Выпуск №2(118), 2017

Обращение главного редактора
no image

Статья подготовлена для юбилейного номера журнала «Современная Европа», посвященного 25-летию Российской ассоциации европейских исследований (АЕВИС). России не привыкать к враждебному отношению больших, средних и малых европейских стран. На память приходит многое. На заре российской государственности в допетровские и петровские времена...

Статья подготовлена для юбилейного номера журнала «Современная Европа», посвященного 25-летию Российской ассоциации европейских исследований (АЕВИС). России не привыкать к враждебному отношению больших, средних и малых европейских стран. На память приходит многое. На заре российской государственности в допетровские и петровские времена попеременно или вместе Великобритания и Франция пытались отгородиться от неё «санитарным кордоном» в составе Швеции, Польши и Турции. Даже после блистательной победы над Наполеоном Императорской России пришлось срочно посылать конницу в Париж, дабы «союзники» за спиной у неё не успели договориться об условиях послевоенного устройства континента. По итогам Крымской войны они принудили Россию к унизительному миру. Воспользовавшись революционными событиями 1917 года, столетний юбилей которых мы скромно отмечаем сегодня, пытались задушить, совместно с США, Японией и другими. После оглушительной победы СССР над фашистской Германией и милитаристской Японией уже при лидирующей роли Соединенных Штатов приговорили к «холодной войне». Но то, что уже после окончания «холодной войны» и исторического примирения былых противников отношения между молодой демократической Россией, самостоятельно освободившейся от пут тоталитаризма, и Европейским Союзом, доминирующим в Европе, могут испортиться до такой степени, как сейчас, ещё несколько лет назад никому даже в голову прийти не могло. Особенно в среде российского истеблишмента и экспертного сообщества. Ведь Москвой, населением нашей огромной страны так много было сделано ради примирения. Мы пошли на столь большие, беспрецедентно большие жертвы. От характера отношений между Россией и ЕС зависят судьбы не только народов континента, но и конфигурация в целом всего политического устройства мира. У нас такой длиннющий перечень общих задач! Сложнейших. Реальных. Невыдуманных. Требующих совсем другого. Понимание этого заставило политиков и экспертное сообщество (по крайней мере, их здравомыслящую часть) на протяжении всего 2016 и первой половины 2017 года искать выход из наметившегося тупика, осмысливать и предлагать различные варианты «модус вивенди» между Россией и ЕС. Итогом этой масштабной, хотя и не слишком заметной и плодотворной работы, стала целая серия аналитических записок, докладов и публикаций, обстоятельно обсуждавшихся в разнообразных форматах и на самых разных дискуссионных площадках. Ввиду отсутствия социального заказа с обеих сторон на улучшение отношений, особого медийного резонанса они не вызывали. Их предпочитали замалчивать или, может быть, пока время не придет, держать под спудом. Если мировые СМИ о них и упоминали, то только мельком. Без деталей и в самом общем виде. Фактически они оставались известными в основном специалистам или даже только тем, кто был непосредственно задействован в процессе консультаций. На самом деле эти аналитические записки, доклады и публикации имеют большую научную и практическую ценность. По-прежнему не умирает надежда на то, что в скором времени изложенные в них соображения, рецепты и рекомендации будут востребованы жизнью. В них подробно разбираются объективные и субъективные причины, разведшие Россию и ЕС «по разные стороны баррикад». Показывается истинная роль России и ЕС в мировой политике, тот колоссальный как позитивный, так и негативный потенциал, которым обладают отношения между ними. В том числе, в них обосновываются многообразные сценарии эскалации нынешнего кризиса, его замораживания или выхода из него. Даётся их ценностный анализ. Весомую лепту в их подготовку внесли Российский совет по международным делам (РСМД)[1], Совет по внешней и оборонной политике (СВОП)[2], Международный дискуссионный клуб «Валдай»[3], ведущие немецкие фонды (Бертельсмана[4], Эберта[5], Аденауэра[6] и др.), отдельные западные исследовательские центры[7]. Многие из опробованных в них идей вполне могут быть использованы при конструировании будущих отношений нового типа между Россией и ЕС. Они могут пригодиться для того, чтобы разобрать завалы на пути их более-менее «нормального» развития. Предотвратить повторение прежних ошибок и новые обострения. Поэтому их критический и сопоставительный анализ представляются назревшим и злободневным. Ему и посвящена настоящая статья.   Момент истины Отношения между Россией и ЕС пришли в какое-то дикое, совершенно непонятное и неустойчивое состояние. С этим, пожалуй, соглашается большинство в экспертном сообществе. Они как будто замерли в ожидании чего-то: каких-то новых событий, предложений, инициатив, свежих подходов или просто решительных действий, на которые пока никто не отваживается, но которые могли бы развернуть ситуацию в ту или иную сторону. Очевидно же, что то, как они деградировали, по большому счету никого не устраивает. Даже тех, кто, вроде бы, наживаются на замораживании связей и конфронтации или придерживаются бескомпромиссно жесткой линии. Адекватный ответ населения Украины и российских властей на трагические события в Киеве и поднявшуюся волну национал-экстремизма, а равно на попытку США и ЕС действовать в отношении России с позиций силы, диктовать свои условия, проводить иезуитскую политику «сдерживания» имели вполне ожидаемые последствия. Хотя, вводя антироссийские санкции и затем поэтапно усиливая их вопреки логике происходящего, (условно) коллективный Запад рассчитывал на прямо противоположный эффект. Во всяком случае, чуть ли не все западные эксперты даже сейчас продолжают в один голос утверждать очевидную бессмыслицу: будто бы они направлены против правителей, а не народа, да и должен же был ЕС каким-то образом реагировать и «сигнализировать Москве о своём недовольстве». Под их воздействием произошла консолидация существующего режима. Пускай и временная, но долгосрочная и вполне очевидная. Тут, как справедливо отмечают российские эксперты, просто не с чем спорить. Факты свидетельствуют сами за себя. В унисон с настроениями электората конструктивная оппозиция всех оттенков практически безоговорочно поддержала действия Кремля. Если и слышны были какие-либо упреки, то только в мягкотелости и недостаточной их радикальности, а не наоборот. Произошел разворот России на Восток. Сначала вынужденный, половинчатый, нерешительный. Затем всё более системный и осознанный. Москва пошла на всестороннее сближение с Китаем и установление с ним подлинно партнерских отношений – ночной кошмар для Вашингтона и Брюсселя. В целом состоялась давно ожидавшаяся, но до последнего времени отсутствовавшая диверсификация её внешнеполитических и внешнеэкономических связей. Об этом вполне убедительно пишут авторы уже пятого доклада дискуссионного клуба «Валдай» по этой проблематике «Поворот на Восток-5: повестка сотрудничества», опирающегося на мнение репрезентативной группы российских экспертов[8]. Позитивные сдвиги произошли и в экономическом строительстве. Хотя, как считают экономисты, придерживающиеся позиции помощника Президента России С.Ю.Глазьева, и праволиберальные эксперты, тяготеющие к рабочей группе Экономического совета при Президенте России А.Л.Кудрина и возглавляемому им Центру стратегических разработок, правительство могло бы добиться намного большего. Уменьшилась зависимость Москвы от экспорта сырья и товаров с низким уровнем переработки и добавочной стоимости. Москва стала создавать на своей территории замкнутые производственные цепочки, не надеясь на других. Открыла свой рынок для стран, конкурентоспособности которых на нём ранее мешали административные барьеры и засилье посредников, обслуживающих интересы исключительно западных поставщиков. Вместе с тем, нельзя не видеть, что ограничение политических и в первую очередь экономических связей создает неблагоприятные условия для внутреннего развития страны. Оно требует намного больших усилий для достижения целей, к которым ранее можно было бы прийти с гораздо меньшими затратами. Заставляет принимать политически мотивированные решения вместо экономически обоснованных, и препятствует их оптимизации. Более того, введенные ограничения усугубляют кризисные явления в российском обществе и экономике, вызванные другими причинами. Мешают быстрому выходу из циклического и структурного кризиса, в котором оказалась страна. Ломают установившиеся производственные связи, доказавшие свою прибыльность. Сильно затрудняют выход на открытый международный финансовый рынок, усиливают риски для инвестиций, повышают стоимость кредитов и иных типов заимствований, что бьёт, прежде всего, по средним и малым компаниям. Сокращают возможности выработки выверенной долгосрочной стратегии ведения бизнеса. Перекрывают доступ к передовым технологиям, в которых одинаково нуждаются и государственные корпорации и частные собственники. Отвлекают значительную часть сил и средств от решения созидательных задач. Аналогичным образом и для ЕС последствия конфронтации с Россией далеко не однозначны. С одной стороны, как не упускают возможности подчеркнуть российские авторы, конфронтация явилась естественным результатом политики вытеснения России из Европы и включения в свой состав или сферу приоритетных интересов независимых нейтральных и неприсоединившихся государств, возникших на обломках мировой социалистической системы и Советского Союза. Её ЕС поспешно начал проводить сразу после падения Берлинской стены. В преамбуле т.н. «европейских соглашений» со странами бывшего социалистического лагеря он обозначил перспективу их вступления в интеграционное объединение. А уже в 1993 году на Копенгагенском саммите утвердил разработанные под них критерии членства. Вслед за решением задачи «исторического воссоединения» с Восточной Европой, вызвавшего очередной глубокий кризис в отношениях с Москвой, ЕС бросился «приваживать» страны общего соседства. Затем по горячим следам войны в Грузии 2008 года запустил программу Восточного партнерства, направленную на отрыв их от России. Даже продолжающиеся уже сколько лет боевые действия на Украине не заставили Брюссель пересмотреть эту политику коренным образом. В неё были включены лишь косметические изменения, направленные на то, чтобы придать ей большую эффективность. То, что все соответствующие действия интеграционного объединения, как, например завершение в феврале 2017 года работы над соглашением с Арменией, официальные лица ЕС стали обставлять заявлениями и уверениями в том, что Брюссель ни перед кем не ставит дилеммы выбора между Востоком и Западом континента[9], сути дела не изменили. Ещё бы, ведь вековечной мечтой западных политиков, идеологов и завоевателей было и остается присоединение к себе Украины и её богатств в той или иной форме. Временная слабость Москвы и податливость, демонстрировавшаяся ею в прошлом, были восприняты как подходящий момент. Победа над ней, какая угодно – моральная, политическая, экономическая и т.д., стратегические уступки с её стороны нужны Брюсселю и странам, заправляющим в ЕС, для того, чтобы утвердить своё безраздельное господство на континенте. Чтобы быть единственным судьей и правителем в его делах, единственной инстанцией, которая устанавливает правила игры здесь и следит с использованием абсолютно любых средств за их беспрекословным соблюдением. Как ЕС может расправляться даже со своими членами, показали примерные «экзекуции» сначала Кипра, а затем Греции. В Брюсселе и Берлине даже мысли не допускают, что придется делиться властью, что Европа зиждется на двух основаниях: одним из них является ЕС, другим – Россия и её союзники. После падения Берлинской стены, развала СССР и радикального ослабления России так приятно было свыкнуться с мыслью, что отныне Европа, Расширенная Европа, включающая в себя всё, управляется из одного центра. Никаких других центров не осталось. Россия больше – не конкурент. Провозглашение России противником, противником № 1 или даже врагом системы, якобы установившейся по окончании «холодной войны», понадобилось ЕС, в том числе, для купирования центробежных тенденций внутри интеграционного объединения. Насколько они сильны, показал «Брекзит». Ну, если не купирования, то, по крайней мере, для объяснения всех своих ошибок происками Москвы. Послушать западных экспертов и политиков, так получается, будто бы тень Москвы маячит повсюду. Она стоит за усилением протестного движения, ростом популизма, популярностью среди электората крайне правых и левых партий. И вздумается электорату в Нидерландах, Франции и/или Германии проголосовать «неправильно», не так, как надо[10], в этом будут винить исключительно хакерские атаки Москвы[11]. Возведение России в системного врага или врага системы, по мнению ведущих представителей российского экспертного сообщества, очень пригодилось ЕС для консолидации его элит на единой платформе, «построения» государств-членов[12], пресечения диссидентства и инакомыслия. Но оно мало чем помогает в достижении всех других указанных выше целей, поскольку эти цели неверны и не соответствуют мировым реалиям. Об этом российские эксперты пишут более чем убедительно. Добиться устойчивого порядка и надежной безопасности в Большой Европе возможно только совместно с Россией, с опорой на требования инклюзивности, сотворчества и учета законных интересов всех народов. Никак иначе. Заставить все страны жить и развиваться одинаково тоже не получится. В первую очередь потому, что они разные, и «путь к Храму» им предстоит пройти по-разному. Во вторую – потому, что подобное ЕС не удается сделать даже на своей территории, разрываемой противоречиями между Центром и Периферией, Западом и Востоком, Севером и Югом и т.д. Сваливать же все свои беды на внешние силы и видеть во всём руку Москвы – просто смешно. Угроза стабильности и безопасности ЕС исходит только изнутри ЕС. Популярность его крайне правых, левых и популистов, получающих всё более широкую поддержку электората, обусловлена кризисом классических политических партий. Она стала логичной реакцией общества на антинародный характер политики по выходу из глобального кризиса и затем кризиса суверенной задолженности, в пользу которой сделали выбор власти ЕС и государств-членов, в первую голову – Германии. Вместе с тем, и чистого негатива в политике конфронтации с Россией для ЕС очень много. Проводя её, Брюссель противопоставляет себя отнюдь не только России, а всему остальному миру. Любопытно, что данный тезис, озвученный на заседаниях европейской сети экспертов, созданной по инициативе Постоянного представительства ЕС в нашей стране (читай Европейской Комиссии)[13] и РСМД, в частности на встрече в Москве 2-3 февраля 2017 года[14], явился для наших коллег откровением. Весь остальной мир видит, что ЕС, воспринимавшийся ранее как сугубо позитивная гражданская сила, не гнушается ничем – ни государственными переворотами, ни безудержным вмешательством во внутренние дела третьих стран, ни откровенным беззаконием – для продвижения своих целей. С удивлением убеждается в том, что Брюссель готов идти напролом, не останавливаясь ни перед чем, ломая то, что строилось десятилетиями и воспринималось как большой успех, как ценность самой первой величины. И в этом плане ничем не отличается от американских неоконов. Речь, конечно, о дружеских отношениях между Россией и ЕС. Весь остальной мир начинает осознавать, что ЕС без зазрения совести приносит в жертву то, что, что ранее возводил на пьедестал – заботу о мирном развитии, человеческих жизнях, соблюдении прав меньшинств, прав человека, права на выбор пути развития и т.д. Для него становятся очевидными многочисленные слабости, присущие ЕС, а также то, что многое из упорно рекламируемого им является лишь ширмой, скрывающей реальное состояние дел. Допустить сценарий развития событий, реализовавшийся на Украине, которую ЕС почти насильно включил в свою зону влияния, значит быть «лузером». Впрочем, как и смириться с перманентной стагнацией, нестабильностью и латентными кризисами на Балканах, которым ЕС пообещал светлое будущее в своём составе. И далее по списку. Естественно, что «уроки», которые Брюссель преподал остальному миру за годы конфронтации с Россией, во многом обесценили накопленный им международный капитал. Ощутимо сказались на мягкой силе, которой он располагал, и которая всеми ценилась очень высоко. Плюс политические и бизнес элиты за пределами ЕС стали примеривать на себя то, как с ними может обойтись Брюссель в случае чего, и делать соответствующие выводы. Как говорится, «единожды солгавши, кто тебе поверит?»[15] Но и для внутреннего развития ЕС конфронтация с Россией явилась определенным испытанием. Во-первых, далеко не все в ЕС согласны с курсом, проводимым им применительно к Москве. Да, они вынуждены были подчиниться. Но любви к ЕС это не прибавило. Во-вторых, может, меньше, а, может, и больше половины населения в отдельных странах ЕС в душе поддерживают традиционные ценности. Они  вовсе не в восторге от того, что им приходится скрывать свои убеждения. Им претит, что политические элиты вынудили их подчиниться тому, как нахраписто продвигаются неолиберальные ценности и, вроде бы, списанный историей социальный дарвинизм[16]. Такие настроения долго удержать под спудом ни у кого не получалось. В-третьих, многих в ЕС настораживают неэффективность и беспомощность, демонстрируемые Брюсселем, «упёртость» руководства интеграционного объединения и неспособность использовать имеющиеся «гибкости». Дуга конфликтов буквально опоясала ЕС с Юга, а теперь и с Востока. К переживаемым Союзом кризисам прибавляются всё новые. Разобраться с тяжелым наследием бывшей СФРЮ на Балканах Брюссель не может уже больше десятилетия. Преодолеть последствия первого глобального финансово-экономического кризиса не в состоянии уже почти десятилетие. Длительность АТО на Украине, легитимность которой Брюссель изо всех сил отстаивает, бьёт рекорды, а Германия и Франция от имени ЕС так и продолжают стыдливые увещевания вместо того, чтобы реально посодействовать скорейшему мирному урегулированию, надавить на Киев и добиться выполнения Минска-II. В-четвертых, своей политикой ЕС способствует возрождению духа милитаризма и национализма. К каким последствиям это может привести на континенте, с учётом опыта предыдущих поколений, – большой вопрос. А ведь есть еще колоссальные потери, измеряемые упущенной выгодой от несостоявшихся крупных и малых проектов экономического сотрудничества, и деградация мягкой безопасности, на что настойчиво указывают, прежде всего, российские авторы. Если принять и всё это в расчет, то придётся констатировать, что баланс «за» и «против» сохранения отношений между Россией и ЕС в нынешнем подвешенном и критически неустойчивом состоянии объективно явно перевешивает в пользу негатива для обеих сторон. Поэтому логику тех в экспертном сообществе, кто выступает за консервацию нынешнего статус-кво, очень сложно понять. Допустим, вы отвергаете возможность компромисса, очевидно же, тем не менее, что в столь шатком положении долго оставаться нельзя. Надо, как минимум, обустраивать его таким образом, чтобы предотвратить сползание к ещё более катастрофичному сценарию. Одновременно – не забывать об альтернативе: поиске новой основы, нового «модус вивенди», на которых бы строились отношения в будущем. Приход к власти в США Дональда Трампа, ярого сторонника политического реализма, предпочитающего, по общему признанию, называть вещи своими именами, даже когда это больно и кого-то раздражает, явился для политических элит ЕС полной неожиданностью. Его критические высказывания в отношении Брюсселя хорошо известны. Вне зависимости от того курса, который он будет проводить в международных делах, ни у кого не вызывает сомнений, что прежняя политика будет подвергнута ревизии. Как обычно, это и риск, и возможность. С учетом этого у экспертного сообщества появляется дополнительный стимул настаивать на смене вех в порядком всем поднадоевшем кризисе российско-есовских отношений.   Дезинформационное безумие Камнем преткновения в этом плане выступает информационная война, затеянная уже давно Евросоюзом с целью дискредитации потенциального противника. Вспомните вакханалию, которая творилась в мировых СМИ накануне зимних Олимпийских игр в Сочи, т.е. задолго до перехода нестабильности на Украине в фазу вооруженного противостояния, и политический бойкот, который учинили им главы государств и правительств стран-членов и руководство ЕС. От потока грязи и лжи о России, Сочи, строительстве инфраструктуры зимних Олимпийских игр, да о чём угодно, было «не спрятаться, не скрыться». Он доставал вас везде. Он был похож на сход лавины с гор, вызывающий страх и оторопь. На грязевой сель, от которого попавшим под него городкам и деревенькам приходится отмываться годами, если только после него остается что-либо живое. Как создаётся такой эффект дискредитации человека и власти, только что воочию наблюдали в Вашингтоне и Нью-Йорке, где были как раз под инаугурацию 45-го президента США Дональда Трампа. То, что позволяли себе американские СМИ по его поводу, они не осмеливались утверждать раньше в отношении никакого другого крупного или выдающегося политического/государственного деятеля планеты. Помои лились буквально отовсюду. Вновь избранного разделывали под орех. Объясняли, что он невежда. Ничего не знает, не понимает и не умеет. Профессионально не пригоден. Тем более по своим человеческим качествам. Предлагали ему отказаться от «короны», пока он не успел натворить бед. Доходили до того, что называли его сбежавшим из психушки или достойным туда отправиться, причем, чем раньше, тем лучше, и т.д. СМИ не только выборочно приводили факты, но и подтасовывали их. Так, они массированно распространяли информацию о том, что его личный рейтинг не превышает жалких 40% поддержки среди населения, что намного меньше всех последних его предшественников на столь ответственном посту. В то же время, они почти не сообщали результаты опросов общественного мнения, свидетельствующих, что провозглашенные им политические лозунги и данные им обещания импонируют в среднем где-то 60% американцев. Только когда умалчивать было уже нельзя – ввиду безусловно позитивной реакции американцев на его первое обращение к Конгрессу, даже такой «недруг» Дональда Трампа, как CNN, признала, что 7 из каждых 10 наблюдавших за выступлением телезрителей «испытывают воодушевление по поводу его инициатив»[17]. Раздел речи, посвященный экономическому положению США, порадовал 72% респондентов проведенного CNN опроса. 70% поддержали провозглашенные им методы борьбы с международным терроризмом. 64% позитивно восприняли его идеи о реформе системы налогообложения. 62% – решительные меры по ограничению иммиграции. Полностью одобрили изложенную им программу 57% опрошенных. Правда, и тут комментаторы CNN добавили ложку дегтя, акцентировав, что по поводу намерений предшествующих президентов в стране существовал гораздо больший консенсус. Такое «промывание мозгов» чудовищно действенно. Приведем лишь один пример. У нас учатся много студентов из самых разных стран. Для того чтобы разобраться, как они воспринимают окружающую их действительность, тоже провели ряд социологических опросов. Выяснилось, что лишь несколько человек считают Дональда Трампа легитимным  президентом США (поскольку за Хиллари Клинтон проголосовали на 3 млн. больше избирателей). Подавляющее большинство назвали его частично или полностью нелегитимным. И это после того, как он победил на выборах, был приведен к присяге и приступил к отправлению президентских полномочий. Воистину удивительная вещь! Хотя на заседании европейской сети экспертов в Москве 2-3 февраля 2017 г. раздавались такие же суждения, и наши западные коллеги делились ими, не краснея. Российские СМИ внесли весомый вклад в дискредитацию своей страны ещё в 1990-е годы. Ими с потрясающим мастерством создавался образ второсортной, отсталой, дикой державы, где никакие правила не действуют, где господствуют коррупция и криминал, «живут по понятиям» и ничего другого даже не хотят. Этот образ западные СМИ с удовольствием растиражировали и внедрили в общественное сознание. В 2000-х годах они умело добавили к устоявшимся на Западе клише о России большой объем новых стереотипов. В частности, с их помощью в качестве непреложной истины стало восприниматься то, что Россия ничем от Советского Союза не отличается. Власть сосредоточена в руках авторитарного деспота и его клики, как в былые, а до того ещё – в царские времена[18]. Демократия так и не укоренилась. Её институты носят имитационный «потемкинский» характер. Права и свободы повсеместно попираются. Оппозиция разгромлена. Свобода слова задушена. Результаты выборов подтасовываются. Откатная стихия проникла повсюду и т.д., и т.п. Сделать последующий шаг по воссозданию образа новоявленной «империи зла» не составляло труда. Ведь если Россия соответствует всем этим характеристикам, значит между ней и «просвещенным» Западом существует непреодолимый разрыв в ценностях. Москва по определению не может быть стратегическим партнером[19]. От такой терминологии и такого подхода следует категорически отказаться, как это первым сделал Бундестаг. Коли Советский Союз был врагом, то и Россия – точно такой же противник, только лучше маскирующийся и скрывающий свои истинные намерения. До поры до времени. Предпринимаемым им попыткам начать интеграционный процесс на пространстве бывшего СССР надо всячески противодействовать. Добровольностью там даже и не пахнет. Москва насильственно загоняет в него соседей. Сами они противостоять Кремлю не в состоянии. Поэтому им нужно помогать. Российские историки иногда с улыбкой вспоминают крылатую формулу лидера Большевистской революции и главы молодого советского государства В.И. Ленина о том, что Соединенные Штаты Европы либо невозможны, либо реакционны. Ею определялось на протяжении многих десятилетий видение Москвой всего того, что происходило в ЕС. Западный истеблишмент и западные СМИ взяли на вооружение её зеркальное отражение применительно к внутренней и внешней политике современной России. Они утверждают, будто бы всё, что делает Кремль и конкретно его хозяин либо невозможно, либо реакционно и вредит интересам демократических держав. Сбить их с этих позиций, которые буквально впечатались в их мозг, в их ДНК, извне совершенно невозможно. Убедить их в том, что с реальностью все эти клише имеют очень мало общего, обычно не удается. То есть в приватной беседе коллеги согласно кивают головой, негодуют и «рвут на себе тельняшку», но стоит им выйти на трибуну, как «хоть стой, хоть падай». При таком настрое (или при таком политическом заказе) мировых СМИ и экспертного сообщества разморозить российско-есовские отношения и придать им новую динамику очень сложно. Сразу включаются в действие механизмы дискредитации политиков, парламентариев, вообще всех, кто осмеливаются позитивно высказываться о России и призывать к восстановлению конструктивного диалога. На это решаются единицы. В основном те, кому нечего терять. Все политики, опирающиеся на поддержку истеблишмента, четко ориентируются на общественное мнение. Если они видят, что их популярность под угрозой, они незамедлительно меняют галс. Камикадзе никто не хочет быть. Иначе политика не делается. Как такой механизм работает, только что нам продемонстрировали скандалы вокруг Дональда Трампа и его политических назначенцев. Кого-то уличили якобы в связях с Москвой, и Президент вынужден был «пожертвовать ладьей» для того, чтобы сохранить партию. Кого-то, вопреки всему их предшествующему жизненному опыту, быстро «наставили на путь истинный». А перед Дональдом Трампом недвусмысленно обозначили дилемму: либо он будет продолжать прежнюю обструкционистскую политику, либо у него заберут доверенные президентской власти дискреционные полномочия и передадут их «правильно» настроенному Конгрессу. В обсуждениях на Ассамблее СВОП 2016 года и последующих его заседаниях, как и в итоговом докладе [20], неоднократно ставился вопрос о том, что Москва, во-первых, проиграла информационную войну. Во вторых – не имеет столь же мощных и влиятельных средств её ведения как те, которыми располагает коллективный Запад. В-третьих – остается в плену ряда западных представлений, только внешне кажущихся достоверными, а на самом деле обслуживающими сугубо западные интересы[21]. В связи с этим предлагалось действовать более наступательно: не только развенчивать постоянно вбрасываемую в мейдийное поле дезинформацию, но и выдвинуть, после тщательной проработки, свою позитивную программу. Сейчас она есть. Это концепция Всеобъемлющего Большого Евразийского партнерства (ВсеБЕАП[22]). Над её оформлением и конкретным наполнением бился большой коллектив ученых разного профиля. В него вошёл цвет экспертов СВОПа, Международного дискуссионного клуба «Валдай», Высшей школы экономики (ВШЭ), МГИМО, аналитических подразделений Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС) и других исследовательских центров. Объединил всех – Декан факультета мировой политики и мировой экономики ВШЭ С.А.Караганов, который сыграл решающую роль в обосновании и продвижении концепции[23]. Но популяризация связанных с ней идей всё равно поставлена пока плохо. На СВОПе были озвучены также предложения о создании международных и рейтинговых агентств на платформе БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) или в каких-то иных форматах для того, чтобы поспорить с западными аналогами и ослабить их монополию на освещение новостей, их влияние и весомость отстаиваемых ими односторонних оценок. Предложения эти более чем востребованы. Идти по такому пути совершенно необходимо. Но дальше их повторения в самых последних и готовящихся публикациях[24] дело не пошло. Имевшие место сугубо предварительные консультации не в счет. Прозвучавшие на СВОПе рассуждения по поводу нового контента, основополагающих тем, на освещение которых можно было бы сориентировать будущие агентства, тоже не получили развития. А ведь среди них были вполне здравые. Они касались выдвижения на первый план таких тем, как новая международная политика развития, которая бы открывала перспективу выравнивания уровней развития развитых и развивающихся, богатых и бедных стран; реальная, а не показная борьба с бедностью и отсталостью; создание международных фондов ООН по приобретению новейших технологий и их последующей бесплатной передаче нуждающимся в них государствам; внесение изъятий в международное законодательство о защите интеллектуальной собственности, имеющих аналогичную направленность; разъяснение того, что следует понимать под инклюзивностью, невмешательством во внутренние дела суверенных государств, толерантностью, традиционными ценностями, диалогом религий и цивилизаций и т.д. К их раскрутке в дальнейшем обязательно надо будет вернуться. Но это всё равно паллиатив. Все нужные и полезные предложения по созданию противовеса западным тяжеловесам информационной войны не снимают с повестки дня вопрос о своего рода перемирии в её ведении. Ведь перемирие, согласно классическим представлениям о войне и мире, является прологом к утверждению или восстановлению мирных отношений. Такое перемирие предоставило бы политикам гораздо большее пространство для маневра. Другие шаги, подробно обсуждавшие в российских публикациях – приведение работы СМИ в полное соответствие с требованиями свободы слова, ставящими извращение фактов, фейки и ложь вне закона; восстановление базовых представлений о призвании журналистов информировать общество максимально объективным образом, а не давать лишь одностороннюю трактовку событий; разработать новый кодекс поведения журналистов, издателей, медиамагнатов и медиахолдингов и деятельности СМИ, в котором была бы тщательно раскрыта и подтверждена деонтология профессии, поручив согласование текста Совету Европы и ЮНЕСКО[25].   Чуть больше реализма в оценке ЕС и России Пока ничего этого не сделано, и перспективы абсолютно туманны, экспертное сообщество само приступило к «реставрации» образа ЕС и России в общественном сознании. Цель докладов, подготовленных отдельными исследовательскими центрами и большими международными коллективами авторов[26], – постараться дать непредвзятую и достоверную оценку обеих сторон, того, что каждая из них представляет в действительности, их слабых и сильных сторон, их потенциальных возможностей в экономике, политике, военной сфере, притягательности их цивилизационных моделей. Насколько это важно, свидетельствует, в частности, то, что гуру американского экспертного сообщества во всех своих внешнеполитических конструкциях и рекомендациях исходят всего из двух аксиом. Аксиома № 1 – Россия представляет угрозу для США, поскольку является единственной страной в мире, которая в случае конфликта или даже при отсутствии такового может уничтожить США. Аксиома № 2 – внешняя политика России, касается ли это «эскапады» в Сирии, «сколачивания» ЕАЭС, прямой поддержки отколовшегося от Украины Донбасса или «флирта» с Китаем, носит авантюристический характер. Авантюризм подобных действий или стратегий объясняется тем, что они не подкреплены экономически. Под них не подведена соответствующая ресурсная база. По прошествии какого-то времени, какого – особого значения не имеет, Москва не сможет такой курс больше проводить. Внутренние возможности иссякнут. Россия – экономический пигмей. Она всё больше отстает от других центров силы и тех, кто претендует на статус сверхдержавы. Она очень скоро надорвется. Надо лишь немножко подождать. В случае чего, ускорить естественные процессы. Из этого при конструировании своей внешней политики США и ЕС следует исходить. Появившиеся за последний период публикации развенчивают обе аксиомы. Суммарно в них утверждается примерно следующее. Во-первых, то, что Россия обладает огромным ядерным потенциалом, не уступающим американскому, не превращает её в непосредственную угрозу для США. Ничуть. Это потенциальная опасность, не более. И нормальные конструктивные отношения с Россией препятствуют, полностью и эффективно, превращению потенциальной опасности в непосредственную угрозу. Причем намного надежнее, чем создаваемый Пентагоном противоракетный щит, который всегда можно будет обойти и обмануть. Наоборот, наступая на жизненные интересы России, США сами переводят её весомый ракетно-ядерный потенциал из статуса дремлющей, хотя и реальной опасности в непосредственную угрозу, ликвидацией которой приходится заниматься, забывая обо всех других опциях. Вывод напрашивается сам собой: вместо того, чтобы антагонизировать Москву, Вашингтону лучше попытаться понять логику её действий. Постараться снять имеющиеся противоречия. Вновь договориться об общих правилах игры. На каком уровне сотрудничества – покажет время. Во-вторых, Россия не так слаба в военно-стратегическом и экономическом плане, как западным столицам подчас кажется. Да, у неё очень много внешнеполитических и внутренних проблем. После распада Советского Союза у России не осталось по-настоящему преданных союзников. Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко её всё время шантажирует переориентацией страны на Запад, выбивая из Кремля уступки и льготное финансирование. В Содружестве Независимых Государств (СНГ)  все стараются не попасть в слишком большую зависимость от неё, предпочитая проводить политику равной удаленности. ЕАЭС хромает на все имеющиеся ноги. Глубина противоречий среди членов возглавляемого Россией интеграционного проекта нивелирует большую часть реально имеющихся достижений. Непонятно даже, что в итоге Москва выигрывает. С такими грандами региональной и мировой политики, как Индия, Пакистан, Иран, Турция, Египет и Израиль, политические и военно-технические отношения у Москвы вполне приличные или даже хорошие, но в массив экономического взаимодействия и взаимозависимости они не претворяются. Опираться на Китай у Москвы тоже особенно не получается. Пекин играет строго по своим правилам. БРИКС в кризисе. ШОС тоже никак не превратится во что-то действенное. А с Западом Кремль отношения испортил. Похоже, кардинально. Однако даже если такая картинка частично и верна, те, кто её рисуют, не учитывают, что недоверие у всех перечисленных стран к США и ЕС ничуть не ниже, а, может быть, и выше, чем к России. Взаимодействовать с Москвой и ориентироваться на неё их заставляют геостратегические интересы и интересы безопасности. Во многом они видят и ощущают окружающий мир, скорее, как она, а не как Брюссель или Вашингтон. Над тем же, чтобы конвертировать добрые отношения в экономические дивиденды Кремль сейчас усиленно работает. Получается или нет – другое дело. Да, экономика России в кризисе. И весьма глубоком. Тут двух мнений быть не может. Наследие экономического титана, которым на поверку оказался Советский Союз, Россия в основном проела и растранжирила. Структура экономики отсталая. Уровни развития разных регионов страны несопоставимы. Средний класс обнищал. Ткань средних и малых предприятий как основы экономики и её динамики так и не соткана. Капиталы и лучшие кадры утекают за рубеж. Бюрократия преследует свои собственные, а не государственные интересы. Государственный аппарат закостенел и не приспособлен под решение перспективных задач. Социальный запрос на сбережения, инновации, предприимчивость и преемственность бизнеса не сформировался. Значительная часть экономики остаётся в тени. В общем, проблем невпроворот. Но всё это, по совершенно справедливому замечанию отдельных представителей экспертного сообщества, – не более чем «средняя температура по больнице». В конкретных секторах и подсистемах экономики России ситуация несколько иная. Военно-промышленный комплекс (ВПК) благодаря предпринятым мерам после многих лет недофинансирования удалось частично восстановить. Армию – реформировать и обеспечить более чем наполовину современными системами вооружений. Качество выучки и вооружений Военно-космические силы России (ВКС) вполне убедительно продемонстрировали в Сирии. Теория утверждает, что в мирное время ВПК не в состоянии служить основной тягловой силой развития экономики страны, на что сделал ставку Кремль. Однако на сам ВПК такая ставка оказала чудодейственное влияние. Кроме того, на ряде направлений научно-технического, технологического и производственного прогресса Россия сохраняет лидирующие позиции в мире. Среди них – в строительстве атомных электростанций (АЭС) принципиально нового поколения и уровня безопасности, которым на рынке нет аналогов; разработке вооружений, основанных на новых физических законах; ракетостроении и вертолетостроении; освоении космоса и т.д. К этому нужно добавить, что отдельные сектора экономики страны развиваются ускоренными темпами. Поэтому военно-стратегический, экономический и мобилизационный потенциал России ни в коем случае не стоит недооценивать. Следовательно, констатируют западные эксперты, придерживающиеся объективистских позиций, в диалоге с Россией надо исходить из сегодняшней действительности страны, а не тщетных надежд на то, что она сама по себе развалится или будет сдвинута на периферию мировых процессов. Во всяком случае, после Сирийской операции Россия воспринимается в Азии, Африке и Латинской Америке в качестве мирового игрока самой первой величины. К ней, как и к Китаю и США обращаются за помощью и защитой. В этих условиях Западу оставаться в плену былых иллюзий и придуманных им самим несостоятельных догм вряд ли целесообразно. Себе дороже. Вместе с тем, и расхожие представления о ЕС как умирающем проекте тоже явно спекулятивны. В докладе, подготовленном Сетью институтов ОБСЕ[27], подробно описывается многоуровневый кризис, переживаемый интеграционным объединением. Как подчеркивают его авторы, он затрагивает все сферы жизнедеятельности западного общества. ЕС оказался хуже других подготовлен к глобальному финансово-экономическому кризису и ужесточению конкуренции на международной арене. Сейчас он вынужден приспосабливаться и по-новому позиционировать себя в мире. Это хорошо видно по недавно одобренной новой внешнеполитической стратегии ЕС[28]. Институты ЕС тоже переживают не лучшие дни. Запас доверия и солидарности, на котором строилась их деятельность, оказался явно недостаточным. На это прямо указывается в последнем ежегодном обращении к ЕС председателя Европейской Комиссии Жан-Клода Юнкера[29]. Показательно, что институтом, который вытягивает ЕС из трясины, в последние годы стал не один из политических органов объединения, а Европейский Центральный Банк (ЕЦБ). Разладился франко-германский тандем. Вернее, одна страна – Франция из него выпала. Усилился разлад между государствами-членами. Противоречия достигли слишком большой остроты и амплитуды. Всё более глубокое размежевание проходит по линии Восток-Запад, Север-Юг, Центр-Периферия и т.