Выпуск №10(114), 2016

Обращение главного редактора
red

Хотели бы в заголовок вынести позитивное утверждение. Предпочли вопрос. Резон очевиден. Различные мировые игроки, разные политические силы или даже кланы дают на него ответы, весьма далеко отстоящие друг от друга. Попробуем разобраться. Спокойно. Вдумчиво. Без преувеличений. Попытавшись взглянуть на проблему...

Хотели бы в заголовок вынести позитивное утверждение. Предпочли вопрос. Резон очевиден. Различные мировые игроки, разные политические силы или даже кланы дают на него ответы, весьма далеко отстоящие друг от друга. Попробуем разобраться. Спокойно. Вдумчиво. Без преувеличений. Попытавшись взглянуть на проблему под чуть-чуть и существенно отличающимся углом зрения. — Une parité dans les relations entre la Russie et l’union Europeenne est-elle possible ?   Юридизированный и/или морализаторский подход То, что вопрос настойчиво ставится в практической политике, то, что вокруг него так много спекуляций и наслоений, вовсе не равносильно его легитимации. С позиций современного международного права он некорректен. Абсолютно. Во всех своих аспектах. Альфа и омега международного права – принцип суверенного равенства государств. Он закрепляется в первых же системообразующих статьях Устава ООН, во всех международно-правовых документах, идущих в их развитие. Это определяющий момент. Все члены ООН, все государства признали его для себя «путеводной звездой» не только в качестве обязательной, но и главенствующей, высшей, императивной нормы права. Как следствие, конкретные действия государства и вообще всех субъектов права, все и любые многосторонние и двусторонние международные соглашения должны ему соответствовать. В случае коллизии (противоречия) они могут быть признаны недействующими, или ничтожными. То есть, не порождающими правовые последствия с момента признания противозаконными или с самого начала. С вытекающим из этого требованием вернуть ситуацию в первоначальное состояние и/или компенсировать нанесенный ущерб. Суверенное равенство лежит в основе современного правосознания. Какое оно – модернистское, постмодернистское, пост-постмодернистское или классическое и консервативное – значения не имеет. Оно образует цоколь современного мироустройства. Правового и политического. Мы все договорились, что мир устроен именно таким образом. И никаким иным*1. Все обязаны защищать и отстаивать именно такое мироустройство. Строго ему следовать. Воздерживаться от диктата. Насилия. Принуждения. Навязывания другим своего образа жизни, стандартов и подходов. Вмешательства во внутренние дела. Другими словами, они обязаны воздерживаться от использования различия в богатстве, силе, материальном положении, т.е. в возможностях, которыми обладают государства и поддерживаемые ими образования, для продвижения «шкурных», односторонних интересов. Не имеющих основания в праве. Ущемляющих интересы и законные чаяния других. Ведущих к укоренению практики двойных стандартов. Делящих государства на те, кому позволено, и те, кому нет. Кто может, и кому заказано. По знаменитой поговорке, отсылающей к временам Римской империи: «Что дозволено Юпитеру, то не позволено быку». Все обязаны создавать условия для того, чтобы суверенное равенство государств могло быть реализовано в полном объеме. Чтобы все культуры уважались, как подтверждает резолюция тысячелетия, поднятая на щит Генеральной Ассамблеей ООН*2. Чтобы они имели возможность вносить свой оригинальный и самостоятельный вклад в международное сотрудничество и развитие. В общую копилку человечества. Выстраивать свою линию на международной арене, строго следуя принципу суверенного равенства, правильно. Нравственно. Отвечает требованиям ответственного ведения дел и высшим моральным императивам. Действовать иначе – аморально. Более того, при определенных условиях даже преступно.   Ушат холодной войны на головы идеалистов Прочитав главку выше, циники от внешней политики, они же прагматики или, иначе, политические реалисты скажут: «это всё бла-бла-бла». На итальянский манер: «пароле-пароле-пароле». Совсем грубо: «болтовня», не имеющая ничего общего с суровой действительностью и главенствующими правилами игры на международной арене. Где суверенное равенство – фикция. Есть те, кто выступают субъектами политики, и те, кто – не более чем её объект. Есть те, от кого всё зависит, кто «заказывает музыку», и все остальные. Те, кто на первых ролях, и те, кто на второстепенных или даже на подыгрыше. Всё зависит от совокупной мощи игроков и их влияния – букета, который складывается из жесткой (военной), экономической и нормативной (мягкой) силы. А «сказки» можно оставить для звездочетов, благородных девиц и тех, кто «изучает международное право