заседании Руководящего совета Европейского учебного института 16 декабря 2010 г. №12(50), 2010
no image
ПАРТНЕРСТВО

Отношения между Россией и Европейским Союзом складываются сложно. Их взаимовыгодному характеру и динамичному развитию многое мешает. С тем большей надеждой и энтузиазмом экспертное сообщество обеих сторон следит за всеми и малейшими проявлениями улучшений, в том числе на высшем уровне*1. Наконец-то,...

Отношения между Россией и Европейским Союзом складываются сложно. Их взаимовыгодному характеру и динамичному развитию многое мешает. С тем большей надеждой и энтузиазмом экспертное сообщество обеих сторон следит за всеми и малейшими проявлениями улучшений, в том числе на высшем уровне*1. Наконец-то, после многих лет взаимных претензий и отчуждения, стало получаться с нормализацией связей между Россией и Польшей. В них наметились принципиально новые моменты, появления которых так трудно было ожидать еще недавно. Потеплела общая атмосфера. Начали пробиваться ростки доверия. Пускай и самые первые. Нежные. Трепетные. Легко ранимые. Но, тем не менее, все более ощутимые. Настолько, что политики, парламентарии и дипломаты робко заговорили чуть ли не об «окне в Европу», которое может открыть для Москвы дружественная Варшава, особенно в связи с ее председательством в ЕС во второй половине 2011 года*2. Более того, о желательности трехстороннего сотрудничества между Россией, Польшей и Германией. Насколько такие надежды оправданны, чего в них больше – выверенных оценок или самовнушения, правильных расчетов или модного увлечения – ответ на эти непростые вопросы попытались дать участники традиционной конференции, ежегодно проводимой в конце осени в Санкт-Петербурге*3. Как и в предыдущие годы на нее съехались эксперты из России, Польши, Германии и стран Балтии. Дополнительный вес ей придало то, что одним из ее соучредителей на этот раз выступил Московский государственный институт (университет) международных отношений*4. Доверительная атмосфера Её задали на конференции генеральный консул Республики Польша в Санкт-Петербурге Ярослав Дрозд, сотрудник Фонда им. Конрада Аденауэра в Москве Ёхан Вольц, директор Польского Института в Санкт-Петербурге Цезарий Карпинский и советник ректора МГИМО (У) Артем Мальгин, обратившиеся к присутствующим с приветственным словом. Их выступления были тонко нюансированы. Они отражали различия в профессиональном статусе и мировоззрении. И, тем не менее, в них легко можно были выделить общие моменты. По большому счету они сводились к следующему. Будущему председательству Польши в ЕС в Варшаве придается очень большое значение. Но каким оно получится, не очень понятно – слишком много неизвестных: в ЕС складывается новая ситуация, страны-члены еще только накапливают опыт применения Лиссабонского договора, многие функции и полномочия, ранее отправлявшиеся председательствующим государством, отошли к структурам ЕС. Однако со всей определенностью уже сейчас можно сказать, что одними из главных приоритетов Варшавы станут Восточное партнерство и углубление связей с Россией. В последнее время российско-польские отношения обрели не свойственную им ранее динамику. Они стремительно развиваются. Практически по всему азимуту. Это важно само по себе. Одновременно наращивание взаимовыгодных связей и укрепление доверия между Варшавой и Москвой способны оказать благотворное влияние на общую ситуацию, складывающуюся на европейском континенте. Нормализация между Россией и Польшей прокладывает путь к нормализации или даже потеплению отношений между Россией и ЕС. Очень большая заслуга в этом принадлежит группе по сложным вопросам истории. В 2011 году она сконцентрирует усилия на диалоге между Россией и ЕС. Германия не осталась в стороне от указанных процессов. Берлин активно поддержал «примирение» между новыми членами ЕС и Россией, между Польшей и Россией, в той степени, в какой в принципе можно говорить о «примирении». Оно выгодно всем. В его результате выигрывают все европейские страны. В том числе и Германия. И в особенности Германия. Но в отличие от других у Берлина больше возможностей содействовать укреплению позитивных тенденций на континенте. С учетом этого Берлин очень и очень внимательно следит за всеми внешнеполитическими и внешнеэкономическими инициативами своих соседей и Европейского Союза. Так, им были позитивно восприняты недавние идеи российского руководства о формировании общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, построении зоны свободной торговли, форсированном вступлении в ВТО, ставке на успешную реализацию инициативы «Партнерство для модернизации», в частности те, которые прозвучали в ноябрьском выступлении В.В.Путина перед германскими промышленниками и предпринимателями. Трехсторонний формат отношений, при котором Москва, Варшава и Берлин задают повестку дня и определяющим образом влияют на более широкое международное сотрудничество и взаимодействие, является велением времени. Как показывает практика, многие вопросы целесообразнее обсуждать именно в таком формате или даже с большим количеством участников. Опыт подобного рода минимален. Его почти нет. Он изучен плохо, или даже почти не известен. Но, похоже, за ним будущее. Потихоньку, незаметно, не привлекая к этому внимания, экспертное сообщество, договорившись о том, как оценивать прошлое, от осмысления прошлого через системное обсуждение настоящего переходит к совместному планированию будущего. Это колоссальный рывок вперед. Он открывает принципиально новые возможности. Россия могла бы внести весомый вклад в формирование повестки польского председательства в ЕС, прежде всего, на Восточном направлении. Контуры будущего председательства Польши в ЕС Разговору о них была посвящена первая часть конференции. На ней выступили член Совета Федерации, председатель Группы дружбы между Советом Федерации и Сенатом Республики Польша Лариса Пономарева, заместитель председателя Комитета по международным дела Риксдага (Парламента) Швеции Урбан Алин, директор Польского института международных отношений Марцин Заборовски и Артем Мальгин. Общий настрой обсуждению задала Лариса Пономарева. Она рассказала, как удалось сломать отчуждение в отношениях между парламентскими структурами Польши и России. Стороны решили для начала просто попробовать. Чисто абстрактно они договорились постараться дружить сенатами, ничего особенного не ожидая. Выяснилось, что этому ничего не мешает. Даже такого минимума, как готовности к непредвзятому сотрудничеству, оказалось достаточно. У них получилось. На первом совместном форуме в России прикинули, что делать. На второй собрались в Варшаве. Но перед ним проехались по польской глубинке. Смогли увидеть, как и чем живут люди. Почувствовать, что их волнует. Понять, как и за счет чего развиваются воеводства. Состоявшиеся встречи послужили прологом к установлению контактов между регионами и запуску конкретных проектов. Ставка была сделана на взаимное ознакомление, лоббирование молодежных обменов, региональное измерение взаимодействия. На то, чтобы, с одной стороны, проблемы прошлого не мешали. С другой стороны, чтобы углубляющееся взаимное знакомство и конкретные дела помогали их решению. Этот позитивный подход был уверенно подхвачен остальными. Чтобы показать, от какого типа взаимоотношений стороны ушли, и к какому стремятся, иностранные участники напомнили несколько старых «присказок». Они с длинной-предлинной бородой, но от этого менее выразительными не делаются. Вот одна из них. Л.И.Брежнев встречается с молодыми политиками из социалистического лагеря и спрашивает: – Как вы относитесь к полякам? – О, они наши друзья. – А венгры? – О, они наши друзья. – Леониду Ильичу приятно это слышать. Он продолжает: – А СССР? – О, они наши братья. – Л.И.