д. Сформировались группы государств, преследующих разнонаправленные цели. Как в случае с конфликтом по поводу приема и распределения беженцев. Поднял голову национализм. Проснулись авторитарные тенденции. Всё это, как считают в самом ЕС, хорошо видно на примере Польши и Венгрии. Далеко от благополучия состояние общества на уровне государств-членов. Им всё труднее и труднее справляться с политической поляризацией, сепаратизмом, усилением разрыва между богатыми и бедными слоями населения, взрывной ролью инокультурных вкраплений. Повсеместный упадок переживают классические политические партии. Политическая нестабильность, в частности, в таких странах, как Италия, Нидерланды, Бельгия, Испания и др., приняла перманентный характер. Повсюду на коне популистские и радикальные силы. Они уже успешно конкурируют с правящими партиями, в том числе, во Франции, Нидерландах или Греции. Всё это из-за слишком высокого уровня безработицы. Медленных темпов роста экономики. Слишком больших потерь, понесенных населением вследствие глобального и последовавшего за ним кризиса суверенной задолженности. Утраты присущего европейцам оптимизма и доверия к своим и наднациональным правителям. С этим анализом общеевропейских экспертов трудно не согласиться. В то же время, если попросить специалистов указать, где принципиально иначе или на порядок лучше, вряд ли, удастся получить внятный ответ. Авторы же упоминавшегося доклада Европейского сообщества лидеров, тем более специалисты исследовательских центров, аффилированных с ЕС, прямо пишут о том, что слабости ЕС, и приведенные, и многие другие, не стоит преувеличивать, как рано и списывать ЕС со счетов в качестве одного из ведущих мировых центров силы. Конечно, «Брекзит» ослабил интеграционное объединение и выявил глубину существующих в ЕС проблем. Вместе с тем, он подтолкнул Брюссель и Берлин к осуществлению реформ в функционировании ЕС. Насколько далеко они зайдут, надо посмотреть. Ещё недавно государства ЕС проигрывали поднимающимся странам и быстро растущим экономикам в конкурентной борьбе и конкурентоспособности. Сейчас, наоборот, с трудностями сталкиваются именно последние, от Турции и Венесуэлы до Китая, ЮАР и Бразилии. А государства ЕС, сбросив стоимость факторов производства, принялись отвоевывать свой собственный внутренний рынок и захватывать чужие. Все последние годы они подводят сальдо внешнего баланса со значительным профицитом. И речь не только о Германии с её сверхдоходами от экспорта, но и о многих периферийных членах интеграционного объединения. В большинстве случаев государства ЕС привели свои бюджеты и финансы в порядок и стали жить по средствам. Они продвинулись в создании банковского союза и санации своей банковской системы. Приступили к переналадке общего рынка капитала. Заложили основы общего цифрового рынка. Сделали шаг к наднациональному управлению энергетическим рынком. После долгих неудачных попыток всё-таки стимулировали фазу экономического подъема. Если верить статистике, большинство европейских автогигантов (за исключением «Опеля»), по которым судят обычно о состоянии европейской экономики, включая даже французские «Рено» и «Пежо-Ситроен», вышли в плюс и демонстрируют неплохие показатели. И всё это в дополнение к тому, что ЕС остается богатейшим мировым рынком, крупнейшим финансовым центром, ведущим мировым патентообладателем и концентрирует в своих руках колоссальный экономический потенциал. Начавшийся в Союзе, судя по всему, пусть и скромный, но всё-таки ощутимый экономический подъем даёт возможность политическим элитам уже в обозримой перспективе восстановить социальный мир, купировать протестные настроения и вернуть себе предпочтения электората. Кстати, и в военной области ведущие державы ЕС не так слабы, как об этом принято писать последнее время. Конечно, на всех произвели крайне негативное впечатление их «бегство» из Афганистана и неспособность переломить ситуацию в стране, о которую до того «обломал зубы» Советский Союз. Они оглушительно отсутствуют на иракском и сирийском театрах военных действий. Неубедительно провели все недавние военные операции в Центральной Африке. Но надо согласиться с аргументами тех, кто утверждает, что по большей части это не «их» войны. К тому же они лишь старались сэкономить и не разгонять свои расходы на войну и военное строительство. Такие расходы на порядок ниже по доле в ВВП, чем у России. Но, если сравнивать военные бюджеты в абсолютных числах, станет очевидным, что каждая из них – Великобритания, Франция или Германия -  тратят на вооруженные силы ненамного меньше, чем Москва. По объему экспорта вооружений Париж дышит Москве в затылок. А ведь под давлением США уже с этого года, похоже, они начнут тратить существенно больше, займутся военной реформой и переоснащением своих боевых частей. Германия-то – точно. Берлин, в частности, объявил о намерении поднять расходы на Бундесвер сразу на 22%. Если так дело и дальше пойдет, картина мира очень скоро сильно изменится. К сожалению, далеко не в лучшую сторону. Как видим, желание достоверно замерить реальный потенциал каждого из игроков на европейской, евразийской и мировой «шахматных досках» пробивает себе дорогу. Однако политический истеблишмент как в России, так и в ЕС от подобных оценок энергично открещивается. Из новой внешнеполитической стратегии ЕС Россия практически выпала. Во всяком случае, из позитивной её части. В новой внешнеполитической стратегии и России Евросоюзу, в отличие от былых времен, отводится откровенно второстепенная роль. Эта стратегия фактически коррелирует с уничижительными выводами о кризисе и ослаблении ЕС, содержащимися в докладах СВОПа и дискуссионного клуба «Валдай». Получается что к грузу ухудшения отношений между Россией и ЕС, и так усиливающего международные риски и неопределенность, добавляется заведомо неверная оценка друг друга. Это тоже не добавляет оптимизма, поскольку чревато повторением прошлых ошибок и необдуманными действиями, которых очень бы хотелось избежать.   Склероз институтов двустороннего сотрудничества и взаимодействия Пойдя на обострение отношений с Россией, Брюссель первым делом заморозил работу институтов партнерства и отважился на разрыв политических связей. Формально считается, что они больше не поддерживаются. Встречи на высшем уровне отменены. Межминистерские встречи не проводятся. Диалоги – политические, отраслевые, специализированные – прерваны. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что взаимная изоляция носит весьма выборочный характер. Канцлер Германии Ангела Меркель всё равно в мае регулярно посещает Россию. Периодически встречаясь в формате «нормандской четверки», политические лидеры России, Германии и Франции имеют возможность обсуждать не только украинский, но и многие другие сюжеты. В Санкт-Петербурге, Москве и Сочи многие главы государств и правительств стран ЕС – желанные гости. И В.В.Путин – дорогой гость во многих европейских столицах. В Санкт-Петербурге побывал и председатель Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер. Когда обе стороны в этом заинтересованы, преспокойно проводятся встречи на министерском уровне. В частности, по энергетике. Не прерывались связи и контакты министров торговли. Они позволяют в обычном режиме решить или, по крайне мере, обсудить все текущие дела. Снижен уровень контактов по всем другим линиям. Но они продолжаются. Прекрасную возможность для проведения консультаций дают самые разные международные площадки. Их великое множество. И функциональных, и территориальных. Как и прежде, активны постпредства России в Брюсселе и ЕС – в Москве. Поэтому получается, что, с одной стороны, система управления двусторонним сотрудничеством и взаимодействием разрушена. С другой – вне её работа продолжается. Интенсивность контактов вполне соответствует характеру двусторонних отношений, застывших на предельно низком уровне. Отсюда и растерянность в среде экспертного сообщества, и диаметрально противоположные суждения по поводу целесообразности восстановления институтов управления не состоявшимся партнерством. Все сходятся в одном – в том, что они потерпели фиаско. Они не смогли предотвратить ухудшение отношений. Не помогли самортизировать негативные тенденции. Далее начинаются разночтения. На словах есовцы всегда скептически относились к институализации двусторонних связей с Россией, утверждая, что главное – не институты. Главное – умение двигаться вперед. Принимать взаимоприемлемые и взаимовыгодные решения. Добиваться их выполнения. Тем не менее, по своей иерархичности и структурному разнообразию система диалогов, созданных ЕС совместно с Россией, не имела аналогов. Москва, напротив, неизменно настаивала на том, что продвинутости отношений должна соответствовать система институтов управления ими. Поэтому в обход действующего Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) 1994 года, в котором всё было прописано, она сумела её скорректировать политическими решениями саммитов Россия-ЕС. Под создание совместных пространств – в области экономики, внешней и внутренней безопасности, культуры, науки и образования, под Программу партнерства ради прогресса, подо всё была подведена разветвленная институциональная основа. Однако она не выдержала проверку временем. Правда, в докладах и аналитических записках РСМД по институциональным вопросам, в частности в докладе, подготовленном совместно с Германским советом по международным отношениям, справедливо указывается: в случившемся нельзя винить институты – они лишь инструменты в руках государств и правительств. Вся вина за деградацию двусторонних отношений ложится на политиков[30]. Вместе с тем, из подобной констатации не вытекает, как с ними следует поступить в будущем. Пристального внимания заслуживает точка зрения, согласно которой институты управления не справились, не смогли оказаться на высоте ожиданий не потому, что они не нужны, а потому, что они были лишены достаточных полномочий. Нам она представляется более аргументированной. Им не дали должного мандата. Заведомо лишили потенциала подстегивания интеграционных процессов в отношениях между Россией и ЕС. Конкретно, они не были «заточены» на принятие обязательных и обязывающих совместных решений. Не были встроены в законодательный механизм обеих сторон. Во многом оставались бутафорией[31]. Поэтому когда отношения между Россией и ЕС будут перестраиваться – а это неизбежно – важно не отказываться от прежнего багажа, как бы противоречиво его ни оценивали: ни от регулярных саммитов, ни от межправительственных и министерских встреч, разнообразных диалогов и т.д. Но их следует конструировать совершенно иначе, обосновывается в профильной аналитической записке РСМД. В частности, чтобы на саммитах обсуждалась долгосрочная стратегия, а не то, о чем нужно договариваться на более низких уровнях. Чтобы комитет межпарламентского сотрудничества лишь помогал установлению контактов между отраслевыми и функциональными комитетами обеих палат Федерального Собрания и Европейского Парламента, а не «пустой говорильней». А уже родственные комитеты посвящали бы себя реальному делу – выработке модельного или непосредственно двустороннего законодательства прямого действия. Чтобы диалоги были нацелены на выработку совместных решений, и такие решения реально принимались, а далее следовало их исполнение. Всё это, естественно, в соответствии с требованиями равноправия, уважительного отношения к интересам, традициям и специфике друг друга, в духе инклюзивности и партнерства. Чтобы не забылись все те многообещающие наработки, которые дали «Северное измерение», приграничное сотрудничество, взаимодействие в области науки и образования и т.д. У России и ЕС имеется большой как позитивный, так и негативный опыт. Соломоново решение – строить будущее надо с использованием того, что доказало свою эффективность, избегая одновременно соблазнов и ошибок прошлого, которых, к сожалению, было слишком много.   Сложность выбора оптимальной модели вывода российско-есовских отношений из кризиса Главная трудность, по мнению значительной части экспертного сообщества, заключается в том, что и в ЕС, и в России имеются очень влиятельные силы, заинтересованные в сохранении напряженности и продолжении конфронтации. Когда о них говорят в России, чаще всего принято обличающим перстом указывать на лидеров Великобритании, Польши и стран Балтии, хотя очевидно, что не они играют первую скрипку в ЕС. Когда анализируют ситуацию в России, в качестве примера обычно указывают на военных, которые, наконец-то, избавились от необходимости следовать многим прежним международным обязательствам. Упоминаются в этом же контекст и продовольственное, а также некоторые другие лоббистские группировки, которые настойчиво требуют продления встречных санкций. Им они нужны в качестве своего рода заменителя протекционистских мер хотя бы на несколько лет, дабы не допустить потери громадных инвестиций, которые потекли сейчас в отечественное сельское хозяйство, переработку сельскохозяйственной продукции, импортозамещение. Другая сложность: никаких структурно организованных сил, которые бы активно выступали за отмену взаимных санкций и нормализацию российско-есовских связей, в Европе нет. На национальном уровне тех, кто понимают всю пагубность и контрпродуктивность нынешней политики властей в отношении России, очень много. Абсолютно на всех уровнях и в самых разных кругах. Однако в одиночку они бороться за свои взгляды боятся (почему – читай выше), опасаясь последствий. Опереться же им на что-то действенное – например, общественное движение – не получается. Об этом нам часто говорили и крупные бизнесмены, и силовики самых разных стран ЕС, когда мы представляли интересы России в самом центре Европы, работая во главе нашего посольства в Люксембурге. Вот и получается, что храбрости хватает только либо у оппозиции, как, скажем, в Германии и Франции, либо у маргиналов. Третья, четвертая и пятая причины кроются в чрезвычайно высокой инерционности политической системы и общества стран ЕС. С тем, что нынешнее состояние двусторонних связей не может устраивать, что это нонсенс, аберрация, полнейшая глупость, опять же согласны очень многие. Но развернуть корабль европейской политики столь же сложно, как и многотоннажный супертанкер. Поодиночке лидеры целого ряда государств-членов ЕС были бы рады перевести их в более спокойное и конструктивное русло. Однако, оказавшись вместе и понимая свою уязвимость, они тотчас же берут под козырек, как только им напоминают о внутриесовской солидарности. Так и хочется добавить: извращенно понимаемой. Мешает развороту и сложившаяся в Европе политическая культура. На то, чтобы признавать свои ошибки, никто не идёт. Подобный шаг может поставить под удар интересы, которые конкретный политик обслуживает, партию, которую возглавляет, свою собственную карьеру. От признания ошибок до поражения на выборах или отставки путь очень короткий. Поэтому на такое отваживаются только «отставники». Как в случае с бывшим премьер-министром Великобритании Тони Блэром. Лишь по прошествии многих лет он покаялся в том, что предлог для интервенции в Ирак и преследования Саддама Хусейна был сфабрикован. Это дело тех, кто вытесняют прежних политиков и принимают от них эстафету власти, – возложить ответственность за все допущенные промахи на своих предшественников. Поэтому-то такие большие ожидания были связаны со сменой команды в Белом доме и приходом на высший пост в стране Дональда Трампа как политика принципиально нового замеса. Теперь всё внимание сосредоточено на выборах в Нидерландах, Франции, Германии и возможных досрочных выборах в Италии и Испании. Они могут поменять весь политический ландшафт в Европе. А могут и не поменять. О тех ограничениях, которые устанавливают для политиков общественное мнение, СМИ, популярные клише, мы уже писали. Фактически, вне зависимости от того, как они к этому относятся, пространства для маневра у них мало. Политиков же такого уровня, которые не подчиняются сложившимся правилам игры, а меняют их под себя, в современной Европе не осталось. Другой бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон попытался разыграть многоходовку с переформатированием места своей страны в ЕС и с треском провалился. Времена, когда руководители Франции и Германии Жак Ширак и Герхард Шрёдер плечом к плечу с Россией восставали против американского вторжения в Ирак и его оккупации, прошли. Их уже давно выкинуло из большой политики, как и примкнувшего к ним бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони, а кровопролитие в Ираке до сих пор продолжается. Кроме того, назовем это шестой причиной из, конечно же, гораздо более длинного списка, никто в политическом истеблишменте ЕС просто не знает и не понимает, ни как вывести росийско-есовские отношения из тупика, в который их завели прежние лидеры интеграционного объединения, ни каким образом, на каких основах их выстраивать. В экспертном сообществе по этому поводу также царит полный разброд. С одним согласны все: возврата к прошлому не будет. Однако под этой максимой российские и западные эксперты подразумевают совершенно разные вещи. Представители исследовательских кругов США и ЕС, вслед за своими политиками утверждают, что раньше к России все (!) хорошо относились. Пошли на партнерство. Стратегическое партнерство. Сотрудничество по всем направлениям. Создали развернутую систему взаимодействия. Помогли, как могли. Надеялись, что демократический выбор России будет подтвержден практическими делами. Но Москва обманула их ожидания. Отплатила черной неблагодарностью. Допустила грубейшие нарушения основополагающих принципов и норм международного права. Попрала свои самые святые обязательства. Поэтому её надо наказать. Прощение недопустимо. Соответственно и на «бизнес эз южел» идти никак нельзя. Представители российских исследовательских кругов рисуют зеркально противоположную картину. По их мнению, Россия и российский народ пошли на колоссальные жертвы и уступки, чтобы быть вместе, вместе строить новую жизнь, вместе двигаться в гарантированно более мирное, безопасное будущее всеобщего братства (по крайней мере, между Россией и ЕС) и процветания. Однако были подло обмануты. Воспользовавшись временной слабостью России и её преданностью идеалам сотрудничества, США и Европа сделали ставку на всемерное укрепление, расширение и территориальную экспансию рудиментов и наследников «холодной войны» – НАТО и ЕС – в ущерб жизненным потребностям России. По всем азимутам они стали проводить политику, прямо пренебрегающую её коренными интересами. Вот почему Москва не допустит возвращения к прошлой конфигурации отношений. В чуть меньшей степени, но всё же все согласны с тем, что, по большому счёту, по окончании «холодной войны» Россия оказалась вне основных институтов европейского и евроатлантического партнерства. ОБСЕ и Совет Европы, в которых она участвовала на равноправной основе, были отодвинуты на периферию европейской архитектуры. В такой ситуации Москва чувствовала себя крайне неуютно. Всё это и привело, в конечном итоге, к череде кризисов в двусторонних отношениях. Затем – к открытому конфликту. Однако из этой никем, в общем-то, не оспариваемой констатации опять-таки делаются самые противоположные выводы. Западные аналитики на голубом глазу продолжают настаивать, что Россия ведет себя как несистемный игрок. Она расшатывает устои европейского и мирового порядка. Сама себя противопоставляет нынешнему орднунгу. Она должна одуматься и смириться. Тогда, наверное, всё встанет на свои места. Всё станет нормальным. Российские эксперты уверены, что описываемой партнерами системы их единоличного господства в международных отношениях никогда не существовало. США и ЕС с огромными издержками для мира попытались её создать, однако она была отвергнута мировым сообществом. НАТО и ЕС как наследники «холодной войны» должны быть перестроены или (что далеко не равнозначно, но всё же) достроены новыми институтами сотрудничества. Чтобы всем была гарантирована равная безопасность, как это было записано в документах ОБСЕ. Чтобы все отношения строились на основе равноправного участия в решении общих задач и уважительного отношения друг к другу. Чтобы все получали весомую отдачу от сотрудничества и взаимодействия и могли в сопоставимых пропорциях пользоваться плодами развития. На достижение этих целей, вполне разумных и нравственно безукоризненных, была направлена инициатива Д.А. Медведева в бытность Президентом России относительно заключения Договора о европейской безопасности (ДЕБ), которая западными партнерами никогда серьезно не дебатировалась и уже вскоре после выдвижения была замотана и похоронена. Сейчас, в том числе, аналогичные цели преследует геополитический проект В.В. Путина о формировании ВсеБЕАПа. С той разницей, что никакого одобрения со стороны западных партнёров для её реализации уже не нужно. Она намного масштабнее, амбициознее и направлена, скорее, на то, чтобы изолировать и растворить западные институты «постхолодной войны» в гораздо более широком инклюзивном сотрудничестве. Вместе с тем, отталкиваясь от этих двух диаметрально противоположных подходов, западные эксперты и большинство российских делают в основном схожий вывод, что путь к нормализации двусторонних отношений будет пролегать через урегулирование локальных/региональных конфликтов – Украинского и Сирийского. Однако в том, каким должно быть их урегулирование, они опять-таки категорически расходятся. В директивных решениях ЕС (вернее, в официально принятой их интерпретации) прямо зафиксировано, что отношения с Россией могут быть разморожены только после выполнения Минска-II. По поводу Сирии используются более иносказательные формулировки. Западные эксперты обычно менее уклончивы и дипломатичны – им то что. Они разъясняют, что Москва должна вывести якобы находящиеся там войска из Донбасса, прекратить поддержку сепаратистов и отвести войска от границы. Она должна отмежеваться от легитимного президента Сирии Башара Асада, вывести группировку ВКС или передать её под командование международных сил в Ираке и Сирии (действующих в обход Совбеза ООН), возглавляемых США. На вопрос, а что собственно должны делать НАТО и ЕС, наши коллеги лишь разводят руками и отмалчиваются. Диалога по этому ключевому моменту, от которого зависят и параметры урегулирования в обоих случаях, и его стабильность, и последствия, откровенно не получается. Российские эксперты, как специализирующиеся в области урегулирования локальных/региональных конфликтов, так и руководствующиеся более общими соображениями, исходят из того, что условия достижения мира на Юго-Востоке Украины и последовательность действий четко прописаны в Минске-II. Прямой путь к установлению прочного длительного мира лежит через их соблюдение. Германия и Франция от имени ЕС (в какой-то степени и НАТО) взяли на себя гарантии реализации Минска-II. Предусматриваемое им освящено резолюцией Совбеза ООН. Так и следует действовать соответственно, а не «прикрывать» нынешние киевские власти и не перекладывать ответственность за всё про всё на Москву. В том, что касается Ирака и Сирии, надо сообща бороться с общим врагом – международным терроризмом, а не с Башаром Асадом, и предоставить возможность законному правительству и умеренной оппозиции, следуя воле народа, самостоятельно определять будущее своей страны. Без диктата извне. Без навязывания чуждых им интересов. Все предпосылки для этого Россией и сотрудничающими с ней ведущими региональными игроками созданы. Только немногие российские эксперты (и почти никто на Западе) предлагают принципиально иное решение – «поставить телегу позади лошади»: сначала договориться о европейском мироустройстве в целом. Ведь камень преткновения лежит именно здесь. Россия и Запад сцепились в клинче и не могут из него выйти именно по этому вопросу. Всё остальное – сам конфликт на Украине, пробуксовка Минска-II, отсутствие согласия по последовательности действий в Сирии и т.д. – не более чем следствие. Удастся начать разговор о надлежащем европейском мироустройстве  и выйти на взаимоприемлемые размены – снимутся и все остальные проблемы. Решать их окажется на несколько порядков проще. Однако, увы, к такому разговору ни Вашингтон, ни Брюссель и Берлин не готовы. Они, перефразируя исполнительного директора РСМД А.В.Кортунова, цепляются за старое вместо того, чтобы создавать новое[32]. В отсутствие же их согласия вести разговор об этом принципиальном вопросе не получается и на экспертном уровне.   Обсуждаемые сценарии эволюции отношений между Россией и ЕС Как ни странно, их не так много. Сценарий Общего дома, Союза союзов, Интеграции интеграций и Большой Европы наглухо похоронен. Во всяком случае, не только на ближайшую, но и среднесрочную перспективу. Западными аналитиками – поскольку нынешний характер отношений между Россией и ЕС, Россией и НАТО к этому явно не располагает, а Брюссель зашел слишком далеко в сжигании мостов. К тому же коллективный Запад перестал видеть в России партнера. А с кем же строить Большую Европу и зачем, если нет партнера. Расширенную – гораздо удобнее. Правда, для этого придется идти на обострение конфликта с Москвой. Но это уже несколько другой вопрос. С российскими государственниками, почвенниками, патриотами и крайне правым – потому, что Большая Европа отождествляется ими (конечно же, совершенно огульно) с «гнилым либерализмом», односторонними уступками Западу, идеями, которые камуфлировали наступление коллективного Запада на российские интересы. С передовой группой российского экспертного сообщества – поскольку они считают концепцию Большой Европы в нынешних реалиях дискредитированной, и работают над гораздо более перспективным и масштабным проектом: ВсеБЕАПом. Его преимущество в том, что он включает в игру на позитив, на выигрыш, мирные, нормальные, человеческие отношения колоссальный потенциал Китая, а рациональные элементы Большой Европы превращает в свою подсистему. В число наиболее обсуждаемых сценариев входят: замораживание отношений в нынешнем состоянии; обустройство их для предотвращения случайных эскалаций и дальнейшего обострения; сосуществование России и ЕС; выборочное партнерство; сочетание сотрудничества и конкуренции; работа над восстановлением отношений на принципиально новой прогрессивной основе. Логика тех, кто выступает в пользу замораживания отношений в их нынешнем виде, довольно проста. Они считают, что то, как они сложились, и является их нормальным состоянием «на сейчас» и на ближайшую перспективу. Их консервация в тех формах, в которые они вылились, исключает возможность нежелательных уступок. Позволяет не идти на них. В то же время она дает передышку для осмысления нынешнего положения и проявления объективных тенденций в развитии НАТО и ЕС, европейского социума и мира в целом. Когда они вызреют, и можно будет что-то предпринимать. Четко. Выверено. С надеждой на успех[33]. На руку сторонникам замораживания играет победа на президентских выборах в США Дональда Трампа и его первоначальные высказывания в пользу установления с Россией более осмысленных отношений. Хотелось бы верить, что его приход в Белый дом является отражение объективных тенденций. Однако есть и целый ряд «но». Во-первых, в США сложился межпартийный консенсус по поводу американской политики в отношении России[34]. Он будет связывать 45-го президента США по рукам и ногам[35]. Во-вторых – «цыплят по осени считают». МИД России и российское руководство заняли вполне оправданную и реалистичную позицию, заявив, что будут судить о политике США по реальным делам, а не заявлениям. В-третьих – замораживание не снимает с повестки дня все те проблемы, на которые мы указывали в начале статьи. Оно не усиливает, а ослабляет Россию. Объективно. Оно является подарком для тех, кто выигрывают от конфронтации в долгосрочной перспективе. Кроме того, оно играет на руку общим противникам России, Китая, США, ЕС и всех других стран – международному терроризму, оргпреступности, наркобаронам, «крестным отцам» нелегальной миграции и т.д. Затрудняет решение глобальных проблем. Всё это никак нельзя списывать со счетов. Хотя в комментарии Натальи Евтихевич по итогам не раз уже упоминавшегося заседания европейской сети экспертов в Москве 2-3 февраля 2017 года о том, что на нём в основном прозвучали голоса тех, кто готов воспринимать нынешнее состояние российско-есовских отношений в качестве «новой нормальности», много справедливого[36]. Адепты обустройства противостояния России и ЕС, России и США, России и НАТО, пожалуй, чуть более логичны[37]. Они исходят из того, что ситуация ещё может качнуться в любую сторону. Коли в сторону позитива – отлично. Но если в сторону негатива – мало никому не покажется. Поэтому необходима именно сейчас такая программа действий, которая создала бы политические, институциональные и процедурные барьеры на пути нежелательного, случайного или планируемого ухудшения отношений. В такую программу могли бы войти меры по ужесточению контроля над распространением оружия массового поражения (ОМП) и ракетных технологий; меры доверия и раннего предупреждения; прямой связи между гражданскими и военными центрами принятия решений и многие другие аналогичной направленности. Очень бы пригодились восстановление отношений по военной линии, снятие санкций со спецслужб, создание надежных каналов обмена секретной и оперативной информацией, налаживание лучшей координации при планировании и проведении точечных операций на любом театре военных действий, в частности в Сирии. В дальнейшем – в других странах, будь то Ирак или Ливия. Крайне желательно, чтобы Совет Россия-НАТО от чисто имитационной перешел бы к реальной работе по обустройству инфраструктуры предотвращения инцидентов и снижения вероятности перерастания потенциальной опасности в реальную угрозу, о значении чего писали выше. Естественно, это только некоторые из мер, которые предлагает к исполнению экспертное сообщество. Сценарий сосуществования, продвигаемый, в частности, в докладе Международного дискуссионного клуба «Валдай» под многозначительным названием «Россия и Европейский Союз: три вопроса о новых принципах отношений» от 12 мая 2016 года[38], презентация которого проводилась не только в Москве, но и в Берлине и других столицах[39], также имеет свои сильные стороны. Он подразумевает, что стороны не будут вмешиваться в дела друг друга. Не станут «гадить» и вредить друг другу сверх меры. Будут проявлять сдержанность. Отойдут от конфронтации. За всё это можно было бы проголосовать обеими руками. Слабость такого сценария, прежде всего, в том, что он попахивает Советским Союзом. Когда мир был разделен на два лагеря, за СССР стоял социалистический, и стороны балансировали на грани взаимного уничтожения, политика мирного сосуществования носила прогрессивный характер. Работала на предотвращение сползания мира к непоправимой катастрофе. Была выстрадана. Сейчас вновь подступать к «краю пропасти» очень бы не хотелось. У России нет «своего» лагеря. Даже ориентирующиеся на неё государства предпочитают придерживаться стратегии равной удаленности. Все мы живем в единой мировой экономике. Политически мир стал единым. Уходить из Европы Россия не должна. Россия была и остается европейской страной, будучи одновременно и европейской, и тихоокеанской державой. В сценарии сотрудничества и конкуренции тоже имеется двойное дно. Впервые он был озвучен на заседании европейской сети экспертов в Берлине генеральным секретарем МИД Германии. Потом перекочевал в официальные бумаги. На первый взгляд, он выглядит вполне нейтрально. Даже соблазнительно. Ведь в нём упоминается сотрудничество. Но для его реалистичной оценки надо учитывать, с каких высот «восточной политики» Германия спускается, и что это будет означать на практике. Под этим углом зрения, такой сценарий схож со снижением высшего кредитного рейтинга страны или ценных бумаг ААА до мусорного уровня. А что такое конкуренция в исполнении ЕС, Берлин показал весьма наглядно, беспощадно расправляясь со своими извечными оппонентами – Кипром, Грецией, Сербией. В чём двойное дно – баланс между сферами сотрудничества и конкуренции никому не известен. Каким он является на самом деле, знают только те, кто его определяют. Это раз. Каким бы ни было сотрудничество, на нём всё равно будет лежать тень конкуренции. Именно она будет довлеть над всем. Как это происходит, хорошо видно по опыту «конкуренции» в Сирии. Это два. Так что, к такому сценарию хорошо подходит старинная русская поговорка: «мягко стелет, да жестко спать». Сродни немецкому сценарию официальная доктрина ЕС, вышедшая из-под пера коллектива под руководством его Высокого представителя по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини[40], о выборочном сотрудничестве. Главное в нём – даже не то, что оно выборочное, т.е. частичное, надкушенное, ущербное, а то, что последнее слово Брюссель всё равно оставляет за собой. Конечно, обмен мнениями предусматривается. И ЕС огласил подготовленные им предложения и получил российские. Но сотрудничества в определении сфер сотрудничества он не подразумевает. На вопрос же о том, как ЕС собирается поступать в тех областях, которые остались за скобками, он никак не отвечает. В том числе и применительно к областям, которые Россия считает для себя критически важными, а для ЕС – красными линиями. Если непредвзято посмотреть, то так мировая политика не делается. Тем более в XXI веке. Особенно между державами, обладающими ядерным оружием и заседающими в Совете Безопасности ООН. Когда всё в мире взаимосвязано, и находить разумные компромиссы и идти на уступки в обмен на уступки партнера можно только тогда, когда играешь на всех досках одновременно. Даже этот весьма краткий анализ показывает: единственным последовательно состоятельным и приемлемым сценарием является ставка на восстановление отношений на принципиально новой основе. Какой – тысячи раз озвучивалось российской дипломатией и руководством страны: предусматривающей равную безопасность, инклюзивность, суверенное равенство и сотворчество в управлении огромными территориями Европы и/или Большой Евразии. Именно на достижение этой цели должны работать и сотрудничество, и соперничество, и конфронтация. Именно над тем, как её достичь, хотелось бы, чтобы ломало голову экспертное сообщество. Все остальные сценарии, как бы они ни ласкали слух сегодня, в сложившейся крайне непростой международной обстановке лишь сбивают прицел и создают пустую иллюзию, будто мы с взаимными санкциями и противоборством по всем линиям сможем нормально жить и по-настоящему взаимовыгодно сотрудничать. Это не так. © Марк ЭНТИН, профессор МГИМО МИД России, профессор-исследователь БФУ им. И.Канта, Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ   [1] http://russiancouncil.ru [2] http://svop.ru [3] http://ru.valdaiclub.com [4] https://www.bertelsmann-stiftung.de/de/startseite/ [5] http://www.fesmos.ru/what-is-fes-copy/ [6] http://www.kas.de/ru-moskau/ru/ [7] Прежде всего, аффилированные с ЕС, как, например, Европейский совет по международным отношениям – http://www.ecfr.eu/ или Центр европейских политических исследований – https://www.ceps.eu/ и многие др. [8] Предполагается, что его публичная версия появится до ежегодной Ассамблеи СВОП 8-9 апреля 2017 года. [9] Как, например, в ходе визита в Москву 28 февраля – 1 марта 2017 года директора Департамента Европы и Средней Азии Европейской службы внешних действий Томаса Майер-Хартинга (Thomas Mayer-Harting) – http://www.eurocollege.ru/%D0%B0nons-lektsiya-tomasa-mayer-chartinga [10] На что прямо намекал в своем выступлении на трехсторонней встрече экспертов России, ЕС и США в Москве в начале февраля 2017 года председатель РСМД И.С. Иванов, говоря о том, что в текущем году политический ландшафт в Европе может сильно измениться – Текст выступления Игоря Иванова, russiancouncil.ru, 2-3 февраля 2017 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8647#top-content [11] Стефан Вагстил (Stefan Wagstyl), «Германия — следующая цель России?», иносми.ру, 31.01ю2017 г., https://inosmi.ru/politic/20170131/238629989.html; «Следующая цель российских хакеров – Меркель», ru.insider.pro, 31 января 2017 г., https://ru.insider.pro/opinion/2017-01-31/germanii-prigotovitsya-ocherednye-vybory-pod-pricelom-rossijskih-hakerov/ [12] В смысле «Он в три шеренги вас построит, а пикните, так мигом успокоит», как приговаривал один из персонажей комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» - полковник Сергей Сергеевич Скалозуб. [13] Программы сотрудничества ЕС-Россия, Представительство Европейского Союза в Российской Федерации, 10.05.2016, https://eeas.europa.eu/delegations/russia/6251/programmy-sotrudnichestva-es-rossiya_ru [14] Отчет о ней даётся на сайте РСМД – Эксперты ЕС и России продолжают обсуждать международные дела в 2017 году, russiancouncil.ru, 2-3 февраля 2017 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8647#top-content [15] 74-ый афоризм из собрания мыслей и афоризмов «Плоды раздумья» (1854 г.) Козьмы Пруткова. [16] Расцветший пышным цветом во времена гитлеровской Германии. [17] Цитируется по – Игорь Субботин, «Тема России требует от Трампа метафор. Выступая в Конгрессе, президент США сконцентрировался преимущественно на внутренней политике», Независимая газета, 2 марта 2017 г., с. 7. [18] Демократия отступает. Эксперты фонда Бертельсмана констатируют: демократические режимы слабеют, автократические – применяют все более жесткие методы, Материал представлен Der Spiegel, Профиль, 10 марта 2016 г., http://www.profile.ru/politika/item/104713-demokratiya-otstupaet [19] В частности, в этом плане она не соответствует критериям, установленным Лиссабонским договором ЕС. [20] Стратегия для России. Российская внешняя политика: конец 2010-х – начало 2020-х годов, http://svop.ru/wp-content/uploads/2016/05/%D1%82%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D1%81%D1%8B_23%D0%BC%D0%B0%D1%8F_sm.pdf [21] Последний тезис на примере концепций однополярного и перехода к многополярному миру особенно наглядно раскрывается в таких публикациях, как – Mark Entin, Ekaterina Entina, “Russia and China protecting the contemporary world order”, Rivista di Studi Politici Internazionali, Vol. 83, No. 4, ottobre-dicembre 2016, p. 331-352; Марк Энтин, «Краеугольные основы послевоенного мироустройства и современного международного права», Московский журнал международного права, № 3, 2016, с. 19-30 (Mark L. Entin, “Cornestones of the Post-World War II and the Contemporary International Law: the View from Moscow and Beijing”). [22] Сокращение впервые в российской литературе введено в оборот в – Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Всеобъемлющее Большое Евразийское партнерство: уход от реальности или возвращение к ней», Вся Европа, № 11 (115), 2016, http://alleuropalux.org/; Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Боги сновидений, или как мечту о Большой Евразии превратить в конкретный геополитический проект», Вся Европа, №1 (117), http://alleuropalux.org/ [23] http://karaganov.ru [24] В частности в 5-ом докладе дискуссионного клуба «Валдай» о развороте России на Восток и переходе к конкретной работе над построением ВсеБЕАПа. [25] Потому что у них имеются и необходимый опыт, и экспертный потенциал. [26] Особенно высоким качеством и непредвзятостью выделяется среди них Доклад Европейского сообщества лидеров (European Leadership network, ELN) о текущем состоянии отношений России и ЕС и способах дальнейшего взаимодействия – Семинар «Стратегический анализ сотрудничества России и ЕС и перспективы развития отношений Россия-НАТО», russiancouncil.ru, 13 июля 2016, http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7921#top-content В какой-то степени именно на нём базируется дальнейшее изложение. [27] О презентации доклада в РСМД, его организаторах и основном содержании упоминается, в частности, в – Евгений Педанов, «Марк Энтин: невозможно согласиться с монополией Брюсселя на трактовку правил игры», Международная жизнь (International affairs), 09.11.2016 г., https://interaffairs.ru/news/show/16342 [28] https://europa.eu/globalstrategy/en/language-versions; сайт стратегии – https://europa.eu/globalstrategy/en; пояснения Высокого представителя по иностранным делам и политике безопасности – https://europa.eu/globalstrategy/en/speech-hrvp-mogherini-euiss-annual-conference-towards-eu-global-strategy-final-stage; https://europa.eu/globalstrategy/en/speech-hrvp-mogherini-eu-ambassadors; https://europa.eu/globalstrategy/en/speech-high-representativevice-president-federica-mogherini-public-seminar-eu-global-actor-stockholm; http://eu-un.europa.eu/speech-by-hrvp-mogherini-at-the-future-of-eu-nato-cooperation-conference/ [29] https://ec.europa.eu/commission/state-union-2016_en Объективный непредвзятый анализ обращения – Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Завидная… стагнация», russiancouncil.ru, 18 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8239#top-content; Mark Entin, Ekaterina Entina, “Enviable… stagnation”, russiancouncil.ru, 21 October 2016, http://russiancouncil.ru/en/inner/?id_4=8239#top-content [30] Андрей Загорский, Вольфганг Цельнер, «Модернизация механизмов сотрудничества России и ЕС», russiancouncil.ru, 06 декабря 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8323#top-content; http://russiancouncil.ru/common/upload/RIAC-DGAP-Report27-ru.pdf [31] Что имеется в виду, подробно излагается в – Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Новая повестка отношений между Россией и ЕС», russiancouncil.ru, 31 мая 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7737#top-content; Mark Entin, Ekaterina Entina, “New Agenda for EU-Russia Relations”, russiancouncil.ru, 01 June 2016, http://russiancouncil.ru/en/inner/?id_4=7737#top-content [32] Аллюзия на его нашумевшую статью – Андрей Кортунов, «От постмодернизма к неомодернизму, или Воспоминания о будущем», Россия в глобальной политике, № 1, 2017 г., http://www.globalaffairs.ru/person/p_2658 [33] Яркими представителями данного направления, с некоторыми оговорками, можно считать лидеров Аналитического агентства «Внешняя политика», включая Андрея Сущенцова, Сергея Маркедонова и др., и отдельных его экспертов – http://www.foreignpolicy.ru/about/agency/ Обстоятельное аргументированное изложение данной позиции в течение второй половины 2016 года давалось ими, в частности, на встречах консорциума исследовательских центров России, США и ЕС в РСМД и ВШЭ и других международных конференциях. Её прикладные аспекты раскрываются, в том числе, на страницах авторитетного журнала «Россия в глобальной политике» – http://www.globalaffairs.ru/person/p_2624 [34] Max Boot, “Putin’s Best-Laid Plans Are Failing” (Putin got the incompetent president he preferred, but he also got an increasingly anti-Russian Congress), USA Today, March 2, 2017, http://www.cfr.org/russian-federation/putins-best-laid-plans-failing/p38897 [35] Russia: Rival or Partner, or Both (Experts discuss U.S. policy options toward Russia including continued sanctions, possible cooperation with Russia in Syria, and responding to increased tensions surrounding the ongoing conflict in Ukraine), Council on Foreign Relations, February 27, 2017, http://www.cfr.org/russian-federation/russia-rival-partner-both/p38860 [36] Наталья Евхтихевич, «Карт-бланш. Острые углы треугольника Россия-ЕС-США», Независимая газета, 10.02.2017, http://www.ng.ru/world/2017-02-10/3_6926_kartblansh.html?id_user=Y [37] Чтобы познакомиться с их логикой рассуждений, порекомендовали бы проследить за последними публикациями программного директора Фонда поддержки и развития Международного дискуссионного клуба «Валдай» Дмитрия В. Суслова на страницах журнала «Россия в глобальной политике», сайте Клуба и в других изданиях – http://www.globalaffairs.ru/person/p_1012; http://ru.valdaiclub.com/about/experts/3825/#articles [38] http://ru.valdaiclub.com/a/reports/rossiya-i-evropeyskiy-soyuz/ [39] http://ru.valdaiclub.com/events/posts/articles/rossiya-i-es-tri-voprosa-o-novykh-printsipakh-otnosheniy/ [40] Федерика Могерини озвучила пять основных принципов политики ЕС по отношению к России, Коммерсант.ру, 14.03.2016 г., http://kommersant.ru/ру/2937880
Актуально
a-2017-03-20__