вместо того, чтобы осваивать навыки обращения с автоматом Калашникова» по известной присказке о различии между оптимистом и пессимистом. Очевидно же, что система современных международных отношений насквозь проникнута неравенством. Она состоит из карликовых, малых, средних, крупных государств и великих держав и сверхдержав. Советский Союз относился к числу последних. Их осталось сейчас всего несколько. Это США, Китай и Европейский Союз. Причем по всем параметрам – только США. России в их числе нет. У неё нет ресурсов на то, чтобы диктовать свою волю другим в глобальном масштабе или длительное время. Ресурсов, которые находятся в её распоряжении, для этого недостаточно. Более того, согласно превалирующим оценкам действующих трендов, становится всё меньше. Положение других центров силы очень отличается. Они сталкиваются с трудностями. Переживают кризисы. Однако, по своему совокупному потенциалу всё равно остаются в обойме. На практике принадлежность к той или иной группе государств решает всё. Она ставит верхний предел участию в международных делах. Государства могут переходить из одной категории в другую. Могут объединяться в союзы или ассоциации по интересам. Могут на отдельных направлениях одерживать крупные тактические победы и эффективно продвигать свои интересы. Но общей картины это не меняет. Какие бы усилия то или иное государство или объединения государств ни предпринимали. Таковы международные реалии. Так есть. Так было. И так будет. Различия в статусе и весе на международной арене, вопреки тому, на чём настаивают идеалисты от международного права и мировой политики, закреплено в самом международном праве. Начиная с его Основного акта, своего рода Конституции, регулирующей поведение государств на международной арене – Устава ООН. Он делит их на постоянных членов Совета Безопасности ООН, т.е. те страны, за которыми признается особая роль в поддержании международного мира и безопасности, и все остальные. Кстати, не без оснований – на «пятёрку» постоянных членов приходится львиная доля мировых расходов на вооружения. По этому показателю они явно выделяются из общего ряда. Впереди - США. Собственно военный бюджет Пентагона и смежных ведомств составляет (по данным за 2015 г.) 596 млрд $*3. Это бюджетных денег, а не реальных расходов. Далее следует Китай. За последние годы он серьезно сократил разрыв. Военный бюджет Поднебесной – 215 млрд $. Если же учесть гораздо меньшую себестоимость производства вооружений и большую отдачу от вложений в военную инфраструктуру, разрыв даже меньше. Замыкают Россия (66,4), Великобритания (55,5) и Франция (50,9 млрд $). Больше только у Саудовской Аравии – 87,2 млрд $. Различия в статусе разительные. Только «пятёрка» обладает правом вето. Только она может заблокировать или, напротив, разблокировать инициативы и деятельность Совбеза ООН на определенных направлениях. Эти страны чаще всего вовлечены в закулисную подготовку принимаемых Совбезом решений. Только они заседают в нём без пауз и перерывов. Другие вынуждены дожидаться годами, чтобы оказаться в составе 15 «небожителей» – тех, от кого зависят вопросы войны и мира, урегулирование международных конфликтов, в том числе самых острых, применение силы под любыми предлогами, допускаемыми Уставом ООН и действующим международным правом, в любых формах, также определяемых ими. Другой базовый международный акт, от приверженности которому зависит современное мироустройство – Договор о нераспространении ядерного оружия*4, также закрепляет, причём ещё более жестко и однозначно, деление всех стран на две категории*5. На тех, кому позволено обладать ядерным оружием, и тех, кому нет. На тех, кто обязан поставить все свои ядерные программы и объекты под контроль МАГАТЭ, и тех, на кого такие обязательства не распространяются. На тех, кто может и вправе принуждать других к исполнению предписаний договора, и тех, кто вынужден подчиняться. Как в случае с урегулированием проблемы ядерной программы Ирана. В международных финансовых учреждениях системы ООН общепринятая формула «одно государство – один голос» вообще не действует. Её заменяет взвешенное голосование с распределением голосов пропорционально взносу. В чистом виде до последнего времени взвешенное голосование было принято в Европейском Союзе. Сейчас оно микшировано. Но большие государства всё равно поставлены в привилегированное положение в процессе принятия решений*6. Даже в такой демократичной международной организации, как Совет Европы*7, выделена группа государств, имеющих большие права, нежели другие. Только конструируется она несколько специфическим образом. Пять крупнейших плательщиков, в отличие от всех остальных, поровну поделили свой совокупный взнос в бюджет Организации. Зато и их вес в решении вопросов политического характера, их представленность в Генеральном секретариате и их влияние на формирование бюджета Совета и т.