Брежнев совсем раздобрел и уточняет: – А в чем разница? – Ответ все разъясняет: – Друзей выбирают. Вывод из рассказанной простенькой истории очевиден. Сейчас главное – осознанное сотрудничество. Если оно пойдет, выиграют все. Только россиянам надо решить для себя, в какой степени они готовы переосмыслить свое отношение к суверенитету. От этого зависит, насколько Россия будет готова идти на дальнейшее сближение с ЕС. Таким образом, многое зависит не только от стран ЕС и самого ЕС, но и от Москвы. Восточное пространство – очень конкретный проект. Его идеология – если вы идете на сближение, остальные будут вам помогать и делать это в той степени, в какой вы к такому сближению стремитесь. Восточное партнерство было выбрано в качестве наиболее яркого примера. Его продвижение, безусловно, станет ведущим приоритетом польского председательства в ЕС. Но и другие приоритеты не менее весомы. К их числу относятся облегчение визового режима с соседями ЕС, решение задач энергетической безопасности и многие другие. Но Варшава, конечно же, не будет работать одна над реализацией своих приоритетов. Никакого вакуума не возникнет. Это исключено. Варшава рассчитывает на самое активное участие других государств-членов ЕС в наполнении своих приоритетов конкретным содержанием. Свой вклад может внести и Россия. Брюссель имеет с Москвой хорошо структурированные отношения. Институты сотрудничества и управления сотрудничеством созданы. Они могут давать реальную отдачу. В их числе многочисленные диалоги, инструменты осуществления дорожных карт построения совместных пространств, рабочие группы и т.д. Важно только вывести их из летаргического сна. Как указывают доклады Европейской Комиссии, они используются в недостаточной степени. Получается, что нужны не новые структуры, а эффективное результативное управление партнерством. В этом суть недавней совместной инициативы Москвы и Брюсселя «Партнерство для модернизации». С декабрьского 2010 г. саммита РФ-ЕС начинается ее практическая реализация в соответствии с совместно подготовленной программой действий. Совместное обсуждение и обогащение приоритетов председательства Польши в ЕС – своеобразное «домашнее задание», которое Москва и Варшава обязаны выполнить на отлично. Слишком многое поставлено на кон. Для обеих сторон. Для Польши – это возможность выйти за рамки двусторонних отношений. Оказавшись во главе ЕС, Варшава на законных основаниях может выступить с соответствующими инициативами и запустить совместное обсуждение больших вопросов европейской и мировой повестки. Точно также она способна взять на себя также лидерство в конструировании отношений ЕС с Кремлем. Впечатление такое, что на пространстве ЕС деградировало понимание внутренних процессов в России – не внешнеполитических, а внутренних. Польша в состоянии внести перелом. Предпосылки имеются. Нужны лишь повседневные контакты на рабочем уровне. Они проложат путь к «размыванию» представлений об антироссийском крене в политики Варшавы, сложившихся у Москвы. В том числе, и в отношении Восточного партнерства. Не менее важно такое накопление позитивного опыта и навыков сотрудничества, направленных на совместное обсуждение и обогащение приоритетов польского председательства в ЕС, для Кремля. Оно даст импульс к осознанию политической элитой России того, что ставку надо делать не только на Берлин, Париж и Рим. Однако для этого необходимо позитивное развитие событий. Углубление взаимодействия станет реальностью только при условии успешности польского председательства в ЕС на российском направлении. Самой Варшаве впервые дается реальный шанс убедить европейскую бюрократию в том, что Польша обладает особым арсеналом эффективной работы на восточном направлении. Что Польша умеет не разрывать общее восточное пространство, а работать на консолидацию. Понятно, что председательство Польши в ЕС будет ограниченным, как и любое страновое председательство в ЕС в постлиссабонский период. Тем не менее, возможности даже условно «слабого» председательства не стоит недооценивать. Не исключено, что оно несёт в себе неожиданные гибкости, давая дополнительные, а то и большие возможности для формального и неформального общения по широкому кругу вопросов европейской и мировой политики. Хорошо бы, чтобы привилегированное место в рамках такого общения получили вопросы безопасности, в том числе, с учетом специфических связей Польши с США. Большое внимание само собой должно быть уделено широкому спектру конкретных сюжетов. Вот только некоторые из них. Наиболее злободневные. Визы. Малое приграничное движение. Вообще вся совокупность вопросов, затрагивающих интересы Калининградской области и соседних с ней польских воеводств – некоторое время тому назад министры иностранных дел России и Польши совместно предложили ЕС поменять шенгенские правила в этом ключе. Региональное и трансграничное экономическое сотрудничество. В целом все и любые моменты, облегчающие экономическое взаимодействие. Не стоит забывать, что, скорее всего, на польское председательство в ЕС придется завершающий этап вступления России в ВТО. И, конечно же, модернизация. Придание данной теме приоритетного значения. Превращение модернизации в становой хребет практического сотрудничества на нашем континенте. Озвученные тезисы были дружно поддержаны аудиторией. Вместе с тем, дискуссия, развернувшаяся на их основе, продемонстрировала, что их прочтение может варьироваться в довольно широких пределах. Так, часть экспертов попыталась представить Восточное партнерство как одну из вариаций европейских политик соседства. Мол, ничего нового или особенного. Стандартный набор инструментов. Скромный объем финансирования. Россию и российские интересы ничуть не затрагивает. Более того, помогает стабилизации западных границ России. Способствует экономическому развитию общего соседства, решению проблем внутренней и внешней безопасности. Позволяет и российским регионам быть бенефициаром сотрудничества. Однако многие другие эксперты от такой трактовки Восточного партнерства поспешили отмежеваться. Они напомнили исторические условия, в которых Польша и Швеция настояли на форсированной разработке и принятии Восточного партнерства. Указали на то, что Восточное партнерство является политикой ЕС, а никаким не совместным проектом, реализуемым странами региона на равноправной основе. Что оно исключает участие России, обставляя подключение даже к отдельным его измерениям труднопреодолимыми препятствиями. Некоторые эксперты пошли даже дальше. Они охарактеризовали Восточное партнерство как амбициозный геополитический проект, суть которого заключается в «приручении» политических и экономических элит, их односторонней переориентации на Брюссель. Подчеркнули, что в нем заложено все, необходимое для получения и закрепления контроля со стороны ЕС и государств-членов над рынком труда, транспортной инфраструктурой, энергетикой. В более широком плане – над политическим развитием региона. Обратили внимание на его обусловленную природу. Суммируя, призвали Россию и Турцию ни в коем случае не присоединяться к Восточному партнерству, оценивать его реалистично и формировать свой политический курс в его отношении с учетом его подлинной сущности. Звучали и внешне как бы нейтральные суждения. Основные посылки – ничего нового в политике Восточного партнерства нет. Не надо преувеличивать. Единственно – расходование средств, похоже, стало несколько более эффективным. При ее разработке был учтен предшествующий опыт осуществления как политики соседства, так и подготовки большой группы государств к вступлению в ЕС. Поэтому для стран-бенефициаров политики Восточного партнерства все хорошо известно и понятно. Претензии Москвы к ЕС и государствам-членам и выдвигаемые ею против них обвинения в проведении с его помощью двуличной политики звучат, по крайней мере, странно. Ведь Москва сама ратует за сближение с Брюсселем. Выказывать озабоченность по поводу того, что другие пытаются проводить схожую политику, не слишком логично. Российские лидеры в своих выступлениях упоминают даже возможность какого-то вида ассоциации с ЕС. Сотрудничество России с ЕС очень насыщенно. По своему объему оно несопоставимо с тем, которое могут себе позволить страны общего соседства. Оно распространяется на все или почти на все. В широкую и разнообразную повестку отношений между Россией и ЕС включена проблематика климата, экологии, энергетической безопасности и многое другое. В каких-то областях речь идет даже о запуске интеграционных процессов. Но и третьим