Выпуск №10(15), 2007

Дневник событий
no image
Иммиграция

Борьба за квалифицированных переселенцев усиливается Огромную армию иммигрантов в странах Европейского Союза могут пополнить в ближайшие два десятилетия как минимум 20 миллионов переселенцев, если его власти смягчат контроль, как за это ныне выступает Брюссель. «Мы должны видеть в регулируемом миграционном процессе не угрозу,...

Борьба за квалифицированных переселенцев усиливается Огромную армию иммигрантов в странах Европейского Союза могут пополнить в ближайшие два десятилетия как минимум 20 миллионов переселенцев, если его власти смягчат контроль, как за это ныне выступает Брюссель. «Мы должны видеть в регулируемом миграционном процессе не угрозу, а благо и неизбежность современного мира», – заявил в Лиссабоне на встрече с министрами из 27 государств ЕС член Европейской Комиссии Франко Фраттини, ответственный за юстицию, защиту свободы и безопасность. Сегодня, по его мнению, Европа все больше вынуждена конкурировать за квалифицированную рабочую силу с США, Канадой, Австралией, а также быстро развивающимися экономиками ряда стран Азии. Франко Фраттини привел удручающие для европейцев данные, согласно которым 85% людей, переселяющихся в ЕС в поисках работы и лучшей доли, не имеют какой-либо специальности, тогда как в США этот показатель составляет лишь 5%. При этом 55% высококвалифицированных иностранцев отправляются за Атлантический океан, и только все те же 5% – в Старый Свет... В Брюсселе считают: настала пора обратить вспять эту тенденцию, путем активной борьбы за привлечение «белых воротничков» из-за рубежа. Особенно в них нуждаются такие страны с быстро стареющим населением, как Германия, Венгрия и Италия. В качестве вкусной морковки власти ЕС решили использовать «голубую карту» (по цвету флага ЕС) – аналог американской «зеленой карты». Дефицитные специалисты и обладатели особенно востребованных профессий смогут получать вместе с этим документом право проживания в течение двух лет с возможностью продления этого срока, а по истечении пяти лет непрерывного пребывания на территории любого числа стран Союза – при желании остаться навсегда. Предусматривается создать первый информационный центр для потенциальных иммигрантов из Мали, которые смогут претендовать на рабочие места во Франции и Испании. В дальнейшем начнут действовать подобные организации и для других африканских государств. Между тем, благодаря усилению патрулирования в водах, омывающих Канарские острова, с начала этого года число прибывающих из Африки нелегалов на этот архипелаг, а оттуда – в Испанию и другие страны ЕС, сократилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 55%. Министерство внутренних дел Испании в качестве причин этого положительного изменения указывает также на увеличение количества депортируемых на родину незаконных иммигрантов и принятие африканскими властями более жестких мер контроля над миграцией населения. Однако планируемое радикальное изменение подхода к экономической иммиграции приведет к тому, что в 2030 году число переселенцев в Союзе более чем удвоится. Конечно, в исполнительном органе ЕС понимают, что не во всех странах эти инициативы вызовут восторг, ведь проблема массового наплыва иностранцев стала для них одной из самых чувствительных. Например, в Германии, особенно нуждающейся в специалистах – немецкая экономика ощущает нехватку около 23 тысяч инженеров – представители партий ХДС и ХСС критикуют намерение Брюсселя «подвергнуть угрозе» право стран Союза самостоятельно решать вопросы рынка труда, хотя Франко Фраттини считает, что квоты на иммигрантов должны устанавливать сами власти «двадцати семи». А тем временем французские парламентарии большинством голосов одобрили законопроект, предусматривающий введение добровольного генетического анализа для тех иммигрантов, которые пытаются доказать, что у них есть родственники во Франции, чтобы остаться в этой стране. Законодательная инициатива вызвала возмущение среди защитников прав человека и оппозиционных сил. На фоне обостряющихся во многих странах дискуссий, в Брюсселе ломают голову над тем, как сдержать нелегальную иммиграцию, привлечь требующихся иностранцев и одновременно сохранить рабочие места для коренного населения. Игорь ЧЕРНЫШОВ Кстати Жители Ирака лидируют среди тех иностранцев, которые просят политическое убежище в Европе. С начала года только к правительству Швеции с этой просьбой обратились около 11 тысяч иракцев. Община выходцев из этой арабской страны уже насчитывает в Швеции примерно 80 тысяч человек и является крупнейшей после финской. Немало беженцев из Ирака пытаются также переселиться в Германию, Нидерланды, Грецию и другие страны ЕС. Ужесточить условия допуска иностранцев в страну решило новое правительство Великобритании. Отныне даже квалифицированным рабочим, претендующим на место под солнцем в Туманном Альбионе, придется сдавать экзамены на знание английского языка. Это требование до сих пор распространялось только на обладателей высшего образования, прибывающих из-за границ Европейского Союза. По мнению британских предпринимателей, недовольных этой мерой, страна не досчитается ежегодно как минимум около 35 тысяч рабочих, в том числе, весьма востребованных профессий, что отрицательно отразится на ее экономике. Согласно действующим в Великобритании правилам, все работники делятся на три категории: высококвалифицированные, квалифицированные и неквалифицированные. При этом вид на постоянное жительство могут запрашивать только представители двух первых категорий работников. По словам министра внутренних дел Британии Джеки Смит, «мы приветствуем тех, кто приезжает к нам работать и обосновывается здесь. Однако эти люди должны понимать и уважать наши традиции, ощущать себя неотъемлемой частью нашей национальной культуры». Она подчеркнула: «Необходимо, чтобы иммигранты интегрировались в наше общество, а для этого нужно овладеть английским языком и использовать его». Впрочем, из этого правила есть исключение. Оно касается футболистов, приобретаемых за рубежом клубами первого дивизиона. А в Швейцарии, не входящей в ЕС, звучат призывы принять драконовские меры против иммигрантов. Это встревожило ООН, эксперты которой считают подобные инициативы несправедливыми и даже расистскими. В частности, имеющая большинство мест в парламенте и входящая в правящую коалицию Швейцарская народная партия добивается проведения референдума для наделения судей правом высылать из страны иммигрантов, совершивших серьезное преступление, и отбывших наказание. Более того, предлагается депортировать вместе с ними их родственников старше 18 лет... №10(15), 2007
no image
Дневник событий

В Брюсселе серьезно озабочены тем, что подготовка к выборам в Польше 21 октября окажет негативное влияние на Лиссабонский саммит ЕС 18-19 октября. Этот форум должен одобрить договор об институционных реформах в Союзе. По мнению многих западноевропейских политиков и аналитиков, националистическая популистская атмосфера,...

В Брюсселе серьезно озабочены тем, что подготовка к выборам в Польше 21 октября окажет негативное влияние на Лиссабонский саммит ЕС 18-19 октября. Этот форум должен одобрить договор об институционных реформах в Союзе. По мнению многих западноевропейских политиков и аналитиков, националистическая популистская атмосфера, в которой проходит польская кампания, с большей долей вероятности может отрицательно отразиться на позиции руководителей этой страны. Что-то заявят братья Лех и Ярослав Качиньские с трибуны в португальской столице, не выдвинут ли они каких-либо новых требований? Во время переговоров минувшим летом о Конституционном договоре Союза, правительство Польши возражало против новых правил голосования в ЕС по важнейшим вопросам. Европейская Комиссия и большинство лидеров «двадцати семи» настроены одобрить документ в декабре, чтобы успеть ратифицировать его до июня 2009 года, когда состоятся европейские парламентские выборы. «У нас имеется график действий, и мы должны в любом случае его соблюдать», – подчеркнул министр иностранных дел председательствующей в этом полугодии в Союзе Португалии Луиш Амаду. Он напомнил, что в июне лидеры ЕС подписали проект документа, причем, в итоге почти двухлетних нелегких переговоров, и «менять в нем больше ничего не следует». Действительно, выработанный с огромным трудом Конституционный договор, который должен был служить единой конституцией ЕС, в 2005 году отвергли сначала избиратели Франции, а затем и Нидерландов, на референдумах в своих странах. Нынешнюю согласованную версию этого менее амбициозного документа в Брюсселе именуют скромно – «Договор о реформах». Он предусматривает серию мер, призванных облегчить управление этим объединением, после того как в 2004-2007 годах оно «приросло» 12 новыми странами. В частности, предлагается ввести пост президента ЕС с мандатом сроком на 2,5 года. Сергей МАТВЕЕВ №10(15), 2007
no image
Дневник событий

Совет Европы провозгласил 10 октября Европейским днем против смертной казни, который будет отмечаться ежегодно. В рамках Европейского Союза (ЕС) это намерение блокировалось правительством Польши, которое на встрече министров юстиции в Брюсселе 18 сентября прибегло к праву вето. Совет Европы – общеевропейская организация, объединяющая 47...

Совет Европы провозгласил 10 октября Европейским днем против смертной казни, который будет отмечаться ежегодно. В рамках Европейского Союза (ЕС) это намерение блокировалось правительством Польши, которое на встрече министров юстиции в Брюсселе 18 сентября прибегло к праву вето. Совет Европы – общеевропейская организация, объединяющая 47 государств. Решения в ней принимаются простым большинством, в отличие от ЕС, где нередко требуется единогласный результат голосования представителей всех 27 стран. Предложение о введении Европейского дня против смертной казни в Страсбурге поддержали 46 стран (польский представитель не участвовал в этом процессе). Хотя во всех странах Старого Света смертная казнь уже отменена, правительство Польши выступало против провозглашения такого Дня, поскольку, по мнению лидеров этой страны братьев Леха и Ярослава Качиньских, подобная мера «бесполезна и бессмысленна». Они выступали за объявление Дня в защиту жизни, который включал бы запрет искусственного прерывания беременности, а также добровольного ухода неизлечимов больных из жизни с помощью врачей – эвтаназию. Евродепутаты приняли свое символическое решение 504 голосами «за», 45 – «против», при 14 воздержавшихся. №10(15), 2007
no image
Дневник событий

и поделиться секретами Европейский суд первой инстанции отклонил апелляцию американской корпорации «Майкрософт», которая пыталась добиться отмены рекордного штрафа в 497 миллионов евро за нарушение антимонопольного законодательства ЕС. Тем самым эта инстанция со штаб-квартирой в Люксембурге поддержала решение Европейской Комиссии, которая еще в 2004 году...

и поделиться секретами Европейский суд первой инстанции отклонил апелляцию американской корпорации «Майкрософт», которая пыталась добиться отмены рекордного штрафа в 497 миллионов евро за нарушение антимонопольного законодательства ЕС. Тем самым эта инстанция со штаб-квартирой в Люксембурге поддержала решение Европейской Комиссии, которая еще в 2004 году потребовала от гиганта, производящего программное обеспечение для компьютеров, выплатить рекордный штраф. Кроме того, Брюссель требует также от детища миллиардера Билла Гейтса предоставить компаниям-конкурентам конфиденциальную информацию: доступ к программному коду созданной «Майкрософтом» операционной системе Windows. По мнению исполнительного органа ЕС, это должно уменьшить злоупотребление монопольным положением, которым сейчас пользуется корпорация: на ее долю приходится 95% соответствующего рынка во всем мире! Хотя представители компании тут же заявили, что они не исключают возможности опротестовать постановление суда, прозвучали и заверения в том, что оно будет соблюдаться. А опытные американские адвокаты, защищавшие интересы «Майкрософта», по-джентльменски поздравили Европейскую Комиссию с победой в этой юридической битве колоссов. Кстати, корпорация задействовала множество юристов и специалистов в области связей с общественностью... Победа Брюсселя, действительно, означает историческую веху в борьбе за предоставление конкурентам равных возможностей. В схватке с казавшимся всесильным «Майкрософтом» Европейская Комиссия поставила на карту очень многое, и, прежде всего – свою репутацию. Теперь чиновники обещают, что будут строго следить за соблюдением этой компанией наложенных на нее санкций. Биллу Гейтсу предоставлено два месяца, в течение которых его защитники смогут попытаться опротестовать неприятный вердикт. Александр СОКОЛОВ №10(15), 2007
no image
Дневник событий

Руководство немецкого телеканала НРД вздрогнуло от ужаса, когда известная ведущая Ева Херман позволила себе в эфире похвалить за правильную семейную политику главарей Третьего рейха. Казалось бы, тезка первой женщины в Эдемском саду обставила свою мысль тщательно и политкорректно. Подразумевая Гитлера, она сперва оговорилась: «Все...

Руководство немецкого телеканала НРД вздрогнуло от ужаса, когда известная ведущая Ева Херман позволила себе в эфире похвалить за правильную семейную политику главарей Третьего рейха. Казалось бы, тезка первой женщины в Эдемском саду обставила свою мысль тщательно и политкорректно. Подразумевая Гитлера, она сперва оговорилась: «Все знают: это было жестокое время, это был абсолютно безумный, крайне опасный политик, который вел немецкий народ к гибели». Однако следом Еву Херман рискованно потянуло на диалектику: «Одновременно существовало нечто хорошее. Такие ценности, как дети, материнство, семья, сплоченность». Да еще взяла и добавила, что, по ее мнению, почтение к матери было перечеркнуто «деятелями 1968-го – хиппи, леваками, активистами антивоенного движения». На самом деле, положение женщины при нацистах, мягко говоря, было далеко от идеала. Подразумевается даже не то, что действовало «пассивное избирательное право», что женщины не могли заниматься политикой, быть адвокатами и судьями. Экспансия во имя расширения «жизненного пространства» требовала «пушечного мяса» и работников для новых земель, а потому немки были обязаны ублажать прибывающих с фронта солдат, чтобы способствовать повышенной деторождаемости. Аборты были запрещены под страхом смертной казни. Все, кто имел врожденные заболевания, такие как слабоумие, подвергались принудительной стерилизации, ведь официальная идеология провозглашала создание во всех отношениях совершенной «расы господ». Эту реальность никак не перечеркнуть тем, что женщинам с восемью детьми торжественно вручали золотой «Материнский крест». Еву уволили в одночасье. Без выходного пособия. В прессе приговор для телеведущей звучал непререкаемо: «Недопустимая политическая оплошность». Все так. Показательно, что эта сознательная положительная оценка Гитлера органично вписывается в контекст схожих попыток разными способами внести новые оттенки в портрет эпохи национал-социалистов. Владимир МИХЕЕВ Тень фюрера гадит исподтишка Голливудскому красавчику Тому Крузу не везет: злоключения преследуют знаменитость во время съемок киноэпоса «Валькирия», повествующего о покушении на Гитлера в 1944 году. Постоянно случаются разные досадные неприятности. То обвалятся деревянные ограждения и 11 человек рухнут наземь с грузовика. То министерство обороны Германии, где проходят съемки, откажет в разрешении снимать в своем здании, где реально встречались и шушукались заговорщики, собиравшиеся устранить Шикельгрубера. В целом власти в Берлине с подозрением и предвзятостью относятся к голливудскому проекту, поскольку продюсером выступает Том Круз. Причина прозаична, но не примитивна: Том Круз принадлежит к «Церкви сайентологии», основанной в 1954 году Роном Хаббардом в Калифорнии. Немцы же приравнивают эту церковь к «деструктивному культу», а ее последователей к сектантам, чьим основным мотивом, что бы они там ни пели, являются деньги. Пресс-секретарь военного ведомства Геральд Каммербауэр с жесткой прямолинейностью заявил: американцам, занятым экранизацией это страницы в истории Германии, «не будет разрешено снимать на немецких военных точках, если роль графа Штауффенберга будет исполнять Том Круз, который публично признавался в своем членстве в сайентологическом культе». Объяснение очень немецкое: «Бундесвер имеет особый интерес в точном и серьезном изображении событий, произошедших 20 июля 1944 года, а также исторической фигуры Штауффенберга». Нашлись люди, склонные к мистике, полагающие, что мелкие сбои и крупные неудачи преследуют Тома Круза потому, что вмешались потусторонние силы. Тень фюрера не хочет, чтобы фильм «Валькирия» обрел жизнь, а посему будет гадить и пакостить. №10(15), 2007
no image
Политика

До чего же непроста в Эстонии судьба произведений монументального искусства! Нет, на это раз речь не о «Бронзовом солдате», вокруг которого не так давно кипели серьезные страсти. Эстонские власти пока ничего не хотят сломать или перенести. Они намерены поставить в центре своей столицы...

До чего же непроста в Эстонии судьба произведений монументального искусства! Нет, на это раз речь не о «Бронзовом солдате», вокруг которого не так давно кипели серьезные страсти. Эстонские власти пока ничего не хотят сломать или перенести. Они намерены поставить в центре своей столицы монумент, символизирующий борьбу эстонского народа за свободу. Министр обороны Эстонии Яак Авиксо, щедро наградивший своих подчиненных за разгон демонстрации вокруг «Бронзового солдата», давно сетует, что «нет мемориала, отдающего дань стремлению нашего народа к свободе». Казалось бы, а почему ему и не быть? Вроде, противников, во всяком случае политических, у такого памятника нет. Вот и проекты уже готовы. Дело оставалось за малым – выбрать лучший. Жюри во главе с архиепископом Андресом Подером так и сделало. Но тут оказалось, что у предполагаемого памятника немало противников, руководствующихся чисто эстетическими соображениями. Профессор истории архитектуры Мартин Кальм не скрывал своего отношения к сделанному выбору: «Жюри состояло из людей, ничего не смыслящих в искусстве. Публике памятник, может быть, и понравится, но деятели искусства будут его презирать». Вот так... А о чем же, собственно, речь? Для возведения была избрана 28-метровая колонна из светлого камня, наверху которой будет установлен крест в форме самого старого эстонского ордена – Креста Свободы. Увенчан крест картой Эстонии. Открыть это сооружение планируют 28 ноября 2008 года, к 90-й годовщине начала «войны за независимость», завершившейся в 1920 году образованием первого в истории эстонского государства. На этой же площади стоят и «часы свободы», отсчитывающие время с 21 августа 1991 года, когда эстонский парламент вновь провозгласил независимость своей страны. О том, насколько красив и духоподъемен получится монумент, мы рассуждать не будем, хотя искусствоведы – народ, как правило, эстетически развитый и уж если им не нравится... Зададимся, однако, другим вопросом: в каких границах будет изображено на монументе эстонское государство? Если в тех, которые существовали, когда учреждался орден (они были проведены в соответствии с Дерптским договором), то надо там изображать и территории, ныне принадлежащие России. Или все же в нынешних, в которых Эстония вошла в Европейский Союз? А может все-таки в несуществующих ныне? Ну, кто там снизу разберет, что именно изображено в тридцатиметровой вышине? А вдруг посмотрят в бинокль, и злокозненная Россия узрит в этом политическую провокацию? Политика – дама своенравная и часто вылезает там, где ее никто не ждет. Так что одним эстетическим  неприятием дело может не ограничиться. Андрей МОСКВИН Кстати Крест Свободы был первым орденом, учрежденным решением Временного правительства Эстонии 3 марта 1919 года. Затем он был утвержден принятием закона от 16 апреля того же года. Крест Свободы вручался за заслуги, проявленные в управлении и организации действий войск, за личную храбрость и за гражданские заслуги. Имеет три класса по три степени каждый. Первого класса удостаивались государственные деятели, например Константин Пятс, глава и военный министр Временного правительства Эстонии, установивший после государственного переворота 1934 года весьма тоталитарное правление. Кстати, совершить переворот ему помогал еще один национальный герой и кавалер Креста Свободы – Иохан Лайдонер. (Правда, некоторые историки считают, что Пятс своим переворотом помешал вполне демократическому приходу к власти вапсов – ветеранов «освободительной войны». Это крайне правое движение полностью ориентировалось на модный тогда в Германии и Италии политический тренд, соответственно национал-социализм и фашизм.) Второго класса удостаивались военные. Первую его степень, дававшуюся за личную храбрость на полях сражений, не получил никто. Вторую – едва ли не все эстонцы, которые принимали участие в военных действиях 1918-1920 годов. Всего было вручено 3215 Крестов Свободы, причем гражданам Эстонии – 2151. Кавалеры этой награды создали 24 февраля 1923 года Объединение Братьев Креста Свободы. Эскиз Креста Свободы выполнил Николай Трийк. Первые ордена изготовила парижская фирма «Мэзон Артус Бертран», позднее их изготовляли и в эстонских ювелирных мастерских. №10(15), 2007
Тенденции & прогнозы
no image
Комментарий

Глобализация, которая в начале 1990-х годов воспринималась ее идеологами как приятная прогулка, например, по Елисейским полям, теперь повернулась к ним как минимум боком. Конечно, постепенное снятие барьеров на пути товаров, капиталов и услуг послужило мощным стимулом для мировой экономики. Тем...

Глобализация, которая в начале 1990-х годов воспринималась ее идеологами как приятная прогулка, например, по Елисейским полям, теперь повернулась к ним как минимум боком. Конечно, постепенное снятие барьеров на пути товаров, капиталов и услуг послужило мощным стимулом для мировой экономики. Тем не менее, по ходу прогулки выяснилось, что Елисейские поля оказались улицей с двусторонним движением. Многие западные, в том числе европейские страны и их компании оказались отнюдь не в привычной им роли лидеров и законодателей мод, сил, определяющих правила игры с учетом собственных интересов. Оказалось, что и им приходится подчиняться правилам, которые они успели навязать другим. Примеров проблем, бумерангом ударившим по ЕС, много в социальной, экономической и даже политической сфере. Европейцы слегка запаниковали, стали понимать необходимость и им адаптироваться к глобализации, искать нелегкие для себя новые решения. Это долгое рассуждение призвано объяснить, почему «двадцать семь» в последние месяцы начали уделять такое внимание теме своей энергетической безопасности. Сейчас в центре разворачивающейся битвы оказалось явление, именуемое неблагозвучным англицизмом «анбандлинг», или, по-русски, разъединение активов. Правда, русский термин звучит благозвучнее, но от этого не становится менее туманным. Речь идет о следующем. Европа вдруг ощутила себя уязвимой. Крупные компании из других стран, нагулявшие финансовый жирок на высоких ценах на энергоносители, стали посматривать, что бы им приобрести в богатом европейском «супермаркете», как использовать новые возможности. Это желание связано главным образом с тем обстоятельством, что поставщики энергоносителей, исправно снабжающие своих клиентов в Европейском Союзе, получают за сырье значительно меньше, чем те, кто доставляет его конечному потребителю. Например, цена за российский природный газ, проданный на границе ЕС и ставший собственностью местного покупателя, дорожает раза в два, пока домохозяйка где-нибудь в Германии чиркнет спичкой у плиты или это топливо не будет использовано итальянской электростанцией для выработки электроэнергии. Поэтому российский «Газпром» взял курс на продажу своего сырья конечному потребителю в ЕС. О каких объемах он ведет разговор? Например, в Великобритании 10% рынка называются целью компании. Это одна сторона дела. Другая связана с тем, что природный газ доставляется клиентам преимущественно по трубам. Конечно, растет международный рынок сжиженного природного газа, который позволяет экспортировать топливо вне зависимости от трубы, но он, во-первых, пока составляет меньшую часть рынка, а, во-вторых, тоже требует сложной инфраструктуры, специальных заводов, целого флота судов-газовозов. Итак, газ доставляется по трубопроводу. Представьте, где его добывают. Если речь идет об алжирском газе (Алжир – второй после России поставщик этого сырья в ЕС), то в пустыне. Если о норвежском или британском – то в Северном море. Если о российским – то и вовсе на Крайнем Севере, а в скором времени в еще более суровых и отдаленных районах. Значит, этот газ по газопроводу должен пройти тысячи километров, часто миновать моря, а в случае с Россией – и другие страны. Теперь представьте, что с такой транзитной страной возникают проблемы или что эта страна не содержит свою часть трубопровода в должном техническом состоянии, и он превращается в решето. Не будем ворошить прошлое и показывать пальцем. Но в таких условиях у поставщика возникает стремление взять в свои руки доставку товара, чтобы обеспечить надежность снабжения клиентов. Что для этого надо? Правильно: взять под контроль трубопроводную структуру, хранилища, обойти максимальное количество транзитеров. Этим и занимается «Газпром» в последнее время, такова его бизнес-логика, ориентированная на обеспечение своих интересов и потребностей клиента, логика взаимной зависимости. Это не понравилось в Брюсселе: хотя и взаимная, но все же зависимость. Поэтому в ЕС некоторые силы (но не все) решили такой зависимости избежать. Поставлена задача диверсифицировать источники энергии, прежде всего, природного газа, поскольку он привязан к инфраструктуре. Одновременно проникновение российской стороны на европейский рынок конечной продукции объявляется (не всеми) угрожающим национальным интересам. Собственно, в стремлении к диверсификации ничего страшного нет, оно абсолютно нормально. Спрос на природный газ в ЕС будет стремительно расти, и Россия с «Газпромом» не смогут его покрыть – места на рынке хватит всем. Другое дело, что альтернативных источников у Европы не очень много, а собственные запасы, норвежские и особенно британские, постепенно иссякают. Если бы Брюссель оставался в рамках чисто экономической логики, проблем бы с Россией не возникло. Но тут вмешиваются политика и идеология, которые диктуют иные действия. Первые официальные контуры они приобрели 19 сентября, когда Европейская Комиссия обнародовала пакет документов о разъединении активов («анбандлинг») газовых и электрических компаний с целью создания конкурентной среды. Их философия состоит в разделении видов деятельности – добычи, доставки и распределения соответственно газа и электроэнергии. В одних руках они находиться не могут, запрещаются так называемые вертикально интегрированные энергетические компании. Не вдаваясь в бюрократические детали, отметим, что предлагаются два пути действия. Радикальный путь предполагает обязанность для таких компаний продавать один вид деятельности, например, сохранять распределение газа, но отказываться от его транспортировки. Следовательно, они должны избавляться от своей трубопроводной сети. Более мягкий путь предусматривает сохранение юридической собственности на сети при передаче управления ими независимым операторам. Смысл всего этого в том, чтобы обеспечить равный доступ к трубе для всех, обеспечения в этом сегменте конкуренции с вытекающим снижением цен и прочими прелестями для потребителей. Предусматривается также создание мощного европейского регулятора этой деятельности, ужесточение контроля над сделками в отрасли и многое другое. Особый упор делается на требование взаимности: мол, ЕС пустит к себе в этот сектор, если страна-поставщик пустит к себе в добычу. Дело в том, что страны-поставщики в последнее время устанавливают все более жесткий национальный контроль над своими недрами и делают это отнюдь не только упоминаемые всуе на Западе Венесуэла и Россия, но и практически все остальные, включая Алжир, Казахстан и другие. А, например, Норвегия или страны Персидского залива вообще никогда от этого контроля не отказывались... Практика разделения активов уже применена в ряде стран, прежде всего в Великобритании и Нидерландах. Именно британский опыт Брюссель выставляет как образец для подражания. Действительно, британский газовый и электрический рынок – самый либеральный в ЕС. Однако многочисленные европейские критики этой практики указывают на явную слабость такой модели: возникшие компании слишком мелки, не имеют финансовых ресурсов, слабы в возможном противостоянии с более сильными конкурентами. Вывод: они могут быть поглощены, они не в состоянии обеспечивать массированные инвестиции в развитие дорогостоящей инфраструктуры. Эта инфраструктура, кстати, обладает не слишком большой инвестиционной привлекательностью. Денег требуется много, а возвращаются они очень медленно. Не случайно крупнейшими инвесторами являются сами крупные газовые или электрические компании, делающие это ради того, чтобы иметь возможность работать самим... Отсюда – вторая модель, которая сложилась в энергетике ЕС. Практика разделения активов считается ее сторонниками неэффективной. Вместо этого предлагается создавать крупные национальные или даже транснациональные вертикально интегрированные компании («национальные чемпионы» по французской терминологии), которые могли бы на равных играть с тяжеловесами международного энергетического рынка. Такую позицию занимают в первую голову Франция и Германия, которые десятилетиями создавали такие вертикально интегрированные группы. Крупнейшими являются ЭДФ (электроэнергетика, Франция), «ЖДФ-Сюэз» (компании находятся в стадии слияния, работают в газовой и электроэнергетической области, Франция), «Арева» (атомная энергетика, Франция), «Е.ОН» (энергетика и газ, Германия), РВЕ (газ, Германия). К ним надо добавить итальянские компании ЭНИ (нефть и газ) и ЭНЕЛ (электроэнергетика). Они действуют не только на своих национальных рынках, но и являются конкурентами и одновременно партнерами компаний стран-поставщиков, того же российского «Газпрома» или алжирского «Сонатрака», пользуются политической поддержкой своих правительств. Схватка вокруг определения стратегического пути развития европейской энергетики только начинается. Однако первые залпы вокруг «анбандлинга» показывают, что мишенью являются страны-производители и их компании, за которыми боятся признать равноправие на европейской территории. Среди них главным врагом считают, если верить европейским газетам, прежде всего «Газпром», который потеряет возможность владеть на якобы либеральном рынке ЕС трубами, хранилищами и другими объектами. Однако противники этой реформы в самом Союзе (силы поделились примерно пополам) тоже не намерены сидеть пассивно. В заключение еще немножко философии. Именно она – главное в нынешней европейской дискуссии по энергетике. Союз, по сути, загнал себя в философский тупик: ради либерализации (в этом идея разделения активов) вводятся запретительные, то есть антилиберальные меры. Это раз. В самом ЕС применительно к российскому газу очевидны взаимоисключающие политические и пропагандистские тезисы: выражается сомнение (и страх!) в способности России обеспечить поставки и выполнение контрактов; одновременно выражается желание ограничить эти поставки. Это два. Из этой интеллектуальной путаницы выхода пока не видно. Всему виной глобализация, при которой те, кто отводил себе роль вечных охотников, оказывается, должен быть готов и к роли дичи. Андрей СЕМИРЕНКО Испанский пример не заразителен В Испании еще в 2003 году осуществлено разделение активов газовых и электрических компаний, которое Европейская Комиссия хочет сделать обязательным для всего ЕС. Однако испанский опыт показывает, что эти меры не привели к появлению конкуренции и не сказались положительным образом на конечном потребителе. При новой системе оказалось, что на энергорынке не появились новые игроки, операторам оказалось просто обо всем договариваться между собой, прежде всего по ценам. Национальная энергетическая комиссия год за годом в докладах констатирует, что число значимых для рынка компаний в Испании не изменилось, их осталось пять. При этом соотношение сил между ними также не изменилось. Так, в докладе за 2003 году комиссия констатирует, что цены в отрасли тогда упали на 20%, но это не сказалось на потребителях. Затем цены выровнялись, но при разделенных активах реальная картина в испанской энергетике не изменилась. №10(15), 2007
no image
Тенденции & прогнозы

Мигранты пакуют чемоданы Европа потеет и отдувается от несусветной жары. Азия захлебывается в наводнениях, напоминающих библейский потоп. В Аргентине трещали сибирские морозы. Иран до сих пор пребывает в изумлении от тропического циклона «Гону», захлестнувшего эту страну проливными дождями. Южноафриканская республика зябко ежится, вспоминая, что...

Мигранты пакуют чемоданы Европа потеет и отдувается от несусветной жары. Азия захлебывается в наводнениях, напоминающих библейский потоп. В Аргентине трещали сибирские морозы. Иран до сих пор пребывает в изумлении от тропического циклона «Гону», захлестнувшего эту страну проливными дождями. Южноафриканская республика зябко ежится, вспоминая, что здесь впервые с 1981 года выпал снег. Словом, урожай непогоды в этом году превысил все мыслимые рекорды. Что же исходит? Ответ Всемирной метеорологической организации (ВМО) малоутешителен: так и должны быть, потому что нарушено климатическое равновесие. Виной тому глобальное потепление. Температурный режим стал кардинально иным. Апрель выдался теплее климатической нормы более чем на градус, а январь – почти на два, чего не было отмечено с начала метеорологических наблюдений за погодой с 1880 года. Иногда отклонения от нормы составляли более 15 градусов, а это уже почти катастрофа. В Венгрии и Румынии сельскохозяйственные культуры взошли на месяц раньше срока, в теплом апреле, а затем пришел май с неимоверной жарой, и все сжег на корню. На другом конце континента, в Англии, случилось невиданное за 250 лет наводнение, что принесло экономический ущерб в шесть миллиардов долларов. Муссонные дожди в Китае, Индии, Пакистане, Непале, Бангладеш, Мозамбике и Уругвае затронули 30 миллионов человек: многие из них потеряли кров, посевы были уничтожены. Но «это еще не вечер», предостерег представитель ВМО Омар Баддур, «сложно сказать, что нас ждет до конца 2007 года». Смерчи, тайфуны, ураганы, цунами уже стали таким же рутинным каждодневным событием, как ДТП. Погодный климакс приведет вскоре к новому переселению народов: из зон риска валом повалят мигранты. Куда? Если не догадались, то подсказку выдал «ужасный ребенок» российской большой политики Владимир Жириновский, который раскатал гостевую красную дорожку для переселенцев. Дословно: «В связи с пожарами в Европе, мы приглашаем на постоянное место жительства в Россию жителей тех стран (Греция, Италия, Балканские страны), которые не видят дальнейшей перспективы проживания в своих государствах в связи с пожарами, грядущим потеплением климата и возможной экологической катастрофой». Мигранты из Европы получат путевку в новую жизнь, но она для них начнется в пустых заброшенных деревнях и на сибирских незаселенных, бескрайних просторах. И еще, дооформил свое рационализаторское предложение лидер ЛДПР: «Сейчас мы готовы принять всех желающих приехать на ПМЖ в Россию бесплатно, а с тех, кто решит переселиться позже, мы будем брать по одному миллиону евро». Перемены климата налицо. Статус-кво нарушен. К прежней стабильности возврата нет и не будет. Суммарные последствия климатического климакса будут сопоставимы с Ледниковым периодом. И демография в паре с миграционными потоками, пока отдаленно напоминающими великое переселение народов, изменит мир, и очень скоро. В 2006 году прошло специальное заседание Никитского клуба и Комитета «Экология и здравоохранение» Европейского делового конгресса, где в докладе Владислава Галецкого, ведущего научного сотрудника Института макроэкономических исследований Минэкономразвития РФ, прозвучала малоутешительная мысль: «Белая раса достигла пика к 1925-му году. Тогда – треть населения земного шара, сейчас – откат как в доколумбову эпоху». По мнению эксперта, осталось лишь две территории, от развития которых зависит будущее белой расы – Австралия и Азиатская территория России. Если жители Старого Света захотят обрести климатическую стабильность, переехав на ПМЖ и пустив корни на землях к востоку от Урала, то им невольно придется столкнуться с конкурентным давлением других претендентов на это место под солнцем. На том же интеллектуальном форуме доктор экономических наук Александр Акимов, завотделом экономических исследований Института востоковедения РАН, высказал тревожный прогноз: «Мир может быть процветающим уже без европейской цивилизации. Ресурсы и население – первая проблема. Китай обладает сельхозтерриторией в расчете на одного человека – 6 соток; у нас – это для игры в сельское хозяйство, там – для жизни. Делиться нас заставят». Куда ни кинь – всюду клин. Клин нашей земли, на который найдется все больше претендентов. Так что для поборников евразийства остается найти оптимальную формулу сосуществования мигрантов, скажем, из выгоревших дотла средиземноморских стран, и переселенцев из глухих провинций Китая, которые начнут устраиваться и обустраивать на свой лад, к примеру, равный пяти Франциям раздольный Красноярский край. По правилам какого общежития будут они жить в нашей российской коммунальной квартире?.. Владимир МИХЕЕВ №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) – проект № 07-03-02021а Так получилось, что на протяжении длительного времени мне пришлось взаимодействовать с Советом Европы. Работая в центральном аппарате министерства иностранных дел, я занимался этой организацией в тот момент, когда Россия...

