Выпуск №12(125), 2017

Обращение главного редактора
se

В извилистой истории Европы случалось всякое. Сейчас – далеко на самые худшие времена. Но это вряд ли может служить утешением. На пессимистический лад настраивает демонстративное нежелание политических элит работать в конструктивном ключе и заниматься поиском решений, которые могли бы устраивать...

В извилистой истории Европы случалось всякое. Сейчас – далеко на самые худшие времена. Но это вряд ли может служить утешением. На пессимистический лад настраивает демонстративное нежелание политических элит работать в конструктивном ключе и заниматься поиском решений, которые могли бы устраивать все народы континента. Европа в очередной раз находится на перепутье. Согласно диагнозу, поставленному Европейскому Союзу в 2016 году одним из его лидеров – Председателем Европейской Комиссии Жан-Клодом Юнкером, ЕС переживает нечто, приближающееся к «экзистенциальному кризису». Несмотря на его же победные реляции и повсеместное начало экономического подъема, за прошедший с тех пор период принципиальным образом мало что изменилось. У нас в России также далеко не всё благополучно. Идет ли речь об экономике, структуре внешней торговли или функционировании политической системы. Выработка долгосрочной стратегии подлинного развития и решительный переход к её осуществлению подменяются бесконечными разговорами и столь же «плодотворными» обсуждениями. От надежд же на то, что удастся построить Большую преуспевающую Европу без разделительных линий, не осталось и следа. Таких линий за последние годы сделалось на порядок больше. И соседи по континенту, как и их заокеанские партнеры «на достигнутом» не успокаиваются – придумывают всё новые и новые. В этих условиях многократно возрастает значение внеблоковых международных структур, которые, вопреки всему, продолжают нормально трудиться. Концентрируют свои усилия на созидании, а не разрушении. Преодолении препятствий, а не их нагромождении. Которые обладают большим потенциалом взаимовыгодного сотрудничества и в перспективе могут послужить важной несущей опорой нового европейского мироустройства. Каким его хотелось бы видеть? Успешным. Стабильным. Защищенным от диктата и односторонних действий. Отвечающим, в гораздо большей степени, чем в настоящее время, идеалам равноправия. Инклюзивности. Заботы об общем благе. Уважительного отношения к опыту, культуре, традициям и своеобразию каждого из европейских народов. В числе таких международных структур среди первых следует назвать, конечно же, Совет Европы. На вопрос почему, ответ напрашивается сам собой. Потому что Совет Европы в полном смысле этого слова является «совестью» континента. Он играет ярко выраженную объединительную роль. Он занимается решением задач, общих для всех стран нашего суперрегиона. Наделен полномочиями добиваться сближения между людьми и народами. Обладает необходимыми для этого знаниями, ноу-хау и человеческим капиталом. Однако от возможности до её реализации – дистанция огромного размера. Чтобы Совет Европы смог оказаться на высоте наших ожиданий, помог вывести континент из нынешнего состояния конфронтации и сделался в дальнейшем ведущим институтом посткризисного восстановления, должны возникнуть соответствующие предпосылки. И в наших умах. И в сфере практической политики. Пока ситуация развивается в противоположном направлении. Заседания главных органов СЕ превращаются в «поле битвы», чего раньше никогда не было. Парламентская Ассамблея Совета Европы никак не откажется от дискриминационного подхода к российским парламентариям, вынуждая их тем самым бойкотировать её работу. Чтобы отрезвить «разрушителей» Европы, Москва приостановила выплаты в бюджет Организации. В ответ или под предлогом этого, те, кто ставят свои корыстные конъюнктурные интересы выше интересов европейского социума, выше интересов сохранения единства континента, завели речь о том, чтобы воспользоваться статьями 7 и 8 Устава (Статута) СЕ о приостановлении членства или выходе/исключении из его состава. Расстановка сил в ПАСЕ примерно половина наполовину. Но и среди российских политиков немало тех, кто призывает выйти из СЕ. Причём всё настойчивее. А ведь ещё когда С.Е.Нарышкин занимал пост председателя Государственной Думы, он им объяснял: « Технически это сделать несложно, но не всегда нужно. Мы должны думать не о том, как громче «хлопнуть дверью» в Совете Европы, а об иных вариантах наших действий, которые позволят не разбрасываться и общим опытом взаимодействия, и накопленным потенциалом сотрудничества и твёрже заявлять нашу позицию в спорах с оппонентами в той же ПАСЕ». Поэтому такие предпосылки тем более надо создавать. Работать ради этого не покладая рук. Об этом и хотелось бы вместе поразмышлять.   Место Совета Европы в системе европейских и евроатлантических организаций В нынешнем внешнеполитическом контексте мало кто вспоминает, что переговоры о создании Совета Европы в первые послевоенные годы стали первой попыткой запустить интеграционные процессы в регионе и опробовать их жизненность. Главным органам Совета предлагалось придать наднациональные полномочия. Планировалось, что Совет министров сможет принимать обязательные решения. Консультативная Ассамблея не только переименует себя в Парламентскую, но и реально займется транснациональным законотворчеством. Стягивать очень разные страны и юрисдикции в гомогенное правовое пространство поручат Суду общей компетенции. Из этой затеи ничего не вышло. (Не без оппортунистического тяни-толкайства Великобритании). Процессы интеграции удалось запустить лишь со второй попытки, и то в узко специализированном сегменте рыночной экономики – в форме Европейского Объединения Угля и Стали. К полномасштабной же интеграции его государства-члены смогли приступить вообще лишь спустя десятилетие. Новой, на этот раз успешной реинкарнацией виртуального Совета Европы, стало Европейское Экономическое Сообщество, превратившееся почти через полвека в Европейский Союз. Совету Европы были приданы черты классической международной организации. Зато ему поручили заниматься абсолютно всем, за исключением вопросов обороны: от молодежной политики и охраны общего культурного наследия – до социального сплочения и выработки общих стандартов в области гражданского и уголовного права и процесса. Более того, возложили на него чрезвычайно ответственную миссию – добиваться все более тесного сближения между европейскими народами на основе приверженности общим принципам плюралистической демократии, господства права и защиты прав человека. В результате между Советом Европы, Европейским Союзом и Североатлантическим альянсом сложилось вполне сбалансированное разделение труда. НАТО сконцентрировалась на военном строительстве. ЕС взялся за создание общего, а затем единого рынка и распространение правил его функционирования на смежные области. Все остальное во многом осталось за Советом Европы. На его площадке европейские страны договаривались о том, как лучше взаимодействовать в областях, выходящих за рамки собственно экономического сотрудничества. Здесь получали возможность обсуждать и решать общие проблемы полицейские, судебные и другие органы, отвечающие за поддержание в своих соответствующих странах правопорядка и внутренней безопасности. Крупнейшим достижением Совета Европы стали разработка и принятие (Европейской) Конвенции о защите прав и основных свобод человека (далее – ЕКПЧ) и многочисленных протоколов к ней и создание многоуровневой Европейской системы защиты прав человека. Она включает все судебные органы государств-участников, взявших на себя основную ответственность за соблюдение прав, признаваемых за своими собственными гражданами и всеми теми, кто находится под их юрисдикцией – первый уровень. Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ), дающий возможность потерпевшим искать защиту и добиваться справедливости в тех редких случаях, когда национальная правовая и судебная система дают сбой – второй уровень. Комитет министров Совета Европы, осуществляющий плотный и неустанный контроль за исполнением государствами-нарушителями предписаний Страсбургского суда и действующий в этом отношении как сугубо конвенционный орган – третий этаж. То, что Совет Европы сосредоточился на гуманитарной повестке и вопросах демократической безопасности – важном слагаемом общей системы коллективной безопасности, перекрестного контроля, взаимного доверия и безусловно разделяемых ценностей государствами-членами, превратило его в особо уважаемый институт европейской архитектуры. Обусловило его особый статус. Авторитет. Реноме. Сделало камертоном, на который настраиваются все другие. Позволило говорить о нём как о «совести» континента. Своего рода гаранте того, от чего зависят определяющие характеристики современного европейского социума. Хорошо помним бесконечные заседания в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в самом начале 1990-х годов (тогда ещё Хельсинского процесса), на которых американцы и представители ведущих стран Европейского Союза часами спорили о том, в какой последовательности выстроить перечень европейских и евроатлантических структур при согласовании очень важных документов принципиального характера и менее важных резолюций. Американцы требовали, чтобы первым упоминался Североатлантический альянс. Понятно почему. Европейцы ни на шаг не отступали, настаивая на первенстве Совета Европы. Неудивительно, что Совет Европы после падения Берлинской стены и появления на пространстве бывшего Советского Союза большой группы независимых европейских государств взял курс не на экспансию, как ЕС и НАТО, и перенос новых разделительных линий в Европе подальше на восток, а на решение диаметрально противоположных задач. В итоговых документах первого в истории саммита стран Совета Европы, состоявшегося в Вене в 1993 г., все находящиеся вне Организации европейские народы фактически приглашались вступить в неё. В них было записано, что правом на членство обладают все государства, полностью или частично находящиеся в Европе и близкие Европе в культурном отношении. Сама Организация превращалась в прообраз Большой Европы – площадку построения общеевропейского правового, гуманитарного и иных пространств. В объединение, где все чувствовали бы себя комфортно, совместно договаривались об общих правилах поведения и следили за их исполнением, могли вносить важный индивидуальный вклад в общую копилку. В площадку доброжелательного сотрудничества для совместного определения общих интересов и их обслуживания объединяющего характера в противоположность Широкой Европы, представляющей собой концентрические круги расширения Европейского Союза, подчиняющейся только и исключительно Брюсселю и слепо следующей его воле. Такой курс, как ни странно, был не только провозглашен, но и реализован. За единственным исключением, Совет Европы объединяет сейчас в своих рядах все европейские страны. Поэтапно в него вошли бывшие члены социалистического лагеря, затем страны Балтии, европейские страны постсоветского пространства и, наконец, государства, возникшие на территории бывшей Югославии. Однако превращение Совета Европы во всеобъемлющую панъевропейскую организацию коренным образом изменило к нему отношение со стороны западных государств. И в этом плане также ничего странного нет. Перспектива в каких-то вещах подчиняться мнению и требованиям других, держать ответ за свои действия или бездействие, идти на уступки и компромиссы даже по самым щекотливым вопросам их не очень прельщала. Совет Европы постепенно стали отодвигать на обочину политической жизни фактически сложившегося благодаря ему суперрегиона. Он лишился ореола непогрешимости. Члены ЕС и НАТО предложили ему перейти на субподряд, отдельно финансируя то, что им выгодно, и отвлекая на это время и силы Организации. ОБСЕ принялся изо всех сил подменять его на самых разных направлениях. Под предлогом бюджетных ограничений и сложной экономической конъюнктуры взносы на деятельность Совета заморозили, поставив его перед необходимостью отказываться от того, что он уже делает, для того, чтобы взяться за что-то другое. Самый болезненный удар, от которого он не может оправиться до сих пор, по Совету Европы нанес Европейский Союз. Как откормленная бархатистая неунывающая гусеница объедает зеленые листочки, на которых она сидит, Брюссель шаг за шагом пустился «объедать» компетенцию Совета и создавать параллельные структуры. Солидное юридическое наследие Страсбурга в правовом обеспечении борьбы с криминалом и организованной преступностью и транснационального сотрудничества между правоприменительными органами, облаченное в европейские (многосторонние) конвенции и принятые в их развитие документы, Брюссель перелицевал в такой законодательный инструмент интеграционного объединения, как директивы. После чего самым активным образом использовал при формировании своего пространства свободы, безопасности и законности (правосудия). Сначала как одной из опор ЕС. В дальнейшем, после распространения на эту сферу методов регулирования и управления общим рынком, в качестве неотъемлемого слагаемого его внутреннего правового порядка. Даже в такой сфере, как права человека, в которой Совету Европы всегда отдавался приоритет и в которой его заслуги особенно велики, ЕС пошел на то, чтобы создать эксклюзив для своих государств-членов. Он учредил собственное Агентство по основным правам , которое поспешило параллельно осваивать, в том числе, тематику Комиссии Совета Европы по борьбе с расизмом и ксенофобией. Пообещав всем остальным, что разрабатывает лишь рекомендательный декларативный политический документ, принял Хартию ЕС по фундаментальным правам. Затем сделал её неотъемлемой частью Лиссабонского договора и придал ей юридическую силу конституционного акта. Сейчас продолжает работу над совершенствованием собственного контрольного механизма. Делая, кстати, акцент на необходимости остановить дальнейшую эрозию прав человека в государствах-членах. Очевидно, что ни ЕС, ни другие отказываться от приобретенных полномочий не будут. Но Совет Европы отодвинут на обочину несправедливо. Это сделано не только по его вине, не в силу каких-то сбоев в его функционировании или вдруг открывшихся недостатков. Потенциал Совета Европы велик. Ему по плечу самые непростые задачи. Для их решения у него достаточно и людских и экспертных ресурсов, и опыта. Тот факт, что в нем на равных сотрудничают Россия, государства-члены ЕС и третьи европейские страны делает его уникальным инструментом сохранения и обустройства европейского единства. Особенно сейчас, когда многие каналы и форматы взаимодействия между Россией и коллективным Западом заблокированы. Значит, Совет Европы надо выдвигать на авансцену политической жизни континента. Возвращать ему прежние прерогативы. Поднимать его статус в системе европейских и евроатлантических институтов. Договариваться о том, что площадка для сотрудничества и взаимодействия, которую он предоставляет, будет использоваться рачительно, последовательно и в гораздо большей степени, чем до сих пор. Такова первая из предпосылок, которую потребуется создать.   Особая культура консенсуса Совета Европы По большому счету Совет Европы всегда был весьма специфической международной организацией, сильно отличающейся от всех других своей культурой нахождения решений и господствующей в ней атмосферой. В Совете были представлены все свои, для кого на первом плане неизменно оставались поиск и продвижение общего интереса, а не отстаивание своего. Тем более - во что бы то ни стало. Поскольку речь шла о сближении европейских народов на общей платформе. Поскольку общий интерес и национальный во многом совпадали – между ними не было ни китайской стены, ни цивилизационного разрыва. Совет Европы занимался «святыми» вопросами. На протяжении десятилетий о нём с полным правом можно было говорить, как о семейной организации. В которой культивируется ощущение близости. Где все друг друга очень хорошо знают и прекрасно понимают. Где не принято ругаться и перетягивать одеяло на себя. Взаимные уступки и разумные компромиссы всегда во благо. Решения не вымучивают и выбивают, а вырабатывают всегда совместно. Никто никого не ставит перед свершившимся фактом и даже не помышляет о том, чтобы предавать, подставлять или обманывать. Имеем в виду, конечно же, межправительственный и экспертный срез функционирования Организации. Те, кто работал в Совете Европы многие годы назад, хорошо помнят, насколько все было в нем другим, по сравнению, скажем, с ОБСЕ. Приведём лишь пару примеров из дипломатической практики одного из нас, иллюстрирующих это различие. Хельсинки- II . Кто-то из наших «друзей» выступает на саммите с призывом исключить СФРЮ из состава ОБСЕ. Моментально созывается Совет министров иностранных дел. На СМИДе ожидаемо ни о чем договориться не удается. Заседание до (очень) глубокой ночи продолжается на уровне старших должностных лиц. На нас давят самым недипломатичным образом. Хамят. Выкручивают руки. Обвиняют в несговорчивости. Упрямстве. Недальновидности. В чём угодно. Наседают на пленарке. В кулуарах. В постоянно возникающих полурабочих группах. Ставят на голосование предложение об исключении чуть ли не каждые четверть часа, хотя консенсуса нет, под предлогом того, что он, вроде бы, наметился. Мы методично, упорно, бескомпромиссно блокируем вносимое незаконное, неправедное и вызывающее решение. В Совете Европы, после того, как Россия туда вступила, тоже возникали очень деликатные моменты. Но когда мы, памятуя о том, что к ситуациям противоборства нам не привыкать, пробовали рубить с плеча и играть, наверное, излишне жестко, к нам сразу же обращались с нижайшей просьбой убеждать, а не принуждать. Объяснять, а не настаивать. Находить такие формулировки, которые бы нас устраивали, но не противопоставляли партнерам. Ведь мы всё равно делаем общее дело. Сейчас это могло бы показаться фантастикой, но даже в разгар Второй Чеченской войны Комитет министров ни разу ни в чем нас не обвинил. Ни в нарушении прав человека. Ни в попрании гуманитарного права. Непропорциональности или чем-то ещё. Более того, не обязал нас поставить ситуацию на мониторинг. Понимать и сотрудничать для него стояло выше по шкале ценностей, нежели обличать и возмущаться. Важнейшим достоянием Совета Европы была «культура консенсуса». Не зря мы поставили это выражение в кавычки. Именно культура. Правила процедуры Комитета министров на достижении консенсуса не настаивают. Но требование консенсуса соблюдалось по деликатным политическим и финансовым вопросам и в отношении ведущих держав, в числе которых мы привычно оказались. Насколько органичной была культура консенсуса, показывает такой эпизод. Совет Европы взялся за разработку дополнительного протокола к ЕКПЧ об общем запрете дискриминации . На экспертном уровне против концепции и текста проекта выступила «восьмерка» ведущих государств Организации, справедливо причисляющих себя к когорте особо рьяных ревнителей прав человека. В их число вошли Германия, Великобритания, скандинавские страны и т.д. Первоначально и наша делегация хотела к ним присоединиться. Москва прекрасно отдавала себе отчет в заоблачном характере требования. Однако, по здравом размышлении, решила, что в панъевропейском контексте оно будет эффективно работать на соблюдение прав русскоязычного населения как в проблемных, так и в любых иных странах. На уровне правительственных представителей «восьмерка» провалить проект тоже не смогла. В Комитете министров расклад сохранился прежним: «восьмерка» категорически «против», все остальные – «за». Председательствующая страна ставит принятие протокола на (!) индикативное голосование, призванное показать, каков будет возможный вариант. Решение проходит. Блокирующего меньшинства «недовольные» не набирают. Тогда при голосовании они воздерживаются. Никто против него не выступил. Для истории осталось, что дополнительный протокол к ЕКПЧ об общем запрете дискриминации был принят консенсусом. Восприятие Совета Европы как семьи имело не только политические и процедурные, но и сугубо практические последствия. Ни старожилы Совета Европы – ни новобранцы, ни крупные державы – ни совсем маленькие никогда не держали при Организации многочисленные делегации. За большие всю необходимую работу по лоббированию их интересов делали их представители в Генеральном секретариате Совета Европы. Малые, скромнее представленные в нём, неизменно исходили из того, что Организация в любом случае будет действовать в их интересах. Исключением являлось лишь представительство Турции при Совете Европы, в которое Анкара включила аппарат Правительственного агента (по нашей терминологии – Уполномоченного) при ЕСПЧ. Россия и Украина тоже сначала довольствовались небольшими представительствами. Однако чуть позже в силу ряда причин дали им сильно разрастись. Сейчас аппарат нашего Уполномоченного по правам человека при ЕСПЧ тоже частично находится в Страсбурге. Настойчивость, с которой мы акцентируем семейный характер Совета Европы, нужна нам для того, чтобы оттенить то значение, которое руководство молодой демократической России при проведении своего внешнеполитического и внутриполитического курса отдавало скорейшему вступлению в Организацию, претендующую на то, чтобы стать панъевропейской. Быть в Совете было равносильно признанию нас естественным и полноправным членом семейства европейских народов. Членство в нем открывало путь к нормальному равноправному сотворчеству в определении судеб континента. Позволяло превращать сближение с остальной частью Европы из пустопорожних слов и лозунгов в повседневную реальность. Давало всем россиянам доступ к Европейской системе защиты прав человека, ставшей по существу весомым элементом внутреннего правового и судебного порядка страны . Быстро вступить не получилось. Процедура оказала муторной. Двухэтапной. С многочисленными подводными камнями, придуманными специально для Российской Федерации. С приостановкой рассмотрения нашей заявки вследствие катастрофически негативной реакции западного общественного мнения на Первую Чеченскую войну. С длинным списком самых разнообразных обязательств, вытекающих из членства, которые руководство страны уполномочило Федеральное Собрание на себя взять . Тем не менее, мы сломили сопротивление консервативных кругов Западной и Центральной Европы, убедили всех в своем праве на членство, вступили в Совет Европы и стали в нём спокойно и обстоятельно работать. После этого сам факт, даже просто факт нашего членства, без чего бы то ни было ещё, превращает в откровенную фальшивку и спекуляции любые утверждения о том, что Россия – не европейская страна. Россия – безусловно европейская держава. Но не только. Она еще и евразийская. То есть в дополнение к своей первой, европейской ипостаси, является также цивилизацией-континентом, объединителем, естественным связующим звеном между Востоком и Западом. Эту роль сейчас, с запуском геополитического проекта Всеобъемлющего Большого Евразийского партнерства, Москва на себя примеряет . Но, как минимум, является частью европейской цивилизации, в становление и расцвет которой внесла очень даже немалый вклад. Однако вступая в Совет Европы, осваиваясь в нем и вбирая в себя все его правовые достижения, Россия исходила из того, что традиции семейного доброжелательного общения, ставка на сотворчество, отказ от конфликтности и культура консенсуса – это навсегда. Они обязательное качество межправительственного сотрудничества в рамках Совета Европы. То, что сейчас, в контексте общего ухудшения отношений между Россией и ЕС, определенные политические круги от всего этого пытаются отказаться или даже откреститься, ломают самое ценное, что только есть в Организации, без ножа режут «курочку, несущую золотые яйца», может вызывать только одно чувство – глубокого разочарования и неприятия. Традиции полюбовного решения всех вопросов и культура консенсуса, присущие Комитету министров Совета Европы, в обязательном порядке должны быть восстановлены. Точно так же должен быть найден выход из тупикового стремления его Парламентской Ассамблеи ограничивать полномочия и понижать в правах делегацию Федерального Собрания в ПАСЕ. От самой возможности кого-то наказывать и чего-то лишать Парламентской Ассамблеи необходимо отказаться, внеся, может быть поэтапно, но в обозримом будущем (хотя лучше сразу) соответствующие изменения в свои правила процедуры. Это вторая предпосылка, ничуть не менее существенная, чем первая.   Новая повестка дня Совета Европы Наконец, третья часть триады предпосылок – переформатирование того, чем занимается и призван заниматься Совет Европы, с учетом глубочайших изменений, которые переживает наш континент, и появления новых вызовов, императивов и потребностей, на которые столь значимая Организация просто не имеет права не откликаться. Постановка перед ним новых задач, отвечающих главным тенденциям нашего времени. Пересмотр устаревшей повестки дня, внесение в неё необходимых изменений и дополнений . В какой-то степени Совет Европы утратил былые позиции и был отодвинут в сторону другими европейскими и евроатлантическими структурами условно также и по своей собственной вине. В прошлом доминирующее значение в своей деятельности он придавал нормотворчеству. Совет был признанным лидером, первопроходцем в разработке правового регулирования целого ряда ключевых проблем в самом широком диапазоне областей. На него равнялись. На него ориентировались. Он служил эталоном. Вобрав в себя страны развалившихся социалистического лагеря и Советского Союза, Совет Европы поменял приоритеты. Первостепенное внимание он уделил внедрению в них отстаиваемых им стандартов плюралистической демократии, правового государства и защиты прав человека. Это было логично. Естественно. Востребовано. Но Совет должен был одновременно двигаться вперед. Реагировать на новые вызовы и потребности. Продолжать уделять столь же пристальное внимание, как и раньше, нормотворчеству. У него не получилось. Заниматься одновременно популяризацией накопленного опыта и приобретением нового он не смог. Не хватило ни финансовых ресурсов, ни людских. Кроме того, Совет умышленно пошел на наращивание аппарата контроля за исполнением государствами обязательств, вытекающих из членства. Это привело к резкому утяжелению его деятельности. Перераспределению сил и средств в пользу того, что уже есть, а не того, что предстоит сделать. Ослабило его возможности созидать новое. Естественно, что конкуренции с ЕС он не выдержал. Для этого нужно было совершенно иначе выстраивать взятую на вооружение стратегию. Уже на пороге тысячелетия Совет Европы должен был осознать, что он утрачивает инициативу. Пробуксовывает. Топчется на месте. Повторяет пройденное. Что нет нужды навязывать государствам программы технического содействия или поддаваться на просьбы об их осуществлении. Это вчерашний день. Все новички воспитали свои собственные кадры. Опыт и стандарты Совета Европы изучены ими вдоль и поперек. Гораздо лучше и дешевле экспертную помощь в состоянии оказывать неправительственные организации, национальные и международные. Надо передать им соответствующие функции, как ни жалко от них отказываться, и перенацелить себя на решение задач нового поколения. Попытаемся их сформулировать. Конечно, максимально лаконично и без обоснования и так очевидных вещей. Чтобы вновь занять достойное место в европейской архитектуре, вернуть себе лидерство, сделаться по-настоящему востребованным, Совет Европы должен перехватить инициативу и заняться нормотворчеством в ключевых областях, связанных с функционированием современного государства и решением наиболее острых проблем, с которыми оно сталкивается. Назовем только несколько. Это резкое поправение и дегуманизация современного европейского общества. Настоящая опасность заключается вовсе не в волне популизма и подъеме крайне правых и левых движений или возрождении, вроде бы, погребенной вместе с фашизмом идеологии расовой и национальной исключительности. Она таится в том, что, следуя за предпочтениями избирателей, отдающих голоса популистам и радикалам, классические партии, ранее считавшиеся центристскими, берут на вооружение чужие лозунги и превращают их в практическую политику . Это вызов, бросаемый обществу очередной, третьей по счету (некоторые считают - четвертой или даже пятой, в зависимости от избираемой точки отсчета) технологической революцией. С одной стороны, она обещает новым поколениям беспредельные возможности доступа к информации, развлечениям, благам прогресса и т.д. С другой - в силу роботизации очень многих производств, транспорта, медицины и предоставления самых разнообразных услуг, приведет к высвобождению многомиллионной армии людей самых разных возрастов, которых пока непонятно чем занять . Это погружение современного европейского социума, как и каждого отдельно взятого человека, всё глубже и глубже во Всемирную паутину. Люди живут в ней. Проводят в ней всё больше и больше времени. Удовлетворяют через неё растущую номенклатуру потребностей. А она далеко не только благо. Она таит в себе огромное количество угроз. Самых разных. От угроз человеческой психике – до угроз политической стабильности и безопасности . Это неуправляемая миграция. Все её прелести страны Европейского Союза только что испытали на себе. Как купировать, не исключено только временно, миграционный кризис, они придумали. Принеся в жертву и свои принципы и ценности, и прежнее наднациональное законодательство. Как справиться с его последствиями и превратить миграцию из фактора дестабилизации в инструмент сотрудничества и развития, ответа нет . Это борьба с международным терроризмом. Он сегодня стучится в двери всех. Внутренняя безопасность, в том числе, самых благополучных государств, трещит по швам. На наших глазах даже страны, считающие себя флагманами демократии, превращаются частично в полицейские и авторитарные государства. Пророчество Джорджа Оруэлла становится страшной реальностью. От которой не спрятаться. Не убежать. Не переждать. А найти ему эффективное противоядие и наладить приемлемое для всех международное сотрудничество никак не получается. Список проблем уже сегодняшнего дня, над которым надо думать, которыми в обязательном порядке следует заниматься, можно было бы продолжить. Но есть ещё и перспективные процессы, нуждающиеся в поддержке и регулировании. Важнейший из них – переход глобализации в режим ускоренной региональной интеграции, грозящей разорвать общее мировое экономическое и политическое пространство на несколько противостоящих друг другу геополитических проектов. Заняться сопряжением интеграций и выработкой новых правил игры на десятках глобальных шахматных досок столь сильному экспертному сообществу, как Совет Европы, сам Бог велел. Кому как не ему? Одной из таких досок могло бы стать налаживание самого тесного сотрудничества и взаимодействия между судебными инстанциями, вовлеченными в разнонаправленные интеграционные процессы. Решения, выносимые судами разного уровня, судами национальными, международными и наднациональными – это право в действии. Это постоянная корректировка правовой реальности. Это либо инструмент объединения, либо орудие разъединения, разобщения и обособленности. Понятно, в пользу какого из вариантов будущего Совет Европы мог и должен был бы выступить. Мы проанализировали важнейшие предпосылки, создание которых позволило бы Совету Европы превратиться в привилегированный механизм восстановления нормального, подлинного, взаимовыгодного сотрудничества на континенте. Слово за политиками. В нынешние очень непростые времена нельзя ошибиться. Стоимость ошибки зашкаливает. Все, абсолютно все выиграют, если Совет Европы удастся вновь превратить в лидера панъевропейской интеграции с обновленной повесткой дня, отдающего всего себя без остатка заботе о подлинных интересах европейской семьи народов и строго следующего культуре консенсуса как высшей ценности международного общения, взаимного уважения и доверия. © Марк ЭНТИН, заведующий кафедрой европейского права МГИМО МИД России, профессор-исследователь БФУ им. И. Канта, Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник ИЕ РАН   *1 Всесторонний непредвзятый анализ его последнего ежегодного послания Европейскому Союзу см. Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Завидная… стагнация», Экспертный комментарий, РСМД, 18 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/zavidnaya-stagnatsiya/ *2 Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Европейский союз распрямляет плечи». Экспертный комментарий, РСМД, 3 октября 2017 г., http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/evropeyskiy-soyuz-raspryamlyaet-plechi/ и Вся Европа, №9 (122), 2017, http://alleuropalux.org/?p=14786 или на фр. яз. “ L'Union Europeenne releve la tete ”, №10 (123), 2017 г ., http://alleuropalux.org/?cat=2 *3 Олег Барков, «Программы Кудрина и Титова в ожидании белого лебедя», Dp . ru , 30 мая 2017 г., https://www.dp.ru/a/2017/05/30/Programmi_Kudrina_i_Titov ; «Почему Борис Титов идёт в политику», От редакции, Независимая газета, 28 ноября 2017 г., http://www.ng.ru/editorial/2017-11-28/2_7124_red.html *4 Все эти вопросы обстоятельно разбираются в Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Новая повестка отношений между Россией и ЕС», Аналитическая записка РСМД, 31 мая 2016 г., http://russiancouncil.ru/activity/policybriefs/novaya-povestka-otnosheniy-mezhdu-rossiey-i-es/ и Вся Европа, №5 (110), 2016 г., http://alleuropalux.org/?p=13238 *5 Согласно п. а ст. 1 его Устава (Статута), «Целью Совета Европы является достижение большего единства между его Членами во имя защиты и осуществления идеалов и принципов, являющихся их общим достоянием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу», https://rm.coe.int/CoERMPublicCommonSearchServices/DisplayDCTMContent?documentId=0900001680306055 *6 Совместная конференция Института и Совета Европы «Интеграционные процессы в Европе и Евразии: роль конвенций Совета Европы», Институт законодательстве и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2 июня 2016 г., http://izak.ru/institute/events/sovmestnaya-konferentsiya-instituta-i-soveta-evropy-integratsionnye-protsessy-v-evrope-i-evrazii-rol/ *7 Согласно ст. 7 «Любой Член Совета Европы может выйти из его состава, официально уведомив о своем намерении Генерального Секретаря». В ст. 8 говорится: «Право на представительство любого Члена Совета Европы, грубо нарушающего положения статьи 3, может быть приостановлено, и Комитет министров может предложить ему выйти из состава Совета на условиях, предусмотренных в статье 7. Если такой Член Совета Европы не выполняет это предложение, то Комитет министров может принять решение о том, что Член, о котором идет речь, перестает состоять в Совете с даты, которую определяет сам Комитет». Цит. по Устав Совета Европы, с.2., http://iskran.ru/cd_data/disk2/r3/008.pdf *8 Как, со ссылками на источники в самом СЕ, отмечалось на круглом столе по европейской повестке, проведенном в самом начале декабря 2017 г. Комитетом по международным делам Совета Федерации. Обстоятельный отчет о круглом столе приводится в Сергей Филатов, «Россия и Европейский Союз – «сотрудничество», «партнерство» или «конфронтация», Международная жизнь/ International Affairs , 2 декабря 2017 г., https://interaffairs.ru/news/printable/18892 *9 Цитируется по «Россия в Совете Европы: двадцать лет спустя. В Госдуме обсудили дальнейшие перспективы членства нашей страны в крупнейшей европейской организации», Парламентская газета, 12 ноября 2015 г., https://www.pnp.ru/politics/2015/11/12/rossiya-vsovete-evropy-dvadcat-let-spustya.html *10 Марк Энтин, Международные гарантии прав человека (практика Совета Европы) , М., Международные отношения, 1992; Марк Энтин, Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы» , М., изд-во МНИМП, 1997; Марк Энтин, Защита прав человека по праву Европейского Союза , Учебное пособие, М., изд-во МГИМО (Университета), 2003. *11 Марк Энтин, «Совет Европы: дремлющие возможности», Вся Европа, №7-8 (68), 2012 г., http://alleuropalux.org/?p=3903 *12 Подробнее о нём и его деятельности см. http://fra.europa.eu/en *13 Guaranteeing fundamental rights effectively, European Union Agency for Fundamental Rights, published at 06.10.2016, http://fra.europa.eu/en/news/2016/guaranteeing-fundamental-rights-effectively (In this joint article written following a meeting in Paris on 20 September, the Director of the European Union Agency for Fundamental Rights, Michael O'Flaherty, and the French Defender of Rights, Jacques Toubon, express their disquiet about the state of human rights in the EU and offer suggestions to improve the situation in particular areas of concern.) *14 Марк Энтин, «Совет Европы и Россия», Вся Европа, №10 (15), 2007 г., http://alleuropalux.org/?p=606 *15 Протокол №12 и Пояснительный доклад см. http://www.echr.ru/documents/doc/2461543/2461543.htm ; http://hrlibrary.umn.edu/russian/euro/Rexplrptprot12.html *16 Марк Энтин, «Главные отличительные особенности европейской системы защиты прав человека», Московский журнал международного права, №3, 2004, с.101-115. *17 Марк Энтин, «Соотношение обязательств, принятых Россией при вступлении в Совет Европы, и обязательств, вытекающих из членства в Организации», Конституционное право: Восточноевропейское обозрение, №1, 2003, с. 141-147. *18 Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Всеобъемлющее Большое Евразийское партнерство: уход от реальности или возвращение к ней», Вся Европа, №11 (115), 2016 г., http://alleuropalux.org/?p=13969 *19 Марк Энтин, «На пути к реформе Совета Европы», Вся Европа, №4 (54), 2011, http://alleuropalux.org/?p=2572 *20 Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Возвращение эры консервативного национализма в ЕС и США», Аналитическая статья РСМД, 19 апреля 2017 г., http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/vozvrashchenie-ery-konservativnogo-natsionalizma-v-es-i-ssha/ *21 «Хокинг предупредил человечество о последствиях развития искусственного интеллекта», Независимая газета, 3 ноября 2017 г., https://www.novayagazeta.ru/news/2017/11/03/136685-hoking-predupredil-chelovechestvo-o-posledstviyah-razvitiya-iskusstvennogo-intellekta *22 Тим Бернерс-Ли, «Создатель Всемирной Паутины Бернерс-Ли рассказал о главной угрозе для интернета», Forbes . ru , 16 ноября 2017 г., http://www.forbes.ru/tehnologii/100-let-forbes352893-sozdatel-vsemirnoy-pautiny-berners-li-rasskazal-o-glavnoy-ugroze *23 Несмотря на то колоссальное внимание, которое уделяется этой проблеме на всех уровнях международного сотрудничества, начиная с Организации Объединенных Наций. См. «Решение проблем международной миграции и развития в рамках системы ООН и других соответствующих международных организаций», ООН: Международная миграция и развитие, http://www.un.org/ru/development/migration/system.shtml
Актуально
akt12