странам, в случае успешного осуществления Восточного партнерства, будет что предложить. На Россию можно будет тиражировать проекты обустройства границ и управления ими, проекты развития туризма, проведения судебной и иных реформ. Пилотные проекты, проекты-флагманы запущены. Уже в ближайшем будущем они начнут приносить плоды. Полезным может стать для России и опыт юридического оформления сотрудничества в рамках Восточного партнерства. Отношения обязательно надо переводить на солидную правовую основу. Хорошие договорные отношения ничто не может заменить. Важно было бы переходить именно на них. Это общий урок для стран-бенефициаров Восточного партнерства и для России. Не стоит также забывать, что у Восточного партнерства есть многостороннее измерение. Оно могло бы быть полезным России в этом плане с учетом потери влияния в ряде стран или даже регионов СНГ. На пути к конкретизации благих пожеланий Дополнительное измерение обсуждению придала презентация на конференции совместного инициативного российско-польского доклада по вопросам инструментального обеспечения и возможных форматов сближения России и Европейского Союза. В нем были даны первые наметки плана действий при том понимании, что, в случае поддержки со стороны экспертного сообщества, они могут быть развернуты в полномасштабные предложения и рекомендации. Основные концептуальные посылки доклада. У России и ЕС нет совместного проекта. Дорожные карты и общие пространства настолько аморфны, что они не в счет. Совместный проект нужен. Всем – политической элите, бизнес сообществу, простым людям. Его реально не хватает. Появление такого проекта сможет всех сориентировать. Позволит совместно формировать будущее. Послужит прологом к соразвитию. Контурами такого проекта должны послужить создание общей зоны свободной торговли, присоединение России к общему рынку ЕС, подключение России и третьих стран к реализации ряда больших проектов или запуск таких проектов. Эти проекты могут касаться отдельных элементов общих пространств, решения инфраструктурных и коммуникационных проблем, создания современных производственных и научно-исследовательских кластеров разного рода и многого другого. Преимущества такого подхода очевидны. Он показывает реальную перспективу политического и экономического обустройства континента с активным полновесным участием всех заинтересованных сторон. Он помогает оценить различные варианты общеевропейского развития. Один из них реализуется на практике. Это экспансия Европейского Союза. Но дальнейшее расширение ЕС проблематично. Оно создает больше проблем, нежели решает. ЕС достиг некоторого абсорбционного предела. Пора подумать о чем-то другом. Восточное партнерство не ответ. Оно воспринимается по-разному. К тому же Россия оставлена вне него. Поэтому или в том числе поэтому, а также в силу солидного набора объективных причин нужен объединительный проект иного порядка. Как раз он и предлагается. Еще одна привлекательная черта такого проекта – его синтетический характер. В принципе он заведомо приемлем и для России, и для ЕС. Россия полностью сохраняет свой независимый статус, свободу рук в области внешней политики. Она не отказывается от суверенитета ни полностью, ни частично. На него никто не покушается. Точно также ни природу ЕС, ни его существование в нынешних формах он ничуть не затрагивает. То есть никаких потерь, под углом зрения сохранения того позитива, который есть и у России, и у ЕС, быть просто не может. А вот «приварок» оба партнера могут получить весьма существенный. Большое значение будет иметь событийный ряд, в который следовало бы вписать официальную презентацию проекта, еще лучше, утверждение конкретной стратегии. С учетом всего того, о чем говорилось ранее, его презентация должна быть приурочена к председательству Польши в ЕС. Сроки напряженные, но реалистичные. Привязка инициативы к польскому председательству вполне резонна. Она связана со всеми теми бескрайними возможностями, которые открывает нормализация российско-польских и польско-российских отношений, а также все более конструктивным взаимодействием между Москвой и Брюсселем. Это, во-первых. Во-вторых, к разработке соответствующей стратегии подталкивает динамика отношений общих соседей с ЕС. Она очень большая. Россия не должна оставаться пассивной. Она не может не реагировать. Отправной точкой для подготовки доклада послужил всесторонний анализ Восточного партнерства и других региональных начинаний. Только в нем рекомендуется поставить вопрос совершенно иначе – о стратегической ассоциации. Предлагаемый подход предполагает обязательную разработку адекватной правовой, прежде всего, договорно-правовой базы. Подробно говорится об отдельных проектах. Некоторые из них уже осуществляются общими соседями в рамках Восточного партнерства. Другие – позволяют учесть позитивный опыт сотрудничества в рамках «Северного измерения». Он отнюдь немаленький. На Северо-западе России привлекательность проектных отношений ощущается особенно остро. Таким образом, есть от чего отталкиваться. Есть что развивать. В плане экологии, включая экологию рек и городских агломераций. В области здравоохранения. И многих-многих других. Треугольник Россия-Польша-Германия, восточная политика Польши и проблемы безопасности Всестороннему профессиональному заинтересованному анализу этих вопросов были посвящены вторая и третья сессии конференции. На второй сессии с основными докладами выступили начальник Отдела России в Восточном департаменте МИД Польши Ярослав Ксенжек, руководитель программы Германского совета по международным отношениям Стефан Майстер и директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России Марк Л. Энтин. К ним присоединились начальник Отдела внешней политики и безопасности МИД Румынии Андреа Мокану, главный редактор российского Информационного агентства «REGNUM» и генеральный консул Республики Болгарии в Санкт-Петербурге Георгий Михов. На третьей сессии основная полемика развернулась между ректором Академии труда и социальных наук Евгением Кожокиным и заместителем генерального директора Украинского центра экономических и политических исследований им. Разумкова Валерием Чалым. С основными докладами выступили также заместитель директора варшавского Центра восточных исследований Адам Эберхардт, член Комитета по международным делам Сейма Литовской Республики Эгидиюс Варейкис и научный сотрудник будапештского Института стратегических и оборонных исследований Андраш Рац. Как и в начале конференции, тон обсуждению задала кстати рассказанная «побасенка». Крупный государственный деятель одной из стран социалистического лагеря или всего социалистического блока – кто конкретно можно не уточнять, это значения не имеет, – приезжает в российскую глубинку. Ему попадается пионер. Он спрашивает у него: – Кто твой отец? – Мальчик отвечает: – Советский Союз. – А мать? – продолжает расспрашивать большой босс. – Коммунистическая партия, – рапортует паренек. – Кем же ты хочешь стать? – интересуется начальник. – Космонавтом, – слышит от него и, расплывшись в улыбке, уезжает. Прибыв на этот раз в польскую глубинку, он решает повторить эксперимент и по заведенной традиции начинает любопытствовать. В ответ получает: – Родное социалистическое государство. – А мать? – Рабочая партия. – И кем же ты хочешь быть, – уверенно продолжает политический лидер. Глядя ему прямо в глаза, паренек, без раздумий, выдает: – Сиротой… Так вот, сиротой себя Польша больше не ощущает. Большинство элиты разделяет общее мнение. Чем лучше Варшава интегрируется в ЕС, – считают поляки, – чем глубже войдет в разного рода стратегические конфигурации, включая с Германией и Россией, тем эффективнее сможет проводить Восточную политику. В том числе, и политику в отношении России. Раньше в Польше с большой подозрительностью относились к любому сближению между Германией и Россией. В этом плане ситуация также изменилась. В процесс нормализации втянулись все соседи Варшавы. Откровенно лучше стали взаимоотношения с Россией. Но контакты плодотворнее сейчас и с другими странами. Так, с Украиной есть позитивный опыт по визам, реадмиссии, границам. Наведение