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) – проект № 07-03-02021а Так получилось, что на протяжении длительного времени мне пришлось взаимодействовать с Советом Европы. Работая в центральном аппарате министерства иностранных дел, я занимался этой организацией в тот момент, когда Россия еще только оформляла свои права и обязательства в отношении Совета. Речь о периоде, когда разрабатывались первые программы двустороннего сотрудничества, Страсбург открывался для участия в его структурах российским экспертам и представителям, когда принималось решение о нашем вступлении в это авторитетное международное объединение. Кроме того, мне довелось довольно продолжительное время работать в самом Совете Европы. И хотя в последнее время занимаюсь, в основном, другой тематикой, СЕ остается для меня чем-то родным и близким. Даже, несмотря на те якобы острейшие противоречия, которые у нас есть в отношениях с этой организацией, и которые в прошлом приходилось пропускать через себя. Совет Европы, как и любая крупная международная организация, является важным международным инструментом. Но не более того. Любой инструмент хорош, если вы умеете играть на нем. Любой инструмент плох, если вы извлекаете из него визгливые или скрежещущие звуки, иначе говоря – не умеете им пользоваться. Проиллюстрирую это утверждение одним, может быть не самым радостным, но весьма показательным эпизодом из моей практики в Совете Европы. ... Начинается военная акция международной коалиции в Афганистане. Я в это время исполняю обязанности постоянного представителя России при Совете Европы. После того, как мы несколько лет последовательно проваливаем все резолюции главного органа СЕ – Комитета министров – с осуждением России за якобы имевшие место нарушения гуманитарного права на территории Чечни, получаю из Москвы несколько странное и неожиданное указание. Мне поручают провести в Комитете министров резолюцию, осуждающую США за нарушения гуманитарного права в Афганистане. Решаю перепроверить, что к чему. Делаю звонок в Москву. Делюсь своими соображениями. Мол, провести такую резолюцию не проблема. Но может выйти боком для нас же самих. Создадим прецедент. Потом придется отыгрывать назад. Причем, с большими политическими издержками. Ну и вообще, может получиться некрасиво. В ответ получаю отповедь. Дескать, из столицы виднее. Вам дали поручение – выполняйте. Нытье прекратить, ждем результатов, а не рассуждений. Я собираю «кокус» Совета Европы на уровне послов и передаю им, пока в конфиденциальном порядке, проект резолюции, который мы подготовили. Неформальная группа состоит из представителей страны, председательствующей в Совете, стран, входящих в Бюро Комитета министров, и наиболее активных, наиболее крупных государств. В СЕ тоже есть «великие державы». Только называются они несколько иначе – главными плательщиками в бюджет СЕ. Это пятерка европейских государств. В послевоенные годы бывшие противники – Великобритания, Франция, Италия и Германия – искали, как бы преодолеть тяжелое наследие прошлого. Что сделать, чтобы трагедия не повторилась. В этих целях при создании Совета Европы они договорились, что будут иметь в нем равный статус, отличающийся от статуса всех остальных государств-членов. По вступлении в Совет, Россия сразу же вошла в эту привилегированную группу. Мы и вступали туда на том условии, что сразу окажемся в статусе «великой державы» на европейском континенте. Так вот, «кокус» собирается. Представители рассаживаются по креслам. Председательствующий дает нам слово, и мы сообщаем всем о нашей инициативе. Первая реакция: «Это невозможно! Как же так! О чем вы говорите?!» Я поясняю: «Гуманитарное право нарушается? – Нарушается. Мы должны реагировать? – Должны. Это входит в нашу компетенцию? – Да. А если входит, вот проект резолюции». Меня урезонивают: «Прецедента не было. США не являются полноправным членом Совета. Они заседают в нем на правах наблюдателя. И вообще!» Главное, конечно – «и вообще». Я настаиваю: «Престиж организации пострадает, если мы промолчим». Оппоненты приводят еще десяток аргументов против внесения проекта резолюции. Но на каждый аргумент всегда есть контраргументы. Дискуссия затягивается. Наконец, договариваемся собраться через пару дней. Они нужны послам, чтобы доложиться, посоветоваться со столицами, получить соответствующие инструкции. Через два дня собираемся снова. Мне говорят, что все отослано в столицы и идет сложный процесс согласования. Вы догадываетесь, как работают Совет Европы и Европейский Союз. Кропотливая работа по согласованию позиций и поиску взаимных компромиссов может идти месяцами. Но ни меня, ни партнеров такие темпы не устраивают. Это другой случай. Вопрос острый, и решение надо принимать в сжатые сроки. Встречаемся еще через два дня. Результат и поразительный, и ожидаемый. Все крупнейшие страны Европы и Европейский Союз единогласно высказываются в поддержку проекта резолюции, осуждающей США за нарушения гуманитарного права в Афганистане. Соответственно проект получает статус официального документа. Он вносится в Комитет министров и безотлагательно идет на ближайшее пленарное заседание по политическим вопросам. Рапортую домой о выполнении поставленной передо мной задачи. Предполагается, что резолюция может быть утверждена уже на следующий день. Однако за этот короткий промежуток времени многое меняется. Мгновенно получаю из Москвы указание не допустить принятия резолюции, осуждающей США за нарушения гуманитарного права. То ли смеяться, то ли плакать – не очень понятно. Хотя я не очень переживаю. Все прекрасно понимают, что Европа не пойдет на прямое столкновение с США. Тем более, по столь щекотливому делу. Как бы этого и не хотелось некоторым. То, что резолюцию нельзя принимать, всем понятно. Вопрос только в том, кто ее провалит, кто сломает консенсус. Своими руками я это делать не собираюсь. Но у Вашингтона есть верный союзник. И в Совете Европы тоже. Это Анкара. Не спеша, давая возможность постпредам парочками и группами выходить в соседние помещения, добираемся до соответствующего пункта повестки дня. Зал заседаний застывает в напряженном молчании. Все затаивают дыхание. Но до «скандала» в трансатлантических отношениях дело не доходит. Представитель Турции своевременно берет слово и заявляет, что он категорически «против». По залу проносится глубокий вздох облегчения. Проект даже не ставится на голосование. Сенсация не состоялась. Еще одна «крупная политическая инициатива» отправляется на свалку истории. Тем не менее, в принципе, сенсация могла состояться. Турцию можно было изолировать. Дело техники. Или, по крайней мере, «завесить» ситуацию. Потом пригласить на обсуждение американского представителя, и пошло-поехало. Просто никто не захотел связываться. Как видите, Совет Европы, как и любая другая крупная международная организация, прежде всего, является инструментом. С его помощью можно добиваться любых или почти любых результатов. Все зависит от того, есть ли политическая воля. Владеем ли мы технологией работы в соответствующей организации. Приведенный эпизод свидетельствует об этом особенно рельефно. Но он не является ни единственным, ни уникальным. Могу подтвердить и проиллюстрировать высказанное мною утверждение длиннейшим списком других, не менее убедительных случаев. Прошло уже достаточно много времени, и говорить об этом можно теперь совершенно спокойно. Очень коротко приведу только еще несколько примеров. Возьмем, скажем, политические вопросы. Проблематикой ближневосточного урегулирования в Совете Европы занимается Парламентская Ассамблея. При подготовке резолюций ПАСЕ по БВУ и смежным вопросам влияние российской парламентской делегации является определяющим. Ее участники принимают самое непосредственное участие в их написании, согласовании и утверждении. Достаточно сказать, что с авторитетом председателя одной из партийных групп ПАСЕ, признанного знатока Ближнего Востока, члена Ассамблеи от России М. Маргелова мало кто будет спорить. Ко всему прочему, он является докладчиком ПАСЕ на этом направлении. Подготовка соответствующих резолюций и рекомендаций ПАСЕ входит в его компетенцию. Столь же весом голос российских представителей, в целом, в Совете Европы по проблематике борьбы с международным терроризмом и объединению потенциала европейских стран для противодействия этой «чуме XXI века». И еще один чрезвычайно показательный пример. Крупнейшим событием в недавней истории Совета Европы стал его Третий саммит. Очередная встреча глав государств и правительств стран-членов СЕ прошла в Варшаве весной 2005 года. Саммиты – центральное событие в жизни Совета. Они утверждают его приоритеты. Задают вектор его развития на годы вперед. На первом саммите в Вене в 1993 году европейские лидеры договорились о реформе Европейской Комиссии и Европейского суда по правам человека и создании единого наднационального судебного органа. Они дали старт подготовке уникального международно-правового акта – Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств. Фактически дали добро на всеобъемлющее расширение СЕ и включение в него России и всех других европейских стран бывшего социалистического лагеря. Второй саммит СЕ осенью 1997 года определил модальности работы СЕ после завершения основного этапа расширения. Он проходил уже с участием президента России. В том, что касается Третьего саммита, представители России были уже, конечно, ведущими игроками СЕ при его подготовке и проведении. Именно они настояли на том, чтобы Совет оставался организацией общей компетенции по масштабу и тематике своей деятельности и не замыкался на обсуждение лишь ограниченного числа досье. Они добились, чтобы СЕ в большей степени учитывал императивы международного сотрудничества, диктуемые глобализацией. Большой вклад в работу саммита внесла Парламентская Ассамблея. Сейчас она продолжает вести мониторинг принятых на нем решений. Но все основные предложения к саммиту, утвержденные Ассамблеей, были написаны докладчиком от Российской Федерации. ПАСЕ потом очень гордилась основательностью и весомостью внесенного ею пакета. Им же была подготовлена резолюция ПАСЕ с оценкой промежуточных результатов реализации итоговых документов саммита, критикой упущений и недоработок Комитета министров. Показательно, что последний из названных мною текстов вообще прошел без поправок, иначе говоря, на ура. Я уж не говорю о том, насколько мощно и насыщенно Российская Федерация провела свой срок председательства в Комитете министров, который закончился в ноябре 2006 года. Председательство не просто удалось. Оно, по гамбургскому счету, продемонстрировало всем, на что способен Совет Европы. Значит, мы умеем работать в СЕ! Умеем, и очень здорово. Проблема для нас лежит в другой плоскости. Она в том, что в Москве, к сожалению, утрачено понимание, зачем вообще нам нужен Совет Европы, и какой должна быть в его отношении стратегия России. Нынешняя ситуация напоминает забавную историю. Сделали как-то большой воздушный шар – по какому-то торжественному поводу. Наполнили его теплым воздухом, пригласили в гондолу группу ведущих европейских политиков, стали понемногу отпускать веревку, и те, якобы, полетели. Ожидалось, что будет штиль. Однако что-то не предусмотрели. Поднялся ветер. Веревка лопнула, и воздушный шар понесло. Шар мчится, хоть и на небольшой высоте и с небольшой скоростью. Но все же люди в гондоле напуганы и растеряны. Куда они летят, непонятно. Видят – внизу велосипедист едет. Они ему кричат радостно: «Скажите, где мы, что мы, куда мы летим?» Он отвечает: «Вы сидите в гондоле воздушного шара и летите прямо, куда вас несет ветер». Путешественники, оказавшиеся ими поневоле, обиделись и говорят: «Сразу видно, что перед нами юрист». Велосипедист удивился и, в свой черед спрашивает, мол, как они узнали. Те подпускают шпильку: «Очень просто. Вы отвечаете на вопросы, которые вам не задают, рассуждаете о том, что и так всем понятно, и не говорите о том, что от вас ждут». Тут пришла очередь юристу насупиться. «Ах, так, – он негодует. – Хотите, я вам скажу, кто вы такие. Вы наверняка политики, причем, высокопоставленные». Люди в гондоле развеселились и интересуются у него, чем они себя выдали. Он им и отвечает: «Да очень просто. Только политики могут не знать, где они находятся, куда их несет, и что им делать». Вот такая история. Проблема заключается, таким образом, в том, чтобы разобраться, ради чего, под какие цели Российская Федерация собирается на нынешнем этапе своего развития выстраивать отношения с Советом Европы и внутри него. Хочу еще раз заострить внимание на том, что российское председательство в организации показало: Россия может и должна быть ее лидером. У нас для этого есть все. Мы можем задавать повестку дня. Способны придавать весомое, универсальное звучание тому, что делаем. Можем добиваться тех прагматических целей, которые перед собой ставим. Европейская общественность вообще только за время нашего председательства уяснила для себя, что Совет Европы – это такая влиятельная и авторитетная международная организация. Что Европейский Союз ее еще не поглотил. Что она по-прежнему существует. Интеллектуальные, дипломатические, экспертные круги многих стран открыли для себя, что Россия является членом СЕ. До последнего времени это вообще либо упускалось ими из виду, либо, по тем или иным причинам, забывалось или замалчивалось. Но председательство прошло. Мы снова собираемся погрузиться в летаргический сон. Тогда все опять вернется на круги своя. Совет Европы в чем-то будет нами потерян. Конечно, катастрофой для России это не станет. Но мы многого лишимся. И очень осложним себе жизнь. Те вопросы, по которым в СЕ были расхождения с другими странами, отложены в долгий ящик. Те вопросы, по которым они собирались точить на нас зубы, тоже отложены на потом. Важные инициативы не доведены до конца. Что-то было всего лишь намечено. Новые интересные начинания только стали пробивать себе дорогу. Все может пойти в том же конфронтационном ключе, что и раньше, до председательства. Чтобы этого не случилось, нужно, в конце концов, определить, что Совет Европы значит для России, какую отдачу от него мы хотели бы получить, как мы будем там работать. Итак, попробуем максимально коротко, конечно же, в упрощенном виде сформулировать, что же нам должно дать участие в работе этой организации. На мой взгляд, полезность Совета Европы для России можно свести к нескольким основным направлениям деятельности. Совет Европы – это трибуна для изложения российской точки зрения на принципиальные вопросы внутреннего и внешнего развития стран и народов континента. В СЕ мы всегда можем объясниться. Можем заставить наших партнеров понять, почему что-то происходит так, а не иначе, заставить считаться с нашей позицией. Если этого не происходит, значит, мы элементарно не дорабатываем. Кроме того, СЕ – это механизм межправительственного, межпарламентского, межнационального сотрудничества и диалога культур и цивилизаций. Насколько эффективным может быть предоставляемый им механизм взаимодействия, показывает анализ любого многостороннего договора СЕ. Взаимные обязательства, принимаемые в соответствии с ними 40 и более государствами, заменяют сотни двухсторонних соглашений, которыми опоясывается континент. И еще – я пытался показать это на конкретных примерах – СЕ является инструментом внешнего влияния и внутреннего развития. Инструментом для того, чтобы работать по указанным направлениям, по всем вопросам европейской повестки, уже обсуждаемым или только возникающим на горизонте. Для России эффективно использовать такой инструмент было бы и важным, и нужным. Но эффективно пользоваться им Москва станет только тогда, когда начнет играть определяющую роль в формировании повестки дня организации и через нее, в некотором смысле, всей Европы. Когда захочет и научится играть такую роль. Ведь Россия только в последнее время, да и то, исключительно в контексте своего председательства, стала навязывать выгодную ей повестку дня, акцентировать те вопросы, которые представляют интерес для нее как части Европы, и которые важны для континента в целом. На некоторое время Москва смогла стать и выразителем, и рупором европейских интересов. Зачастую найти компромиссное решение, опираясь на потенциал и влияние страны, Москве даже легче, чем другим странам. Так, Москва поддержала просьбу Парламентской Ассамблеи о том, чтобы включить ее в диалог с Европейским Союзом. На уровне всей организации он ведется в формате «2+2». В нем принимают участие министры иностранных дел стран, председательствующих в СЕ и ЕС, генеральный секретарь СЕ (высшее должностное лицо организации) и председатель Европейской Комиссии. Ассамблея хотела бы, чтобы диалог шел в формате «3+3» с участием ее председателя и председателя Европарламента. В ответ на обращение, Брюссель поручил проработать его своей юридической службе. Та подготовила заключение, согласно которому смена формата категорически отвергалась. Мол, подключение к консультациям парламентариев на столь высоком уровне означало бы нарушение учредительных договоров ЕС. Расширить формат не получится. ЕС не обладает необходимыми полномочиями. Удовлетворить просьбу Ассамблеи никак нельзя. Это невозможно по юридическим основаниям. Нет нужды объяснять, что, узнав о реакции ЕС, ПАСЕ была разочарована. Особенно, с учетом отрицательного отношения в Страсбурге ко многим другим шагам, предпринимаемым Брюсселем. В негодование пришли и рядовые члены ПАСЕ, и ее руководство. Но Москва, имея возможность представлять интересы СЕ и парламентариев организации, от этой идеи не стала отказываться. Ведь сохранение и поддержание целостности Большой Европы, построение Большой Европы без разделительных линий, осуществление конкретных мер, способствующих этому, отвечает нашим долгосрочным интересам. В итоге удалось найти элегантное решение из арсенала самого ЕС: председатель Парламентской Ассамблеи Рене ван дер Линден по его просьбе был включен в состав российской делегации на консультациях без, вроде бы, формального изменения их формата. Стать доминирующей силой при формировании повестки дня ЕС – задача не одного дня. Ее не удастся решить так же просто, как в отношении Рене ван дер Линдена. Но, если мы хотим получать реальную отдачу от нашего участия в СЕ и переналадить ее деятельность в выгодном нам направлении, браться за нее придется. Рано или поздно. Лучше, как можно быстрее. Рычагов влияния на повестку дня организации несколько. С инициативной постановкой вопросов можно выступать в Комитете министров. Это наиболее короткий и действенный путь. Ведь именно Комитет рассматривает их в последней инстанции и утверждает. Существенный вклад в формирование повестки дня вносит Ассамблея. Кроме того, что она работает по своей собственной программе, она еще и дает большое число поручений и рекомендаций КМСЕ. Часть из них Комитет кладет под сукно. С другой частью напряженно работает. Кроме того, Комитет не имеет права оставлять рекомендации ПАСЕ без ответа. Должен он реагировать и на индивидуальные парламентские запросы. Причем, с соблюдением требования единогласия. Здесь у российской парламентской делегации в ПАСЕ имеются значительные резервы. Наконец, не следует забывать об огромном количестве самых разнообразных органов межправительственного сотрудничества, созданных СЕ. Это рабочие и редакционные группы, комитеты экспертов, консультативные комитеты, комитеты правительственных представителей, постоянные комитеты и т.д. Именно они образуют кровеносную сеть СЕ. Они на базовом уровне согласовывают, что и как делать организации. Через них самым простым и естественным образом осуществляется влияние. Через них, в первую очередь, надо «прогонять» все предложения и инициативы. Начинания, с которыми выступают рабочие органы, заблокировать бывает неимоверно сложно. Они живут своей собственной жизнью, отдельно от той страны или эксперта, которые в свое время их подтолкнули. Значит, все наши эксперты, представители и наблюдатели в органах межправительственного сотрудничества должны быть нацелены на результативную работу. Важно, чтобы они не только присутствовали на заседаниях, участвовали в обсуждениях и высказывали свою точку зрения, но и активно проводили ее в жизнь, лоббировали российских специалистов, НКО и исследовательские центры, продвигали такие предложения, которые имеют непосредственное отношение к российским реалиям. Иначе говоря, важно, чтобы все они были на своем месте и по своим профессиональным качествам могли выступать в роли лидеров. Если Москва готова и намерена активно действовать по всем трем трекам, ей надо организовать соответствующую работу, прежде всего, у себя дома. Для этого нужно сформировать отраслевые и междисциплинарные советы, условно, содействия СЕ в составе коллективов специалистов, ученых, экспертов, которые занимаются самыми разными вопросами – иммиграцией, религией, статусом беженцев, реформированием пенсионной и социальной систем, системы образования и т.д. Подобных направлений десятки, если не сотни. Советы могли бы действовать при соответствующих министерствах и ведомствах, делегациях в ПАСЕ и Конгрессе местных и региональных властей Европы, верховных судебных органах, общественных организациях. Это не так важно. Главное, чтобы они взяли на себя тиражирование полезного передового опыта, аккумулируемого СЕ и государствами-членами, и обсуждение того, на решение каких, реально интересующих нас проблем, надо перенаправить потенциал организации. Координирующая роль осталась бы за Межведомственной комиссией по делам Совета Европы. Но только из бутафорской, безвластной и бессильной структуры ее надо превращать в мощный орган государственного управления. Стране нужно, чтобы он эффективно обслуживал наше участие в деятельность СЕ и наладил хороший деловой контакт по проблематике СЕ с неправительственными организациями и экспертным сообществом. Как представляется, системная работа с Советом Европы и в Совете Европы даст всем лучшее понимание того, почему и для чего СЕ нужен России и россиянам. Она ответит на вопрос, что и как нужно делать внутри страны, чтобы идти вперед, не оступаясь и не оглядываясь. Она сделает предельно ясным, при каких условиях наши отношения с соседями по Большой Европе смогут стать более дружественными и даже союзническими. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России (Из выступления в Дипломатической академии МИД России) №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Установление льготных режимов осуществления хозяйственной деятельности на определенной ограниченной территории государства представляется довольно распространенным явлением в международной экономической практике, получившим название экономического зонирования. По данным ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), к началу 2006 года в 120 странах мира насчитывалось порядка 3 тысяч особых экономических зон,...

Установление льготных режимов осуществления хозяйственной деятельности на определенной ограниченной территории государства представляется довольно распространенным явлением в международной экономической практике, получившим название экономического зонирования. По данным ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), к началу 2006 года в 120 странах мира насчитывалось порядка 3 тысяч особых экономических зон, обеспечивающих рабочими местами около 50 миллионов человек. Объем произведенной экспортной продукции оценивается в 600 миллиардов долларов. По оценкам специалистов, в настоящее время функционируют около 1500 предпринимательских зон, более 700 экспортно-производственных зон, включая зоны свободной торговли, около 450 научно-промышленных парков и примерно 700 зон специального назначения (оффшорные центры, зоны рекреации, эколого-экономические районы, туристические центры и т.д.). Разные цели создания подобных зон и различные правила ведения предпринимательской деятельности на их территории обуславливают многообразие терминов для обозначения таких зон и затрудняют сравнительный анализ их правовых режимов. Наиболее общим и самым распространенным названием зон с особыми условиями хозяйствования в мировой практике является словосочетание «свободные экономические зоны», которое используется как родовое понятие. Именно это словосочетание используется в законодательстве многих европейских стран, в том числе и наших соседей (Республики Беларусь, Литвы, Латвии). В Польше и Украине они именуются специальными экономическими зонами. Применяются также в качестве общего понятия названия «свободная зона» (Сербия, Македония), «экономическая зона» (Нидерланды), «предпринимательская зона» (Великобритания, Франция, Венгрия), «промышленная зона» (Чехия, Словакия) либо указывается на конкретные виды зон: зона свободной торговли, свободный порт, свободный склад, промышленный парк, научный парк, технопарк и т.д. Словосочетание «свободные экономические зоны» использовалось и в России в первоначальной редакции проекта федерального закона о зонах с особым режимом ведения предпринимательства. Но потом, совершенно непонятно почему, без какого-либо обоснования оно было заменено на словосочетание «особые экономические зоны», которое стало рассматриваться в качестве синонима понятия «свободные экономические зоны» и родового понятия, охватывающего все виды экономических зон с льготными режимами хозяйствования в России. Опыт создания и функционирования свободных экономических зон (СЭЗ) имеют подавляющее большинство европейских стран, в том числе и Россия. Сравнительный анализ законодательства различных государств о зонах с льготным режимом хозяйствования позволяет выделить общие положения и подходы, определенные особенности и заслуживающие внимания тенденции развития. Во многих европейских странах приняты специальные законы о свободных экономических зонах, а в некоторых сформировалась даже стройная система законодательства о СЭЗ. Наиболее активно такое законодательство развивается в странах Восточной Европы. Возьмем, к примеру, наших соседей. В Республике Беларусь общие правила создания и функционирования СЭЗ определены законом от 7 декабря 1998 г. №123-3 «О свободных экономических зонах». Важные нормы содержатся в указе президента Республики Беларусь от 9 июня 2005 г. №262 «О некоторых вопросах деятельности СЭЗ на территории Республики Беларусь». Кроме того, постановлениями правительства утверждены положения о каждой из шести действующих на территории республики СЭЗ («Брест», «Минск», «Могилев», «Витебск», «Гомель-Ратон» и «Гродноинвест»), в которых конкретизированы льготы, предоставляемые резидентам СЭЗ. В Литве наряду с общим Законом от 28 июня 1995 г. №1-976 «Об основах свободных экономических зон» были приняты законы о создании СЭЗ в Каунасе, Клайпеде и Шауляе. В Латвии действуют специальные законы о каждой из четырех созданных СЭЗ (Закон о Вентспилском свободном порте от 19 декабря 1996 г., Закон о Рижском свободном порте от 9 марта 2000 г., Закон о создании свободной зоны в г. Резекне 1997 г., Закон о Лиепайской специальной экономической зоне от 17 февраля 1997 г.), а также Закон от 27 июня 2001 г. «О применении налогов в свободных портах и специальных экономических зонах». В Польше еще в 1989 г. закон «О хозяйственной деятельности с участием иностранных субъектов» упростил процедуру иностранного инвестирования и стимулировал появление СЭЗ. Более детальные основы создания и функционирования СЭЗ заложил Закон от 20 октября 1994 г. «О специальных экономических зонах», которые дополняют правила, установленные Законом от 27 июля 2002 г. «О государственном содействии». Справедливости ради надо отметить, что расширение Евросоюза и включение в его состав ряда восточноевропейских государств вызвало изменение политики в отношении свободных экономических зон в этих странах. В ряде стран уже в ближайшие годы будет свернута деятельность созданных ранее СЭЗ, и прекратят свое действие льготы резидентам СЭЗ, предоставленные до вступления названных стран в ЕС. В России законодательство об особых экономических зонах (ОЭЗ) состоит из нескольких самостоятельных блоков. Первый из них включает Федеральный закон от 22 июля 2005 г. №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и принятые на его основе подзаконные нормативные акты. Второй блок – Федеральный закон от 10 января 2006 г. №16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и нормативные акты, определяющие правовой режим названной зоны. Третий блок – Федеральный закон от 31 мая 1999 г. №104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области» и относящиеся к нему нормативные акты. Самостоятельной составляющей выступают нормы налогового законодательства, устанавливающие налоговые льготы и особый порядок уплаты налогов резидентами названных зон. Такая структура законодательства предопределена тем, что общий закон об ОЭЗ не распространяет свое действие на ОЭЗ в Калининградской области и ОЭЗ в Магаданской области. Следует отметить, что в российском законодательстве о зонах с особым режимом хозяйствования наблюдается нечеткость в терминологии и несогласованность в использовании отдельных словосочетаний в различных нормативно-правовых актах. Использование словосочетания «особая экономическая зона» одновременно как родового понятия, охватывающего все виды зон с особыми условиями хозяйствования и предусматривающего множественность федеральных законов о таких зонах (п. 3 ст. 2 Таможенного кодекса Российской Федерации), видового понятия, распространяющего свое действие лишь на промышленно-производственные, технико-внедренческие и туристско-рекреационные ОЭЗ и предполагающего действие одного федерального закона о них (ст. 42 Федерального закона «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации») и индивидуально-определенного понятия, не относящегося к названному видовому понятию (Федеральный закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон «Об особой экономической зоне в Магаданской области») представляется неудачным и не способствует четкости в правовом регулировании. Использование одного и того же термина для обозначения совершенно различных правовых режимов вызывает затруднения при определении сферы действия подзаконных нормативных актов, детализирующих правила, относящиеся к названным правовым режимам. Целесообразным представляется унификация терминологии и использование в Таможенном кодексе Российской Федерации в качестве родового понятия словосочетания «свободные экономические зоны» как самого широкого. Понятие «особые экономические зоны» следует сохранить для выделения всех видов зон, созданных в соответствии с Федеральным законом «Об особых экономических зонах в Российской Федерации». Для обозначения особых экономических зон в Калининградской и Магаданской областях, на которые Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» не распространяется, есть смысл использовать иное словосочетание, с которым действующее законодательство не связывает определенный правовой режим. Например, специальная экономическая зона либо предпринимательская зона, тем более что такие понятия широко используются в международной, в том числе европейской, практике экономического зонирования. Трудно выявить какую-то закономерность в сроках, на которые создаются свободные (особые) экономические зоны. В российском законодательстве установлен 20-летний срок, на который создаются особые экономические зоны. По новому закону ОЭЗ в Калининградской области создана на срок 25 лет. Десять лет до этого здесь функционировала ОЭЗ по ранее действовавшему закону 1996 г. Названные сроки следует оценить как средние. В законодательстве большинства европейских стран эти сроки варьируются от 10 лет (предпринимательские зоны в Великобритании) до 50 лет (СЭЗ «Брест» и «Гомель-Ратон» в Беларуси). Хотя есть примеры и более длительных сроков (СЭЗ «Кадис» в Испании действует с 1929 г.). Анализ правового регулирования деятельности СЭЗ в европейских странах, включая меры государственной поддержки и льготы, устанавливаемые резидентам, свидетельствует о том, что развитие правового режима СЭЗ осуществляется исключительно в рамках национального законодательства. Это относится и к странам, входящим в Евросоюз. Исключение составляет таможенное регулирование, где четко прослеживается унификация правовых режимов. Таможенный кодекс ЕС, утвержденный регламентом Совета Европейского Союза №2913/92, включает положения о правовом режиме свободной зоны и свободного склада. Вместе с тем, происходящие интеграционные процессы в экономике европейских стран требуют гармонизации законодательства о СЭЗ и, прежде всего, определения соответствующего уровня мер государственной поддержки инвесторов в СЭЗ для установления равных конкурентных возможностей. Европейское законодательство имеет тенденцию ограничивать оказание государственной помощи в области экономики, поскольку такая помощь несовместима с рыночными принципами, т.к. она искажает процесс конкуренции путем оказания предпочтения некоторым компаниям или производству некоторых товаров. Согласно статье 87 Договора о создании Европейского сообщества, любая форма государственной помощи в виде дотаций или за счет государственных ресурсов, которая нарушает или грозит нарушить конкуренцию путем создания более благоприятных условий некоторым предприятиям или производству некоторых видов товаров, рассматривается как несовместимая с общим рынком. Высказывается даже мнение, что свободные (особые) экономические зоны в принципе запрещены в Европейском Союзе, т.к. они противоречат политике конкуренции. Однако из этого общего правила есть исключения. Речь идет об оказании помощи для поддержки экономического развития регионов с чрезвычайно низким уровнем жизни или серьезным уровнем безработицы (п. «а» ст. 87) либо помощи, оказываемой для поддержания развития определенных видов экономической деятельности или определенных экономических регионов, которая не должна создавать негативное влияние на условия торговли в той мере, насколько это может противоречить общим интересам (п. «с» ст. 87). Региональная помощь отличается от других категорий государственной помощи тем, что она ограничена определенной географической зоной и преследует цель стимулирования экономического развития именно в данной географической зоне, поддерживая инвестиции и создавая рабочие места. Искажение процесса конкуренции в результате региональной помощи может быть оправдано при условии соблюдения определенных принципов: помощь должна иметь исключительный характер и быть ограничена во времени, направляться в самые неблагополучные регионы и не позволять, чтобы искажение процесса конкуренции в результате такого содействия перевесило преимущества от помощи, направленной на экономическое развитие. Одной из целей создания СЭЗ является привлечение дополнительных инвестиций. В развивающихся странах и в странах с переходной рыночной экономикой акцент, как правило, делается на иностранные инвестиции. Иностранным инвесторам предоставляются соответствующие льготы. СЭЗ в Западной Европе, как и в других экономически развитых странах, ориентированы на привлечение национального частного капитала и установление благоприятного инвестиционного климата для местных предпринимателей. В России первоначально Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. «Об иностранных инвестициях в РСФСР» также устанавливал дополнительные льготы для иностранных инвесторов, осуществляющих инвестиции в СЭЗ. Аналогичный подход был продекларирован в прежнем Федеральном законе от 22 января 1996 г. «Об Особой экономической зоне в Калининградской области». Действующее законодательство России об особых экономических зонах никаких специальных льгот для иностранных инвесторов не содержит. В нем не используются даже понятия «иностранные инвестиции» или «иностранные инвесторы», что в значительной степени сближает подход в предоставлении льгот резидентам СЭЗ с положениями законодательства стран Западной Европы. Но в отличие от промышленно развитых стран, где СЭЗ используются как инструмент развития проблемных, депрессивных и отсталых регионов, в России создание ОЭЗ ориентировано, наоборот, на перспективные в инвестиционном отношении и наиболее благополучные регионы, отбор которых осуществляется на конкурсной основе. Было признано, что создавать ОЭЗ в проблемных регионах (депрессивных или отсталых) для России вещь совершенно бесперспективная, поскольку они не заинтересуют потенциальных инвесторов. Обоснованность такого подхода вызывает сомнения. Существующий порядок и текущие критерии отбора заявок на создание особых экономических зон в России дают существенные преимущества наиболее развитым и благополучным субъектам Российской Федерации и не оставляют никаких шансов победить в этом конкурсе депрессивным и экономически отсталым регионам. Имеющийся негативный опыт 1990-х годов по созданию свободных экономических зон в отдельных из названных регионов не может служить достаточным основанием для лишения указанных регионов возможности создания ОЭЗ. Думается, целесообразно при принятии решений о создании новых ОЭЗ предусмотреть отдельный конкурс для заявок депрессивных и экономически отсталых регионов, чтобы дать возможность использовать механизм особых экономических зон для привлечения инвестиций в такие регионы и выравнивания уровня экономического развития таких территорий с другими регионами. Такой подход позволит осуществить сближение уровня развития территорий не только за счет прямой финансовой помощи из центра, но и посредством использования вполне рыночных механизмов. Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» предусматривает создание трех типов ОЭЗ: промышленно-производственных, технико-внедренческих и туристско-рекреационных. Планируется уже в этом году внести изменения в закон и дополнить названный перечень портовыми ОЭЗ. Целью создания портовых особых экономических зон на территории Российской Федерации является стимулирование развития портового хозяйства и развитие портовых услуг, конкурентоспособных по отношению к зарубежным аналогам. Для портовых особых экономических зон предлагается отказаться от ограничений, связанных с существующим сегодня в Федеральном законе «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» запретом на наличие на момент создания зоны на ее территории имущества юридических и физических лиц, существующих в настоящий момент для промышленно-производственных и технико-внедренческих ОЭЗ, так как портовые ОЭЗ могут создаваться в рамках существующих морских, речных портов и грузовых терминалов международных аэропортов. Принимая во внимание длительный период окупаемости портового хозяйства, высокую стоимость основных фондов, используемых в портовом хозяйстве, и необходимость неизменности правового режима в течение длительного периода времени для гарантии условий ведения предпринимательской и инвестиционной деятельности при принятии норм, ухудшающих условия ведения бизнеса, законопроектом предусматривается увеличение до 49 лет срока, на который предлагается создавать портовые ОЭЗ. Следует отметить, что закон об ОЭЗ 2005 года не допускает возможности создания комплексных зон, включающих элементы правового режима перечисленных выше типов ОЭЗ. Такое жесткое разграничение ОЭЗ по 4 типам представляется не вполне оправданным, так как имеющийся европейский опыт создания комплексных зон показал свою эффективность. Примерами успешно функционирующих комплексных СЭЗ могут служить СЭЗ «Барселона» (Испания), СЭЗ «Санта Мария» и СЭЗ на острове Мадейра (Португалия). Комплексными являются свободные экономические зоны, созданные в Республике Беларусь. Разновидностью комплексных СЭЗ выступают предпринимательские зоны, функционирующие в Великобритании, Франции, Венгрии. В России наиболее очевидными представляются возможности сочетания промышленно-производственной и технико-внедренческой, портовой и промышленно-производственной зон. Отсутствие таких возможностей снижает эффективность правового режима действующих ОЭЗ. Можно правда отметить, что в России уже существует комплексная ОЭЗ. Это ОЭЗ в Калининградской области, правовой режим которой объединяет элементы различных типов ОЭЗ. Более того, на ее территории создается отдельная туристско-рекреационная зона на Куршской косе. Хотя правовой режим ОЭЗ в Калининградской области не вписывается в концепцию общего закона об ОЭЗ 2005 года, который на нее не распространяется, и определен специальным федеральным законом от 10 января 2006 г. Общепризнано, что эффективность свободных экономических зон зависит в основном от трех составляющих: - выгодное экономико-географическое положение; - нормальная инфраструктура; - привлекательный для инвесторов объем льгот. Именно объем предоставляемых льгот вызывает наибольшие затруднения при гармонизации законодательства о свободных экономических зонах, и именно в отношении его велись наибольшие дискуссии при вступлении в ЕС новых членов (Польши, стран Балтии). Хотя и в рамках Евросоюза предоставление льгот при соответствующих условиях не исключается. Помимо государственной региональной помощи, о которой уже говорилось, Регламенты Европейского Союза допускают при определенных обстоятельствах другие виды государственной помощи, которые согласуются с налоговыми правилами ЕС: - государственная помощь при налогообложении предпринимательской деятельности; - государственная помощь на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР); - государственная помощь на развитие экологически безопасных отраслей. В частности, государственная помощь в виде налоговых мер в интересах юридических лиц считается совместимой с правилами Eвросоюза, если она направлена на поддержку экономического развития. Такая помощь может быть предоставлена на основе региональных критериев, особенно если она преследует цель реальной ликвидации серьезных региональных проблем. Наиболее значимыми и интересными для инвесторов в этом плане представляются налоговые и таможенные льготы, установленные для резидентов СЭЗ. Опыт России середины 1990-х годов, нынешний опыт Украины, где законом о государственном бюджете на 2005 г. были отменены все налоговые преференции субъектам СЭЗ, показывает, что интерес к СЭЗ в этом случае резко уменьшается. Не случайно на Украине активно обсуждается вопрос о восстановлении отмененных льгот для повышения инвестиционной привлекательности созданных в свое время 11 специальных экономических зон и 9 территорий приоритетного развития. Объем предоставляемых резидентам СЭЗ налоговых льгот в разных странах существенно различается. Больший их объем характерен для стран, не входящих в ЕС (Россия, Беларусь). Для стран Восточной Европы, недавно вступивших в Европейский Союз, проблема сокращения налоговых льгот в СЭЗ стала предметом серьезных дискуссий. В частности, при переговорах Польши с ЕС Европейская Комиссия считала приемлемыми меры государственной поддержки, предпринимаемые с 1 января 2001 г., но не соглашались принять установленные инвестиционные привилегии, предоставленные инвесторам на основании прежнего законодательства. С трудом Польше удалось сохранить на своей территории на 6 лет 14 СЭЗ для выполнения условий перед инвесторами, решения сложных демографических проблем. Государственная помощь на НИОКР может быть применима в отношении технико-внедренческих ОЭЗ, создание которых предусмотрено как российским, так и зарубежным законодательством, и не противоречит нормативным актам Евросоюза в той мере, насколько оно стимулирует изобретения, научные исследования и технологическое развитие. В Европейском Союзе государственная помощь разрешается всегда, если она направлена на фундаментальные исследования. Согласно ст. 163 Договора о создании Европейского Союза поощряются предприятия, исследовательские центры и университеты в их усилиях в сфере научных исследований и разработке высококачественных технологий. Промышленно развитые европейские страны, на которые ориентируется Россия, в основном отошли от создания промышленно-производственных и сервисных зон. Можно даже сказать, что общей тенденцией развития СЭЗ в Европе является широкое распространение технико-внедренческих зон, которые имеют на практике самые разные названия: научные парки, научно-промышленные парки, технопарки и т.д. Создание и развитие таких зон становится одним из перспективных направлений экономического и научно-технического развития стран Евросоюза. В них ведется разработка принципиально новых технологий, материалов и товаров, осуществляется и экспериментальное производство наукоемкой продукции. Российское законодательство также предусматривает возможность создания технико-внедренческих зон, но количество созданных на практике таких зон очень ограничено. Принято решение о создании лишь 4 технико-внедренческих зон, что для масштабов России явно не достаточно. Для сравнения можно сказать, что в Великобритании таких зон создано около 40, во Франции – около 30, в Германии – около 20. Думается, что реальный положительный эффект от создания технико-внедренческих зон в России проявится только тогда, когда количество созданных зон и масштабы их деятельности превысят определенную критическую массу. Если же ограничиться созданием лишь нескольких таких зон, то можно дискредитировать саму эту идею в связи с мало ощутимым эффектом от их деятельности. В настоящее время правовое регулирование деятельности ОЭЗ в России осуществляется в основном на федеральном уровне. Решения о создании особых экономических зон вправе принимать только правительство Российской Федерации. Попытки принятия на уровне субъектов РФ законов о зонах с особыми условиями хозяйствования расценены Верховным судом как противоречащие закону, так как гражданское и таможенное законодательство отнесены к ведению Российской Федерации. В частности, Верховный суд в своем определении от 24 января 2007 г. по делу №16-Г06-26 оставил без изменения решение Волгоградского областного суда от 3 ноября 2006 г. о признании не соответствующим федеральному законодательству и недействующим Закона Волгоградской области от 31 августа 1998 г. №198-ОД «О зоне экономического развития на территории производства инструмента и технологической оснастки ОАО «Волгоградский тракторный завод". На уровне субъектов России возможно принятие только нормативно-правовых актов в сфере налогового регулирования деятельности резидентов ОЭЗ, которое согласно Конституции Российской Федерации отнесено к совместному ведению РФ и субъектов федерации. Выработка экономической политики в области создания и функционирования ОЭЗ (выбор количества создаваемых зон, их специализация) отнесено в России к ведению федеральных органов, и это соответствует международной практике. Но вот чрезмерная централизация и высокая степень огосударствления в сфере текущего управления ОЭЗ представляется совершенно излишней. В отличие от многих европейских стран в России управление особыми экономическими зонами осуществляется в основном государственными органами. На стадии обсуждения законопроекта об ОЭЗ предлагались различные юридические формы администрации ОЭЗ, включая передачу ее функций коммерческой либо некоммерческой организации. Предпочтение было отдано варианту с государственным органом. В результате основные функции в сфере управления ОЭЗ были возложены на Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами и его территориальные органы. Кроме того, в качестве координирующего органа, утверждающего перспективные планы развития ОЭЗ, а также осуществляющего функции контроля за выполнением соглашений о создании ОЭЗ и расходовании бюджетных средств, выделяемых на благоустройство территории, предусмотрено создание наблюдательного совета, в состав которого наряду с представителями федеральных и региональных государственных органов, муниципальных органов входят представители резидентов ОЭЗ и иных организаций. Органы управления ОЭЗ для выполнения своих функций по созданию за счет бюджетных средств объектов недвижимости, расположенных в границах ОЭЗ и на прилегающей к ней территории, и управлении этими и ранее созданными объектами вправе привлекать акционерное общество, 100% акций которого принадлежит Российской Федерации, или управляющую компанию в порядке, установленном законодательством. Вместе с тем, инициатива создания ОЭЗ может исходить только от высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, который совместно с исполнительно-распорядительным органом муниципального образования подает в правительство России заявку на создание ОЭЗ с обоснованием целесообразности и эффективности ее создания. Законом не предусмотрено участие коммерческих организаций в этом процессе, хотя сотрудничество государственных органов с частным капиталом на этапе создания ОЭЗ представляется целесообразным и есть смысл предусмотреть это в законе. Несколько отличается система органов управления ОЭЗ в Калининградской области, где определенные полномочия по управлению ОЭЗ закреплены за администрацией ОЭЗ, функции которой в настоящее время возложены на министерство экономики Калининградской области. Формирование наблюдательного совета здесь не предусмотрено, как и возможность делегирования функций по управлению управляющей компании. В европейских странах к управлению СЭЗ нередко привлекаются негосударственные структуры. Например, в Литве управление СЭЗ осуществляет победившая на конкурсе управляющая компания, в состав которой назначает по одному члену правительство Литвы и совет муниципалитета той территории, где создана СЭЗ. Управляющая компания является юридическим лицом, ей передается в аренду территория СЭЗ и делегируются определенные управленческие функции. В Латвии управление Лиепайской СЭЗ осуществляется правлением, в состав которого наряду с тремя представителями соответствующих министерств входят три представителя городской думы и три представителя предпринимателей г. Лиепая. Управление экономическими зонами в Нидерландах может передаваться компании публичного права или обществу с ограниченной ответственностью. Похожие примеры можно привести и из практики других стран. Появление законодательства об ОЭЗ дало импульс к активизации осмысленной инвестиционной политики на региональном и местном уровне. Представляется целесообразной поддержка высказанной в письме Российского союза промышленников и предпринимателей председателю правительства РФ идеи создания не только федеральных, но и региональных и муниципальных особых экономических зон, так как на этом уровне можно обеспечить большинство преимуществ, предусмотренных механизмом ОЭЗ (налоговые льготы, снижение административных барьеров, бюджетные вложения в инфраструктуру). В заключение хотелось бы отметить, что при разработке экономических стимулов для потенциальных резидентов ОЭЗ в России и совершенствовании механизмов управления ОЭЗ следует учитывать необходимость гармонизации российского и европейского законодательства и уделить особое внимание рекомендациям относительно государственной региональной помощи и целенаправленной государственной помощи, чтобы обеспечить соответствие с правилами, применяемыми в государствах-членах Европейского Союза. Константин НИЛОВ, к.ю.н., доцент,  зав. кафедрой  предпринимательского права юридического факультета Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Сотрудничество России со странами Европейского Союза по вопросам, касающимся взаимных поездок граждан, имеет довольно длительную историю. Однако до последнего времени эти вопросы решались исключительно на двухстороннем уровне, хотя в рамках ЕС уже более десяти лет большинство государств-членов осуществляют единую визовую...