Брюссельский колокол Карлеса Пучдемона, подобно лондонскому Александра Герцена, будоражил соотечественников более двух с половиной месяцев после референдума. И лидер движения за самостийность Каталонии оказался вознаграждён: на региональных выборах 21 декабря победу суммарно одержали его сторонники, причём при очень высокой явке...

Брюссельский колокол Карлеса Пучдемона, подобно лондонскому Александра Герцена, будоражил соотечественников более двух с половиной месяцев после референдума. И лидер движения за самостийность Каталонии оказался вознаграждён: на региональных выборах 21 декабря победу суммарно одержали его сторонники, причём при очень высокой явке избирателей. А главным проигравшим стала правящая в Испании консервативная Народная партия премьер-министра Мариано Рахоя, сумевшая обеспечить себе лишь 3 мандата из 135 в местном парламенте. Досрочное голосование было назначено центральным правительством после провального для него референдума 1 октября (см. «Испания: каталонская задача с множеством неизвестных», №11(124), 2017). Результаты выборов показали, что отказ Мадрида от серьёзного диалога с Барселоной – и беглым Пучдемоном, временно укрывшемся в Брюсселе, – а также фактическая отстранённость властей Европейского Союза от давно назревавшего политического конфликта, стали крупной ошибкой. Свою лепту в это внесло и привлечение к суду ряда лидеров сепаратистов. Теперь, с позиции силы, Пучдемон настаивает на личной встрече с Рахоем на нейтральной территории, например, в столице Бельгии. И без предварительных условий. Воля большинства каталонцев – за предоставление ещё большей автономии региону проголосовали 47% избирателей – проявилась тем более убедительно, что предвыборная кампания проходила на фоне переезда из Каталонии около трёх тысяч штаб-квартир крупных компаний, падения объёма инвестиций на три четверти по сравнению с 2016 годом, и серьёзных финансовых потерь от сокращения притока иностранных туристов. В результате абсолютное большинство в региональном парламенте теперь принадлежит трём сепаратистским партиям. Объявивший себя победителем К.Пучдемон, судя по всему, намерен триумфально вернуться в Барселону, хотя он и находится в международном розыске по требованию Мадрида. Но кто бы ни возглавил правительство, он или она столкнётся с острыми проблемами: в условиях сохраняющейся радикализации отношений с центральными органами власти придётся вести торг о расширении полномочий региона. Пойдёт ли на это Мадрид во главе с неуступчивым М.Рахоем? Не менее важная проблема – взаимоотношения с той значительной частью населения, которая осознанно выступает против национализма и сепаратизма. Представительство противников независимости впервые стало весьма весомым в региональном парламенте: 43% против 47%, что говорит об очень глубоком расколе местного общества. Удастся ли в таких условиях сформировать правящую коалицию, особенно с учётом того, что в парламент прошли семеро сепаратистов, трое из которых вместе с Пучдемоном находятся в бельгийской столице, а четверо под арестом в Испании, – большой вопрос. Власти королевства могут воспользоваться этим и объявить новые досрочные выборы. Мадрид и Барселона вправе рассчитывать на более заметную посредническую роль Брюсселя в нормализации положения в одном из крупнейших государств этого интеграционного объединения. Однако пока руководство ЕС заявляет, что не намерено вмешиваться, и признаёт роль собеседника только за испанским правительством. Горячая «каталонская картофелина» свалилась на европейских политиков в период многих судьбоносных вызовов, таких, как переговоры по «Брекзиту», резкое обострение проблем в отношениях с Польшей, победа националистов на региональных выборах на французском острове Корсика... Похоже, брюссельские стратеги и тактики пока не готовы адекватно реагировать на эти проблемы. Андрей СМИРНОВ
Дневник событий
1
В фокусе

Дело теперь прошлое, но настолько важное, что о нём нельзя не вспомнить. В последние несколько лет макроэкономические и финансовые показатели зоны евро, да и всего ЕС, так улучшились, что даже трудно поверить: длительное время «единая Европа» балансировала на краю пропасти....

Дело теперь прошлое, но настолько важное, что о нём нельзя не вспомнить. В последние несколько лет макроэкономические и финансовые показатели зоны евро, да и всего ЕС, так улучшились, что даже трудно поверить: длительное время «единая Европа» балансировала на краю пропасти. Действительно, ночью 12 июля 2015 года, на самых трудных переговорах о задолженности Греции, судьба единой европейской валюты висела на волоске. Мощные удары Союзу наносили острейший миграционный кризис, грозившей отменой свободы передвижения, отчаянные усилия по спасению от банкротства пяти стран ЕС и множества крупных банков, начавшийся дрейф Великобритании из объятий Брюсселя, угроза победы крайне правых сил на выборах во Франции и в Нидерландах… В целом, целое десятилетие, с 2007-го по 2017 год, «двадцать восемь» переживали сильнейшую депрессию. Как образно выразился известный британский историк Тимоти Гэртон Эш, обладатель премии Карла Великого, если бы он заснул в счастливом 2005 году, а проснулся в январе 2017-го, то «немедленно умер бы от шока. Всюду (в ЕС) кризис и дезинтеграция, еврозона не функционирует, Афины обнищали, молодые выпускники испанских университетов работают официантами в Лондоне и Берлине, дети моих португальских друзей ищут работу в Анголе и Бразилии, периферийные страны отдаляются от центра Союза, у которого нет конституции, поскольку она была отвергнута Францией и Голландией. Да ещё и «Брекзит»!» Ностальгию по докризисным временам не скрывает и профессор одного из университетов Испании Мигель Отеро: «В Европе ощущалась эйфория. Евро наступал на доллар в качестве международной валюты, а модель региональной интеграции ЕС изучалась во всем мире. США пострадали от войны в Ираке и появились первые признаки исчерпания англосаксонской модели финансового капитализма. С Китаем в 2003 году было достигнуто стратегическое партнёрство, отношения с Россией были сердечными. НАТО расширялось, как и Евросоюз, включивший в свой состав в 2005 году 10 стран, а в 2007-м – Болгарию и Румынию. Всё это было многообещающим. Пока не грянул кризис». А к нему не оказался готовым никто. Как выяснилось, не существовало и механизмов, способных смягчить неожиданный шок. Отцы-основатели и нынешние стратеги «единой Европы» не рассчитывали на такие повороты судьбы. По мнению политолога из Брюгге Марии Демертзис, «кризис обнажил уязвимость и плохое управление и Евросоюзом, и еврозоной. В отличие от ЕС, США располагают средствами и политической волей для быстрого реагирования. Когда разразился финансовый кризис, меня шокировало наблюдение за тем, как каждая страна Евросоюза спасает собственные банки, ограничиваясь лишь этим. Не слышно стало и речей о необходимости дальнейшей интеграции и централизации». Впрочем, нынешние завидные экономические показатели ЕС подтверждают умозаключение одного из основателей Союза, великого французского политика Жана Моне о том, что после каждого кризиса Европа становится всё сильнее. Однако настолько ли силен теперь ЕС, чтобы успешно противостоять грядущему кризису, который, конечно, неизбежен в силу объективного развития капитализма? Игорь ЧЕРНЫШОВ
2
В фокусе

Есть ли шанс на выветривание польской русофобии Беата Шидло, «железная леди» в польской вариации, вынужденно покинула пост премьер-министра, несмотря на устойчивую популярность в широких народных массах и поддержку однопартийцев. Закулисный правитель всея Польши, «серый кардинал» местного политикума, «дэн сяопин» в...