мостов в этих областях дало очень неплохой результат. Практика показала, что нарушений мало, ничтожно мало. Опробованные решения распространили на Белоруссию. И в ее отношении они оказались вполне эффективными. С 2012 г. заработает приграничное движение. Частью приграничного движения должна стать Калининградская область. Не кусочек, не полоска, а вся Калининградская область. Естественно, что такого же статуса потребовали все сопредельные польские воеводства. Они хотят, чтобы режим приграничного движения распространялся на их территорию в полном объеме. Однако это уже не зависит от Варшавы. Подобные вопросы входят в компетенцию ЕС. Поэтому на повестке дня неожиданно оказалось усиление давления на Брюссель в целях внесения необходимых корректив в наднациональное регулирование. Борьба за это уже началась. Ее будет несколько легче вести тогда, когда к Варшаве перейдет штурвал в ЕС. Пусть прерогативы у нее будут не те, что признавались за председательством до вступления в силу Лиссабонского договора. Все равно Варшава сможет многое сделать. И возможностей давления на ЕС у председательства будет предостаточно. Хорошо бы, чтобы по аналогии прорыва удалось добиться и по многим другим досье, имеющим принципиальное значение с точки зрения углубления отношений стратегического партнерства между Россией и ЕС. Прежде всего, речь идет о заключении нового базового соглашения РФ-ЕС, развертывании полномасштабной работы по реализации совместной инициативы «Партнерство для модернизации», создании предпосылок для отмены визового режима взаимных поездок и нескольких других столь же амбициозных проектах. Во всех этих случаях голос Германии все равно будет оставаться решающим. Длительное время Ангела Меркель не рассматривала российское досье в качестве приоритетного. Согласно распределению обязанностей, установившемуся в правящей коалиции, за него в большей степени отвечали социал-демократы. Потом что-то сдвинулось. Со стороны Берлина последовал целый ряд инициатив. Германия ратовала за вовлечение России в Восточное партнерство. Но ее не послушали. Сейчас она лоббирует создание совместного с Россией комитета по политике и безопасности. Он видится ей в качестве многостороннего инструмента превентивной дипломатии, оперативного реагирования и урегулирования конфликтов, прежде всего, на постсоветском пространстве. В первую очередь – приднестровского. Хотя в Германии и понимают, насколько сложно будет переломить ситуацию. Ведь ни для кого не секрет, что замороженные конфликты Кремль в какой-то степени устраивают. Ни одну из стран ближнего зарубежья он не хотел бы отпускать в свободное плавание. Вместе с тем, ось Варшава-Берлин-Москва по большому счету – химера. Во-первых, в природе ее не существует. Предмета для обсуждения вообще нет. В-вторых, вне зависимости от интересов участников треугольника, она невозможна. Даже в виртуальном пространстве. Двое из участников принадлежат к Европейскому Союзу и должны подчиняться правилам игры, принятым в ЕС. А они подобные построения исключают. В-третьих, конструирование чего-то подобного будет вызывать эффект, прямо противоположный желаемому. Оно будет порождать настороженность в ЕС и ничто другое. Будет вызывать противодействие со стороны институтов ЕС и всех остальных государств-членов. Значит, действовать следовало бы как-то иначе. Вот если бы таких треугольников и четырехугольников или каких-то иных геометрических фигур было бы много, опять-таки с различной геометрией участия, тогда ситуация бы в корне поменялась. И все равно их ни в коем случае нельзя было бы противопоставлять ЕС и сотрудничеству, желательно самому тесному, в широких многосторонних рамках. Причем важно было бы отказаться от восприятия этого и других треугольников и иных геометрических фигур в качестве противовеса. Они смогут давать отдачу, только если их использовать для решения очень конкретных, заземленных, прикладных задач. Лозунг дня – ставить реалистичные цели, получать конкретные результаты и двигаться вперед, отталкиваясь от уже полученных достижений. Неудачи, пустота треугольников, разочарование, которую может вызвать кризис несбывшихся завышенных ожиданий, чреваты окатом в динамично развивающихся сейчас отношениях. Поэтому главное – чтобы будущее председательство обязательно играло по правилам ЕС, грамотно использовало процедуры ЕС, формально и неформально прорабатывало с остальными членами ЕС все свои инициативы и практические меры. Тогда и эффект от лоббирования интересов сближения между Россией и ЕС и отдельными его государствами-членами был бы максимальным. Но как бы отношения между Россией и ЕС ни развивались, от нахождения взаимовыгодных решений в области обеспечения безопасности на континенте им не уйти. Пока сталкиваются два концепта. Один – неделимой безопасности, продвигаемый Россией. Другой – экспансии евро-атлантических структур, за который ратуют ЕС и НАТО. На короткий срок установился некоторый баланс. Он связан с глобальным экономическим кризисом, разбродом внутри ЕС, неспособностью Восточной Европы самостоятельно решить свои проблемы, поражениями и потерями союзников в Ираке и в Афганистане, в целом на просторах Большого Ближнего Востока, дезориентацией членов наднациональных группировок. Но ситуация неустойчивого равновесия долго продолжаться не может. Поэтому критически важным становится способность к достижению договоренностей и их правовому оформлению и закреплению, которую должны продемонстрировать все – Россия, НАТО, ЕС и его государства-члены, третьи страны, прежде всего, Украина. Чтобы никто не испытывал дефицита безопасности. Чтобы каждый мог отыскать свое место в ее реформированной системе в Евразии. Чтобы все новые вызовы стабильности эффективно купировались. Финансовые, ресурсные, относящиеся к сфере применения как мягкой, так и жесткой силы, связанные с грядущими войнами за ресурсы, расползанием ОМП и т.д. В соответствии с требованиями и представлениями кооперативной безопасности. На путях повышения отдачи от работы абсолютно всех универсальных, региональных и многосторонних структур. Саммиты НАТО и с участием НАТО – шаг в правильном направлении. Но его недостаточно. У ЕС и НАТО как не было политики в отношении России, так и нет. Они не хотели институционализации сотрудничества с Россией в прошлом, не допустят ее и в будущем. За ним должны последовать меры практического характера. В ином случае угроза нового противостояния, когда тем или иным странам вновь придется делать нелегкий выбор, вновь станет реальностью. Что крайне нежелательно. На конференции рассматривались и многие другие самые острые и злободневные вопросы европейской и мировой повестки. Но уже приведенных суждений достаточно для того, чтобы составить себе представление о настроениях, господствовавших в экспертном сообществе по состоянию на конец завершившегося 2010 г. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России *1 О чем свидетельствуют итоги очередного саммита Россия-ЕС, состоявшегося в Брюсселе 7 декабря 2010 г. *2 Целая серия публикаций на это счет появилась в российских СМИ накануне и в ходе официального визита в Польшу Д.А.Медведева 6 декабря 2010 г. *3 Конференция «Председательство Польши в ЕС и перспективы Восточной политики ЕС», Санкт-Петербург, 25-26 ноября 2010 г. / Conference “Poland's EU Presidency and Prospects for the EU's Eastern Policy”, Saint Petersburg, 25th-26th November 2010. *4 Наряду с Центром международной и региональной политики (Санкт-Петербург), Представительством Фонда им. Конрада Аденауэра в России, посольством Республики Польша в России и Польским Институтом (Санкт-Петербург)/Center of International & Regional Policy (Saint Petersburg), Konrad Adenauer Stiftung Delegation in Russia, Embassy of the Republic of Poland in Russia, The Polish Institute (Saint Petersburg). №12(50), 2010
ТРАДИЦИИ
no image
ТРАДИЦИИ

В Европе и на других континентах люди хотят примерно одного и того же. Ясного неба над головой. Чистого воздуха и воды, которые вдыхаешь и пьешь без отвращения. Естественной благоприятной не загаженной среды вокруг. Достойного существования. Это когда никто не лезет...