Западная Европа выдохнула с облегчением: в Нидерландах антиевропейская и антиисламская Партия свободы, ведомая Гертом Вилдерсом, не смогла одержать победу на парламентских выборах и стать главной политической силой в этой важной стране ЕС. Это представлялось кошмарным сном и закатом Евросоюза. «Популисты...

Западная Европа выдохнула с облегчением: в Нидерландах антиевропейская и антиисламская Партия свободы, ведомая Гертом Вилдерсом, не смогла одержать победу на парламентских выборах и стать главной политической силой в этой важной стране ЕС. Это представлялось кошмарным сном и закатом Евросоюза. «Популисты не прошли!» – теперь ликуют некоторые комментаторы, особенно в Париже, где «великая и ужасная» Марина Ле Пен грозит завоевать немало голосов в первом туре предстоящих президентских выборов. Как хорошее предзнаменование расценили итоги голосования голландцев и в Берлине. Однако, если взглянуть на результаты кампании в Нидерландах не через розовые очки, то можно заметить: премьер-министр Марк Рютте и его партия лишились поддержки почти пятой части избирателей, а сторонники популиста Вилдерса ее немного даже приплюсовали, став второй по значению парламентской силой в стране. Отметим, что это произошло при рекордной явке избирателей, которая обычно размывает поддержку сторонников так называемых маргинальных партий. К тому же перед голосованием противники Вилдерса позаимствовали в тактических целях некоторые его лозунги, а значит, им пришлось сдвинуться вправо. Поэтому победу противников крайне правых сил в Нидерландах объективно можно считать лишь относительной. Она не дала ясного ответа на волнующий большинство западноевропейцев вопрос: удастся ли остановить эту европейскую волну, набиравшую мощь в последние годы? К тому же эта страна – одна из самых либеральных и процветающих в ЕС, социальная поддержка голландских подданных более ощутима, чем в других государствах, а значит, и отношение к иммигрантам теоретически должно быть менее жестким. На этом фоне вождь местных националистов, получивший прозвище «голландский Трамп», выглядел чрезмерно радикальным, что отпугнуло от него часть избирателей. Как бы то ни было, пока ясно одно: после длительного формирования к власти в Нидерландах вновь придет коалиционное правительство. И оно будет, вероятно, одним из самых неустойчивых за многие годы. А значит, досрочные парламентские выборы снова станут серьёзным испытанием для сторонников сохранения Евросоюза после «Брекзита», заметно активизировавшего центробежные силы в интеграционном объединении. Недавнее предложение лидеров Франции, Германии, Италии и Испании формировать «разноскоростную Европу», вызвавшее негативную реакцию у политиков Восточной Европы, лишь усилит тенденции к расколу. Игорь ЧЕРНЫШОВ
Дневник событий
1
В фокусе

Если бы отцы-основатели единой Европы восстали из пепла, они были бы потрясены, узнав, с какими чудовищными проблемами сталкивается их детище в канун своего 60-летия. Международный терроризм, миграционный кризис, финансово-экономические потрясения сегодня ставят под угрозу многие впечатляющие завоевания, достигнутые благодаря интеграционному...