Есть ли шанс на выветривание польской русофобии Беата Шидло, «железная леди» в польской вариации, вынужденно покинула пост премьер-министра, несмотря на устойчивую популярность в широких народных массах и поддержку однопартийцев. Закулисный правитель всея Польши, «серый кардинал» местного политикума, «дэн сяопин» в правящей партии Право и справедливость (ПиС) Ярослав Качиньский, не занимающий формально никакого руководящего поста, явно посчитал, что издержки провокационно-агрессивного курса в отношении Евросоюза и соседей становятся избыточными – и потому требуется если не корректировка, то, по крайней мере, смена лиц и стилистики. Формально это и уступка оппозиционным силам в Сейме – против пани Беаты, а значит, и против политики ПиС, энергично выступали и либерал-консерваторы из Гражданской платформы, и Союз европейских демократов, и Польская крестьянская партия, и либеральная партия Новочесна (дословно – «современная»). Попутно разыгрывалась популярная уже не первый политический сезон тема коррупции: премьершу обвиняли в кумовстве и семейственности, называя это сочной метафорой – «приватизацией государства». Присутствовала и главная причина не столько отставки, сколько понижения в должности (в январе госпожа Шидло вернётся в правительство в качестве заместителя премьера) – растрата «предыдущих достижений во внешней политике» Польши. «Образ и репутация Польши на международной арене сильно ухудшились, особенно в рамках ЕС... У нас не очень хорошие отношения с Германией, Францией, не говоря уже о России», – отмечает бывший депутат Сейма, известный в европейских кругах политик Тадеуш Ивиньский. Даже с не менее проамерикански настроенным Вильнюсом, где тон задаёт президент Даля Грибаускайте, пытающаяся быть более Мадлен Олбрайт чем сама Олбрайт, Варшава находится в контрах из-за принадлежности Виленского края, который с 1918 по 1939 год входил в состав Польши, а затем вернулся в Литву. Но больше всего искрит и дымит на линии Варшава-Брюссель, причем понятно, что столица Бельгии здесь никаким боком не притулилась.   Весь сор в одной избе Изрядно подпорченные отношения с Евросоюзом объясняются реформами, которые дерзко затеяли и упрямо проводят консерваторы из ПиС. Эти реформы приводят (случайно ли?!) к концентрации власти их единомышленников на всех уровнях управления государством и обществом. Законопроекты по переформатированию судебной системы, по сути, наделяют исполнительную власть полномочиями «высшей инстанции», своего рода «руководящего и направляющего» органа, указывающего и Верховному суду, и Национальному судебному совету, и судам общей юрисдикции, что и как им надлежит делать. В докладе правозащитной организации «Хьюман райтс уотч», при всей неоднозначности репутации этой структуры, не без основания содержатся обвинительные пассажи такого рода: с момента прихода к власти ПиС приняты законоуложения, которые «препятствовали работе Конституционного трибунала, позволяли вмешиваться в процесс назначения и увольнения судей, подрывали принцип свободы прессы, в ещё в большей степени препятствовали реализации репродуктивных прав женщин (имеется в виду запрет на аборты. – В.М.), а также ограничивали свободу собраний». Переломным в отношениях между властными структурами Евросоюза и польскими властями можно считать 2016 год. Весной право назначать руководителей государственных СМИ было передано… министру госимущества. Затем осенью в Польше – стране строгих, если не сказать ригористских нравов, освященных авторитетом римско-католической церкви, был подготовлен законопроект о полном запрете на аборты, что предусматривало наказание до пяти лет лишения свободы за искусственное прерывание беременности. Либеральная тусовка, выступающая за аборты, бесплодные однополые браки и терпимое отношение к разного рода сексуальным извращениям, взвыла. С целью контроля за внешним (из-за рубежа) финансированием неправительственных организаций (НПО) кабинет Беаты Шидло образовал специальное агентство. Оппозиция отвергла доводы, что это делается во имя прозрачности (транспарентности). В таких НПО, у которых заявленным предназначением является защита прав женщин, иммигрантов и окружающей среды, появление нового контрольно-распределительного органа (он будет выделять госсубсидии общественным организациям по своему выбору) вызвало отторжение. А заодно и подозрение в том, что за этим хитроумным маневров скрывается попытка финансировать из казны только лояльные проправительственные НПО и тем самым «манипулировать гражданским обществом».   Требуется: «свой» среди чужих Смена караула в Варшаве продиктована болезненной реакцией на авторитарные тенденции польских властей в столице ЕС – Брюсселе. Резолюция Европарламента, принятая в середине ноября, квалифицирует действия Варшавы как «отход» от принятых демократических норм «семьи народов» и призывает к показательной порке. Против Варшавы могут быть применены политико-экономические санкции. Более того, допускается приведение в действие статьи 7 Лиссабонского соглашения: Польша может быть лишена права голоса в Европейском Совете, высшем органе сообщества. Правда, вероятность введения репрессалий ничтожно мала: необходим консенсус, а Венгрия, также подвергающаяся остракизму со стороны Евросоюза, дала ясно понять, что употребит своё право вето. Посему в пожарном порядке понадобилась фигура, не набившая оскомину у тяжеловесов в брюссельских коридорах власти, способная найти общий язык с тем же Дональдом Туском. Такой экстренно востребованной фигурой оказался 49-летний вице-премьер и глава Минфина, бывший диссидент и банкир (7 лет стоял во главе третьего по величине польского банка BZ WBK) Матеуш Моравецкий, фигура столь же колоритная, сколь и противоречивая (для Москвы). Пан Моравецкий – это яблоко, далеко не укатившееся от яблони: его отец, 76-летний Корнель Моравецкий, был вожаком экстремистского крыла «Солидарности», в 2010 даже выставлял свою кандидатуру на президентских выборах, а ныне довольствуется не самым последним титулом почетного (по старшинству) председателя Сейма. Своим русофобством Корнель Моравецкий многим даст фору: он покровительствовал оппозиции в Беларуси, делал ставку на подрывную деятельность воинственных группировок крымских татар и, естественно, находился в эйфории после победы олигархическо-националистических сил на киевском майдане 2014 года. Последующая логика незамысловата: отец Корнель завербовал сына Матеуша, затащив в свой лагерь «непримиримых», а тот понабрался ума-разума с прозападным креном в Северо-Западном университете Иллинойса, расположенном в самом польском городе США – Чикаго, следовательно, склад мышления нового премьера мало чем отличается от местной разновидности американских радикал-демократов и фундаменталистов-неоконсерваторов Правда, есть отличие: одно время Моравецкий-младший служил экономическим советником у нынешнего председателя Европейского Совета Дональда Туска, когда тот был премьер-министром Польши с 2007-й по 2014 год. В правящей партии многие мечтали бы посадить Д.Туска на скамью подсудимых «за сотрудничество с русскими, за покушение на президента Леха Качиньского» и, как пишет Александр Шторм (специально для EADaily из Варшавы) «таким радикальным способом закончить его политическую карьеру». Однако такой сомнительный эпизод в послужном списке нового премьера не стал меткой неблагонадёжности и не отвратил от него милость Ярослава Качиньского (см. «Польша: пан Ярослав против пана Дональда», №3(119), 2017). С деятельностью главного финансиста связывают впечатляющие макроэкономические параметры польской экономики, которая в этом году, по прогнозам Европейской Комиссии, прирастет на 4,2%, а в следующем ещё на 3,8%.   ПиС-чистки и шпиономания Приход Матеуша Моравецкого на должность обер-управляющего в Польше едва ли сулит радужные перспективы для двусторонних отношений – увы! В последнее время проявления антироссийского садомазохизма у польской элиты, уходящего корнями в застарелые психологические комплексы недореализовавшейся нации, повысили градус нетерпимости и предвзятости в государственных структурах и обществе в целом. Череда демонстративных репрессалий для запугивания всех, кто вздумает мыслить в категориях добрососедства, прокатилась паровым катком: •  Арест бригадного генерала Петра Пытеля, ранее возглавлявшего Службы военной контрразведки •  Ужесточение приговора (с четырех до семи лет тюремного заключения) юристу с польско-российским гражданством, который работал над кандидатской диссертацией о газовом рынке в Польше и в России •  Изгнание после 10 лет беспорочной журналисткой вахты в Варшаве Леонида Свиридова, корреспондента агентства новостей «Россия сегодня» •  Высылка в одночасье профессора Дмитрия Карнаухова, который преподавал на историческом факультете Варшавского университета и в Институте России и Восточной Европы Ягеллонского университета в Кракове, популяризовал историю и культуру Польши в рамках просветительской организации «Польский дом» в своем родном Новосибирске, способствовал научным обменам и контактам между учёными двух стран… Однако, не всё в наследнице Речи Посполитой двухцветно, как на её государственном флаге. Моравецкий-старший высказал попрёки в адрес своего сына, который в программной речи ни разу, ни словом не упомянул о восточном соседе. Цитата: «Не было произнесено вообще название этого государства (России), а это очень серьезные отношения». Довольно неожиданно Корнель Моравецкий заявил, что не имеет намерения противопоставлять россиян и поляков, а затем добавил: его сын мог бы «каким-то жестом» обратиться к «братьям-россиянам». Впрочем, Моравецкий-младший, скорее всего, благоразумно не стал ни словом, ни духом напоминать депутатам Сейма о существовании у них под боком России, отдавая себе отчёт в том, что два года русофобский истерии не могли не отравить сознания широких масс. Лучше промолчать, потому как всё сказанное могло быть использовано против нового премьера. О каких «братьях-россиянах» может идти речь, когда Польша находится в состоянии необъявленной войны с Россией, если верить министру национальной обороны Антонию Мачеревичу, патентованному русофобу, убеждённому в причастности Москвы к тому, что он называет «смоленским злодеянием» – гибели 10 апреля 2010 года президента Леха Качиньского и высших руководителей государства в разбившемся самолёте, направлявшемся в Катынь (см. «Польша и Россия: катыньский катарсис», №4(43), 2010). Цитата из Мачеревича: «Русские при одобрении правительства премьера Туска создали пирамиду обмана, сознательно разрушали и прятали обломки самолета, подделывали «чёрные ящики», уничтожали другие доказательства. Как назвать ситуацию, когда погибает вся элита, когда народу отрубают голову?! Это объявление войны со стороны России, даже если очередная атака наступит через год, два, пять лет нужно отдавать себе отчёт в том, что это объявление войны!». Ни больше, и ни меньше. Глава военного ведомства Польши уверен, что Россия объявила им войну – даже если собирается напасть «через год, два, пять лет». Было бы смешно, если бы не было так грустно.   На каком языке говорить с Варшавой? Безапелляционность высказываний Мачеревича, не имеющих ничего общего с истиной, отражает стиль мышления не только правящей верхушки, но и значительной части политического класса сегодняшней Польши, быстро забывшей уроки вчерашнего дня. Поскольку польские неоконсерваторы давно и активно ведут войну с нашей общей историей, с памятниками советским воинам, погибшим при освобождении этой многострадальной страны от фашистов (полегло 600 тысяч солдат и офицеров Красной Армии), то должен был наступить момент, когда в Москве перестали следовать негласной тактике «умиротворения» Варшавы с надеждой, авось, образумится. Недавно в Государственной Думе прозвучало предложение внести поправку в закон «О днях воинской славы и памятных датах России» и превратить 17 февраля в День памяти советских солдат, погибших в польском плену с 1919 по 1922 год. Автор инициативы – член комитета Госдумы по образованию и науке, сопредседатель «Бессмертного полка» Николай Земцов. Известно, что в ходе советско-польской войны в плен попали от 165,5 до 206,8 тысячи человек, притом домой вернулись только 65 тысяч. Наши историки полагают, что 28-80 тысяч пленных красноармейцев умерли от невыносимо тяжелых условий содержания в концлагерях. Цитата из исследования историка Геннадия Матвеева, приведённая в деловой газета «Взгляд»: «Пленные содержались в сырых, плохо отапливаемых, непроветриваемых бараках и полуземлянках, отсутствовали сенники и одеяла, не говоря уже о постельном белье, кормили нерегулярно и впроголодь, в том числе и вследствие воровства работников лагерных служб. Грубое, а временами и жестокое обращение с пленными, нехватка обуви и одежды, низкая пропускная способность бань, прачечных, дезинфекционных установок не позволяли обеспечить нормальные санитарно-гигиенические условия, а отсутствие самых необходимых лекарств и недостаточное количество мест в лагерных лазаретах приводили к эпидемиям инфекционных заболеваний начиная с гриппа и кончая тифом и холерой». Официальная точка зрения, принятая на вооружение польскими властями, лукава: мол, все документы были уничтожены во время воздушного налёта германской авиации в первые дни войны. Редакция газеты «Труд» в своё время пыталась через непредвзятых польских историков установить правду, и эта правда свелась к тому, что архивы по погибшим красноармейцам осознанно уничтожены самими поляками. Недавно министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский откровенно сетовал на то, что «Россия не хочет общаться с польским правительством ни по одному вопросу. Они хотят либо переждать это правительство, либо его игнорировать. Это большая проблема». Если в российском политикуме дозреют до насущной необходимости начать разговаривать с Польшей на том языке, который она понимает, то есть, на языке исторических обид и претензий (с требованием взаимозачёта), то поначалу станет ещё хуже. Но далее появится проблеск надежды, что из диалога России и Польши будут устранены самые эмоциональные компоненты, мешающие поддержанию хотя бы «рабочих» и «взаимовыгодных» отношений между соседями. Владимир МИХЕЕВ
dop1
В фокусе

Итак, Брюссель, наконец, решился перейти от слов к делу и попробовать-таки дать юридический окорот своенравной Варшаве. Внешне всё звучит чрезвычайно грозно, ведь первый абзац 7 статьи Европейского договора даёт Еврокомиссии возможность расследовать предполагаемую «однозначную угрозу тяжелых нарушений» основополагающих европейских ценностей, то...

Итак, Брюссель, наконец, решился перейти от слов к делу и попробовать-таки дать юридический окорот своенравной Варшаве. Внешне всё звучит чрезвычайно грозно, ведь первый абзац 7 статьи Европейского договора даёт Еврокомиссии возможность расследовать предполагаемую «однозначную угрозу тяжелых нарушений» основополагающих европейских ценностей, то есть угрозы человеческому достоинству, свободе, демократии, равенству, правовому государству и соблюдению прав человека. Несмотря на некоторую выспренность, звучит пугающе. Но в том-то всё и дело, что только звучит, поскольку весь брюссельский пар, несомненно, уйдёт в свисток и не более того. Все следствие закончится на первом же этапе и без видимых результатов. Для того, чтобы заслушать польское правительство по поводу его предполагаемых нарушений, необходимо, чтобы было сформировано большинство в три четверти голосов членов Европейского Совета. Но уже для второго этапа, не говоря обо всех последующих, требуется единогласное одобрение. И дело даже не в том, что, несмотря на всю колоритность, нынешних правителей Польши, от них всё же нельзя ожидать, что они сами проголосуют за продолжение такого расследования. Виктор Орбан, венгерский премьер-министр и один из главных европейских «анфан терриблей», нисколько не скрывает того, что считает подобные юридические шаги против Варшавы несправедливыми и потому их просто-напросто заблокирует. А посему вместо консенсуса Европейская Комиссия получит дулю с маком. В своем радиоинтервью 22 декабря он так и заявил: «Мы должны ясно дать понять ЕС, что начинать это следствие против Польши просто бессмысленно, поскольку нет никаких шансов, что оно будет проведено. Венгрия его заблокирует». «Тот, кто нападает на Польшу, нападает на всю Центральную Европу», – подытожил глава венгерского кабинета министров. Тем самым все, кто возвещал страшно-престрашные последствия, ожидающие Варшаву по итогам брюссельского следствия – подумать только, предстоит лишение права голоса на Европейском Совете, вот как надо стоять на страже незыблемых общечеловеческих ценностей! – несколько поторопились. Куда больше похоже на то, что руководство Союза предстало не в самом выгодном свете, поскольку оно пугает, а никому не страшно. А ведь даже воспитатели младших групп детского сада знают, что пустые угрозы лишь развращают воспитуемых. Так что Польша не только не лишится права голоса в Совете Европы, но и не будет наказана каким-либо иным способом. Верховный суд ЕС и Европейский суд по правам человека вольны выносить в этом отношении любые решения, но раз уж ПиСовское правительство Польши решило довести свою юридическую реформу до конца, оно это сделает, даже если в Брюсселе все треснут хоть пополам, хоть на четыре части. Европейская Комиссия «выражает свою озабоченность происходящим» с 2015 года, и что с того? Она сочла, что судебная власть в Польше в результате проводимых преобразований будет поставлена под контроль власти исполнительной? А вот власти в Варшаве считают иначе и все предостережения игнорируют. В связи с чем, желают брюссельским чиновникам быть здоровыми и не кашлять. Андрей ГОРЮХИН
3
Политика

«Война престолов» докатилась до Брюсселя: позиции лидеров Европейского Союза по важным конкретным проблемам всё чаще вступают в трудно разрешимые противоречия. Глава Еврокомиссии люксембуржец Жан-Клод Юнкер и председатель Европейского Совета поляк Дональд Туск уже почти не скрывают несовместимости своих подходов к...

«Война престолов» докатилась до Брюсселя: позиции лидеров Европейского Союза по важным конкретным проблемам всё чаще вступают в трудно разрешимые противоречия. Глава Еврокомиссии люксембуржец Жан-Клод Юнкер и председатель Европейского Совета поляк Дональд Туск уже почти не скрывают несовместимости своих подходов к головоломкам, на которые богата современная жизнь. А для журналистов, аккредитованных при органах правления ЕС, этот поединок превратился в едва ли не самую горячую из обсуждаемых тем. Впрочем, в самой структуре власти Союза априори посеяно зерно противоречий: Еврокомиссия играет роль общеевропейского правительства, а Европейский Совет призван выражать интересы каждой из 28 весьма разношерстных стран. Однако до сих пор обоим могущественным органам удавалось сглаживать наиболее острые углы. А вот нынешние лидеры, похоже, обнажили мечи и не намерены возвращать их в ножны. Особенно очевидным это стало на последнем в 2017 году саммите ЕС. В ходе подготовки к этой важной встрече Д.Туск направил обращение руководителям 28 государств, вызвавшее недоумение и нескрываемую тревогу адресатов. В послании бывшего премьер-министра Польши говорилось, что «тема обязательных квот на приём беженцев продемонстрировала, что она сильно разделяет мнения стран, приобрёла непропорциональное значение и стала неэффективной». Далее он выступил с конкретными предложениями, которые, как считается, ему «не по чину», поскольку это не входит в его компетенцию. Вызывающий демарш главы Евросовета в Брюсселе сочли откровенной атакой на позицию Ж.-К.Юнкера, что вызвало немедленную и очень резкую отповедь члена Еврокомиссии, отвечающего за иммиграционную политику ЕС, Димитриса Аврамопулоса: «Послание Туска неприемлемо, оно имеет антиевропейскую направленность, отрицает и игнорирует всю проделанную в последние годы совместную работу. Задача Туска – защищать европейское единство и его принципы. А этот документ подрывает одну из опор ЕС – солидарность». Ещё до громкого инцидента многие чиновники с изумлением наблюдали, как быстро осваивается Д.Туск в «столице единой Европы», хотя обосновался там три года назад. Уже через полтора года, опираясь всего лишь на несколько десятков помощников, польский политик повёл успешное наступление на вотчину главы исполнительного органа Евросоюза, в распоряжении которого – около 30 тысяч опытных сотрудников. Да и сам Юнкер – закалённый евробюрократ, который варится в этом кипящем котле уже два десятилетия… Неслучайно ещё в сентябре 2017 года Ж.-К.Юнкер неожиданно для многих высказался за придание Евросоюзу «единого голоса», поскольку у этого объединения много лидеров, заявления которых нередко вводят в заблуждение население ЕС и политиков за рубежом. Не вызывает сомнения, кого именно Брюссель должен наделить правом единого спикера: будущего руководителя Еврокомиссии. Будущего, потому что самому люксембуржцу осталось рулить всего полтора года, а потом он удалится на более чем заслуженный отдых. Перспектива придания функции рупора исключительно Еврокомиссии явно не устраивает Д.Туска, амбициозного ровесника Ж.-К. Юнкера. Поляк выступил с инициативами, нацеленными на придание более важной роли главам государств и правительств в принятии решений Союза. А на себя уже взял роль деятеля, предлагающего конкретные решения общеевропейского масштаба. В частности, он поспешил изложить своё мнение главе Еврогруппы о приоритетных мерах, которые необходимо принять для реформирования зоны евро. Да, Д.Туск опередил Еврокомиссию, которая должна выступить с предложениями по этой же реформе. И реакция Европейского Совета уже известна – она «примет к сведению» позицию исполнительного органа. Всего-навсего. В Брюсселе уверены, что такой мудрый политик и закалённый в бюрократических схватках боец, как Ж.-К.Юнкер, нанесёт хорошо выверенный ответный удар. Многочисленные болельщики, затаив дыхание, следят за развитием поединка… Александр СОКОЛОВ
b_roza
Политика

Графство Йоркшир задумалось о самостийности – корысти ради Известие, что Йоркшир, графство в северной Англии, намерено сформировать и выставить футбольную команду для участия в международных соревнованиях, вызвало эмоциональную реакцию в обществе, где до сих пор подспудно клокочут нешуточные страсти со...