В Европе и на других континентах люди хотят примерно одного и того же. Ясного неба над головой. Чистого воздуха и воды, которые вдыхаешь и пьешь без отвращения. Естественной благоприятной не загаженной среды вокруг. Достойного существования. Это когда никто не лезет тебе в душу. Никто – ни власти, ни чиновники, ни начальство не унижают твое человеческое достоинство. И можно жить так, как тебе нравится. Ни от кого и ни от чего не зависеть. Самостоятельно принимать решения. Когда до работы добираешься за несколько минут, ну, может, чуть-чуть подольше, но не на много. Вообще повсюду. Легко и быстро. Зимой и летом. И любые точки своей страны и всего мира тебе открыты. Работа в радость. Получаешь за нее хорошую плату. Пропорциональную вкладу и усилиям. Достаточную, чтобы обеспечить себя, свою семью, своих близких всем необходимым и немного большим. Чтобы не хуже, чем у других. Когда СМИ не делают из тебя идиота. Читая газеты, слушая радио, смотря телевизор, ты ощущаешь, что тебя уважают, а не относятся к тебе, как к быдлу. По крайней мере, врут в меру. Не фальсифицируют выборы слишком нагло. И никаких ограничений на Интернет. Когда не страшно за безопасность. Свою и своих детей. И не надо идти встречать жену и дочь к метро или остановке троллейбуса, когда они поздно возвращаются откуда-то. И все-таки есть разница между бандитами и вымогателями и теми, кто должен тебя от них защищать. Когда у тебя по-настоящему есть возможности для развития и самореализации. И всё зависит только от тебя в этой жизни. От тебя, а не от других. Во всяком случае, не от «большого брата». Когда поиск хлеба насущного не отнимает все время. И его остается достаточно для личной жизни. Для любви. Для семьи. Для саморазвития. Когда дышишь полной грудью. В этом состоит тот договор, который не только мы – общество и каждый человек в отдельности подписали с властью, – но и Творец. Однако мы уныло молчим в тряпочку, когда договор нарушается. Закрываем глаза на всё и только горестно вздыхаем. Извиваемся как черви в тщетных потугах доказать себе и остальным, что не всё так плохо и, вроде как по-честному. Творцу подобное не свойственно. Давным-давно, в стародавние времена наши предки создали этот мир вместе с Творцом. Создали по наитию. Без лекал. Методом проб и ошибок. Но строго придерживаясь главной заповеди. Чтобы в нем царили равенство и справедливость! И сначала получилось неплохо. Тогда людей было мало. А земли много. Мир выстроили без власти, за её ненадобностью. Мир гордых, сильных, самостоятельных людей. Знающих, чего они хотят. Способных за себя постоять. Способных ко всему. К любви. Искусству. Ремеслам. И самопожертвованию. Умеющих радоваться жизни и наслаждаться ею. Творец и Создатели удовлетворенно пожали друг другу руки. И Творец, многому научившись у них, отправился отстраивать другие миры. Прошло какое-то время. Наверное, не маленькое. Он вернулся, чтобы посмотреть, как идут дела, и ужаснулся. Обиделся. И разгневался. Его именем на Земле творили дурные дела. Все задуманное оказалось переиначенным. Самым грубым и вульгарным образом. В центр жизни вместо добра, равенства и справедливости был поставлен культ. Вокруг него расположились священнослужители и иже с ними. Они присвоили себе право говорить вместо Творца и от его имени, воспользовавшись тем, что он далеко. Они выстроили иерархию. Сами встали на высшие ступени пирамиды. А всех остальных сбросили вниз, заставив лишь слушать, служить и подчиняться. Нет, – сказал Творец, – так дело не пойдет. И уничтожил тот мир. Без жалости и сомнений. Разрушив же его, вместе со следующим поколением наших предков построил новый. Получилось не очень здорово. Хотя терпимо. Всё же много пошло в отходы. Сила духа у людей была уже не та. Гордости и уверенности в себе вполовину. В результате мир оказался наполненным лишениями, горестями и войнами. Но всё же главную заповедь удалось соблюсти. Вновь во главу всего были поставлены равенство и справедливость. А люди получили все необходимое для того, чтобы их защитить. Творец и Создатели нового мира ударили по рукам. И Творец опять на время исчез. Вроде бы, порядок вещей был надежно установлен. Его было кому защищать и поддерживать. За будущее можно было не опасаться. Однако когда Творец вновь появился в этом мире, у него возникло ощущение дежа вю. Да, с одной стороны, все было совсем иначе, чем в первый раз. С другой стороны, сути это не меняло. В центр мира оказалась поставленной власть силы. Она попрала равенство и справедливость. Потомки тех, кто был призван их защищать, стали её приспешниками. Они теснились у трона. Никого к нему не подпускали. От близости к трону зависело теперь все. Что ты из себя представляешь. Что имеешь. Что можешь. И место в новой иерархии, выстроенной по принципу принадлежности к власти, вновь передавалось по наследству. Гнусно и примитивно мир разделили на слуг и господ. На правителей и подчиненных. На тех, кто командует, и тех, кто вынужден подчиняться. Какая гадость, – выдохнул Творец. – Всё у меня как-то не так получается. Придется и этот мир отстраивать заново. Уничтожив его, Он призвал следующее поколение наших предков. Запомните, – сказал им Творец. – В центре создаваемого нами мира должны стоять равенство и справедливость. И никак иначе. Только у такого мира есть будущее. Только такой мир соответствует замыслу. Только при соблюдении такого условия перед ним будет открыт путь к познанию. К использованию удивительных и ничем не ограниченных возможностей технологического развития, которые я в вас открываю для их защиты и сохранения. К совершенству. В себе и вокруг себя. Лелейте этот мир. Не дайте ему погибнуть. Творец и Создатели третьего мира, нашего с вами мира, раскланялись. И Творец, как и водится, исчез. Однако, увы, в его отсутствие всё пошло как всегда. Много лет спустя одной крылатой фразой легендарный Виктор Степанович Черномырдин это так здорово скажет. В центре мира со временем вместо надежды, равенства и справедливости вновь оказалось что-то не то. Их место занял золотой телец. Ему стали поклоняться. И молиться. На него работать. О нем мечтать. От него зависеть. И нутром. И положением в обществе. И возможностями. Он превратился в верховного правителя этого мира. Вершителя судеб. Движущую силу истории. Он пронизал его насквозь. Ничто и никого не оставив нетронутыми. Но, может быть, в людях хоть чуть-чуть, хоть на йоту всё же осталось чувство собственного достоинства? Инстинкт самосохранения. Память о том, что случилось с предшествующими мирами. Так не хочется, сложа руки, дожидаться неминуемого апокалипсиса. Нынешнее поколение Создателей вполне способны отыскать в себе силы изменить ход вещей. Вспомнить о замысле. Развернуть мир к нему. Требуется, на самом деле, так немного. Никого не надо раскулачивать. Ничего нет нужды отбирать и национализировать. Даже у зарвавшихся финансовых спекулянтов, заигравшихся банкиров, несостоятельных предпринимателей, ни к чему не пригодных власть предержащих и всех тех, кто привел наш мир к глобальному экономическому кризису и не менее разрушительным мучительным конвульсиям стагнации. Пусть у них всего останется много. Очень много. Денег. Славы. Золота и бриллиантов. Хрусталя и мрамора. Роскошных яхт. Пароходов. Дворцов. Личных самолетов. Не важно. Не в том дело. Нужно совсем другое. Чтобы у каждого простого обычного человека – у нас с вами – было все то, что для нас важно, что мы считаем необходимым для достойного существования. Суть не в количестве благ, а в том, чтобы высокое качество жизни было обеспечено каждому. Напомню тем, кто уже подзабыл начало. Достоинство. Личная свобода и неприкосновенность. Возможность свободно и без ограничений общаться со всем миром. Такие детские сады, школы, институты, в которых все могут получать качественное образование. Такая работа, которая приносит приемлемый достаток и удовлетворение. Такая транспортная инфраструктура, которая дает любые возможности передвижения и реально делает всех равными. Такие города и поселки, в которых самое скромное жильё, простые магазинчики и обычные забегаловки предоставляют вам весь набор услуг, на которые вы вправе рассчитывать. Такая структура общества, когда у бедных есть все то, что есть и у богатых. Когда бедным доступно всё то, что и богатым. Пусть и в меньшем количестве. Лишь такая цивилизация, которая это гарантирует, отвечает требованиям справедливости. И только у такой цивилизации есть шанс выжить. Неплохо было бы им воспользоваться – а там, глядишь, духовное, как некогда, возвысится над материальным и займет положенное ему место, потому что и с материальным проблем не станет – и вернуть развитие нашей непутевой цивилизации на путь, отвечающий замыслу. Пока не поздно. Пока не вернулся. Пока вновь не разочаровался. Ведь следующей попытки может уже и не быть. Недаром в народе говорят: «Бог троицу любит». Не четыре и не пять. А третий раз это и есть наше с вами сегодня. Чего хотелось бы вам и всем нам от всей души пожелать в наступающем году, или хотя бы следующем, или хотя бы когда-нибудь. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Вопреки русской пословице «Дареному коню в зубы не смотрят», многие европейцы недовольны теми подарками, которые они получают, в том числе, на Рождество и Новый год. Как показал опрос, проведенный в четырех странах Европейского Союза, лидируют в этом отношении итальянцы: более...