Сотрудничество России со странами Европейского Союза по вопросам, касающимся взаимных поездок граждан, имеет довольно длительную историю. Однако до последнего времени эти вопросы решались исключительно на двухстороннем уровне, хотя в рамках ЕС уже более десяти лет большинство государств-членов осуществляют единую визовую политику. Только в 2002 г. в результате переговоров по проблеме Калининградского транзита были подписаны первые соглашения уже между Россией и Европейским Союзом, которые касались транзита российских граждан по территории ЕС. Именно тогда впервые заговорили и о необходимости отмены визового режима между Российской Федерацией и странами Западной Европы. С этого момента был дан старт переговорам между Россией и ЕС по визовой проблематике. На повестке дня было два основных вопроса: в краткосрочной перспективе – облегчить визовые отношения, а в долгосрочной – добиться отмены визового режима. 31 мая 2003 г. на саммите Россия-ЕС, приуроченном к 300-летию Санкт-Петербурга, главы государств РФ и ЕС приняли совместное заявление, в котором определили безвизовый режим поездок граждан как долгосрочную перспективу. Спустя два года, 10 мая 2005 г., в ходе московского саммита Россия-ЕС стороны утвердили «дорожные карты» по созданию общих пространств, одна из которых посвящена вопросам создания общего пространства свободы, безопасности и правосудия. Согласно этой «дорожной карте», Россия и ЕС в очередной раз подтвердили свое желание содействовать облегчению передвижения людей, а также определили в качестве долгосрочной перспективы взаимный безвизовый режим. Кроме того, стороны договорились в краткосрочной перспективе завершить переговоры по упрощению визовых процедур и по соглашению о реадмиссии. 1. Облегчение визовых процедур Спустя еще год, 25 мая 2006 г., между Россией и Европейским Союзом было подписано соглашение об упрощении выдачи виз. Его цель – упрощение на основе взаимности порядка выдачи виз для пребывания на срок не более 90 дней в течение каждого периода в 180 дней гражданам Российской Федерации и Европейского Союза. 19 февраля 2007 г. соглашение об облегчении визовых процедур было ратифицировано Европарламентом, а 7 марта 2007 г. – российской стороной. Согласно официальной позиции Еврокомиссии и правительства России, этот документ открывает путь для облегченных поездок граждан России и ЕС по Европе. Безусловно, заключение соглашения об облегчении визовых процедур является позитивным событием в построении общего пространства свободы, безопасности и правосудия. Лучше иметь что-то, чем ничего. Указанное соглашение предоставляет возможность некоторым категориям граждан России и ЕС дешевле и проще путешествовать по Европе. Но возникает вопрос, насколько велика эта возможность? Иными словами, насколько это соглашение облегчает контакты между простыми гражданами России и Европейского Союза? Представляется, что возможности, предусмотренные соглашением, весьма ограничены. Во-первых, документ упрощает преимущественно процедуру выдачи виз, но не визовый режим. В соответствии с существующим разделением полномочий между наднациональными органами ЕС и государствами-членами, вопросы упрощения визовых процедур относятся к компетенции последних, т.е. национальных органов государств-участников ЕС. Иными словами, в соответствии с Шенгенской конвенцией и договором, учреждающим Европейское сообщество, Совет ЕС и иные институты определяют порядок и условия выдачи шенгенских виз, их формат, порядок и срок действия, перечень третьих стран, граждане которых обязаны иметь визы при пересечении внешних границ Союза и т.д. Все остальные вопросы, а именно, требования, предъявляемые к кандидатам на получение шенгенских виз, перечень документов, сроки изготовления виз, дополнительные основания для отказа в выдаче визы, т.е. все процедурные моменты (вызывать или не вызывать на собеседование, принимать документы лично или по почте, требовать приглашение или нет и т.д.) за счет которых может быть облегчен визовый режим, остались в ведении государств-членов ЕС. Иными словами, сам порядок получения шенгенских виз регулируется преимущественно национальным законодательством. Таким образом, большинство процедурных вопросов, связанных с оформлением виз, не являются частью единой визовой политики ЕС. Вместе с тем, сами государства Союза не являются сторонами соглашения, в то время как для России это соглашение уже стало частью национальной правовой системы. Поэтому не исключено, что в дальнейшем возникнет еще немало вопросов, связанных с исполнением указанного соглашения. Во-вторых, в соответствии со статьей 14 документа, после его вступления в законную силу положения этого акта имеют преимущественную силу по отношению к положениям любого двустороннего или многостороннего соглашения или договоренности между Российской Федерацией и государствами-членами. Вместе с тем, существующие двухсторонние соглашения между Россией и некоторыми государствами-членами (ФРГ, Италия, Польша, Литва) содержат более привилегированные условия для получения виз, чем заключенное соглашение между Россией и ЕС. А двухсторонние соглашения с Литвой и Польшей в отношении жителей Калининградской области являются примером действительно облегченного визового режима. В-третьих, как видно из статьи 4 соглашения, оно распространяется преимущественно на лиц, совершающих служебные поездки. Вместе с тем, лица, совершающие служебные поездки, как правило, не сталкиваются с серьезными проблемами в связи с получением виз. Такие проблемы чаще всего возникают у простых граждан, посещающих за границей своих родных, близких, друзей или совершающих туристические поездки. Новое соглашение, к сожалению, не содержит практически никаких положений, существенно облегчающих поездки для подавляющего числа граждан России и ЕС. Возникает вопрос, что же значительно изменило в визовом режиме заключенное соглашение? Оно предусматривает возможность получения долгосрочных и многократных виз, однако они были всегда, ничто не запрещало получать их и раньше. Сейчас граждане России и ЕС, пересекающие общие границы, сталкиваются с двумя основными проблемами: небольшое число консульских учреждений, ответственных за выдачу шенгенских и российских виз, и необходимость при каждой поездке прилагать официальное приглашение и целый ряд дополнительных документов. Именно эти обстоятельства существенно снижают мобильность людей и препятствуют контактам между гражданами. К сожалению, соглашение не содержит никаких положений, способных решить эти проблемы. Именно поэтому пока нельзя констатировать, что вопрос облегчения визового режима между Россией и ЕС решен. Наиболее приемлемым для сторон вариантом облегчения визовых процедур был бы механизм, ныне существующий для жителей Калининградской области в отношении посещения Литвы и Польской республики, а также для граждан Литвы и Польши, посещающих Калининградскую область. За год странами Шенгенского договора российским гражданам выдается порядка 1,4 миллиона виз, тогда как только литовское и польское консульства в Калининграде выдают жителям области по 100 тысяч виз ежегодно. 30 марта 2005 г. Европейский комитет по правовому сотрудничеству Совета Европы подготовил доклад об опыте стран-членов СЕ в области обеспечения свободы передвижения граждан, где в качестве наиболее удачного в отношении свободы передвижения граждан был отмечен опыт России, Польши и Литвы. 2. Установление безвизовых отношений Второй аспект сотрудничества России-ЕС в области свободы передвижения граждан касается установления безвизовых отношений. 27 августа 2002 г. президент России Владимир Путин направил в адрес председателя Европейской Комиссии и глав государств-членов ЕС послание по проблематике жизнеобеспечения Калининградской области в свете расширения ЕС, в котором было предложено рассмотреть вопрос о переходе в перспективе на безвизовый режим взаимных поездок. Это послание явилось официальным началом переговоров по вопросу безвизовых поездок граждан России и стран Европейского Союза. На удивление, ЕС не отверг возможность установления безвизового режима с Россией, а, напротив, на заседании Совета ЕС в Брюсселе 30 сентября 2002 г. было принято решение рассмотреть отдельно в качестве долгосрочной перспективы вопрос о возможности установления с Россией безвизовых отношений. В самом начале переговорного процесса по данной проблематике (3-4 года тому назад) многие высокопоставленные представители сторон заявляли о возможности перехода на безвизовый режим уже в 2007 г. Однако 2007 г. наступил, но стороны совсем ненамного приблизились к заявленной цели. Очевидно, что для перехода на безвизовый режим они должны соответствовать друг другу по трем основным показателям: 1) Вопросы нелегальной миграции. Ни одна из сторон не должна рассматриваться другой как источник незаконной миграции. 2) Пограничный режим. Стороны должны установить более или менее общие стандарты и принципы работы пограничных и таможенных служб, а также обеспечить углубление сотрудничества между ними. 3) Внутренняя безопасность, уровень преступности. Между сторонами должен быть создан реальный и эффективный механизм международной борьбы с организованной преступностью. Однако с момента начала переговоров об отмене визового режима, т.е. за более чем четыре года, стороны не достигли никакого существенного результата практически ни по одному из показателей. В отношении нелегальной миграции Россия, по оценкам Европола, по-прежнему является одним из основных источников незаконной миграции в страны Европейского Союза. Заключенное соглашение между Россией и ЕС о реадмиссии вряд ли сможет стать эффективным инструментом борьбы с нелегальной миграцией. Уровень сотрудничества в области охраны и контроля за общими границами также остается невысоким. Хотя, безусловно, движение вперед есть. С прошлого года ведутся переговоры о заключении соглашения о сотрудничестве между Европейским агентством по внешним границам и Пограничной службой ФСБ России. И, наконец, третий момент – уровень преступности. Пожалуй, в вопросе отмены визового режима ЕС больше всего беспокоит высокий уровень преступности в России, высокая степень коррумпированности в российских органах власти, и как следствие этого, ненадежность российских проездных документов. К сожалению, до сих пор между Россией и ЕС не создан эффективный механизм борьбы с преступностью. Среди достижений можно назвать заключение в 2003 г. соглашения между правительством РФ и Европолом о стратегическом партнерстве, однако оно не предусматривает обмена оперативной информацией. Согласно этому документу, стороны предоставляют друг другу информацию стратегического характера о способах совершения преступлений, общих тенденциях международной преступности, т.е. ту информацию, которая доступна на интернет-странице Европола. Таким образом, следует отметить, что вопрос об отмене визового режима по-прежнему остается открытым. Очевидно, что до настоящего времени стороны не определили способы и механизмы достижения указанной цели. В ходе встречи президента В. Путина с журналистами в Сочи, он заявил, что Россия хоть завтра готова перейти на безвизовый режим. Однако, несмотря на политические заявления главы российского государства, Россия сама не спешит отменить визовый режим. Иными словами, анализ сегодняшней ситуации показывает, что переход на безвизовый режим по-прежнему остается весьма отдаленной перспективой, и причина состоит не только в нежелании ЕС, но и в очень осторожной позиции России. 3. Калининградский транзит Не потерял актуальности и вопрос о Калининградском транзите. Механизм калининградского транзита работает на протяжении уже четырех лет. Он был разработан в полном соответствии с требованиями шенгенских правил, а именно, Шенгенской конвенции 1990 г., согласно статьи 5 которой пересечение иностранцем внешней границы Союза допускается при условии, что он обладает действующей визой. 22 декабря 2006 г. Еврокомиссия подготовила отчет о функционировании упрощенного транзита, в котором были сделаны выводы о том, что механизм транзита действует достаточно эффективно, претензий со стороны России и Литвы нет, имеется несколько незначительных замечаний, а также предложений по улучшению его функционирования, в частности, по сокращению времени рассмотрения ходатайства о выдаче УТДЖД, сокращению продолжительности и числа остановок на границе, и т.д. В целом, Европейская Комиссия пришла к выводу, что оснований для изменения порядка транзита не имеется. С российской стороны замечаний нет, хотя отдельные политики почему-то высказывают опасения в отношении того, что после вступления Литвы в шенгенскую зону порядок транзита может измениться. Как было отмечено выше, порядок транзита был разработан в полном соответствии с требованиями шенгенских правил, но возникает вопрос: почему он не может соответствовать интересам людей, систематически пользующихся этим транзитом? Почему ЕС не может пойти на изменение шенгенских правил? Тем более что при решении вопроса о Калининградском транзите Комиссия ЕС согласилась изучить вопрос о внесении изменения в шенгенские правила для реализации идеи высокоскоростного поезда Москва-Калининград. Сейчас можно констатировать, что идея высокоскоростного поезда уже похоронена. Было подготовлено технико-экономическое обоснование проекта, которое позволило сделать однозначный вывод – реализация в существующем виде идеи с безостановочным поездом нецелесообразна, прежде всего – с экономической точки зрения. Но если Европейский Союз был готов пойти на изменение шенгенских правил для реализации идеи высокоскоростного поезда, то почему это нельзя сделать для обычных поездов, ведь с точки зрения безопасности государственной границы неважно, с какой скоростью будет двигаться поезд: 200 км/час или 80 км/час. Представляется, что при решении вопроса о калининградском транзите не были исчерпаны все возможности и не стоит останавливаться на достигнутом. Поскольку безвизовый режим пока остается весьма отдаленной перспективой, можно предположить, что в идеале калининградский транзит должен осуществляться по национальным паспортам, на безвизовой основе, но с сохранением контроля на границах Подводя итог, отметим, что, несмотря на отсутствие серьезной положительной динамики в направлении установления безвизового режима, нельзя сказать, что Россия и ЕС стоят на месте. Дело в том, что добиваться облегчения порядка передвижения граждан можно не только посредством достижения взаимных договоренностей и подписания соответствующих соглашений. Добиваться этой цели можно и в одностороннем порядке, путем одностороннего смягчения визовых требований. И это направление имеет серьезный потенциал. В этой связи хотелось бы остановиться на следующих моментах: 1) В прошлом году Советом ЕС совместно с Европарламентом был принят регламент, определяющий упрощенный порядок пересечения границ для лиц, участвующих в приграничном сотрудничестве (local border traffic). Согласно указанному регламенту для лиц, проживающих в приграничных районах, предусмотрен упрощенный порядок получения виз, имеющих тип «L», упрощенный порядок пересечения границы и нахождения на территории ЕС, упрощенный порядок контроля и т.д. И хотя этот порядок распространяется пока только на 35 километровую зону, все-таки это довольно серьезный шаг вперед. 2) В июне 2006 г. Совет ЕС и Европарламент приняли решение, предусматривающее возможность упрощенного порядка транзита через страны ЕС, еще не в полном объеме применяющие шенгенские соглашения. Согласно указанному решению, новые государства-члены ЕС вправе при осуществлении транзита признавать в качестве своей национальной транзитной визы соответствующие визы, выданные другими государствами – членами. 3) В качестве положительного опыта можно назвать и расширение полномочий консульских учреждений. В прошлом году в Калининграде было открыто консульство Швеции, которое по визовым вопросам представляет практически все страны Скандинавии. 4) Нельзя забывать и о российских инициативах. В 2002 г. Калининградская областная дума одобрила законодательную инициативу о внесении изменений в Федеральный закон РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», в соответствии с которым было предложено предоставить гражданам ЕС право безвизового въезда на территорию Калининградской области. В конечном итоге законопроект был отклонен Государственной Думой, но, тем не менее, он продемонстрировал желание калининградских политиков предпринять реальные шаги для обеспечения свободы передвижения граждан. Таким образом, несмотря на отсутствие серьезных достижений в сфере взаимной либерализации порядка передвижения граждан, направления и возможности для дальнейшего сотрудничества имеются, и они, безусловно, должны быть реализованы. Вадим ВОЙНИКОВ, к.ю.н., доцент кафедры международного  и европейского права Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

С момента, когда Конвенция о защите прав человека и основных свобод стала обязательной для Российской Федерации, прошло девять лет. За это время Россия вышла на первое место по количеству обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): по состоянию на 1 января 2007 г. на рассмотрении Европейского суда по правам...