Если бы отцы-основатели единой Европы восстали из пепла, они были бы потрясены, узнав, с какими чудовищными проблемами сталкивается их детище в канун своего 60-летия. Международный терроризм, миграционный кризис, финансово-экономические потрясения сегодня ставят под угрозу многие впечатляющие завоевания, достигнутые благодаря интеграционному порыву и прорывам после подписания Римского договора 25 марта 1957 года. Мудрость и опыт выдающихся европейцев – Шумана, Монне, Спинелли, Делора – наверняка пригодился бы сегодня попыткам найти путь к преодолению трудностей и в выборе новых направлений развития «большой Европы». Стратеги объединённого, а значит, мирного континента наверняка указали бы коллегам на вопиющие ошибки, допущенные нынешним поколением политиков. Это касается, прежде всего, особенностей валютного союза и введения евро, вопросов безопасности, создания Шенгенской зоны, форсированного приёма многих «недозревших» стран в свои ряды… В результате единство ЕС, наследника Европейского Экономического Сообщества, затрещало по швам и оказалось под угрозой. Серьёзнейшие вызовы, которые стоят сейчас перед Евросоюзом, обостряются по мере явного ослабления поддержки широкой общественностью политического курса Брюсселя, что убедительно продемонстрировал «Брекзит». Всё более очевидно партнёры по ЕС движутся к общим целям на разной скорости, всё чётче просматривается граница между южными и северными странами континента в результате неизбывного долгового кризиса. Раскол углубляется и по линии Восток-Запад, что вызвано нежеланием ряда восточноевропейских стран принимать у себя иммигрантов-мусульман по предписанию квотной политики Европейской Комиссии. Но даже в государствах-основателях ЕЭС – во Франции и Нидерландах – евроскептики начинают играть заметную роль и угрожают прийти к власти уже в славный год 60-летия. Сначала «Брекзит», а потом и победа республиканца Дональда Трампа на президентских выборах в США застали врасплох не только брюссельских стратегов, но и глав национальных правительств «двадцати восьми» (см. «Трамп застал Европу со спущенными штанами», №11(115), 2016). Им придётся срочно пересматривать многие параметры внешней политики и быть готовыми к непредсказуемому поведению «вашингтонского обкома». Впрочем, в выигрышном положении может оказаться Лондон, решивший окончательно заменить курс на обюрокраченную континентальную Европу дрейфом в сторону заокеанского старшего брата. В «вечном городе», где тогдашние лидеры шести государств – Италии, Франции, ФРГ, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга – подписали исторический договор, сегодня их дипломаты проявляют заметную активность в поиске прагматичных решений, способных вдохнуть новую жизнь в одряхлевшее интеграционное объединение. По словам участников предъюбилейных встреч, европейцам необходимо дать ответ на актуальнейший вопрос – хотят ли они «политический союз или союз политик». В надежде продлить существование «большой Европы» свои предложения они выдвинут руководителям ЕС в конце марта. Несомненно: «двадцать восемь» переживают один из сложнейших периодов своей истории, и 2017-й «круглый» год станет для них этапом серьёзных испытаний и, возможно, даже весомых потерь. Александр СОКОЛОВ
2
В фокусе

Сепаратисты не складывают оружие Объединенный межпартийный комитет парламента Шотландии постановил, что в случае «жесткого» сценария выхода Соединенного Королевства из Евросоюза для горного края необходимо обговорить особый порядок приема и проживания иммигрантов. Мотив этого решения: без свободного притока рабочих рук и...

Сепаратисты не складывают оружие Объединенный межпартийный комитет парламента Шотландии постановил, что в случае «жесткого» сценария выхода Соединенного Королевства из Евросоюза для горного края необходимо обговорить особый порядок приема и проживания иммигрантов. Мотив этого решения: без свободного притока рабочих рук и мозгов из континентальной Европы возникнут проблемы. Сейчас в стране холмов и озер, воспетых Бернсом, насчитывается 180 тысяч иммигрантов, или 3,4% всего населения. Это не только строительные рабочие, но и квалифицированные специалисты, приезжающие преподавать в высших учебных заведениях или продвигать инновации и высокотехнологичные разработки. Мозги везде ценятся, а их утечка мгновенно множит потери. По этой причине парламентарии заранее озаботились, чтобы закрытие границ, что неизбежно при сецессии, не перекрыло бы постоянный приток ценных кадров с континента. В документе, подготовленном правительством Шотландии ещё в декабре 2016 года, перед Рождеством, разрабатывалась идея компромисса, который позволил бы Шотландии – даже если вся Британия выйдет из единого рынка – стать членом Европейской экономической зоны (ЕЭЗ), что часто именуют «норвежским вариантом». В этом объединении представлены как страны ЕС, так и три страны-участницы Европейской ассоциации свободной торговли (Норвегия, Лихтенштейн, Исландия). В середине января стало известно, что Фиона Хислоп, министр иностранных дел в правительстве Шотландии, зондировала почву в Брюсселе в отношении «норвежского варианта». Но столкнулась с оппозицией в лице Испании и Норвегии, которые напомнили: для такой «смычки» Шотландия должна стать членом Европейской ассоциации свободной торговли, но это исключено, поскольку принимаются только полностью независимые и суверенные государства. Возражения не обескуражили Фиону Хислоп, и она ответствовала, что не существует непреодолимых преград. Что подразумевалось? Не исключено, это был прозрачный намёк на озвученное первым министром Шотландии и лидером Шотландской национальной партии (ШНП) Николой Стерджен предостережение: если Лондон не примет во внимание интересы горного края, то пусть пеняет на себя. Нигде не прозвучали слова «независимость» или «второй референдум» (см. «Шотландия не подала на развод с Англией», №9(91), 2014), но эта крамольная мысль носилась в воздухе. Тем более, что прежний лидер ШНП Алекс Салмонд предсказал, что повторная попытка разорвать скрепы, сцепляющие два королевства, может быть осуществлена через два года (см. «Шотландия: референдум дубль-два», №7-8(101), 2015). Пока что опросы показывают, что сепаратистов меньше, чем «юнионистов», сторонников унии с Англией, но на горизонте двух лет, с учётом тектонических сдвигов в Европе в целом, вектор настроений большинства горцев может смениться. Владимир МИХЕЕВ
4
В фокусе

Лидер НФ остается фавориткой президентской гонки Диву даешься. Ни заведомо позорный ярлык «ультра-правая», ни административный ресурс, используемый ее оппонентами для дискредитации, ни скандалы по поводу злоупотребления властью евродепутата, как это ни покажется странным, не понижают рейтинг популярности лидера Национального фронта...

Лидер НФ остается фавориткой президентской гонки Диву даешься. Ни заведомо позорный ярлык «ультра-правая», ни административный ресурс, используемый ее оппонентами для дискредитации, ни скандалы по поводу злоупотребления властью евродепутата, как это ни покажется странным, не понижают рейтинг популярности лидера Национального фронта (НФ) Марины Ле Пен. Напротив, круг симпатизирующих ей избирателей ширится, пусть и не стремительными темпами. Обыски, проведенные правоохранителями в штаб-квартире НФ, требование комиссии по выявлению коррупции в Европарламенте, чтобы Марин Ле Пен вернула в казну 300 тысяч евро, которые она якобы выплатила своему телохранителю и помощнице, нескончаемые злобные комментарии в прессе – казалось бы, этого достаточно, чтобы похоронить репутацию политика, претендующего на высший пост в государстве. Однако французский электорат проявляет невероятную терпимость в отношении лидера НФ. Как так? Опросы общественного мнения, проведенные во второй половине февраля центром общественного мнения BVA и компанией Salesforce, повысили ее шансы одержать победу в первом туре выборов президента Франции еще на 1%. Выявленный расклад симпатий респондентов выглядит так: за Эммануэля Макрона, бывшего министра экономики и, похоже, ставленника банкирской империи Ротшильдов, готовы проголосовать 21% опрошенных, а за экс-премьера Франсуа Фийона – 19%, в то время как М.Ле Пен сможет финишировать первой с 27,5%. Отрыв, правда, незначителен. Не менее, если не более значимыми стал прогноз, также основанный на замерах настроений французов, с которым выступила компания OpinionWay: вопреки назойливо повторяемой мантре, что через барьер второго тура лидеру НФ не перепрыгнуть (см. «Франция: феномен Марины Ле Пен», №1(117), 2017), за два месяца до голосования её шансы обойти конкурента на втором, решающем этапе выросли до 40%. На фоне провального правления двух последних президентов Пятой республики (см. «Франсуа Олланд, худший президент Франции с 1958 года», №5(77), 2013) охранительная идеология, предлагаемая НФ, смотрится как реальный способ не только защиты суверенитета, но и сбережения культурного наследия и сохранения национальной идентичности. Фактор НФ и лично Марины Ле Пен будет проявляться и в вынужденной корректировке внешнеполитического курса Франции. А корректировать придется. Париж не получил дивидендов от своей поддержки проекта «обмайданенной» Украины. Не сумел поучаствовать в распродаже фамильного серебра; ничего не приобрел от антироссийских санкций ЕС, сузив поле для маневра своего бизнеса в России (к примеру, компания «Альстом» не получила подряд на строительство скоростной железной дороги между Москвой и Казанью). Опозорился мизерным вкладом в борьбу против Исламского государства – один только импотентный рейс флагмана ВМС, авианосца «Шарль де Голль» к сирийским берегам чего стоит, что подавалось как грозный ответ Парижа на теракты исламистов 13 ноября 2015 года. Симптоматично, что в обстановке полномасштабной информационной войны против Москвы Марина Ле Пен не считает нужным снижать градус своих пророссийских высказываний. Видимо, значительная часть французов, по аналогии с такой же ситуацией в Германии, настроены на позитивный лад в отличие от СМИ, охваченных хорошо темперированной антироссийской истерикой. «Франция плохо обошлась с Россией. Мы с горечью констатируем отречение от собственных обязательств, которые мы уступили иностранному давлению, отказавшись поставить десантные корабли «Мистраль», которые, вдобавок, никак бы не изменили стратегический баланс сил и не способствовали бы росту напряженности на Украине», – заявила М.Ле Пен в конце февраля. Она подтвердила, что в случае победы на выборах намерена в качестве одного из приоритетов своей дипломатии наладить отношения с Россией, добавив, что именно Москва «может вернуть процесс глобализации в мирное русло». Ничего удивительного, что среди россиян немало открытых и тайных поклонников Марины Ле Пен. Когда в Москву приезжала её племянница Марион Марешаль-Ле Пен, вполне самостоятельный политик, только более «жесткоформатный», ей показали созданный арт-группой «Белая звезда» триптих, объединяющий трёх мировых лидеров: Владимира Путина, Марину Ле Пен и Дональда Трампа. Идея ей понравилась… Вне зависимости от исхода этой судьбоносной битвы в стране, послужившей застрельщиком проекта объединенной Европы, Национальный фронт и сама Марина Ле Пен уже превратились из вчерашних маргиналов в респектабельную и почти мейнстримовскую силу, которым многие граждане считают не зазорным оказать доверие и привести во власть. Даже если финансовые ресурсы Ротшильдов и конъюнктурный альянс правых и левых партий сумеет протолкнуть в Елисейский дворец Э.Макрона, французские граждане за последние годы сумели убедиться: уверения Маргарет Тэтчер о том, что предлагаемому традиционными партиями курсу нет-де альтернативы – “There is no alternative” (TINA), были обманом и самообманом. Альтернатива на самом деле есть. В Европе у нее уже много имен. Одно из них – Марина Ле Пен. Владимир МИХЕЕВ
6
В фокусе

Для начала стоит отметить, что различия во мнениях и конфликты интересов между обитателями западного и восточного берегов Атлантического океана были всегда. И в этом смысле нет ничего необычного в трениях, заметно обострившихся с приходом новой вашингтонской администрации. А вот такого,...

Для начала стоит отметить, что различия во мнениях и конфликты интересов между обитателями западного и восточного берегов Атлантического океана были всегда. И в этом смысле нет ничего необычного в трениях, заметно обострившихся с приходом новой вашингтонской администрации. А вот такого, чтобы в Брюсселе открыто называли Китай, Россию и исламский экстремизм угрозой для Европы, прежде, согласитесь, не бывало. А США? Каковы сейчас главные болевые точки во взаимоотношениях Вашингтона и Брюсселя?   «Брекзит» Дональд Трамп ещё до избрания на пост президента заявил, что он приветствует выход Великобритании из Европейского Союза, и в Брюсселе это вызвало серьезный шок. Назвав решение британцев «мудрым», поскольку ЕС это всего лишь средство, с помощью которого Германия добивается реализации своих интересов, он нажил себе немало врагов, что в Берлине, что в Брюсселе. Главе лондонского кабинета министров Терезе Мэй он пообещал открыть привилегированный доступ на американский рынок, что нельзя рассматривать иначе, как попытку ослабить позиции ЕС на переговорах по «Брекзиту».   Россия Несмотря на то, что все западные масс-медиа охотно муссировали похвалы Трампа в адрес российского президента, ни в какие конкретные политические шаги эти слова не воплотились. Неподдельный ужас, который у некоторых европейских дипломатов вызывали якобы существующие планы облегчения, а то и снятия Вашингтоном антироссийских санкций, продиктован простым и очевидным пониманием того, что единый европейский фронт против Москвы удается держать огромным напряжением сил, и достаточно лишь одного вашингтонского примера, чтобы вся конструкция затрещала по швам. Дональд Туск также открыто говорил о том, что европейцы зависят от «сверхдержав» – России, США и Китая.   Иран По этой теме позиции Брюсселя и Вашингтона пока прямо противоположны. Дональд Трамп с присущей ему категоричностью уже успел заклеймить заключенный его предшественником ядерный договор с Тегераном, как «самую плохую сделку, которая когда-либо была достигнута». В Европе же даже британцы, которые как баба-яга всегда против, и те готовы придерживаться достигнутых с Ираном соглашений. И если США все же решат, что настало время бить горшки, то проблем в Европе прибавится.   Ближний Восток США, мягко говоря, с предубеждением относятся к перспективам мирной конференции в Париже, где единственной возможностью урегулирования израильско-палестинского конфликта будет продвигаться идея создания двух государств. ЕС пока стоит на своём, а Трамп однозначно заявил, что выше всего ставит интересы безопасности Израиля – традиционная позиция США в этом вопросе. Запрет на въезд в США гражданам семи мусульманских стран вызвал в Европе полное неприятие. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что даже в ходе борьбы с терроризмом такие меры необоснованны. Европейская Комиссия в очередной раз повторила, что ЕС не допустит никакой дискриминации по признаку национальности, вероисповедания или расы. Нервно отреагировали на это решение европейские компании и европейские биржи.   Торговля Переговоры о зоне свободной торговли между США и ЕС еще при Обаме шли ни шатко, ни валко. Сейчас им, похоже, просто пришел конец. Администрация Трампа выступает за то, чтобы эти обсуждения велись на двустороннем межстрановом уровне. После того, как новый президент США пригрозил европейским автомобильным концернам, вроде БМВ, огромными штрафными пошлинами, тема торговли имеет все шансы стать серьезным камнем преткновения в трансатлантических отношениях.   Конкуренция и банки Здесь европейцам ещё предстоит дождаться, какой будет новая позиция США в вопросе о банковском регулировании. Уже длительное время сторонам не удается договориться о том, как все же должны выглядеть предписания по величине собственного капитала. Сколько еще продлятся обсуждения этого вопроса в Базеле – бог весть. Защита интересов крупных американских концернов вроде «Эплл» и «Старбакс» тоже началась отнюдь не при Трампе. Американские министры финансов регулярно сетуют на «притеснения» компаний из США со стороны европейских антимонопольных органов, ведущих свои придирчивые расследования.   Валюта и экспорт Здесь больше всего от американцев достаётся Германии. США постоянно жалуются, что экспорт из ФРГ намного превышает импорт. Но формулировка, которую использовал главный экономический советник Трампа Питер Наварро в газете «Файнэншл таймс», была беспрецедентно острой. Он обвинил немцев в том, что они уже длительное время поддерживают относительно низкий курс евро, чтобы получить торговые преимущества за счет США и своих европейских союзников. Конечно, Ангела Меркель эти обвинения отвергла, а что ей оставалось делать? Справедливость требует признать, что за положительный баланс внешней торговли немцев критикуют весьма многие, а не одни только США. Марина СМИРНОВА
5
Политика

Председатель Европейской Комиссии – исполнительного органа Европейского Союза – полностью исключил возможность остаться у кормила европейской власти после того, как истекут его нынешние полномочия. Пост свой он занимает с 2014 года, и продлится его пребывание в этой должности пять лет....

Председатель Европейской Комиссии – исполнительного органа Европейского Союза – полностью исключил возможность остаться у кормила европейской власти после того, как истекут его нынешние полномочия. Пост свой он занимает с 2014 года, и продлится его пребывание в этой должности пять лет. Отвечая на вопросы германской радиокомпании «Дойчландфунк», политик подчеркнул, что больше избираться не хочет, хотя не отрицал и того, что, ведя три года назад избирательную кампанию, «снова влюбился в Европу, поскольку опять открыл для себя богатство красок Европейского Союза». Но это навсегда останется в прошлом, поскольку «ничего подобного второй раз не будет», сказал он. Кроме того, глава Европейской Комиссии ещё тогда заметил, что «нет взаимопонимания по основополагающим вопросам, относительно тех вещей, которые надо осуществить в Европе». Одни страны хотели бы «больше Европы, а другие полагают что Европы и сейчас уже слишком много». Многолетний глава правительства Люксембурга, по совместительству занимавший в кабинете министров и пост главы финансового ведомства, справедливо считается одним из опытнейших политиков Европы. С 2005 по 2013 год он возглавлял группу министров финансов стран еврозоны. В этом качестве принимал активнейшее участие в определении пакета помощи Греции, оказавшейся на грани полного банкротства. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
7
Иммиграция

Махинации, которые бойкие «понаехавшие» устраивают с получением социальной помощи, наконец, вызвали беспокойство германских уполномоченных организаций. Ютта Корд, недавно возглавившая в Германии Федеральное миграционное ведомство, потребовала от коммунальных инстанций по делам иностранцев, чтобы те организовали дактилоскопирование всех мигрантов. Потребовать-то, конечно, можно,...

Махинации, которые бойкие «понаехавшие» устраивают с получением социальной помощи, наконец, вызвали беспокойство германских уполномоченных организаций. Ютта Корд, недавно возглавившая в Германии Федеральное миграционное ведомство, потребовала от коммунальных инстанций по делам иностранцев, чтобы те организовали дактилоскопирование всех мигрантов. Потребовать-то, конечно, можно, но неужели госпожа Корд совсем не осведомлена о том, что соответствующие технические возможности в большинстве этих организаций самым банальным образом отсутствуют. Причем большинство это подавляющее: газета «Вельт» уже сообщила, что составляет оно 90 с лишним процентов. А ведь отпечатки пальцев мало взять, надо еще оперативно сравнить их с теми, что имеются в централизованной базе данных, дабы можно было выяснить тот ли человек, за кого себя выдает, или это ловкач, вознамерившийся получить социальное пособие в нескольких местах сразу. Такие случаи приобрели опасные масштабы и отмечены прецеденты, когда «страдающие» мошенники регистрируются в трех-четырёх местах, чтобы затем на эти деньги жить припеваючи. Само федеральное ведомство уже с осени 2016 года берёт отпечатки пальцев у всех иммигрантов и, ведя единую базу данных, может, по словам госпожи Корд, полностью воспрепятствовать любой попытке выдать себя за другое лицо. Местные органы отбили критические стрелы, пущенные в их адрес главой федерального ведомства. Они упирают на то, что после того, как мигрантам стали выдавать документы, подтверждающие их право на пребывание в пределах ФРГ – там содержатся и биометрические данные, – случаи мошенничества стали требовать довольно серьезной криминальной подготовки, в частности, изготовления фальшивых документов. Во всяком случае, это относится, как минимум к тем, кто попал в страну после осени прошлого года, когда были предприняты первые попытки наведения порядка с выдачей пособий. Однако практика подтверждает, что при желании для мошенников невозможного мало. Не так давно ганноверский суд приговорил соискателя убежища, который выдавал себя ни больше, ни меньше как за семь разных людей и таким способом прикарманил 21 700 евро. Печальное исключение? Да, как же! В криминальные анналы вписано уже свыше трёх сотен аналогичных случаев, может быть не с таким весомым ущербом, но тем не менее… Правда, сейчас вопрос о подключении местных ведомств по делам иностранцев к центральной базе дактилоскопических данных, вроде бы, уже решён. Чтобы оценить масштабы задачи, стоит сказать, что всего к этой базе подключены 13 900 инстанций, входящих в различные ведомства – полиции, службы безопасности, юстиции и так далее. На практическое решение вопроса знающие люди отводят около двух месяцев, а то и больше. Еще одна нехватка, от которой страдают ведомства по делам иностранцев, это недостаточное число опытных работников. Это, порой, приводит к поспешному и поверхностному рассмотрению запросов о предоставлении убежища или, напротив, неоправданно затягивает решение очевидных вопросов, считают эксперты. Андрей ГОРЮХИН
3
Иммиграция

В минувшем январе в сравнении с тем, что было год назад, количество заявок на получение паспорта Ирландской Республики выросло на 74%. Симптоматично, что если из Англии, Уэльса и Шотландии желающих перебраться на ПМЖ на «остров пророков и поэтов» насчитывалось 6000,...

В минувшем январе в сравнении с тем, что было год назад, количество заявок на получение паспорта Ирландской Республики выросло на 74%. Симптоматично, что если из Англии, Уэльса и Шотландии желающих перебраться на ПМЖ на «остров пророков и поэтов» насчитывалось 6000, то только из одной Северной Ирландии их набралось 7000. После референдума 23 июня 2016 года, на котором 52% британцев высказались за выход из Евросоюза (см. «Брекзит»: развод будет жестким и скоротечным», №1(117), 2017), произошел взрывной рост запросов от королевских подданных на переезд в Ирландию. Процедура упрощается тем, что любой, кто сможет доказать свои ирландские корни, будь то от родителей или дедушки с бабушкой (это окрестили «бабушкино правило» – “the granny rule”), довольно легко натурализуется как гражданин Ирландской Республики. Уместно напомнить, что на следующий день после референдума таких обращений зарегистрировали более 4000, в то время как обычная норма – по 200. Такого напора со стороны репатриантов, в основном инициативу проявляют этнические ирландцы, никто не ожидал. Быстро закончились «корочки». Пришлось заказывать дополнительный тираж. В июле 2016 года число заполненных с этой целью анкет составило 7321, что превысило показатель 2015-го (4242). Все заявки сводились к одному прошению: получить паспорт Ирландской Республики. Велика вероятность, что в случае «жесткого» варианта развода Британии с ЕС, Северную Ирландию отделит от Ирландской республики государственная граница, и пути двух частей острова разойдутся. Это может подстегнуть миграцию из Ольстера, возвращение к истокам, к дальним, а то и близким родственникам. Или, напротив, побудить ольстерских католиков искать новые способы воссоединения с исторической родиной. Вскоре после прошлогоднего референдума Мартин Макгиннесс, политик от партии Шинн Фейн, заместитель первого министра Северной Ирландии с 2007 года (покинул свой пост в январе 2017 года), выступил с инициативой плебисцита для «воссоединения» Ольстера и Ирландской Республики. В качестве обоснования он указал, что Лондон утратил мандат на управление Северной Ирландией, коль скоро 56% жителей провинции выразили желание остаться в одной связке с континентальными европейцами. Как и в случае с народом, разделенным ранее Берлинской стеной, в пользу воссоединения свидетельствует тот непреложный факт, что ирландцы, проживающие в стране со столицей в Дублине, и те из них, кто оказался после соглашения 1921 года на территории шести графств на севере «изумрудного острова», вошедших в состав Соединенного Королевства под названием Северная Ирландия (или Ольстер), чисто этнически ничем не отличаются. На стороне «собирателей земель» и такой союзник, как международное право, которое квалифицирует ирландцев как «разделенный народ». Во-вторых, Соглашение Страстной Пятницы 1998 года предполагает, что Лондон может провести референдум о принадлежности Ольстера/Северной Ирландии, если появятся свидетельства того, что настроение большинства качнулось в сторону воссоединения с Ирландией. Официальный Лондон тогда бестрепетно включил этот пункт в документ, исключая вероятность изменения баланса сил внутри провинции, где численный перевес всегда был на стороне протестантов, переселенцев из Англии, убежденных «юнионистов», сторонников «унии» с Великобританией. Официальная позиция властей в Дублине по перспективе «воссоединения» – сдержанная, но показательно, что премьер-министр Энда Кенни, выступая летом 2016 года в Дойле Эйрене (парламенте), сообщает ирландская газета «Айриш Экзаминер», выразил понимание тревоги, испытываемой родственниками (!) на севере, то есть в Ольстере, по поводу того, что в случае выхода Британии из ЕС они окажутся на обочине интеграционных процессов и выпадут из мега-проекта под названием «единая Европа». Таким образом, если Ирландская республика сумеет избежать всех негативных последствий бегства Британии из семьи народов (см. «Почему Ирландия страшится «Брекзита», №2(118), 2017), и если во взаимоотношениях Лондона и Брюсселя будет искрить и замыкать, то «родственники» на севере могут составить еще одну волну переселенцев. Можно не сомневаться, в стране, откуда прежде только бежали в поисках лучшей доли, жителей Ольстера, как репатриантов, примут более чем радушно. Владимир МИХЕЕВ
8
Иммиграция

Вопреки запугиванию обывателей правыми популистами «угрозой национальной безопасности», швейцарские избиратели поддержали предложение облегчить предоставление гражданства третьему поколению иммигрантов в Альпийской республике. На состоявшемся в феврале референдуме свыше 60% участников сказали «Да» этой инициативе. Волеизъявление большинства швейцарцев значительно изменяет иммиграционную политику...

Вопреки запугиванию обывателей правыми популистами «угрозой национальной безопасности», швейцарские избиратели поддержали предложение облегчить предоставление гражданства третьему поколению иммигрантов в Альпийской республике. На состоявшемся в феврале референдуме свыше 60% участников сказали «Да» этой инициативе. Волеизъявление большинства швейцарцев значительно изменяет иммиграционную политику страны: до сих пор получить её гражданство могли лишь иностранцы, вступившие в брак с аборигенами не менее чем шестью годами ранее. Правда, это условие распространялось и на тех, кто никогда не жил в Швейцарии. «Подарок» избирателей внукам «понаехавших» уготован примерно 24 тысячам жителей, причём более половины из них имеют итальянское происхождение, а остальные – выходцы преимущественно из Балканских стран и Турции. Поправка в конституцию должна распространиться на претендентов на швейцарский паспорт в возрасте не старше 25 лет. Местом их рождения должна быть Швейцария, а в послужном списке – не менее чем пятилетняя учёба в школе. Дополнительные требования: кандидат в граждане Альпийской республики должен разделять её культурные ценности, владеть одним из четырёх государственных языков и не зависеть от казённой помощи, то есть, не быть нахлебником прижимистых аборигенов. Итоги нынешнего референдума свидетельствуют о существенном сдвиге отношения к иммигрантам в швейцарском обществе: на аналогичном опросе в 2004 году это предложение нашло поддержку менее чем у 30% голосовавших. Сергей ИЛЬИН
Тенденции & прогнозы
9
Комментарий

История Европейского Союза показывает, что надо меньше внимания обращать на трескучие заявления, а больше следить за внешне рутинными событиями. Именно там исподволь готовятся решения, которые позже будут иметь, возможно, судьбоносные последствия для этого объединения. В настоящее время к числу таких...