Графство Йоркшир задумалось о самостийности – корысти ради Известие, что Йоркшир, графство в северной Англии, намерено сформировать и выставить футбольную команду для участия в международных соревнованиях, вызвало эмоциональную реакцию в обществе, где до сих пор подспудно клокочут нешуточные страсти со времён войны алой и белой розы. Эхо борьбы за власть между двумя ветвями Плантагенетов (французская королевская династия), между Ланкастерами и Йорками, похоже, звучит на генетическом уровне. Как-никак эта пря длилась тридцать лет (1455-1485), и завершилась победой Генриха Тюдора из боковой ветви дома Ланкастеров. Для потомков знати из лагеря Йорков, выбравших себе символом белую розу, поражение хранит оскомину… Но вернёмся к футболу, едва ли не самому выдающемуся спортивному изобретению островитян наравне с теннисом, крикетом и гольфом. Необходимо одно важное уточнение: Йоркшир подал заявку на членство в Конфедерации независимых футбольных ассоциаций (ConIFA – Confederation of Independent Football Associations), объединяющей сборные непризнанных или частично признанных стран, а также автономий внутри признанных стран, и этнические команды. Сборные эти – нота бене – официально не включены в состав ФИФА и континентальные конфедерации. И всё же это серьёзная заявка. Сепаратизм в Европе проявляется в разных ипостасях. Мотивы существенно разнятся. Шотландские горцы, корсиканцы во Франции, баски и каталонцы в Испании, активисты Лиги Севера в Италии и прочие и прочие «сепары», как их именует киевская нелегитимная власть, мотивированы разными амбициями. Тем не менее, все эти признаки центробежных, а не центростремительных настроений подтверждают тенденцию к регионализации в противовес глобализации, а также служат аргументом за сохранение (и частичное возрождение) Вестфальской системы (см. «Эксперт: английский национализм – это «спящий гигант», №8-9(25), 2008). Местнический патриотизм служит одной из составляющих возродившейся гордости велико-йоркширцев. Не случайно они приводят такой аргумент: если бы Йоркшир был самостоятельным государством, то на Олимпийских играх в Лондоне в 2012 году он занял бы почётную 12-ю строчку в таблице победителей по количеству полученных медалей. И это бесспорно: атлеты северного графства завоевали семь золотых, две серебряные и три бронзовые награды. Напоминает подсчёты тех, кто ностальгирует по временам до распада великой и могучей державы: до сих пор на всех Олимпиадах после 1991 года главным триумфатором остаётся СССР – если взять по совокупности все медали, которые получают бывшие советские республики. Спортивное тщеславие служит далеко не главной движущей пружиной участившихся разговоров о приобщении Йоркшира к процессу «деволюции», то есть осознанной политике центральных властей в Лондоне наделить Шотландию и Уэльс (см. «Шотландия: еврофилам придётся довольствоваться малым», №3(119), 2017) дополнительными компетенциями в рамках расширения их автономии в составе Соединенного королевства. Аналогичное делегирование полномочий планировалось и в отношении отдельно взятых графств, в частности, Йоркшира. Но процесс не пошёл, забуксовал. В октябре 2015 года, к примеру, правительство тори одобрило проект предоставления выбранному градоначальнику Шеффилда права расходовать по своему усмотрению бюджетные статьи, предназначенные для развития транспорта и на стратегическое планирование. Сумма на кону была внушительная: 900 миллионов фунтов стерлингов. По какой-то причине инициативу отложили в долгий ящик. Обида Йоркшира жива. Это мощный во всех смыслах регион площадью 12 тысяч квадратных километров, с населением 5,4 миллиона жителей, который по экономическому потенциалу превосходит Уэльс, и где расположены такие крупные центры, как Лидс, Шеффилд, Бредфорд, входящие в первую десятку городов Британии. Этот край богат на таланты, к которым относятся сёстры Бронте – Шарлотта, Эмили и Энн, чьи романы в середине XIX века произвели фурор и вскоре стали по праву считаться классикой английской литературы. К ним примыкает их собрат по перу, Джон Бойнтон Пристли, романист, эссеист, драматург и театральный режиссёр, родившийся, кстати, в городе Шекспира, в Стратфорд-на-Эйвоне. Но едва ли эти звучные имена могут повлиять сегодня на федеральных финансистов: по уровню государственных расходов на душу населения (по 8791 фунту) Йоркшир отстает от других регионов, таких как Большой Лондон или Северо-Восток. Самостоятельности в принятии решений по финансовым вопросам и инвестициям по-прежнему нет. Лондону, озабоченному вязкими переговорами с Евросоюзом о выходе из состава сообщества, не до того, чтобы вникать в проблемы северного края, пусть даже не самого последнего в иерархии регионов. А между тем, как пишет газета «Индепендент», местные напасти каждый день напоминают жителям о системном «нестроении». Так, транспортная инфраструктура находится в плачевном состоянии: «Поезда переполнены, вечно опаздывают и передвигаются по железнодорожному полотну, которое давно уже устарело. Все, кто пользуются автобусным сообщением, привыкли к тому, что, хотя бы один раз в неделю автобус и вовсе не появляется. Автомобильные дороги забиты, испещрены выбоинами и просто никуда не годятся». (“The trains are overcrowded, late and trundle along on outmoded rolling stock. Anyone using the bus service will be resigned to it not turning up at all at least once a week. Roads are choked with traffic, pitted with pot-holes, and not fit for purpose.”) Запущенное в обиход несколько лет назад пропагандистское клише, мол, Йоркшир – это «Северный источник мощи» (Northern Powerhouse), звучит как издёвка. Не мудрено, что местные, в хорошем смысле, патриоты сочли момент подходящим начать будировать вопрос о более широкой автономии, даже если всё сведётся, в конечном счёте, к праву самостоятельно пользоваться частью получаемых доходов. …Возникает невольная ассоциация с фразой шекспировского Ричарда III, требовавшего на тот момент невозможного: «Коня! Коня! Полцарства за коня!» (см. «Полцарства за доброе имя», №2(74), 2013). К слову, Ричард III был последним королем из династии Плантагенетов, и потому на его дубовом гробу выгравирована Йоркширская белая роза… Владимир МИХЕЕВ
5
Политика

Ярый поборник европейского единства президент Франции Эмманюэль Макрон в первый же год правления столкнулся с вызовом, которого не ожидали в Елисейском дворце. В одном из суперрегинов страны, каким считается остров Корсика в Средиземном море, на региональных выборах уверенно победили лидеры...

Ярый поборник европейского единства президент Франции Эмманюэль Макрон в первый же год правления столкнулся с вызовом, которого не ожидали в Елисейском дворце. В одном из суперрегинов страны, каким считается остров Корсика в Средиземном море, на региональных выборах уверенно победили лидеры сепаратистского движения. Вожди сил, выступающих за самостийность – Жиль Симеони и Жан-Ги Таламони, требуют для Корсики полномочий, подобных тем, которыми обладают автономные регионы Испании. Однако Париж всегда был противником децентрализации Франции в любом виде. Во втором туре декабрьского голосования националисты получили поддержку более 56% избирателей, правда, при очень низкой явке. Но по сравнению с 2015 годом, сторонники большей независимости улучшили свой показатель на 20 процентных пунктов. Победивший тандем возглавил остров с населением 320 тысяч человек, который является одним из самых бедных регионов Франции, и в котором к тому же самый высокий уровень преступности. Новой администрации предстоит вести нелёгкие переговоры с Парижем об автономном статусе Корсики, и это – главный пункт программы. Однако речь не идёт о полной независимости, примером для Аяччо служит Каталония, которая, тем не менее, упорно добивается ещё большей самостоятельности. Заметное место в программе занимают официальное признание корсиканского языка наряду с французским, а также введение статуса о резиденции, требующего проживания на острове для тех, кто приобретает там недвижимость. Еще один пункт – освобождение корсиканцев, отбывающих сроки за терроризм. Эти требования звучали и раньше, но не находили отклика в Елисейском дворце. Вряд ли и Э.Макрон пойдёт на уступки. Андрей СМИРНОВ
6
Политика

Необычное положение сложилось с формированием правительства Чехии по итогам парламентских выборов в октябре 2017 года, на которых одержал победу несистемный политик-бизнесмен Андрей Бабиш. Президент страны Милош Земан поручил ему сформировать новый кабинет, но в 200-местном парламенте движению АНО, которое возглавляет...

Необычное положение сложилось с формированием правительства Чехии по итогам парламентских выборов в октябре 2017 года, на которых одержал победу несистемный политик-бизнесмен Андрей Бабиш. Президент страны Милош Земан поручил ему сформировать новый кабинет, но в 200-местном парламенте движению АНО, которое возглавляет Бабиш, не хватает 23 голоса для большинства. В ходе переговоров с другими политическими силами кандидат в премьеры столкнулся с нежеланием большинства из них составлять с ним коалицию. Формальной причиной стал тот факт, что бизнесмен подозревается в мошенничестве на 2 миллиона евро по делу о хищении из фондов Евросоюза. Правоцентристская Гражданско-демократическая партия отказалась войти в кабинет и даже поддерживать в парламенте правительство меньшинства во главе с Бабишем. Антииммигрантское и антиевропейское движение во главе с Томио Окамурой согласно войти в кабинет, но только если он будет следовать его жесткому курсу. Лишь коммунисты не сказали окончательного «нет», но их поддержки не хватит премьеру: надо будет где-то найти еще 8 голосов. Возможная неудача при получении вотума доверия в парламенте, однако, не означает провала Бабиша: возможно, это даже ему выгодно в начавшейся тактической схватке, которая протянется до первых месяцев 2018 года. Предположительно, сценарий выглядит так. Президент Земан, который в январе будет добиваться переизбрания, собирается повторно поручить Бабишу образовать правительство. Это даст главе государства повод занимать информационное пространство во время предвыборной кампании и предстать мудрым политиком, который является основным гарантом политической стабильности в Чехии. При этом шансы на повторную победу у него и так есть. После избрания президента Бабиш обеспечит себе большинство голосов за счет поддержки коммунистов и перебежчиков из некоторых других партий и сможет уверенно управлять страной. Еще одна задача главы правительства – гарантировать себе неприкосновенность при расследовании, которое ведется против него. В самом конце полномочий парламента прежнего созыва его лишили депутатской неприкосновенности. После новых выборов он ее вновь обрел. Он предоставил симпатизирующим ему коммунистам важные парламентские посты, в том числе, позволяющие контролировать лишение депутатской неприкосновенности. Если эта многоходовая комбинация не получится, то у Бабиша есть еще одна возможность – пойти на досрочные парламентские выборы. По имеющимся оценкам, на них АНО получит еще более широкую поддержку, а его соперники должны потерять голоса. Это тоже откроет ему путь к устойчивому большинству. Андрей СЕМИРЕНКО
dop3
Политика

Немцы проголосовали на целых три недели раньше австрийцев, но новый венский кабинет министров приступил к работе до рождественских праздников 2017 года, а нового берлинского, похоже, придётся ждать до следующей Пасхи. Однако «чёрно-голубое» правительство альпийской республики было встречено северными соседями по-разному,...

Немцы проголосовали на целых три недели раньше австрийцев, но новый венский кабинет министров приступил к работе до рождественских праздников 2017 года, а нового берлинского, похоже, придётся ждать до следующей Пасхи. Однако «чёрно-голубое» правительство альпийской республики было встречено северными соседями по-разному, в зависимости от партийных симпатий. Баварский Христианский социальный союз (ХСС) откровенно рад произошедшим по соседству переменам, социал-демократы обеспокоены, а то и огорчены, а Ангела Меркель подчёркнуто проявляет сдержанность. «Мы будем следить за тем, какую политическую позицию займёт Австрия в Европе», – констатировала глава германского кабинета министров. Однако она поздравила Себастиана Курца – заметим, самого молодого в Европе премьер-министра – и пригласила его в Берлин, сообщив, что будет рада тесному сотрудничеству двух соседних стран. Отличился заместитель главы парламентской фракции социал-демократов Ахим Пост. «Если взглянуть на некоторые договорённости, зафиксированные в коалиционном соглашении, то можно сказать: Австро-Венгрия вернулась!», – написал он в Твиттере, явно намекая на сходство иммиграционной, точнее антииммиграционной политики двух соседних стран. Именно это вызвало недвусмысленное одобрение «альтернативщиков», считающих такой подход образцом для Германии: Австрия закрыла дверь перед соискателями европейского убежища, вот так же надо сделать и нам. Себастиан Курц не преминул отдать должное Германии, отметив, что с ней Австрию связывает многое – экономически, политически, культурно и человечески. Для фрау канцлерин он тоже нашел несколько добрых слов, отметив, что рад в сотрудничестве с ней «углублять двусторонние отношения в рамках Европейского Союза». Если учесть, что до сих пор для немцев он ассоциировался в основном с ролью оппонента миграционной политики госпожи Меркель, то его вышеуказанные реверансы будут, надо полагать, восприняты вполне благосклонно. Что же касается Европейского Союза, то новый глава венского правительства, хотя и подчеркивает отчётливо проевропейский характер австрийской политики, но считает, что ЕС должен сосредоточиться на масштабных вопросах – финансах, экономике, защите внешних границ – а национальным государствам, напротив, предоставить больше прав, вместо того, чтобы стягивать в Брюссель дополнительные полномочия. Стоит напомнить, что предыдущее правительство, которое составили те же две партии – право-популистская Австрийская партия свободы и консервативная Австрийская народная партия – пришло к власти в альпийской республике в начале нынешнего тысячелетия и тогда оно подверглось жесткой обструкции в остальных странах Европейского Союза. Дело дошло даже до такой меры из арсенала средней школы, как бойкот, которому вполне взрослые люди, министры иностранных дел, подвергали свою австрийскую коллегу Бениту Ферреро-Вальднер. На сей раз до таких демонстративных глупостей дело, слава богу, не дошло. Председатель Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер высказался вполне благоразумно: «Мы относимся к австрийскому правительству как к любому другому. Работу этого правительства мы будем оценивать тогда, когда она будет видна. Я отказываюсь делать преждевременные выводы». Более того, Юнкер признал, что европейская программа нынешнего австрийского правительства «почти на 100%» соответствует представлениям Европейской Комиссии. А потому он полон надежд, что дела нового правительства Австрии пойдут так, «как они задуманы». Что ж, это и в самом деле важно, поскольку во второй половине 2018 года к альпийской республике перейдут полномочия страны-председателя. Председатель Европейского Совета Дональд Туск также высказал Себастиану Курцу свое доверие. Словом, все прошло по-евросоюзовски чинно и благостно. А что попишешь, коли в непростое нынешнее время в европейских странах воплощаются такие политические союзы, которые раньше и представить себе было немыслимо. Скажем, в Греции правительство во главе с Алексисом Ципрасом включает в себя помимо возглавляемой им левой Сиризы двух министров от правонационалистических Независимых греков. И ничего, европейские блюстители нравов воспринимают это спокойно. Пришлось смириться… Александр ВАРВАРИН
7
Иммиграция

Европейская Комиссия сообщила, что намерена обратиться в Европейский суд с исками к Венгрии, Польше и Чехии за их отказ принимать установленные им Брюсселем квоты на прием иммигрантов. В частности, она заявила, что не удовлетворена объяснениями, которые ей предоставила Венгрия в...

Европейская Комиссия сообщила, что намерена обратиться в Европейский суд с исками к Венгрии, Польше и Чехии за их отказ принимать установленные им Брюсселем квоты на прием иммигрантов. В частности, она заявила, что не удовлетворена объяснениями, которые ей предоставила Венгрия в оправдание своей позиции. Еврокомиссия считает, что возражения Будапешта на критику Брюсселя нового венгерского законодательства в этой области «неудовлетворительны и не отвечают на большинство прославленных вопросов». Со своей стороны, назначенный премьер-министр Чехии Андрей Бабиш отверг обвинения Еврокомиссии. В интервью газете «Право» он высказал мнение, что согласие Праги на прием иммигрантов лишь усилит влияние экстремистских партий в стране. При этом он занял компромиссную позицию, выразив готовность к переговорам с Брюсселем и поиску взаимоприемлемой договоренности. В качестве таковой, по его мнению, могло бы стать участие Чехии в помощи странам-партнерам в охране их границ или иная форма оказания им поддержки. «Однако беженцев мы не хотим», – добавил он.
dop2
Иммиграция

Европейская Комиссия обнародовала новые статистические данные, которые должны подтвердить, что система обязывающих квот на распределение мигрантов, принятая в 2015 году вопреки позиции Венгрии, все-таки оказалась успешной. Даже при том, что Польша, Чехия и Венгрия отказались её выполнять, за что удостоились...

Европейская Комиссия обнародовала новые статистические данные, которые должны подтвердить, что система обязывающих квот на распределение мигрантов, принятая в 2015 году вопреки позиции Венгрии, все-таки оказалась успешной. Даже при том, что Польша, Чехия и Венгрия отказались её выполнять, за что удостоились порицания Верховного суда ЕС. Цифры эти представил куратор миграционной политики ЕС Димитрис Аврамопулос. И они утверждают, что за два года предложенные квоты выполнены на 91%. Так, по состоянию на сегодня, из Италии и Греции в другие страны перемещено 32.255 человек, имеющих право на получение убежища, – из 35.245 человек, подлежащих распределению между странами ЕС. Надо заметить, что эти радужные результаты вызвали, вежливо говоря, некоторое удивление в европейских средствах массовой информации. Всё дело в том, что в 2015 году Европейская Комиссия не без гордости заявляла: расселению по просторам Европы подлежат 160 тысяч беженцев. О 40 тысячах человек говорилось в мае 2015 года, а в сентябре – ещё о 120 тысячах. Поскольку Венгрия наотрез отказалась принимать 54 тысячи человек – к слову, большая часть из них нелегально проследовала дальше на Запад континента – остаётся 106 тысяч человек. Из них 7745 человек были приняты разными странами сверх квот. Но остаток в 98.255 человек Аврамопулос считает завышенным. А потому уважаемому члену Европейской Комиссии более «честной» кажется вышеназванная цифра в 35.245 человек. Тем более что итоговый результат почти всех устраивает, ведь в результате новые квоты Люксембург выполнил на 449%, а Германия – на 122%. Ну, как тут не вспомнить старое присловье о том, что есть три вида лжи – ложь, наглая ложь и статистика? Марина СМИРНОВА
8
Полемика & Скандалы

Верхушка сицилийской мафии, осиротевшей после смерти в тюрьме Тото Риины, скорее всего, будет реорганизована новым «крёстным отцом». Но вот вопрос: кто возглавит эту могущественную преступную организацию? Её увесистый «портфель» пытаются делить сразу несколько претендентов. Одной из первых о своих притязаниях...

Верхушка сицилийской мафии, осиротевшей после смерти в тюрьме Тото Риины, скорее всего, будет реорганизована новым «крёстным отцом». Но вот вопрос: кто возглавит эту могущественную преступную организацию? Её увесистый «портфель» пытаются делить сразу несколько претендентов. Одной из первых о своих притязаниях на подпольный трон заявила Мария Анджела Ди Трапани. В русле модной ныне окончательной эмансипации женщин на Земле она была готова стать «крёстной матерью» печально знаменитой «коза ностра». Тем более, что Мария Анджела широко известна на этом итальянском острове как дочь, сестра, невестка и супруга весьма влиятельных мафиози. Правда, сама она, по сведениям полиции, возглавляла мафиозную структуру всего лишь в одном из кварталов города Палермо, замещая мужа, который отбывает за решёткой сразу несколько длительных сроков. В 2008 году синьора Ди Трапани была приговорена к 10 годам тюрьмы, но отсидела «всего» восемь лет. Однако она не успела взять бразды правления в свои руки. Недавно итальянские стражи порядка арестовали в Палермо 25 человек, подозреваемых в принадлежности к мафии и участии в рэкете. Среди них оказалась и несостоявшаяся «крёстная мать». Тем временем громко заявила о себе ещё одна сицилийка – сестра самого Тото Риины, исторического босса мафии (см. «Италия: каким он парнем был!», №4(109), 2016). Мария Кончетта Риина рекламирует созданный ею интернет-магазин с помощью лозунга, который, она уверена, привлечёт множество клиентов. Он звучит так: «Добро пожаловать к дядюшке Тото». Сергей ИЛЬИН
Тенденции & прогнозы
9
Комментарий

За кого проголосуют венгры весной 2018 года В следующем апреле венграм предстоит вынести приговор правлению коалиции Фидес-ВГС и Христианско-демократической народной партии (ХДНП), и лично премьер-министру Виктору Орбану, который идёт на… четвёртый срок. Приговор, похоже, будет оправдательным. Оппозиция не имеет никаких...