С момента, когда Конвенция о защите прав человека и основных свобод стала обязательной для Российской Федерации, прошло девять лет. За это время Россия вышла на первое место по количеству обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): по состоянию на 1 января 2007 г. на рассмотрении Европейского суда по правам человека находилось 19300 дел в отношении России. Кроме того, за это время в отношении нашего государства Судом было вынесено более 250 постановлений, т.е. решений по существу. Исходя из того, что ЕСПЧ рассматривает индивидуальные жалобы, следовало бы ожидать, что практика этого международного суда в отношении Российской Федерации будет представлять собой некое лоскутное одеяло, сотканное из множества самых разных решений. Но, как показали прошедшие девять лет, особенность постановлений ЕСПЧ в отношении нашей страны состоит том, что большинство из решений типичны и без труда могут быть классифицированы в несколько групп. При этом анализ этих групп показывает, по сути, что Суду удалось вскрыть наиболее острые и актуальные проблемы российской правовой действительности. Цель этого обзора – раскрыть и проанализировать основные группы нарушений Европейской конвенции по правам человека, установленные решениями ЕСПЧ в отношении России. I. Длительное неисполнение судебных решений Самую многочисленную группу постановлений ЕСПЧ в отношении России составляют решения по делам, связанным с неисполнением вступивших в силу судебных решений органами государственной власти. В основном, это дела о взыскании невыплаченных сумм пособий и пенсий, дела о взыскании компенсаций за неправомерные действия государственных органов или о представлении положенных по закону льгот (к примеру, квартиры или автомобиля); и заявителями по таким делам, как правило, выступают физические лица. Первым в череде подобных дел было решение ЕСПЧ по делу Бурдова, которое касалось неисполнения в течение нескольких лет Управлением социальной защиты населения решения суда о выплате заявителю компенсации за вред здоровью, возникшему в связи с его участием в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В качестве причины неисполнения судебного решения должник ссылался на «отсутствие средств». Рассматривая это дело, ЕСПЧ решил, что отсутствие денежных средств у государства не может служить оправданием для неисполнения решения суда. При этом Суд не отрицал, что в определенных случаях задержки могут быть оправданы, однако указывал, что такие задержки не могут сводить на нет само право, гарантированное ч.1 ст. 6 конвенции. В решении по делу Вассермана ЕСПЧ подчеркнул, что не являются таким оправданием трудности в работе государственной службы судебных приставов или сложности функционирования бюджетных структур органов государственной власти. Неисполнение судебных решений Суд квалифицирует как нарушение ч. 1 ст. 6 конвенции, ссылаясь на то, что «право на суд» было бы иллюзорным, если бы оно не было подкреплено гарантией исполнения вступившего в силу судебного решения; поэтому исполнение решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть «судебного разбирательства» по смыслу ст. 6, и судебные решения должны исполняться государством в течение разумного срока. В деле Яворивской присужденные судом денежные средства в течение долгого времени не удавалось взыскать с муниципального учреждения – больницы. Несмотря на положение Конституции РФ о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, ЕСПЧ не сделал отступления от своей прецедентной практики и признал, что понятие «государственная организация» не исчерпывается органами центрального правительства, и в случаях, когда государственная власть децентрализована, это понятие включает в себя любой национальный орган власти, осуществляющий публичные функции. На основании этого Суд сделал вывод: государство должно нести ответственность за долг муниципального учреждения. II. Затягивание срока рассмотрения гражданских и уголовных дел Суд установил нарушение ч. 1 ст. 6 Конвенции в целом ряде случаев, касавшихся неоправданного затягивания срока рассмотрения дел в российских судах. И если ЕСПЧ в деле Левшиных признал чрезмерным срок в три года, в течение которого длилась тяжба между частными лицами, то понятно, что нарушение ч. 1 ст. 6 было зафиксировано Судом и в деле Кормачёвой против России, когда гражданский процесс по требованию, возникшему из деликтных обязательств, длился пять с половиной лет, и в деле Васягина, когда иск о защите прав потребителя рассматривался более десяти лет, а также в деле Соколова, когда трудовой спор затянулся на семь лет. Нарушение требования о «разумном» сроке судебного разбирательства Суд также неоднократно признавал и в отношении уголовных дел: к примеру, в деле Калашникова продолжительность производства по делу составила более пяти лет. Здесь следует отметить, что ЕСПЧ обладает юрисдикцией ratione temporis только начиная с 5 мая 1998 г., когда конвенция вступила в силу в отношении России, но при этом Суд, следуя своей практике, при оценке обоснованности длительности процесса, принимает во внимание «обстоятельства того или иного дела» и до указанной даты. Рассматривая обращения, в которых заявители жалуются на чрезмерное затягивание срока судебного процесса, ЕСПЧ из дела в дело указывает на обязательство государств-участников конвенции организовать свою судебную систему таким образом, чтобы суды могли гарантировать каждому право на окончательное решение в течение разумного срока. Однако Суд признает, что государство обладает широкими дискреционными полномочиями в выборе способа, посредством которого будет достигаться эта цель: это может быть увеличение числа судей, нормативное установление сроков и другие меры; но, если длительность процесса не укладывается в рамки «разумного срока», установленного ст. 6 конвенции, и государство ничего не предпринимает, чтобы ускорить рассмотрение дела, ответственность за такие задержки возлагается на государство. При установлении, была ли длительность процесса обоснована или нет, ЕСПЧ учитывает обстоятельства каждого дела и оценивает их на основе критериев, установленных прецедентной практикой Суда, к которым относятся «сложность дела», «поведение заявителя и соответствующих властей», а также «предмет спора». В большинстве российских дел ЕСПЧ признал, что дела не представляли собой большой сложности; а в деле Бакиевец Суд сделал вывод о том, что даже сложность дела, связанная с необходимостью изучения материалов процедуры банкротства, не может служить оправданием столь долгого рассмотрения иска – дело рассматривалось более шести лет. В своих меморандумах правительство Российской Федерации в качестве оправдания задержек при рассмотрении гражданских дел, как правило, ссылается на отсутствие или нехватку судей, перегруженность судей работой, на плохое техническое состояние зданий судов, и даже на географическую удаленность суда от места проживания заявителя. Во всех подобных случаях ЕСПЧ признает, что данные трудности не освобождают государство от обязанности гарантировать разумный срок судебного разбирательства. В деле Шеломкова Суд установил, что причиной продления судебного процесса было поведение государственных органов, которые выступали на стороне ответчиков, а в деле Соколова ЕСПЧ возложил ответственность за затягивание процесса на государство в связи с тем, что «национальные власти не использовали меры, доступные им в соответствии с национальным законодательством, чтобы дисциплинировать участников судебного процесса и обеспечить рассмотрение дела в разумный срок». Кроме того, в постановлении по делу Волович Суд сделал вывод, что основная ответственность за задержку по причине длительной подготовки заключения экспертов также лежит на государстве. В делах Плаксина, Бакиевец и Соколова правительство указывало на то, что в затягивании процесса виноват сам заявитель, однако Суд последовательно отвергал и этот аргумент правительства, основываясь на уже выведенной в решении Ягчи и Саржин против Турции формуле, согласно которой «заявитель не может быть обвинен в том, что он использовал все возможные ресурсы, предоставляемые национальным законодательством при защите своих интересов». Практически во всех случаях, связанных с затягиванием срока рассмотрения дел в судах, ЕСПЧ устанавливает нарушение и ст. 13 конвенции. Так, в деле Кормачёвой Суд фактически установил отсутствие в РФ средств правовой защиты, которые могли бы способствовать ускорению рассмотрения дела заявителя или предоставления ему адекватной компенсации за уже произошедшие задержки. В этом деле ЕСПЧ счел, что жалобы в квалификационную коллегию судей не являются эффективным средством правовой защиты в отношении длительности судебного разбирательства, и обосновал это следующим образом. Жалоба в квалификационную коллегию судей является не более чем информацией, поданной в надзорный орган с просьбой использовать свои полномочия в случае, если это будет необходимо. При этом заявитель не является стороной разбирательства по жалобе; а действие любого принятого решения коллегии будет касаться исключительно личного положения соответствующего судьи, и не будет иметь никаких прямых незамедлительных последствий для разбирательства, затягивание которого послужило поводом для подачи жалобы. В деле Бакиевец, несмотря на то, что областной суд вынес по делу заявительницы определение, в котором указал на неоправданные задержки процесса, ЕСПЧ также признал нарушение ст. 13 конвенции в связи с тем, что государство не сумело доказать, каким образом данное определение областного суда могло ускорить рассмотрение дела заявительницы. Суд также не признает в качестве эффективного средства правовой защиты от чрезмерного затягивания судебных процессов обжалование решений по существу. Таким образом, остается лишь констатировать, что в Российской Федерации на данный момент отсутствуют средства правовой защиты от нарушения «разумного срока» судебного разбирательства в смысле ст. 13 конвенции, а, следовательно, поток подобных решений ЕСПЧ, в которых устанавливается нарушение ч. 1 ст. 6 и ст. 13 конвенции, вряд ли прекратится. III. Процедура пересмотра в порядке надзора ЕСПЧ вынес несколько десятков решений о нарушении Россией ч. 1 ст. 6 конвенции в связи с пересмотром вступивших в силу судебных решений в порядке надзора. Практически все жалобы касались одной и той же ситуации: пересмотра в порядке надзора решения по делу, которое уже вступило в силу и в отношении которого уже началось исполнительное производство. Во всех подобных делах, начиная с Рябых, ЕСПЧ ссылался на выводы, сформулированные им в постановлении по делу Брумареску против Румынии от 28 октября 1999 г. В этом деле Суд счел необходимым рассматривать ч. 1 ст. 6 конвенции в свете преамбулы, где зафиксирован принцип верховенства права, одним из элементов которого является правовая определенность, и на основании этого пришел к выводу, что ч. 1 ст. 6 конвенции гарантирует не только «право на суд», но и предполагает окончательность решений, вступивших в силу. В своих решениях ЕСПЧ указал на несколько аспектов надзорного производства в Российской Федерации, которые нарушают принцип правовой определенности. В первую очередь, это срок, в рамках которого дело могло быть пересмотрено в порядке надзора. Действовавший до 1 февраля 2003 г. Гражданско-процессуальный кодекс 1964 г. предусматривал возможность принесения протеста в порядке надзора в любое время после того, как решение вступило в силу. Таким образом, вступившее в силу решение суда могло было быть пересмотрено в порядке надзора в течение неопределенного периода времени. К примеру, в деле Борщевского решение суда было пересмотрено через два года после вступления в силу и возбуждения исполнительного производства. Отметим, что новый Гражданско-процессуальный кодекс РФ ограничил возможность возбуждения надзорного производства одним годом. Кроме того, ЕСПЧ признал, что право участника судебного процесса на суд было бы иллюзорным, если законодательство государства позволяло бы вышестоящим судам отменять судебные решения, которые являются окончательными и подлежат исполнению, по протесту должностного лица, которое не являлось стороной процесса. Напомним: ранее действовавший ГПК в зависимости от вида судебного решения наделял таким правом председателя Верховного Суда, генерального прокурора России и их заместителей, а также председателей судов и прокуроров на уровне субъектов Российской Федерации. Новый кодекс ограничил круг должностных лиц, имеющих право на обжалование решения в суд надзорной инстанции, должностными лицами органов прокуратуры, при условии, что прокурор участвовал в рассмотрении дела, а также наделил таким правом лиц, которые участвовали в деле или чьи права и законные интересы были нарушены. Тем не менее, помимо срока, в течение которого возможен пересмотр дела в порядке надзора, а также круга лиц, которые могут возбуждать надзорное производство, ЕСПЧ поставил под сомнение соответствие принципу правовой определенности самих оснований, которые дают возможность возбуждать надзорное производство. Особенно ярко это видно в деле Кот: несмотря на то, что вступившее в силу решение суда было пересмотрено в порядке надзора в течение полугода после вступления в силу, и надзорное производство по делу было инициировано ответчиком, а не должностным лицом, ЕСПЧ счел необходимым проверить, был ли соблюден «справедливый баланс между интересами индивида – с одной стороны, и необходимостью обеспечить надлежащее отправление правосудия – с другой». В этом деле основанием для отмены решения в порядке надзора было то, что суды первой и кассационной инстанции неправильно применили материальное право. В своем постановлении ЕСПЧ отметил, что пересмотр в порядке надзора должен осуществляться в исключительных случаях, а в данном деле при обжаловании не было заявлено, что суды превысили свои полномочия или что было допущено существенное нарушение при рассмотрении дел, а тот факт, что президиум областного суда не согласился с оценкой первой и кассационной инстанций сам по себе не является исключительным обстоятельством, гарантирующим отмену вступившего в законную силу и обязательного к исполнению решения и возобновления производства по делу заявителя. ЕСПЧ пришел к выводу, что пересмотр дела в подобных случаях нарушает разработанный еще римскими юристами принцип res judicata, который состоит в том, что окончательность вступившего в силу решения не должна подвергаться сомнению; никакая сторона не имеет права добиваться отмены окончательного решения суда только для цели повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения; вышестоящие суды должны использовать свои полномочия, чтобы исправлять судебные ошибки; и надзор не должен быть скрытой апелляцией, т.к. само по себе наличие двух взглядов в отношении одного и того же предмета спора не может быть основанием для пересмотра окончательного решения. Стоит добавить, что если после отмены решений в порядке надзора и дальнейшего пересмотра дела суд в итоге удовлетворяет требования заявителя, ЕСПЧ все равно признает, что заявитель пострадал от «правовой неопределенности». В соответствии с утратившим силу ГПК РСФСР, основаниями к отмене судебных постановлений в надзорном порядке были: 1) неправильное применение или толкование норм материального права; а также 2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда. Статья 387 действующего ГПК РФ к таким основаниям относит «существенные нарушения норм материального или процессуального права». Таким образом, следует признать, что содержание оснований для пересмотра дела в порядке надзора не претерпело значительных изменений, а значит, несмотря на реформирование, в российском гражданском процессуальном праве остаются положения, применение которых нарушает принцип правовой определенности, а, следовательно, и ч. 1 ст. 6 конвенции. Вместе с тем, требования правовой определенности не являются абсолютными: позиция Суда состоит в том, что по уголовным делам такие требования должны рассматриваться в совокупности с положениями п. 2 ст. 4 Протокола 7 к конвенции, которые прямо разрешают государству осуществлять пересмотр дел в случаях, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или когда в предыдущем разбирательстве были допущены существенные ошибки, которые могли повлиять на исход дела. Рассматривая жалобу Никитина, который утверждал, что надзорный пересмотр вступившего в силу оправдательного приговора в отношении него представляет собой нарушение права на справедливое судебное разбирательство, ЕСПЧ пришел к выводу, что Россия не нарушила ст. 6 конвенции. Дело в том, что согласно прецедентной практике Суда, ст. 6 не применима в случаях, которые касаются отклонения обращений о пересмотре дела, и ее действие распространяется только на новые процессы, которые имеют место после удовлетворения обращения о возбуждении надзорного производства. Отметим, что 1 июля 2002 г. вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в соответствии со ст. 405 которого возможность применения надзорного порядка ограничена тем, что пересмотр не может вести к ухудшению положения осужденного, а пересмотр оправдательных приговоров и постановлений в порядке надзора вообще не допускается. Относительно пересмотра решений в порядке надзора ЕСПЧ из дела в дело повторяет, что «аннулирование решения суда после того, как оно стало окончательным и не подлежащим обжалованию, нарушает право на беспрепятственное пользование имуществом», т.к. лишает заявителей возможности получить деньги, которые они законно ожидали получить, и накладывает на заявителей чрезмерную нагрузку. На основе таких доводов Суд наряду с установлением нарушения ст. 6 конвенции делает вывод о нарушении государством и ст. 1 Протокола 1. IV. Условия содержания лиц, находящихся под стражей ЕСПЧ вынес довольно большое количество решений о нарушении Россией статьи 3 конвенции в связи с условиями содержания лиц, находящихся под стражей: значительной перенаселенностью камер, антисанитарными условиями, отсутствием возможности нормально спать, с помещением лиц, больных туберкулезом и венерическими заболеваниями к здоровым лицам, а также в связи с неблагоприятным влиянием этих факторов на здоровье заключенных. Прецедентным стало вынесенное Судом в 2003 г. постановление по жалобе Калашникова, в котором заявитель жаловался на условия содержания в СИЗО. Правительство РФ утверждало, что конвенция не была нарушена, ссылаясь на то, что условия содержания заявителя не отличались от условий, в которых находится большинство заключенных под стражу лиц; власти не ставили своей целью причинить физические страдания заявителю или нанести ущерб его здоровью; а руководство изолятора предпринимало все возможные меры, чтобы обеспечить медицинскую помощь всем нуждающимся и предотвратить заражение здоровых заключенных. Помимо этого, правительство указывало на то, что условия в местах предварительного заключения остаются неудовлетворительными по экономическим причинам, и государство старается улучшить сложившуюся ситуацию: в частности, принимаются целевые программы, направленные на создание новых мест заключения и реконструкцию существующих, а также программы, направленные на предотвращение распространения туберкулеза и других инфекций. В свою очередь ЕСПЧ признал, что ни одно из указанных обстоятельств не может оправдать посягательство на одну из самых фундаментальных ценностей демократического общества. В постановлениях по данной категории дел Суд указывает, что сам факт перенаселения поднимает вопрос о нарушении ст. 3 конвенции: одного того обстоятельства, что заявитель вынужден жить, спать, пользоваться туалетом в одном и том же помещении со многими другими сокамерниками, уже достаточно, чтобы унизить или оскорбить человека, вызвать чувство страха, тревоги и неполноценности. При этом ЕСПЧ ссылается на разработанный Европейским Комитетом по предотвращению пыток и бесчеловечного и негуманного обращения или наказания примерный стандарт для обустройства камер для заключенных, в соответствии с которым на одного заключенного должна приходиться площадь в 7 кв. м. Напомним, что в деле Калашникова Суд установил, что заявитель находился в условиях ограниченного пространства размером менее 2 кв.м. на человека, в деле Лабзова на одного человека приходилось вообще менее 1 кв. м. Большинство дел, в которых заявители жаловались на нарушение статьи 3 конвенции, касались условий содержания в следственных изоляторах и тюрьмах, однако, в этот ряд попали и изоляторы временного заключения органов внутренних дел. В частности, по делу Федотова отсутствие еды, воды и возможности пользоваться туалетом с учетом длительности задержания – более 22 часов – ЕСПЧ признал нарушением статьи 3 конвенции. Рассматривая подобные дела, Суд постоянно отмечает, что в соответствии со ст. 3 конвенции государство обязано обеспечить лицу, находящемуся под стражей, такие условия, которые не посягали бы на человеческое достоинство; добавляя при этом, что нарушение этой статьи имеет место в том случае, когда страдания и унижение превышают те неизбежные страдания и унижение, которые связаны с самим лишением свободы как правомерной мерой пресечения или наказания. V. Срок содержания под стражей Прецедентное право ЕСПЧ состоит в том, что длительное содержание под стражей может быть обосновано в каждом конкретном случае только при условии, что имеются конкретные признаки подлинной необходимости ограждения интересов общества, что – несмотря на презумпцию невиновности – перевешивает принцип уважения свободы личности, установленный в ст. 5 конвенции. Российские дела, в которых заявители жаловались на превышение разумного срока содержания под стражей, похожи друг на друга: срок разбирательства по делу затягивается, и все это время подозреваемый или обвиняемый находится под стражей. При этом отказ в освобождении из-под стражи обосновывается российскими судами, как правило, тяжестью предъявленных обвинений, а также опасением, что подозреваемый будет препятствовать установлению истины по делу: оказывать давление на свидетелей или заниматься фальсификацией доказательств. Анализируя эти основания, ЕСПЧ исходит из того, что опасения в воспрепятствовании следствию вкупе с подозрениями, что заявитель совершил преступления, в которых он был обвинен, первоначально являются достаточным основанием для санкционирования заключения заявителя под стражу. Однако, по мере того, как производство по делу продвигается вперед и собирание доказательств близится к концу, такие основания для предварительного заключения утрачивают свою значимость. Вместе с тем, продлевая срок содержания заявителей под стражей, суды зачастую не указывают в своем решении никаких фактических обстоятельств, способных продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя, которые могли бы воспрепятствовать проведению следствия, или доказательств, позволяющих судить о высокой степени вероятности того, что подозреваемый продолжит заниматься преступной деятельностью или совершит побег. ЕСПЧ подчеркивает, что государственные органы должны приводить убедительные, а не абстрактные аргументы в пользу продления срока содержания под стражей. К примеру, в деле Долговой – студентки, обвинявшейся в захвате приемной президента РФ в 2004 г., суд дважды принимал решение о продлении срока содержания под стражей сразу всех 39 обвиняемых, не принимая по внимание ни личность заявительницы, ни возможность применения к ней личного поручительства со стороны депутата Государственной Думы в качестве альтернативной меры пресечения. VI. Недозволенные методы расследования В отличие от ранее рассмотренных групп нарушений, применение недозволенных методов расследования было установлено Судом в нескольких делах: это печально знаменитое дело Михеева, дело Менешевой, а также дело Шейдаева. Представляется, однако, что значимость этих решений позволяет выделить их в отдельную группу и включить в список основных нарушений конвенции, установленных ЕСПЧ в отношении Российской Федерации. Обратимся к делу Михеева. В постановлении по этому делу, вынесенному 26 января 2006 г., Суд впервые признал нарушение Россией ст. 3 конвенции в связи с пытками заявителя со стороны сотрудников милиции. ЕСПЧ пришел к выводу, что во время нахождения в отделении милиции заявитель был подвергнут представителями властей жестокому обращению с целью получения от него признания или информации об убийстве, в совершении которого его подозревали. Заявитель указывал на то, что его избивали, пытали электротоком, а также угрожали посадить в камеру к рецидивистам; он пытался пожаловаться на применение к нему незаконных мер воздействия руководству, но в некоторых случаях начальники либо сами принимали участие в пытках либо давали понять заявителю, что поддерживают их. Под воздействием этих мер заявитель несколько раз давал признательные показания, а затем отказывался от них. В результате Михеев был доведен до такого состояния, что выбросился из окна помещения, где его пытали током. Заявитель остался в живых, но получил в результате падения перелом позвоночника, размозжение головного мозга и парализацию обеих ног. В день трагедии якобы убитая им девушка вернулась домой. В своих решениях Суд неоднократно подчеркивал, что власти обязаны обеспечивать физическую неприкосновенность лиц, находящихся под стражей, и когда лицо заключается под стражу в хорошем состоянии здоровья, а при освобождении имеет какие-либо повреждения, именно на государстве лежит обязанность представить разумное объяснение происхождения данных повреждений. В противном случае применение пыток или жестокое обращение с заявителем презюмируются, и возникает вопрос о нарушении ст. 3 конвенции. Основываясь исключительно на материалах предварительного расследования, имевшихся у ЕСПЧ, было трудно установить «вне разумных сомнений», что именно произошло в районном управлении внутренних дел в день трагедии. В то же время, Суд отметил, что он не имел возможности придти к окончательному выводу по данному вопросу потому, что соответствующие органы не провели эффективного и адекватного расследования, а государство не предоставило ему материалы уголовного дела. На основе того, что до происшествия заявитель не имел никаких явных психических проблем, и не было представлено никакого достоверного объяснения, почему заявитель, зная, что он был невиновен, должен был попытаться совершить самоубийство, если на него не оказывалось, как утверждали власти России, никакого давления, ЕСПЧ признал применение пыток к заявителю. VII. «Чеченские дела» На данный момент ЕСПЧ вынесено несколько постановлений в отношении Российской Федерации, в которых установлены нарушения конвенции, имевшие место в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике. Это дела, связанные с исчезновением или гибелью гражданского населения во время военных действий, а также с уничтожением имущества гражданского населения. В качестве примера дела, связанного с гибелью гражданского населения, можно привести дело Исаевой, Юсуповой и Базаевой против России. 29 октября 1999 г. три заявительницы вместе со своими родственниками на машинах пытались бежать из Чечни в Ингушетию. В этот день военными должен был быть предоставлен «коридор безопасности», и заявители находились в многокилометровой колонне машин, ожидавших разрешения ехать. Однако коридор предоставлен не был, а как только машины стали разворачиваться, чтобы вернуться в Грозный, колонна подверглась бомбардировке с воздуха, в результате которой были убиты двое детей Исаевой, она сама и Юсупова были ранены. По заявлению правительства Российской Федерации, применение силы было оправдано в свете ч. 2 (а) ст. 2 конвенции, т.к. бомбардировка была осуществлена в ответ на атаку самолетов с земли, а причинение вреда гражданскому населению не было преднамеренным. ЕСПЧ признал, что ситуация, существовавшая в то время в Чечне, требовала от государства принятия исключительных мер для поддержания контроля над республикой и подавления незаконных вооружённых действий; однако, применение силы соответствует конвенции, только если это «абсолютно необходимо» для достижения целей, перечисленных в пунктах (a)-(c) ч. 2 ст. 2 конвенции, и строго пропорционально указанным в конвенции целям. Но, даже предполагая, что военные преследовали законную цель, использовав 29 октября 1999 г. 12 неуправляемых ракет «воздух-земля», Суд не счел доказанным то, что данная военная операция была спланирована и проведена с предоставлением необходимой защиты гражданским лицам. В итоге ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение ст. 2 конвенции в отношении обязанности государства защитить право на жизнь трех заявителей и двух детей первой заявительницы – Исаевой. ЕСПЧ вынес и несколько решений по делам, связанным с исчезновением людей в Чечне. Так, в деле Лулуева и других на основе того, что тело пропавшей Нуры Лулуевой было обнаружено среди тел тех людей, вместе с которыми она была задержана, и она была одета в ту же одежду, что и в день исчезновения, суд установил, что ее смерть и ее арест в рамках проведения т.н. «зачистки» представителями силовых структур были звеньями одной цепи, и признал нарушение ст. 2 конвенции. Несмотря на то, что в отличие от этого дела, в делах Базоркиной и Имакаевой суд установил только факт ареста членов их семей, ЕСПЧ также признал нарушение ст. 2 конвенции. При этом Суд, учитывая то, что с момента исчезновения о судьбе мужчин не было сведений в течение четырех-шести лет соответственно, исходил из того, что в условиях конфликта в Чечне задержание лица неустановленным военнослужащим без последующего официального признания факта задержания представляло собой угрозу для жизни. Исходя из того, что правительство Российской Федерации не представило никаких объяснений по поводу исчезновения родственников заявительниц, а расследование их исчезновения не принесло никаких результатов, Суд признал, что государство должно нести ответственность за презюмируемую смерть пропавших мужчин. Как правило, рассматривая «чеченские» дела, ЕСПЧ устанавливает и нарушение Россией ст. 2 конвенции в части не обеспечения государством проведения эффективного расследования обстоятельств смерти или исчезновения. Следует, однако, отметить, что делая вывод о нарушении ст. 2, Суд ни в одном деле не признал доказанным факт применения пыток к исчезнувшим лицам. В ряде дел, связанных с исчезновениями людей во время вооруженного конфликта в Чечне, а именно, в делах Базоркиной, Имакаевой и Лулуева, заявители среди прочего жаловались и на нарушение ст. 5 конвенции. правительство РФ указывало на отсутствие доказательств причастности представителей государственной власти к этим исчезновениям. Тем не менее, Суд, именуя такие задержания «непризнанными», установил, что заявители были арестованы и лишены свободы в нарушение всех гарантий, предоставленных ст. 5 конвенции, и, принимая во внимание условия вооруженного конфликта, на фоне которого происходили эти задержания, признал, что ответственность за них должна нести Российская Федерация. Рассматривая эти дела, ЕСПЧ также пришел к выводу о нарушении ст. 5 конвенции в связи с уклонением правоохранительных органов от проведения быстрого, полного и эффективного расследования обстоятельств исчезновения родственников заявителей. В ряде дел, в которых Суд признал нарушение ст. 2 в связи с исчезновениями людей в Чечне, было установлено также нарушение ст. 3 конвенции в отношении родственников пропавших лиц. Как подчеркивает ЕСПЧ, нарушение ст. 3 конвенции связано не столько с самим фактом исчезновения члена семьи, сколько с реакцией и отношением представителей власти к ситуации, на которую им было указано. В делах Лулуева, Базоркиной и Имакаевой Суд счел, что заявители испытывали и продолжают испытывать душевные страдания и чувствовать боль в связи с исчезновением их близких, и в связи с отсутствием возможности узнать, что с ними произошло, а также в связи с невозможностью получить полную информацию о ходе расследования. ЕСПЧ уточнил также, что сама «манера, в которой представители власти обходились с обращениями заявителей, должна быть квалифицирована как бесчеловечное обращение в свете ст. 3 конвенции». На данный момент Суд вынес только одно решение, которое касалось уничтожения собственности в условиях вооруженного конфликта в Чечне. Речь идет о постановлении по делу Исаевой, Юсуповой и Базаевой, которое касалось авиационного налета на колонну беженцев. Рассматривая это дело, ЕСПЧ в числе прочих сделал вывод о нарушении ст. 1 Протокола 1 к конвенции в отношении третьей заявительницы – Базаевой. В результате нападения были повреждены принадлежавшие этой заявительницы три автомобиля, один из которых был заполнен семейными вещами. Отвергнув аргументы правительства России о том, что, несмотря на тот факт, что уголовное расследование было завершено в связи с отсутствием состава преступления, заявительница могла возместить убытки в рамках гражданского процесса, Суд счел, что не существует никаких сомнений в том, что воздушные удары по колонне представляли собой грубое и неоправданное нарушение права заявительницы мирно распоряжаться своим имуществом. Выводы На основе проведенного исследования постановлений, вынесенных ЕСПЧ в отношении Российской Федерации, можно, прежде всего, сделать вывод, что большинство из них носят однотипный характер, и все они, за исключением т.н. называемых «чеченских дел», в которых речь идет о военных действиях, так или иначе связаны с работой российских правоохранительных органов. Тот факт, что поток «клоновых» дел не иссякает, свидетельствует: выплачивая присужденную Судом сумму справедливой компенсации по каждому проигранному делу, Россия, тем не менее, не исправляет или не в полной мере исправляет допущенные нарушения прав человека. Наряду с тем, что определенные шаги, в том числе законодательного характера, были предприняты, понятно, что реформа надзорного производства не привела к полному соответствию порядка пересмотра судебных решений принципу правовой определенности, к тому же явно нуждается в изменении законодательство, касающееся процедуры исполнительного производства в отношении бюджетных организаций. Но не во всех случаях изменение ситуации зависит от мер законодательного характера. Иногда улучшить ситуацию действительно невозможно за несколько лет в силу объективных причин: таких, к примеру, как отсутствие помещений для содержания лиц под стражей. Помимо этого, целый ряд типичных нарушений конвенции, установленных Судом в отношении Российской Федерации, красноречиво свидетельствуют, что нужно менять сам стиль работы, если угодно, «менталитет» сотрудников значительного числа правоохранительных структур нашего государства, а этот процесс не из разряда быстрых. Вера РУСИНОВА, к.ю.н., Mag. jur., ассистент кафедры международного и европейского права юридического факультета Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

Об этом не принято много говорить, но отношения ЕС со странами и регионами, оказавшимися его географическими соседями, находятся в несколько подвешенном состоянии. Дело не в отсутствии добрых намерений – ЕС выделил 12 миллиардов евро на специальную программу экономической и иной помощи...

Об этом не принято много говорить, но отношения ЕС со странами и регионами, оказавшимися его географическими соседями, находятся в несколько подвешенном состоянии. Дело не в отсутствии добрых намерений – ЕС выделил 12 миллиардов евро на специальную программу экономической и иной помощи в обмен на реформы, получающие поддержку Брюсселя. Она рассчитана на 2007-2013 годы. На получение этой помощи могли бы рассчитывать страны, которые попали в европейскую программу добрососедства. Дело упирается в неясность стратегических целей обеих сторон. Распространяется ли на них перспектива вступления в ЕС, пусть и в отдаленном будущем? Зачем им проводить реформы под европейским спонсорством, если у них такого шанса нет? Перечень вопросов можно продолжить. В целом, эта программа распространяется на 16 стран – Азербайджан, Алжир, Армению, Белоруссию, Грузию, Египет, Израиль, Иорданию, Ливан, Ливию, Молдавию, Марокко, Сирию, Тунис, Украину, а также Палестинскую национальную администрацию. В перечисленной группе нет тех, кто в той или иной степени ведет переговоры о приеме в ЕС – Турции и балканских стран. На состоявшейся в Брюсселе встрече «шестнадцати» с «двадцатью семью» европейская сторона обозначила один из своих приоритетов в отношениях с этими соседями. Должно ли удивлять, что им стала энергетика? Член Европейской Комиссии Бенита Ферреро-Вальднер, ответственная за внешние связи, сказала, что ЕС изучит, как сделать более эффективным взаимодействие на энергетическом рынке Союза и соседей в интересах потребителей, производителей и транзитных стран. «ЕС стремится создать баланс для роли Москвы путем расширения энергетических связей с такими соседями, как Алжир и Азербайджан», – объяснила этот демарш лондонская газета «Файнэншл таймс». Вместе с тем, в самом ЕС граждане не проявляют особого интереса к этим соседним странам. На днях в Брюсселе распространены результаты исследования, согласно которым 54% жителей Союза испытывают мало интереса или совсем не интересуются положением дел в соседних странах. Однако они же полагают важным сотрудничество с ними в таких областях, как охрана окружающей среды, энергетика, экономическое развитие, миграция, борьба с терроризмом и организованной преступностью. №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

Смешанная комиссия Швейцария-ЕС встретилась в Брюсселе и достигла договоренности, что эта альпийская страна войдет в шенгенскую зону 1 ноября 2008 года. Тогда и на нее будут распространяться единые визы. С этой целью, однако, процесс ратификации соответствующего документа должен завершиться к началу будущего...

Смешанная комиссия Швейцария-ЕС встретилась в Брюсселе и достигла договоренности, что эта альпийская страна войдет в шенгенскую зону 1 ноября 2008 года. Тогда и на нее будут распространяться единые визы. С этой целью, однако, процесс ратификации соответствующего документа должен завершиться к началу будущего года. Пока не дали зеленый свет Бельгия, Греция и Чехия. Но, по словам швейцарского федерального советника (министра) юстиции и полиции Кристофа Блохера, «речь идет о формальном акте». Главным неформальным препятствием являются продолжающиеся дискуссии относительно того, распространится ли это решение на княжество Лихтенштейн, микрогосударство, расположенное на берегу Рейна между Швейцарией и Австрией. К.Блохер исключил, что Швейцария войдет в шенгенскую зону, а связанный с ней множеством уз, включая валютные, Лихтенштейн – нет. Немыслимо представить себе закрытие границ с княжеством, сказал он. Проблема в этой части связана с тем, что ряд стран-участниц ЕС требуют подписания с Лихтенштейном, одним из международных налоговых раев, соглашения по борьбе с отмыванием денег. №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

Представительная делегация скотозаводчиков из Британии, посетив Россию, страну с довольно проблемным сельским хозяйством, выложила, как коробейники, товар лицом и показала все, чем богата. Шотландцы могут похвастать, в частности, коровами высокопродуктивных мясных пород – абердинской, хайлендской, галлоуэйской. Но именно «хайлендеры», похоже, запали...

Представительная делегация скотозаводчиков из Британии, посетив Россию, страну с довольно проблемным сельским хозяйством, выложила, как коробейники, товар лицом и показала все, чем богата. Шотландцы могут похвастать, в частности, коровами высокопродуктивных мясных пород – абердинской, хайлендской, галлоуэйской. Но именно «хайлендеры», похоже, запали во впечатлительную русскую душу. Морозоустойчивая, мало прихотливая по части еды, не теряющаяся, если снег припорошит пастбище, – копытом доскребется до травы, а также способная постоять за себя, если наведаются волки. Словом, достоинства коровы хайлендской породы, обитающей среди холмов и в долинах Шотландии, не требуют особой рекламы. Они очевидны, особенно если учесть, что живут мохнатые существа, сильно смахивающие на яков, по 18 лет, и приносят за время своего земного существования до 15 телят. Главный зоотехник СПК «Кинобол», что во Владимирской области, Татьяна Петухова тогда призналась: «Нам очень интересны породы скота и технологии, существующие в Британии». Это и понятно, поскольку перед нашим агробизнесом стоит фундаментальная задача улучшить и то, и другое. А тронутый русским гостеприимством и раззадоренный интересом к хайлендской породе Иен Боуи, фермер из графства Стерлингшир, после возвращения домой поделился своими восторгами с воскресной газетой «Скотленд он Санди»: «Я мог бы запросто продать им более 100 голов, а они были готовы даже заплатить сверхвысокие цены за перевозку морским путем». В свою очередь, Кен Браун, председатель Общества хайлендского скота, убедительно обрисовал преимущество этой породы: «У них густая шерсть и толстая кожа, что согревает в морозы, но при этом поможет им не перегреваться жарким русским летом. Отдельная тема – волки. Хотя у нас в Шотландии нет волков, но хайлендеры сбиваются в кучу при виде хищника и могут отогнать его, если, к примеру, на теленка нападают собаки». Камень преткновения один: со времени спонгиформной энцефалопатии, то есть эпидемии коровьего бешенства, терзавшей британских буренок, Москва приняла защитные меры. Просто так чужую скотину в страну не ввезти. Но шотландцы придумали такой вариант: «хайлендеров» стали отправлять в Польшу, где их разводят и дают нагулять вес, после чего станут откомандировывать на ту же Владимирщину. За три месяца, сообщает «Скотленд он Санди», в Польшу из Шотландии уже доставили 35 особей. Кстати, английская королева Елизавета Вторая держит небольшое стадо рогатых «хайлендеров» в своем шотландском поместье Балморал. Так что не исключено, что никогда не переводившиеся в Отечестве англофилы возьмут да и заведут этих диковинных парнокопытных в своих коттеджных поселках... Владимир МИХЕЕВ №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

От Североевропейского трубопровода, который соединит Выборг (Ленинградская область) и Любмин (Менкленбург-Передняя Померания) будет построено ответвление до саксонского города Ольбернхау. Хотя оно и называется красивым именем драгоценного камня – ОПАЛ, это всего-навсего сокращение его немецкого названия – Ostsee-Pipeline-Anbindungs-Leitung. Часть этой ветки, проходящая...

От Североевропейского трубопровода, который соединит Выборг (Ленинградская область) и Любмин (Менкленбург-Передняя Померания) будет построено ответвление до саксонского города Ольбернхау. Хотя оно и называется красивым именем драгоценного камня – ОПАЛ, это всего-навсего сокращение его немецкого названия – Ostsee-Pipeline-Anbindungs-Leitung. Часть этой ветки, проходящая по земле Бранденбург, должна пересечь Лаузиц и пройти по заповеднику Зеевальд – идиллическому месту, где в безопасности чувствуют себя журавли, утки, лебеди и другие пернатые. Нетрудно представить, каково пришлось бы несчастным птицам, если бы их ареал обитания прорезала огромная стройка. Достаточно сказать, что сам коридор для прокладки трубопровода составляет 30-40 метров. Умножьте это на три километра длины, и вы получите площадь торфяников, которые придется переворошить во время прокладки трубы. Можно легко вообразить, как переполошила подобная перспектива сторонников охраны окружающей среды. Клаус Уль, член правления регионального отделения Союза зашиты природы был категоричен: «Этот район надо сохранить!». Однако позиция, которую заняли местные экологи, была весьма конструктивна. Они не стали уповать на заклинания в прессе и публичные акции протеста, а предложили концерну «Вингаз» – именно он проектирует и строит ОПАЛ – два альтернативных маршрута. Господин Уль, тридцать лет посвятивший экологической деятельности, был приятно удивлен, что проектировщики с благодарностью приняли его предложения, вместе с ним выехали на место и осмотрели предложенные маршруты. «Мне еще никогда не доводилось сталкиваться с тем, чтобы проектировщики были столь открыты для контактов с защитниками природы и столь готовы пойти им навстречу», – рассказывает Клаус Уль. Штефан Лейниг, официальный представитель «Вингаза», в свою очередь сообщил, что первый маршрут окончательно снят с повестки дня и сейчас предстоит провести расчеты, чтобы выяснить, какая из двух трасс, предложенных экологами, будет экономически выгоднее. Он признал, что концерн с легкой душой отказался от первоначальных планов еще и потому, что в этом случае пришлось бы проводить дорогостоящие лесовосстановительные работы. Вот почему они так благодарны всем, кто может подсказать, как лучше обойти лесные массивы. «О том, что существуют предложенные экологами возможности, мы просто не догадывались», – отметил он. Да, просто какой-то голливудский хэппи-энд! Но самое главное, конечно, в том, что журавлям из Эстонии, Дании и Польши по-прежнему будет где спокойно передохнуть осенью, во время долгого пути в теплые страны… Андрей ГОРЮХИН Кстати Длина ОПАЛа – 480 километров, 270 из них по территории земли Бранденбург; Диаметр трубы – 1,4 метра; Объем прокачки – 30 миллиардов кубометров в год; Начало строительства – конец 2008 – начало 2009 года; Ввод в строй – в 2010 году Затраты – свыше 1 миллиарда евро. №10(15), 2007
no image
Без перевода

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня: www.ceps.be/files/NW/NWatch30.pdf №10(15), 2007

Предлагаем вашему вниманию очередной выпуск бюллетеня: www.ceps.be/files/NW/NWatch30.pdf №10(15), 2007
no image
Проблема

Никогда еще папа римский Бенедикт XVI не прибегал к столь резкой критике, как в своей речи в австрийской столице 7 сентября. В присутствии президента Австрии Хайнца Фишера, представителей дипломатического корпуса и международных организаций, он осудил современный образ жизни в Европе. Признав, что сейчас в европейских...

Никогда еще папа римский Бенедикт XVI не прибегал к столь резкой критике, как в своей речи в австрийской столице 7 сентября. В присутствии президента Австрии Хайнца Фишера, представителей дипломатического корпуса и международных организаций, он осудил современный образ жизни в Европе. Признав, что сейчас в европейских странах сочетается «экономическая эффективность и социальная справедливость», глава Ватикана вместе с тем подчеркнул, что происходит отказ от «фундаментальных ценностей» Старого Света. По мнению Бенедикта XVI, принятие ряда бывших коммунистических стран в Европейский Союз сыграло для них положительную роль, однако в целом не все в порядке в европейском доме, который склоняется к «теоретическому и практическому материализму», все более «отходит от терпимости к безразличию, лишенному незыблемых ценностей». Папа римский напомнил, что понятие прав человека появилось именно в Европе, однако, по его словам, парадокс состоит в том, что на этом континенте мирятся с искусственным прерыванием беременности, что является «противоположностью права человека» на жизнь. Глава римско-католической церкви выразил также озабоченность по поводу учащающихся случаев умерщвления безнадежных больных с их согласия. Он связал это с давлением, оказываемым на таких пациентов. Бенедикт XVI напомнил собравшимся об «уникальной ответственности Европы в мире», но при этом континент, отметил он, стареет демографически и духовно, а также не играет авангардной роли в борьбе с бедностью, за мир на Ближнем Востоке и в Африке. «Европа не может и не должна отказываться от своих христианских корней», – подчеркнул он. В целом, подобная точка зрения германского папы римского излагались им в той или иной форме и ранее, однако впервые заявление прозвучало в такой острой форме. Более того, теперь он обратился и к самокритике: «Европа пострадала от ужасных ошибок, будь то идеологическое сужение философии, науки, веры, злоупотребление религией». Виктор НИКОНОВ №10(15), 2007
no image
Проблема

Партнеры по «большой» коалиции, управляющей ныне Германией, прекрасно отдают себе отчет в том, что худой мир лучше доброй ссоры, и, тем не менее, все чаще по самым разным вопросам затевают препирательства, испытывающие этот вынужденный союз на прочность. Одним из таких противоречий стал вопрос о...