История Европейского Союза показывает, что надо меньше внимания обращать на трескучие заявления, а больше следить за внешне рутинными событиями. Именно там исподволь готовятся решения, которые позже будут иметь, возможно, судьбоносные последствия для этого объединения. В настоящее время к числу таких событий относятся возобновившиеся дискуссии о будущем формате Союза. Поводом стала проявившаяся неспособность решать острые проблемы (борьба с терроризмом, наплыв иммигрантов, проблемы евро и проч.), а катализатором – предстоящий «Брекзит». Страны Бенилюкса, в своём кругу принявшие совместное заявление с призывом дать новый старт ЕС, обсуждают темы евро, противодействия миграции, обеспечения экономического роста и безопасности. Намечается новый формат неформальных лидеров – вместо привычного в прошлом франко-германского тандема появляется квадриумвират в составе тех же Германии и Франции, к которым присоединяются Испания и Италия. А на восточной окраине намечается усиление контактов между Польшей и Венгрией, которых по разным причинам подвергает критике Брюссель, и в целом набирает силу Вышеградская группа (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия). В последнюю четверть века тема внутренней организации Евросоюза находилась на повестке дня постоянно, но больше как риторическое упражнение. Рассуждали о «твердом ядре» его участников из числа основателей, которые должны взять на себя роль лидеров. Говорили о «многоскоростной Европе». Пустили в оборот абстрактную геометрическую конструкцию создания Европы «концентрических кругов», участие в каждом из которых предполагает определенную степень интеграции. Но дальше разговоров дело не шло, поскольку официальной брюссельской мантрой было всеобщее равенство. Правда, на практике сложилась система, прятавшаяся под этикеткой «усиленное сотрудничество», предполагавшее, что некоторые страны были готовы к более высокой степени интеграции в определенной сфере и переходили к ней, тогда как остальные предположительно присоединятся к ним позже. К этому типу сотрудничества относятся, например, широко известные за пределами Евросоюза Шенгенская зона, внутри которой отсутствует пограничный контроль и выдаются общие визы, или единая валюта – евро. Теперь, судя по всему, острота нерешенных проблем ставит задачу восстановления управляемости ЕС. В этом плане выстраивание лидерской группы в составе Германии, Испании, Италии и Франции представляется наиболее важной тенденцией. Речь идет о самых крупных странах-участницах Евросоюза в континентальной Европе, которые намереваются надеть на себя майку лидера гонки. Французская инициатива проведения в Версале первой встречи руководителей этих государств призвана формализовать это явление. «Речь не идет о том, чтобы вчетвером определить, какой должна стать Европа, – объяснил свой шаг президент Франции Франсуа Олланд. – Это – не наша концепция. Но мы – четыре самые крупные страны (в ЕС. – Прим. ред.) и поэтому обязаны сказать, что мы намерены делать вместе с остальными партнерами». Чуть ранее, на встрече глав государств и правительств на Мальте канцлер Германии Ангела Меркель с осторожностью упомянула, что в будущем может сложиться «многоскоростной» Евросоюз, поскольку «не все страны будут участвовать во всех этапах интеграции». В основе идеи многоскоростной Европы лежат объективные соображения. В самом общем плане страны евросоюзовского Запада склонны считать это объединение в большей степени политическим, тогда как восточные новобранцы более прагматичны, делая упор на единый рынок, свободу передвижения и так далее. До сих пор официальный курс на равенство всех стран-членов определялся во многом Берлином, но теперь он претерпевает изменения. Первой реакцией после «Брекзита» стало стремление сплотить Союз вокруг нескольких общих тем, обеспечить единообразие. На встрече в верхах в Братиславе осенью 2016 года, на которую не позвали британцев, поскольку собирались обсуждать совместный подход к проблеме выхода Лондона из Евросоюза, такие темы вроде бы нашли: совместная оборона, борьба с терроризмом, охрана общих внешних границ. Однако потом, особенно после избрания Дональда Трампа президентом США, берлинское руководство вместе с французскими коллегами решили действовать иначе. В конце января в германской столице Меркель и Олланд решили, что в меняющихся условиях не надо дожидаться отстающих: лучше двигаться вперед группой лидеров, не добиваясь единогласия. Новую позицию канцлера описывают как необходимость для всех в ЕС опираться на общую базу и ценности при возможности для выбора степени участия в интеграционных процессах. Важную роль в выработке нового курса Германии и других западноевропейских участников сыграла позиция, которую заняли в иммигрантском кризисе Польша, Словакия и Венгрия и в целом восточноевропейские страны. Будапешт и другие столицы региона саботировали усилия Брюсселя по распределению нахлынувших в Европу иммигрантов, по сути, отказавшись принимать у себя спущенную им старшими товарищами квоту. Кстати, видимо, этим объясняется отсутствие в Версале делегации из Польши, которая теоретически могла бы претендовать на участие, с учетом численности ее населения, территории и положительной экономической динамики последнего десятилетия. Возникает вопрос: сможет ли планируемая внутренняя конфигурация Евросоюза стать фактором его сплочения и обретения динамики или же превратится в новый водораздел? Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ
12
Комментарий

Диалог двух стран, окаймляющих Европу с запада и востока, складывался тяжело, знал взлёты и падения, спотыкался о трансатлантическую и общеевропейскую солидарность (несмотря на официально провозглашенный нейтралитет Ирландии), но вопреки привносимым негативным факторам отличался, имхо, скрытой симпатией. Питалась эта симпатия, скорее...

Диалог двух стран, окаймляющих Европу с запада и востока, складывался тяжело, знал взлёты и падения, спотыкался о трансатлантическую и общеевропейскую солидарность (несмотря на официально провозглашенный нейтралитет Ирландии), но вопреки привносимым негативным факторам отличался, имхо, скрытой симпатией. Питалась эта симпатия, скорее всего, сопоставлением во многом схожих пертурбаций, через которые вынужденно прошли в веках обе нации. Подсчет черных и белых шаров в короткой истории этого диалога, короткой – потому что дипотношения были установлены только в 1973 году (!), также внушает оптимизм. Действительно, родоплеменная принадлежность Ирландской Республики к англосаксонскому миру, пусть и в результате пребывания в роли единственной «белой колонии» Британии, проявлялась и проявляется до сих пор. Осенью прошлого года представитель правящей партии Фине гэл Брендан Гриффин, ссылаясь на предполагаемую причастности России, по его словам, к «возможным военным преступлениям» в Сирии, призвал «изгнать» посла России из Ирландии. В свою очередь министр иностранных дел Ирландии Чарли Фланаган призывал Россию публично признать пагубные последствия (а именно – «военные преступления») ее действий в Алеппо. Все последние три года местная пресса на разные лады перепевала не ею изначально придуманные пропагандистские тезисы: мол, «русские в Крыму тестируют единство стран ЕС» и «русские играют на нервах НАТО». Тем не менее, такой малоприятный политический фон не мешает общению на высоком уровне, а главное – исправно функционирующему торгово-экономическому сотрудничеству. Не секрет, что после устойчивого роста товарооборота на протяжении 10 лет введенные Евросоюзом в 2014 году санкции против России и ответные контр-санкции уронили это сотрудничество разом на 32,5%, по итогам 2015 года. Правда, затем произошел «отскок». Сказанное не отменяет таких показателей: Ирландия находится в первой десятке крупнейших стран-инвесторов в российскую экономику (почетное 7 место), а общий объем накопленных ирландских инвестиций, по итогам 2013 года, составил 20 миллиардов долларов. Ирландский бизнес, представленный такими компаниям, как «Treasure Holdings», «Redquartz International», CRH, «Smurfit Kappa», «Aminex», осуществляет инвестиционные проекты в России в сфере строительства коммерческой и жилой недвижимости, спортивных сооружений, в торгово-транспортной нише и промышленности. Ещё пример: идет разговор о расширении производственной базы в России ирландско-американской биотехнологической компании «Alltech», которая специализируется на производстве пищевых добавок и биомассы для кормления сельхозживотных. Не менее отрадно, что это улица с двусторонним движением. Вот они, опорные точки для наращивания потенциала партнерства. Холдинг «РУСАЛ» получил контроль над ирландским предприятием «Aughinish Alumina LTD», крупнейшим производителем глинозема в Европе. В городе Лимерике действует дочернее предприятие зеленоградской компании «NT-MDT», занимающейся производством зондовых микроскопов, – что относится к хай-теку с высокой добавленной стоимостью, а не к сырьевому экспорту. В этой же престижной нише располагается и дилерский центр в Дублине, открытый «Лабораторией Касперского», которая является одним из мировых лидеров по созданию антивирусного программного обеспечения. Добавим, что на острове приземлилась и компания по международным перевозкам грузов самолетами АН-124 «Волга-Днепр». К слову, в 2016 году в Ирландию было поставлено 4 российских самолета «Сухой Суперджет-100» (всего контрактом предусматривается продажа 15 самолетов). Ирландцы также проявляют интерес к нашему самолету «МС-21». Однако, далеко не всё безоблачно, как может показаться из приведенных примеров позитивного опыта. В апреле 2014 года на заседании Межправительственного Российско-Ирландского комитета по развитию делового сотрудничества (КРДС) было одобрено и подготовлено к подписанию двустороннее соглашение между Национальным космическим центром Ирландии и Российским космическим агентством о создании совместных проектов в области использования ирландского радиотелескопа и установки в Ирландии корректирующей станции российской навигационной системы «Глонасс». Но! Подписание документа, составленного накануне начала санкционной войны ЕС против РФ, до сих пор тормозится ирландцами из опасений быть обвиненными в подрыве т.н. «европейской солидарности». Зато оживленными смотрятся культурные и гуманитарные связи двух стран. С 2010 года в Дублине проводится фестиваль русской культуры «Масленица», и нынешний февраль не стал исключением. В 2013 году на Дублинском международном кинофестивале показаны ленты российских режиссеров К.Шахназарова «Белый тигр» и М.Сегала «Рассказы». А в феврале-марте 2014 года с успехом прошла ирландская премьера фильма Ф.Бондарчука «Сталинград». 13 сентября 2014 года состоялось открытие первой в Ирландии библиотеки русской литературы им. С.Михалкова в городе Голуэй (четвертый по населению город, один из крупных экономических центров западного побережья). Инициатором выступил Фонд им. С.Михалкова и Российский фонд культуры. Нельзя забыть и о том, что гуманитарная организация «В Россию с любовью» много лет оказывает всестороннюю помощь российским интернатам и детским домам, регулярно принимает в Ирландии детей-сирот из России. Важнейший фактор для узнавания, размывания мифов и изживания стереотипов, для налаживания диалога – это соотечественники. Русская и русскоязычная диаспора в Ирландии невелика, но растет уверенными темпами. По статистике, здесь сегодня проживают от 4 до 5 тысяч россиян. Тех, для кого русский является каждодневным языком общения, насчитывается порядка 20–25 тысяч. Любопытно мнение Георгия Завершинского, священника Храма Святых первоверховных апостолов Петра и Павла: он утверждает, что на самом деле здесь до 100 тысяч русскоязычных иммигрантов. Вехой в организационном становлении общины стало 23 марта 2007 года, когда при содействии посольства России прошла первая в истории конференция соотечественников «Русская община в Ирландии и русский мир». Итогом стало избрание рабочего органа русской диаспоры в Ирландии – Координационного совета. В него вошли авторитетные деятели общины: уже упомянутый Георгий Завершинский, Сергей Тарутин (издатель русскоязычной «Нашей Газеты»), Александр Бабурин (гроссмейстер и предприниматель), Сергей Кузнецов (ведущий русского шоу на ирландском радио), Татьяна Суханова (менеджер компании «Скай-Турс»). Сейчас в Ирландии активно проявляют себя такие организации российской диаспоры, как «Соруси» (Сообщество русскоговорящих), Русско-Ирландский Бизнес-клуб, Русско-ирландский центр инициатив, Русское сообщество Russian Ireland, Ikaria Associates. Существует и крупный центр изучения русского языка, расположенный в главном университете Ирландии и старейшем учебном заведении Европы – Университете Тринити Колледж в Дублине. Еще в 1974 году здесь была создана кафедра русского языка, насчитывающая сейчас порядка 100 студентов. В стране всё больше русских мигрантов – и, как следствие, русский язык как иностранный был включен и в школьные выпускные экзамены. В ирландской столице есть русская школа, расположенная при православном Храме Святых первоверховных апостолов Петра и Павла, которая является единственной в стране школьным заведением, где преподавание ведется на русском языке и по российской образовательной программе. Помимо этого, действует русская школа «Олимпус» для русско–говорящих детей с 1 по 7 класс в Дублине, русская школа «Маруся» в Наване и клуб «Подсолнухи» в Лимерике, у которого главная цель, как можно прочесть на его интернет-сайте, – сохранение русского языка и обучение детей различным творческим знаниям на русском языке. Одной из главных основ русской диаспоры в Ирландии, как и во многих других странах, является Русская Православная церковь. С 2001 года в Дублине действует патриарший приход. В феврале 2003 года Епископ Магаданский и Синегорский Феофан совершил чин Великого освящения нового храма и Божественную литургию: так появилась первая русская православная церковь – Храм Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. При храме есть общеобразовательная школа на 70 человек, церковно-приходская школа, библиотека и церковная лавка; обновляется веб-сайт, проводятся пастырские беседы и евангельские чтения на русском и английском языках. Русский язык активно проникает и в медийное пространство. На этом языке в Ирландии выходят две газеты – «Дублин Инфоцентр» и «Наша Газета». Причем «Наша Газета» с тиражом 3 тысячи экземпляров (появилась в 2001 году) – весьма авторитетное издание, ее хорошо знают не только русскоязычные иммигранты в Ирландии, но и коренные ирландцы, а также читатели в Северной Ирландии. В Дублине и Корке выходят радиопрограммы на русском языке (например, «Русское Шоу» в Дублине), функционирует ряд интернет-форумов и информационных сайтов, которые дают любому «русскому ирландцу» возможность получить необходимую информацию и познакомиться с новостями русской диаспоры в Ирландии. В последний год русская и русскоязычная община Ирландии и работа российских организаций с соотечественниками заметно активизировалась. В июне 2016 года в Ирландии по инициативе русскоязычной диаспоры появилась новая некоммерческая общественная организация – «Русский мост», которая продвигает русскую культуру и язык, занимается организацией концертов, фестивалей, образовательных семинаров, выставок и других мероприятий, направленных на знакомство с российской культурой, наукой, искусством. В сентябре 2016 года возникла Ассоциация русскоязычных предпринимателей (IBAR). Стоит привести позицию посольства РФ, озвученную советником Дмитрием Яворовским: «Россия, безусловно, заинтересована в крепкой команде русскоязычных профессионалов, деловых людей за рубежом». В свою очередь руководитель Ассоциации Анастасия МаКейб написала на страничке организации в социальной сети: «Мы рады, что складывается команда профессионалов, которые готовы поддержать друг друга, обмениваться опытом, делиться идеями, заинтересованы в развитии контактов с Россией». В ноябре 2016 года в Дублине на базе школы «Калинка» открылся Русский языковой клуб. Студенты из Ирландии, России, Италии, Японии, Литвы, Голландии, Греции, Новой Зеландии и Испании пожелали стать активными участниками клуба. Финансовую помощь и поддержку в проведении мероприятия оказало Посольство России в Ирландии и лично посол Максим Александрович Пешков. К слову: З0 января 2017 года в передаче «Русский Час» на радиостанции Dublin city 103.2 FM принимал участие посол Максим Пешков – в продолжении беседы, посвященной ответам на личные вопросы радиослушателей. Таким образом, можно с полным правом констатировать: обозначенные точки опоры в торгово-экономическом сотрудничестве, культурное и гуманитарное подвижничество для поддержки и узнавания друг друга, а также русские и русскоязычные оазисы на «изумрудном острове» могут служить надёжным фундаментом для поступательного и содержательного диалога двух стран и двух наций. Если только очередной раунд «сдерживания» России, продвигаемый сторонниками вестернизации окружающего мира под лозунгом глобализации, не приобретет хронический характер, разрушая фундамент нашего общего европейского дома. Владимир МИХЕЕВ
10
Ситуация

«Порвалась цепь великая, Порвалась – расскочилася: Одним концом по барину, Другим – по мужику!..» Н.А. Некрасов Вовсе не случайно начиная с июля 2016 года, сразу после референдума в соседней пост-империи, обозначившего курс на выход из единой Европы, министр иностранных дел...

«Порвалась цепь великая, Порвалась – расскочилася: Одним концом по барину, Другим – по мужику!..» Н.А. Некрасов Вовсе не случайно начиная с июля 2016 года, сразу после референдума в соседней пост-империи, обозначившего курс на выход из единой Европы, министр иностранных дел Ирландии Чарли Фланаган провел более 80 переговоров и с отдельными руководителями сообщества, и с институтами власти в ЕС. Вчерашний «кельтский тигр» опасается, что последствия «Брекзита» могут стать для него столь же многоплановыми, сколь и деструктивными, причем на длительную перспективу. В стратегическом ракурсе Ирландия может попасть между молотом и наковальней: между Британией, важнейшим, если не ключевым партнером, и вторым в союзе англоязычным государством, и – Евросоюзом, решительно настроенным на разводе по формуле «уходя – уходи». В случае «жесткого» сценария разрыва между Британией и ЕС в подвешенном состоянии окажутся тесные, многопрофильные, взаимовыгодные отношения между двумя частями острова, собственно Ирландской Республикой и шестью графствами на севере, принадлежащими по соглашению 1921 года Соединенному Королевству (см. «Брекзит»: Ирландия предвкушает воссоединение c Ольстером», №6(111), 2016). В экономическом плане неизбежно грядут потери от возвращения таможенных барьеров, что перевесит приобретения от пока еще чисто теоретически массового переезда на «изумрудный остров» транснациональных корпораций, квартирующих ныне в Сити (см. «Банкирские империи готовятся покинуть Лондон», №11(115), 2016). Наиболее уязвимые сектора экономики, сельское хозяйство и рыболовство, могут недосчитаться такой доли доходов, что на повестке дня встанет вопрос их выживания. Дэнни Маккой, глава Конфедерации бизнеса и работодателей Ирландии, полагает, что в случае выхода Британии из единого таможенного пространства ЕС шок испытают многие отрасли, но – в первую очередь – производители медицинской техники и фармацевтические компании. Для ирландского бизнеса соседнее королевство представляет собой второй крупнейший экспортный рынок после США и основной источник импортных товаров и услуг. Экономики двух стран настолько переплетены, что когда британская начинает чихать и сморкаться, ирландская ложится на больничную койку. Степень взаимозависимости можно проиллюстрировать на примере двух заводов по переработке молочной продукции ирландской фирмы «ЛакПатрик». Один находится в местечке Монаган, расположенном почти на границе Ирландии и Ольстера, но на южной стороне. Другой – на севере. Молоко поставляют 1050 фермеров, живущих в двух соседних государствах. Некоторые аграрии держат стадо и там, и там. Перевозка готовой продукции через пока еще виртуальную границу – рутина, но не обременительная. Стоит появиться таможенным кордонам, пиши пропало. Цены подскочат. Британские супермаркеты и оптовые закупщики уже присматриваются к местным производителям, только чтобы не платить таможенные сборы. «ЛакПатрик» с понятным дурным предчувствием следит за новостями (см. «Брекзит»: обратный отсчет начался», №12(116), 2016). В феврале в ходе визита в Дублин первый вице-президент Европейской Комиссии Франц Тиммерманс заверил, что во время переговоров по «Брекзиту» будут приняты во внимание «очень особые обстоятельства», касающиеся Ирландии. Схожую понятливость проявляет и британский премьер Тереза Мэй: в объявленной программе выхода из ЕС, состоящей из 12 пунктов, упомянуто, что Лондон постарается не допустить разрушения единого энергетического рынка с Ирландией. Этот рынок возник как одно из благотворных последствий Соглашения Страстной Пятницы, поставившего точку в 30-летней войне террора в Ольстере. Ирландия зависит от соседки не только по поставкам электроэнергии, но также нефти и газа. В отличие от торговли бананами или дублинскими креветками, операции происходят на других скоростях: во временном интервале от 15 минут до получаса. Единый рынок электричества существенно повысил энергетическую безопасность двух государств, и его утрата невосполнима. В не меньшей степени зависимы от состояния британского рынка ирландские рыболовные фирмы. Живущий в графстве Донегал владелец небольшого рыболовного траулера Майкл Каллагэн готовится к худшему. Подозревает, что он и его коллеги по древнейшему ремеслу окажутся крайними и потерпевшими. «Они там мечутся, как безголовые цыплята, чтобы подружиться с Дональдам Трампом – только бы транснациональные корпорации остались довольны». Каллагэн уверен, что в Дублине пекутся об одном: каким бы образом удержать в стране американских инвесторов в высокотехнологичный сектор, таких как «Эппл» и «Дэлл». Никто в столице не задумывается, что ирландские «рыбари» вылавливают 64% скумбрии, 52% трески и 39% дублинской креветки именно в британских территориальных водах. Как только Британия окажется за бортом ЕС, доступ в эти акватории будет регламентироваться соглашениями, которые придется еще только заключить. Потери снова неизбежны. Более того, ирландцы продают свой улов в основном через британские закупочные фирмы по отработанной логистической цепочке. Всем выгодно. Но как только появятся таможенные тарифы на границы с Британией, цена той же дублинской креветки вырастет на 15%. А в это время, как пророчествует тот же Майкл Каллагэн, в ирландских водах появятся траулеры под флагами Франции и Испании. «В случае, если будет принят «жесткий» вариант выхода Британии из ЕС, то почти треть нашего улова будет потеряна, поскольку эту рыбу мы выуживаем в британских водах», – обрисовал нерадостное будущее Майкл Крид, министр правительства Ирландии, ведающий сельским хозяйством, продовольствием и морскими делами. Для страны с населением в 4,5 миллиона это важный сектор и производства, и занятости. Рыболовством занято более 11 тысяч работников, а продажи составляют (за 2015 год) 891 миллион евро. Можно не сомневаться, что голос Дублина будет звучать во время марафона по условиям выхода Британии из союза, причем он будет подан в пользу «мягкого» варианта сецессии, чтобы не получилось как с освобождением крестьян в России в 1861 году. Как сказано у Некрасова? «Порвалась цепь великая, Порвалась – расскочилася: Одним концом по барину, Другим – по мужику!..» Ирландия не хотела бы оказаться в роли мужика. Владимир МИХЕЕВ
11
Ситуация

Исследовательский центр швейцарского банка «Креди Сюисс» подготовил доклад об основных тенденциях в глобальной экономике «Преодоление глобализации». В нем рассмотрены три основных сценария: 1. глобализация продолжается без изменений; 2. мир становится многополярным; 3. глобализация завершается. Авторы документа считают наиболее вероятным второй...

Исследовательский центр швейцарского банка «Креди Сюисс» подготовил доклад об основных тенденциях в глобальной экономике «Преодоление глобализации». В нем рассмотрены три основных сценария: 1. глобализация продолжается без изменений; 2. мир становится многополярным; 3. глобализация завершается. Авторы документа считают наиболее вероятным второй сценарий. Они исходят из появления отдельных регионов, отличающихся друг от друга экономикой, способом осуществления политической власти, подходом к вопросам демократии и свобод, культурными нормами. При этом происходит постепенный отход от гегемонии западных стран к более равномерному распределению по различным географическим регионам. Центр тяжести смещается на Восток. Одновременно на Западе эти процессы сопровождаются ростом апатии, недовольства и потерей политической динамики. Особенно это видно на примере Евросоюза, по отношению к которому растет пессимизм жителей стран-участниц. Исследователи из «Креди Сюисс» выявляют три крупнейших полюса – Америка, Европа и Азия вокруг Китая. Традиционные лидеры по разным показателям (к их числу причислены США, Великобритания и Япония) сохраняют господствующие высоты, но теряют позиции в условиях появления большей сбалансированности зон развития. Особенно это касается Японии, полагают эксперты из швейцарского банка. Они также обращают внимание на рост групп небольших стран, которые оказываются все более серьезными соперниками для традиционных лидеров. Особая роль в докладе отводится странам, названным «растущими развивающимися рынками», к которым он относит Россию, Индию, Бразилию, Чили и ЮАР. По их оценке, эти страны становятся важными полюсами роста, которые, однако, пока не раскрыли свой потенциал. Помимо традиционной аргументации и набора данных, в документе исследовательского центра «Креди Сюисс» приводятся очень любопытные аспекты, призванные подтвердить формирование многополярного мира. Например, где находятся сто самых высоких небоскребов в мире? Этот показатель, полагают авторы, отражает степень амбиций той или иной страны и ее бизнеса. В 1930-1990 годах бесспорными лидерами были США. Сейчас половина наиболее высоких небоскребов мира расположена в Азии, 30% – на Ближнем Востоке и только 16% – в США. При этом три четверти небоскребов, построенных в 2015 году, находятся в азиатских странах (лидеры – Китай и Индонезия), затем следуют ОАЭ и Россия. Даже крошечная Панама обогнала США по числу новых сданных небоскребов! Еще один фактор – миграционные потоки. Общее число мигрантов по отношению к населению планеты достигло наивысшей точки за четверть века, составив 3,3%. Как правило, мигранты направляются из бедных стран в богатые. Но появляются новые тенденции. В 1990-2015 годах число мигрантов, перебирающихся из Европы в Латинскую Америку, выросло в 4 раза, а в Азию – в 3,4 раза. Миграция из Северной Америки в Африку увеличилась за это время в 4,2 раза, в 2,5 раза – в Азию и Латинскую Америку. При этом миграция внутри больших регионов осталась в эти годы стабильной. Авторы также рассматривают как важный показатель туризм. За эти годы поездки за рубеж стали в странах с развивающимися рынками важнейшим фактором, в том числе, престижа. В 2015 году число международных туристов составило 1,2 миллиарда человек, удвоившись за два десятилетия. Расходы туристов выросли в три раза. Новостью стало то, что гости из развивающихся рынков тратят за границей больше, чем выходцы из богатых стран. Китайские туристы расходуют больше денег, чем американские, немецкие, британские и французские вместе взятые! Наконец, швейцарцы рассмотрели состояние среднего класса. Число американцев, относящихся к этой категории, сокращается и составляет около 120 миллионов человек. Это – меньше, чем выходцы из более бедных и более богатых слоев американского населения. Доля доходов среднего класса в США в общей структуре доходов снизилась с 62% (1970 год) до 43% (2015 год). При этом число представителей наиболее состоятельной части среднего класса в США (92 миллиона человек) теперь уже меньше, чем в Китае. Исследовательский центр «Креди Сюисс» был создан в 2008 году для изучения долгосрочных тенденций в экономике. Алексей СТРАШЕВ
13
Ситуация

Опрос населения, проведённый по заказу Австрийского общества европейской политики (АОЕП), показал, что в Альпийской республике растёт число как приверженцев, так и противников членства в Европейском Союзе. Правда, первых все же значительно больше – 67% респондентов. За выход из ЕС, тем...