Вопреки русской пословице «Дареному коню в зубы не смотрят», многие европейцы недовольны теми подарками, которые они получают, в том числе, на Рождество и Новый год. Как показал опрос, проведенный в четырех странах Европейского Союза, лидируют в этом отношении итальянцы: более половины анкетированных признались, что каждый год они получают, по меньшей мере, один подарок, которым они не довольны, или который вызывает у них безразличие. Среди испанцев таких нашлось 49%. Менее придирчивы к дарам французы – 28%. А вот подавляющее большинство немцев не слишком разборчивы (или выбирающие подарки ошибаются реже?): в Германии недовольных или безразличных обнаружено лишь 8%. Среднеевропейский показатель составил 28%. Любопытно, что 62% испанцев, 58% итальянцев, 54% немцев и 46% французов признались: у них в доме находится не менее одной полученной в подарок вещи, которая абсолютно бесполезна, и которой они никогда не пользуются. Каким же должен быть полезный подарок? На этот вопрос социологи отвечают так: во избежание проблемы, дарите деньги, а ваш родственник или знакомый сам купит нужную ему вещь. №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Вот и 2010 год прошел. Промчался. Промелькнул. Загорелся маленькой робкой тусклой звездочкой надежды. Надежды на мир без войн, глобальных кризисов, стихийных и рукотворных бедствий, человеческой низости и предательства. На то, что все самое худшее осталось позади. Но тут же погас,...

Вот и 2010 год прошел. Промчался. Промелькнул. Загорелся маленькой робкой тусклой звездочкой надежды. Надежды на мир без войн, глобальных кризисов, стихийных и рукотворных бедствий, человеческой низости и предательства. На то, что все самое худшее осталось позади. Но тут же погас, так ее и не оправдав. Полотно истории осталось лишь еще с одним жалким грязноватым кровоподтеком. Пикантность ушедшему году добавило приключение с интернет-сайтом «Викиликс» в самом конце календаря. Вы хотели ничем не ограниченного доступа к государственным базам данных? Настаивали на абсолютной свободе информации и самовыражения? Требовали полной открытости и транспарентности в том, что касается публичного действа? Вы получили весь этот букет. И мир обрел согревающую душу возможность в него окунуться, предоставив пиршество запахов своему, видимо, еще не ко всему привыкшему обонянию. Лучшие представители человечества, со знанием дела практикующие древнейшую на свете профессию, наконец-то получили вожделенное. Они бросились смаковать размещенные на сайте конфиденциальные сведения с неподражаемым упоением и сладострастием, порождающим у читающей публики только одно всепоглощающее чувство – зависть к тем, кто так здорово умеет радоваться жизни в ее самых гнусных проявлениях. Сведения о том, кто, как и о ком подумал и написал. Кто, сколько и у кого украл. Кто, как и почем кого оценивает. И о многом другом, столь же трепетно постыдном и унизительном. Но за всем этим полосканием чуждого грязного белья незамеченным прошло одно скромное неброское признание. Абсолютно незамеченным. Странно незамеченным. Удивительно. Совершенно непонятно откуда взявшееся. Признание бога триединого. Всевышнего и неделимого. Всеобщего и вездесущего. И в чем! В захвате власти. В узурпации полномочий. В том, как все случилось, как все произошло на самом деле. В действительности же его не было… Изначально не было. То есть, конечно, он был. Но только потом. Намного позже. И совсем другой. А сначала была бесконечно большая и бесконечно малая мать-природа. Одновременно бесконечно большая и бесконечно малая. Существующая и существовавшая всегда и никогда. Бесконечно сложная и бесконечно простая. Вбирающая в себя все и не содержащая в то же время ничего. Бесконечно разнообразная и единая сама в себе. Потому что представить ее себе, понять и описать невозможно. Она сама этого сделать не в состоянии. И ни одна из ее эманаций. Поскольку процесс познания и погружения в невежество, стремление к совершенству, развитие и неминуемая деградация и схлопывание сущности – тоже бесконечны. Мать-природа дала начало всему. Абсолютно всему. Всему-всему-всему. Живому и неживому. Сознательному и бессознательному. Материальному и нематериальному. Разуму и его отсутствию. Пространству – времени – материи. Характеристикам и измерениям. Сонму богов и богу единому. Флоре и фауне. Человеку, человечности и нелюдям. Но самое главное – она дала начало самой себе. И, естественно, что своим олицетворением в созданном ею мире она явила саму себя. Все, что она породила, было наделено даром вечности. Было наделено способностью воспроизводить себя. Вновь и вновь. Раз за разом. И так всегда. То есть в основу всего сущего, всего-всего-всего, абсолютно всего она положила женское начало, материнское чрево и естество деторождения в абсолютном и бесконечном его выражении. Ничего мужского в матери-природе и порожденном ею мире нет. И никогда не было. Мужское начало матери-природе без надобности. Оно никому и ничему не нужно. Оно никому и ничему не служит. Оно бессмысленно. Бесполезно. Иррационально. Нефункционально. Оно полнейшее отрицание всего, что присуще матери-природе. За одним исключением. Маленьким. По большому счету даже ничтожным. Бесконечная сложность, разнообразие и протяженность дали мужскому началу шанс. Воспользовавшись им, оно проявилось в нашем мире, может, в нашей Вселенной, измерении или еще чем-то. В качестве сбоя системы или нет, сие, опять-таки, тайна за семью печатями. Несмотря на его никчемность и бесполезность, мать-природа не стала его уничтожать. Зачем. Исчезнет, выродится, погибнет само собой… Может быть, мать-природа не обратила внимание. Может, сочла слишком уж малой погрешностью. Может, просто допустила ошибку. Недооценила. Кто знает. Однако ошибку во многом роковую, в чем-то даже непоправимую. Что из-за нее или из нее еще получится, нам не ведомо. А пока… Единственной задачей, единственным смыслом существования для мужского начала стали завоевание жизненного пространства, самоутверждение и доминирование. Первым делом оно захватило власть. Оно подчинило себе все и вся. Оно трансформировалось в творца единого и многоликого и стало переделывать все округ себя по своему образу и подобию. Чтобы добиться одной всепоглощающей цели – лишить мать-природу и все порожденное и порождаемое ею самодостаточности. Чтобы всегда и во всем были вход и выход. Начало и конец. Ноль и единица. Слияние и распад. Жизнь и смерть. Память и беспамятство. Черное и белое. Самопожертвование и предательство. И чтобы олицетворением всего был образ, наделенный большой окладистой бородой, которой у матери-природы по определению нет, и не может быть. Творец всего сущего. Ангелы и архангелы. Сын. Мессия. Герои. Полководцы. Властители дум. Меценаты. Вся та часть двуполого, без которой рождение новой жизни якобы невозможно. И в том же ряду стоят столь любимые нами Дед Мороз и Санта Клаус. Но все это обман. Наваждение. На их месте должна возвышаться только она – мать-природа. Раз за разом. Век за веком. Тысячелетие за тысячелетием дарящая нам, рождающая маленького крохотного мальчика – Новый год, который на самом деле девочка. Только мы об этом забыли. Или не знаем. Вернее, не знали. Которая приходила бы к нам в образе вечно молодой, вечно прекрасной женщины. Все понимающей и все прощающей. Даже никчемное, бестолковое, бессмысленное мужское начало. Но правда восторжествует. История возьмет свое. Само не ведая того, человечество восстановит справедливость. Оно сделает так, чтобы мать-природа вновь стала самодостаточной. И выбор в пользу однополых браков, детей в пробирке, учительствующих президентов-женщин, бесподобных бизнес-уимин, и всего остального – пускай очень робкие, пугливые, осторожные, но все же долгожданные шаги в нужном направлении. Чтобы когда-нибудь в будущем покончить с мужским племенем окончательно. Раз и навсегда. Хотя навсегда не бывает. Пока же, в предвкушении этого, как и новых публикаций на забористых интернет-сайтах, позвольте поднять бокал с амброзией за то, что возможность разнообразия по-прежнему дарит нам маленькие, но такие замечательные радости, также порожденные бесконечно удивительной и восхитительной матерью-природой. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