Партнеры по «большой» коалиции, управляющей ныне Германией, прекрасно отдают себе отчет в том, что худой мир лучше доброй ссоры, и, тем не менее, все чаще по самым разным вопросам затевают препирательства, испытывающие этот вынужденный союз на прочность. Одним из таких противоречий стал вопрос о судьбе специального федерального ведомства, в задачу которого входит хранение и изучение документов, оставшихся от министерства государственной безопасности ГДР, которое по-немецки кратко называли «штази». В начале 90-х годов прошлого века, когда им управлял Йоахим Гаук, известный в ГДР священник-диссидент, оно было, что называется, у всех на слуху. Чередой следовали разоблачения – сенсационные и не очень – дававшие обильную пищу для медийных кампаний, сломавших не одну биографию. Потом, как и следовало ожидать, все понемногу стихло, стало превращаться в рутину, «сенсации» получались все более натянутые, и «ведомство Гаука», как называли его нейтрально настроенные к нему немцы, или «инквизиция», как прозвали его те, кого задели разоблачения, зажило тихой архивно-конторской жизнью. Последние семь лет у руля в обширном здании в берлинском районе Карлсхорст, где протяженность полок с документами составляет 160 погонных километров, стоит Марианне Биртлер, тоже дама с бурным диссидентским прошлым, по сию пору остающаяся непримиримым борцом с давно не существующей «диктатурой Социалистической единой партии Германии». Она руководит двухтысячным коллективом, в задачи которого входит хранение, научная обработка, а главное обнародование всех доверенных им важных документов. С этим у госпожи Биртлер и ее сотрудников, по мнению германских архивистов, дела обстоят не особенно впечатляюще. В профессиональных кругах никак не могут понять, зачем нужно тратить деньги на то, чтобы кормить целое отдельное ведомство, когда можно все эти документы распределить по уже существующим и вполне справляющимся с работой архивам – федеральному и земельным. Но сама руководительница прилагает массу усилий к тому, чтобы доказать, какое важное и нужное дело они делают, а потому хотели бы заниматься этим и впредь. Причем, вплоть до 2019 года, считает фрау Биртлер. Не подумайте, что она борется просто за то, чтобы усидеть в мягком и теплом кресле. Она покинет этот пост уже в 2011 году, поэтому радеет об интересах дела. И старательно придумывает новые направления работы для своей конторы. Например, надо бы изучить такую животрепещущую тему: «Насколько серьезно «штази» и правящая партия ГДР, а также другие ведомства этого государства пытались повлиять на происходящее в ФРГ? Насколько им это удалось, и какие конкретно цели они себе при этом ставили». Вопрос, почему для этого не хватило предыдущих семнадцати лет, благополучно остается за скобками. А тут как на грех последовали досадные проколы. Независимая экспертиза, проверявшая работу ведомства госпожи Биртлер, обнаружила, что в дружном коллективе трудятся 56 бывших сотрудников «штази»! Но это еще не весь ужас: к ним пришлось добавить сотни бывших служащих министерства внутренних дел ГДР, полиции, прокуратуры, военных... Без большого риска ошибиться можно предположить, что подвизались они там, скорее всего, на конторской, технической или архивной работе, и потому их прежний опыт был госпоже Биртлер весьма кстати. Но ей все же пришлось долго оправдываться, уверяя, что у нее не было намерения «оскорбить чувства жертв режима». Диссидентское прошлое удачно зачлось, но министр культуры Бернд Нойман, твердый приверженец того, что это ведомство давно пора прикрыть, получил в руки сильные козыри. Еще одна промашка вышла с обнаруженными якобы новыми документами, проливавшими свет на так называемый «шиссбефель» – приказ об открытии огня по тем, кто пытался нелегально пересечь германо-германскую границу. Именно то, что руководители бывшего ГДР отдали этот приказ, вменялось им всем в вину на публичных процессах начала 1990-х годов. Позже выяснилось, что никакой особой новизны в обнаруженных документах не было и ведомство опять подверглось публичному осмеянию. Бернд Нойман не пропустил удачного момента и положил на стол концепцию, в соответствии с которой Карфаген должен быть разрушен, простите, архив должен быть расчленен. Но фрау Биртлер продолжает сражаться за будущее своего ведомства с яростью львицы, обороняющей детеныша. Для нее подобный подход «абсолютно не подлежит обсуждению». А, собственно, почему? Она полагает, что в земельных архивах эти документы будут закрыты для доступа. Ей возражают на это, что они и там будут храниться в особом режиме, в соответствии с которым все граждане бывшей ГДР имеют право ознакомиться с той их частью, которая касается их лично. То есть выяснить, а что же это там «штази» на них нарыло? Другое дело, что те, кого это живо интересовало, давно уже все узнали. Прочим, видно не очень и надо рыться в доносах, чтобы узнать, кто же на них стучал. Как говорится, что было, то быльем поросло. Во всяком случае, руководитель Федерального архива ФРГ Хартмут Вебер выразил свою позицию недвусмысленно: нет никаких ни профессиональных, ни правовых оснований, препятствующих передаче архивов «штази». Зато есть другие основания: министр культуры Нойман представляет в правительстве христианских демократов. А социал-демократы полностью разделяют точку зрения Марианны Биртлер, и будут поддерживать ее на всех уровнях. Таким образом, частный, в общем-то, вопрос выплыл в высшую сферу партийных противоречий. По общему согласию, принципиальное решение о судьбе ведомства предстоит принять не затягивая. Правда, каким оно будет – пока неясно. Андрей ГОРЮХИН №10(15), 2007
no image
Проблема

Впервые я услышал это лет 15 назад. Коллега, долго проработавший в Брюсселе, безапелляционно заявил: «Бельгия давно распалась бы, если бы фламандцы и валлоны знали, как поделить Брюссель». Тогда это показалось смешным, невероятным – лихой фразой для красного словца. Теперь дело...

Впервые я услышал это лет 15 назад. Коллега, долго проработавший в Брюсселе, безапелляционно заявил: «Бельгия давно распалась бы, если бы фламандцы и валлоны знали, как поделить Брюссель». Тогда это показалось смешным, невероятным – лихой фразой для красного словца. Теперь дело не до шуток. После парламентских выборов, состоявшихся в этой стране 10 июня, она до сих пор, к моменту написания этих слов, живет без правительства. Дело не в политических хитросплетениях и не в сложном соотношении сил, проявившемся после голосования. Идеологически близкие силы, представляющие две разные языковые общины Бельгии, не могут договориться по национальному вопросу. Говоря упрощенно, положение выглядит так. Фламандцы, которые живут на севере страны, говорят на фламандском (голландском) языке и образуют сейчас 60% населения, хотят все большей самостоятельности. Они опираются при этом на то, что сейчас они богаче и экономически более развиты, чем их соотечественники-валлонцы. Последние говорят по-французски и оказались победнее после того, как пришли в упадок отрасли, создавшие в прошлом их богатство и лидерство в стране – металлургия, текстиль и прочие. Вне зависимости от политико-идеологической ориентации, господствующим настроением среди фламандцев является желание отделиться от соседей по федеральному государству. Их политические лидеры хотят оставить за ним лишь дипломатию и оборону, а все остальное передать на места, в области, включая налоговые, иммиграционные и другие вопросы общенационального значения. Под этим есть экономический подтекст – более бедная Валлония получает из казны средства на различные, в том числе социальные нужды. Более богатая Фландрия считает, что это происходит за ее счет, что она содержит бедных бездельников. Налицо обычный набор аргументов, проявляющихся в подобных ситуациях. На это наслаиваются и давние обиды, и взаимное отчуждение двух основных общин Бельгии (есть еще и крошечное германоязычное меньшинство). На протяжении почти всей истории страны ее элитой, культурным авангардом были валлоны, с пренебрежением относившиеся к простакам-фламандцам. Теперь роли поменялись, а две общины так и не научились даже говорить на языке друг друга. Расхожая присказка нынешних фламандцев про современных валлонов: те, дескать, так глупы, что даже не могут выучить фламандский язык... А как иначе, если в школах больше внимания уделяют иностранному английскому, чем языку соседей по федеральному государству. Опросы населения в последние недели раз за разом показывают, что для бельгийцев перспектива распада их королевства перестает быть запретной темой. Уже каждый четвертый фламандец признается, что не возражал бы против раздела Бельгии. Проблема упирается действительно в географию. Столица страны Брюссель (одновременно столица ЕС и НАТО) вместе с пригородами – территория франкофонная, но находится посередине фламандских земель. В случае раздела кому она отойдет? Это – самый, пожалуй, существенный тормоз на пути сепаратизма. Есть еще, конечно, и проблема государственного долга: как его делить? Есть проблема монархии: к кому отходит она? Но это затмевает брюссельский вопрос. ...Недавно все газеты мира обошла забавная бельгийская история (к слову, по-французски «бельгийская история» – значит, «анекдот»). Один бывший журналист из этой страны выставил на известный интернет-аукцион Бельгию на продажу. Стартовая цена – 1 евро. Скоро этот необычный лот был снят с торгов, хотя уже цена шла на миллионы. Удачна шутка или нет – пусть каждый судит сам. Но ее автор так решил привлечь внимание к положению этой вполне благополучной европейской страны. Если скоро у нее все же появится правительство и удастся на этот раз найти компромисс и точки соприкосновения, где гарантия, что после очередных выборов в парламент перед Бельгией не встанет та же проблема? Андрей СЕМИРЕНКО №10(15), 2007
no image
Проблема

Европейский Союз поддерживает тесные связи со многими африканскими странами и оказывает многим из них гуманитарную и иную помощь, причем зачастую в масштабах, больших, чем кто бы то ни было в мире. Разумеется, на всех уровнях проводятся и политические консультации. Одной из них должен...

Европейский Союз поддерживает тесные связи со многими африканскими странами и оказывает многим из них гуманитарную и иную помощь, причем зачастую в масштабах, больших, чем кто бы то ни было в мире. Разумеется, на всех уровнях проводятся и политические консультации. Одной из них должен будет стать саммит ЕС-Африка, намеченный на декабрь этого года в стране-председателе Союза – Португалии. Это вторая подобная встреча за всю историю отношений. Предыдущая проводилась семь лет назад. Что саммит принесет европейско-африканским связям, мы еще увидим. Но уже сейчас ясно, что для взаимоотношений внутри Союза он может стать еще одним яблоком раздора. Дело в том, что во встрече должен был бы принимать участие президент Зимбабаве Роберт Мугабе. Но ему – единственному из всех африканских лидеров – закрыт въезд в страны Европейского Союза. Это решение было принято в 2002 году, когда выборы, приведшие лидера партии ЗАНУ к власти, были признаны в Европе вызывающими большие сомнения. Столь непримиримую точку зрения всеми силами продвигала, прежде всего, Великобритания, которая помимо обычных для нее мотивов поддержки демократии очень озабочена тем, что Р.Мугабе беззастенчиво притеснял и притесняет белое население своей страны, отбирая у «потомков белых британских колонизаторов» лучшие земли. Потом он награждает ими своих сторонников, «борцов с мрачным наследием прошлого». Вот почему новый британский премьер Гордон Браун заявил вполне однозначно: если приедет Мугабе, то не приеду я. Скандал? Еще какой! Тем более что африканские лидеры вовсе не намерены оставлять своего коллегу за бортом саммита. Президент Замбии Леви Мванаваза уже заявил, что если Мугабе не будет приглашен, то и он не видит необходимости принимать участие в работе форума. Позиция британцев, помимо того, что они не хотят допустить нарушения принятого запрета на въезд зимбабвийского президента, состоит еще и в том, что шумный скандал отвлечет внимание от сущностных проблем, которые предстоит обсуждать в Португалии – борьба с бедностью, нелегальная иммиграция, изменения климата, образование, здравоохранение и тому подобное. Разруливать ситуацию предстоит теперь португальцам, которым явно не позавидуешь. Без всякой вины они оказались между молотом и наковальней. Какой удастся найти выход? Снизить уровень политического представительства Британии, все же сохранив ее в числе участников? На это Лондон может не пойти. Пригласить Гордона Брауна в неофициальном качестве? Слишком прозрачная натяжка. Похоже, без потерь выкрутиться все же не удастся. Андрей МОСКВИН №10(15), 2007
no image
Ситуация

Итальянцы провели целый день без покупки любимой «пасты» – так на Апеннинах называются все виды макаронных изделий, которые, как знает всякий уважающий себя гурман, являются самостоятельным первым блюдом, а не вульгарным гарниром ко второму блюду. С такой инициативой выступили 4 ассоциации по защите прав потребителей, чтобы...

Итальянцы провели целый день без покупки любимой «пасты» – так на Апеннинах называются все виды макаронных изделий, которые, как знает всякий уважающий себя гурман, являются самостоятельным первым блюдом, а не вульгарным гарниром ко второму блюду. С такой инициативой выступили 4 ассоциации по защите прав потребителей, чтобы выразить протест против стремительного подорожания не только любимой итальянской еды, но и всех мучных изделий, а также множества других продовольственных продуктов и услуг. Трудно сказать, сколько итальянцев действительно совершили над собой усилие и целый день не покупали «пасту». Организаторы говорят о падении продажи в этот сентябрьский день хлеба и макарон на 50%, эксперты скептически оценили эти данные, но не в этом суть. Суть в быстром росте стоимости повседневной жизни, которая, как и во многих других странах, не находит отражения в официальной статистике. Цифр и сравнительных данных приведено множество, и они нередко противоречат друг другу. В данном случае можно ограничиться такими: официальные темпы инфляции в Италии по итогам 2007 года должны составить 1,7%. При этом цены на продовольствие поднимутся на 20%. Конечно, как и во всякой развитой стране, доля продовольствия в потребительской корзине составляет немного – 15%. Но если учесть, что в Италии самые дорогие в ЕС бензин и электроэнергия, то картина получается своеобразная. Почему ассоциации потребителей призвали бойкотировать именно «пасту»? «Действительно, дорожает не только она, – признают организаторы. – Это распространяется на все основные продукты, такие как молоко, хлеб, яйца, а также железнодорожные билеты, свет и так далее. Мы выбрали «пасту», поскольку этот товар для Италии символичен». Какие же претензии к цене на макароны? В нынешнем году пачка спагетти подорожала на 20 евроцентов. Пустяк? Для другой страны, может быть, и пустяк. А в Италии в среднем один человек съедает ежемесячно 1,4 кг «пасты». Ассоциации потребителей посчитали, что в годовом исчислении на среднестатистическую семью это обернется тратой дополнительно 700 евро. Обменный курс к рублю узнать легко – считайте сами. Приводятся и другие цифры. За 20 лет цена на макаронные изделия в Италии поднялась на 750%! Фабриканты ссылаются на подорожание зерна и муки. Однако возьмем только 2007 год, особо неудачный для зерновых как из-за погодных условий в целом в мире, так и из-за модного увлечения биотопливом, когда вместо продовольственных целей многие культуры перерабатываются на экологически чистое топливо. В некоторых случаях в Италии отдельные виды «пасты» подорожали с начала года на 50%, тогда как мука – на 13%. Было бы неправильно видеть в происходящем исключительно итальянское явление. В соседней Франции, которая также славится великолепной кухней и любовью своего населения вкусно поесть, происходит нечто подобное. Конечно, таких зрелищных проявлений протеста нет, но символический барьер преодолен: во многих парижских булочных цена знаменитого французского хлеба типа «багетт» достигла 1 евро, тогда как еще летом она колебалась в пределах 75-95 евроцентов за штуку. В целом, к концу года Федерация предприятий хлебопекарной промышленности страны ожидает роста цен на свою продукцию на 8%. За несколько десятилетий государства Европейского Союза, Франция и Италия в первых рядах, добились таких выдающихся достижений в аграрной области, что не только смогли кормить себя и часть окружающего мира, но и сталкивались с хронической проблемой перепроизводства. В условиях голода во многих регионах мира можно пускаться в морализаторство на тему «одни голодают, другие не знают куда девать». Но рыночная экономика живет по своим законам. В итоге ЕС платил большие деньги за сдерживание производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции, хранение излишков – ради поддержания уровня цен, предотвращения их обвала. Первым среди таких товаров было сливочное масло. Теперь получается другая картина. За год цена на молоко удвоилась – с 2 тысяч до 4 тысяч евро за тонну. Газета «Фигаро» подсчитала, что в ЕС для удовлетворения спроса не хватает миллиарда литров молока. В итоге сливочное масло подорожало за этот период на 40%. Крупнейшие компании, производящие молочные продукты в Европе, объявляют о росте цен на все изделия, от йогуртов до сыров – на 4-5% в год. Эта тенденция просматривается в ЕС в птицеводстве, производстве куриных яиц, свиноводстве, изготовлении шоколада, фруктовых соков, выращивании овощей и фруктов и многого другого. Подобное происходит и в других отраслях экономики: подорожание древесины ведет к росту цены бумаги и стройматериалов. Так что суточное воздержание итальянцев от «пасты» скрывает более серьезное явление, а не просто локальный курьез. Вопрос в том, насколько долго сохранится эта новая тенденция и к каким глобальным сдвигам она приведет, если не окажется неприятным, но все же эпизодом. Светлана ФИРСОВА №10(15), 2007
Финансы & банки
no image
Энергетика

ЕС закрывает свой рынок В тиши кабинетов брюссельской штаб-квартиры Евросоюза идет подготовка к закрытию энергетического рынка сообщества для иностранных компаний. Рассматриваются два варианта. Либо предоставить Европейской Комиссии право изучать и отводить кандидатуры зарубежных инвесторов, скажем, «Лукойла» или «Газпрома». Либо попросту объявить...

ЕС закрывает свой рынок В тиши кабинетов брюссельской штаб-квартиры Евросоюза идет подготовка к закрытию энергетического рынка сообщества для иностранных компаний. Рассматриваются два варианта. Либо предоставить Европейской Комиссии право изучать и отводить кандидатуры зарубежных инвесторов, скажем, «Лукойла» или «Газпрома». Либо попросту объявить топливно-энергетический комплекс ЕС «стратегическим сектором», что будет означать: чужих просят не беспокоиться, их не допустят до покупки крупных пакетов акций, а тем более до полного поглощения европейских компаний в сфере ТЭК. Конфиденциальная информация оказалась у журналистов английской газеты «Файнэншл таймс», которые пришли к выводу, что замысливаемые меры будут направлены на «ограничение доступа иностранных компаний в энергетический сектор», в частности – в газораспределительные и электросети, и что под прицелом, в первую очередь, Россия и Саудовская Аравия. В этих странах, считают в ЕС, для европейских компаний введены «ограничения на инвестиции», а, следовательно, нужно требовать взаимности. Однако, нельзя не заметить того, что итальянская корпорация «Эни» выкупила газовые активы ЮКОСа и будет развивать их в партнерстве с «Газпромом», а другая ее компатриотка «Энель» получила разрешение Федеральной антимонопольной службы на приобретение 100% акций ОГК-5. Одновременно, как известно, французская «Тоталь» вместе с «Газпромом» займется освоением гигантского Штокманского месторождения. В свою очередь и Москва имеет претензии: зачастую попытки российского бизнеса внедриться на рынки ЕС наталкивались на дискриминационные препоны. Андрей Кондаков, глава департамента экономического сотрудничества МИД РФ, свидетельствует: «Часто, когда речь заходит о допуске наших компаний на внутренний рынок энергетических услуг ЕС, перед нами возникают непреодолимые защитные барьеры. Это касается и углеводородного сектора ТЭК, где действует негласная система квот на закупки из России, и атомной энергетики, где существуют неблагоприятные условия по доступу российских товаров ядерного топливного цикла на западноевропейский рынок». Сейчас камней преткновения могут навалить еще больше. Еврокомиссия продолжает юридически оформлять принцип разделения собственности энергетических корпораций, что означает: транспортировка газа и электроэнергии должна быть отделена от бизнеса по их добыче и производству. Если этому принципу будет придан нормативный характер, то тогда от «Газпрома» потребуют продать все его газотранспортные активы в Европе. Но эта компания стоит на том, что невозможно разделить бизнес на добывающий и транспортный без ущерба интересам потребителей. Более того, стало известно, что в Германии, скажем, вот-вот появится закон, который перекроет кислород иностранным компаниям, если они позарятся на немецкую энергетику, телекоммуникации или железные дороги. Александр Лившиц, знающий экономист, умеющий сложные понятия изложить обиходным языком, рассуждает в «Известиях» так: «Недавно американцы накостыляли китайцам. Ограничив импорт труб, бумаги, креветок, трусов и гвоздей. Те ответили адекватно. Тут же нашли какую-то заразу в заокеанских куриных ляжках, свинине и апельсиновом соке. Бразильцы обидели украинцев. Придрались к их замечательной пшенице. Грибок там, видите ли, завелся. Будто не знают, что грибы растут не в полях, а в лесах. Наверняка поусердствовали конкуренты из других стран. Наябедничали местным властям. Не захотели делиться рынком с братьями-славянами. Протекционизм как лишай. Поразил торговлю. Пополз дальше. На рынок капиталов...» Вывод из публицистического пассажа, сорвавшегося с уст А.Лившица, таков: мировые центры экономической силы последовательно отказываются от принципов свободной торговли. Переходят в глухую оборону. Называется это протекционизм, защитой собственных интересов. Если так пойдет дальше, то словосочетание «свободный рынок» станет нелепостью. И лозунгом дня станет: ты – чужой, уходи из моей песочницы. Владимир МИХЕЕВ №10(15), 2007
no image
Транспорт

На этот раз – «зеленая» Французские власти намерены принять поистине революционные меры в области защиты богатой природы своей страны. Разработанный общенациональный проект закладывает основы кардинальных изменений в области энергетики, сельского хозяйства, дорожной сети и здравоохранения. Реализация намеченного плана должна значительно повлиять на...

На этот раз – «зеленая» Французские власти намерены принять поистине революционные меры в области защиты богатой природы своей страны. Разработанный общенациональный проект закладывает основы кардинальных изменений в области энергетики, сельского хозяйства, дорожной сети и здравоохранения. Реализация намеченного плана должна значительно повлиять на образ жизни населения Франции. Одобрить или отвергнуть предлагаемые меры призвана национальная конференция, намеченная на конец октября, в которой примут участие представители правительства, экологических движений и предпринимателей. Что же выносится на рассмотрение этого авторитетного форума? Предлагаемые меры коснутся, прежде всего, автомобилистов, поскольку, согласно подсчетам экспертов, автомобильный транспорт «виновен» в выбросах в атмосферу четвертой части всего объема углекислого газа. Поэтому предусмотрено снизить разрешенную максимальную скорость на автострадах до 120, а на второстепенных дорогах – до 80 километров час. Вводится в действие принцип «Кто загрязняет, тот должен платить», стимулирующий использование малолитражных автомобилей и увеличивающий налоги на мощные лимузины. Не остались без внимания перспективы производства биогорючего и будущее атомной электроэнергетики. Наряду с этим, к 2015 году планируется перевести все жилые дома на низкий уровень потребления энергии с помощью современных, наиболее экономичных технологий. Свое веское слово в обсуждении всех этих проблем предстоит сказать французской общественности: сейчас в стране развернулась дискуссия среди сторонников и противников предлагаемых мер в защиту экологии. Михаил ПАНОВ Кстати Потепление климата на планете дает о себе знать все больше, в том числе, неожиданным способом. Тревожное открытие сделали ученые Европейского космического агентства: впервые за все время наблюдений, в этом году растаяли льды в одном из районов Арктики, что фактически открывает новый морской путь между Европой и Азией через Гренландию и Канаду. То есть, отныне теоретически судно, которое отправилось, например, из Испании (Атлантический океан), может прибыть в Японию (Тихий океан), минуя Панамский канал! При этом, разумеется, сохраняется огромный риск столкновения с айсбергами, поэтому этот маршрут мореходы вряд ли начнут использовать в обозримом будущем. №10(15), 2007
no image
Транспорт

Святая вода из французского города Лурда, места массового паломничества верующих, останется под запретом для провоза даже в самолетах специальной авиакомпании, которую недавно создал Ватикан. Европейская Комиссия не прислушалась к робкому призыву Европейского Парламента пересмотреть введенные в 2006 году жесткие ограничения на провоз жидкостей в ручной клади авиапассажиров....

Святая вода из французского города Лурда, места массового паломничества верующих, останется под запретом для провоза даже в самолетах специальной авиакомпании, которую недавно создал Ватикан. Европейская Комиссия не прислушалась к робкому призыву Европейского Парламента пересмотреть введенные в 2006 году жесткие ограничения на провоз жидкостей в ручной клади авиапассажиров. Поводом для этого, напомним, стало выявление британской полицией группы исламистов, готовивших серию терактов в самолетах. Они собирались пронести на борт внешне безобидные жидкие вещества, из которых на борту можно было бы создать взрывчатку. Евродепутаты подавляющим большинством голосов (464 против 158 при 70 воздержавшихся) приняли документ, в котором высказались против действующих правил. Испанец Игнаси Гуарданс, ставший инициатором этого демарша, положил в основу своего проекта невозможность выявить имеющимися средствами взрывчатку в различных жидкостях. Правда, предлагалось не отменить действующий запрет, а поискать новые технологии, позволяющие это сделать. Член Европейской Комиссии Жак Барро, ответственный за вопросы транспорта, отклонил этот призыв: «Отказ от нынешней нормы без предоставления альтернативы означает увеличение рисков. Я не готов подвергнуть ему пассажиров. Я также не намерен увеличивать риск отрасли пассажирских авиаперевозок, связанный с экономическими последствиями возможного теракта». №10(15), 2007
Открываем старый свет
no image
Калейдоскоп

Среди многочисленных греческих добровольцев, боровшихся минувшим летом с сильнейшими лесными пожарами, был и 85-летний Маноли Глазос, человек-легенда. Он сражался со стихией в районе между городами Каламатой и Спартой, несмотря на то, что в его организм вживлен искусственный кардиостимулятор. В молодости...

Среди многочисленных греческих добровольцев, боровшихся минувшим летом с сильнейшими лесными пожарами, был и 85-летний Маноли Глазос, человек-легенда. Он сражался со стихией в районе между городами Каламатой и Спартой, несмотря на то, что в его организм вживлен искусственный кардиостимулятор. В молодости этот герой антинацистского сопротивления трижды был приговорен к смертной казни, провел в тюрьме около 12 лет, и 4 года – в изгнании. Сегодня Маноли Глазос полон сил и планов. По его признанию, энергию ему придает стремление «жить полной жизнью и не вредить никому». Кроме того, он отметил пользу регулярного послеобеденного сна – сиесты.   Бог любит троицу? С необычным природным явлением впервые в жизни столкнулся опытный британский садовник Джон Андерсон: в августе в одном из парков расцвела магнолия, причем, в третий раз с начала весны! Речь идет о растении новозеландского происхождения, которое до этого в последние годы цвело дважды. Садовник объясняет этот феномен потеплением климата.   Ничего святого Пассажиры чартерного рейса, арендованного Ватиканом для паломников, которые посетили французский город Лурд, были вынуждены оставить на таможне во Франции святую воду, которую они набрали из местных источников. В строгом соответствии с новыми нормами безопасности в воздухе, запрещающими перевозку жидкости, французские таможенники конфисковали все флаконы и бутылки емкостью более 100 миллилитров. Просьбы и мольба верующих оставили их равнодушными. В результате один из пассажиров предпочел влить в себя всю немаленькую бутыль воды, чем оставлять ее в аэропорту.   Поменьше хлопот Авиакомпания «Эр Франс» намерена ввести биометрические пропуски на рейсы своих самолетов, чтобы ускорить оформление пассажиров перед рейсами с помощью сканирования отпечатков их пальцев. С этой целью пассажир должен добровольно оставить отпечаток пальца на индивидуальной чип-карте. Этим людям будет позволено проходить в специально оборудованные электроникой выходы на посадку. В экспериментальном порядке новую систему должны сначала апробировать около тысячи сотрудников французской авиакомпании – одной из крупнейших в мире.   Часть фонарей погаснет? Знаменитый во всем мире квартал «красных фонарей» в Амстердаме лишится сразу трети своих борделей. Дело в том, что мэрия приняла предложение бизнесменов превратить часть этих заведений в магазины и обычные гостиницы. Отцы нидерландского города согласились с тем, что, хотя проституция в стране официально не запрещена, секс-индустрия в Амстердаме чрезмерно разрослась, и в этом квартале пышным цветом расцвела преступность, в том числе, отмывание «грязных» денег. С критикой намерения властей выступил Голландский союз сексуальных работников (есть, оказывается, и такое объединение), заявивший, что проституция просто уйдет «в тень».   Не называйте поросенка Наполеоном Журналист лондонской «Таймс», став коллекционером самых несуразных законов, представил итог своего собирательства. Одни законы – пережитки нашего общего дикого прошлого. Другие – плоды сумрачного воображения современников. Кто, согласитесь, будучи в здравом уме, мог предложить в штате Техас закрепить в своде основных правил инструкцию для преступника: он обязан устно или письменно предупреждать жертву о предстоящем преступлении не менее чем за 24 часа до его совершения? В городе Йорке по-прежнему не возбраняется убивать шотландцев в стенах древнего города, если они имеют при себе луки и стрелы. Французам запрещено давать поросятам имя Наполеон. Британским подданным мужского пола разрешено справлять нужду в публичном месте при одном условии: если они направят струю на заднее колесо своего автомобиля, а правой рукой будут держаться за этот самый автомобиль. Для итальянцев в городе Тропея действует закон: «Женщинам, которые толсты, уродливы или некрасивы, запрещается появляться на пляже в раздетом виде». Правом оголяться пользуются лишь «молодые женщины, которые достойны того, чтобы превозносить красоту женского тела». Если вы в Британии наклеите на конверт вверх тормашками почтовую марку с портретом британского монарха, то это квалифицируется как акт государственной измены. А если в Сальвадоре будете пойманы за рулем в нетрезвом виде, то вас могут и расстрелять. Ну а если вы женщина и живете в штате Вермонт, то пользоваться вставной челюстью можете только при наличии письменного разрешения от мужа. №10(15), 2007
no image
Привычки и Нравы

Имеется безошибочный способ в любой компании отыскать голландца, скандинава или жителя Северной Германии. Для этого надо просто сказать волшебное слово «матьес», и вы тут же увидите, как у каждого из них загорятся глаза. В чем секрет? Всего лишь в том, что жители приморских...

Имеется безошибочный способ в любой компании отыскать голландца, скандинава или жителя Северной Германии. Для этого надо просто сказать волшебное слово «матьес», и вы тут же увидите, как у каждого из них загорятся глаза. В чем секрет? Всего лишь в том, что жители приморских государств с большим почтением относятся к рыбе вообще и к селедке в частности. Правда, звания «матьес» удостоится далеко не всякая селедка, а лишь самая молодая, не достигшая способности к воспроизведению себе подобных. Собственно, и само это слово произошло от сокращенного голландского «маагдекенс хаеринг», то бишь селедка-девственница. Но одного возраста мало. Со свежепойманной сельдью должны еще в море обойтись особым образом, изобретенным голландцем Вильхельмом Бекельзуном. Это именно ему в 1395 году пришло в голову делать надрез между жаберными дугами и вынимать через него внутренности. Единственное, что нельзя было извлечь таким способом – это поджелудочная железа. Именно содержащиеся в ней энзимы и придают «матьес» тот неповторимый аромат, которым она прославилась. Правда, для полноты картины надо еще сложить пойманную рыбу в дубовую бочку и около пяти дней выдержать в рассоле. Немудрено, что самые большие любители «матьес» – это голландцы, которые отмечают начало сезона – 31 мая – с такой же помпой, как национальный праздник. В этой стране для подлинных знатоков есть только один способ употребления излюбленного деликатеса: берете целую рыбу за голову и целиком отправляете ее в рот. Туда же за нею следуют репчатый лук и шнапс – и дело сделано. В Германии филе «матьес» предпочитают есть в ином сочетании – в сметанном соусе с добавлением яблок, укропа и лука. Это называется «а ля Хаусфрауен арт» – по-домашнему. Существенное дополнение: то, что достойно называться настоящей «матьес», можно попробовать только в начале июня. А все, что станут предлагать позже, будет, как говорится, похоже, да не одно и то же. Разница примерно такая же, как между блюдом из свежего мяса и порцией тушенки из жестяной банки. Андрей ГОРЮХИН №10(15), 2007
no image
Открываем старый свет

Лондонский журнал «Экономист» опубликовал новый рейтинг стран, где лучше всего жить. Первую строчку в нем заняла Норвегия, а исследовано было около 200 государств. Если раньше было хорошо, где производилось больше богатства, то сейчас в понятие «качество жизни» вошло множество иных факторов. Эксперты,...

Лондонский журнал «Экономист» опубликовал новый рейтинг стран, где лучше всего жить. Первую строчку в нем заняла Норвегия, а исследовано было около 200 государств. Если раньше было хорошо, где производилось больше богатства, то сейчас в понятие «качество жизни» вошло множество иных факторов. Эксперты, привлеченные британским изданием, приняли во внимание различные данные – от степени свободы для предпринимательства и цен на жилье до числа мест в государственных детских садах и количества использованных противозачаточных средств. Эта скандинавская страна с 4,7 миллиона жителей вновь заняла первое место. Там бережно относятся к природе, население уверено в завтрашнем дне и наличии работы, обеспечено равенство между мужчинами и женщинами, высока средняя продолжительность жизни и даже миллионеров (долларовых) в среднем приходится на душу населения больше, чем в иных краях: их целых 55 тысяч. Вторая и третья в рейтинге – Исландия и Австралия. Далее следуют Ирландия, Швеция, Канада, Япония и США. Девятую строчку разделяют Швейцария, Финляндия и Нидерланды. Попутно в исследовании попадается много забавных деталей. Например, самые дорогие в мире офисные помещения – в Лондоне. В Бельгии больше всего телевизоров на душу населения, а дольше всего могут рассчитывать прожить жители Андорры – в среднем, 83 года. №10(15), 2007
no image
Открываем старый свет

Да-да, именно Рейна, а не Ориноко или Амазонки. Причем, живут эти пернатые пришельцы в ветвях прирейнских платанов в окрестностях Висбадена и Майнца так, как будто существовали здесь испокон веков. Согласитесь, можно счесть подлинным наваждением тысячную стаю попугаев, устроившую жуткий гвалт и...

Да-да, именно Рейна, а не Ориноко или Амазонки. Причем, живут эти пернатые пришельцы в ветвях прирейнских платанов в окрестностях Висбадена и Майнца так, как будто существовали здесь испокон веков. Согласитесь, можно счесть подлинным наваждением тысячную стаю попугаев, устроившую жуткий гвалт и свару из-за наиболее удобного дерева, на котором можно провести ночь. Трудно поверить, что происходит это в отнюдь не тропической Германии. Откуда все же взялись эти крылатые обитатели рейнских берегов? Говорят, что в 60-е годы прошлого века ожереловых попугаев Крамера (Psittacula krameri) во множестве завозили из Индии. И во время одного из ураганов, случающихся в Германии каждый год, на вольер с экзотическими птицами упало дерево, проломившее ограждение, и пичуги разлетелись кто куда. Легенда? Вполне возможно! Но твердо можно сказать, что попугаи, происходящие из региона, простирающегося от Сенегала до Шри-Ланки, успешно выжили и не испугались немецкой зимы, невиданно суровой по сравнению с тем, к чему они привыкли на родине. Теперь поголовье «рейнских попугаев» составляет несколько тысяч экземпляров. Самая крупная колония поселилась в Кельне, две поменьше – в Майнце и Висбадене, а совсем маленькие – в Вормсе, Людвигсхафене и Гейдельберге. Если вы думаете, что речь идет о малютках – ничуть не бывало. Ожереловые попугаи достигают 40 сантиметров в длину! Ну ладно, непривычный климат – еще куда ни шло. Но пропитание? Где эти птицы добывают себе хлеб насущный? Оказывается, и с этим у них все в порядке! Они в изобилии поглощают семена растений, косточки различных плодов, причем, делают это почти без разбора, так, что удивляются даже видавшие виды биологи. Например, они с удовольствием щелкают косточки незрелых вишен, поглощая зерна, в которых содержится немало синильной кислоты, в больших количествах вызывающей паралич органов дыхания. Едят «птички божии» и ядовитые плоды тиса. То есть, без корма они не останутся даже в самой трудной ситуации. Обитают стаи попугаев, как правило, в центре городов. Во-первых, их привлекает мягкий микроклимат. Во-вторых, в городских парках и садах, засаженных разнообразными растениями, легче прокормиться. А в-третьих, постоянное освещение в темное время дня позволяет найти защиту от безжалостных ночных охотниц – сов. По словам сотрудников городской администрации, приглядывающих за «вынужденными переселенцами», далеко не все немцы в восторге от неожиданного соседства. Есть и такие, кто не прочь «перестрелять» пернатых, поскольку они не относятся к «исконно местным видам птиц» и почти не имеют естественных врагов. Но сказать, что они расплодились сверх меры, пока все же нельзя. Хищные птицы и холодные зимы сдерживают рост популяции. И никаких опустошений, подобных тем, что случаются в Индии, ожереловые попугаи не производят. «Да, шуму ужас сколько. Да, помету от них тоже пропасть, – говорят местные жители. – Но мы к ним уже привыкли. И совсем не хотели бы от них избавиться». Андрей ГОРЮХИН №10(15), 2007
no image
Ноу-Хау

Мировой автомобильной промышленности давно надоела роль главного козла отпущения, на которого возлагают основную вину за глобальное ухудшение климата, выброс в атмосферу вредных газов, мелкодисперсной пыли и бог знает чего еще. Достается за это и германским автопроизводителям. А между тем мало...