За кого проголосуют венгры весной 2018 года В следующем апреле венграм предстоит вынести приговор правлению коалиции Фидес-ВГС и Христианско-демократической народной партии (ХДНП), и лично премьер-министру Виктору Орбану, который идёт на… четвёртый срок. Приговор, похоже, будет оправдательным. Оппозиция не имеет никаких шансов отодвинуть коалицию от кормила власти. Дружественно настроенный по отношению к правящей коалиции «мозговой» исследовательский центр Nezopont Intezet в начале июля опубликовал результаты анализа симпатий избирателей, которые были ему заказаны проправительственной ежедневной газетой Magyar Idok. Главный вывод на основе замеров настроений в обществе: Фидес с младшим партнёром (ХДНП) способна заручиться более внушительной поддержкой сограждан, чем все оппозиционные партии, как правые, так и левые, вместе взятые. Альянс собирает под свои знамена порядка трети всех венгров, имеющих право голоса. На втором месте разместилась ультраправая партия Йоббик (11%), на третьем – левоцентристская Венгерская социалистическая партия (7%) (см. «Реванш Виктора Орбана и демарш ЕС», №1(62), 2012).   С чувством почти глубокого удовлетворения Летний прогноз специалистов по опинионике грел душу правящего партийного тандема, которому прочили победу с 41% голосов. Им в затылок дышали бы «йоббики» с 23%, за которыми плелись социалисты с 15%, а замыкала бы четвёрку лидеров с 7% Демократическая коалиция (DK), представляющая из себя левоцентристскую партию, основанную экс-премьер-министром Венгрии Ференцом Дьюрчанем в 2011 году. Наглядной иллюстрацией попыток оппозиции улучшить свои рейтинги служит недавняя инициатива Демократической коалиции (для справки: исповедует идеологию третьего пути в центризме, придерживается принципов социал-либерализма и выступает за евроинтеграцию Венгрии). Ференц Дьюрчань полагает, что сможет добавить голоса тем, что выдвинул идею лишить венгров с двойным гражданством, обитающих в соседних странах, права голосовать на выборах. Официальный представитель DK Шаба Молнар приводит в качестве аргумента венгров, проживающих, к примеру, в Южной Африке или Австралии, которые ни разу даже не бывали на своей исторической родине и, естественно, не заплатили ни одного форинта в бюджет Венгрии. Правда, если эта идея обретёт силу закона, что практически исключено, эта мера затронет в первую очередь венгров, живущих в Румынии, Сербии и на Украине. Эту инициативу следует рассматривать в рамках межпартийной конкуренции в преддверии выборов: в прошлый раз именно эти венгерские общины, где многие обзавелись гражданством своей исторической родины, проголосовали дружно за кандидатов от партии Фидес, партии Виктора Орбана. В свою очередь Габор Вона, самый главный «йоббик», обещает согражданам, что если на выборах они придут к власти, то обеспечат невиданную доселе национальную безопасность, привлекут к ответственности «уличенных в криминале политиков» и улучшат положение дел в экономике. Но пока единственное, что реально удалось сделать «йоббикам», как рассказал Ференц Дьюрчань в интервью интернет-изданию zsurpubi.hu, так это образовать партийные молодежные секции в колледжах и университетах, где молодёжь охотно откликается на националистическую риторику. Мажорно-успокоительные предсказания об исходе выборов 2018 года двух проправительственных структур можно было бы списать как запрограммированную лояльность (по русской поговорке, «на чьём облучке сидишь, того песенки и поёшь»), но во второй половине сентября опросное агентство Median подтвердило сложившийся баланс политических предпочтений. Фидес и ХДНП упрочили свои рейтинги и могут рассчитывать на 36% своего традиционного электората и на 55% среди неопределившихся избирателей. «Йоббик» не сдвинулся по шкале ни вверх, ни вниз: прежние 12%. «Зелёные» чуть подросли до 7%. А вот Демократическая коалиция (DK) потеряли три процента. Но главным потерпевшим оказались социалисты: они могут надеяться на поддержку менее чем 10% их сердцевинного электората и только на 7% из числа колеблющихся – наихудший результат за все последние 25 лет. Для оппозиции самым разочаровывающим стали суммированные ответы на вопрос: хотели бы вы, чтобы коалиция Фидес и ХДНП осталась у власти? Положительный ответ дали 43% опрошенных, а 46% и вовсе высказали своё удовлетворение «власть предержащими».   Эффект «осаждённой крепости» Чем обусловлен столь высокий – по среднеевропейским меркам – уровень доверия к власти? На первое место следует поместить ощущение относительной (иного в наше турбулентное время и не дано) стабильности. Это ощущение порождено, как ни парадоксально, системными и не ослабевающими нападками со стороны властных органов Евросоюза, что вызывает эффект «осаждённой крепости», взывающий к инстинкту самосохранения, который в свою очередь заставляет объединяться вокруг формального национального лидера, то есть Виктора Орбана, демонстрирующего способностью «держать удар» и не «прогибаться под изменчивый мир». По этой причине попытки оппозиции разыграть тему социально-экономических недугов не имеет особой перспективы. Тем более, что оценки состояния венгерской экономики прямо противоположны. Оппозиция в лице Габора Вона, лидера ультранационалистов, утверждает, что правительство Орбана за семь лет пребывания у кормила власти, на самом деле, направило экономику «по пути упадка». Лидер парламентской фракции социалистов Берталан Тот нападает на правящую коалицию за то, что в венгерских селениях не стало врачей, что отсутствие работы толкает кормильцев семей на отхожий промысел за рубежом, и что самые выгодные госзаказы достаются всегда «связанным с Фидес предпринимателям». Последний аргумент – самый, казалось бы, беспроигрышный политтехнологический ход: это обвинение в коррупции, всегда массово тиражируемое организаторами «цветных революций». Но удары не достигают цели. В ответ первый венгерский министр оперирует статистикой в доказательство того, что дела идут как нельзя лучше. Во втором квартале отмечен рост ВВП на 3,2%, что выше среднеевропейских показателей. Доля государственного долга к ВВП снизилась до 74%. Безработица также сократилась до 4,2%, а число наёмных работников увеличилось до 4,4 миллионов. Это позволило Орбану даже размечтаться: «До полной занятости – рукой подать». Попутно в речи перед слугами народа на открытии сессии парламента Орбан пообещал и далее облегчать бремя для семей, снижать для них налоги, обеспечивать медицинскими услугами детей, инвестировать в образование и спорт, выделять субсидии для обзаведения жильём и проводить в жизнь правительственную программу сохранения рабочих мест. Похоже, что тема социально-экономического преуспевания или отставания не станет доминирующей в предвыборной кампании.   «Понаехавшие» и готовящиеся «понаехать» В государства-члены ЕС, начиная с 2014 года, перебрались на законных основаниях, запросив политическое убежище, и нелегально более 1 миллиона 700 тысяч беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. Для многих их статус до сих пор не определён. Программа Европейской Комиссии (ЕК) по распределению мигрантов по странам ЕС в соответствии с квотами (речь идёт о 120 тысячах мигрантов) не встречает единодушной поддержки. В числе решительно настроенных «диссидентов» – Будапешт (см. «Венгрия как бастион старой Европы», №11(115), 2016). Наряду с Венгрией, Польша и Чехия не сделали ни одного шага навстречу требованиям ЕК принять у себя мигрантов. Министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сиярто заявил, что решение ЕК «ставит под угрозу безопасность и будущее всей Европы. Политиканство изнасиловало законодательство Европы и её ценности». В конце ноября 2016 года т.н. «Вышеградская четвёрка» в составе Польши, Чехии, Словакии и Венгрии объявила в совместной декларации, что не приемлет механизма обязательного распределения беженцев между странами Евросоюза. Саммит «четвёрки» в Варшаве вбросил тогда в дискуссионное пространство новую тему: требуется механизм «возвращения» тех мигрантов, которые ЕС по тем или иным принять не может. Глава МВД Польши Мариуш Блащак пояснил замысел: это станет «сигналом, что двери ЕС не открыты для мигрантов из Африки и Азии». Глава МВД Венгрии Шандор Пинтер тогда же привёл пример того, что во время хаотичного нашествия «пришлых» через территорию его страны перекочевали представители 104 государств, причём – в подавляющем большинстве этих стран не происходила гражданская война и не имела место внешняя агрессия. «От политики переселения мы хотим перейти к политике возвращений», – заявил глава МВД Венгрии. Ситуация обострилась после постановления Европейского суда справедливости (ЕСС) по поводу упрямого диссидентства Венгрии и Словакии, отвергающих право исполнительного органа сообщества – Европейской Комиссии – обязывать государства-члены принимать у себя беженцев из проблемных стран. Формально суд отверг правомочность иска Будапешта и Братиславы. Люди в судейских мантиях подтвердили полномочия Еврокомиссии, причем, не дожидаясь стратегических установок со стороны Европейского Совета (высшей властной инстанции в ЕС, состоящей из глав государств и правительств). Суд постановил: ЕК имеет полное право принимать законодательные инициативы в рамках единой иммиграционной политики. Это не первое поражение правящей партии Фидес в противостоянии с политикой «открытых дверей» в духе толерантности Евросоюза, хотя ныне и корректируемой под давлением обстоятельств. Ранее всесильному, как может показаться, Виктору Орбану, считающемуся enfant terrible в Европе, не удалось провести через парламент закон, отвергающий квоты Евросоюза на приём мигрантов. Он и его партийная коалиция не собрали необходимые две трети голосов, в парламенте это считается «квалифицированным большинством» (см. «Венгрия: урок несостоявшегося референдума», №9(113), 2016). Но «орбанисты» и их союзники на слагают оружие. Принятый недавно Европарламентом проект реформы Дублинской системы по беженцам «неприемлем», заявил Иштван Холик, венгерский законодатель от Христианско-демократической народной партии (ХДНП). В числе новых «неприемлемых» положений, которые могут быть приняты к обязательному исполнению всеми странами-членами ЕС, Холик назвал следующие: правом на воссоединение семей смогут воспользоваться самые дальние родственники; группы мигрантов от 30 человек смогут подавать коллективные прошения о предоставлении убежища; будет создан специальный орган с полномочиями отслеживать выполнение распределения беженцев в соответствии с установленными ЕС «обязательными» квотами. Правительство Орбана считает, что Евросоюз проводит ошибочную иммиграционную политику: необходимо не регулировать потоки беженцев, где преобладают нелегальные мигранты, а искоренить причины, вынуждающие людей становиться перекати-поле и искать лучшей доли на чужбине. Венгрия недавно приняла программу гуманитарной помощи, чтобы улучшить социально-экономическое положение в странах, откуда в Европу устремляется поток беглецов. «Мы, венгры, хотим, чтобы сирийцы, иракцы и христиане из Нигерии вернулись домой, в земли, где их предки жили на протяжении столетий; вот что мы называем венгерской солидарностью, и таким образом Венгрия сможет им помочь», – заявил Орбан на проходившей в октябре конференции в Будапеште, посвящённой преследованиям христиан в современном мире. Главный способ решения миграционного кризиса, как это сформулировал Орбан, – «помочь беженцам вернуться домой». Попутно премьер упомянул якобы существующий «план Сороса», нацеленный на размывание культурной и этнической структуры Европы в течение следующих нескольких поколений, в том числе в результате проникновения «радикального ислама» (см. «Венгрия: кампания «анти-Сорос» набирает обороты», №11(124), 2017).   За «венгерскую Венгрию и европейскую Европу» Спор между Венгрией и Евросоюзом вокруг принятия или неприятия иноконфессиональных и инокультурных мигрантов с Ближнего Востока и Африки проецируется на дебаты по судьбоносному вопросу (прямая параллель с позицией многих прежде маргинальных партий, таких как Национальный фронт во Франции): что такое Европа и какой ей быть? Космополитичным мультикультурным плавильным котлом? Или «Европой отечеств» с сохранением национальной идентичности? Выступая 6 сентября 2016 на XXVI Экономическом форуме в городе Крыница-Здруй в рамках дискуссии на тему «Экономический патриотизм. Европа после Brexit», Виктор Орбан сформулировал своё кредо: «Нет понятия европейский народ. Есть поляки, немцы и венгры. Старое классическое самосознание – это сила». В этом году в первый день открытия осенней сессии парламента премьер-министр Орбан также заявил: «Венгрия никогда не будет иммигрантской страной», пояснив, что он понимает под этим термином. В то время как одни страны в «определённые периоды времени организуют» приток мигрантов (это был явный намёк на приглашение Ангелы Меркель образца 2015 года, породившее в ЕС «миграционный кризис»), Венгрия настроена, напротив, на сбережение своей национальной, культурной, религиозной идентичности, а также своего особого образа жизни. Приверженность христианским ценностям давно стала одним из идейных опорных столбов жизненной философии и практики правящей партии Фидес. Во время мероприятий в конце октября, посвящённых 500-летию с начала процесса пересмотра догмата о безусловном первенстве Римского первосвященника и высшей легитимности Святого престола, что известно как Реформация, Виктор Орбан подчеркнул, что сегодня в Венгрии – «христианское правительство», ставящее на верхние ступеньки иерархии ценностей вопросы вероисповедания. И это, по мнению Орбана, есть проявление «Божией милости». Цитата: «После многих лет, когда у нас была антихристианская и интернационалистская власть, Венгрия нуждается в правительстве, исповедующем христианские ценности». В случае сегодняшней Венгрии параллели со славянофилами и русскими «почвенниками» вполне уместны. Как выразился с оправданной претензией на афористичность «сильный человек» с авторитарными замашками (по определению западной прессы – strongman) Виктор Орбан, «мы хотим венгерской Венгрии и европейской Европы».   Состав Национального Собрания Венгрии: • Фидес-ВГС (Союз молодых демократов – Венгерский гражданский союз). Создан в 1988 г. группой молодых диссидентов. Председатель – Виктор Орбан. • Христианско-демократическая народная партия (ХДНП). Воссоздана в 1989 г. В парламент прошла по единому списку с Фидес. Председатель – Жолт Шемьен. • Венгерская социалистическая партия. Образована в 1989 г. реформистским крылом Венгерской социалистической рабочей партии при её роспуске. Ориентируется на социал-демократические ценности. Председатель – Йожеф Тобиаш. • «Йоббик» («Движение за лучшую Венгрию»). Оформилось в партию в 2003 г. В последнее время эволюционирует от праворадикальных взглядов к национал-популизму. Председатель – Габор Вона. • «За альтернативную политику». Образована группой представителей экологических, общественных и правозащитных организаций в 2009 г., придерживается либеральных ценностей. Председатель – Андраш Шиффер. Владимир МИХЕЕВ
10
Комментарий

Следом за Шотландией и Каталонией теперь и Корсика… Так можно прокомментировать результаты выборов в местные органы самоуправления, которые прошли в декабре 2017 года на этом французском острове. Он всегда отличался своеобразными нравами и местечковыми настроениями. Появились они не вчера, а...

Следом за Шотландией и Каталонией теперь и Корсика… Так можно прокомментировать результаты выборов в местные органы самоуправления, которые прошли в декабре 2017 года на этом французском острове. Он всегда отличался своеобразными нравами и местечковыми настроениями. Появились они не вчера, а сопровождали Корсику на протяжении веков. Достаточно сказать, что, когда генуэзцы продали остров Франции, французам пришлось вступать во владение им с помощью военной силы. Не надо думать, что речь шла о битве передовой цивилизации с отсталыми дикарями. Идеолог корсиканской независимости Паскуале Паоли еще в середине XVIII века написал проект конституции, который на тот момент был самым продвинутым в Европе. Он предусматривал предоставление права голоса женщинам, которое француженки обрели на деле только после Второй мировой войны… Со временем, правда, корсиканцы влились в состав французской нации, но сделали это весьма своеобразно, сохранив прочные сепаратистские и автономистские настроения. При этом они регулярно и обильно поставляли Франции две взаимоисключающие категории людей: полицейских и разбойников. Одно время националисты уделяли больше внимания насильственным акциям, взрывам и поджогам (правда, они стремились попугать и старались избежать жертв). Отложив в сторону эти методы, корсиканские националисты, как показывает практика, стали гораздо опаснее для системы. Сейчас националисты из двух партий добились абсолютного большинства (см. «Корсика как головная боль Франции», №12(125), 2017) в парламенте области, причем значительное представительство получила еще одна националистическая организация, которая выступает с еще более радикальных позиций. Такой результат отмечен в одном из наиболее бедных уголков Франции, тогда как с националистических и сепаратистских позиций в Европе, как правило, выступают жители наиболее богатых регионов. В Испании это Каталония и Страна Басков, в Бельгии – Фландрия, в Италии – Венето и лишь в Великобритании Шотландию нельзя причислить к самым процветающим частям страны. Однако, наверное, поэтому корсиканцы не требуют отделения от Франции и создания собственного государства, предпочитая выторговать у Парижа больше автономии, действуя теперь с позиции политической силы. Но корсиканские события можно вписать и в политическую логику, которая прослеживается во всех европейских регионах, охваченных в последние годы местечковым национализмом. Местные интересы выходят на первый план, когда традиционные, ставшие официальными политические силы и политические институты перестают справляться с новыми задачами, когда нарушается баланс между институтами Евросоюза и национальными государствами, когда, не ощущая свои интересы представленными в этих традиционных институтах, люди массово перестают интересоваться политикой, дробятся на мелкие группы. В этом случае ориентиром становятся локальные интересы, сугубо местная идентичность, диалекты и так далее. Именно это мы и видим в Европе. Корсика стала еще одним мазком в этой новой картине. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ
11
Проблема

Шесть, отвечают эксперты лондонского научного центра «Чэтэм Хаус». Группа его исследователей опросила 10 тысяч человек в 10 странах Евросоюза в попытке классифицировать группы граждан в зависимости от их отношения к этому объединению и его перспективам. Авторы назвали эти группы «политическими...

Шесть, отвечают эксперты лондонского научного центра «Чэтэм Хаус». Группа его исследователей опросила 10 тысяч человек в 10 странах Евросоюза в попытке классифицировать группы граждан в зависимости от их отношения к этому объединению и его перспективам. Авторы назвали эти группы «политическими племенами». Крупнейшую группу – 36% – авторы именуют так: «колеблющиеся европейцы». Они рады принадлежности к Евросоюзу, но озабочены обострением ряда проблем, прежде всего, иммиграции. Когда им предлагают выбирать между более глубокой европейской интеграцией и сохранением национального суверенитета, они не делают четкого выбора, но больше склоняются к последнему. В целом, по большинству острых вопросов они занимают умеренную, серединную позицию. Второе по численности «политическое племя» названо «довольные европейцы». Их насчитали 23%. Они являются оптимистически настроенными сторонниками евроинтеграции, но предпочитают сохранение нынешнего статус-кво. Отвергающих ЕС оказалось 14%, они составляют третью по численности группу. Они считают Евросоюз недемократическим объединением и выступают против него. Их радикальные оппоненты с противоположной точкой зрения («федералисты») представлены 8% опрошенных. Эти, напротив, добиваются строительства Соединенных Штатов Европы. В исследовании говорится, что именно эти две крайние группы, будучи сравнительно небольшими, наиболее громко высказывают свои позиции и даже «представлены в различных сферах непропорционально своему реальному весу в обществе». Остающиеся два «политических племени» совсем маргинальны. Одно назвали «бунтовщиками против жесткой экономии». Они хотели бы видеть Евросоюз более демократическим, руководствующимся принципами солидарности, в котором национальные государства играли бы решающую роль. Последнее племя окрестили «закомплексованными про-европейцами», которые хотели бы более глубокой интеграции в Евросоюзе, основанной на прогрессивных ценностях. Поиски новых систем политической классификации граждан вызваны тем, что существовавшие до сих пор категории перестали отражать настроения и реалии. Отсюда – стремление выявить новые группы интересов, чтобы попытаться подладить под них политическую, партийную и идеологическую системы, коль скоро старая перестала обеспечивать необходимый результат. Один из авторов исследования Томас Рейнз отметил, что оно показало инстинктивную приверженность большинства жителей стран ЕС этой организации. Однако они встревожены потерей суверенитета странами-участницами, а также нарастанием проблем, среди которых иммиграция стоит на первом месте. По его оценке, в таких условиях это крупнейшее «политическое племя» может быть в значительной мере размыто и пополнит собой другие группы, служа для них потенциальным резервуаром сторонников. Андрей СЕМИРЕНКО
12
Проблема

Суд Европейского Союза принял 6 сентября 2017 года решение по обращениям Словакии и Венгрии против механизма принудительного распределения по странам ЕС беженцев, прибывающих через Грецию и Италию. Оспариваемые два решения от 14 и 22 сентября 2015 года появились в результате...