д. – тоже другие.   Упорное нежелание ЕС относиться к России как равноправному партнеру и его обоснование*8 Официально ЕС и его государства-члены базовые положения Устава ООН и современного международного права о суверенном равенстве государств никогда не ставили под сомнение. Иначе бы на выстраивание нормальных отношений с внешним миром они рассчитывать не могли. К приведенной выше аргументации они также не прибегали, считая это по ряду причин невыгодным или излишним. Зачем, когда, по их мнению, есть совершенно очевидные вещи, не требующие доказательства. Вот только некоторые из них. ЕС и его государствами-членами они воспринимаются даже не как аксиома, а как что-то само собой разумеющееся. Безусловное. Полностью отвечающее правде жизни. На том, почему такой подход несостоятелен, остановимся в следующей главке. ЕС даёт почти четверть мирового ВВП. По сравнению с ним Россия со своими 2% мирового ВВП – «экономический карлик». ЕС – крупнейшая в мире торговая «нация». Он поставляет на мировой рынок значительную часть реализуемой на нём высокотехнологичной продукции и высококачественных услуг. Участие России в международном разделении труда ничтожно. Кроме сырья, ничего другого предложить мировому рынку Россия не в состоянии. Вместе с США и Японией Евросоюз полностью контролирует мировую финансовую систему. Совсем недавно, включив юань в синклит резервных валют, они кооптировали в свои ряды Китай. Россия почти никакого самостоятельного участия в функционировании мировой финансовой системы не принимает. Является её нетто-потребителем. А ведь, как утверждали Ротшильды, кто владеет деньгами, тот владеет всем*8. В области современных технологий, инноваций, интеллектуальной собственности ситуация аналогична. Они концентрируют в своих руках под 90% интеллектуального богатства планеты. И в этом отношении Россия среди первых не значится. Кроме того, она крайне зависима от западных технологий и доступа на финансовые рынки. Поэтому у России нет достаточного потенциала, нет достаточных ресурсов – финансовых, промышленных, технологических, людских, каких угодно, чтобы на равных конкурировать с ЕС. Ни в одной из областей. Ни в том, что касается обустройства нашего континента. Экономического. Политического. Социального. Ни в том, чтобы проповедовать и претендовать на альтернативный путь развития. Ни в привлечении на свою сторону других государств. Они прекрасно понимают, что стандарт, ассоциируемый с ЕС, гораздо привлекательнее. Даже сейчас, когда руки у ЕС связаны необходимостью преодолевать навалившиеся на него кризисы, Брюссель в состоянии предлагать другим гораздо больше, чем Россия. На то, чтобы играть ва-банк, идти напролом, у России тоже нет ресурсов. Не для краткосрочного усилия. А в долгосрочной перспективе. Исторически Россия проиграла битву за влияние. Она потерпела поражение в «холодной войне». Социалистический лагерь распался. СССР больше не существует. У России отныне нет и не будет конкурентных преимуществ. Самостоятельный геополитический проект былых масштабов ей не осилить. Она согласилась с приоритетом тех ценностей, которые продвигают и отстаивают ЕС и его государства-члены. Они достигли наибольших успехов, претворяя их в жизнь. В этом плане за ними безусловное лидерство. Вполне естественно, что России следует ориентироваться на то, как эти ценности понимаются ЕС и его государствами-членами – в их освоении она особого рвения не проявила. Им уготовано судьбой пользоваться правом судить о том, как с ними обстоит дело в других странах, включая Россию. ЕС оказал покровительство России тогда, когда она в этом так нуждалась – он взял на себя заботу о том, чтобы ввести её в мировую экономику. Естественно, что стандарты работы в рыночной экономике Москве логичнее заимствовать у него. Они им тщательно обкатаны и установлены. ЕС является признанным законодателем в мире стандартов. Было бы нонсенсом, если бы ЕС пришлось согласовывать их с таким новичком в рыночной экономике и неофитом, каким была и остается Россия. Институты сотрудничества, созданные Советским Союзом и социалистическим лагерем, почили в бозе. Они теперь достояние истории – и СЭВ, и Варшавский договор. Все. А страны ЕС и НАТО свои структуры сохранили и преумножили. На них лежит теперь почетная и ответственная миссия по обеспечению безопасности, порядка и управляемости в международных отношениях, по контролю за соблюдением государствами своих международных обязательств. Они могут и должны брать на себя «ответственность за защиту». Либо по поручению Совбеза ООН. Либо, если он не в состоянии