Мировой автомобильной промышленности давно надоела роль главного козла отпущения, на которого возлагают основную вину за глобальное ухудшение климата, выброс в атмосферу вредных газов, мелкодисперсной пыли и бог знает чего еще. Достается за это и германским автопроизводителям. А между тем мало кто из других отраслей промышленности прилагает столько усилий для того, чтобы как-то выправить ситуацию. Вот пример: концерн «Ауди» создал автомобиль с двигателем, работающим на природном газе. За основу этого мотора взят бензиновый движок, с весны этого года устанавливаемый на модель «Ауди А3». Его модифицировали таким образом, чтобы он мог одновременно использовать и альтернативные виды топлива, например сжатый природный газ. Новое авто прошло 420 километров, израсходовав 21 килограмм газа. К тому же у него «на всякий пожарный» предусмотрен и резервный 15-литровый бензобак, которого хватит еще на 180 километров. Двигатель этот отдает 163 лошадиных силы при крутящем моменте 260 ньютонметров. Автомобиль развил максимальную скорость в 228 километров в час, показав при этом достойную приемистость – от 0 до 100 километров в час он разгоняется за 8,9 секунды. Но это все технические подробности. А вот экологическая характеристика явно прольет бальзам на раны защитников окружающей среды: выброс двуокиси углерода у этого двигателя на 20% меньше, чем у бензинового. Эксплуатационные расходы тоже будут весьма значительно снижены – на целых 58%. Правда, произойдет это почти исключительно за счет налоговых послаблений. Параллельно инженеры концерна разрабатывают и двигатель, работающий на биоэтаноле. За каждые 100 километров пробега он будет выбрасывать в атмосферу на 40 граммов меньше двоукиси углерода. На рынке это авто может появиться уже в 2009 году. Инженеры Байройтского университета решили порадовать экологически сознательных любителей двухколесного транспорта. Они разработали модель мотоцикла, который может двигаться как на бензине, так и на газе. Два газовых баллона смотрятся как дополнительные выхлопных трубы, а их содержимое позволяет мотоциклу мощностью в 130 лошадиных сил промчаться около 100 километров. Но старания автопроизводителей не производят особого впечатления на Европейскую Комиссию, которая продолжает стоять на своем: к 2012 году выбросы двуокиси углерода должны составлять 120 граммов на 100 километров пробега – и все тут! А Ставрос Димас, ответственный в исполнительном органе ЕС за охрану окружающий среды, пообещал, что нарушителей этого требования будут подвергать карательным санкциям. В ответ на эти угрозы автомобильные концерны выдвинули встречные претензии. По их мнению, ориентиры Европейской Комиссии слишком умозрительны и не учитывают, что машины имеют различные размеры и вес, а потому и допустимые объемы выбросов надо рассчитывать в каждом конкретном случае. Иначе производители дорогих лимузинов и малолитражек окажутся в очевидно неравных условиях. К тому же, сами покупатели вовсе не стремятся приобрести именно экологически наиболее продвинутое авто. То есть на словах-то, конечно, все «за», но вот когда приходится тряхнуть мошной, то сознательности хватает не у всех. Тем более, что раскошеливаться приходится подчас на довольно кругленькую сумму. Тот же «Ауди А3» с комбинированным бензиново-газовым движком стоит примерно на 3 тысячи евро дороже обычного. Вот почему не стоит удивляться, что за весь 2006 год было продано всего 5278 комбинированных автомобиля, 4220 с двигателями на жидком газе и 11555 – на природном. Все вместе это составляет незначительную долю общего объема проданных на самом крупном автомобильном рынке Европы новых машин – 0,5 процента. Поневоле задумаешься над тем, для чего же заставляют стараться автопроизводителей? Не иначе как для галочки... Ведь приоритеты немецких покупателей распределяются следующим образом. На первом месте – надежность и экономичность, на втором – требования безопасности. И только потом, да еще с большим отставанием – экологичность. А ведь в последние 15 лет на то, чтобы сократить выбросы углекислого газа на 25% автоконцернами были потрачены огромные силы и немалые средства. Но потребители не спешат проголосовать своим кровным евро за расширение объемов производства подобных изощренных новинок. Андрей ГОРЮХИН №10(15), 2007
no image
Ноу-Хау

Уникальная команда создана в рядах итальянской полиции: 150 специально обученных стражей порядка завершили сложнейшую полуторалетнюю подготовку, чтобы начать бороться с подделками вина! «Мы прошли этот курс, чтобы стать экспертами, научиться выявлять методы действий тех, кто занимается фальсификацией вин, – рассказал журналистам...

Уникальная команда создана в рядах итальянской полиции: 150 специально обученных стражей порядка завершили сложнейшую полуторалетнюю подготовку, чтобы начать бороться с подделками вина! «Мы прошли этот курс, чтобы стать экспертами, научиться выявлять методы действий тех, кто занимается фальсификацией вин, – рассказал журналистам глава новой структуру полковник Паскуале Муджео. – Насколько мне известно, в Европе нет других полицейских сил, имеющих сравнимую квалификацию в области вина». По его словам, честные виноделы счастливы в связи с появлением новой команды. Если разобраться, то речь идет о серьезной экономической проблеме. Италия с 2006 года стала крупнейшим экспортером вина в мире, опередив Францию. Там производится более 300 наименований вин, а из кассы ЕС поступают сотни миллионов евро в виде субсидий, которые особенно привлекают мошенников. По словам полковника Муджео, чаще всего фальсификаторы используют поддельные этикетки, выдавая одну марку вина за другую, а также используют всевозможные добавки, чтобы изменять химический состав и вкусовые качества напитка, вплоть до производства порошка, который с помощью воды превращается в нечто, отдаленно напоминающее вино. «Качество может оказаться довольно приемлемым», – признает он. Ну, а об обычных приемах, например, о добавлении сахара для повышения градуса или использовании столового винограда в качестве сырья, и говорить не приходится. Светлана ФИРСОВА №10(15), 2007
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) – проект № 07-03-02021а Так получилось, что на протяжении длительного времени мне пришлось взаимодействовать с Советом Европы. Работая в центральном аппарате министерства иностранных дел, я занимался этой организацией в тот момент, когда Россия...

Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) – проект № 07-03-02021а Так получилось, что на протяжении длительного времени мне пришлось взаимодействовать с Советом Европы. Работая в центральном аппарате министерства иностранных дел, я занимался этой организацией в тот момент, когда Россия еще только оформляла свои права и обязательства в отношении Совета. Речь о периоде, когда разрабатывались первые программы двустороннего сотрудничества, Страсбург открывался для участия в его структурах российским экспертам и представителям, когда принималось решение о нашем вступлении в это авторитетное международное объединение. Кроме того, мне довелось довольно продолжительное время работать в самом Совете Европы. И хотя в последнее время занимаюсь, в основном, другой тематикой, СЕ остается для меня чем-то родным и близким. Даже, несмотря на те якобы острейшие противоречия, которые у нас есть в отношениях с этой организацией, и которые в прошлом приходилось пропускать через себя. Совет Европы, как и любая крупная международная организация, является важным международным инструментом. Но не более того. Любой инструмент хорош, если вы умеете играть на нем. Любой инструмент плох, если вы извлекаете из него визгливые или скрежещущие звуки, иначе говоря – не умеете им пользоваться. Проиллюстрирую это утверждение одним, может быть не самым радостным, но весьма показательным эпизодом из моей практики в Совете Европы. ... Начинается военная акция международной коалиции в Афганистане. Я в это время исполняю обязанности постоянного представителя России при Совете Европы. После того, как мы несколько лет последовательно проваливаем все резолюции главного органа СЕ – Комитета министров – с осуждением России за якобы имевшие место нарушения гуманитарного права на территории Чечни, получаю из Москвы несколько странное и неожиданное указание. Мне поручают провести в Комитете министров резолюцию, осуждающую США за нарушения гуманитарного права в Афганистане. Решаю перепроверить, что к чему. Делаю звонок в Москву. Делюсь своими соображениями. Мол, провести такую резолюцию не проблема. Но может выйти боком для нас же самих. Создадим прецедент. Потом придется отыгрывать назад. Причем, с большими политическими издержками. Ну и вообще, может получиться некрасиво. В ответ получаю отповедь. Дескать, из столицы виднее. Вам дали поручение – выполняйте. Нытье прекратить, ждем результатов, а не рассуждений. Я собираю «кокус» Совета Европы на уровне послов и передаю им, пока в конфиденциальном порядке, проект резолюции, который мы подготовили. Неформальная группа состоит из представителей страны, председательствующей в Совете, стран, входящих в Бюро Комитета министров, и наиболее активных, наиболее крупных государств. В СЕ тоже есть «великие державы». Только называются они несколько иначе – главными плательщиками в бюджет СЕ. Это пятерка европейских государств. В послевоенные годы бывшие противники – Великобритания, Франция, Италия и Германия – искали, как бы преодолеть тяжелое наследие прошлого. Что сделать, чтобы трагедия не повторилась. В этих целях при создании Совета Европы они договорились, что будут иметь в нем равный статус, отличающийся от статуса всех остальных государств-членов. По вступлении в Совет, Россия сразу же вошла в эту привилегированную группу. Мы и вступали туда на том условии, что сразу окажемся в статусе «великой державы» на европейском континенте. Так вот, «кокус» собирается. Представители рассаживаются по креслам. Председательствующий дает нам слово, и мы сообщаем всем о нашей инициативе. Первая реакция: «Это невозможно! Как же так! О чем вы говорите?!» Я поясняю: «Гуманитарное право нарушается? – Нарушается. Мы должны реагировать? – Должны. Это входит в нашу компетенцию? – Да. А если входит, вот проект резолюции». Меня урезонивают: «Прецедента не было. США не являются полноправным членом Совета. Они заседают в нем на правах наблюдателя. И вообще!» Главное, конечно – «и вообще». Я настаиваю: «Престиж организации пострадает, если мы промолчим». Оппоненты приводят еще десяток аргументов против внесения проекта резолюции. Но на каждый аргумент всегда есть контраргументы. Дискуссия затягивается. Наконец, договариваемся собраться через пару дней. Они нужны послам, чтобы доложиться, посоветоваться со столицами, получить соответствующие инструкции. Через два дня собираемся снова. Мне говорят, что все отослано в столицы и идет сложный процесс согласования. Вы догадываетесь, как работают Совет Европы и Европейский Союз. Кропотливая работа по согласованию позиций и поиску взаимных компромиссов может идти месяцами. Но ни меня, ни партнеров такие темпы не устраивают. Это другой случай. Вопрос острый, и решение надо принимать в сжатые сроки. Встречаемся еще через два дня. Результат и поразительный, и ожидаемый. Все крупнейшие страны Европы и Европейский Союз единогласно высказываются в поддержку проекта резолюции, осуждающей США за нарушения гуманитарного права в Афганистане. Соответственно проект получает статус официального документа. Он вносится в Комитет министров и безотлагательно идет на ближайшее пленарное заседание по политическим вопросам. Рапортую домой о выполнении поставленной передо мной задачи. Предполагается, что резолюция может быть утверждена уже на следующий день. Однако за этот короткий промежуток времени многое меняется. Мгновенно получаю из Москвы указание не допустить принятия резолюции, осуждающей США за нарушения гуманитарного права. То ли смеяться, то ли плакать – не очень понятно. Хотя я не очень переживаю. Все прекрасно понимают, что Европа не пойдет на прямое столкновение с США. Тем более, по столь щекотливому делу. Как бы этого и не хотелось некоторым. То, что резолюцию нельзя принимать, всем понятно. Вопрос только в том, кто ее провалит, кто сломает консенсус. Своими руками я это делать не собираюсь. Но у Вашингтона есть верный союзник. И в Совете Европы тоже. Это Анкара. Не спеша, давая возможность постпредам парочками и группами выходить в соседние помещения, добираемся до соответствующего пункта повестки дня. Зал заседаний застывает в напряженном молчании. Все затаивают дыхание. Но до «скандала» в трансатлантических отношениях дело не доходит. Представитель Турции своевременно берет слово и заявляет, что он категорически «против». По залу проносится глубокий вздох облегчения. Проект даже не ставится на голосование. Сенсация не состоялась. Еще одна «крупная политическая инициатива» отправляется на свалку истории. Тем не менее, в принципе, сенсация могла состояться. Турцию можно было изолировать. Дело техники. Или, по крайней мере, «завесить» ситуацию. Потом пригласить на обсуждение американского представителя, и пошло-поехало. Просто никто не захотел связываться. Как видите, Совет Европы, как и любая другая крупная международная организация, прежде всего, является инструментом. С его помощью можно добиваться любых или почти любых результатов. Все зависит от того, есть ли политическая воля. Владеем ли мы технологией работы в соответствующей организации. Приведенный эпизод свидетельствует об этом особенно рельефно. Но он не является ни единственным, ни уникальным. Могу подтвердить и проиллюстрировать высказанное мною утверждение длиннейшим списком других, не менее убедительных случаев. Прошло уже достаточно много времени, и говорить об этом можно теперь совершенно спокойно. Очень коротко приведу только еще несколько примеров. Возьмем, скажем, политические вопросы. Проблематикой ближневосточного урегулирования в Совете Европы занимается Парламентская Ассамблея. При подготовке резолюций ПАСЕ по БВУ и смежным вопросам влияние российской парламентской делегации является определяющим. Ее участники принимают самое непосредственное участие в их написании, согласовании и утверждении. Достаточно сказать, что с авторитетом председателя одной из партийных групп ПАСЕ, признанного знатока Ближнего Востока, члена Ассамблеи от России М. Маргелова мало кто будет спорить. Ко всему прочему, он является докладчиком ПАСЕ на этом направлении. Подготовка соответствующих резолюций и рекомендаций ПАСЕ входит в его компетенцию. Столь же весом голос российских представителей, в целом, в Совете Европы по проблематике борьбы с международным терроризмом и объединению потенциала европейских стран для противодействия этой «чуме XXI века». И еще один чрезвычайно показательный пример. Крупнейшим событием в недавней истории Совета Европы стал его Третий саммит. Очередная встреча глав государств и правительств стран-членов СЕ прошла в Варшаве весной 2005 года. Саммиты – центральное событие в жизни Совета. Они утверждают его приоритеты. Задают вектор его развития на годы вперед. На первом саммите в Вене в 1993 году европейские лидеры договорились о реформе Европейской Комиссии и Европейского суда по правам человека и создании единого наднационального судебного органа. Они дали старт подготовке уникального международно-правового акта – Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств. Фактически дали добро на всеобъемлющее расширение СЕ и включение в него России и всех других европейских стран бывшего социалистического лагеря. Второй саммит СЕ осенью 1997 года определил модальности работы СЕ после завершения основного этапа расширения. Он проходил уже с участием президента России. В том, что касается Третьего саммита, представители России были уже, конечно, ведущими игроками СЕ при его подготовке и проведении. Именно они настояли на том, чтобы Совет оставался организацией общей компетенции по масштабу и тематике своей деятельности и не замыкался на обсуждение лишь ограниченного числа досье. Они добились, чтобы СЕ в большей степени учитывал императивы международного сотрудничества, диктуемые глобализацией. Большой вклад в работу саммита внесла Парламентская Ассамблея. Сейчас она продолжает вести мониторинг принятых на нем решений. Но все основные предложения к саммиту, утвержденные Ассамблеей, были написаны докладчиком от Российской Федерации. ПАСЕ потом очень гордилась основательностью и весомостью внесенного ею пакета. Им же была подготовлена резолюция ПАСЕ с оценкой промежуточных результатов реализации итоговых документов саммита, критикой упущений и недоработок Комитета министров. Показательно, что последний из названных мною текстов вообще прошел без поправок, иначе говоря, на ура. Я уж не говорю о том, насколько мощно и насыщенно Российская Федерация провела свой срок председательства в Комитете министров, который закончился в ноябре 2006 года. Председательство не просто удалось. Оно, по гамбургскому счету, продемонстрировало всем, на что способен Совет Европы. Значит, мы умеем работать в СЕ! Умеем, и очень здорово. Проблема для нас лежит в другой плоскости. Она в том, что в Москве, к сожалению, утрачено понимание, зачем вообще нам нужен Совет Европы, и какой должна быть в его отношении стратегия России. Нынешняя ситуация напоминает забавную историю. Сделали как-то большой воздушный шар – по какому-то торжественному поводу. Наполнили его теплым воздухом, пригласили в гондолу группу ведущих европейских политиков, стали понемногу отпускать веревку, и те, якобы, полетели. Ожидалось, что будет штиль. Однако что-то не предусмотрели. Поднялся ветер. Веревка лопнула, и воздушный шар понесло. Шар мчится, хоть и на небольшой высоте и с небольшой скоростью. Но все же люди в гондоле напуганы и растеряны. Куда они летят, непонятно. Видят – внизу велосипедист едет. Они ему кричат радостно: «Скажите, где мы, что мы, куда мы летим?» Он отвечает: «Вы сидите в гондоле воздушного шара и летите прямо, куда вас несет ветер». Путешественники, оказавшиеся ими поневоле, обиделись и говорят: «Сразу видно, что перед нами юрист». Велосипедист удивился и, в свой черед спрашивает, мол, как они узнали. Те подпускают шпильку: «Очень просто. Вы отвечаете на вопросы, которые вам не задают, рассуждаете о том, что и так всем понятно, и не говорите о том, что от вас ждут». Тут пришла очередь юристу насупиться. «Ах, так, – он негодует. – Хотите, я вам скажу, кто вы такие. Вы наверняка политики, причем, высокопоставленные». Люди в гондоле развеселились и интересуются у него, чем они себя выдали. Он им и отвечает: «Да очень просто. Только политики могут не знать, где они находятся, куда их несет, и что им делать». Вот такая история. Проблема заключается, таким образом, в том, чтобы разобраться, ради чего, под какие цели Российская Федерация собирается на нынешнем этапе своего развития выстраивать отношения с Советом Европы и внутри него. Хочу еще раз заострить внимание на том, что российское председательство в организации показало: Россия может и должна быть ее лидером. У нас для этого есть все. Мы можем задавать повестку дня. Способны придавать весомое, универсальное звучание тому, что делаем. Можем добиваться тех прагматических целей, которые перед собой ставим. Европейская общественность вообще только за время нашего председательства уяснила для себя, что Совет Европы – это такая влиятельная и авторитетная международная организация. Что Европейский Союз ее еще не поглотил. Что она по-прежнему существует. Интеллектуальные, дипломатические, экспертные круги многих стран открыли для себя, что Россия является членом СЕ. До последнего времени это вообще либо упускалось ими из виду, либо, по тем или иным причинам, забывалось или замалчивалось. Но председательство прошло. Мы снова собираемся погрузиться в летаргический сон. Тогда все опять вернется на круги своя. Совет Европы в чем-то будет нами потерян. Конечно, катастрофой для России это не станет. Но мы многого лишимся. И очень осложним себе жизнь. Те вопросы, по которым в СЕ были расхождения с другими странами, отложены в долгий ящик. Те вопросы, по которым они собирались точить на нас зубы, тоже отложены на потом. Важные инициативы не доведены до конца. Что-то было всего лишь намечено. Новые интересные начинания только стали пробивать себе дорогу. Все может пойти в том же конфронтационном ключе, что и раньше, до председательства. Чтобы этого не случилось, нужно, в конце концов, определить, что Совет Европы значит для России, какую отдачу от него мы хотели бы получить, как мы будем там работать. Итак, попробуем максимально коротко, конечно же, в упрощенном виде сформулировать, что же нам должно дать участие в работе этой организации. На мой взгляд, полезность Совета Европы для России можно свести к нескольким основным направлениям деятельности. Совет Европы – это трибуна для изложения российской точки зрения на принципиальные вопросы внутреннего и внешнего развития стран и народов континента. В СЕ мы всегда можем объясниться. Можем заставить наших партнеров понять, почему что-то происходит так, а не иначе, заставить считаться с нашей позицией. Если этого не происходит, значит, мы элементарно не дорабатываем. Кроме того, СЕ – это механизм межправительственного, межпарламентского, межнационального сотрудничества и диалога культур и цивилизаций. Насколько эффективным может быть предоставляемый им механизм взаимодействия, показывает анализ любого многостороннего договора СЕ. Взаимные обязательства, принимаемые в соответствии с ними 40 и более государствами, заменяют сотни двухсторонних соглашений, которыми опоясывается континент. И еще – я пытался показать это на конкретных примерах – СЕ является инструментом внешнего влияния и внутреннего развития. Инструментом для того, чтобы работать по указанным направлениям, по всем вопросам европейской повестки, уже обсуждаемым или только возникающим на горизонте. Для России эффективно использовать такой инструмент было бы и важным, и нужным. Но эффективно пользоваться им Москва станет только тогда, когда начнет играть определяющую роль в формировании повестки дня организации и через нее, в некотором смысле, всей Европы. Когда захочет и научится играть такую роль. Ведь Россия только в последнее время, да и то, исключительно в контексте своего председательства, стала навязывать выгодную ей повестку дня, акцентировать те вопросы, которые представляют интерес для нее как части Европы, и которые важны для континента в целом. На некоторое время Москва смогла стать и выразителем, и рупором европейских интересов. Зачастую найти компромиссное решение, опираясь на потенциал и влияние страны, Москве даже легче, чем другим странам. Так, Москва поддержала просьбу Парламентской Ассамблеи о том, чтобы включить ее в диалог с Европейским Союзом. На уровне всей организации он ведется в формате «2+2». В нем принимают участие министры иностранных дел стран, председательствующих в СЕ и ЕС, генеральный секретарь СЕ (высшее должностное лицо организации) и председатель Европейской Комиссии. Ассамблея хотела бы, чтобы диалог шел в формате «3+3» с участием ее председателя и председателя Европарламента. В ответ на обращение, Брюссель поручил проработать его своей юридической службе. Та подготовила заключение, согласно которому смена формата категорически отвергалась. Мол, подключение к консультациям парламентариев на столь высоком уровне означало бы нарушение учредительных договоров ЕС. Расширить формат не получится. ЕС не обладает необходимыми полномочиями. Удовлетворить просьбу Ассамблеи никак нельзя. Это невозможно по юридическим основаниям. Нет нужды объяснять, что, узнав о реакции ЕС, ПАСЕ была разочарована. Особенно, с учетом отрицательного отношения в Страсбурге ко многим другим шагам, предпринимаемым Брюсселем. В негодование пришли и рядовые члены ПАСЕ, и ее руководство. Но Москва, имея возможность представлять интересы СЕ и парламентариев организации, от этой идеи не стала отказываться. Ведь сохранение и поддержание целостности Большой Европы, построение Большой Европы без разделительных линий, осуществление конкретных мер, способствующих этому, отвечает нашим долгосрочным интересам. В итоге удалось найти элегантное решение из арсенала самого ЕС: председатель Парламентской Ассамблеи Рене ван дер Линден по его просьбе был включен в состав российской делегации на консультациях без, вроде бы, формального изменения их формата. Стать доминирующей силой при формировании повестки дня ЕС – задача не одного дня. Ее не удастся решить так же просто, как в отношении Рене ван дер Линдена. Но, если мы хотим получать реальную отдачу от нашего участия в СЕ и переналадить ее деятельность в выгодном нам направлении, браться за нее придется. Рано или поздно. Лучше, как можно быстрее. Рычагов влияния на повестку дня организации несколько. С инициативной постановкой вопросов можно выступать в Комитете министров. Это наиболее короткий и действенный путь. Ведь именно Комитет рассматривает их в последней инстанции и утверждает. Существенный вклад в формирование повестки дня вносит Ассамблея. Кроме того, что она работает по своей собственной программе, она еще и дает большое число поручений и рекомендаций КМСЕ. Часть из них Комитет кладет под сукно. С другой частью напряженно работает. Кроме того, Комитет не имеет права оставлять рекомендации ПАСЕ без ответа. Должен он реагировать и на индивидуальные парламентские запросы. Причем, с соблюдением требования единогласия. Здесь у российской парламентской делегации в ПАСЕ имеются значительные резервы. Наконец, не следует забывать об огромном количестве самых разнообразных органов межправительственного сотрудничества, созданных СЕ. Это рабочие и редакционные группы, комитеты экспертов, консультативные комитеты, комитеты правительственных представителей, постоянные комитеты и т.д. Именно они образуют кровеносную сеть СЕ. Они на базовом уровне согласовывают, что и как делать организации. Через них самым простым и естественным образом осуществляется влияние. Через них, в первую очередь, надо «прогонять» все предложения и инициативы. Начинания, с которыми выступают рабочие органы, заблокировать бывает неимоверно сложно. Они живут своей собственной жизнью, отдельно от той страны или эксперта, которые в свое время их подтолкнули. Значит, все наши эксперты, представители и наблюдатели в органах межправительственного сотрудничества должны быть нацелены на результативную работу. Важно, чтобы они не только присутствовали на заседаниях, участвовали в обсуждениях и высказывали свою точку зрения, но и активно проводили ее в жизнь, лоббировали российских специалистов, НКО и исследовательские центры, продвигали такие предложения, которые имеют непосредственное отношение к российским реалиям. Иначе говоря, важно, чтобы все они были на своем месте и по своим профессиональным качествам могли выступать в роли лидеров. Если Москва готова и намерена активно действовать по всем трем трекам, ей надо организовать соответствующую работу, прежде всего, у себя дома. Для этого нужно сформировать отраслевые и междисциплинарные советы, условно, содействия СЕ в составе коллективов специалистов, ученых, экспертов, которые занимаются самыми разными вопросами – иммиграцией, религией, статусом беженцев, реформированием пенсионной и социальной систем, системы образования и т.д. Подобных направлений десятки, если не сотни. Советы могли бы действовать при соответствующих министерствах и ведомствах, делегациях в ПАСЕ и Конгрессе местных и региональных властей Европы, верховных судебных органах, общественных организациях. Это не так важно. Главное, чтобы они взяли на себя тиражирование полезного передового опыта, аккумулируемого СЕ и государствами-членами, и обсуждение того, на решение каких, реально интересующих нас проблем, надо перенаправить потенциал организации. Координирующая роль осталась бы за Межведомственной комиссией по делам Совета Европы. Но только из бутафорской, безвластной и бессильной структуры ее надо превращать в мощный орган государственного управления. Стране нужно, чтобы он эффективно обслуживал наше участие в деятельность СЕ и наладил хороший деловой контакт по проблематике СЕ с неправительственными организациями и экспертным сообществом. Как представляется, системная работа с Советом Европы и в Совете Европы даст всем лучшее понимание того, почему и для чего СЕ нужен России и россиянам. Она ответит на вопрос, что и как нужно делать внутри страны, чтобы идти вперед, не оступаясь и не оглядываясь. Она сделает предельно ясным, при каких условиях наши отношения с соседями по Большой Европе смогут стать более дружественными и даже союзническими. © Марк ЭНТИН, д.ю.н., профессор, директор Европейского учебного института при МГИМО (У) МИД России (Из выступления в Дипломатической академии МИД России) №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Установление льготных режимов осуществления хозяйственной деятельности на определенной ограниченной территории государства представляется довольно распространенным явлением в международной экономической практике, получившим название экономического зонирования. По данным ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), к началу 2006 года в 120 странах мира насчитывалось порядка 3 тысяч особых экономических зон,...