Опрос населения, проведённый по заказу Австрийского общества европейской политики (АОЕП), показал, что в Альпийской республике растёт число как приверженцев, так и противников членства в Европейском Союзе. Правда, первых все же значительно больше – 67% респондентов. За выход из ЕС, тем не менее, выступает довольно значительное число австрийцев – 25%. Именно такой итог позволил генеральному секретарю АОЕП Паулю Шмидту сделать следующий вывод: сегодня австрийцы относятся к ЕС более позитивно, чем даже полгода назад. И это несмотря на то, что проблемы у ЕС множатся буквально на глазах – тут и «Брекзит», и миграционный кризис, и взаимоотношения с Турцией и с новой администрацией США, и трудности европейского валютного союза, и… Перечень продолжите сами. Если сравнить эти результаты с теми, что были получены в ходе предыдущего опроса в июле 2016 года, то можно увидеть: число сторонников Союза прибавилось на 6%, но выросло и число противников, хотя и менее значительно – всего лишь на 2%. А вот доля тех, кто не определился в своём отношении к ЕС, резко уменьшилась – с 16% до 8%. Не менее разительное различие во мнениях наблюдается между мужчинами и женщинами. Так, за выход из Союза выступают 31% мужчин и всего 20% женщин. Сказывается и образовательный ценз: 90% людей, имеющих высшее образование, полагают, что Австрии надо остаться в ЕС, а среди тех, кто остановился на среднем образовании, Союзу преданы всего 57%. С июня 1995 года АОЕП провело 53 подобных опроса, и всегда сторонники ЕС оказывались в них в большинстве. Их преимущество в разные годы составляло от 70 до 23%. Самый значительный результат приверженцы Союза продемонстрировали летом 2002 года – 80%, а больше всего желающих выйти из ЕС набралось шестью годами позже – 33%. Андрей ГОРЮХИН
14
Проблема

Федеральное криминальное ведомство – общенациональный орган уголовной полиции, вся остальная служба охраны порядка находится в Германии в земельном подчинении, – призвала германские власти более серьезно подготовиться к «наплыву странствующих джихадистов из других государств и из Северной Африки». С этим предостережением...

Федеральное криминальное ведомство – общенациональный орган уголовной полиции, вся остальная служба охраны порядка находится в Германии в земельном подчинении, – призвала германские власти более серьезно подготовиться к «наплыву странствующих джихадистов из других государств и из Северной Африки». С этим предостережением выступил в журнале «Шпигель» президент бундескриминальамта Хольгер Мюнх. Игиловские террористы уже не раз грозили, что будут по всему миру наносить удары по критически важной коммуникационной инфраструктуре, не говоря уже о «традиционных» кровавых террористических актах. Х.Мюнх подчеркивает, что Германия больше не может позволить себе иметь различные технические и правовые стандарты. Прежде всего, он считает необходимым создать единый орган, на который будет возложена вся ответственность за координацию борьбы с терроризмом. Он, в частности, мог бы отвечать за то, чтобы при возникновении острой необходимости полицейские подразделения быстро перебрасывались из одной земли в другую. Кроме того, лица, признанные особо опасными в одной федеральной земле, автоматически получали бы тот же статус и во всех остальных, что позволяло бы обеспечить им повсеместный «ласковый приём». Как видим, речь идет о древних как мир банальных бюрократических глупостях, вроде тех, когда преступнику достаточно было добраться до границы соседнего американского штата, чтобы преследователи, умиротворённо вздохнув, принимались ждать, пока злоумышленника объявят в федеральный розыск. Тем более, что Х.Мюнх тут же предостерёг, что меры борьбы против терроризма не должны быть преувеличенными. К сожалению, из сказанного им очень трудно понять, какой именно подход он считает «взвешенным» и «укрепляющим правовое государство и его обороноспособность». И, наконец, примечание для особо интересующихся статистическими выкладками. Сейчас федеральные и земельные власти ведут свыше 760 дел, по которым проходят более тысячи подозреваемых в совершении террористических действий. Это почти вдвое больше, чем в 2013 году. По данным бундескрминальамта, салафитская (ортодоксальная, крайне радикальная –  Прим. ред.) среда в Германии насчитывает свыше 9700 приверженцев, тогда как пять лет назад эта численность составляла менее 4 тысяч. Сергей ПЛЯСУНОВ
Финансы & банки
16
Экономика

И без того дистрофические надежды правительства Алексиса Ципраса на то, что Кристина Лагард, глава Международного валютного фонда (МВФ), будет последовательна и продолжит настаивать на реструктуризации неподъемного внешнего долга Греции, не оправдались (см. «Греция: МВФ не верит в возврат долга», №9(113), 2016)....

И без того дистрофические надежды правительства Алексиса Ципраса на то, что Кристина Лагард, глава Международного валютного фонда (МВФ), будет последовательна и продолжит настаивать на реструктуризации неподъемного внешнего долга Греции, не оправдались (см. «Греция: МВФ не верит в возврат долга», №9(113), 2016). Февральские переговоры в Берлине с бундесканцлерин Ангелой Меркель увенчались всего лишь ироничным приговором, что, мол, греческий долг не нуждается в «стрижке», а вот от Афин ждут «существенного прогресса» на пути реформ. Правда, два дня спустя официальный представитель МВФ Джерри Райс внёс сумятицу в умы, объявив, что фонд готов и дальше выдавать кредиты Греции, но только после того, как заинтересованные стороны договорятся о реструктуризации долга. Райс отказался отвечать на вопрос журналиста, когда предполагается найти компромисс по этой ключевой проблеме. При этом он использовал загадочную формулировку: этот вопрос должен «эволюционировать сам по себе». Логично предположить, что на переговорах в Берлине немцы в очередной раз сказали «Найн!», тем самым подтвердив, что намерены взыскать с греков всё до последнего цента или уже не существующей драхмы. Германские элиты, похоже, вполне уютно чувствуют себя в роли могильщиков Греции. По их наущению Евросоюз продолжает выдвигать условие для получения третьей порции кредита: начиная с 2018 года на протяжении следующих десяти лет профицит греческого бюджета должен составлять 3,5%. Вопрос на засыпку: как можно добиться такого результата, о котором могут только мечтать абсолютное большинство стран в мире, в Греции, где безработица составляет 23%? В Афинах официальный представитель правительства Димитрис Цанакопулос призвал министерство финансов Германии (!) «быть благоразумным» и не требовать профицита в три с половиной процента. Боле того, МВФ, Европейский Центробанк и Евросоюз, известные как «тройка» кредиторов, настаивают, чтобы Афины навели порядок в сборе налогов. Действительно, сегодня до половины представителей среднего класса не платят подоходный налог, но это объясняется потерей рабочего места, радикальным снижением заработка, необходимостью кормить семью и поддерживать родственников (см. «Греция: рука об руку», №4(65), 2012). Также нереалистично требование «тройки» ещё больше урезать пенсии. Их уже сократили в 2010 году, и сегодня 43% пенсионеров живут на 660 евро в месяц – сравните с 2000 евро, которые в среднем получают их коллеги, достигнув возраста 65 лет, в странах еврозоны. Более того, в этом традиционалистском обществе семья – воистину ячейка выживания, и старшее поколение зачастую на свою пенсию содержит детей и внуков, не имеющих работы… «Все, что мы сейчас наблюдаем, ничего более, чем пропагандистская война, – считает Димитрис Циодрас, представляющий центристскую партию Потами. – Единственное, чего удалось в действительности добиться, так это возвращения тройки». Каким образом премьер-министр Ципрас сможет убедить сограждан, что страна идёт по верному пути и впереди её ожидает светлое будущее, непонятно. Министр цифровой политики Никос Паппас, ближайший сподвижник премьера (см. «Алексис Ципрас как зеркало европейской революции» , №7-8(101), 2015), недавно заявил, что Греция выполнила все требования «тройки» – и на этом поставит точку. Понять разочарование греков легко: семь лет натужного и болезненного затягивания поясов не переломили ситуацию. Статистика за последние три месяца 2016 года обнаружила падение ВВП на 0,4%, что исключает повышательный тренд, якобы проявившийся в подъеме на 0,9%, в предыдущие три месяца. Экономика Эллады по-прежнему в штопоре. Поскольку «тройка» не отменила прежний курс лечения греческой болезни, то её будут и дальше загонять вглубь. Греция, пользуясь тютчевским определением, край – «долготерпенья». Но ведь и оно не вечно… Вадим ВИХРОВ
18
Экономика

Германская автомобильная марка «Опель» опять оказалась в центре странной истории. Несколько лет назад компанию (входит в группу «Дженерал моторс»), находившуюся в сложном положении, отказались продать российскому инвестору. Власти нашли предлог, чтобы отказать покупателю, опасаясь, что в результате сделки Москва получит...

Германская автомобильная марка «Опель» опять оказалась в центре странной истории. Несколько лет назад компанию (входит в группу «Дженерал моторс»), находившуюся в сложном положении, отказались продать российскому инвестору. Власти нашли предлог, чтобы отказать покупателю, опасаясь, что в результате сделки Москва получит доступ к технологиям, которыми не располагает. За прошедшие годы автопроизводитель свои проблемы не решил и теперь его снова хотят купить из-за границы. На сей раз интерес к «Опелю» проявляет французская группа «Пежо-Ситроен» (ПСА). Но стоило «Дженерал моторс» намекнуть на изучение возможности приобретения германской марки кем-то из конкурентов, как в Берлине зазвучали заявления на высоком политическом уровне. Министр экономики Бригитта Цюпрес назвала недопустимым, чтобы власти и заводские профсоюзы не были заранее проинформированы о таких проектах. Министр труда Андреа Налес напомнила, что правительство внимательно следит за судьбой компании: «Тема углубленно рассматривалась Советом министров». А пресс-секретарь канцлера Штеффен Зайберт подчеркнул, что глава правительства «хочет быть информирована о развитии событий по этому делу» и что она готова встретиться по этому вопросу с главой ПСА Карлосом Таваресом. На сей раз бурная реакция на перспективу смены владельца «Опеля» связана с другими причинами, нежели во времена российского эпизода эпопеи. Во-первых, перед сентябрьскими парламентскими выборами правительство боится появления проблем с компанией, на которой работают 20 тысяч человек. Любое сокращение занятости потенциально может создать проблемы в предвыборной кампании. Нельзя забывать и о трудностях германского автомобилестроения в целом после пришедшего из США экологического скандала, в центре которого оказался «Фольксваген», и в условиях объявленного намерения нового американского президента Дональда Трампа максимально вернуть производство автомобилей в свою страну. Во-вторых, есть опасение индустриального плана. ПСА и «Опель» выпускают во многом сходную гамму автомобилей и поэтому являются, скорее, конкурентами, чем потенциальными партнерами, объединение которых создаст синергетический эффект и обеспечит конкурентные преимущества. Поэтому многие эксперты считают, что объединение обернется оптимизацией производства, причем, за счет германской марки. В 2016 году она продолжала терпеть убытки (300 миллионов евро) и уже была вынуждена закрыть два завода – в Бохуме (Германия) и Антверпене (Бельгия). Французские власти со своей стороны заняли умиротворяющую позицию и не хотят возникновения напряженности по этой проблеме. Андрей СЕМИРЕНКО
19
Экономика

Международный валютный фонд в специальном исследовании назвал нынешнее греческое долговое бремя «невыносимым», а в долгосрочном плане – ещё и «взрывоопасным». «Даже при полном проведении в жизнь реформ, одобренных в программе, госзадолженность и потребность в финансировании станут в долгосрочном плане взрывоопасными»,...

Международный валютный фонд в специальном исследовании назвал нынешнее греческое долговое бремя «невыносимым», а в долгосрочном плане – ещё и «взрывоопасным». «Даже при полном проведении в жизнь реформ, одобренных в программе, госзадолженность и потребность в финансировании станут в долгосрочном плане взрывоопасными», – говорится в докладе, на определённое время снабжённом, по утверждению СМИ, грифом «для служебного пользования». Согласитесь, такие пиротехнические термины в финансовых документах встречаются нечасто, и само их использование уже говорит о многом. Для уменьшения долгового Монблана странам зоны евро МВФ рекомендует прибегнуть к «вызывающим доверие» мерам. Дело в том, что эта организация своё участие в спасении Греции, уже не первый год барахтающейся под бременем неподъёмных долгов, ставит в зависимость от того, сможет ли страна выносить это именно в долгосрочной перспективе. Ведь в докладе называется поистине пугающая цифра: если не принять дополнительных мер, то долг Эллады вырастет до 275% валового внутреннего продукта. Чтобы этого не случилось, надо продлевать сроки выполнения платежей, иначе Афинам не выкрутиться. Речь идет о том, чтобы срок выплаты был продлён для Греции аж до 2070 года, а расплату она начала только после 2040 года. Дело в том, что с 2008 года ВВП Греции упал на 25%, а безработица перевалила за 20% самодеятельного населения. Какие уж тут выплаты при таких-то показателях? Вот и скажите, как можно после этого оценить эффективность программы помощи, один только третий пакет которой, утверждённый в 2015 году, составляет 86 миллиардов евро? Кстати, в этом пакете, в отличие от двух предыдущих, МВФ участия не принимает, хотя Германия всеми силами добивалась этого, как и сейчас добивается того, чтобы эта влиятельная организация, наконец, подставила своё плечо надрывающимся грекам. Удастся ли уладить противоречия, остающиеся между МВФ и странами зоны евро? Пока что МВФ тянет кота за хвост, уже многие месяцы не завершая рутинную процедуру – проверку реализации программы помощи. А ведь в ряде стран, входящих в европейский валютный союз, в этом году предстоят выборы, и тема «новогреческой трагедии» может стать одной из центральных для предвыборных баталий. Одна из таких стран – Германия. И начало стычкам по этой теме там уже положено. Например, глава Свободной демократической партии (СвДП) Кристиан Линднер потребовал, чтобы долги Элладе простили, но при этом выставили её за порог зоны евро. «Понятно, что простить грекам долги просто необходимо. Но если это произойдёт, то уже за пределами зоны евро, то есть необходим «Грекзит», – заявил он в интервью радиокомпании «Дойчландфунк». Нет, в ЕС-то греки пусть остаются, великодушно продолжил он. Можно даже оказать им целевую помощь, к примеру, в реализации инфраструктурных проектов или для поддержки среднего класса. Заметим, что СвДП, пусть она по итогам прошлых выборов и оказалась за стенами германского парламента, на этот раз имеет весьма весомые шансы туда вернуться. А памятуя о её многолетнем партнерстве с главной политической силой страны – Христианско-демократическим союзом – глядишь, сможет даже рассчитывать и на какой-нибудь пост в кабинете министров. К.Линднер, не прибегая к различным дипломатическим экивокам, открыто обвинил греков в том, что они водят европейцев за нос, а их премьер-министр Алексис Ципрас даже и не собирается проводить обещанные реформы. Посему лидер СвДП, дескать, и предлагает менять стратегию, раз уж прежняя не приводит ни к каким осязаемым результатам. Как это ни покажется неожиданным, но в столь неподходящий момент вольнодумца Линднера поддержал действующий министр финансов, многоопытный Вольфганг Шойбле, который, впрочем, в прогреческих симпатиях никогда замечен не был. В этой компании не хватало только фрау канцлерин, но госпожа Меркель всё же воздержалась от того, чтобы присоединяться к столь откровенным нападкам. Глава парламентской фракции Социал-демократической партии Германии Томас Опперман выступил в роли кота Леопольда, подчеркнув, что именно в тот момент, когда «ситуация в Европе складывается столь трудно, кризисное обострение таит в себе опасности». «Именно поэтому я бы хотел отсоветовать господину Шойбле вновь вести открытую кампанию против Греции, подобно той, которую он уже вёл летом 2015 года», – сказал Т.Опперман. Ну да, ведь именно тогда главный правительственный финансист ФРГ пригрозил Афинам, что их временно исключат из европейского валютного союза. Но и теперь Шойбле, человека с сильным характером, не так-то просто сбить с намеченной линии. Несмотря на недовольство партнёров по правящей коалиции, он продолжает гнуть своё: «Давление на Грецию надо сохранять, чтобы она проводила реформы и становилась конкурентоспособной. Иначе она не сможет оставаться в рамках валютного союза». Шойбле очень хочется, чтобы МВФ продолжил выделять помощь страдающей Греции. Но эта организация даже внутри себя ну никак не может прийти к единому мнению. Скажем, руководству МВФ пока не удается достичь согласия в вопросе о том, надо ли требовать от Афин, чтобы был достигнут активный баланс государственного бюджета, равный 3,5% от ВВП. Некоторые из директоров, судя по всему, считают, что будет с Греции и полутора процентов, а достижение более высокой цели потребует от страны неоправданного напряжения сил. В то же время, есть вопросы, по которым МВФ не согласен идти ни на какие послабления. Взять, к примеру, неоправданно, по мнению фонда, высокие траты на выплату пенсий или налоговую политику, все ещё сохраняющую множество исключений. В общем, торг продолжается, как продолжается и сидение Греции на пороховой бочке, которое может закончиться как сравнительно благополучно, так и чем-нибудь таким, что хуже некуда. Сергей ПЛЯСУНОВ
20
Экономика

Поясним, что речь идёт именно о германских концернах, а недовольны они «Брекзитом». Точнее, не столько тем, что британцы решили расстаться с Европейским Союзом, сколько тем, как именно они решили это сделать. Матиас Виссман, президент Союза автомобильной промышленности, сказал: у него...

Поясним, что речь идёт именно о германских концернах, а недовольны они «Брекзитом». Точнее, не столько тем, что британцы решили расстаться с Европейским Союзом, сколько тем, как именно они решили это сделать. Матиас Виссман, президент Союза автомобильной промышленности, сказал: у него складывается впечатление, что лондонское правительство вполне сознательно обостряет ситуацию, проявляя протекционистские тенденции, и это вызывает большие опасения. То есть, мало нам трампистской Америки, угрожающей непомерными пошлинами, так теперь ещё и Лондон туда же! Опасения у господина Виссмана вызвало то, что Тереза Мэй собирается вывести Британию и из единого рынка ЕС, и из европейского таможенного союза. Это поставит британских переговорщиков перед задачей, сложность которой в Лондоне пока, по мнению Матиаса Виссмана, явно недооценивают. Он считает нереалистичным, что за два года, которые отводятся на оформление развода Британии и ЕС, Лондону удастся успешно провести переговоры о создании зоны свободной торговли. Другие страны Союза не позволят Британии сыграть в её любимую игру под названием «выковыривание изюма из булки». Хотя Виссман и признаёт, что для германских автомобильных концернов очень важна свободная торговля с Британией, но целостность Европейского Союза и его единого рынка все же важнее. В этом мнении германская автомобильная отрасль едина. Глава Союза автомобильной промышленности подверг критике и отношение Терезы Мэй к идее свободной торговли: «Когда Лондон на словах выступает за свободу торговли, но в то же время собирается покинуть крупнейший свободный рынок мира, то его уверения не вызывают доверия. Да и ограничения, которые там хотят ввести для работников, также плохо соотносятся с идеей свободной торговли». Стоит добавить к сказанному, что для германской автомобильной отрасли Британия является важнейшим зарубежным рынком. Туда уходит почти пятая часть всего отраслевого экспорта. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
15
Валюта

Прогуливаясь по некоторым старым кварталам Мадрида, можно совершить быстротечную экскурсию в прошлое, правда, в не столь отдалённое. Выбрав маршрут, который пока не догадались предлагать в испанской столице официальные гиды, можно посетить лавочки и магазинчики, в которых до сих пор принимают...

Прогуливаясь по некоторым старым кварталам Мадрида, можно совершить быстротечную экскурсию в прошлое, правда, в не столь отдалённое. Выбрав маршрут, который пока не догадались предлагать в испанской столице официальные гиды, можно посетить лавочки и магазинчики, в которых до сих пор принимают к оплате... старые добрые песеты! На эту валюту, 15 лет назад вытесненную вездесущим евро, продаётся почти всё – от свежеиспечённого хлеба до парфюмерии. О своих не обмененных наличных многие испанцы вспомнили, когда в Европе разразился долговой кризис, сильно ударивший и по их стране. Когда заговорили чуть ли не о крахе единой валюты, мелкие коммерсанты проявили смекалку, пытаясь заманить покупателей объявлениями типа «У нас можно расплатиться даже песетами». Они воспользовались ностальгией, всё ещё испытываемой многими согражданами, которые пока хранят дома солидные суммы в старых деньгах. По последней, на ноябрь 2016 года, оценке центрального банка этого королевства, у испанцев припрятана наличными сумма более чем в 273,2 миллиарда песет, а это – 1,642 миллиарда евро. Официальный обмен должен завершиться 31 декабря 2020 года. Альтернатива этой процедуре – израсходовать остающиеся заначки в торговых точках или кафе – стала своеобразной столичной модой. Владельцы самых разных заведений мгновенно пересчитывают плату по курсу на январь 2002 года, когда в обращении в странах еврозоны появилась в наличном виде единая европейская валюта. Особенно охотно, по словам местных торговцев, песетами расплачиваются туристы из провинций, посещающие Мадрид. Владельцы лавок не считают за труд обменять выручку в Банке Испании. А вот некоторые их клиенты из глубинки страны уверены, что срок официального обмена уже завершен. Но на всякий случай они берут с собой в поездку «запасы» песет, в том числе обнаруженные в тайниках умерших дедушек и бабушек... Андрей СМИРНОВ
17
Опыт

Подавляющим большинством голосов (против высказались только два депутата) парламент Люксембурга одобрил закон, который предполагает предоставление вида на жительство для инвесторов из всех стран мира. Отныне зарубежные инвесторы, которые вкладывают средства в люксембургские компании или банки, получают особые права на въезд...

Подавляющим большинством голосов (против высказались только два депутата) парламент Люксембурга одобрил закон, который предполагает предоставление вида на жительство для инвесторов из всех стран мира. Отныне зарубежные инвесторы, которые вкладывают средства в люксембургские компании или банки, получают особые права на въезд и проживание в Великом герцогстве. Официально эта мера не направлена на предоставление дополнительных привилегий состоятельным людям, а вписывается в курс на диверсификацию экономики и развитие предпринимательства. Закон обращен к иностранцам, которые вложат не меньше полумиллиона евро в коммерческое предприятие, базирующееся в Люксембурге, не менее 3 миллионов евро в люксембургскую управляющую компанию или 20 миллионов евро в один из банков страны. Вложения в недвижимость не включены в этот документ. Власти страны решили пойти на этот шаг, чтобы оживить интерес иностранных инвесторов к Люксембургу как финансовому центру. Его популярность снизилась после перехода ЕС на систему автоматического обмена налоговой информацией и введения ограничений на банковскую тайну. Новое законодательство ориентировано преимущественно на привлечение средств состоятельных выходцев из Ближнего Востока, России, Китая и Южной Америки. Люксембург – не единственная страна Евросоюза, которая стремится привлечь инвесторов из третьих стран. По данным МВФ, в мае 2015 года половина из «двадцати восьми» уже одобрила подобные реформы, направленные на облегчение предоставления вида на жительство и натурализацию состоятельных людей. Сравнимые меры уже вступили в силу в Великобритании, Греции, Ирландии, Испании, Португалии и Франции. Алексей СТРАШЕВ
21
Энергетика

О том, что Германия срочно нуждается в строительстве межрегиональных высоковольтных линий электропередач, говорят уже многие годы. Как и о том, что на это нужны огромные средства – десятки миллиардов евро. А вот о том, что эти расходы – прямое следствие...

О том, что Германия срочно нуждается в строительстве межрегиональных высоковольтных линий электропередач, говорят уже многие годы. Как и о том, что на это нужны огромные средства – десятки миллиардов евро. А вот о том, что эти расходы – прямое следствие энергетических реформ, активно проводимых нынешним правительством ФРГ, в частности – выводом из-под нагрузки атомных электростанций, которые при ином развитии событий могли бы надежно служить ещё годы и годы, упоминают менее охотно, во всяком случае, те, кто имеют отношение к действующей власти. А тех, кто рассуждает на эту тему, стремятся выставить завзятыми оппозиционерами, готовыми критиковать правительство по любому поводу, или лоббистами энергетиков, стремящимися выцыганить у кабинета министров побольше средств. Однако, политика политикой, но к голосу профессионалов прислушиваться всё же полезно: они хоть и могут тянуть одеяло на себя, но говорить вещи совсем уж далёкие от реальности им, в отличие от обитателей властных кабинетов, уважение к профессии, как правило, не позволяет. Именно таким образом и высказались недавно представители четырёх крупнейших германских сетевых концернов – «Ампирон», «50Герц», «Теннет» и «ТранснетБВ» – представивших свой проект развития межрегиональных высоковольтных сетей. Скажем сразу: итоговая сумма расходов, просчитанная до 2030 года, составляет более чем внушительную величину в 50 миллиардов евро. Одни только расходы на новое строительство выливаются в 34-36 миллиардов евро. А если выделить конкретную сумму, которая потребуется для того, чтобы транспортировать в промышленные регионы юга Германии «зелёную» электроэнергию, производимую на балтийских и североморских ветроэнергетических комплексах, до 2030 года надо израсходовать 15 миллиардов евро, а до 2035 – и вовсе 22 миллиарда. Да, недёшево нынче обходится любовь к окружающей среде! Не говоря уже о том, сколько скандалов предстоит уладить с теми активистами, которые до последней капли крови будут сражаться, чтобы их любимые пейзажи не были «изуродованы» линиями электропередач. Кому же предстоит оплачивать столь роскошный банкет? Думаю, вы уже знаете ответ. Ну, конечно, потребителям, кому же ещё? Все эти расходы включат в цену электроэнергии. Равно как и то, что придётся потратить, что называется, на местах, где тоже прибегнут к перестройкам и модернизациям устаревших электросетей, без чего все расходы на производство электричества с помощью солнца, ветра и биогаза останутся совершенно зряшной затеей. Так вот, затраты на это «локальное» строительство тоже оцениваются двузначной цифрой – разумеется, в миллиардах евро. Компании представили Федеральному сетевому агентству несколько сценариев модернизации и повышения пропускной способности высоковольтных ЛЭП. Перестраивать надо будет от 7600 до 8500 километров, заново прокладывать – 3800 километров. Из этих новых линий 2600 километров составят пролегающие под землей кабельные сети. Они получат возможность передавать 8 тысяч мегаватт. На сети переменного тока придется 1200 километров. Еще 330 километров – на связки с сетями сопредельных стран, Бельгии, Дании, Норвегии и Швеции. Заметьте, это все без учёта ЛЭП, которые нужны для транспортировки энергии, вырабатываемой морскими ветровыми парками. Для них надо будет строить от 2277 до 3702 километров ЛЭП – в зависимости от сценария. Мощность должна быть такой, чтобы через четырнадцать лет пропускать 7400 мегаватт, а к 2035 году – 11400 мегаватт. Это примерно соответствует мощности восьми атомных электростанций. Расчёты эти сетевики сделали с некоторым запасом, поскольку к 2030 году потребление электроэнергии вырастет, хотя на сколько именно, сейчас прогнозировать трудно. Ну что, впечатляют вас масштабы расходов, на которые придётся пойти из любви к природе? Александр ВАРВАРИН
Открываем старый свет
22
Только факты

Вовлечённость французов во внутреннюю и внешнюю политику портит им настроение и превращает в неисправимых пессимистов. По этому показателю они занимают одно из ведущих мест в мире. Как свидетельствуют итоги опроса населения фондом ИПСОС, градус пессимизма во Франции резко возрос после...

Вовлечённость французов во внутреннюю и внешнюю политику портит им настроение и превращает в неисправимых пессимистов. По этому показателю они занимают одно из ведущих мест в мире. Как свидетельствуют итоги опроса населения фондом ИПСОС, градус пессимизма во Франции резко возрос после победы в Великобритании сторонников выхода из Евросоюза, неожиданного триумфа Дональда Трампа на президентских выборах в США, а также из-за растущей популярности лидера ультраправых сил Марины Ле Пен в их собственной стране. В первую очередь, граждане Франции озабочены последствиями глобализации в современном мире. Опрос проводился в 22 странах среди респондентов в возрасте 16-64 лет. Французы продемонстрировали не только самый высокий уровень пессимизма, но и наибольшее недоверие к собственным элитам. Это подтверждают такие данные: 67% опрошенных во Франции полагают, что их страна переживает спад (по сравнению с 47% в Германии). При этом 80% участников анкетирования заявили, что для улучшения ситуации необходим новый руководитель страны, способный изменить правила игры (при среднем показателе в 49%).
23
Круглая дата

Что дальше? Испания и Россия отметили в феврале 40-ю годовщину со дня восстановления дипломатических отношений. Они были разорваны после поражения в 1939 году республиканцев в гражданской войне и прихода к власти диктаторского режима Франсиско Франко в этой пиренейской стране. С...