Современная наука творит чудеса. Не без участия ученых Старого Света. Одну за другой она открывает тайны природы. Раздвигает границы познания. Все дальше и дальше заглядывает в глубины космоса. Проникает в механизмы всех и всяческих взаимодействий. Заставляет трепетать нас в восторге...

Современная наука творит чудеса. Не без участия ученых Старого Света. Одну за другой она открывает тайны природы. Раздвигает границы познания. Все дальше и дальше заглядывает в глубины космоса. Проникает в механизмы всех и всяческих взаимодействий. Заставляет трепетать нас в восторге от сложности и красоты окружающего мира. И только в замыслы Творца ей до сих пор никак проникнуть не удается. Ни на йоту. Сколько ни бьются над этим земные мыслители. С какой бы стороны к их расшифровке ни подступаются. Все бесполезно. А почему – потому, что поверили в сказочку, будто бы прошлое предваряет будущее, а будущее не может опережать прошлое. Потому что взяли на веру представления о том, будто бы сущее сохраняет свойства, которые мы у него открыли или ему приписали. Потому что зачем-то вбили себе в голову, будто бы у Творца был и есть какой-либо замысел. Нашему миру миллиарды и миллиарды лет, – утверждают ученые. Конечно, конечно, – поддакивают им мыслители. В подтверждение своих слов они засыпают нас ворохом свидетельств, надерганных отовсюду аргументов и неопровержимых расчетов. Чушь. Нонсенс. Не обращайте внимание. Это ни что иное, как самообман. Эффект материализовавшегося миража. В действительности наш мир молод. Поразительно молод. Юн. Удивительно юн. Только что из печи. И не было никакого Большого Взрыва. Не было никаких миллиардов лет разбегания светил. И десятков миллиардов лет эволюции живого и неживого тоже не было. Творец родился вместе с человечеством. Ни до. Ни загодя. Ни на много-много раньше. А одновременно. Он столь же молод и неопытен, как наша почти детская, младенческая, агу-агукающая цивилизация. И обезьян, человекоподобных, гуманоидов и австралопитеков с неандертальцами и естественного отбора и восхождения от примитивных рефлексов к вершинам духа – ничего этого тоже не было. И головокружительного ускорения развития на этапе перехода к технотронной эре по сравнению с предшествующими миллионами лет вялотекущей эволюции тоже. Ведь Творец и современная цивилизация родились одновременно. Они смотрят друг другу в глаза. Они наслаждаются общением. Они вместе творят окружающий мир, заставляя с каждым днем, с каждым годом, с каждым столетием сиять его все новыми и новыми красками. Будучи совсем маленьким и неопытным, даже немножко пугливым, как и все малыши, Творец допустил гибель Атлантиды и распад Великой Римской империи – предтечи современной цивилизации и своих любимых придумок. Не найдя для них спасительного выхода, он – что вполне естественно для не вполне окрепшей психики – очень опечалился. Расстроился. На несколько столетий ушел в себя. Вот так и получилось, что на нашей части планеты воцарились варварство и мракобесие. Спасибо хоть, что только на нашей. Как всегда бывает в таких случаях, спасли воля и разнообразие культур. Человечество дало Творцу еще один шанс. Великолепный. Упоительный. Оно запустило неподражаемое чудо возрождения. И Творец вновь получил возможность наслаждаться удивительными красотами, создаваемыми земными поэтами, художниками и архитекторами. А его сердце переполнилось звуками божественной музыки, сочиняемой непревзойденными земными гениями. И он опять поверил в мечту. И вновь захотел творить. Снова творить. Творить со всей силой своих ничем не ограниченных возможностей. Творить так, как только ему было отпущено судьбой. Только ему было даровано. И Творец засучил рукава. Первым делом он раздвинул небосвод, лежавший на Земле, и превратил его в безбрежное, бесконечное пространство. Он снял украшения со старого небосвода и превратил их в настоящие звезды, галактики, скопления галактик. И не просто отдраил, а заставил всех их сиять, сверкать, сгорать, стареть и взрываться и делать это по-разному. Всех вместе и по отдельности. Похоже и, вместе с тем, каждый раз немного иначе. После этого он приподнял Землю и снял ее с огромных слонов или черепах, в общем, с тех легендарных животных, на которых она раньше покоилась. Подумал, что с ней делать, покрутил-повертел, придал ей шарообразную форму и забросил в невообразимые глубины космоса. Но это было только начало. Слегка поупражнявшись, Творец принялся за самого человека. Так получилось, что раньше он научился у него всему – мудрости и любви, бесстрашию и уверенности в себе, стремлению к совершенству и жажде неведомого. Кроме того, он взял у него и умение не скупиться. Когда пришло время отдавать, он в благодарность поступил по-королевски. В дополнение к вере, согревающей душу, и искусству, примеряющему с величием мира и дающему радость бытия, он подарил человеку науку. Но не старую схоластику, которая его самого когда-то усыпила, а современную науку. Такую науку, которой подвластно все. Которая берет одни вершины за другими. Которая будет и впредь поднимать человека вверх и вверх, вслед за Творцом, наделяя новыми и новыми возможностями. И будет бросать его вдогонку за Творцом, придумывающим окружающий нас мир все более и более сложным и увлекательным. Потом Творец занялся микромиром. Вслед за атомами он придумал элементарные частицы. Затем кварки, бозоны, цветность, очарование, антиматерию и многое-многое другое. На очереди стринги. За ними параллельные миры, переходы в различные измерения – все то, что в будущем даст возможность человечеству путешествовать по Вселенной. Времена географических открытий вернутся. Но это будут совсем другие времена. И совсем другие открытия. Не материков и проливов, Америки и Австралии, а ближних и дальних звездных систем. Эти времена стремительно приближаются. Времена упоения бескрайностью и разнообразием мира. Времена, когда люди выпорхнут из гнезда. Земного гнезда. И сделаются другими. Совсем другими – они больше не захотят отделять себя от Творца. Но главный подарок, который благодарный Творец припас для нас с вами, для человечества – «проявление», «протаивание» во Вселенной тысяч и миллионов звездных миров красных карликов. Их отличие от любых других звездных систем состоит в том, что в них зарождаются и развиваются сходные с нашей цивилизации. Близкие ей по духу и устремлениям. Они прекратят наше одиночество во Вселенной. Встреча с ними тоже не за горами. Встреча желанная. Долгожданная. Но не без внутренних опасений и настороженности. Человечеству нужно к ней хорошо подготовиться. Чтобы это сделать, ему понадобится, как минимум, немножечко поумнеть. Не забывайте – и мы с вами, и Творец только выбрались из пеленок. Быть взрослыми, отвечать за свои поступки – этому землянам, вслед за Творцом, еще предстоит научиться. И обучение не стоит откладывать на потом. Первые шаги лучше бы сделать уже сейчас. Не дожидаясь ни этого Нового года. Ни следующего. © Н.И. ТНЭЛМ №12(50), 2010
no image
ТРАДИЦИИ

(грустная рождественская сказка) История о кошке, которая гуляла сама по себе, – родной, привычный образ для всех европейцев. Эта милая сказка вошла в фольклор. Стала частью нашей культуры. И не только потому, что так здорово написана – великолепным, точным, изысканным...