Установление льготных режимов осуществления хозяйственной деятельности на определенной ограниченной территории государства представляется довольно распространенным явлением в международной экономической практике, получившим название экономического зонирования. По данным ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), к началу 2006 года в 120 странах мира насчитывалось порядка 3 тысяч особых экономических зон, обеспечивающих рабочими местами около 50 миллионов человек. Объем произведенной экспортной продукции оценивается в 600 миллиардов долларов. По оценкам специалистов, в настоящее время функционируют около 1500 предпринимательских зон, более 700 экспортно-производственных зон, включая зоны свободной торговли, около 450 научно-промышленных парков и примерно 700 зон специального назначения (оффшорные центры, зоны рекреации, эколого-экономические районы, туристические центры и т.д.). Разные цели создания подобных зон и различные правила ведения предпринимательской деятельности на их территории обуславливают многообразие терминов для обозначения таких зон и затрудняют сравнительный анализ их правовых режимов. Наиболее общим и самым распространенным названием зон с особыми условиями хозяйствования в мировой практике является словосочетание «свободные экономические зоны», которое используется как родовое понятие. Именно это словосочетание используется в законодательстве многих европейских стран, в том числе и наших соседей (Республики Беларусь, Литвы, Латвии). В Польше и Украине они именуются специальными экономическими зонами. Применяются также в качестве общего понятия названия «свободная зона» (Сербия, Македония), «экономическая зона» (Нидерланды), «предпринимательская зона» (Великобритания, Франция, Венгрия), «промышленная зона» (Чехия, Словакия) либо указывается на конкретные виды зон: зона свободной торговли, свободный порт, свободный склад, промышленный парк, научный парк, технопарк и т.д. Словосочетание «свободные экономические зоны» использовалось и в России в первоначальной редакции проекта федерального закона о зонах с особым режимом ведения предпринимательства. Но потом, совершенно непонятно почему, без какого-либо обоснования оно было заменено на словосочетание «особые экономические зоны», которое стало рассматриваться в качестве синонима понятия «свободные экономические зоны» и родового понятия, охватывающего все виды экономических зон с льготными режимами хозяйствования в России. Опыт создания и функционирования свободных экономических зон (СЭЗ) имеют подавляющее большинство европейских стран, в том числе и Россия. Сравнительный анализ законодательства различных государств о зонах с льготным режимом хозяйствования позволяет выделить общие положения и подходы, определенные особенности и заслуживающие внимания тенденции развития. Во многих европейских странах приняты специальные законы о свободных экономических зонах, а в некоторых сформировалась даже стройная система законодательства о СЭЗ. Наиболее активно такое законодательство развивается в странах Восточной Европы. Возьмем, к примеру, наших соседей. В Республике Беларусь общие правила создания и функционирования СЭЗ определены законом от 7 декабря 1998 г. №123-3 «О свободных экономических зонах». Важные нормы содержатся в указе президента Республики Беларусь от 9 июня 2005 г. №262 «О некоторых вопросах деятельности СЭЗ на территории Республики Беларусь». Кроме того, постановлениями правительства утверждены положения о каждой из шести действующих на территории республики СЭЗ («Брест», «Минск», «Могилев», «Витебск», «Гомель-Ратон» и «Гродноинвест»), в которых конкретизированы льготы, предоставляемые резидентам СЭЗ. В Литве наряду с общим Законом от 28 июня 1995 г. №1-976 «Об основах свободных экономических зон» были приняты законы о создании СЭЗ в Каунасе, Клайпеде и Шауляе. В Латвии действуют специальные законы о каждой из четырех созданных СЭЗ (Закон о Вентспилском свободном порте от 19 декабря 1996 г., Закон о Рижском свободном порте от 9 марта 2000 г., Закон о создании свободной зоны в г. Резекне 1997 г., Закон о Лиепайской специальной экономической зоне от 17 февраля 1997 г.), а также Закон от 27 июня 2001 г. «О применении налогов в свободных портах и специальных экономических зонах». В Польше еще в 1989 г. закон «О хозяйственной деятельности с участием иностранных субъектов» упростил процедуру иностранного инвестирования и стимулировал появление СЭЗ. Более детальные основы создания и функционирования СЭЗ заложил Закон от 20 октября 1994 г. «О специальных экономических зонах», которые дополняют правила, установленные Законом от 27 июля 2002 г. «О государственном содействии». Справедливости ради надо отметить, что расширение Евросоюза и включение в его состав ряда восточноевропейских государств вызвало изменение политики в отношении свободных экономических зон в этих странах. В ряде стран уже в ближайшие годы будет свернута деятельность созданных ранее СЭЗ, и прекратят свое действие льготы резидентам СЭЗ, предоставленные до вступления названных стран в ЕС. В России законодательство об особых экономических зонах (ОЭЗ) состоит из нескольких самостоятельных блоков. Первый из них включает Федеральный закон от 22 июля 2005 г. №116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и принятые на его основе подзаконные нормативные акты. Второй блок – Федеральный закон от 10 января 2006 г. №16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и нормативные акты, определяющие правовой режим названной зоны. Третий блок – Федеральный закон от 31 мая 1999 г. №104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области» и относящиеся к нему нормативные акты. Самостоятельной составляющей выступают нормы налогового законодательства, устанавливающие налоговые льготы и особый порядок уплаты налогов резидентами названных зон. Такая структура законодательства предопределена тем, что общий закон об ОЭЗ не распространяет свое действие на ОЭЗ в Калининградской области и ОЭЗ в Магаданской области. Следует отметить, что в российском законодательстве о зонах с особым режимом хозяйствования наблюдается нечеткость в терминологии и несогласованность в использовании отдельных словосочетаний в различных нормативно-правовых актах. Использование словосочетания «особая экономическая зона» одновременно как родового понятия, охватывающего все виды зон с особыми условиями хозяйствования и предусматривающего множественность федеральных законов о таких зонах (п. 3 ст. 2 Таможенного кодекса Российской Федерации), видового понятия, распространяющего свое действие лишь на промышленно-производственные, технико-внедренческие и туристско-рекреационные ОЭЗ и предполагающего действие одного федерального закона о них (ст. 42 Федерального закона «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации») и индивидуально-определенного понятия, не относящегося к названному видовому понятию (Федеральный закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон «Об особой экономической зоне в Магаданской области») представляется неудачным и не способствует четкости в правовом регулировании. Использование одного и того же термина для обозначения совершенно различных правовых режимов вызывает затруднения при определении сферы действия подзаконных нормативных актов, детализирующих правила, относящиеся к названным правовым режимам. Целесообразным представляется унификация терминологии и использование в Таможенном кодексе Российской Федерации в качестве родового понятия словосочетания «свободные экономические зоны» как самого широкого. Понятие «особые экономические зоны» следует сохранить для выделения всех видов зон, созданных в соответствии с Федеральным законом «Об особых экономических зонах в Российской Федерации». Для обозначения особых экономических зон в Калининградской и Магаданской областях, на которые Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» не распространяется, есть смысл использовать иное словосочетание, с которым действующее законодательство не связывает определенный правовой режим. Например, специальная экономическая зона либо предпринимательская зона, тем более что такие понятия широко используются в международной, в том числе европейской, практике экономического зонирования. Трудно выявить какую-то закономерность в сроках, на которые создаются свободные (особые) экономические зоны. В российском законодательстве установлен 20-летний срок, на который создаются особые экономические зоны. По новому закону ОЭЗ в Калининградской области создана на срок 25 лет. Десять лет до этого здесь функционировала ОЭЗ по ранее действовавшему закону 1996 г. Названные сроки следует оценить как средние. В законодательстве большинства европейских стран эти сроки варьируются от 10 лет (предпринимательские зоны в Великобритании) до 50 лет (СЭЗ «Брест» и «Гомель-Ратон» в Беларуси). Хотя есть примеры и более длительных сроков (СЭЗ «Кадис» в Испании действует с 1929 г.). Анализ правового регулирования деятельности СЭЗ в европейских странах, включая меры государственной поддержки и льготы, устанавливаемые резидентам, свидетельствует о том, что развитие правового режима СЭЗ осуществляется исключительно в рамках национального законодательства. Это относится и к странам, входящим в Евросоюз. Исключение составляет таможенное регулирование, где четко прослеживается унификация правовых режимов. Таможенный кодекс ЕС, утвержденный регламентом Совета Европейского Союза №2913/92, включает положения о правовом режиме свободной зоны и свободного склада. Вместе с тем, происходящие интеграционные процессы в экономике европейских стран требуют гармонизации законодательства о СЭЗ и, прежде всего, определения соответствующего уровня мер государственной поддержки инвесторов в СЭЗ для установления равных конкурентных возможностей. Европейское законодательство имеет тенденцию ограничивать оказание государственной помощи в области экономики, поскольку такая помощь несовместима с рыночными принципами, т.к. она искажает процесс конкуренции путем оказания предпочтения некоторым компаниям или производству некоторых товаров. Согласно статье 87 Договора о создании Европейского сообщества, любая форма государственной помощи в виде дотаций или за счет государственных ресурсов, которая нарушает или грозит нарушить конкуренцию путем создания более благоприятных условий некоторым предприятиям или производству некоторых видов товаров, рассматривается как несовместимая с общим рынком. Высказывается даже мнение, что свободные (особые) экономические зоны в принципе запрещены в Европейском Союзе, т.к. они противоречат политике конкуренции. Однако из этого общего правила есть исключения. Речь идет об оказании помощи для поддержки экономического развития регионов с чрезвычайно низким уровнем жизни или серьезным уровнем безработицы (п. «а» ст. 87) либо помощи, оказываемой для поддержания развития определенных видов экономической деятельности или определенных экономических регионов, которая не должна создавать негативное влияние на условия торговли в той мере, насколько это может противоречить общим интересам (п. «с» ст. 87). Региональная помощь отличается от других категорий государственной помощи тем, что она ограничена определенной географической зоной и преследует цель стимулирования экономического развития именно в данной географической зоне, поддерживая инвестиции и создавая рабочие места. Искажение процесса конкуренции в результате региональной помощи может быть оправдано при условии соблюдения определенных принципов: помощь должна иметь исключительный характер и быть ограничена во времени, направляться в самые неблагополучные регионы и не позволять, чтобы искажение процесса конкуренции в результате такого содействия перевесило преимущества от помощи, направленной на экономическое развитие. Одной из целей создания СЭЗ является привлечение дополнительных инвестиций. В развивающихся странах и в странах с переходной рыночной экономикой акцент, как правило, делается на иностранные инвестиции. Иностранным инвесторам предоставляются соответствующие льготы. СЭЗ в Западной Европе, как и в других экономически развитых странах, ориентированы на привлечение национального частного капитала и установление благоприятного инвестиционного климата для местных предпринимателей. В России первоначально Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. «Об иностранных инвестициях в РСФСР» также устанавливал дополнительные льготы для иностранных инвесторов, осуществляющих инвестиции в СЭЗ. Аналогичный подход был продекларирован в прежнем Федеральном законе от 22 января 1996 г. «Об Особой экономической зоне в Калининградской области». Действующее законодательство России об особых экономических зонах никаких специальных льгот для иностранных инвесторов не содержит. В нем не используются даже понятия «иностранные инвестиции» или «иностранные инвесторы», что в значительной степени сближает подход в предоставлении льгот резидентам СЭЗ с положениями законодательства стран Западной Европы. Но в отличие от промышленно развитых стран, где СЭЗ используются как инструмент развития проблемных, депрессивных и отсталых регионов, в России создание ОЭЗ ориентировано, наоборот, на перспективные в инвестиционном отношении и наиболее благополучные регионы, отбор которых осуществляется на конкурсной основе. Было признано, что создавать ОЭЗ в проблемных регионах (депрессивных или отсталых) для России вещь совершенно бесперспективная, поскольку они не заинтересуют потенциальных инвесторов. Обоснованность такого подхода вызывает сомнения. Существующий порядок и текущие критерии отбора заявок на создание особых экономических зон в России дают существенные преимущества наиболее развитым и благополучным субъектам Российской Федерации и не оставляют никаких шансов победить в этом конкурсе депрессивным и экономически отсталым регионам. Имеющийся негативный опыт 1990-х годов по созданию свободных экономических зон в отдельных из названных регионов не может служить достаточным основанием для лишения указанных регионов возможности создания ОЭЗ. Думается, целесообразно при принятии решений о создании новых ОЭЗ предусмотреть отдельный конкурс для заявок депрессивных и экономически отсталых регионов, чтобы дать возможность использовать механизм особых экономических зон для привлечения инвестиций в такие регионы и выравнивания уровня экономического развития таких территорий с другими регионами. Такой подход позволит осуществить сближение уровня развития территорий не только за счет прямой финансовой помощи из центра, но и посредством использования вполне рыночных механизмов. Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» предусматривает создание трех типов ОЭЗ: промышленно-производственных, технико-внедренческих и туристско-рекреационных. Планируется уже в этом году внести изменения в закон и дополнить названный перечень портовыми ОЭЗ. Целью создания портовых особых экономических зон на территории Российской Федерации является стимулирование развития портового хозяйства и развитие портовых услуг, конкурентоспособных по отношению к зарубежным аналогам. Для портовых особых экономических зон предлагается отказаться от ограничений, связанных с существующим сегодня в Федеральном законе «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» запретом на наличие на момент создания зоны на ее территории имущества юридических и физических лиц, существующих в настоящий момент для промышленно-производственных и технико-внедренческих ОЭЗ, так как портовые ОЭЗ могут создаваться в рамках существующих морских, речных портов и грузовых терминалов международных аэропортов. Принимая во внимание длительный период окупаемости портового хозяйства, высокую стоимость основных фондов, используемых в портовом хозяйстве, и необходимость неизменности правового режима в течение длительного периода времени для гарантии условий ведения предпринимательской и инвестиционной деятельности при принятии норм, ухудшающих условия ведения бизнеса, законопроектом предусматривается увеличение до 49 лет срока, на который предлагается создавать портовые ОЭЗ. Следует отметить, что закон об ОЭЗ 2005 года не допускает возможности создания комплексных зон, включающих элементы правового режима перечисленных выше типов ОЭЗ. Такое жесткое разграничение ОЭЗ по 4 типам представляется не вполне оправданным, так как имеющийся европейский опыт создания комплексных зон показал свою эффективность. Примерами успешно функционирующих комплексных СЭЗ могут служить СЭЗ «Барселона» (Испания), СЭЗ «Санта Мария» и СЭЗ на острове Мадейра (Португалия). Комплексными являются свободные экономические зоны, созданные в Республике Беларусь. Разновидностью комплексных СЭЗ выступают предпринимательские зоны, функционирующие в Великобритании, Франции, Венгрии. В России наиболее очевидными представляются возможности сочетания промышленно-производственной и технико-внедренческой, портовой и промышленно-производственной зон. Отсутствие таких возможностей снижает эффективность правового режима действующих ОЭЗ. Можно правда отметить, что в России уже существует комплексная ОЭЗ. Это ОЭЗ в Калининградской области, правовой режим которой объединяет элементы различных типов ОЭЗ. Более того, на ее территории создается отдельная туристско-рекреационная зона на Куршской косе. Хотя правовой режим ОЭЗ в Калининградской области не вписывается в концепцию общего закона об ОЭЗ 2005 года, который на нее не распространяется, и определен специальным федеральным законом от 10 января 2006 г. Общепризнано, что эффективность свободных экономических зон зависит в основном от трех составляющих: - выгодное экономико-географическое положение; - нормальная инфраструктура; - привлекательный для инвесторов объем льгот. Именно объем предоставляемых льгот вызывает наибольшие затруднения при гармонизации законодательства о свободных экономических зонах, и именно в отношении его велись наибольшие дискуссии при вступлении в ЕС новых членов (Польши, стран Балтии). Хотя и в рамках Евросоюза предоставление льгот при соответствующих условиях не исключается. Помимо государственной региональной помощи, о которой уже говорилось, Регламенты Европейского Союза допускают при определенных обстоятельствах другие виды государственной помощи, которые согласуются с налоговыми правилами ЕС: - государственная помощь при налогообложении предпринимательской деятельности; - государственная помощь на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР); - государственная помощь на развитие экологически безопасных отраслей. В частности, государственная помощь в виде налоговых мер в интересах юридических лиц считается совместимой с правилами Eвросоюза, если она направлена на поддержку экономического развития. Такая помощь может быть предоставлена на основе региональных критериев, особенно если она преследует цель реальной ликвидации серьезных региональных проблем. Наиболее значимыми и интересными для инвесторов в этом плане представляются налоговые и таможенные льготы, установленные для резидентов СЭЗ. Опыт России середины 1990-х годов, нынешний опыт Украины, где законом о государственном бюджете на 2005 г. были отменены все налоговые преференции субъектам СЭЗ, показывает, что интерес к СЭЗ в этом случае резко уменьшается. Не случайно на Украине активно обсуждается вопрос о восстановлении отмененных льгот для повышения инвестиционной привлекательности созданных в свое время 11 специальных экономических зон и 9 территорий приоритетного развития. Объем предоставляемых резидентам СЭЗ налоговых льгот в разных странах существенно различается. Больший их объем характерен для стран, не входящих в ЕС (Россия, Беларусь). Для стран Восточной Европы, недавно вступивших в Европейский Союз, проблема сокращения налоговых льгот в СЭЗ стала предметом серьезных дискуссий. В частности, при переговорах Польши с ЕС Европейская Комиссия считала приемлемыми меры государственной поддержки, предпринимаемые с 1 января 2001 г., но не соглашались принять установленные инвестиционные привилегии, предоставленные инвесторам на основании прежнего законодательства. С трудом Польше удалось сохранить на своей территории на 6 лет 14 СЭЗ для выполнения условий перед инвесторами, решения сложных демографических проблем. Государственная помощь на НИОКР может быть применима в отношении технико-внедренческих ОЭЗ, создание которых предусмотрено как российским, так и зарубежным законодательством, и не противоречит нормативным актам Евросоюза в той мере, насколько оно стимулирует изобретения, научные исследования и технологическое развитие. В Европейском Союзе государственная помощь разрешается всегда, если она направлена на фундаментальные исследования. Согласно ст. 163 Договора о создании Европейского Союза поощряются предприятия, исследовательские центры и университеты в их усилиях в сфере научных исследований и разработке высококачественных технологий. Промышленно развитые европейские страны, на которые ориентируется Россия, в основном отошли от создания промышленно-производственных и сервисных зон. Можно даже сказать, что общей тенденцией развития СЭЗ в Европе является широкое распространение технико-внедренческих зон, которые имеют на практике самые разные названия: научные парки, научно-промышленные парки, технопарки и т.д. Создание и развитие таких зон становится одним из перспективных направлений экономического и научно-технического развития стран Евросоюза. В них ведется разработка принципиально новых технологий, материалов и товаров, осуществляется и экспериментальное производство наукоемкой продукции. Российское законодательство также предусматривает возможность создания технико-внедренческих зон, но количество созданных на практике таких зон очень ограничено. Принято решение о создании лишь 4 технико-внедренческих зон, что для масштабов России явно не достаточно. Для сравнения можно сказать, что в Великобритании таких зон создано около 40, во Франции – около 30, в Германии – около 20. Думается, что реальный положительный эффект от создания технико-внедренческих зон в России проявится только тогда, когда количество созданных зон и масштабы их деятельности превысят определенную критическую массу. Если же ограничиться созданием лишь нескольких таких зон, то можно дискредитировать саму эту идею в связи с мало ощутимым эффектом от их деятельности. В настоящее время правовое регулирование деятельности ОЭЗ в России осуществляется в основном на федеральном уровне. Решения о создании особых экономических зон вправе принимать только правительство Российской Федерации. Попытки принятия на уровне субъектов РФ законов о зонах с особыми условиями хозяйствования расценены Верховным судом как противоречащие закону, так как гражданское и таможенное законодательство отнесены к ведению Российской Федерации. В частности, Верховный суд в своем определении от 24 января 2007 г. по делу №16-Г06-26 оставил без изменения решение Волгоградского областного суда от 3 ноября 2006 г. о признании не соответствующим федеральному законодательству и недействующим Закона Волгоградской области от 31 августа 1998 г. №198-ОД «О зоне экономического развития на территории производства инструмента и технологической оснастки ОАО «Волгоградский тракторный завод". На уровне субъектов России возможно принятие только нормативно-правовых актов в сфере налогового регулирования деятельности резидентов ОЭЗ, которое согласно Конституции Российской Федерации отнесено к совместному ведению РФ и субъектов федерации. Выработка экономической политики в области создания и функционирования ОЭЗ (выбор количества создаваемых зон, их специализация) отнесено в России к ведению федеральных органов, и это соответствует международной практике. Но вот чрезмерная централизация и высокая степень огосударствления в сфере текущего управления ОЭЗ представляется совершенно излишней. В отличие от многих европейских стран в России управление особыми экономическими зонами осуществляется в основном государственными органами. На стадии обсуждения законопроекта об ОЭЗ предлагались различные юридические формы администрации ОЭЗ, включая передачу ее функций коммерческой либо некоммерческой организации. Предпочтение было отдано варианту с государственным органом. В результате основные функции в сфере управления ОЭЗ были возложены на Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами и его территориальные органы. Кроме того, в качестве координирующего органа, утверждающего перспективные планы развития ОЭЗ, а также осуществляющего функции контроля за выполнением соглашений о создании ОЭЗ и расходовании бюджетных средств, выделяемых на благоустройство территории, предусмотрено создание наблюдательного совета, в состав которого наряду с представителями федеральных и региональных государственных органов, муниципальных органов входят представители резидентов ОЭЗ и иных организаций. Органы управления ОЭЗ для выполнения своих функций по созданию за счет бюджетных средств объектов недвижимости, расположенных в границах ОЭЗ и на прилегающей к ней территории, и управлении этими и ранее созданными объектами вправе привлекать акционерное общество, 100% акций которого принадлежит Российской Федерации, или управляющую компанию в порядке, установленном законодательством. Вместе с тем, инициатива создания ОЭЗ может исходить только от высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, который совместно с исполнительно-распорядительным органом муниципального образования подает в правительство России заявку на создание ОЭЗ с обоснованием целесообразности и эффективности ее создания. Законом не предусмотрено участие коммерческих организаций в этом процессе, хотя сотрудничество государственных органов с частным капиталом на этапе создания ОЭЗ представляется целесообразным и есть смысл предусмотреть это в законе. Несколько отличается система органов управления ОЭЗ в Калининградской области, где определенные полномочия по управлению ОЭЗ закреплены за администрацией ОЭЗ, функции которой в настоящее время возложены на министерство экономики Калининградской области. Формирование наблюдательного совета здесь не предусмотрено, как и возможность делегирования функций по управлению управляющей компании. В европейских странах к управлению СЭЗ нередко привлекаются негосударственные структуры. Например, в Литве управление СЭЗ осуществляет победившая на конкурсе управляющая компания, в состав которой назначает по одному члену правительство Литвы и совет муниципалитета той территории, где создана СЭЗ. Управляющая компания является юридическим лицом, ей передается в аренду территория СЭЗ и делегируются определенные управленческие функции. В Латвии управление Лиепайской СЭЗ осуществляется правлением, в состав которого наряду с тремя представителями соответствующих министерств входят три представителя городской думы и три представителя предпринимателей г. Лиепая. Управление экономическими зонами в Нидерландах может передаваться компании публичного права или обществу с ограниченной ответственностью. Похожие примеры можно привести и из практики других стран. Появление законодательства об ОЭЗ дало импульс к активизации осмысленной инвестиционной политики на региональном и местном уровне. Представляется целесообразной поддержка высказанной в письме Российского союза промышленников и предпринимателей председателю правительства РФ идеи создания не только федеральных, но и региональных и муниципальных особых экономических зон, так как на этом уровне можно обеспечить большинство преимуществ, предусмотренных механизмом ОЭЗ (налоговые льготы, снижение административных барьеров, бюджетные вложения в инфраструктуру). В заключение хотелось бы отметить, что при разработке экономических стимулов для потенциальных резидентов ОЭЗ в России и совершенствовании механизмов управления ОЭЗ следует учитывать необходимость гармонизации российского и европейского законодательства и уделить особое внимание рекомендациям относительно государственной региональной помощи и целенаправленной государственной помощи, чтобы обеспечить соответствие с правилами, применяемыми в государствах-членах Европейского Союза. Константин НИЛОВ, к.ю.н., доцент,  зав. кафедрой  предпринимательского права юридического факультета Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

Сотрудничество России со странами Европейского Союза по вопросам, касающимся взаимных поездок граждан, имеет довольно длительную историю. Однако до последнего времени эти вопросы решались исключительно на двухстороннем уровне, хотя в рамках ЕС уже более десяти лет большинство государств-членов осуществляют единую визовую...

Сотрудничество России со странами Европейского Союза по вопросам, касающимся взаимных поездок граждан, имеет довольно длительную историю. Однако до последнего времени эти вопросы решались исключительно на двухстороннем уровне, хотя в рамках ЕС уже более десяти лет большинство государств-членов осуществляют единую визовую политику. Только в 2002 г. в результате переговоров по проблеме Калининградского транзита были подписаны первые соглашения уже между Россией и Европейским Союзом, которые касались транзита российских граждан по территории ЕС. Именно тогда впервые заговорили и о необходимости отмены визового режима между Российской Федерацией и странами Западной Европы. С этого момента был дан старт переговорам между Россией и ЕС по визовой проблематике. На повестке дня было два основных вопроса: в краткосрочной перспективе – облегчить визовые отношения, а в долгосрочной – добиться отмены визового режима. 31 мая 2003 г. на саммите Россия-ЕС, приуроченном к 300-летию Санкт-Петербурга, главы государств РФ и ЕС приняли совместное заявление, в котором определили безвизовый режим поездок граждан как долгосрочную перспективу. Спустя два года, 10 мая 2005 г., в ходе московского саммита Россия-ЕС стороны утвердили «дорожные карты» по созданию общих пространств, одна из которых посвящена вопросам создания общего пространства свободы, безопасности и правосудия. Согласно этой «дорожной карте», Россия и ЕС в очередной раз подтвердили свое желание содействовать облегчению передвижения людей, а также определили в качестве долгосрочной перспективы взаимный безвизовый режим. Кроме того, стороны договорились в краткосрочной перспективе завершить переговоры по упрощению визовых процедур и по соглашению о реадмиссии. 1. Облегчение визовых процедур Спустя еще год, 25 мая 2006 г., между Россией и Европейским Союзом было подписано соглашение об упрощении выдачи виз. Его цель – упрощение на основе взаимности порядка выдачи виз для пребывания на срок не более 90 дней в течение каждого периода в 180 дней гражданам Российской Федерации и Европейского Союза. 19 февраля 2007 г. соглашение об облегчении визовых процедур было ратифицировано Европарламентом, а 7 марта 2007 г. – российской стороной. Согласно официальной позиции Еврокомиссии и правительства России, этот документ открывает путь для облегченных поездок граждан России и ЕС по Европе. Безусловно, заключение соглашения об облегчении визовых процедур является позитивным событием в построении общего пространства свободы, безопасности и правосудия. Лучше иметь что-то, чем ничего. Указанное соглашение предоставляет возможность некоторым категориям граждан России и ЕС дешевле и проще путешествовать по Европе. Но возникает вопрос, насколько велика эта возможность? Иными словами, насколько это соглашение облегчает контакты между простыми гражданами России и Европейского Союза? Представляется, что возможности, предусмотренные соглашением, весьма ограничены. Во-первых, документ упрощает преимущественно процедуру выдачи виз, но не визовый режим. В соответствии с существующим разделением полномочий между наднациональными органами ЕС и государствами-членами, вопросы упрощения визовых процедур относятся к компетенции последних, т.е. национальных органов государств-участников ЕС. Иными словами, в соответствии с Шенгенской конвенцией и договором, учреждающим Европейское сообщество, Совет ЕС и иные институты определяют порядок и условия выдачи шенгенских виз, их формат, порядок и срок действия, перечень третьих стран, граждане которых обязаны иметь визы при пересечении внешних границ Союза и т.д. Все остальные вопросы, а именно, требования, предъявляемые к кандидатам на получение шенгенских виз, перечень документов, сроки изготовления виз, дополнительные основания для отказа в выдаче визы, т.е. все процедурные моменты (вызывать или не вызывать на собеседование, принимать документы лично или по почте, требовать приглашение или нет и т.д.) за счет которых может быть облегчен визовый режим, остались в ведении государств-членов ЕС. Иными словами, сам порядок получения шенгенских виз регулируется преимущественно национальным законодательством. Таким образом, большинство процедурных вопросов, связанных с оформлением виз, не являются частью единой визовой политики ЕС. Вместе с тем, сами государства Союза не являются сторонами соглашения, в то время как для России это соглашение уже стало частью национальной правовой системы. Поэтому не исключено, что в дальнейшем возникнет еще немало вопросов, связанных с исполнением указанного соглашения. Во-вторых, в соответствии со статьей 14 документа, после его вступления в законную силу положения этого акта имеют преимущественную силу по отношению к положениям любого двустороннего или многостороннего соглашения или договоренности между Российской Федерацией и государствами-членами. Вместе с тем, существующие двухсторонние соглашения между Россией и некоторыми государствами-членами (ФРГ, Италия, Польша, Литва) содержат более привилегированные условия для получения виз, чем заключенное соглашение между Россией и ЕС. А двухсторонние соглашения с Литвой и Польшей в отношении жителей Калининградской области являются примером действительно облегченного визового режима. В-третьих, как видно из статьи 4 соглашения, оно распространяется преимущественно на лиц, совершающих служебные поездки. Вместе с тем, лица, совершающие служебные поездки, как правило, не сталкиваются с серьезными проблемами в связи с получением виз. Такие проблемы чаще всего возникают у простых граждан, посещающих за границей своих родных, близких, друзей или совершающих туристические поездки. Новое соглашение, к сожалению, не содержит практически никаких положений, существенно облегчающих поездки для подавляющего числа граждан России и ЕС. Возникает вопрос, что же значительно изменило в визовом режиме заключенное соглашение? Оно предусматривает возможность получения долгосрочных и многократных виз, однако они были всегда, ничто не запрещало получать их и раньше. Сейчас граждане России и ЕС, пересекающие общие границы, сталкиваются с двумя основными проблемами: небольшое число консульских учреждений, ответственных за выдачу шенгенских и российских виз, и необходимость при каждой поездке прилагать официальное приглашение и целый ряд дополнительных документов. Именно эти обстоятельства существенно снижают мобильность людей и препятствуют контактам между гражданами. К сожалению, соглашение не содержит никаких положений, способных решить эти проблемы. Именно поэтому пока нельзя констатировать, что вопрос облегчения визового режима между Россией и ЕС решен. Наиболее приемлемым для сторон вариантом облегчения визовых процедур был бы механизм, ныне существующий для жителей Калининградской области в отношении посещения Литвы и Польской республики, а также для граждан Литвы и Польши, посещающих Калининградскую область. За год странами Шенгенского договора российским гражданам выдается порядка 1,4 миллиона виз, тогда как только литовское и польское консульства в Калининграде выдают жителям области по 100 тысяч виз ежегодно. 30 марта 2005 г. Европейский комитет по правовому сотрудничеству Совета Европы подготовил доклад об опыте стран-членов СЕ в области обеспечения свободы передвижения граждан, где в качестве наиболее удачного в отношении свободы передвижения граждан был отмечен опыт России, Польши и Литвы. 2. Установление безвизовых отношений Второй аспект сотрудничества России-ЕС в области свободы передвижения граждан касается установления безвизовых отношений. 27 августа 2002 г. президент России Владимир Путин направил в адрес председателя Европейской Комиссии и глав государств-членов ЕС послание по проблематике жизнеобеспечения Калининградской области в свете расширения ЕС, в котором было предложено рассмотреть вопрос о переходе в перспективе на безвизовый режим взаимных поездок. Это послание явилось официальным началом переговоров по вопросу безвизовых поездок граждан России и стран Европейского Союза. На удивление, ЕС не отверг возможность установления безвизового режима с Россией, а, напротив, на заседании Совета ЕС в Брюсселе 30 сентября 2002 г. было принято решение рассмотреть отдельно в качестве долгосрочной перспективы вопрос о возможности установления с Россией безвизовых отношений. В самом начале переговорного процесса по данной проблематике (3-4 года тому назад) многие высокопоставленные представители сторон заявляли о возможности перехода на безвизовый режим уже в 2007 г. Однако 2007 г. наступил, но стороны совсем ненамного приблизились к заявленной цели. Очевидно, что для перехода на безвизовый режим они должны соответствовать друг другу по трем основным показателям: 1) Вопросы нелегальной миграции. Ни одна из сторон не должна рассматриваться другой как источник незаконной миграции. 2) Пограничный режим. Стороны должны установить более или менее общие стандарты и принципы работы пограничных и таможенных служб, а также обеспечить углубление сотрудничества между ними. 3) Внутренняя безопасность, уровень преступности. Между сторонами должен быть создан реальный и эффективный механизм международной борьбы с организованной преступностью. Однако с момента начала переговоров об отмене визового режима, т.е. за более чем четыре года, стороны не достигли никакого существенного результата практически ни по одному из показателей. В отношении нелегальной миграции Россия, по оценкам Европола, по-прежнему является одним из основных источников незаконной миграции в страны Европейского Союза. Заключенное соглашение между Россией и ЕС о реадмиссии вряд ли сможет стать эффективным инструментом борьбы с нелегальной миграцией. Уровень сотрудничества в области охраны и контроля за общими границами также остается невысоким. Хотя, безусловно, движение вперед есть. С прошлого года ведутся переговоры о заключении соглашения о сотрудничестве между Европейским агентством по внешним границам и Пограничной службой ФСБ России. И, наконец, третий момент – уровень преступности. Пожалуй, в вопросе отмены визового режима ЕС больше всего беспокоит высокий уровень преступности в России, высокая степень коррумпированности в российских органах власти, и как следствие этого, ненадежность российских проездных документов. К сожалению, до сих пор между Россией и ЕС не создан эффективный механизм борьбы с преступностью. Среди достижений можно назвать заключение в 2003 г. соглашения между правительством РФ и Европолом о стратегическом партнерстве, однако оно не предусматривает обмена оперативной информацией. Согласно этому документу, стороны предоставляют друг другу информацию стратегического характера о способах совершения преступлений, общих тенденциях международной преступности, т.е. ту информацию, которая доступна на интернет-странице Европола. Таким образом, следует отметить, что вопрос об отмене визового режима по-прежнему остается открытым. Очевидно, что до настоящего времени стороны не определили способы и механизмы достижения указанной цели. В ходе встречи президента В. Путина с журналистами в Сочи, он заявил, что Россия хоть завтра готова перейти на безвизовый режим. Однако, несмотря на политические заявления главы российского государства, Россия сама не спешит отменить визовый режим. Иными словами, анализ сегодняшней ситуации показывает, что переход на безвизовый режим по-прежнему остается весьма отдаленной перспективой, и причина состоит не только в нежелании ЕС, но и в очень осторожной позиции России. 3. Калининградский транзит Не потерял актуальности и вопрос о Калининградском транзите. Механизм калининградского транзита работает на протяжении уже четырех лет. Он был разработан в полном соответствии с требованиями шенгенских правил, а именно, Шенгенской конвенции 1990 г., согласно статьи 5 которой пересечение иностранцем внешней границы Союза допускается при условии, что он обладает действующей визой. 22 декабря 2006 г. Еврокомиссия подготовила отчет о функционировании упрощенного транзита, в котором были сделаны выводы о том, что механизм транзита действует достаточно эффективно, претензий со стороны России и Литвы нет, имеется несколько незначительных замечаний, а также предложений по улучшению его функционирования, в частности, по сокращению времени рассмотрения ходатайства о выдаче УТДЖД, сокращению продолжительности и числа остановок на границе, и т.д. В целом, Европейская Комиссия пришла к выводу, что оснований для изменения порядка транзита не имеется. С российской стороны замечаний нет, хотя отдельные политики почему-то высказывают опасения в отношении того, что после вступления Литвы в шенгенскую зону порядок транзита может измениться. Как было отмечено выше, порядок транзита был разработан в полном соответствии с требованиями шенгенских правил, но возникает вопрос: почему он не может соответствовать интересам людей, систематически пользующихся этим транзитом? Почему ЕС не может пойти на изменение шенгенских правил? Тем более что при решении вопроса о Калининградском транзите Комиссия ЕС согласилась изучить вопрос о внесении изменения в шенгенские правила для реализации идеи высокоскоростного поезда Москва-Калининград. Сейчас можно констатировать, что идея высокоскоростного поезда уже похоронена. Было подготовлено технико-экономическое обоснование проекта, которое позволило сделать однозначный вывод – реализация в существующем виде идеи с безостановочным поездом нецелесообразна, прежде всего – с экономической точки зрения. Но если Европейский Союз был готов пойти на изменение шенгенских правил для реализации идеи высокоскоростного поезда, то почему это нельзя сделать для обычных поездов, ведь с точки зрения безопасности государственной границы неважно, с какой скоростью будет двигаться поезд: 200 км/час или 80 км/час. Представляется, что при решении вопроса о калининградском транзите не были исчерпаны все возможности и не стоит останавливаться на достигнутом. Поскольку безвизовый режим пока остается весьма отдаленной перспективой, можно предположить, что в идеале калининградский транзит должен осуществляться по национальным паспортам, на безвизовой основе, но с сохранением контроля на границах Подводя итог, отметим, что, несмотря на отсутствие серьезной положительной динамики в направлении установления безвизового режима, нельзя сказать, что Россия и ЕС стоят на месте. Дело в том, что добиваться облегчения порядка передвижения граждан можно не только посредством достижения взаимных договоренностей и подписания соответствующих соглашений. Добиваться этой цели можно и в одностороннем порядке, путем одностороннего смягчения визовых требований. И это направление имеет серьезный потенциал. В этой связи хотелось бы остановиться на следующих моментах: 1) В прошлом году Советом ЕС совместно с Европарламентом был принят регламент, определяющий упрощенный порядок пересечения границ для лиц, участвующих в приграничном сотрудничестве (local border traffic). Согласно указанному регламенту для лиц, проживающих в приграничных районах, предусмотрен упрощенный порядок получения виз, имеющих тип «L», упрощенный порядок пересечения границы и нахождения на территории ЕС, упрощенный порядок контроля и т.д. И хотя этот порядок распространяется пока только на 35 километровую зону, все-таки это довольно серьезный шаг вперед. 2) В июне 2006 г. Совет ЕС и Европарламент приняли решение, предусматривающее возможность упрощенного порядка транзита через страны ЕС, еще не в полном объеме применяющие шенгенские соглашения. Согласно указанному решению, новые государства-члены ЕС вправе при осуществлении транзита признавать в качестве своей национальной транзитной визы соответствующие визы, выданные другими государствами – членами. 3) В качестве положительного опыта можно назвать и расширение полномочий консульских учреждений. В прошлом году в Калининграде было открыто консульство Швеции, которое по визовым вопросам представляет практически все страны Скандинавии. 4) Нельзя забывать и о российских инициативах. В 2002 г. Калининградская областная дума одобрила законодательную инициативу о внесении изменений в Федеральный закон РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», в соответствии с которым было предложено предоставить гражданам ЕС право безвизового въезда на территорию Калининградской области. В конечном итоге законопроект был отклонен Государственной Думой, но, тем не менее, он продемонстрировал желание калининградских политиков предпринять реальные шаги для обеспечения свободы передвижения граждан. Таким образом, несмотря на отсутствие серьезных достижений в сфере взаимной либерализации порядка передвижения граждан, направления и возможности для дальнейшего сотрудничества имеются, и они, безусловно, должны быть реализованы. Вадим ВОЙНИКОВ, к.ю.н., доцент кафедры международного  и европейского права Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
no image
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ

С момента, когда Конвенция о защите прав человека и основных свобод стала обязательной для Российской Федерации, прошло девять лет. За это время Россия вышла на первое место по количеству обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): по состоянию на 1 января 2007 г. на рассмотрении Европейского суда по правам...