Что дальше? Испания и Россия отметили в феврале 40-ю годовщину со дня восстановления дипломатических отношений. Они были разорваны после поражения в 1939 году республиканцев в гражданской войне и прихода к власти диктаторского режима Франсиско Франко в этой пиренейской стране. С незапамятных времен испанцы и русские испытывают взаимные симпатии, проявляют большой интерес к национальным культурам друг друга. Первые контакты между столь отдалёнными и непохожими странами зародились ещё в XVI веке. Однако официальные испано-российские контакты знали немало и взлётов, и падений… Ещё при франкистском режиме начал исподволь, медленно, но неуклонно налаживаться двусторонний обмен в некоторых сферах. Первопроходцами были морские компании, торговые работники, а также журналисты из Испании и Советского Союза. Подлинным прорывом стала договорённость об открытии постоянных корреспондентских пунктов информационных агентств ТАСС и ЭФЭ за семь лет до восстановления дипотношений. В Мадриде в 1970 году начал работать Михаил Васильевич Артюшенков (впоследствии известный латиноамериканист; умер в 2014 году в Москве в возрасте более 90 лет), а в советской столице – его коллега испанец Сельсо Кольяса. Весомый вклад в развитие дружеских связей на уровне простых людей внесли так называемые советские испанцы – выросшие в СССР, эвакуированные во время гражданской войны дети, которых приютила наша страна. Некоторые из них предпочли не возвращаться на родину после восстановления демократии и живут в России до сих пор. Сегодня Испания – одно из крупнейших государств Европейского Союза. Она стремится играть более заметную роль на международной арене, опираясь, в частности, на своё влияние в Латинской Америке. В Мадриде рассчитывают, что после выхода Великобритании из ЕС испанское влияние в Европе усилится.
24
Круглая дата

Минуло пять лет со дня одного из крупнейших кораблекрушений в истории мореплавания, однако виновник этой трагедии пребывает на свободе. Окончательный приговор ему не вынесен до сих пор. Итальянская прокуратура потребовала для капитана пассажирского лайнера «Коста Конкордия» Франческо Скеттино 26 лет...

Минуло пять лет со дня одного из крупнейших кораблекрушений в истории мореплавания, однако виновник этой трагедии пребывает на свободе. Окончательный приговор ему не вынесен до сих пор. Итальянская прокуратура потребовала для капитана пассажирского лайнера «Коста Конкордия» Франческо Скеттино 26 лет тюремного заключения вскоре после трагедии, случившейся 13 января 2012 года, в результате которой погибли 32 человека и 64 получили травмы. Единственным виновником гибели гигантского роскошного лайнера, на борту которого находились 4229 человек, признан его лихой капитан, приказавший совершить рискованный маневр у побережья тосканского острова Джильо. Более того, командир корабля промедлил в течение одного часа и 13 минут, прежде чем отдал приказ спасать людей с лежавшего на борту судна. И вопреки морским законам, он покинул судно в разгар эвакуации пассажиров. Длительный судебный процесс по нашумевшему делу начался летом 2013 года и завершился в феврале 2015-го вынесением приговора: 16 лет тюремного заключения для Ф.Скеттино. Однако он остаётся на свободе, поскольку последняя инстанция – Верховный суд – не обнародовал своего вердикта до сих пор, и всё ещё считается открытым. В минувшую пятилетку синьор Скеттино не терял времени даром. Из предполагаемого преступника он превратился… в популярного в Италии писателя! В вышедших в июле 2015 годы мемуарах под заголовком «Погружённые правды» бывший капитан отстаивает собственную точку зрения на катастрофу, возлагая вину на других участников того трагического события. Книга, написанная в соавторстве с журналисткой Витторианой Абате, выдержала уже несколько крупных изданий, и скоро увидит свет в переводе на иностранные языки. А что же «Коста Конкордия»? Шикарный лайнер пролежал на боку на рифах почти два года, привлекая множество туристов. Весной прошлого года его удалось отбуксировать в порт Генуи, где корпус судна был разделан на металлолом. Только эта операция обошлась компании-владельцу в 600 миллионов евро… Игорь ЧЕРНЫШОВ
25
Век учись

Найти лучшие в Италии высшие учебные заведения по разным областям знаний – такую задачу решали составители доклада Оценка качества исследований. Его результаты, охватившие 2011-2014 годы, опубликованы в феврале. Междисциплинарным лидером оказался университет в Падуе, один из старейших на Апеннинах. Кстати,...

Найти лучшие в Италии высшие учебные заведения по разным областям знаний – такую задачу решали составители доклада Оценка качества исследований. Его результаты, охватившие 2011-2014 годы, опубликованы в феврале. Междисциплинарным лидером оказался университет в Падуе, один из старейших на Апеннинах. Кстати, по некоторым оценкам литературоведов, именно там учился человек, известный в мировой литературе как Уильям Шекспир… Этот вуз оказался лидером в области преподавания математических, физических, медицинских, аграрных, ветеринарных наук, подготовки инженеров для промышленности и информатики, в психологии. Вторую строчку он занял в изучении биологии. В числе лидеров по преподаванию медицины оказались также университеты в Турине и Болонье. Архитектуру лучше постигать в туринском Политехе, в Университетском институте архитектуры Венеции, и в Политехе в Милане. Явным лидером в экономической отрасли предсказуемо стал университет «Боккони» в Милане, а также университет в Болонье и молодой (основан в 1998 году) миланский университет «Бикокка». Инженеров в области гражданского строительства, согласно рейтингу, должны, прежде всего, привлекать университет им. Фридриха II в Неаполе, а также туринский и миланский Политехи. Авторы исследования определили, что по части политических социальных наук лидерами в Италии являются университеты Милана, Болоньи и Турина. Столичные вузы слабо представлены в докладе. Римский Свободный международный университет социальных исследований (известен под итальянской аббревиатурой ЛУИСС) признан лидером в своей области в категории небольших высших учебных заведений. Римский университет «Сапиенца» занял третью строчку по преподаванию математики и информатики, университет «Рома-Тре» – вторую в преподавании наук о Земле. Всего было исследовано 96 высших учебных заведений Италии, среди которых отмечены в той или иной степени 59. Светлана ФИРСОВА
ghost
Привычки и Нравы

Какой уважающий себя европейский город не имеет своих привидений? Итальянские – не исключение. Исследовательница этого феномена Анна Мария Гедина глубоко изучила вопрос и опубликовала первый и пока единственный путеводитель для любителей острых ощущений, получивший название «Гид по итальянским привидениям. Где...

Какой уважающий себя европейский город не имеет своих привидений? Итальянские – не исключение. Исследовательница этого феномена Анна Мария Гедина глубоко изучила вопрос и опубликовала первый и пока единственный путеводитель для любителей острых ощущений, получивший название «Гид по итальянским привидениям. Где их искать и найти». Во многих случаях автор сама посещала места, которым народная молва приписывает соседство с потусторонними проявлениями. Например, во флорентийском Палаццо Веккьо, в котором будто бы поселился призрак кондотьера XV века Балдаччо д'Ангьяри, она зашла в комнату, где его обезглавили. «Трудно объяснить, но мне там было очень неуютно, – пишет Гедина. – Владельцы соседней гостиницы построили на этой легенде свой маркетинг и подают у себя посетителям некое «вино от привидения». Чемпионом по части призраков оказался Неаполь, чему, полагают любители эзотерики, может способствовать соседство с вулканом, пусть и потухшим Везувием. Затем следуют Рим, Милан, Флоренция и вся область Тоскана. Особое место в этой классификации занимает Турин, считающийся чернокнижниками, наряду с Прагой и Лионом, одним из углов т.н. черного треугольника. У неаполитанцев найдутся привидения на любой вкус. Есть «призрак адвокатов». Он принадлежит некоей Джудитте Гуастамаккья. Она жила в конце XVIII века и была известна бурной любовной жизнью, в разгар которой убила своего мужа. Суд признал ее виновной. Женщину повесили, а череп выставили в созданном Музее анатомии. Это случилось в революционное время – в 1799 году. Позже череп решили захоронить, но когда это случилось, в музее погас свет. Молва решила: женщина показала, что не хочет возвращаться к анонимности, предпочитая и дальше красоваться перед посетителями. В Неаполе вера во всякое сверхъестественное крайне распространена в народе, множество примет происходят именно из этого города. Луиза Санфеличе, одна из героинь времен Неаполитанской республики (мы опять возвращаемся к событиям 200-летней давности), попавшая даже на страницы романа Дюма, была известна тем, что за столом всегда сервировала место с тарелкой и приборами для приведения… Самыми известными призраками в Риме считаются Лукреция Борджа, Нерон и даже… Муссолини, которого будто бы замечали по ночам на развалинах Римского форума. Проверить трудно: в это время суток Форум закрыт для посетителей, однако его раскопали в нынешнем виде как раз по приказу Дуче. Знаменита репутация привидения Беатриче Ченчи, красавицы-аристократки, убившей своего злодея-отца в конце XVI века. Ее казнили, но до сих пор она будто бы бродит по Замку св. Ангела, держа в руках отсеченную палачом голову. Особый разговор о Турине, который занимает видное место в фантазиях любителей черной магии. Утверждают, что один из водопроводных люков на площади Статуто вообще представляет собой вход в ад! Вот Дворец Мадама, по барочным залам которого якобы бродит призрак Мадамы Кристины. Эта женщина избавлялась от надоевших любовников в подземных галереях здания, а потом велела выбрасывать их тела в реку По. У призрака Элены Матильды Прованы, жившей в XVIII веке, история более трагична, поскольку жертвой стала именно она. Девушка покончила с собой, выбросившись из окна, когда из-за споров о приданом отец расстроил ее свадьбу с маркизом Фаллетти. Теперь ее дух, как говорят, встречается как раз во дворце Фаллетти. А вот бытовая легенда. На улице Бонелли, на которой в Средние века жил городской палач, местный булочник рассказывает страшную историю. Однажды к нему зашел некто в черном, с капюшоном, скрывавшим лицо, и попросил хлеба. После этого посетитель исчез. Какая связь с палачами, спросите вы? Прямая. Именно там был изобретен в Италии хлеб в форме буханки, который в Турине называют… «хлебом палача»! Андрей СЕМИРЕНКО
hygge
Привычки и Нравы

Жители Дании традиционно считаются самыми счастливыми людьми в мире. Этот феномен пытаются разгадать и объяснить социологи многих стран. А что сами датчане говорят о своей формуле счастья? Никакого секрета нет, утверждают они, ведь это ощущение слагается из мельчайших деталей и...

Жители Дании традиционно считаются самыми счастливыми людьми в мире. Этот феномен пытаются разгадать и объяснить социологи многих стран. А что сами датчане говорят о своей формуле счастья? Никакого секрета нет, утверждают они, ведь это ощущение слагается из мельчайших деталей и встречается во многих проявлениях повседневной жизни. Просто необходимо их замечать и пользоваться ими «на всю катушку». Подданные этого королевства используют для обозначения счастья, благополучия слово норвежского происхождения «hygge» (произносится «хуга»). В одном из университетов Великобритании уже обучают студентов тому, как по примеру датчан не пропустить даже маленькие радости жизни. Из чего же они состоят? В этой северной стране принято наслаждаться светом, теплом и запахом обычных свеч, создающих уют. Поэтому канделябры бросаются в глаза практически в каждой квартире. Датчанин сжигает в среднем шесть килограммов свечей в год, что наверняка является мировым рекордом. Но при этом, заметим, за тот же период он поглощает всего три килограмма бекона, видимо, тем самым подтверждая, что не в доступности деликатесов счастье. Да, жители этого скандинавского государства ценят домашний уют, возможно, потому, что здесь насчитывается в среднем 179 дождливых дней в году, а зима по европейским понятиям слывёт долгой и суровой. Погода располагает к семейным посиделкам при свечах у камина с чашкой горячего шоколада и к настольным играм. Разве это не часы счастья? Кстати, каминами оборудована в Дании треть всего жилья, по сравнению с 3,5% в Британии. Это вполне позволительно северянам, у которых средняя жилплощадь в расчёте на одного человека – 51 квадратный метр (во Франции – 38 метров). Большое удовольствие доставляет датчанам и чтение. Именно среди них появилась мода: выставлять этажерки, нередко самодельные, около дома, для обмена прочитанными книгами со знакомыми и незнакомыми людьми. Игнорируя предостережения врачей, датчане не отказывают себе в сладостях. Это подтверждает давнее открытие диетологов, согласно которому сахар и шоколад способствуют хорошему настроению. Каждый житель страны поглощает ежегодно в среднем 8,2 килограмма пирожных, тортов, конфет и прочих кондитерских изделий, что ровно в два раза превосходит аналогичный общеевропейский показатель. За пределами своих апартаментов подданные Датского королевства ощущают чувство счастья, совершая прогулки на велосипедах, устраивая в летние месяцы пикники на природе и угощая гостей шашлыками. В качестве основного вида транспорта двухколёсное средство используют уже 45% датчан. Как показали результаты очередного всемирного исследования, Дания по-прежнему лидирует по уровню счастья в списке 157 стран. За ней следуют и другие северные страны – Швеция, Исландия, Норвегия. В них тоже не принято жаловаться на плохую погоду. Евгений ОРЛОВ
ravnovesie-TNELM
Привычки и Нравы

… Серый Волк с опаской приоткрыл потайную дверь и бочком, почти на цыпочках проскользнул в покои Ивана Царевича. Предосторожность, она никогда не помешает. Незадолго до Нового года они обязательно встречались. Чтобы посидеть вместе без посторонних. Тяпнуть по маленькой. Побалагурить. Вспомнить...