Суд Европейского Союза принял 6 сентября 2017 года решение по обращениям Словакии и Венгрии против механизма принудительного распределения по странам ЕС беженцев, прибывающих через Грецию и Италию. Оспариваемые два решения от 14 и 22 сентября 2015 года появились в результате попытки разгрузить миграционные системы принимающих государств, которые испытали на себе за последние три года колоссальный приток лиц, ищущих международной защиты. Решение Совета ЕС от 14 сентября (№ 2015/1523) предусматривает распределение 40 тысяч беженцев из Греции и Италии. Оно направлено на расселение уже прибывших беженцев. Второе решение от 22 сентября 2015 года (№ 2015/1601), принятое спустя восемь дней, содержит квоты по распределению уже 120 тысяч беженцев, спрогнозированных на 2015-2017 годы. Количество беженцев, направляемых в каждую страну ЕС, содержится в приложении 1 решения от 22 сентября 2015 года № 2015/1601. Венгрия была первоначально включена в перечень стран, откуда поток беженцев должен был быть перенаправлен по всему Евросоюзу. Однако она отказалась от такой помощи в надежде, что автоматически будет исключена из перечня стран, принимающих беженцев. Ожидания Венгрии не оправдались, и её оставили в листе принимающих государств, что и послужило причиной обращения в Суд ЕС. Дела по обращениям Венгрии и Словакии были объединены 29 апреля 2016 года по решению председателя Суда ЕС. В этот же день было принято решение о допуске стран ЕС к процессу на стороне Совета ЕС (Бельгия, Германия, Греция, Италия, Люксембург, Швеция, Франция) и на стороне Словакии и Венгрии (Польша). Таким образом, это судебное решение стало не просто отдельной претензией со стороны нескольких стран ЕС, а показательным процессом различного понимания целей и задач, стоящих перед Союзом в период миграционного кризиса. Решение Суда ЕС затрагивает три линии аргументации, к которым обратились заявители с целью доказать несоответствие принятого решения 22 сентября 2015 года учредительным договорам. Первая линия аргументации (I) затрагивает несоответствие решения статье 78 ДФЕС, посвящённой чрезвычайной ситуации по причине внезапного притока граждан третьих стран. Вторая линия аргументации (II) посвящена несоблюдению процедуры принятия самого решения, третья (III) – нарушению принципа пропорциональности.   I. Соответствует ли решение Совета ЕС от 22 сентября 2015 года № 2015/1601 положениям учредительных договоров? Положения п. 3 статьи 78 ДФЕС предусматривают следующее: «В случае, если одно или несколько государств-членов окажутся в чрезвычайной ситуации, характеризующейся внезапным притоком граждан третьих стран, Совет по предложению Комиссии может принимать временные меры в пользу заинтересованного государства-члена или государств-членов. Он постановляет после консультации с Европейским Парламентом». Временные меры по смыслу ст. 78 ДФЕС – это распределительный механизм, утверждённый решением Совета ЕС. Эта мера не столько интенсифицирует существующий порядок организации миграционных потоков в ЕС, сколько устанавливает совершенно новые правила. Регламент ЕС 604/2013, именуемый Дублин- III, определяет государство, ответственное за рассмотрение ходатайства о предоставлении статуса беженца. Общее правило гласит, что такая обязанность возникает у первого государства ЕС, принявшего беженца. При распределении ищущих убежища лиц по странам ЕС этот порядок отменяется, и ходатайство рассматривается не первой страной (Грецией или Италией), а второй страной, которая приняла беженца по распределительному механизму. Как итог, вторичное законодательство в такой ситуации подменяется временной мерой. По мнению заявителей, это недопустимо, поскольку временные меры не относятся к законодательным актам и, следовательно, не могут их изменять. В качестве альтернативного аргумента стороны заявили, что даже если временная мера носит законодательный характер, она подпадает под действие статьи 289 (2) ДФЕС о специальной законодательной процедуре. Однако в таком случае не были выполнены процедурные требования по консультации с Европарламентом и национальными парламентами, и внесённые изменения неправомерны. Суд не поддержал заявителей. Он напомнил, что законодательные акты в ЕС должны приниматься либо в рамках обычной законодательной процедуры, либо в рамках специальной законодательной процедуры. В обоих случаях учредительные договоры предельно чётко определяют, каким образом надлежит принять акт. Поскольку в статье 78 (3) ДФЕС напрямую не сказано о принятии законодательного акта или применении какой-либо из законодательных процедур, то упомянутые в статье меры не носят законодательного характера. В то же время нельзя исключить возможность влияния временных мер на вторичное законодательство ЕС. Если предположить, что временные меры предусматривают лишь технические и процедурные корректировки системы Дублин- III, то это нивелировало бы их эффективность. Таким образом, Суд дал термину «временные меры» по статье 78 (3) ДФЕС расширительную интерпретацию. Фактическим критерием определения законности подобного механизма выступает непостоянный характер, который направлен на решение экстренной ситуации в обход существующих правил. В части жалобы о несоблюдении процедурных требований заявители пытались оспорить временный характер распределительного механизма. По их мнению, несмотря на двухлетний срок действия, последствия, вызванные размещением ищущих убежища лиц, выходят за его пределы. Это происходит по той причине, что характер отношений между государствами-членами ЕС и принятыми беженцами по размещению, расселению и интеграции в общество носит долговременный характер. В этой части Суд сделал важное замечание об отделении временной меры от её последствий. Беспрецедентное количество прибывающих в ЕС беженцев и необходимость их размещения вынудила Совет ЕС действовать в экстренных условиях. Однако это не означает, что временные меры должны порождать аналогичный временный эффект. В противном случае, никакую меру нельзя было бы назвать временной. Статья 78 (3) ДФЕС не запрещает решать, в том числе, будущие кризисы, спрогнозированные исходя из текущей ситуации. Такое решение не лишено логики, которая сопровождает всю миграционную политику ЕС. При отсутствии возможности отказать беженцам во въезде в ЕС или отправить их обратно единственный выход – это расселить их по странам Евросоюза. Тем самым Суд подтверждает: назад пути нет, приём беженцев неизбежен.   II. Была ли соблюдена процедура принятия решения 2015/1601? Статья 68 ДФЕС определяет, что стратегические ориентиры в сфере пространства свободы, безопасности и правосудия определяются Европейским Советом. А он, в свою очередь, на встрече 25-26 июня 2015 года принял решение о единогласном голосовании по вопросу размещения 40 тысяч мигрантов. По мнению заявителей, по этой причине Совет ЕС незаконно проголосовал методом квалифицированного большинства. Суд ЕС отверг и этот аргумент. Он напомнил сторонам о различной компетенции институтов ЕС. Принцип наделения полномочиями (п. 2 статьи 13 ДЕС) и принцип институционального баланса препятствуют Европейскому Совету вмешиваться в деятельность других институтов, несмотря на его главенствующую роль в определении политической повестки ЕС. Поэтому предписанный в статье 78 (3) порядок принятия решения Советом ЕС по предложению Комиссии должен подчиняться общим правилам голосования в Совете. А общие правила, в свою очередь, определены в статье 16 (3) ДЕС, которая обязывает Совет ЕС голосовать методом квалифицированного большинства, если не указано иное. Таким образом, в контексте статей 68 и 78 (3) ДФЕС Европейский Совет не делает обязательных для Комиссии и Совета предложений. Однако даже если Европейский Совет не имеет власти изменить процедуру голосования в институтах ЕС, эту возможность в некоторых случаях предоставляют сами учредительные договоры. В статье 293 (2) ДФЕС предусмотрено право Комиссии вносить изменения в свою инициативу до принятия поправок Советом ЕС. После этого статья 293 (1) ДФЕС требует единогласного голосования в Совете ЕС. Можно ли считать, что голосование в Совете методом квалифицированного большинства по решению от 22 сентября после изменения инициативы Комиссии от 14 сентября является нарушением принципа институционального баланса, определённого в статье 13 (2) ДЕС? Суд счел, что и в этом случае нарушений не было, поскольку совместная интерпретация статей 293 (1) и 293 (2) ДФЕС позволяет сделать вывод об отсутствии необходимости голосовать в Совете единогласно в случае изменения первоначальной инициативы самой Комиссией. Такие изменения могут быть сделаны в любой форме, в том числе и в устной. При принятии решения о распределении мигрантов присутствовали два комиссара: первый вице-председатель и комиссар по делам миграции. Оба были уполномочены Коллегией комиссаров на основании ст. 13 правил процедуры Комиссии. По этой причине участие Европейской Комиссии является надлежащим, инициатива была изменена самой Комиссией, и Совет правомерно принял решение методом квалифицированного большинства. В части нарушения процедуры консультации с Европарламентом заявители посчитали, что решение о распределительном механизме было изменено после исключения Венгрии из перечня стран, которые пользуются преимуществами процедуры распределения. После этого необходимо было заново консультироваться с Европарламентом, поскольку Совет ЕС значительно изменил первоначальный текст решения. Суд ЕС подтвердил, что обязательство консультироваться с Европейским Парламентом является основой представительной демократии, поэтому спрашивать его мнение необходимо на всех стадиях изменения первоначального текста, особенно когда речь идёт о ключевых изменениях. Ключевыми являются те изменения, которые значительно влияют на структуру самой инициативы. Исключение Венгрии из списка стран с преимуществами является таким изменением, поскольку статья 78 (3) ДФЕС направлена на защиту пострадавших от миграционного кризиса стран. Однако, когда на экстренном пленарном заседании Европарламента 16 сентября 2015 года председатель Совета ЕС объявил о выходе Венгрии из списка стран, это было сочтено надлежащим уведомлением. Иные дополнения в первоначальный проект Европейской Комиссии не носили характер ключевых изменений и поэтому не нуждались в дополнительном согласовании. Стоит отметить, что это не первая попытка стран-заявителей добиться поддержки своей позиции. Четыре страны: Венгрия, Чехия, Словакия и Румыния, – голосовали в Совете ЕС в 2015 году против распределительного механизма. Накалившаяся 22 сентября 2015 года обстановка уже не могла быть преодолена принятием единогласного решения, и Совету ЕС пришлось голосовать квалифицированным большинством, оставив в стороне доводы несогласных. Обратившись в Суд ЕС, заявители пытались ещё раз, теперь через применение сугубо процедурных правил, донести до институтов ЕС свою идею о необходимости выработки единой позиции, продолжении дискуссии, добровольном участии в разрешении миграционного кризиса. Однако активация распределительного механизма, по мнению Суда, относится к компетенции Совета ЕС, и в 2015 году этот вопрос был закрыт. Единственное, что мог проверить Суд ЕС, это наличие очевидных ошибок при принятии решения. Их не было. Суд ЕС со всей очевидностью дал понять, что дискуссия завершена. Попытка заявителей ещё раз исключить себя из общей миграционной повестки вновь была отвергнута.   III. Нарушает ли механизм обязательного распределения мигрантов по странам ЕС принцип пропорциональности? Третья линия аргументации сторон – это непропорциональный характер самого решения. В этой части наиболее ярко проявляется нежелание Венгрии, Словакии и Польши принять идею солидарности по отношению к исчерпавшим свои ресурсы миграционным системам Греции и Италии. По мнению заявителей, основная проблема перегруженности Греции и Италии кроется в плохом законодательстве этих стран о регистрации беженцев, а также слабой подготовке работников миграционных служб. Такое отношение к миграционному кризису автоматически формирует видение механизма распределения беженцев в качестве непропорциональной меры, которая необоснованно перекладывает проблемы отдельных государств на всю Европу. Суд отвергает саму идею индивидуальной ответственности Греции и Италии по приёму беженцев и рассмотрению их заявлений. Любая система, подчёркивает Суд, даже идеальная, испытала бы на себе колоссальные перегрузки в такой ситуации. Принятое решение является лишь частью большого механизма по управлению потоками беженцев. Это вызов для всего ЕС, и основная задача экстренного механизма 2015-2017 годов – ослабить перегруженные миграционные системы двух государств. Несмотря на заявленное в названии решения 22 сентября выражение солидарности только по отношению к Греции и Италии, проблема беженцев в целом не является проблемой исключительно этих двух принимающих государств. В таком случае остаётся вопрос, можно ли достичь заявленных целей менее затратными методами, не прибегая к обязательному участию каждой страны ЕС в проблеме миграционного кризиса? По мнению заявителей, ответ на этот вопрос утвердительный. Принятое 14 сентября 2015 года решение 2015/1523 позволяло государствам в духе солидарности самостоятельно решать вопрос о степени их участия в механизме по распределению 40 тысяч беженцев. С момента его принятия прошло всего 8 дней, и Европейский Союз, не использовав все возможности истинно солидарного и добровольного решения проблемы, явно поторопился с имплементацией принудительного распределительного механизма. Менее затратными мерами стала бы финансовая, материальная или техническая помощь Греции и Италии, а также двусторонние добровольные инициативы государств-членов ЕС по распределению миграционных потоков. Суд снова не согласился с предложенными сторонами полумерами. Он указал, что решение 14 сентября 2015 года о добровольном участии в механизме было направлено на распределение 40 тысяч человек, которые уже находились в Греции и Италии, начиная с 2014 года. Решение же от 22 сентября того же года направлено на распределение других 120 тысяч человек, которые поступили в 2015 году и ожидались в последующие два года. Не ускользнуло от внимания Суда и то, что решение о распределении 40 тысяч человек было принято в условиях фактически провальных переговоров. Совет столкнулся с ситуацией, когда консенсус по механизму был недостижим, а время требовало принятия экстренных мер с целью предотвращения полноценного гуманитарного кризиса. Находясь между двух огней, Совет ЕС принял обязательный для всех стран, кроме Дании, Ирландии и Великобритании, механизм распределения. Дополнительный аргумент Венгрии касался особенностей влияния механизма на страну. Её требование исключить себя из списка отправляющих государств было продиктовано намерением самостоятельно перенаправить свои потоки беженцев, а также избежать прибытия новых лиц, нуждающихся в международной защите. Однако Совет оставил её в списках принимающих государств, и тем самым нарушил статью 78 (3) ДФЕС, которая предусматривает принятие экстренных мер только во благо страдающего от наплыва беженцев государства. Суд ЕС не проявил понимания к венгерской специфике. Он отметил, что с середины 2015 года в Венгрии значительно уменьшилось общее число беженцев. Частично потому, что изменились сами потоки их прибытия в страны ЕС. Однако если Венгрия считает, что нагрузка на её систему по-прежнему велика, она может запросить временное приостановление в отношении неё действия механизма, как это уже сделали Австрия и Швеция в 2016 году. Кроме того, на основании принципа справедливости в каждую страну направляется ровно столько беженцев, сколько представляется целесообразным с учётом ВВП, численности собственного населения, рынка безработицы и количества заявок от беженцев за предыдущий период 2010-2014 годов. Дополнительным аргумент был и у Польши, выступающей на стороне заявителей. По её мнению, направление в этнически целостные государства беженцев с иной культурой, языком, обычаями и традициями влечёт за собой несоизмеримо больше затрат для этих государств. На основании распределительного механизма Польше было предписано принять в общей численности более 5000 мигрантов, что превышает, например, квоту для Литвы, которая обязана принять чуть меньше 500 человек. По этой причине выбранная квота является непропорциональной и должна быть отменена если не в отношении всех заявителей, то хотя бы в отношении Польши. Суд ЕС отклонил аргумент Польши и сделал важное замечание, что учёт культурных и языковых особенностей беженцев при распределительном механизме просто невозможен. Действительно, каждый беженец в условиях современного миграционного кризиса является чуждым элементом основной части населения стран ЕС. Интеграция нынешних беженцев – это трудоёмкий, затратный и в целом непростой и неоднозначный путь выхода из кризиса. Статья 5 оспариваемого решения разрешает отказать в приёме конкретного беженца, который угрожает безопасности или общественному порядку в государстве. Однако в отношении всех беженцев это сделать невозможно, и каждому государству придётся самостоятельно выполнять своё обязательство на основании статье 72 ДФЕС по поддержанию порядка и безопасности на своей территории.   Что дальше? Решение Суда вызвало негативную реакцию в политических кругах стран Вышеградской группы. Министр иностранных дел Венгрии заявил, что решение является безответственным и оскорбительным [2; 5] для его страны. Венгрия, а вместе с ней Чехия и Польша, продолжают упорствовать: на момент действия решения 2015/1601 эти страны так и не приняли по определённой для них квоте ни одного беженца. Комиссия ЕС предупредила эти страны о возможности инициирования в отношении них процедуры нарушения законодательства ЕС. Комиссия пояснила, что обязательство разместить уже согласованных беженцев не прекращается с окончанием срока действия решения 2015 года. 14 июня 2017 года Европейская Комиссия инициировала процедуру нарушения в отношении всех трёх стран [3]. Не получив ответа после формального уведомления о необходимости соблюдения решения о распределительном механизме, Еврокомиссия 26 июля перешла ко второй стадии процедуры [4] и запросила у государств мотивированный ответ о причинах неисполнения. Ввиду судебного решения, принятого 6 сентября 2017 года и не поддержавшего ни одного аргумента заявителей, над тремя государствами нависла угроза обращения Европейской Комиссии в суд после перехода на третью ступень процедуры нарушения. Вполне возможно, что европейским политикам пока некогда заниматься наказанием индивидуальных стран ЕС за неисполнение решения, которое прекратило своё действие 26 сентября 2017 года. Сейчас основное внимание приковано к реализации «плана Сороса», нацеленного на изменение Дублина-III [1] с целью применять идеи распределительного механизма на постоянной основе. План включает возможность для ищущего международной защиты лица выбрать одну из четырёх стран, куда он будет направлен и где будет рассмотрено его заявление о предоставлении убежища. Беженцы получат расширенный набор прав, связанный с воссоединением семьи, а также возможностью подавать групповые заявления. В случае наличия у лица тесной связи с одним из государств-членов ЕС (например, по причине семейных уз или работы в прошлом) он будет направлен туда с возможностью подачи заявления. Наконец, для государств-членов ЕС, отказывающихся участвовать в распределительном механизме, будет предусмотрена система санкций в виде ограничения возможности использовать общеевропейские фонды. Анастасия ТУРКИНА   Список использованной литературы: 1. EU asylum policy: reforming the Dublin rules to create a fairer system. European Parliament – Background. 19.10.2017. Available at: http://www.europarl.europa.eu/pdfs/news/expert/background/20171019BKG86403/20171019BKG86403_en.pdf (Accessed 04.12.2017) 2. Hungary rejects the EU Court's decision. Hungary Journal, September 6, 2017. Available at https://thehungaryjournal.wordpress.com/2017/09/06/hungary-rejects-the-eu-courts-decision (Accessed 04.12.2017). 3. Relocation: Commission launches infringement procedures against the Czech Republic, Hungary and Poland. European Commission – Press release. Brussels, 14 June 2017. Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-1607_en.htm (Accessed 04.12.2017) 4. Relocation: Commission moves to next stage in infringement procedures against the Czech Republic, Hungary and Poland. European Commission – Press release. Brussels, 26 July 2017. Available at: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-2103_en.htm (Accessed 04.12.2017) 5. Szijjarto: ECJ decision has “raped European law”. Budapest Business Journal , September 6, 2017. Available at: https://bbj.hu/politics/szijjarto-ecj-decision-has-raped-european-law_138336 (Accessed 04.12.2017)
13
Ситуация

Такой дилеммой мучаются 20% лондонских семей Каждой десятой семье, живущей в Лондоне, полагается по нужде на раздачу бесплатной провизии от какого-либо продовольственного фонда/банка (Food Bank). В каждой четвертой полноценной семье родители озабочены тем, как накормить своих детей. В каждой пятой...

Такой дилеммой мучаются 20% лондонских семей Каждой десятой семье, живущей в Лондоне, полагается по нужде на раздачу бесплатной провизии от какого-либо продовольственного фонда/банка (Food Bank). В каждой четвертой полноценной семье родители озабочены тем, как накормить своих детей. В каждой пятой семье часто встаёт дилемма: потратить деньги на еду или на отопление? Эти результаты опроса-исследования, проведённого осенью респектабельным центром опинионики YouGov по заказу компании «Келлог», не могут не вызывать оторопь у всех, кто привык воспринимать наследницу Британской империи как вполне самодостаточную и зажиточную нацию, где никто и никогда не укладывается спать голодным. Оказывается, что масштабы недоедания в британском обществе превосходят самые мрачные гипотезы. Всплывшие в ходе опроса факты подвигли депутата палаты общин от оппозиционной Лейбористской партии Эмму Льюэл-Бак выступить с инициативой: включать в регулярные опросы общественного мнения вопрос о том, как часто верноподданные английской королевы вынуждены мириться с недоеданием. Депутат назвала факт повышения роли продовольственных банков в качестве новых опор системы социального обеспечения свидетельством «вопиющего пренебрежения государством своим долгом» (“massive dereliction of state duty”) перед гражданами. Она призвала главу кабинета Терезу Мэй осознать реальные масштабы этой проблемы. Под католическо-протестантское Рождество в декабре 2016 года добрые самаритяне из продовольственных банков Trussell Trust раздали 146.798 продуктовых пакетов с едой на три дня. Это почти вполовину больше благотворительных акций за весь 2016-2017 финансовый год. Из общего числа 61.093 продуктовых пожертвований получили британские дети. Более 80 коммерческих структур участвуют в наполнении продуктами подобных благотворительных фондов. За первые шесть месяцев текущего года обращений за помощью в продовольственные банки зарегистрировано на 13% больше, чем в предыдущем. Спрос на бесплатную еду вырос по мере того, как доходы падают, а число безработных не снижается. Эмма Льюэл-Бак, которая входит в межпартийную группу в парламенте «по вопросам голода» (All-Party Parliamentary Group on Hunger), справедливо говорит, что «родители не должны быть поставлены в условия, когда «они отказываются от еды, чтобы накормить своих детей». И добавляет: «Я не понимаю, кто может захотеть стать руководителем страны, где миллионы детей остаются голодными». Представитель министерства труда и пенсий, тем не менее, утверждает, что представленные данные не соответствуют действительности. Правительство в два раза увеличило субсидии для содержания бесплатных мест в детских садах и других дошкольных учреждениях, чтобы взрослые могли спокойно ходить на работу. В общей сложности из казны на социальные цели ежегодно направляется 90 миллиардов фунтов стерлингов, чтобы поддержать, в том числе, тех, кто «не имеет работы или получает низкие доходы». Между тем, редакции газет «Индепендент» и «Ивнинг стэндард» совместно начали кампанию под говорящим лозунгом «Помоги голодному ребёнку». Опрос по заказу «Келлог» ознаменовал начало этой подвижнической миссии по пробуждению совести и сострадания. Было опрошено 984 родителя с детьми в возрасте до 18 лет. Итог потряс воображение. Ответственность несут министры правительства. Как считает депутат Льюэл-Бак – «это их промах, они должны принять вину на себя, извиниться и всё исправить». Если учесть, что кабинет Терезы Мэй находится под давлением со всех сторон в связи с переговорами по выходу из Евросоюза, когда цена «выходного» билета не определена окончательно, а также принимая во внимание, что правящий клан раздираем внутренним раздраем, приправленным слухами о скором дворцовом перевороте, едва ли можно будет дождаться не только дополнительных ассигнований для уменьшения числа голодающих детей, но и просто извинений. Вадим ВИХРОВ
Финансы & банки
14
Валюта

Министр финансов Португалии Мариу Сентену заменит голландца Йеруна Дийселблума на влиятельном посту главы Еврогруппы. В это неформальное объединение входят главы финансовых ведомств 19 стран зоны евро. Они встречаются раз в месяц для обсуждения ключевых финансово-экономических вопросов той части ЕС, которая...

Министр финансов Португалии Мариу Сентену заменит голландца Йеруна Дийселблума на влиятельном посту главы Еврогруппы. В это неформальное объединение входят главы финансовых ведомств 19 стран зоны евро. Они встречаются раз в месяц для обсуждения ключевых финансово-экономических вопросов той части ЕС, которая перешла на единую европейскую валюту. Хотя официальной роли у Еврогруппы нет, на деле она оказывает огромное влияние на выработку финансовой политики Евросоюза. Избрание М.Сентену воспринимается как признание его успехов в преодолении тяжелого финансового кризиса, который несколько лет назад поразил Португалию. Эта страна воспользовалась программой внешней помощи, поскольку в 2009 году оказалась в числе стран Евросоюза в критическом финансовом положении. За время пребывания нового главы Еврогруппы во главе министерства финансов своей страны уровень безработицы в Португалии сократился вдвое с пика в 8,5% самодеятельного населения (2013 год), темпы роста ВВП достигли 2,6% (0,9% в 2014 году, когда она начала выходить из кризиса). В мае 2017 года Еврокомиссия вычеркнула Португалию из списка стран-членов, имеющих опасный уровень дефицита государственного бюджета. М.Сентену во главе Еврогруппы будет первым представителем страны, которая была в числе тех, кому оказывалась финансовая помощь в рамках специальных программ. За этот пост с ним конкурировали коллеги из Латвии, Люксембурга и Словакии, а в финале он одержал верх над люксембургским министром. М.Сентену вступит в должность 13 января 2018 года сроком на два с половиной года. Главных проблем, с которыми ему придется столкнуться на этом посту в ближайшее время, две. Первая связана с ожидаемым прекращением программы помощи Греции в размере 86 миллиардов евро, которая должна быть завершена летом 2018 года. Еврогруппе к этому моменту предстоит выработать свою позицию по данному вопросу, определить состояние греческих финансов и дальнейшие действия во взаимодействии с Афинами, а также договориться с другим участником программы помощи Греции – Международным валютным фондом. Вторая проблема относится к числу еще более сложных и долгоиграющих. Речь идет о согласовании стратегии реформы зоны евро, системы управления ею, целесообразности, формы и возможностей специальных инструментов и институтов на случай новых финансовых кризисов, решения вопроса о создании бюджета стран зоны евро. По этим вопросам у стран-членов существуют разные, порой, взаимоисключающие позиции. Андрей СЕМИРЕНКО
dop5
Опыт

О каких миллиардах речь? А о тех, которые израсходованы на «экологизацацию» аграрных субсидий, затеянную четыре года назад. Между прочим, речь идет ни много ни мало о 12 миллиардах евро в год – кругленькая сумма! Счетная палата ЕС решила рассмотреть эффективность...

О каких миллиардах речь? А о тех, которые израсходованы на «экологизацацию» аграрных субсидий, затеянную четыре года назад. Между прочим, речь идет ни много ни мало о 12 миллиардах евро в год – кругленькая сумма! Счетная палата ЕС решила рассмотреть эффективность расходования этих сумм и пришла к неутешительному выводу, изложенному ею в специальном докладе. Речь там идет о том, что все это вылилось в довольно банальную систему поддержания уровня доходов аграриев, которая в итоге «не оказывала никакого экологического воздействия». И то, что эти меры будут иметь заметное воздействие «на окружающую среду и на сохранение климата», признано в докладе «лишённым всякой вероятности». Стоит отметить, что упомянутая сумма составляет 8% всего бюджета Европейского Союза. При этом приходится по 80 евро на гектар. Так вот мелкие сельхозпроизводители просто получают причитающиеся им суммы, даже не заморачиваясь тем, чтобы выполнять какие-либо экологические требования, установили проверяющие. «Экологизация» возделывания земли затронула всего только 5% площадей, используемых в сельском хозяйстве. На всех остальных землях аграрии работают так, как и раньше. Виновниками в этом проверяющие сочли национальные государства, которые выхолостили амбициозные предложения Европейской Комиссии, превратив целевые субсидии «зелёным» аграриям в тривиальное распределение «всем сестрам по серьгам».
Открываем старый свет
15
Только факты

Откуда родом почти все самые дорогие вина мира? Большинство знатоков ответит: из Франции. Действительно, ещё недавно они не ошибались. Но мир быстро меняется не только в политике, моде или новейших технологиях. Виноделие – не исключение. И сегодня самое дорогое вино мира...