С момента, когда Конвенция о защите прав человека и основных свобод стала обязательной для Российской Федерации, прошло девять лет. За это время Россия вышла на первое место по количеству обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): по состоянию на 1 января 2007 г. на рассмотрении Европейского суда по правам человека находилось 19300 дел в отношении России. Кроме того, за это время в отношении нашего государства Судом было вынесено более 250 постановлений, т.е. решений по существу. Исходя из того, что ЕСПЧ рассматривает индивидуальные жалобы, следовало бы ожидать, что практика этого международного суда в отношении Российской Федерации будет представлять собой некое лоскутное одеяло, сотканное из множества самых разных решений. Но, как показали прошедшие девять лет, особенность постановлений ЕСПЧ в отношении нашей страны состоит том, что большинство из решений типичны и без труда могут быть классифицированы в несколько групп. При этом анализ этих групп показывает, по сути, что Суду удалось вскрыть наиболее острые и актуальные проблемы российской правовой действительности. Цель этого обзора – раскрыть и проанализировать основные группы нарушений Европейской конвенции по правам человека, установленные решениями ЕСПЧ в отношении России. I. Длительное неисполнение судебных решений Самую многочисленную группу постановлений ЕСПЧ в отношении России составляют решения по делам, связанным с неисполнением вступивших в силу судебных решений органами государственной власти. В основном, это дела о взыскании невыплаченных сумм пособий и пенсий, дела о взыскании компенсаций за неправомерные действия государственных органов или о представлении положенных по закону льгот (к примеру, квартиры или автомобиля); и заявителями по таким делам, как правило, выступают физические лица. Первым в череде подобных дел было решение ЕСПЧ по делу Бурдова, которое касалось неисполнения в течение нескольких лет Управлением социальной защиты населения решения суда о выплате заявителю компенсации за вред здоровью, возникшему в связи с его участием в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В качестве причины неисполнения судебного решения должник ссылался на «отсутствие средств». Рассматривая это дело, ЕСПЧ решил, что отсутствие денежных средств у государства не может служить оправданием для неисполнения решения суда. При этом Суд не отрицал, что в определенных случаях задержки могут быть оправданы, однако указывал, что такие задержки не могут сводить на нет само право, гарантированное ч.1 ст. 6 конвенции. В решении по делу Вассермана ЕСПЧ подчеркнул, что не являются таким оправданием трудности в работе государственной службы судебных приставов или сложности функционирования бюджетных структур органов государственной власти. Неисполнение судебных решений Суд квалифицирует как нарушение ч. 1 ст. 6 конвенции, ссылаясь на то, что «право на суд» было бы иллюзорным, если бы оно не было подкреплено гарантией исполнения вступившего в силу судебного решения; поэтому исполнение решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть «судебного разбирательства» по смыслу ст. 6, и судебные решения должны исполняться государством в течение разумного срока. В деле Яворивской присужденные судом денежные средства в течение долгого времени не удавалось взыскать с муниципального учреждения – больницы. Несмотря на положение Конституции РФ о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, ЕСПЧ не сделал отступления от своей прецедентной практики и признал, что понятие «государственная организация» не исчерпывается органами центрального правительства, и в случаях, когда государственная власть децентрализована, это понятие включает в себя любой национальный орган власти, осуществляющий публичные функции. На основании этого Суд сделал вывод: государство должно нести ответственность за долг муниципального учреждения. II. Затягивание срока рассмотрения гражданских и уголовных дел Суд установил нарушение ч. 1 ст. 6 Конвенции в целом ряде случаев, касавшихся неоправданного затягивания срока рассмотрения дел в российских судах. И если ЕСПЧ в деле Левшиных признал чрезмерным срок в три года, в течение которого длилась тяжба между частными лицами, то понятно, что нарушение ч. 1 ст. 6 было зафиксировано Судом и в деле Кормачёвой против России, когда гражданский процесс по требованию, возникшему из деликтных обязательств, длился пять с половиной лет, и в деле Васягина, когда иск о защите прав потребителя рассматривался более десяти лет, а также в деле Соколова, когда трудовой спор затянулся на семь лет. Нарушение требования о «разумном» сроке судебного разбирательства Суд также неоднократно признавал и в отношении уголовных дел: к примеру, в деле Калашникова продолжительность производства по делу составила более пяти лет. Здесь следует отметить, что ЕСПЧ обладает юрисдикцией ratione temporis только начиная с 5 мая 1998 г., когда конвенция вступила в силу в отношении России, но при этом Суд, следуя своей практике, при оценке обоснованности длительности процесса, принимает во внимание «обстоятельства того или иного дела» и до указанной даты. Рассматривая обращения, в которых заявители жалуются на чрезмерное затягивание срока судебного процесса, ЕСПЧ из дела в дело указывает на обязательство государств-участников конвенции организовать свою судебную систему таким образом, чтобы суды могли гарантировать каждому право на окончательное решение в течение разумного срока. Однако Суд признает, что государство обладает широкими дискреционными полномочиями в выборе способа, посредством которого будет достигаться эта цель: это может быть увеличение числа судей, нормативное установление сроков и другие меры; но, если длительность процесса не укладывается в рамки «разумного срока», установленного ст. 6 конвенции, и государство ничего не предпринимает, чтобы ускорить рассмотрение дела, ответственность за такие задержки возлагается на государство. При установлении, была ли длительность процесса обоснована или нет, ЕСПЧ учитывает обстоятельства каждого дела и оценивает их на основе критериев, установленных прецедентной практикой Суда, к которым относятся «сложность дела», «поведение заявителя и соответствующих властей», а также «предмет спора». В большинстве российских дел ЕСПЧ признал, что дела не представляли собой большой сложности; а в деле Бакиевец Суд сделал вывод о том, что даже сложность дела, связанная с необходимостью изучения материалов процедуры банкротства, не может служить оправданием столь долгого рассмотрения иска – дело рассматривалось более шести лет. В своих меморандумах правительство Российской Федерации в качестве оправдания задержек при рассмотрении гражданских дел, как правило, ссылается на отсутствие или нехватку судей, перегруженность судей работой, на плохое техническое состояние зданий судов, и даже на географическую удаленность суда от места проживания заявителя. Во всех подобных случаях ЕСПЧ признает, что данные трудности не освобождают государство от обязанности гарантировать разумный срок судебного разбирательства. В деле Шеломкова Суд установил, что причиной продления судебного процесса было поведение государственных органов, которые выступали на стороне ответчиков, а в деле Соколова ЕСПЧ возложил ответственность за затягивание процесса на государство в связи с тем, что «национальные власти не использовали меры, доступные им в соответствии с национальным законодательством, чтобы дисциплинировать участников судебного процесса и обеспечить рассмотрение дела в разумный срок». Кроме того, в постановлении по делу Волович Суд сделал вывод, что основная ответственность за задержку по причине длительной подготовки заключения экспертов также лежит на государстве. В делах Плаксина, Бакиевец и Соколова правительство указывало на то, что в затягивании процесса виноват сам заявитель, однако Суд последовательно отвергал и этот аргумент правительства, основываясь на уже выведенной в решении Ягчи и Саржин против Турции формуле, согласно которой «заявитель не может быть обвинен в том, что он использовал все возможные ресурсы, предоставляемые национальным законодательством при защите своих интересов». Практически во всех случаях, связанных с затягиванием срока рассмотрения дел в судах, ЕСПЧ устанавливает нарушение и ст. 13 конвенции. Так, в деле Кормачёвой Суд фактически установил отсутствие в РФ средств правовой защиты, которые могли бы способствовать ускорению рассмотрения дела заявителя или предоставления ему адекватной компенсации за уже произошедшие задержки. В этом деле ЕСПЧ счел, что жалобы в квалификационную коллегию судей не являются эффективным средством правовой защиты в отношении длительности судебного разбирательства, и обосновал это следующим образом. Жалоба в квалификационную коллегию судей является не более чем информацией, поданной в надзорный орган с просьбой использовать свои полномочия в случае, если это будет необходимо. При этом заявитель не является стороной разбирательства по жалобе; а действие любого принятого решения коллегии будет касаться исключительно личного положения соответствующего судьи, и не будет иметь никаких прямых незамедлительных последствий для разбирательства, затягивание которого послужило поводом для подачи жалобы. В деле Бакиевец, несмотря на то, что областной суд вынес по делу заявительницы определение, в котором указал на неоправданные задержки процесса, ЕСПЧ также признал нарушение ст. 13 конвенции в связи с тем, что государство не сумело доказать, каким образом данное определение областного суда могло ускорить рассмотрение дела заявительницы. Суд также не признает в качестве эффективного средства правовой защиты от чрезмерного затягивания судебных процессов обжалование решений по существу. Таким образом, остается лишь констатировать, что в Российской Федерации на данный момент отсутствуют средства правовой защиты от нарушения «разумного срока» судебного разбирательства в смысле ст. 13 конвенции, а, следовательно, поток подобных решений ЕСПЧ, в которых устанавливается нарушение ч. 1 ст. 6 и ст. 13 конвенции, вряд ли прекратится. III. Процедура пересмотра в порядке надзора ЕСПЧ вынес несколько десятков решений о нарушении Россией ч. 1 ст. 6 конвенции в связи с пересмотром вступивших в силу судебных решений в порядке надзора. Практически все жалобы касались одной и той же ситуации: пересмотра в порядке надзора решения по делу, которое уже вступило в силу и в отношении которого уже началось исполнительное производство. Во всех подобных делах, начиная с Рябых, ЕСПЧ ссылался на выводы, сформулированные им в постановлении по делу Брумареску против Румынии от 28 октября 1999 г. В этом деле Суд счел необходимым рассматривать ч. 1 ст. 6 конвенции в свете преамбулы, где зафиксирован принцип верховенства права, одним из элементов которого является правовая определенность, и на основании этого пришел к выводу, что ч. 1 ст. 6 конвенции гарантирует не только «право на суд», но и предполагает окончательность решений, вступивших в силу. В своих решениях ЕСПЧ указал на несколько аспектов надзорного производства в Российской Федерации, которые нарушают принцип правовой определенности. В первую очередь, это срок, в рамках которого дело могло быть пересмотрено в порядке надзора. Действовавший до 1 февраля 2003 г. Гражданско-процессуальный кодекс 1964 г. предусматривал возможность принесения протеста в порядке надзора в любое время после того, как решение вступило в силу. Таким образом, вступившее в силу решение суда могло было быть пересмотрено в порядке надзора в течение неопределенного периода времени. К примеру, в деле Борщевского решение суда было пересмотрено через два года после вступления в силу и возбуждения исполнительного производства. Отметим, что новый Гражданско-процессуальный кодекс РФ ограничил возможность возбуждения надзорного производства одним годом. Кроме того, ЕСПЧ признал, что право участника судебного процесса на суд было бы иллюзорным, если законодательство государства позволяло бы вышестоящим судам отменять судебные решения, которые являются окончательными и подлежат исполнению, по протесту должностного лица, которое не являлось стороной процесса. Напомним: ранее действовавший ГПК в зависимости от вида судебного решения наделял таким правом председателя Верховного Суда, генерального прокурора России и их заместителей, а также председателей судов и прокуроров на уровне субъектов Российской Федерации. Новый кодекс ограничил круг должностных лиц, имеющих право на обжалование решения в суд надзорной инстанции, должностными лицами органов прокуратуры, при условии, что прокурор участвовал в рассмотрении дела, а также наделил таким правом лиц, которые участвовали в деле или чьи права и законные интересы были нарушены. Тем не менее, помимо срока, в течение которого возможен пересмотр дела в порядке надзора, а также круга лиц, которые могут возбуждать надзорное производство, ЕСПЧ поставил под сомнение соответствие принципу правовой определенности самих оснований, которые дают возможность возбуждать надзорное производство. Особенно ярко это видно в деле Кот: несмотря на то, что вступившее в силу решение суда было пересмотрено в порядке надзора в течение полугода после вступления в силу, и надзорное производство по делу было инициировано ответчиком, а не должностным лицом, ЕСПЧ счел необходимым проверить, был ли соблюден «справедливый баланс между интересами индивида – с одной стороны, и необходимостью обеспечить надлежащее отправление правосудия – с другой». В этом деле основанием для отмены решения в порядке надзора было то, что суды первой и кассационной инстанции неправильно применили материальное право. В своем постановлении ЕСПЧ отметил, что пересмотр в порядке надзора должен осуществляться в исключительных случаях, а в данном деле при обжаловании не было заявлено, что суды превысили свои полномочия или что было допущено существенное нарушение при рассмотрении дел, а тот факт, что президиум областного суда не согласился с оценкой первой и кассационной инстанций сам по себе не является исключительным обстоятельством, гарантирующим отмену вступившего в законную силу и обязательного к исполнению решения и возобновления производства по делу заявителя. ЕСПЧ пришел к выводу, что пересмотр дела в подобных случаях нарушает разработанный еще римскими юристами принцип res judicata, который состоит в том, что окончательность вступившего в силу решения не должна подвергаться сомнению; никакая сторона не имеет права добиваться отмены окончательного решения суда только для цели повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения; вышестоящие суды должны использовать свои полномочия, чтобы исправлять судебные ошибки; и надзор не должен быть скрытой апелляцией, т.к. само по себе наличие двух взглядов в отношении одного и того же предмета спора не может быть основанием для пересмотра окончательного решения. Стоит добавить, что если после отмены решений в порядке надзора и дальнейшего пересмотра дела суд в итоге удовлетворяет требования заявителя, ЕСПЧ все равно признает, что заявитель пострадал от «правовой неопределенности». В соответствии с утратившим силу ГПК РСФСР, основаниями к отмене судебных постановлений в надзорном порядке были: 1) неправильное применение или толкование норм материального права; а также 2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда. Статья 387 действующего ГПК РФ к таким основаниям относит «существенные нарушения норм материального или процессуального права». Таким образом, следует признать, что содержание оснований для пересмотра дела в порядке надзора не претерпело значительных изменений, а значит, несмотря на реформирование, в российском гражданском процессуальном праве остаются положения, применение которых нарушает принцип правовой определенности, а, следовательно, и ч. 1 ст. 6 конвенции. Вместе с тем, требования правовой определенности не являются абсолютными: позиция Суда состоит в том, что по уголовным делам такие требования должны рассматриваться в совокупности с положениями п. 2 ст. 4 Протокола 7 к конвенции, которые прямо разрешают государству осуществлять пересмотр дел в случаях, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или когда в предыдущем разбирательстве были допущены существенные ошибки, которые могли повлиять на исход дела. Рассматривая жалобу Никитина, который утверждал, что надзорный пересмотр вступившего в силу оправдательного приговора в отношении него представляет собой нарушение права на справедливое судебное разбирательство, ЕСПЧ пришел к выводу, что Россия не нарушила ст. 6 конвенции. Дело в том, что согласно прецедентной практике Суда, ст. 6 не применима в случаях, которые касаются отклонения обращений о пересмотре дела, и ее действие распространяется только на новые процессы, которые имеют место после удовлетворения обращения о возбуждении надзорного производства. Отметим, что 1 июля 2002 г. вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, в соответствии со ст. 405 которого возможность применения надзорного порядка ограничена тем, что пересмотр не может вести к ухудшению положения осужденного, а пересмотр оправдательных приговоров и постановлений в порядке надзора вообще не допускается. Относительно пересмотра решений в порядке надзора ЕСПЧ из дела в дело повторяет, что «аннулирование решения суда после того, как оно стало окончательным и не подлежащим обжалованию, нарушает право на беспрепятственное пользование имуществом», т.к. лишает заявителей возможности получить деньги, которые они законно ожидали получить, и накладывает на заявителей чрезмерную нагрузку. На основе таких доводов Суд наряду с установлением нарушения ст. 6 конвенции делает вывод о нарушении государством и ст. 1 Протокола 1. IV. Условия содержания лиц, находящихся под стражей ЕСПЧ вынес довольно большое количество решений о нарушении Россией статьи 3 конвенции в связи с условиями содержания лиц, находящихся под стражей: значительной перенаселенностью камер, антисанитарными условиями, отсутствием возможности нормально спать, с помещением лиц, больных туберкулезом и венерическими заболеваниями к здоровым лицам, а также в связи с неблагоприятным влиянием этих факторов на здоровье заключенных. Прецедентным стало вынесенное Судом в 2003 г. постановление по жалобе Калашникова, в котором заявитель жаловался на условия содержания в СИЗО. Правительство РФ утверждало, что конвенция не была нарушена, ссылаясь на то, что условия содержания заявителя не отличались от условий, в которых находится большинство заключенных под стражу лиц; власти не ставили своей целью причинить физические страдания заявителю или нанести ущерб его здоровью; а руководство изолятора предпринимало все возможные меры, чтобы обеспечить медицинскую помощь всем нуждающимся и предотвратить заражение здоровых заключенных. Помимо этого, правительство указывало на то, что условия в местах предварительного заключения остаются неудовлетворительными по экономическим причинам, и государство старается улучшить сложившуюся ситуацию: в частности, принимаются целевые программы, направленные на создание новых мест заключения и реконструкцию существующих, а также программы, направленные на предотвращение распространения туберкулеза и других инфекций. В свою очередь ЕСПЧ признал, что ни одно из указанных обстоятельств не может оправдать посягательство на одну из самых фундаментальных ценностей демократического общества. В постановлениях по данной категории дел Суд указывает, что сам факт перенаселения поднимает вопрос о нарушении ст. 3 конвенции: одного того обстоятельства, что заявитель вынужден жить, спать, пользоваться туалетом в одном и том же помещении со многими другими сокамерниками, уже достаточно, чтобы унизить или оскорбить человека, вызвать чувство страха, тревоги и неполноценности. При этом ЕСПЧ ссылается на разработанный Европейским Комитетом по предотвращению пыток и бесчеловечного и негуманного обращения или наказания примерный стандарт для обустройства камер для заключенных, в соответствии с которым на одного заключенного должна приходиться площадь в 7 кв. м. Напомним, что в деле Калашникова Суд установил, что заявитель находился в условиях ограниченного пространства размером менее 2 кв.м. на человека, в деле Лабзова на одного человека приходилось вообще менее 1 кв. м. Большинство дел, в которых заявители жаловались на нарушение статьи 3 конвенции, касались условий содержания в следственных изоляторах и тюрьмах, однако, в этот ряд попали и изоляторы временного заключения органов внутренних дел. В частности, по делу Федотова отсутствие еды, воды и возможности пользоваться туалетом с учетом длительности задержания – более 22 часов – ЕСПЧ признал нарушением статьи 3 конвенции. Рассматривая подобные дела, Суд постоянно отмечает, что в соответствии со ст. 3 конвенции государство обязано обеспечить лицу, находящемуся под стражей, такие условия, которые не посягали бы на человеческое достоинство; добавляя при этом, что нарушение этой статьи имеет место в том случае, когда страдания и унижение превышают те неизбежные страдания и унижение, которые связаны с самим лишением свободы как правомерной мерой пресечения или наказания. V. Срок содержания под стражей Прецедентное право ЕСПЧ состоит в том, что длительное содержание под стражей может быть обосновано в каждом конкретном случае только при условии, что имеются конкретные признаки подлинной необходимости ограждения интересов общества, что – несмотря на презумпцию невиновности – перевешивает принцип уважения свободы личности, установленный в ст. 5 конвенции. Российские дела, в которых заявители жаловались на превышение разумного срока содержания под стражей, похожи друг на друга: срок разбирательства по делу затягивается, и все это время подозреваемый или обвиняемый находится под стражей. При этом отказ в освобождении из-под стражи обосновывается российскими судами, как правило, тяжестью предъявленных обвинений, а также опасением, что подозреваемый будет препятствовать установлению истины по делу: оказывать давление на свидетелей или заниматься фальсификацией доказательств. Анализируя эти основания, ЕСПЧ исходит из того, что опасения в воспрепятствовании следствию вкупе с подозрениями, что заявитель совершил преступления, в которых он был обвинен, первоначально являются достаточным основанием для санкционирования заключения заявителя под стражу. Однако, по мере того, как производство по делу продвигается вперед и собирание доказательств близится к концу, такие основания для предварительного заключения утрачивают свою значимость. Вместе с тем, продлевая срок содержания заявителей под стражей, суды зачастую не указывают в своем решении никаких фактических обстоятельств, способных продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя, которые могли бы воспрепятствовать проведению следствия, или доказательств, позволяющих судить о высокой степени вероятности того, что подозреваемый продолжит заниматься преступной деятельностью или совершит побег. ЕСПЧ подчеркивает, что государственные органы должны приводить убедительные, а не абстрактные аргументы в пользу продления срока содержания под стражей. К примеру, в деле Долговой – студентки, обвинявшейся в захвате приемной президента РФ в 2004 г., суд дважды принимал решение о продлении срока содержания под стражей сразу всех 39 обвиняемых, не принимая по внимание ни личность заявительницы, ни возможность применения к ней личного поручительства со стороны депутата Государственной Думы в качестве альтернативной меры пресечения. VI. Недозволенные методы расследования В отличие от ранее рассмотренных групп нарушений, применение недозволенных методов расследования было установлено Судом в нескольких делах: это печально знаменитое дело Михеева, дело Менешевой, а также дело Шейдаева. Представляется, однако, что значимость этих решений позволяет выделить их в отдельную группу и включить в список основных нарушений конвенции, установленных ЕСПЧ в отношении Российской Федерации. Обратимся к делу Михеева. В постановлении по этому делу, вынесенному 26 января 2006 г., Суд впервые признал нарушение Россией ст. 3 конвенции в связи с пытками заявителя со стороны сотрудников милиции. ЕСПЧ пришел к выводу, что во время нахождения в отделении милиции заявитель был подвергнут представителями властей жестокому обращению с целью получения от него признания или информации об убийстве, в совершении которого его подозревали. Заявитель указывал на то, что его избивали, пытали электротоком, а также угрожали посадить в камеру к рецидивистам; он пытался пожаловаться на применение к нему незаконных мер воздействия руководству, но в некоторых случаях начальники либо сами принимали участие в пытках либо давали понять заявителю, что поддерживают их. Под воздействием этих мер заявитель несколько раз давал признательные показания, а затем отказывался от них. В результате Михеев был доведен до такого состояния, что выбросился из окна помещения, где его пытали током. Заявитель остался в живых, но получил в результате падения перелом позвоночника, размозжение головного мозга и парализацию обеих ног. В день трагедии якобы убитая им девушка вернулась домой. В своих решениях Суд неоднократно подчеркивал, что власти обязаны обеспечивать физическую неприкосновенность лиц, находящихся под стражей, и когда лицо заключается под стражу в хорошем состоянии здоровья, а при освобождении имеет какие-либо повреждения, именно на государстве лежит обязанность представить разумное объяснение происхождения данных повреждений. В противном случае применение пыток или жестокое обращение с заявителем презюмируются, и возникает вопрос о нарушении ст. 3 конвенции. Основываясь исключительно на материалах предварительного расследования, имевшихся у ЕСПЧ, было трудно установить «вне разумных сомнений», что именно произошло в районном управлении внутренних дел в день трагедии. В то же время, Суд отметил, что он не имел возможности придти к окончательному выводу по данному вопросу потому, что соответствующие органы не провели эффективного и адекватного расследования, а государство не предоставило ему материалы уголовного дела. На основе того, что до происшествия заявитель не имел никаких явных психических проблем, и не было представлено никакого достоверного объяснения, почему заявитель, зная, что он был невиновен, должен был попытаться совершить самоубийство, если на него не оказывалось, как утверждали власти России, никакого давления, ЕСПЧ признал применение пыток к заявителю. VII. «Чеченские дела» На данный момент ЕСПЧ вынесено несколько постановлений в отношении Российской Федерации, в которых установлены нарушения конвенции, имевшие место в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике. Это дела, связанные с исчезновением или гибелью гражданского населения во время военных действий, а также с уничтожением имущества гражданского населения. В качестве примера дела, связанного с гибелью гражданского населения, можно привести дело Исаевой, Юсуповой и Базаевой против России. 29 октября 1999 г. три заявительницы вместе со своими родственниками на машинах пытались бежать из Чечни в Ингушетию. В этот день военными должен был быть предоставлен «коридор безопасности», и заявители находились в многокилометровой колонне машин, ожидавших разрешения ехать. Однако коридор предоставлен не был, а как только машины стали разворачиваться, чтобы вернуться в Грозный, колонна подверглась бомбардировке с воздуха, в результате которой были убиты двое детей Исаевой, она сама и Юсупова были ранены. По заявлению правительства Российской Федерации, применение силы было оправдано в свете ч. 2 (а) ст. 2 конвенции, т.к. бомбардировка была осуществлена в ответ на атаку самолетов с земли, а причинение вреда гражданскому населению не было преднамеренным. ЕСПЧ признал, что ситуация, существовавшая в то время в Чечне, требовала от государства принятия исключительных мер для поддержания контроля над республикой и подавления незаконных вооружённых действий; однако, применение силы соответствует конвенции, только если это «абсолютно необходимо» для достижения целей, перечисленных в пунктах (a)-(c) ч. 2 ст. 2 конвенции, и строго пропорционально указанным в конвенции целям. Но, даже предполагая, что военные преследовали законную цель, использовав 29 октября 1999 г. 12 неуправляемых ракет «воздух-земля», Суд не счел доказанным то, что данная военная операция была спланирована и проведена с предоставлением необходимой защиты гражданским лицам. В итоге ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение ст. 2 конвенции в отношении обязанности государства защитить право на жизнь трех заявителей и двух детей первой заявительницы – Исаевой. ЕСПЧ вынес и несколько решений по делам, связанным с исчезновением людей в Чечне. Так, в деле Лулуева и других на основе того, что тело пропавшей Нуры Лулуевой было обнаружено среди тел тех людей, вместе с которыми она была задержана, и она была одета в ту же одежду, что и в день исчезновения, суд установил, что ее смерть и ее арест в рамках проведения т.н. «зачистки» представителями силовых структур были звеньями одной цепи, и признал нарушение ст. 2 конвенции. Несмотря на то, что в отличие от этого дела, в делах Базоркиной и Имакаевой суд установил только факт ареста членов их семей, ЕСПЧ также признал нарушение ст. 2 конвенции. При этом Суд, учитывая то, что с момента исчезновения о судьбе мужчин не было сведений в течение четырех-шести лет соответственно, исходил из того, что в условиях конфликта в Чечне задержание лица неустановленным военнослужащим без последующего официального признания факта задержания представляло собой угрозу для жизни. Исходя из того, что правительство Российской Федерации не представило никаких объяснений по поводу исчезновения родственников заявительниц, а расследование их исчезновения не принесло никаких результатов, Суд признал, что государство должно нести ответственность за презюмируемую смерть пропавших мужчин. Как правило, рассматривая «чеченские» дела, ЕСПЧ устанавливает и нарушение Россией ст. 2 конвенции в части не обеспечения государством проведения эффективного расследования обстоятельств смерти или исчезновения. Следует, однако, отметить, что делая вывод о нарушении ст. 2, Суд ни в одном деле не признал доказанным факт применения пыток к исчезнувшим лицам. В ряде дел, связанных с исчезновениями людей во время вооруженного конфликта в Чечне, а именно, в делах Базоркиной, Имакаевой и Лулуева, заявители среди прочего жаловались и на нарушение ст. 5 конвенции. правительство РФ указывало на отсутствие доказательств причастности представителей государственной власти к этим исчезновениям. Тем не менее, Суд, именуя такие задержания «непризнанными», установил, что заявители были арестованы и лишены свободы в нарушение всех гарантий, предоставленных ст. 5 конвенции, и, принимая во внимание условия вооруженного конфликта, на фоне которого происходили эти задержания, признал, что ответственность за них должна нести Российская Федерация. Рассматривая эти дела, ЕСПЧ также пришел к выводу о нарушении ст. 5 конвенции в связи с уклонением правоохранительных органов от проведения быстрого, полного и эффективного расследования обстоятельств исчезновения родственников заявителей. В ряде дел, в которых Суд признал нарушение ст. 2 в связи с исчезновениями людей в Чечне, было установлено также нарушение ст. 3 конвенции в отношении родственников пропавших лиц. Как подчеркивает ЕСПЧ, нарушение ст. 3 конвенции связано не столько с самим фактом исчезновения члена семьи, сколько с реакцией и отношением представителей власти к ситуации, на которую им было указано. В делах Лулуева, Базоркиной и Имакаевой Суд счел, что заявители испытывали и продолжают испытывать душевные страдания и чувствовать боль в связи с исчезновением их близких, и в связи с отсутствием возможности узнать, что с ними произошло, а также в связи с невозможностью получить полную информацию о ходе расследования. ЕСПЧ уточнил также, что сама «манера, в которой представители власти обходились с обращениями заявителей, должна быть квалифицирована как бесчеловечное обращение в свете ст. 3 конвенции». На данный момент Суд вынес только одно решение, которое касалось уничтожения собственности в условиях вооруженного конфликта в Чечне. Речь идет о постановлении по делу Исаевой, Юсуповой и Базаевой, которое касалось авиационного налета на колонну беженцев. Рассматривая это дело, ЕСПЧ в числе прочих сделал вывод о нарушении ст. 1 Протокола 1 к конвенции в отношении третьей заявительницы – Базаевой. В результате нападения были повреждены принадлежавшие этой заявительницы три автомобиля, один из которых был заполнен семейными вещами. Отвергнув аргументы правительства России о том, что, несмотря на тот факт, что уголовное расследование было завершено в связи с отсутствием состава преступления, заявительница могла возместить убытки в рамках гражданского процесса, Суд счел, что не существует никаких сомнений в том, что воздушные удары по колонне представляли собой грубое и неоправданное нарушение права заявительницы мирно распоряжаться своим имуществом. Выводы На основе проведенного исследования постановлений, вынесенных ЕСПЧ в отношении Российской Федерации, можно, прежде всего, сделать вывод, что большинство из них носят однотипный характер, и все они, за исключением т.н. называемых «чеченских дел», в которых речь идет о военных действиях, так или иначе связаны с работой российских правоохранительных органов. Тот факт, что поток «клоновых» дел не иссякает, свидетельствует: выплачивая присужденную Судом сумму справедливой компенсации по каждому проигранному делу, Россия, тем не менее, не исправляет или не в полной мере исправляет допущенные нарушения прав человека. Наряду с тем, что определенные шаги, в том числе законодательного характера, были предприняты, понятно, что реформа надзорного производства не привела к полному соответствию порядка пересмотра судебных решений принципу правовой определенности, к тому же явно нуждается в изменении законодательство, касающееся процедуры исполнительного производства в отношении бюджетных организаций. Но не во всех случаях изменение ситуации зависит от мер законодательного характера. Иногда улучшить ситуацию действительно невозможно за несколько лет в силу объективных причин: таких, к примеру, как отсутствие помещений для содержания лиц под стражей. Помимо этого, целый ряд типичных нарушений конвенции, установленных Судом в отношении Российской Федерации, красноречиво свидетельствуют, что нужно менять сам стиль работы, если угодно, «менталитет» сотрудников значительного числа правоохранительных структур нашего государства, а этот процесс не из разряда быстрых. Вера РУСИНОВА, к.ю.н., Mag. jur., ассистент кафедры международного и европейского права юридического факультета Российского государственного университета им. И. Канта №10(15), 2007
ПАРТНЕРСТВО
no image
ПАРТНЕРСТВО

Об этом не принято много говорить, но отношения ЕС со странами и регионами, оказавшимися его географическими соседями, находятся в несколько подвешенном состоянии. Дело не в отсутствии добрых намерений – ЕС выделил 12 миллиардов евро на специальную программу экономической и иной помощи...

Об этом не принято много говорить, но отношения ЕС со странами и регионами, оказавшимися его географическими соседями, находятся в несколько подвешенном состоянии. Дело не в отсутствии добрых намерений – ЕС выделил 12 миллиардов евро на специальную программу экономической и иной помощи в обмен на реформы, получающие поддержку Брюсселя. Она рассчитана на 2007-2013 годы. На получение этой помощи могли бы рассчитывать страны, которые попали в европейскую программу добрососедства. Дело упирается в неясность стратегических целей обеих сторон. Распространяется ли на них перспектива вступления в ЕС, пусть и в отдаленном будущем? Зачем им проводить реформы под европейским спонсорством, если у них такого шанса нет? Перечень вопросов можно продолжить. В целом, эта программа распространяется на 16 стран – Азербайджан, Алжир, Армению, Белоруссию, Грузию, Египет, Израиль, Иорданию, Ливан, Ливию, Молдавию, Марокко, Сирию, Тунис, Украину, а также Палестинскую национальную администрацию. В перечисленной группе нет тех, кто в той или иной степени ведет переговоры о приеме в ЕС – Турции и балканских стран. На состоявшейся в Брюсселе встрече «шестнадцати» с «двадцатью семью» европейская сторона обозначила один из своих приоритетов в отношениях с этими соседями. Должно ли удивлять, что им стала энергетика? Член Европейской Комиссии Бенита Ферреро-Вальднер, ответственная за внешние связи, сказала, что ЕС изучит, как сделать более эффективным взаимодействие на энергетическом рынке Союза и соседей в интересах потребителей, производителей и транзитных стран. «ЕС стремится создать баланс для роли Москвы путем расширения энергетических связей с такими соседями, как Алжир и Азербайджан», – объяснила этот демарш лондонская газета «Файнэншл таймс». Вместе с тем, в самом ЕС граждане не проявляют особого интереса к этим соседним странам. На днях в Брюсселе распространены результаты исследования, согласно которым 54% жителей Союза испытывают мало интереса или совсем не интересуются положением дел в соседних странах. Однако они же полагают важным сотрудничество с ними в таких областях, как охрана окружающей среды, энергетика, экономическое развитие, миграция, борьба с терроризмом и организованной преступностью. №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

Смешанная комиссия Швейцария-ЕС встретилась в Брюсселе и достигла договоренности, что эта альпийская страна войдет в шенгенскую зону 1 ноября 2008 года. Тогда и на нее будут распространяться единые визы. С этой целью, однако, процесс ратификации соответствующего документа должен завершиться к началу будущего...

Смешанная комиссия Швейцария-ЕС встретилась в Брюсселе и достигла договоренности, что эта альпийская страна войдет в шенгенскую зону 1 ноября 2008 года. Тогда и на нее будут распространяться единые визы. С этой целью, однако, процесс ратификации соответствующего документа должен завершиться к началу будущего года. Пока не дали зеленый свет Бельгия, Греция и Чехия. Но, по словам швейцарского федерального советника (министра) юстиции и полиции Кристофа Блохера, «речь идет о формальном акте». Главным неформальным препятствием являются продолжающиеся дискуссии относительно того, распространится ли это решение на княжество Лихтенштейн, микрогосударство, расположенное на берегу Рейна между Швейцарией и Австрией. К.Блохер исключил, что Швейцария войдет в шенгенскую зону, а связанный с ней множеством уз, включая валютные, Лихтенштейн – нет. Немыслимо представить себе закрытие границ с княжеством, сказал он. Проблема в этой части связана с тем, что ряд стран-участниц ЕС требуют подписания с Лихтенштейном, одним из международных налоговых раев, соглашения по борьбе с отмыванием денег. №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

Представительная делегация скотозаводчиков из Британии, посетив Россию, страну с довольно проблемным сельским хозяйством, выложила, как коробейники, товар лицом и показала все, чем богата. Шотландцы могут похвастать, в частности, коровами высокопродуктивных мясных пород – абердинской, хайлендской, галлоуэйской. Но именно «хайлендеры», похоже, запали...

Представительная делегация скотозаводчиков из Британии, посетив Россию, страну с довольно проблемным сельским хозяйством, выложила, как коробейники, товар лицом и показала все, чем богата. Шотландцы могут похвастать, в частности, коровами высокопродуктивных мясных пород – абердинской, хайлендской, галлоуэйской. Но именно «хайлендеры», похоже, запали во впечатлительную русскую душу. Морозоустойчивая, мало прихотливая по части еды, не теряющаяся, если снег припорошит пастбище, – копытом доскребется до травы, а также способная постоять за себя, если наведаются волки. Словом, достоинства коровы хайлендской породы, обитающей среди холмов и в долинах Шотландии, не требуют особой рекламы. Они очевидны, особенно если учесть, что живут мохнатые существа, сильно смахивающие на яков, по 18 лет, и приносят за время своего земного существования до 15 телят. Главный зоотехник СПК «Кинобол», что во Владимирской области, Татьяна Петухова тогда призналась: «Нам очень интересны породы скота и технологии, существующие в Британии». Это и понятно, поскольку перед нашим агробизнесом стоит фундаментальная задача улучшить и то, и другое. А тронутый русским гостеприимством и раззадоренный интересом к хайлендской породе Иен Боуи, фермер из графства Стерлингшир, после возвращения домой поделился своими восторгами с воскресной газетой «Скотленд он Санди»: «Я мог бы запросто продать им более 100 голов, а они были готовы даже заплатить сверхвысокие цены за перевозку морским путем». В свою очередь, Кен Браун, председатель Общества хайлендского скота, убедительно обрисовал преимущество этой породы: «У них густая шерсть и толстая кожа, что согревает в морозы, но при этом поможет им не перегреваться жарким русским летом. Отдельная тема – волки. Хотя у нас в Шотландии нет волков, но хайлендеры сбиваются в кучу при виде хищника и могут отогнать его, если, к примеру, на теленка нападают собаки». Камень преткновения один: со времени спонгиформной энцефалопатии, то есть эпидемии коровьего бешенства, терзавшей британских буренок, Москва приняла защитные меры. Просто так чужую скотину в страну не ввезти. Но шотландцы придумали такой вариант: «хайлендеров» стали отправлять в Польшу, где их разводят и дают нагулять вес, после чего станут откомандировывать на ту же Владимирщину. За три месяца, сообщает «Скотленд он Санди», в Польшу из Шотландии уже доставили 35 особей. Кстати, английская королева Елизавета Вторая держит небольшое стадо рогатых «хайлендеров» в своем шотландском поместье Балморал. Так что не исключено, что никогда не переводившиеся в Отечестве англофилы возьмут да и заведут этих диковинных парнокопытных в своих коттеджных поселках... Владимир МИХЕЕВ №10(15), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

От Североевропейского трубопровода, который соединит Выборг (Ленинградская область) и Любмин (Менкленбург-Передняя Померания) будет построено ответвление до саксонского города Ольбернхау. Хотя оно и называется красивым именем драгоценного камня – ОПАЛ, это всего-навсего сокращение его немецкого названия – Ostsee-Pipeline-Anbindungs-Leitung. Часть этой ветки, проходящая...

От Североевропейского трубопровода, который соединит Выборг (Ленинградская область) и Любмин (Менкленбург-Передняя Померания) будет построено ответвление до саксонского города Ольбернхау. Хотя оно и называется красивым именем драгоценного камня – ОПАЛ, это всего-навсего сокращение его немецкого названия – Ostsee-Pipeline-Anbindungs-Leitung. Часть этой ветки, проходящая по земле Бранденбург, должна пересечь Лаузиц и пройти по заповеднику Зеевальд – идиллическому месту, где в безопасности чувствуют себя журавли, утки, лебеди и другие пернатые. Нетрудно представить, каково пришлось бы несчастным птицам, если бы их ареал обитания прорезала огромная стройка. Достаточно сказать, что сам коридор для прокладки трубопровода составляет 30-40 метров. Умножьте это на три километра длины, и вы получите площадь торфяников, которые придется переворошить во время прокладки трубы. Можно легко вообразить, как переполошила подобная перспектива сторонников охраны окружающей среды. Клаус Уль, член правления регионального отделения Союза зашиты природы был категоричен: «Этот район надо сохранить!». Однако позиция, которую заняли местные экологи, была весьма конструктивна. Они не стали уповать на заклинания в прессе и публичные акции протеста, а предложили концерну «Вингаз» – именно он проектирует и строит ОПАЛ – два альтернативных маршрута. Господин Уль, тридцать лет посвятивший экологической деятельности, был приятно удивлен, что проектировщики с благодарностью приняли его предложения, вместе с ним выехали на место и осмотрели предложенные маршруты. «Мне еще никогда не доводилось сталкиваться с тем, чтобы проектировщики были столь открыты для контактов с защитниками природы и столь готовы пойти им навстречу», – рассказывает Клаус Уль. Штефан Лейниг, официальный представитель «Вингаза», в свою очередь сообщил, что первый маршрут окончательно снят с повестки дня и сейчас предстоит провести расчеты, чтобы выяснить, какая из двух трасс, предложенных экологами, будет экономически выгоднее. Он признал, что концерн с легкой душой отказался от первоначальных планов еще и потому, что в этом случае пришлось бы проводить дорогостоящие лесовосстановительные работы. Вот почему они так благодарны всем, кто может подсказать, как лучше обойти лесные массивы. «О том, что существуют предложенные экологами возможности, мы просто не догадывались», – отметил он. Да, просто какой-то голливудский хэппи-энд! Но самое главное, конечно, в том, что журавлям из Эстонии, Дании и Польши по-прежнему будет где спокойно передохнуть осенью, во время долгого пути в теплые страны… Андрей ГОРЮХИН Кстати Длина ОПАЛа – 480 километров, 270 из них по территории земли Бранденбург; Диаметр трубы – 1,4 метра; Объем прокачки – 30 миллиардов кубометров в год; Начало строительства – конец 2008 – начало 2009 года; Ввод в строй – в 2010 году Затраты – свыше 1 миллиарда евро. №10(15), 2007