… Серый Волк с опаской приоткрыл потайную дверь и бочком, почти на цыпочках проскользнул в покои Ивана Царевича. Предосторожность, она никогда не помешает. Незадолго до Нового года они обязательно встречались. Чтобы посидеть вместе без посторонних. Тяпнуть по маленькой. Побалагурить. Вспомнить всё хорошее. Откреститься от сомнительного. Пожелать друг другу исполнения желаний. Так было заведено с незапамятных времен. Менять что-либо в столь любимой ими традиции они не собирались. Во всяком случае, Иван Царевич. Зачем – коли второго такого закадычного друга, наперсника и советчика поискать. А поговорить по душам, без утайки, не для посторонних временами ой как хотелось. Зная привычки Босса, Серый Волк загодя прокрался на верхний этаж дворца. Но Властелин в задумчивости уже нетерпеливо прохаживался вдоль панорамного окна во всю стену необъятных размеров. В другое время он с удовольствием полюбовался бы открывающимся перед ним видом – безостановочно разрастающаяся городская агломерация, сияющая и переливающаяся мириадами рождественских огней, завораживала взор. Однако сегодня ему было явно не до этого. Бушующий в его сердце ураган выдавало то, насколько ловко он на ходу поигрывал серебряной вилочкой, как бы прикидывая, в кого её воткнуть. По лицу его блуждала хищная улыбка, напоминавшая обо всех поколениях его грозных предков; гримаса, которую Мудрый лесной житель не спутал бы ни с чем другим. «Опять бюджет трещит по швам, и нерадивые служаки под благовидным предлогом вместо яств поставили на стол паршивое местное вино с худосочными тостиками, несмотря на прямое указание», – догадался он. Месяц назад, когда Первый знакомил с новым назначенцами, которых он хотел испытать в его присутствии, вообще одним Боржоми ограничились. Однако, приблизившись к Повелителю, Ценитель зайчатины а ля Рюсс и Неистовый любитель китайской, индийской, полинезийской, французской, испанской, итальянской и любой другой кухни, пользующейся заслуженным уважением во всём мире, понял, что ошибся. Стол, за который его, не мешкая, пригласил Хозяин, ломился. Как в лучшие времена. Такого изобилия он вообще давно не видел. – Что празднуем? – нейтральным тоном спросил Серый Волк. Как Опытный царедворец, он первым делом решил прощупать, в каком настроении пребывает Тот, кто всё за всех решит и перерешит и наперёд знает. – Есть что! – многозначительно отчеканил Верховный. Он будто ждал этого вопроса. Хотел, чтобы его задали. («Угадал», – похвалил себя Серый кардинал.) Вдумывался в него. Всматривался. Вертел со всех сторон. И не один день. Естественно, ему хотелось обкатать свои размышления на Том, кто обо всём знал не понаслышке. Ничуть не хуже, нежели он сам. А, может, даже лучше. Всё-таки Лесной кудесник славился не только тем, что сохранял ясность мысли при любых обстоятельствах и никого на свете не боялся. По «достоверным слухам», у него в сотоварищах числились все вещие птицы и звери планеты, самые большие начальники, восседающие в креслах президентов, премьеров и лидеров политических партий всех мало-мальски что-то значащих государств, и даже не совсем ушедшие из нашего мира маги и кудесники. Дождавшись, когда собеседник изобразит на лице искреннюю и самую неподдельную готовность слушать, Всеведущий, тем не менее, не стал спешить. Выдержал паузу. Предложил выпить за встречу по первой, после которой не закусывают. И только после того, как градус ожидания поднялся до должной высоты, «бабахнул»: – Празднуем, Друг ты мой сердечный, великую победу. Без преувеличений. Мою победу. Нашу победу. За всю новейшую историю нашей ойкумены даже близко такой не одерживали. Во всех областях и на всех направлениях. Загибай пальцы, чтобы нагляднее было. Мы снова себя, своих и то, что с нами связано, уважать стали. Это во много крат важнее для страны и человека, чем кажущееся изобилие. Забота о себе любимом. Культ шопинга и развлечений, от которых ни уму, ни сердцу. Сияющие супермаркеты, импортной жратвой, бухалом и шмотьем под завязку набитые. Заоблачные доходы, в офшоры выводимые. Чем по каждому поводу неизвестно перед кем расшаркиваться и книксены делать. А почему? Потому что не побоялись. В кустах не отсиделись. «Мудрого карася» из себя, как до этого раба, по капельке выдавили. Не поддались на обман цифр и сопоставлений, предвещавших наше неизбежное поражение. Не доверились увещеваниям тех, кто привычно «под корягу» забиться советовал. Бесчисленными бедами, жертвами, лишениями и несчастьями пугал. «Смелость, она города берет», «не в числе сила, а в умении», – говаривали наши великие предки. Мы оказались их достойными продолжателями. Загнул палец? Загибай следующий. Наша уверенность, выдержка, несгибаемость ошеломили неприятеля. Парализовали. Лишили способности рационально мыслить и действовать. Показали всеми миру, что волей и решимостью обладаем только мы. Для остальных это роскошь, которую они не могут себе позволить. А, значит, положиться можно только на нас. Мы не продадимся и не продадим. Мы не подведем. Верить можно и нужно только нам. И сейчас. И в будущем. Кстати, только у тех, в кого верят, оно есть, это будущее. Загибай ещё. Мы вернули себе стратегическую инициативу. Она теперь принадлежит нам. И в том, что касается конкретных действий – доказали это на деле. На западном направлении. Южном. Восточном. Внутри. Повсюду. Тогда как остальные ограничиваются одними словами, страшилками и запугиванием. И в том, что связано с выдвижением конкретных инициатив с большим горизонтом планирования. По-настоящему ведь никто ничего стоящего предложить не может. Так, глупости – подправить тут. Подлатать там. Кого-то задвинуть. Что-то, наоборот, выпятить. Только мы – за объединение всех здоровых сил планеты против общего врага. За стирание разделительных линий на континенте и за его пределами. В экономике. Политике. Безопасности. За мегапроекты, означающие сопряжение всех региональных и трансрегиональных начинаний. И применительно к концептуальному новаторству. Остальные с шашками наголо вперед рванули. Порубать все проблемы одним махом хотели. А заодно и тех, кто слово поперек осмеливался молвить. Про обоз же забыли. От обоза оторвались. Настолько, что его, то бишь народ, видно не стало. Они как бы на новой планете высадились. А обоз на прежней, т.е. на нашей, задержался. Только новая планета – путь в никуда. Прихвостни и прислужники туда за фантазерами и злоумышленниками от политики и реальной экономики прыгнули. Мы же не захотели. И другим отсоветовали. Объяснять стали, что нельзя всех под одну гребенку стричь. Нельзя другие народы, культуры, цивилизации через колено ломать. Нельзя всюду насаждать то, что лишь неравенство несет, и застарелые болезни вглубь загоняет. Каждая цивилизация свой вклад в общую копилку вносит. Каждую уважать надобно. Инклюзивность – вот новая парадигма. Вот альтернатива. Вот противоядие. Под её знамена все, кто ещё бациллой постмодернизма и единомыслия не заражен, встать готовы будут. И за старые добрые ценности с нами бок о бок сражаться. Потому что они, эти ценности, от Господа. Потому что они вечные и нетленные. За ними не только прошлое, но и будущее. Загибай дальше… Серый Ведун послушно загнул, хотя ему так и вилку, и стопку страшно неудобно держать было. А про себя подумал: «Черт! Каким у меня Царственный ученик талантливым оказался. Сколько ему говаривал, сколько ему втолковывал, что правда – лучший способ сокрыть истину. Вот он передо мной ныне этот номер и исполняет. Вроде бы, всё – правда. Всё один к одному складывается. Да, ведь, истины в словах и фразах этих, за душу хватающих, не на грош. Хоть и верить хочется. Ой, как хочется. Наверное, многие, его слушая, на зов сердца ведутся. За струну какую-то Чародей великий цепляет. Молодец! Гигант! Всё освоил. Всему научился. Если сравнить с тем, каким ещё пару столетий, десятилетий и даже лет назад был – небо и земля. Теперь – залюбуешься. Уверен в себе. Импозантен. Костюмчик – ни у кого такого нет. И чтобы так сидел. Голос вибрирует. За словом в карман не лезет. Так хохмит, что до собеседника или того, о ком, не сразу доходит, что и как его классно «сделали». Другой Великий, который Фидель, упокой Господь душу его грешную, даже когда в лучшие свои годы витийствовал, до такого уровня не поднимался. Тут масштаб важен. Величина страны. Эпохи. Личности. И голова. Любую ситуацию, казалось бы, тупиковую, себе на пользу оборачивать выучился. Любые поражения, которых не счесть, аки факир – в победы превращать. С Фортуной и сестрой её Удачей породнился. Эх, жалко, что стартовые позиции нам такие плохие достались – на болоте стоим. Сложись всё иначе, мы бы… Нам бы… Хотя, Бог даст, ещё повоюем. Если чем, правда, останется. И с опорой на кого. Голых, босых и голодных не особенно-то на свершения поднимешь. Только на бунт. Они, время нынче такое, предпочитают куда посытнее сваливать. Причем десятками тысяч. Туда, где тебя не обдирают, как липку. Не перехватывают бизнес, только лишь голову поднимешь. Не кладут твою мизерную зарплату себе в карман миллионами. Не грабят налогами, поборами, откатами и всем иным, как на большой дороге. Не бросают в кутузку, если, вдруг, ноту слишком высокую взял. Не…» – Серенький, ау! – вывел его из задумчивости окрик Суверена. – Ты, похоже, завис. Развисни. Потом обсудим. Пока давай, загибай пальцы. Если свободных на правой лапе не осталось, переходи на левую. И всё это вопреки той травле, которой нас по самую макушку в землю вбить пытались. Вся свора собак, какая есть в мире, в нас вцепилась. Думали, порвут. Растерзают. В клочья разорвут. «На одну ладонь посадят, а другой прихлопнут – мокрого места не останется». Не вышло. Не на тех напали. Накоси выкуси. Мы не просто выстояли. Не только все планы супостатам поломали и других, пусть пока исподтишка нам подсобляющих, на свою сторону перетянули. Мы благодаря этой борьбе, этому противостоянию сами другими сделались. Совсем другими. Нас никто и никогда теперь голыми руками не возьмет. Общество консолидировано. Народ мобилизован. Армия и флот в тонусе. Экономику подлатали. Она ныне на собственные силы опираться может. Мы всем, всему миру показали: мы сила! С нами считаться придется! Без нас никуда! Кто бы, где бы, как бы эту реальность поменять ни старался да из кожи вон лез, дабы нам насолить! Вот за это 100 грамм боевого наркомовского спирта, как в Отечественную, стоя, из кружек оловянных предлагаю выпить. Специально распорядился их рядом с хрусталем царского завода поставить. Так за Бог с нами и черт с ними! И за нашу нынешнюю великую победу! Они с энтузиазмом, почти что со слезами на глазах приняли на грудь, крякнули и вновь развалились в креслах. «Что отвечать? – судорожно думал Главный наперсник. – Хозяин же, наверняка, весь спектакль разыграл, им заранее отрепетированный, чтобы посмотреть, как я реагировать буду. Дабы затем в зависимости действовать. Говорить, как есть, что лабуда, что погрязли, отстали, растерянность и разочарование в обществе нарастают, что стоим на краю бездны, никак нельзя – рудники и смерть долгая, мучительная. Говорить, что всё так, что умница, что совладали, приручили, укоротили, показали и впредь стоит наворачивать, тоже никак нельзя – ещё дальше в трясине завязнем. Ладно. Других вариантов не остается. Преподам Властителю мастер-класс. Глядишь, на пользу пойдет…» – Знаешь, Мастер, о чём мне алаверды сказать хочется, – произнес он вслух. – Сейчас самый ответственный момент. 2017-й будет переломным. Он решающий. От него, как сто лет назад, всё зависеть будет. Куда и как пойдет. Мы всё правильно сделали. Мир к перелому подвели. Но теперь судьбоносную партию разыграть нужно: всё, что отбили, что отвоевали, что изменили, обратно в самое тесное сотрудничество и взаимодействие со всеми превратить надо. На наших условиях, естественно. В соответствии с нашими интересами. И так, чтобы все от этого выиграли. Кто что. Чтобы всем выгодно было. Где что-то отдать. Где чем-то пожертвовать. Где на уступки и компромиссы пойти. Разумные. Тактические. А стратегически все отдельные победы в разных сражениях с умными послаблениями и договоренностями сложить. Ради одной окончательной стратегической победы. Военно-политический капитал мы накопили весомый. Но любой капитал со временем обесценивается. Козырей у нас на руках предостаточно. Но и козырную масть поменять могут. И капитал, и козыри, важно успеть в политические и экономические дивиденды конвертировать. Действуя виртуозно, как ты умеешь, Цезарь. Не теряя ни секунды. За это выпить и предлагаю. Вздрогнем! – Вздрогнем, – с улыбкой согласился Верховный главнокомандующий. – Ловко выкрутился. Согласен. Хорошо, что мы на одной волне. Так и будем действовать. А теперь поведай, как из Вещего Леса всё видится. Что в Вечном Лесу о наших соседях и партнерах сказывают. Небось таких историй забористых напридумывали, до утра хохотать можно. Давай хоть чуток позубоскалим, а то всё о серьезном да о серьезном. Вечер, ведь, не забывай, предрождественский. – С радостью, – возликовал Серый Волк возможности перевести разговор на другую тему. – Про наипервейшее царство наипервейшее государство вот что рассказывают. Все ближайшие от нас светила самые яркие – я о звездах, вестимо, – за президентской гонкой нынешней, что там разворачивалась, с неподдельным удивлением следили. Такого на их памяти ещё не было. А как она закончилась, собрались вместе и начали судить да рядить, как "беде" помочь. Ведь коли тамошнее население Дональда да ещё и Трампа в главные выбрало, значит, совсем им всё обрыдло. До ручки народ дошёл. Настолько грязь, ложь, обман, пустословие стряхнуть захотелось, хоть в петлю. В переносном смысле, конечно. А этого никак допустить звезды не могли. Не для того они Землю пестовали. Ласкали. Согревали. Не давали в межгалактическом мусоре утонуть. Куда-нибудь совсем уж на периферию Млечного Пути завалиться. С траектории дрейфа самые страшные метеоритные дожди, россыпи черных дыр и дырочек и смертоносное излучение убирали. Поэтому первое предложение на всё плюнуть, от человечества отвернуться – пусть у них, т.е. у нас новый ледниковый период наступит – с порога отмели. (А зря, между прочим: от поборников вмешательства в климатические изменения хотя бы нас избавили.) Второе, о том, чтобы всё оставить, как есть, и не вмешиваться, тоже поддержки не нашло. Реагировать, ведь, как-то надо. А то по всей Земле «маленькие трампики» расплодятся. Долго спорили. Наконец, на третьем предложении сошлись: жителям наипервейшего царства наипервейшего государства подсобить. Чтобы поняли они, как любящие их светила о них заботятся, и прониклись. А для того – не скупиться, не жадничать и дать им больше тепла. Намного больше. Пусть они в нём, как в океане в тропиках на летних каникулах, купаются. Так, вроде бы, и порешили, как мне из Вещего Леса доносят. Значит, баню им с парилкой светила устроят в ближайшее время первоклассную и поддавать регулярно будут, а они со всеми остальными щедро делиться. Боюсь, и нам достанется на орехи. Одна надежда: у нас снега, льда и холода – завались. И сами перебьемся, если дурака не сваляем. И другие за этим добром к нам в очередь выстроятся. Кто с рукой протянутой. Кто на коленях. Такие вот пироги. – Ну что ж, байка неплохая, – подмигнул Иван Царевич Серому Волку. – За такое пророчество не грех выпить. Сказочные герои с наслаждением опорожнили запотевшие стопочки, услужливо поднесенные им невидимой прислугой, и подцепили серебряными вилками по ломтику балычка вкусноты необыкновенной. После чего Лесной провидец, умеющий даже пестрый шутовской колпак обратить в скальпель хирурга, уверенно продолжил: – Наикрасивейшее царство наикрасивейшее государство на зубок к хохмачам вещим тоже давно попало. Вот лишь одна из историй, что по сетям магическим гуляет. После 1812-го, когда мы его с временщиками, нам в друзья набившимися, пообщипали, Галльский петух сильно занемог. Загрустил. На всех обиделся. Обидевшись же, ушел из мировой политики, оставив желторотым цыплятам это неблагодарное дело поклевывать. С хорошо известным всем результатом. Спрятался в глухой деревне и решил там свой век доживать. Пару раз, правда, выползал, дабы восстановлению былого величия подсобить. Последний раз – чтобы самого высокого политика нации, бывшего военного, в честь которого даже особые картузы называть стали, поддержать. Но после того, как свой же народ, который Отец нации из дебрей беспросветности и подобия гражданской войны вывел, от него отвернулся, вконец разочаровался и от остального мира забаррикадировался. Однако последние годы движение по наклонной плоскости наикрасивейшего царства, всеми ценителями (имею в виду, прежде всего, нас с тобой) искренне любимого, ещё больше ускорилось. И здесь людям терпеть дольше сделалось невмочь. Только по другим причинам. Поэтому представители всех сословий, от самых богатеньких до всеми забытых – их раньше, до победы Великой контрсоциалистической революции во всемирном масштабе пролетариями величали, к Галльскому петуху за помощью пожаловали: «Спаси! – говорят, – не побрезгуй. Без тебя никак. Только твои крылья, твоя магия нас за волосы из болота вытащить может (не нашего Священного, вестимо, которое в переносном смысле, а ихнего – самого настоящего). Челом бьём. Вокруг твоей груди широкой сплотиться готовы. Под клюв твой железный встать. Время твоё пришло. Твой год!» – Значит, действительно жив мой Брат названный, – вклинился в рассказ Иван Царевич. – Сколько мы вместе пережили. А я думал грешным делом, что угробили его, родимого. Отравили. Задушили. Закололи. У них же там так всегда было принято. – Жив-жив, – вернул себе слово Серый Волк. – Только там уже давно без длинных ножей обходятся. Физическому умерщвлению более изощренное политическое предпочитают. Или судебную волокиту. Продолжаю. Петух на то и Петух. Отказываться не стал. И вынуждать себя упрашивать тоже. Только указал, что ему чуток времени потребуется в ситуации разобраться. Представители, естественно, согласились. Глянул Петя, кто во главе наикрасивейшего царства стоит, и ему плохо сделалось. «Как же вы допустили, что такой слабак, фанфарон, самовлюбленный болтун и перевертыш у руля встал?», – возопил. Представители лишь глаза потупили. «Не вини, – извиняются. – Выбирать не из кого было. Сами понимаем. Потому к тебе и пришли». А сами к двери задом, на всякий случай, пятятся. «А сейчас есть?» – поинтересовался Утренний глашатай. «Смотри сам», – волхвы ихние ему ответили. Посмотрел он, и захотелось ему хохолок почесать. Но решил не рубить с плеча и по королевству инкогнито проехаться. Почувствовать, чем народ дышит. На кого ставку делает. Картину ему интимные беседы с таксистами, барменами и бизнесменами нарисовали безрадостную. Счастливых и довольных жизнью почти не осталось. Ни в рядах белых. Ни среди пришлых. Все жаловались. На всё и на вся. На законы и регламенты, душащие любую инициативу. Любую особость. Когда предписано от «а» до «я», и ни шагу в сторону. На обременительные выплаты, отбивающие всякое желание что-то делать. На то, что еле концы с концами, и совершенная беспросветность. А тут голодных ртов с каждым годом всё больше прибывает. Да таких, что улицы и города окраску меняют. Чужими делаются. Предшествующие правители до хрена всего наобещали, да так ничего и не выполнили. Никакого доверия ни к ним, ни к их сторонникам и последователям не осталось. Вне зависимости от того, кого они себе на смену подобрали. Таких же, как они, или совсем молоденьких, пыжащихся быть смелыми и решительными. Главенствующий настрой – избавиться от них. Подвинуть. Сделать их достоянием прошлого, которому они и принадлежат. И пусть всё летит в тартарары. Власть. Спокойствие. Принадлежность. Соседи. Недруги и почитатели. Лишь бы вновь вместо топи на твердой земле стоять. Собой распоряжаться. Своей головой думать. Порвать веревки, спутывающие по рукам и ногам. Жить так, как хочется. По зову сердца. А не так, как другие предписывают. Не так, как раньше. «А может, и мне попробовать? – зажегся от них Галльский петух. – Чем черт не шутит…» Вернувшись к волхвам, он объявил им свою волю: «Возвращаюсь!» Но куда, и как, и на чьей стороне, каждый понял по-разному. Вернее, никто так и не понял. Он только с птицами вещими поделился. А они со мной. – Хочешь, доскажу историю? Давай угадаю, что Дух магический дружественного нам царства про себя решил. Мы-то с тобой знаем, что дружественного. Так было и так всегда будет. Потому что мы братья по крови. Это мастеры-ломастеры от политики и тряпичные марионетки нам всё время портят и гадят, и против глубинной душевной склонности наших народов пытаются идти. Глупо и напрасно, – легко перехватил инициативу Всеведущий. Я бы на его месте себе так сказал: «Победит новое – откажусь от затворнической жизни. Встану не его сторону. Навалюсь всей мощью. Всё до мельчайших деталей продумаю. Ни об одной мелочи не забуду. Всех старых верных друзей призову. Врагов нейтрализую. Изолирую. Вокруг нового нацию в кулак соберу. И ударю им по всему отжившему. Наносному. Ошибочному. Так ударю, чтобы новая заря взошла. И мы снова станем сильными. Свободными. Великими. Понесем свободу, равенство, братство по всему шарику, как было когда-то. Случится такое – под наши знамена все до одного встать захотят!» – А мы как? – тихонько прокинул Серый витязь. – Встанем? Присоединимся? Подсобим новому? Первый задумался и помрачнел. Вернее, так: помрачнел и задумался. Чувствовалось, что над этим вопросом он часто голову ломал. «За» и «против» взвешивал. Расклад, однако, каждый раз иной выходил. – Видишь ли, Соратник мой верный-бесценный, – наконец, нехотя, выдавил он из себя, – хуже, чем сегодня, всё равно не будет. Так что жалеть не о чем. А с духами магическими и ты, и я – одной крови. Так что посмотрим. К тектоническим сдвигам нам не привыкать. Сами их сколько раз вызывали. Когда их время приходит, мы сами меняться начинаем. В лучшую сторону, само собой. Однако про друзей наших континентальных ты здорово загнул. Поведай теперь, чем в Вещем Лесу объясняют те фортели, что выкидывает наидостойнейшее царство наидостойнейшее государство. От них по всему миру все в экстазе. – С удовольствием, – которое тут же отразилось на его хитрой звериной морде, ответствовал известный Собиратель мирового фольклора. – Только как бы моя версия не обесценила все те кипы докладов, докладных, записок, сверхсрочных и предложений, которые тебе, Правитель, твои спецслужбы, МИД и научные центры ежедневно на стол бухают. Это я вместо предисловия. А теперь слушай. Веками сила наидостойнейшего царства на договоре с тремя Подземными королями зиждилась. Они о государственном устройстве, что так долго зависть у всех философов вызывала, позаботились. Они билль о правах написали. Они меч реформаторов в нужные руки и когда следует вложили. Индустриальная революция – тоже их придумка. Это историки и политологи из пальца высасывают небылицы про смену формаций, новые технологические уклады, которые под действием объективных законов вытесняют старые. Их за лучший в мире для своего времени военный и торговый флот местным благодарить бы надо. Да за все одержанные великие победы фимиам воскурять. Даже за то, что полный закат Империи не допустили. Взамен же мизер – всего десятину им отдавали. Правда, за всё. А глупцы неблагодарные, недальновидные, как глобальный кризис грянул, когда деньги позарез были нужны, на них сэкономить решили. Все вековые соглашения под нож пустили. Освященные временем договоры с тремя Подземными королями расторгли. Которые им столько дали. Если не всё. Коли скряги, финансисты фиговые думали, что это им так с рук сойдет, то ошиблись. И крупно. Очень крупно. Три Подземных короля обиделись. Крепко обиделись. – Да любой нормальный человек на их месте бы обиделся, – перебил Талантливейшего сказителя его сегодняшний Царственный собеседник, который, вообще-то, не любил так подолгу других выслушивать. Но Серый Волк был исключением. – Я бы точно. Да ещё какую-нибудь месть задумал изысканную. Чтобы надолго запомнили. Из поколения в поколение передавали. – Ещё одно доказательство того, что ничто человеческое тебе не чуждо, – умело вставил Вольный и умелый царедворец. – Вот и три Подземных короля страшную месть замыслили. Каждый из них решил часть из того, что раньше в общак внесли, тьфу-ты, оговорился, на преуспеяние королевства бросили, обратно забрать. Первый из них взял недра. Второй – благословение Божие. Третий – самое хитрое: навыки с умом разыгрывать политические комбинации. Вот и пожинают теперь в наидостойнейшем плоды своего скупердяйства и бесталанности. Это же надо – ради того, чтобы прорехи в бюджете закрыть и краше других выглядеть, от вековых союзников отказаться. Воистину: у них нет постоянных союзников, есть лишь постоянные интересы. Нынешние лишь одну деталь забыли, существенную – эти интересы ещё интуичить надо уметь. – Прямо как наши в 1990-х, когда про армию и флот забыли, – подал голос Иван Царевич, с неослабным вниманием следивший за повествованием. – Поносить и позорить бросились. На сухой паёк посадили. Чужакам над ними глумиться позволили. Ну, что теперь с ними, несмышленышами, будет? Чего ждать? К чему готовиться? Если у вас в Вещем Лесу про все закулисные и подковерные истории всё известно, наверняка, и про это судачат. – Судачить-то судачат, – откликнулся Серый Волк, – только по-разному всё подают. Мне достовернее других такая логика рассуждений кажется. Они там, в наидостойнейшем, просчитывать комбинации правильно разучились. Тумана такого напустили, что и сами путеводную нить потеряли, и других запутали. Думали по тонкому льду пройти, ног на замочив. Не вышло. В итоге свои внутренние проблемы наизнанку вывернули и другим, соседям своим близким и партнерам верным, на голову вывалили. От чего те, естественно, в такой «восторг» пришли, что теперь совместно до конца десятилетия «базарить» будут – «общее наследие» делить и друг друга во всём случившемся по чём зря винить. В том, что было и чего не было. Только те, кто всю эту кашу заварил, напрасно думают, что остальные им легким кровопусканием отделаться дадут. Во-первых, не дадут. Во-вторых, не преминут воспользоваться тем, что бедолагам на два фронта воевать придется: как с прежними корешами, так и с внутренними сепаратистами, которые теперь из всех щелей полезут. – А нам-то что с того? – приподнял выгоревшие брови Верховный аналитик, он же Лицо, облаченное властью принимать окончательные решения. – В «плюсе» мы будем или в «минусе»? – Тут ситуация обратная предыдущей, – протянул Мохнатый прагматик. – Мы, похоже, в любом случае будем в «минусе». Как бы ни сложилось. – Это почему? – А потому, что раненый зверь особенно опасен. Тем более не умеющий признавать допущенные ошибки. Погрязший в заблуждениях, которые и ежу понятны. Поссорившийся со своими кормильцами – имею в виду трех Подземных королей. От него можно ждать любой подлости. Любой подставы. Любой неожиданности. К которой подготовиться и которую предусмотреть почти невозможно. – Да ладно тебе, Серый кардинал, в предрождественскую ночь меня разыгрывать. Знаю, ведь, что ты оптимист по натуре – иначе мы бы с тобой давно в Музее восковых фигур Мадам Тюссо век коротали. У любой ситуации оборотная сторона есть. Если ты в западню попал, с соперником, заведомо более сильным, чем ты, торг ведешь, всегда налево посматриваешь – с кем бы на временный союз пойти. У кого бы помощи попросить, дабы свои позиции упрочить и другим нос утереть. С опорой на кого можно было бы свои силы умножить. Сегодня мы – враги заклятые. Недруги. Конкуренты бесшабашные. А завтра, глядишь, всё по мановению волшебной палочки поменяется. К такому варианту мы гарантированно готовы будем. Пока же можем и в засаде посидеть. – Всё, конечно, так. Только та волшебная палочка, на которую ты, наш Верховный маг и волшебник, намекаешь, большие ограничения имеет. Её заряда лишь на выполнение трёх желаний хватает. Потом в другую реальность переходит, куда, без изменения законов природы, смертным никак не пробраться. А мы, увы, два желания уже использовали. Одно – когда цены на углеводороды взвинтили. Второе – когда начали поколение великих мировых политиков менять. Так что у нас в загашнике только одно осталось. На установление новых отношений с наидостойнейшим государством, коль для того условия сложатся, его расходовать резона нет. Не тот масштаб страны. Отдача будет слишком уж малая. – Не знаю, не знаю, – протянул Светлейший, – широким жестом приглашая Царственного зверя ещё разок приложиться и закусить горяченьким. – Пусть наидостойнейшее царство сейчас очень ослабло. От того, что его силу составляло, отказалось. С соседями перессорилось. И внутри хорошенько ничего наладить не может. Только как они были в мире заводилами, так и остались. Ежели их в таран превратить, мы бы ими любые двери прошибить могли бы. Хорошо, предположим, действительно, жаль на них третье, оно же последнее, желание тратить. А на кого или на что не жалко? Уверен, у тебя на уме похлеще вариант есть, который в десятку бьёт. Выкладывай, что за историю ты под коньячок заначил? Что тебе дружбаны – вещие птицы и звери нашептали? С помощью чего наш мир перевернуть сподобимся? – Про мир, Хозяин, ты верно угадал. Твои эксперты-дилетанты и заказные политики без устали долдонят, не разобравшись: многополярный мир, многополярный мир, безвременная кончина однополярного, хаотизация международных отношений, ослабление бывших гегемонов и перераспределение влияния в пользу новых центров силы. Как мантру какую-то. Это всё чистое шаманство. Попытки выдать фантазии за действительность. Реальный мир иначе устроен. – Иначе, это как? – не утерпел Иван Царевич. Очень ему хотелось за провозвестников многополярного мироустройства вступиться и Серому наподдать за кичливость и самоуверенность, но он и на этот раз сдержался, понимая, что откровения Лесного провидца к апофеозу подходят. – На порядок сложнее, – не снижая напора, продолжил Серый Волк. Молния, промелькнувшая было в глазах Сподвижника Ивана Грозного лишь подзадорила его. – Ты же помнишь: раньше рядом с людьми и нами, детьми Древнего Леса, магическими созданиями и другими разумными существами, жили Боги Олимпа. У них была своя тусовка, свои разборки и своё призвание. Но они очень любили вмешиваться в жизнь человека. Плести интриги. Затевать войны. Возвеличивать и унижать. Лишать и наделять. Предаваться любовным утехам со смертными. Самым изощренным. Хлебом не корми. Будто ничем иным заняться нельзя было. В конце концов людям это надоело. Они украли у Богов могущество. Расплодились. Обустроили планету исключительно под себя. Вытеснили их с Земли, найдя кем и чем их заменить. В результате Боги ушли. Не исключено, правда, что и по другой причине. Мои сородичи утверждают: им надоело мирить людей, бесконечные склоки разбирать, сумасбродные претензии выслушивать, сталкиваться на каждом шагу с черной неблагодарностью. Да и других игр они взалкали – по иным законам, вариативным, писанных. Захотелось им за создание новых миров взяться. Новой множественной реальности. Как бы то ни было, они ушли. Но всё же оставили среди нас Бога Равновесия – за порядком следить. Блюсти баланс между добром и злом. Правдой и кривдой. Поражениями и свершениями. Жизнью и смертью. Богатством и бедностью. Рабством духа и свободой. Любовью и ненавистью. Преданностью и обманом. В общем, понятно. Можно дальше не объяснять. Короче, на нём весь наш мир зиждется. Баланс может смещаться в ту или иную сторону. В широких пределах. Но если его сломать – если бы Бог Равновесия надумал увильнуть от выполнения своих обязанностей, или ему помешали – второй закон термодинамики о нарастании энтропии стал бы действовать по экспоненте. Проще говоря, полный хаос, апокалипсис с 12 черными всадниками наступили бы очень скоро. Разрушая всё подряд. Унося всё то славное, доброе, хорошее, к чему мы привыкли. Что любим и ценим. Этого добра, между прочим, и без того на нашу долю не так много перепадает. А тут бы вообще не стало. Кранты. Каким образом игиловцы (члены запрещенной у нас террористической организации) вызнали, где то место, где Бог Равновесия себе убежище выстроил, как и чем его из неприступной крепости, в другое пространство завернутое, выманили, чем, какими заговорами, какими чарами магическими силы и воли к сопротивлению лишили, никто не знает. Кроме их самих. Мне выведать не удалось. Сколько ни старался. В поисках разгадки не только весь Вещий Лес, Подземное и Подводное царства исколесил. Даже в потусторонний мир заглядывал. Всё зазря. Но факт остается фактом. Игиловцы Бога Равновесия повязали. Нейтрализовали. Из строя вывели. Где-то в недосягаемом месте заветном прячут. От любого контакта, проникающего взгляда, излучения, экстрасенсорики хоронят. Наглухо. Вот и пошло всё в нашем мире наперекосяк. Конфликт за конфликтом. Кризис за кризисом. Коррупция жуткая, доселе невиданная. Полный апофегизм. Все люди, все страны договороспособность утратили. Бросает всех из одной крайности в другую. Опрометчивые, безумные, ничем неоправданные решения повсеместной практикой стали. Все друг другу кулак показывают. За вихры таскают. С живых под телеобъектив кожу снимают. За пазухой камень держат и, как что, сразу в ход пускают. Разложение, блуд, декадентство в непреложные цивилизационные ценности возвели. Историю переписывают, как кому вздумается и сейчас выгодно, по несколько раз на день. Социальный дарвинизм, нацизм и все формы мракобесия из гробов вытащили. Будто зря мы их серебряными гвоздями заколачивали. В добротные костюмы новомодные одели и снова в наш мир запустили. Да что я тебе рассказываю. Ты про всё это лучше всех знаешь. Сколько лет мы уже с этим боремся. Понять только не могли, почему, как гидре или дракону голову отсечем, у них по три новые на месте прежней вырастают. А ларчик-то просто открывается. Игиловцы каким-то невероятным образом до Бога Равновесия добрались. Где-то бедолагу в заточении держат. Пока мы его из лап басурманских не вырвем, ничего в нашем мире исправить не получится. В направлении добра и справедливости развернуть его никак не выйдет. А эти недоучки и недоумки яйцеголовые-тупоголовые с той половины континента и планеты нам о «новой нормальности» вещают. Чтоб им. Себя бы со стороны послушали – сгорели бы со стыду. – Постой, так вот почему у нас все коалиции антитеррористические разваливаются, не успев возникнуть. Раз за разом, – раздумчиво произнес Иван Царевич. – Вот почему войны братоубийственные по всему свету полыхают, и гасить их никто не собирается. А тех, кто пытаются, ещё и помоями зловонными с утра до вечера поливают. Но если всё складывается, как ты вызнал и сейчас мне поведал – хоть с большим опозданием, понятным, однако, и на том спасибо – надо Бога Равновесия вызволять. Обо всём остальном забыть. Все силы на его спасение бросить, чтобы его в наш мир поскорее вернуть. Живым или мертвым. – Мертвым нельзя, – моментально уточнил Верный цербер реальности. – Не поможет. Нам ведь всем не тело его добыть нужно, а упорядоченность в мир вернуть. Без Бога Равновесия никак. – Сколько у нас времени в запасе? – перебил его Повелитель. – Пять-шесть лет? Год? Месяцы считанные? Молчишь? Даже этого мы не знаем? А как за дело освобождения взяться? С какой стороны подойти? Хотя постой! Есть у меня пара идей о том, в какую точку бить, и кто нам в этом подсобить может. Ага! По глазам вижу, что ты уже понял, что я замыслил и сделать собираюсь. Видать всё время меня к ним подталкивал. Особенно когда о конвертации побед, нами одержанных, в завоевания гутарил. Или, как ты излагал, в построение новых отношений. Партнерских. Дружественных. Союзнических. Тогда так: давай по стремянной и закордонной за успех нашего безнадежного дела. А теперь вызывай стенографисток, помощников, спичрайтеров, Струйкова, министров (каких – сам знаешь). Будем список моих новогодних и рождественских звонков и посланий составлять и что нужно в каждый разговор, каждую депешу по-хитрому упаковывать. И кого в первую очередь на интимную беседу с глазу на глаз вызвать. Таких, видать, поболе наберется. Всё. За работу. Будем спасать мир. Нам не впервой. Если не мы, то кто же… © Н.И. ТНЭЛМ
k-velo
Калейдоскоп

Этот рекорд будет побит не скоро: шутка ли, самому возрастному велосипедисту в мире, Роберу Маршану – 105 лет! Специально для французского ветерана Международный союз велосипедистов учредил категорию для столетних спортсменов. Недавно Р.Маршан преодолел на двухколёсной машине, правда, по трассе с...

Этот рекорд будет побит не скоро: шутка ли, самому возрастному велосипедисту в мире, Роберу Маршану – 105 лет! Специально для французского ветерана Международный союз велосипедистов учредил категорию для столетних спортсменов. Недавно Р.Маршан преодолел на двухколёсной машине, правда, по трассе с искусственным покрытием 22,5 километра за один час. В молодости этот француз занимался многими видами спорта. Несмотря на маленький рост – всего 158 сантиметров – пробовал себя даже в боксе. Выбрал профессиональный велоспорт, но тренеры забраковали – опять же, из-за слишком низкого роста. Роберу пришлось зарабатывать на жизнь то преподаванием физкультуры, то пожарным. В 1936 году он вступил в прокоммунистический профсоюз – Всеобщую конфедерацию трудящихся, в которой состоит до сих пор. Во время оккупации Парижа немцами отказался преподавать детям коллаборационистов, и угодил в тюрьму... В 67 лет вдруг увлёкся велосипедным спортом, много тренировался, начал участвовать в соревнованиях, и даже совершил велопробег по маршруту Париж – Москва. В столетнем возрасте Р.Маршан сумел преодолеть 100 километровую дистанцию за 4 часа 17 минут. Сегодня, в его нынешнем возрасте, ему просто не с кем соревноваться. В чём секрет такого долголетия? Робер утверждает, что никакой тайны нет: живущий близ Парижа на пенсию в 820 евро в месяц ветеран крутит педали в течение одного часа в день. Он никогда не курил, вино пьет редко, хотя когда-то приторговывал им, и почти не ест мяса. А чтобы поддерживать голову в порядке, много читает. Главным своим физическим недостатком Робер считает почти полную глухоту. Зато, по мнению наблюдающего его спортивного врача, сердце у ветерана работает, почти как у 60-летнего мужчины.   А поговорить? Неожиданный скандал вспыхнул в парламенте Турции: его вызвал счёт, предъявленный женщине-депутату Элиф Доган Тюркмен мобильной компанией связи. Обозначенная сумма – более 1,1 миллиона турецких лир, или свыше 276 тысяч евро! Представительнице оппозиционной партии именно такой счёт за прошедший год обязан погасить законодательный орган, то есть, налогоплательщики. Возмущённый лидер партии потребовал от Элиф покинуть пост заместителя председателя фракции. Однако она не считает, что совершила какой-то неправильный поступок, и не намерена подавать в отставку. «Я всего лишь воспользовалась правом, предоставленным парламентариям, информировать избирателей и общаться с ними», – заявила она в ответ на громкую критику. Этот скандал послужил поводом для турецких журналистов проанализировать немалые привилегии «слуг народа». Они обещают сделать достоянием гласности неожиданные открытия.   Добро пожаловать в ресторан-тюрьму Среди многочисленных ресторанов Милана есть один, который считается уникальным не только в Европе. Он открыт при тюрьме «Боллате», на окраине этого итальянского города. У заведения вполне подходящее название – «In Galera» («В тюрьме»). Желающих пообедать или поужинать там так много, что столики нужно заказывать заранее. Чтобы оказаться в ресторане, необходимо пройти через помещение, в котором родственники заключённых дожидаются свиданий. В тюрьме содержатся около 1200 человек. В этом зале вас встречает менеджер, который проведёт к столикам. Удивительно, но чтобы пройти через зал ожидания, вас не только не досматривают, но и не просят предъявить документы. Правда, камеры заключённых отделены от этого помещения парковкой для тюремных фургонов. Вопреки ожиданиям, обслуживающий персонал одёт не в тюремные робы, хотя здесь трудятся восемь заключённых – четыре официанта и столько же помощников повара. О соседстве исправительного заведения напоминают лишь размещённые на стенах плакаты с кадрами из голливудских фильмов о самых знаменитых побегах из тюрем. Наряду с чисто коммерческими, владельцы ресторана преследуют и гуманные цели: они намерены брать на работу людей, отбывших сроки и вышедших на свободу, поскольку им «трудно устроиться в приличное место».