эффективно справляться с международными кризисами, вмешиваться, когда происходит фактический развал государственности, защищать население от массовых притеснений, отстранять от власти и наказывать тиранов, действуя в этих целях самостоятельно. Попытки России препятствовать этому противопоставляют Кремль новому, постмодернистскому мировому порядку, сложившемуся после окончания «холодной войны». Превращают Россию в государство-изгоя. В государство-ренегата. В государство-реваншиста. Это, например, «на голубом глазу» разъясняет всем желающим ведущий колумнист популярной британской газеты «Файнэншл таймс» Филип Стивенс. В статье, специально подготовленной для наших «Ведомостей», он пишет: «Вооруженный реваншизм – единственное, что остается Владимиру Путину: Россия слаба во всём, кроме войны»*10. Подобная характеристика современной, читай - Путинской России, подкрепляется стремлением Москвы возродить былую тоталитарную империю и насильственно загнать своих соседей в Евразийский Экономический Союз – реинкарнацию царско-советской «тюрьмы народов». Бывшие колонии Российской империи и Советского Союза, реализовавшие своё право на национальную государственность и обретшие независимость, о которой они всегда мечтали, имеют право самостоятельно решать, с кем им быть. У России нет никаких законных и моральных оснований мешать им порвать с ней и переориентировать свою внутреннюю и внешнюю политику на ЕС и НАТО, вообще делать всё от них зависящее, чтобы стать частью западного мира. Передового, просвещенного и преуспевающего. Отвечая на чаяния народов бывшего СССР и также исчезнувшей Югославии, ЕС и НАТО важно продолжать, вопреки оппортунистической линии Москвы, прежнюю политику «открытых дверей» и продвинутого партнёрства, придав им, может быть, диктуемую моментом гибкость. Проводя её, ЕС и НАТО, строго и последовательно придерживаются предписаний действующего международного права. Россия же, пытаясь воспрепятствовать, будь то на Украине, пространстве бывшего СССР, в Сирии или где бы то ещё, противопоставляет себя отнюдь не только коллективному Западу. Москва оказывается не в ладах со сложившимся международным правом и современным мироустройством. Ни больше, ни меньше. А против нарушителей международного права, дабы образумить, обязательно нужно вводить санкции…   Обратно с головы на ноги Как с точки зрения реальных фактов, так и здравой логики, приведенные утверждения – не более чем игра фантазии. Чистой воды домыслы. Притязания. Спекуляции. Передергивания. Опровергать их как-то даже неловко. Всё равно, что объяснять: фигуры на шахматной доске в начале игры расставляются определенным образом. А не как вздумается. (см. «Ода равноправию, или Почему политики России и ЕС живут в разных измерениях», №10(114), 2016). Однако делать это вынуждает то, что очевидный абсурд возведен в государственную идеологию стран НАТО и ЕС. Постоянно, методично и целенаправленно вбивается в голову обывателю. Насквозь пропитал западное общественное мнение. Разделяется значительной частью западной политической элиты и экспертного сообщества. И то, что всеми здравомыслящими и неангажированными людьми эти упражнения в риторике признаются тем, чем они и являются на самом деле – порождением медийной войны и абсолютным зазеркальем, ничего в действительности не меняет. Мы общаемся с видными западными политиками и экспертами. Наедине или в узком кругу они это безусловно признают. Возмущаются. Соглашаются с нашими аргументами. Призывают покончить с пропагандистскими измышлениями. Стоит же им оказаться на публике, претерпевают удивительную метаморфозу и превращаются в рупор того, что только что убежденно отрицали. Таков, перефразируя нашего любимого поэта Александра Сергеевича Пушкина, нынешний мир и нынешние нравы. Один из последних примеров. Проводим в Брюсселе пленарную сессию сети европейских экспертов, воссозданную в самом начале 2016 года в надежде нащупать пути преодоления тупика, в который заведены российско-есовские отношения. Один из именитых участников с той стороны берет слово и начинает разглагольствовать по поводу того, что Москва, дескать, умышленно нагнетает напряженность. Провоцирует западный мир на ответные действия. За последнее время 66 раз вторглась своими боевыми самолетами в воздушное пространство НАТО. В перерыве на пальцах показываем ему, что он попался на откровенные «фейки». Вот официальные опровержения и разъяснения. Нарушений не было. Самолеты каждый раз следовали исключительно над международными водами, осуществляя право мирного пролета. Натовцы вынуждены были это раз за разом признавать. Патрулирование было восстановлено в ответ на действия НАТО, а не наоборот. Осуществляется на порядок реже и меньшими силами. Собеседник со