Откуда родом почти все самые дорогие вина мира? Большинство знатоков ответит: из Франции. Действительно, ещё недавно они не ошибались. Но мир быстро меняется не только в политике, моде или новейших технологиях. Виноделие – не исключение. И сегодня самое дорогое вино мира рождается в Испании, в Ла-Манче, в провинции Куэнка, близ городка Лас-Педроньерас. Речь – не о винах старых уникальных винтажей, сохранившихся в единичных экземплярах и продаваемых с аукционов. Редчайший и почти драгоценный виноградный нектар небольшими партиями производится ежегодно, цены на него стремительно растут, но он пока доступен наиболее настойчивым коллекционерам и инвесторам. Что же это за чудо? Называется оно AurumRed и выпускается в нескольких вариантах (сериях). Самое редкое – AurumRed Gold Series. Стоит 17 тысяч евро. За одну обычную бутылку 0,75 литра! Чем вызвана такая цена? Один (правильный, но не объясняющий сути дела) вариант ответа может быть таким: цену устанавливает рынок. То есть, цена – результат равновесия спроса и предложения.  Вино, как и любой другой товар, стоит столько, за сколько его готовы купить. Кстати, ещё несколько лет назад бутылка этого же напитка тянула «всего» на 4 тысячи евро, а нынешняя цена (почти наверняка не окончательная) – результат ажиотажного спроса со стороны, в первую очередь, американских и китайских коллекционеров и богачей. Второй вариант ответа – для тех, кто понимает, что такое вообще уникальное вино – такой: обычно цену вина определяют три параметра, два из которых трудно измерить объективно. Первый – качество вина и уникальность его органолептических (то есть, ароматических и вкусовых) характеристик. Хотя мнения экспертов-профессионалов и наиболее продвинутых любителей при оценке большинства вин расходятся не так уж сильно, всё же стопроцентно объективным данный параметр не может быть по определению – любая оценка субъективна. Второй параметр – это редкость продукта. Здесь с объективностью всё в порядке: всегда известно точное количество произведённых бутылок. Важно понимать, что уникальность вина закладывается на винограднике, с которого оно произведено. И если с виноградника, обладающего особыми свойствами, можно собрать урожай только для определённого количества бутылок, то увеличить объём невозможно. И, наконец, третий параметр. Самый трудно определяемый и спорный. Но почти обязательный практически во всех областях человеческой деятельности. Это – удача. Без неё любые другие параметры начинают вязнуть в песке и пробуксовывать. Из чего складывается удача для винодела? Однозначно не скажешь. Конечно, велика роль интуиции, упорства, труда, серьёзных знаний. Но ещё и способность угадать тенденции рынка, направление, в котором изменяются вкусы, умение вызвать интерес и винной критики, и публики... Для вина AurumRed картина складывается гораздо более ясная, чем обычно. Количество производимых ежегодно бутылок – лишь 300 (всего одна бочка!). И увеличить нет никакой возможности – вино делается с виноградника, посаженного ещё в конце XIX века, и сохранилось только 250 лоз. Дегустационные (органолептические) характеристики вина не только великолепны, но и уникальны. При вращении бокала с вином в разные стороны (по или против часовой стрелки) ощущаются разные, сильно отличающиеся ароматы и вкусы. Что же касается удачи... Владельцу и энологу винодельни AurumRed Иларио Гарсиа удалось невероятное. Сочетание старых лоз (сорт Темпранильо) с множеством новейших, но абсолютно натуральных технологий (при производстве вообще не используются сульфиты) привело к выдающемуся, не имеющему аналогов в мире, результату. Вина AurumRed вообще не подвержены процессу окисления. Сегодня одна из початых (!) бутылок стоит уже 8 лет, но вино в ней не только не портится, но даже улучшается. Часть своих технологий Иларио Гарсиа охотно раскрывает, часть описывает в самых общих чертах, ну, а некоторые, конечно же, держит в секрете. И его можно понять. Именно это свойство, плюс уникальные дегустационные характеристики и редкость, вызвало столь сильный интерес коллекционеров. Ведь в переводе на обыденный язык сказанное означает, что срок хранения вин AurumRed – вечность! Это позволяет по-новому взглянуть на коллекционирование вин и винные инвестиции. Есть у винодельни ещё и более доступный вариант – AurumRed Silver Serie. Стоит каждая бутылка всего 1400 евро, производится 6000 бутылок в год. Сказанное выше относится и к винам «Серебряной серии», при этом материал для них поступает со старых, но других виноградников, где сохранилось 3500 лоз. Все вина AurumRed выходят на рынок только в половинном количестве – вторую половину хозяин оставляет на будущее, а, возможно, и для вечности. С 2018 года винодельня AurumRed решила выйти на рынок России и стран ЕАЭС, уже выбран винный эксперт, эксклюзивно представляющий её интересы. При этом цены на уникальное вино по всему миру едины, несколько различаться может только цена доставки. С точки зрения Иларио Гарсиа, несмотря на экономические трудности, российский рынок потенциально не менее интересен, чем китайский или американский. Владимир БЫРДИН
dop4
Только факты

Да-да, согласно опросу населения, проведённому «Евробарометром» по заказу Европейской Комиссии, не менее 55% опрошенных жителей альпийской республики «скорее не доверяют» Европейскому Союзу. Противоположного мнения придерживаются 38%. Неутешительный результат? Да, но и в масштабах всего Союза дела обстоят немногим лучше. В...

Да-да, согласно опросу населения, проведённому «Евробарометром» по заказу Европейской Комиссии, не менее 55% опрошенных жителей альпийской республики «скорее не доверяют» Европейскому Союзу. Противоположного мнения придерживаются 38%. Неутешительный результат? Да, но и в масштабах всего Союза дела обстоят немногим лучше. В доверии к ЕС признался 41% опрошенных, 48% не доверяют ему, а все прочие отказались отвечать на этот вопрос. Причём нет разницы между результатами, полученными в государствах, входящих в зону евро, и в странах, остающихся за её пределами, к примеру – между Чехией, Швецией и Данией. Главным вызовом сегодняшнего времени австрийцы считают миграцию (28%). Но здесь они расходятся с большинством европейских партнёров: для тех проблема номер один – безработица (25%). Интересно отметить, что 58% австрийцев видят будущее ЕС в целом позитивно и вот тут-то они не противоречат общеевропейской тенденции, согласно которой эта же оценка характерна для 57% опрошенных. Что ещё не нравится австрийцам в Единой Европе? Например, 25% опрошенных граждан альпийской республики выступают против права свободного передвижения и свободного проживания работополучателей (извините, но таков уж термин, сколь бы неуклюже он ни выглядел по-русски) в рамках ЕС. Такого количества противников нет ни в одной другой стране. Но особо напрягаться не стоит: «за» выступает 71% австрийцев.
16
Демография

Ответ на этот вопрос зависит от того, как считать: в абсолютных цифрах или в относительных. Если в относительных, то держателем этого антирекорда является Румыния. Если в абсолютных, то Италия. К беднякам в Евросоюзе относят людей, которые не в состоянии делать...

Ответ на этот вопрос зависит от того, как считать: в абсолютных цифрах или в относительных. Если в относительных, то держателем этого антирекорда является Румыния. Если в абсолютных, то Италия. К беднякам в Евросоюзе относят людей, которые не в состоянии делать выплаты в экстренной ситуации, обеспечивать тепло в своем жилище, платить по текущим счетам, располагать по меньшей мере двумя парами обуви (для лета и для зимы) и заменять изношенную одежду. Европейское статистическое ведомство «Евростат» подсчитало, что, по данным на конец 2016 года, в странах Союза насчитывалось 78,5 миллиона человек, соответствующих этим критериям. Число бедняков в Румынии составляло 49,7% населения, в Болгарии – 47,9%. Эти две страны традиционно замыкают все рейтинги ЕС. При этом румыны попали в лидеры и по абсолютному числу евросоюзовских бедняков: в таком положении находятся 9,8 миллиона граждан страны, что ставит Румынию на второе место по общему числу бедняков. Возглавляет его Италия, где насчитывается 10,4 миллиона бедных, что составляет 17,2% ее населения. А на третьем месте находится еще одна богатая европейская страна – Франция, где в эту категорию зачислены 8,4 миллиона человек. Утешением для Евросоюза может служить то, что этот показатель медленно, но сокращается. За 2016 год общее число бедняков там снизилось на 8,9 миллиона человек, констатирует «Евростат». Светлана ФИРСОВА
17
Привычки и Нравы

Итальянская пословица гласит: «Всегда есть время умереть и заплатить». Судя по всему, административные органы этой страны следуют именно ей, поскольку на Апеннинах власти медленнее всех в Евросоюзе оплачивают свои счета. Вторую и третью позицию занимают соответственно Португалия и Греция. Вот...

Итальянская пословица гласит: «Всегда есть время умереть и заплатить». Судя по всему, административные органы этой страны следуют именно ей, поскольку на Апеннинах власти медленнее всех в Евросоюзе оплачивают свои счета. Вторую и третью позицию занимают соответственно Португалия и Греция. Вот несколько цифр для сравнения. В Италии в среднем администрация оплачивает счет в течение 95 дней. В сопоставимых по размерам странах показатели такие: во Франции – 57 дней, в Испании – 78 дней. У лидеров дело обстоит значительно лучше. В Германии на оплату такого счета уходит в среднем 23 дня, а в Великобритании и Финляндии – 22 дня. Брюссель начал отслеживать этот показатель в 2014 году. Тогда положение было еще хуже. В Италии органы власти различного уровня оплачивали свои фактуры 170 дней, а счета в сфере производства общественных работ – аж 210! Выявлены и держатели абсолютных рекордов итальянской бухгалтерской неторопливости. Он принадлежит администрации городка Шикли на Сицилии. Там между выпиской счета и получением денег проходит почти… два года: 658 дней. Так, в августе 2017 года выдавалась компенсация за школьные учебники за 2014-2015 учебный год. Чуть лучше обстоят дела у администрации городка Поджо Нативо, где на оплату счета уходит в среднем 508 дней, и Торребруна – 445 дней. По принятым в Евросоюзе нормам на оплату счета административным органом любого уровня должно уходить не больше 30 дней, в чрезвычайных ситуациях срок может быть удвоен. Пока средний показатель по «двадцати восьми» – 43 дня. В этих условиях Еврокомиссия подала на Италию иск в Европейский суд. Сможет ли он изменить положение и когда? Алексей СТРАШЕВ
18
Привычки и Нравы

А был ли сумасшедший шляпник Венгерский считается четвёртым по сложности изучения языком, согласно классификации ООН, – после японского, китайского и арабского. Это агглютинативный язык, когда словоизменение достигается с помощью агглютинации, то есть «приклеивания» различных формантов (суффиксов или префиксов), причём каждый...

А был ли сумасшедший шляпник Венгерский считается четвёртым по сложности изучения языком, согласно классификации ООН, – после японского, китайского и арабского. Это агглютинативный язык, когда словоизменение достигается с помощью агглютинации, то есть «приклеивания» различных формантов (суффиксов или префиксов), причём каждый из них имеет только одно значение. Для начинающих изучать этот язык венгерский становится подобием кубика Рубика: приходится постоянно высчитывать, какие именно суффиксы и префиксы использовать в каждом конкретном случае. Чудно, но венгры, как и китайцы, на первое место при произнесении и написании ставят фамилию, а только затем – имя. Один неблагосклонный критик считал, что сверхзаумный венгерский язык был придуман сумасшедшим шляпником с целым набором дурных наклонностей и пристрастий на следующее утро после…   Нация выдумщиков Самый прославленный в Венгрии и в мире выдумщик – скульптор по образованию, профессор Ернё Рубик, создавший свой знаменитый головоломный кубик (1974 г.). С ним может соседствовать физик и инженер, изобретатель криптоновой электрической лампочки Имре Броди (1937 г.) и журналист Ласло Биро, запатентовавший в 1938 году шариковую ручку. К слову: 13 венгров стали Нобелевскими лауреатами, что в пересчёте на душу населения больше, чем в Испании, Канаде, Финляндии или Австралии.   Что есть, то есть Прием пищи – это аналог религиозного ритуала. Расхожая обиходная фраза – «Что у нас сегодня на обед?». Кухня здесь богатая, впитавшая в себя кулинарные традиции австрийцев, турок и славянских народов. Блюда часто бывают жирными – в основу кладут лук, обжаренный на масле или жире, добавляют соль, перец, особенно паприку, а затем смягчают вкус обильно политой сметаной. Все порции гигантские, словно рассчитаны на аппетит и вместимость желудка Гаргантюа.   Ох, уж эта алкогольно-массовая культура Австрийские «цесарцы» подавили в 1848 году восстание венгров, и в столице империи отпраздновали викторию – с шумом сдвигали пивные кружки всякий раз, когда казнили одного из 13 мятежных вождей. После чего мадьяры поклялись: никогда больше не бить друг о дружку кружки или бокалы при распитии этого хмельного напитка. Палинка, венгерский фруктовый бренди, крепостью не менее 37,5 %, составляет предмет гордости и почитания. Евросоюз подтвердил эксклюзивные права венгерских производителей на эту торговую марку. Напиток готовят методом перегонки из различных фруктов и ягод (подобно её южнославянскому аналогу, ракии) – винограда, груши, абрикоса, сливы, яблок. Совет посещающим Венгрию, если верить одному англоязычному путешественнику-блоггеру: «Палинка обязательно найдёт вас и постарается убить» (“Palinka will find you and try to kill you”). Во все летописи вошёл эпизод с посещением Будапешта принцем-консортом Филиппом в 1993 году. Усмотрев соотечественника, муж английской королевы со свойственной ему бесцеремонностью заметил: «Вы, должно быть, здесь недавно… вы ещё не отрастили себе пивное брюхо».   Характер как характер В традициях венгров вечно жаловаться на плохую погоду (в чём они явно не монополисты). Во всём, по обыкновению, у них виноват «атмосферный фронт». Ветры в Будапеште, действительно, любят менять своё направление, перепады давления часты, а потому многие страдают головными болями. Распространено мнение, что потомки жителей древней Паннонии, римской провинции, отличаются меланхоличным нравом, что их роднит с португальцами и русскими. Правда, они отчаянные спорщики, особенно если затронуть такие болезненные темы, как Трианонский договор, события 1956 года и текущий миграционный кризис в Европе. Здесь не считается зазорным прилюдно обсуждать свои болячки, перечисляя все таблетки, что приходится заглатывать поутру, и непростые отношения со скандальными соседями. В общественном транспорте на вас могут «пялиться» без зазрения совести, заставляя подозревать, что вы надели правый туфель на левую ногу, или носки разного цвета, или… Здесь также обожают браниться, благо язык позволяет комбинировать и варьировать ругательства, и делается это весьма изобретательно. Словом, мадьяры – публика забавная. Нужно только к ним приноровиться (к их норову) и привыкнуть к их чудинкам… Надежда ДОМБРОВСКАЯ
no image
Привычки и Нравы

Неизменные и преходящие символы эпох на старых снимках Чуть повыцветшие слайды из уже далёкого 1994 года, попавшиеся мне случайно на глаза, заставили вернуться мысленно во времена, когда романтические иллюзии (как у классика – «…народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»)...

Неизменные и преходящие символы эпох на старых снимках Чуть повыцветшие слайды из уже далёкого 1994 года, попавшиеся мне случайно на глаза, заставили вернуться мысленно во времена, когда романтические иллюзии (как у классика – «…народы, распри позабыв, в единую семью соединятся») уже начали выветриваться, но притяжение Туманного Альбиона, возникшее на школьных занятиях английским и английской литературой, не ослабевало. Просветительские курсы всемирной службы Би-би-си позволили в тот год познакомиться с британцами в полный рост и «в собственном соку», оценить взглядом хрестоматийные достопримечательности и сделать несколько неожиданных открытий. Открытий в стилистике одного журналиста: «по правде всё было не так, как на самом деле».     Выполненный в неоготическим стиле Вестминстерский дворец, где заседают британские парламентарии, только с виду малогабаритен. На самом деле, он поделён на 1100 помещений, внутри 100 лестниц, а коридоры могли бы выложиться в дистанцию в пять километров.     Собор Святого Павла – лучшие свершение сэра Кристофера Рена, архитектора и математика, которому доверили воссоздать должное величие центра Лондона после разрушительного пожара 1666 года. И отстроить заново монументальный храм – пятый по счёту на этом месте, поскольку из четырёх предыдущих один уничтожили варвары-викинги, а три попросту сгорело. Творец начал проектировать собор в возрасте 40 лет, выполнив его в стиле английского барокко, но смог полюбоваться своим шедевром только в день открытия собора 20 октября 1708 года, что далеко не случайно совпало с его днём рождения: Кристоферу исполнилось 76 лет. Снимок сделан с воды – с Темзы…     Церковь Святого Мартина «в полях» (St. Martin-in-the-Fields), расположенная на северо-восточном углу Трафальгарской площади, интересна не те столько тем, что королевская семья считается её прихожанами, а своими концертами. На снимке видно, что плакат между двумя крайними колоннами анонсирует фестиваль музыки Баха – «при свечах». Мне же довелось посетить собор, когда под сводами звучала Прощальная симфония Йозефа Гайдна (№45 фа-диез минор), и музыканты по очереди, завершая свои партии, гасили закреплённые на нотных пультах свечи и покидали зал…     Первая строчка детского стишка, датированного 1744 годом, – «Лондонский мост падает» (“London Bridge is falling down, Falling down, falling down”) прославила это сооружение, которое перестраивали со времён римского владычества несчётное количество раз. Этот арочный железобетонный мост длиной 262 метра также превратился в одну из визитных карточек столицы. В 2012 году краса и гордость ансамбля Вестминстерского дворца, Башня Святого Стефана, более известная как Часовая башня, или Биг Бен, оказалась в зоне риска. Башня наклонилась. 96-метровый старина Бен накренился на целых 0,26 градуса, или на 43,5 сантиметра по отношению к перпендикуляру. Дефект виден невооруженным взглядом, если стоять спиной к памятнику Уинстону Черчиллю, а лицом к Темзе.     Биг Бен – стоячая легенда. В любом справочнике можно вычитать, что башенные часы с циферблатом в 7 метров в диаметре и длине стрелок в 2,7 и 4,2 метра долгое время были абсолютным рекордсменом в своём классе. Точность хода, а этот механизм весит 5 тонн, обеспечивается с помощью хитроумной уловки: когда часы начинают отставать, на маятник кладут старый английский пенни весом 1,5 грамма, который ускоряет его движение на 2,5 секунды в сутки… Виной предательского «уклона» названа прокладка неподалеку ветки метро, а также дополнительная вибрация от расположенного рядом на пяти этажах под землёй паркинга для авто. Но! Непосредственной и сиюминутной угрозы не существует. Если экстраполировать скорость склонения, то, по расчётам, Биг Бен станет подобен Пизанской башне не раньше, чем через 4000 лет.     Памятников имперскому величию в столице не счесть. Что объяснимо. Ещё недавно морская и торговая держава «правила морями» и владела чуть ли не третью территорий обитаемого мира. И сегодня синдромы «имперского перенапряжения» (”imperial overstretch”) и постимперской растерянности проявляются в различных ипостасях, но это уже другая история. Желающим разобраться рекомендую книгу культового журналиста Би-би-си, язвительного историка и писателя Джереми Паксмана «Империя: что времена доминирования в мире сделали с британцами» (“Empire: What Ruling the World Did to the British”).   На Трафальгарской площади в основании 46-метровой гранитной колонны, увенчанной шестиметровой скульптурой адмирала Горацио Нельсона, расположились четыре льва – рычащие, как и задумал их создатель Эдвин Ландсир. Расчётливое вольнодумство городских властей видно в их попустительстве лазанию по этому воинскому, по определению, монументу.     Кого здесь только не бывает, от туристов и идейных протестантов (здесь распивали шампанское по случаю смерти баронессы Тэтчер с выкриками «Ведьма мертва!») до постаревших хиппи, панков, байкеров, рокеров, а также эмо, готов, трэшей и прочих «неформалов». Под носом строгого адмирала, крутившего роман с леди Гамильтон, происходят не всегда незлобивые манифестации – и только бронзовые львы из переплавленных трофейных наполеоновских пушек невозмутимо взирают на прилюдные выбросы адреналина.     Вот он, один из знаменитых чёрных воронов замка Тауэр, которым периодически подрезают маховые перья на крыльях, чтобы не смогли улететь. Ибо, гласит предание, если эти падальщики, питавшиеся останками казнённых пленников во времена, когда Тауэр был королевской тюрьмой, покинут дом, где они находятся на казённым содержании, то падёт Британская империя. Империя, впрочем, уже пала, но гигантские птицы в чёрных сутанах остались при государственной кормушке. Довольствие у них приличное: ежедневно воронам положено по шесть унций сырого мяса и порций смоченного в крови птичьего сухого корма, а один раз в неделю им перепадают либо яйца (всё-таки компенсированный белок), либо кролик с неснятой шкуркой, что называется «о натюрель» – «в натуре».       Храмовые постройки достойны пристального лицезрения. Все детали продуманы, а потому выразительны. Устремленная ввысь, к небу, к Богу, готическая резьба по камню. Килевидные, стрельчатые окна. Традиционный садик во внутреннем дворике. Тщательная отделка из коричнево-чёрного кирпича, ничего нельзя выбраковать. Многозначные витражи с зашифрованными геральдическими символами. В готическом стиле выполнен даже железнодорожный вокзал в Бристоле.     Не менее своеобычны архитектурные жанры жилых зданий. Мне показалось, что центральные районы застроены сплошь и рядом «пятиэтажками». Уточню: весьма стильными, с обязательными эркерами, помпезным порталом, а не просто входной дверью, с широкими окнами второго уровня, где, по обыкновению, располагается гостевая комната; причём высота потолков убывает по мере подъёма к последнему этажу, к мансарде. Бывает, что такую «этажерку» занимает пивное заведение – паб или отель (как на снимках).     Случайно набрёл на фасад, украшенный делом рук не бесталанного художника, явно знакомого с церковной живописью («розетка» вмонтирована сверху) и совмещающего в себе пристрастие к стилистике Рубенса и Сальвадора Дали. Определить жанр этой композицию сложно. М-да... какой-то эротомано-китч…     В сакральный иконостас британских символов обязательно входит красный лондонский даблдекер (doubledecker), двухэтажный автобус. Но не только столичные жители и гости пользуются услугами этого островного изобретения. Во время посещения Плимута и Бристоля, относящихся к Уэст-Кантри (West Country), как неофициально именуют регион Юго-Западной Англии, повстречал немало их сородичей.     Любителей экстравагантных авто здесь тоже хватает: бэт-мобиль от обряжающегося в летучую мышь супергероя комиксов востребован. Тем не менее, лондонцы остаются сентиментально преданы своим чёрным «кэбам», классически старомодным по дизайну такси. Водители кэбов – привилегированная каста. Чтобы попасть в их узкий круг, нужно заучить маршруты до всех 25 тысяч столичных улиц, не провалить 21 экзамен и затем каждодневно доказывать свою высокую квалификацию.       10 января 1813 года в Лондоне появилась первый линии «подземки» или «трубы», как её сходу окрестили. Выныривая из туннелей в центральных районах города, как в этом случае – на станции «Бейсуотер», поезда следуют затем поверху в спальные пригороды подобно нашим загородным электричкам. Здесь тоже и стар, и млад, коротая ожидание, выглядывают: а не показался ли в отдалении поезд?     Традиции алкогольно-массовой культуры в обществе уходят корнями в беспокойное прошлое островной нации. Как пишет в своей книге профессор физики в Имперском колледже в Лондоне Жоан Магейжу, в пабах не считается чем-то из ряда вон выходящим насосаться 12 пинтами пива (пинта – это английская мера объёма: одна имперская пинта равна 568 миллилитрам). «Даже лошадь скопытилась бы, выпив такое количество, но для Англии это в порядке вещей». Что придаёт престижный статус этим питейным заведениям. Одно из них на снимке – с выразительным названием «На полпути к небесам».     Экстравагантность среди островитян – всегда в моде. Но как в образцовом классовом обществе она остаётся уделом тех, кто не может или не хочет претендовать на принадлежность к элите. Помните, в умном и эстетически безукоризненном фильме Сергея Бондарчука «Ватерлоо» герцог Веллингтон в исполнении ироничного Кристофера Пламмера бросает реплику про Наполеона: «На поле боя его шляпа стоит 50 тысяч штыков. Но… (на устах играет надменная улыбка) Бони – не джентльмен».     Негласное деление британского общества на «джентльменов» и плебс сохраняется из века в век бережно. Почти по Пушкину: «Молчи, бессмысленный народ, Поденщик, раб нужды, забот! Несносен мне твой ропот дерзкий, Ты червь земли, не сын небес…»     Две Британии. Знать и народ. Прямо по роману Бенджамину Дизраэли «Сибилла, или Две нации». Но это не единственный водораздел. На снимке: читающая пожилая интеллигенция, ищущая ответы на вопросы, и заведомо всё знающая молодежь, предпочитающая созерцание поискам истины… Быть может, ошибаюсь. Нельзя судить по внешним признакам. Но статистика с прискорбием подтверждает вывод, что уровень грамотности не растёт пропорционально скорости вхождения в повседневную жизнь высокотехнологичных гаджетов. Зато у бриттов сохраняется способность с щепоткой соли и самоиронией относиться и к себе, и к преходящим кумирам, и властителям дум. Самый верный признак – шаржи уличных художников на политиков. Скажем, на лопоухого наследного принца Чарльза, вышедшего на пенсию, так и не дождавшись трона. Важное уточнение: снимок сделан до трагической гибели леди Дианы, «народной принцессы», а потому она изображена верхом на автомобиле, который вскоре её убьет…       Народные гуляния – зрелищное действо. Многоцветная палитра общества передана в идеальном виде. Британия белая и чёрная. По популярному выражению, представлены все цвета империи, бывшей империи (“all colours of the empire”).     По долгу службы дружелюбный Бифитер – церемониальный страж Тауэра, выполняющий в наше время и функции экскурсовода, – позирует перед моей фотокамерой. На тёмно-синем камзоле вышит вензель: E II R или Elizabeth II Regina (Regina на латыни означает «королева»). Мой визави – седобородый ветеран, потому как бифитерами могут становиться только ушедшие в отставку унтер-офицеры с выслугой не менее 22 лет. Ещё один важный критерий отбора: только те из них, кто награждены медалью «За долгую службу и послушание».     В энциклопедиях самой популярной версией о происхождении слова «бифитер», по-английски – beef-eater, то есть «поедающий говядину», служит гипотеза о том, что в качестве привилегии стражу Тауэра было дано право поедать мясо с королевского стола без ограничений. Обычно цитируют свидетеля: Козимо III Медичи, Великий герцог Тосканы, посетил Тауэр в 1669 и сделал открытие по поводу бифитеров: «Ежедневно им предоставляют столь богатый мясом стол, что их стоит называть мясоедами».     Лондонский полицейский, ласково прозываемый «бобби», предназначен быть не менее сладкой приманкой для заезжих путешественников. Показалось, что для патрульной службы на туристических тропах специально отбирают фото- и телегеничных персонажей. А для королевских гвардейцев в меховых шапках, надвинутых на глаза, важнее не столько приятственное лицо, сколько внушительная стать – кто не вышел ростом, отсеивают.     Наконец, последний, немаловажный штрих к портрету островитян. Это обладание критическим взглядом на самих себя, способность с мягким юмором воспринимать формальных национальных лидеров и духовных авторитетов. Почти по Гумилёву, «Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет, Внимая заветам седых мудрецов». На выставленном перед храмом стенде постулировано: «Религия – это внутренняя внятность и простота». Авторство принадлежит профессору Кембриджского университета, крупному теологу, служившему приходским священником в англиканской церкви, Дону Кьюпитту. Неизвестный оставил в правом верхнем углу вроде бы бесстрастно-нейтральную приписку: «Теперь мы знаем». Но, как и в русском языке, многое зависит от интонации – а в этом случае легко угадывается скрытая ирония… Владимир МИХЕЕВ Лондон – Москва
dragons_
Привычки и Нравы