(грустная рождественская сказка) История о кошке, которая гуляла сама по себе, – родной, привычный образ для всех европейцев. Эта милая сказка вошла в фольклор. Стала частью нашей культуры. И не только потому, что так здорово написана – великолепным, точным, изысканным языком. Но и потому, что в ней абсолютно верно схвачены психологические типажи. Всех будущих домашних животных и друзей человека – дикой лошади, дикой коровы, дикой собаки и кошки. И, в первую очередь, нас с вами – современных мужчин и женщин. Однако не забывайте: бесподобный Редьярд Киплинг, автор повести джунглей и многих других великолепных произведений, был певцом величественной британской империи. Она до сих пор объединяет между собой, пускай и на других политических основаниях, десятки англоязычных государств. Рассказанное гениальным англичанином в той же степени относится и к ним, созданным человеком со всеми присущими ему достоинствами и пороками, как и к нам с вами. И еще, ну этого-то почти никто не знает – не то, что не помнит, не знает – он опубликовал только первую часть этой почти документальной сказки. Придать огласке вторую, чтобы не возбуждать ненужные эмоции, поэт своей страны просто не решился. Однако сейчас, когда сайт Викиликс вместе с последователями и продолжателями его дела вошли во все дома, это можно сделать. Сама история ее потом дописала. Слушайте же. Женщина все так здорово организовала. Она приручила дикую собаку и дикую лошадь. И теперь ее Мужчина отправлялся на охоту конным в сопровождении друга. Она заключила пакт с кошкой. И та теперь развлекала ее детенышей и играла с ними, когда Женщина была занята по хозяйству или находилась вне дома. Он теперь заменил ставшую тесноватой для них пещеру. А некогда дикая корова кормила их молоком. Но, увы, эта пасторальная идиллия не могла долго продолжаться. Они были на этой Земле не одни. Их окружали другие. Не такие умелые и удачливые. Зато намного более злые и завистливые. И что особенно удручало Мужчину и Женщину, их было много. Очень много. Безумно много. Чудовищно. Мужчине и Женщине с ними было не справиться. К тому же они были обременены домом, хозяйством, детьми. Они должны были думать о том, как защитить тех, кого они приручили. Их мобильность была ограничена. В общем, силы были не равны. Они уступали окружающим их злобствующим соперникам по всем статьям. И те прекрасно это понимали. А дальше, поначалу, все было как всегда. У Мужчины и Женщины стали пропадать домашние животные. За ними – что-то из собранного ими урожая, в который они всегда вкладывали столько сил, и заготовленных ими запасов. Дети начали возвращаться с прогулок с синяками и кровоподтеками. Их пришлось оставить дома и запретить уходить куда-либо одним. А ведь кто-то же должен был пасти стада и присматривать за домашними животными. Затем и Мужчине с Женщиной стало передвигаться по округе не безопасно. Им ненавязчиво объяснили, что за безопасность надо платить. Вообще надо делиться. Как – можно подумать. Или в виде оброка. Или отработок. В виде десятины тоже подходит. Примерно по следующей схеме. Десятина за дом. Десятина за хозяйство. Десятина за братьев наших меньших. Десятина за детей. Десятина за безопасность. И это, конечно же, далеко не полный перечень. Только – за. А надо будет отдельно еще и – кому. Кольцо сужалось. Мужчине и Женщине было не вырваться. Им было не спастись, не потеряв себя, своей свободы, достоинства, всего того, что они ценили в жизни. И тогда они решились на отчаянный шаг. Женщина призвала все свои древние способности, которыми она воспользовалась, когда приручала диких животных, и силы окружающей их природы, и начала колдовать. У нее был выбор: она могла изменить себя, своего избранника, своих детей. Они стали бы огромными. Они сделались бы гигантами. Совершенно непохожими на других людей ни обликом, ни статью. Чудовищно сильными и безразличными к чужим горестям, страданиям и смерти. Но Женщина отвергла этот выбор. В ожившем дыме, поднимавшемся от разведенного ею в открытом очаге ритуального огня, она разглядела, что будет дальше, и отшатнулась. Они стали бы не только чудовищно сильными, огромными и свирепыми, но и кровожадными. Они бы попытались уничтожить все окрест. И разгорелась бы страшная война. Война за выживание. Война на уничтожение. В страхе, который бы они наводили на всех, превратившись в чудовищ, все живое – то, которое не могло бы за себя постоять, покинуло бы места их проживания, обрекая их в будущем на голодную смерть. Остальная же часть природы объединилась, чтобы им противостоять. В результате стало бы не лучше, а намного-намного хуже. Выбор в пользу второго варианта показался ей явно более предпочтительным. В какой-то степени он шел в развитие того, что ей уже удалось сделать раньше, когда она привела в пещеру диких животных, приручив их и сделав домашними. Поэтому она продолжила подбрасывать в огонь травы, собранные со всех окружающих их лугов, и вырытые ею и детьми коренья, всю собранную в лесу свежую листву и только что распустившиеся бутоны цветов. А затем принялась заговаривать странные, удивительные образы и видения, возникающие в волшебном дыму, древними, идущими откуда-то из души, из глубины, песнопениями. Она научилась им у своей матери. Та услышала их от своей и поделилась с дочерью. Они передавались из поколения в поколение. Из уст в уста. Для сохранения памяти. Для сохранения себя. Во имя будущего. На случай, если. Который, к сожалению, всегда наступает. Слова многих из них были Женщине непонятны. Знания о них были утеряны. Но она чувствовала, она ощущала, какая мощь, какая неведомая сила заключена в них. Очаг на мгновение погас от порыва ветра, взявшегося как бы ниоткуда, с тем, чтобы разгореться вновь, еще более ярко и торжественно и, на этот раз к