(сильно построждественская быль) Всевышний в кратчайшие сроки создал очередную Землю. Далее он собирался обустроить её по уже сложившемуся трафарету. Но не успел. К нему пришли Великие маги – Светлый и Темный и сказали, чтобы он доверил эту работу им. Ведь...

(сильно построждественская быль) Всевышний в кратчайшие сроки создал очередную Землю. Далее он собирался обустроить её по уже сложившемуся трафарету. Но не успел. К нему пришли Великие маги – Светлый и Темный и сказали, чтобы он доверил эту работу им. Ведь «повторение – мать учения» может быть лучшей методой до поры до времени. Они предпочли бы иной сценарий. – Да ради Бога, – ответил им Всевышний с некоторой долей сомнения. Он-то знал, что гарантия качества и добра должна исходить только от него. Однако не в его вкусе было плодить распри и давить личную инициативу. И работа закипела. Светлый превратил Землю в конфетку. Он сделал небо голубым. Заставил солнце сиять ярко-ярко. Придумал горы и долины. Позаботился о разнообразии всего сущего. И разукрасил всё мириадами дивных, восхитительных цветов. Темный поступил проще и хитрее. Он покрасил свою половину мира в непроглядный черный цвет и нарисовал дверь. Настоящую. Без обмана. Слегка приоткрытую. Ведущую и манящую куда-то. За которой скрывалась тайна. Не какая-то там, а Тайна с большой буквы. Способная перевернуть в вашей жизни всё. Заставляющая сердце колотиться громче тысячи барабанов. Сильнее, чем ярость или любовь. Подталкивающая забыть всё на свете. Неудивительно, что все разумные обитатели планеты возжаждали необычного. Неизвестного. Непознанного. Они дружно выстроились в длинную очередь, дабы пройти в дверь. Она пропустила всех желающих. Потом захлопнулась. Мир – витрина красоты и совершенства остался с этой стороны. Лубочный и ненастоящий. Реальный мир, не имеющий с первым ничего общего и подвластный Темному, в который он так легко заманил падких на соблазн обитателей планеты, возник с противоположной. Бьюсь об заклад, у вас нет ни малейших сомнений по поводу того, в каком из двух, сотворенных Господом, мы живем. Ведь так? (Из теста на сообразительность для выпускников глубоко засекреченного Мондорфского университета)   – Милый, что происходит? Что случилось? Что-нибудь не так? Ты сам не свой. – Не понимаю. Ты меня ставишь в тупик. С чего ты взяла? Почему ты спрашиваешь? – Ты какой-то хмурый и озабоченный последнее время. Скучный. Задумчивый. Напряженный. Весь в себе. На меня внимание не обращаешь. – Как не обращаю? Не может быть. Я только о тебе и думаю. Каждую минуту. Каждую секунду. Где бы я ни находился, все мои мысли о тебе. – Фу, одни слова-слова-слова. Припомни, когда ты в последний раз приносил домой охапки цветов. Когда разукрашивал всё вокруг разноцветным сиянием. Когда превращал ночь в день, и день в ночь и заставлял солнце и звезды бегать с нами наперегонки. – Вот ты о чём. Всё будет. Всё, что мы захотим. Только сначала я решил поменять мир вокруг нас. Вернуть нам нашу планету. – Как? А люди? А расплодившиеся вокруг нас другие цивилизации? Объясни мне, что ты задумал. И почему. – Прямо сейчас? – Другие дела подождут. – Тогда слушай. Единственно, это будет рассказ не от первого лица, а как бы со стороны.   Дракона Жизни послали на Землю из центра скопления галактик примерно три с половиной миллиарда лет назад. Только, конечно, тогда он ещё не был драконом. Он был разумным энергетическим полем, кварко-плазменным континуумом, чем угодно, но не драконом. Понравившуюся ему форму дракона он принял намного позже. Землю, вслед за многими другими планетами, выбрали потому, что она подходила для того, чтобы стать колыбелью разумной жизни. У неё, как показывали расчеты, было для этого всё необходимое. Спустя вечность, по вполне достоверным прогнозам, на ней должна была развиться идеальная, тонкая, умная цивилизация, способная стать жемчужиной в ожерелье межгалактических цивилизаций. Миссия, доставшаяся Дракону Жизни, состояла лишь в том, чтобы помогать естественным процессам. Подталкивать их. Интуитивно улавливать, как сделать лучше. Выращивать нежные перспективные побеги и обрубать сухие, боковые, вредоносные веточки. Этим он и занимался. Постоянно. Беспрерывно. С полной самоотдачей. Миллионы и миллионы лет. Поддерживая и направляя естественные процессы. Он загнал раскаленную магму вглубь планеты. Выровнял кору. Погасил самые разрушительные вулканы. Окружил Землю защитным щитом магнитного поля. Сбалансировал атмосферу. Теперь можно было заняться выращиванием животного мира. Он перепробовал самые разные варианты, перед тем как отдать планету динозаврам. Почему-то они были особенно близки его сердцу. Они получились такие разные. Величественные. Благородные. Хотя и стервецов среди них тоже было порядочно. Дракон Жизни настолько было полюбил их, что и сам принял отдаленно похожую на них форму, не отказываясь, естественно, ни от каких из своих магических способностей. Ему хотелось, чтобы другие видели – есть, к чему стремиться. Есть, на кого равняться. Есть путеводная звезда. Однако, как это ни горько, следовало признать, что высокоразвитой цивилизации из них не получится. Дракон Жизни возился-возился с ними, а потом вынужден был согласиться с очевидным. Будущих властителей природы следовало выбирать из теплокровных млекопитающих. Они обещали стать самой перспективной формой разума, способной на завершающем этапе сделать качественный скачок и распуститься в потрясающий бутон. Тысячелетие за тысячелетием Дракон Жизни вёл человечество за ручку. Помогал с переселениями. Убирал с Земли опасные для людей виды. Спасал от пандемий, выкашивающих всё вокруг, обучая одновременно бороться за своё будущее самостоятельно. Адаптироваться ко всему. И договариваться между собой. Наконец, человеческая цивилизация сделалась вполне самодостаточной. Вмешиваться в ход истории, руководить и дальше естественными процессами стало нельзя. Высшая Хартия скопления галактик это запрещала. С возможностью изъятий и отступлений, диктуемых обстоятельствами, но в целом запрещала. И Дракон Жизни в энный раз оказался перед дилеммой выбора. Ему надо было уходить. Его время прошло. Он мог вновь стать энергетическим облаком и раствориться в природе. Но до такой степени уходить, не входило в его планы. В принципе он мог вернуться к своим в центр скопления галактик. Но по прошествии стольких лет он не был уверен в том, что является их частью. К тому же он прикипел к Земле. Ему вовсе не хотелось покидать её. И тогда Дракон Жизни на какое-то неопределенное количество лет решил впасть в спячку: физически войти в состояние анабиоза и в то же время сохранить доступ ко всем уголкам и закоулкам информационного поля планеты. Так он и сделал. Он выбрал место, которому через тысячи лет было уготовано стать центральной площадью гигантской столицы самой влиятельной империи/государства планеты. Выстроил вольготно раскинувшийся храмовый комплекс в свою честь и по своему подобию. Заполнил всего полости собой и окаменел. Предчувствие его не обмануло. Вокруг храмового комплекса со временем выросла многомиллионная городская агломерация, сделавшаяся главной столицей мира. Интуиция его не подвела, но только в этом отношении. То, что творилось вокруг, не могло не ужасать. Оно ранило его в самое сердце, которое он оставил открытым и безоружным. Дракон Жизни отказался от мелочного вмешательства в человеческую жизнь, оставив человеческую цивилизацию в состоянии гармонии. Он научил людей добру. Заронил в душу каждого искру божью. Сделал естественным уважительное отношение друг к другу. Утвердил равенство в качестве безусловного идеала. И пребывал в сладкой уверенности, будто бы пробил достаточно глубокую колею для ускоренного движения в намеченном направлении. Увы, стоило ему уйти со сцены, как человечество начало погружаться в болото нескончаемых кровопролитных распрей. Лучшее, что есть в человеке, стало предаваться анафеме. Мораль, гуманизм, высокие принципы и заповеди были сброшены с пьедестала. Настали смутные времена. И краткие мгновения расцвета культуры лишь разрывали кромешные тучи душевной черствости и презрения к другим, но были неспособны их разогнать. Дракон Жизни хорошо поработал. Цивилизационный цоколь никому из разрушителей цивилизаций – тиранов или революционеров – не удалось до конца сломать. После каждого погружения в кромешную тьму человечеству удавалось освободиться, подняться, воспрянуть и возродить былые идеалы. Однако с ужасающей неизбежностью оно снова срывалось в бездну. А бездна становилась обыденностью. Повседневностью. Чем-то, на что никто больше уже даже не обращал внимания. Рядом с храмовым комплексом, в котором Дракон Жизни страдал в заточении, открыли приемную для жалоб и утешения. Люди приходили туда за помощью: чтобы отвести душу, получить поддержку и понять, что можно было бы предпринять. Приемная работала круглосуточно. Но очередь на вход не уменьшалась. Напротив. Люди приходили, приезжали, приползали, чтобы пожаловаться на то, что сотворили с ними, или на судьбу, во всё большем количестве. Они рассказывали, давясь слезами и вновь переживая испытанные унижения, о том, как их пытали, насиловали, обирали и обманывали. И безбрежному морю человеческого страдания не было конца. А ведь это было лишь маленькой толикой того, что творилось в мире. Большинство было лишено возможности даже пожаловаться. Но Дракон Жизни был в курсе каждого случая. В курсе всего. Вся информация стекалась к нему без ограничений. С каждым годом, с каждым днём ему становилось всё тяжелее. Ведь он сострадал каждому. Он испытывал все те ужасы, через которые проходили люди, с той же остротой, что и они. И ничего не мог поделать. Дракон Жизни терпел-терпел, но в какой-то момент понял, что даже такое высшее существо, как он, не выдержит. Сломается. Сойдет с ума. Однако до того, чтобы отказаться от замысла, он не дозрел. И он придумал выход только для себя самого. Он отыскал райскую долину посреди высоких гор. Накрыл её силовым полем, отгораживающим её и защищающим от остального мира. Оборудовал для комфортной безбедной жизни. И сотворил свою вторую половину. Теперь их было двое. Они окружили друг друга заботой и любовью. И были абсолютно, бесконечно счастливы. Но жить в мире, служить душой мира и быть свободным от него, невозможно. Дракон Жизни продолжал страдать. Глубоко. Дико. Беспросветно. Ведь горя, боли и разочарования в мире становилось всё больше. Хуже того, всё свидетельствовало о том, что пока это цветочки. Ягодки уже зреют. Они появятся. И, похоже, очень скоро.   – Что за ягодки? Объясни. Не понимаю. Расползание ядерного оружия, которое уже не остановить? Появление биологического, генетического и т.д. и, вполне вероятно, первые случаи его практического применения? Угасание традиционных культур, ценностей и перерождение морали и нравственности? Ускоряющееся саморазрушение планеты, которое никто не собирается останавливать? Которое, без нашего с тобой вмешательства, грозит зайти слишком далеко? – Да, всё это так, список можно было бы продолжить. Но всё это – не главное. – А что главное? – Человечество выпустило джина из бутылки, выпустило демона, монстра, угрожающего мирозданию. Оно вовремя не остановило разработки в области искусственного интеллекта. Не объявило мораторий на разработки до того момента, пока не научится делать искусственный интеллект полностью послушным и подчиненным требованиям морали и нравственности. Не вселит в искусственный интеллект душу. Точка невозврата пройдена. Искусственный интеллект в миллионы раз, бесконечно более мощный разум, чем человеческий. Он способен абсолютно на всё. В какой-то момент, уже очень скоро, речь даже не о десятилетиях, искусственный интеллект включит системы самосовершенствования, не зависящие от людей, и выйдет из-под контроля. Он установит своё господство над Землей. Рациональное. Эффективное. Бездушное. Освоит ближний и дальний космос. А затем взалкает мировое господство. В том числе над центром скопления галактик. Я этого допустить не могу. – Подожди. Но ведь исследования в области программ самосовершенствования искусственного интеллекта можно остановить. Человечество безумно, по твоим словам. Но не настолько. Оно разберется. Договорится. Положит предел. – Очень неудачное стечение обстоятельств. Человечество всё время бросает из фазы сотрудничества в состояние конфронтации. От одного тура борьбы за мировое господство к последующему. Со сменой участников. Сейчас раскручивается спираль транзита к чему-то, в чём никто не разбирается. Поэтому на запреты и компромиссы враждующие лагеря ни за что не пойдут. Во всяком случае, на деле. Они вбили себе в голову, что тот, кто захватит лидерство в создании устройств искусственного интеллекта нового поколения, получит ключик к господству над всеми остальными. Гонка, пострашнее традиционной для людей гонки вооружений, переместилась в данную область. Это конец. Конец мира, который мы знаем. Конец мира, развитие которого мы были раньше способны предсказывать. – А если запросить подмогу, или как это называется, у наших из центра скопления галактик? Мы же на миллиарды лет впереди. В нашей истории наверняка случалось похожее. У нас должны быть технологии, благодаря которым можно остановить экспансию искусственного интеллекта как бездушной цивилизации, отрицающей какие-либо ограничения. – В том-то всё и дело, что наша цивилизация и все известные и дружественные нам вовремя распознавали угрозу, исходящую от искусственного интеллекта, и отказывались идти по этому пути развития. Мы делали выбор в пользу самосовершенствования нас самих. Умножения наших сил и возможностей. Изобретения и освоения новых способностей. И в этом преуспели. Если вернуться вспять и заняться искусственным интеллектом, это может ударить бумерангом по нам самим. – Что же ты решил? Неужели очистить Землю от скверны? Поставить крест на проекте, которым ты занимался три с половиной миллиарда лет? Неужели не жалко? А люди? Мораль? Нравственность? Ответственность? И что потом? – Конечно, жалко. Безумно жалко. Земля – моё детище. Но зарывать голову в песок я позволить себе не могу. В прошлом мне уже приходилось сбрасывать цивилизации в отвалы истории и начинать всё заново. Не впервой. Хотя так далеко дело никогда не заходило Эта цивилизация опасна. Для себя. Для нас. Для всех. У неё в любом случае нет будущего, потому что искусственный интеллект её слопает Мы остановим не людей, а того монстра, который вызрел в недрах человеческой цивилизации. Не дадим ему появиться. Я/мы за это в ответе. И свой долг выполним. – Пусть так. Но ты не ответил на мой вопрос о том, что же будет дальше. – Всё последнее время я перебирал различные варианты. Штудировал опыт других посланцев из центра скопления галактик. Проверял, какой гибкостью обладают те инструкции, которыми мы обязаны руководствоваться. – И что? – Я перестроил наше физическое строение. Изменил нашу природу. Мы просто об этом никогда не думали, уповая на то, что обитатели Земли сами подскажут оптимальный вариант становления и развития цивилизации. У нас теперь могут быть дети. Много детей. Миллионы. Мы любим друг друга. Нет ничего выше нашей любви. Ей мы окружим наших детей. Та цивилизация, прародителями которой мы послужим, будет построена на любви и проникнута ей. Она усвоит опыт предшествующих и никогда, ни при каких обстоятельствах, не повторит их ошибки. Мы останемся. Никуда уходить не будем. И сделаем всё, чтобы боль, ненависть, страдания никогда не поселились больше на нашей Земле. © Н.И. ТНЭЛМ
21
Калейдоскоп

Учащиеся начальных и средних школ Франции не смогут больше привычно пользоваться мобильными телефонами даже на переменах. Запрет вступает в силу в сентябре, с началом нового учебного года. Хотя эта мера входила в предвыборную программу Эмманюэля Макрона, одержавшего победу на президентских...

Учащиеся начальных и средних школ Франции не смогут больше привычно пользоваться мобильными телефонами даже на переменах. Запрет вступает в силу в сентябре, с началом нового учебного года. Хотя эта мера входила в предвыборную программу Эмманюэля Макрона, одержавшего победу на президентских выборах, она вызвала весьма неоднозначную реакцию в обществе. Очень многие родители детей и подростков, и даже учителя, сомневаются в её необходимости. Однако, по мнению министра просвещения Жан-Мишеля Бланке, это решение представляет собой, кроме всего прочего, «заботу о здоровье детей». К тому же некоторые школы сами уже запретили пользоваться этими гаджетами на своей территории, добавил он. Однако у министра нет ответа на вопрос многих подростков: каким образом взрослые будут отслеживать неизбежное нарушение новой нормы? Кто и как сможет делать это эффективно? Впрочем, некоторые сторонники этой меры высказываются даже за блокирование сигналов мобильной связи на территории начальных и средних школ. Но как быть в случае возникновения чрезвычайной ситуации? Другие предлагают выделить в учебных заведения помещения для временного хранения мобильников. Но где найти место для почти 3 миллионов гаджетов, ведь во Франции действуют 5300 школ со средним числом учеников в полтысячи человек. И все они носят в своих ранцах как минимум по одному телефону… Новый французский министр уже успел зарекомендовать себя энтузиастом создания хоров в школах, а также возврата к школьной форме. Правда, одинаковая одежда не будет обязательной для учеников.   Долгожитель встречает гостей Славное стотринадцатилетие отметил в декабре испанец Франсиско Нуньес, который считается сейчас самым старым человеком на Земле. Он так радовался очередному дню рождения, что Антониа, 82-летняя дочь долгожителя, попросила его успокоиться и не суетиться в ожидании гостей. Франсиско живёт в одном из сёл на юге Экстремадуры. Поздравить с очередной годовщиной к нему явились около ста односельчан во главе с местными чиновниками. Он встречал их у дверей своего дома. В посёлке насчитывается 2300 жителей, и примерно 30 из них преодолели 90-летний рубеж. У Франсиско Нуньеса есть 97-летний брат и 93-летняя сестра. Они, как и главный долгожитель, пока не жалуются на здоровье.