всем соглашается. Приносит извинения. Говорит, что его «понесло». Не проходит и часа, как на следующей пленарке уважаемый эксперт вновь подходит к микрофону и повторяет прежнее слово в слово. Так что с надуманными избитыми клише, выдаваемыми западным истеблишментом и пропагандистской машиной за описание современного мироустройства и внесистемного положения в нём России, по необходимости, придется разбираться. Начнем только в обратном порядке. Ни НАТО, ни США, ни ЕС никакой победы в «холодной войне» не одерживали. Они её присвоили. Даже вклад, который они внесли в её окончание, весьма условен. Это Михаил Сергеевич Горбачев и руководимый им круг единомышленников, которых поддержала в то время вся страна, поверили в невозможный союз между двумя полюсами тогдашнего мира, в красивую, ими же сочиненную сказочку об общем доме и заверения новых друзей из-за кордона о том, что их «не продадут». Поверив, пошли на одностороннее прекращение «холодной войны» и тотальное изменение внутренней и внешней политики. Самоликвидацию социалистического лагеря и его опорных структур – ОВД и СЭВ. На ничем не обусловленный вывод мощнейшей военной группировки, державшей в страхе весь западный мир, из Центральной Европы. На осуществление шагов, равносильных в то время и в тех условиях, одностороннему разоружению. М.С. Горбачев и ведомые им единомышленники мечтали о несбыточном – построении идеальной модели мира, в основу управляемости которого была бы положена конвергенция. По их замыслу, представители соответственно капиталистической и социалистической системы должны были взять в него лучшее из того, что было в каждой из них, и отбросить присущие им пороки и несовершенства. Что своё видение нужно воплощать в конкретные международно-правовые акты и новые зонтичные структуры международного сотрудничества взамен не только СЭВ и ОВД, но и НАТО и ЕС, а не конфиденциальные договоренности, им даже не приходило в голову. Это Россия, от которой все зависело, сделала выбор в пользу независимого сосуществования народов, населявших некогда единую страну – Советский Союз. В отличие от классических колониальных империй, типа британской, французской, голландской, германской и других, Российская империя и затем Советский Союз были принципиально иным государственным образованием*11. Британская, французская и прочие империи процветали за счет беспощадной эксплуатации колоний – для того они и завоевывались. Они концентрировали все богатства в метрополии. Колонии жили сами по себе под управлением метрополий, отгороженные от них тысячами километров. Российская империя прирастала новыми территориями, которые врастали в неё, становились её неотъемлемыми частями. В том числе в результате уний и добровольного вхождения, как в случае с Украиной и Грузией. Советский Союз ставил и решал задачу исторической важности по выравниванию уровней развития территорий. Европейскому Союзу она до сих пор не по плечу. СССР объединил все территории в единый народнохозяйственный комплекс, где у каждой из них была своя специализация. Поэтому фактически брошенные западными партнерами, которые должны были бы быть им бесконечно благодарны за одностороннее прекращение «холодной войны» и возможность жить в радикально иных условиях, избавленными от страха взаимного уничтожения, народы Советского Союза, разорвав связывающие их узы, обрекли себя на ужасные страдания и колоссальные потери. И за вхождение в мировую экономику народы бывшего СССР заплатили несуразно высокую цену. Вместо того чтобы делать это продуманно, поэтапно, подготовившись, практически сразу сняли защитные барьеры со своей экономики и в результате лишились важной части своей обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и сферы услуг. Обрекли миллионные массы населения на люмпенизацию. Благодаря огромным жертвам, принесенным народами бывшего СССР, страны НАТО и ЕС получили уникальную возможность выстроить инклюзивную систему международных отношений, покончить с международными конфликтами и войнами, добиться иного уровня управляемости мировой политикой и экономикой. Они, по сути, предали и нас, и себя, и открывающуюся перед ними перспективу. Вместо того чтобы сделать ставку на достижение общего блага, пошли на укрепление международных институтов времен «холодной войны» и их экспансию. На то, чтобы присоединить к себе всё, что только возможно. В ущерб общим ценностям. Солидарности. Высоким идеалам. Реальному объединению Европы, а не переносу своих границ подальше на восток. В странах, с которыми Россия сохраняла родственные связи, стали действовать, как если бы те действительно были внешними колониями, а не частями некогда великой страны, сея неурядицы, смуту, пытаясь оторвать их подальше от Москвы. Но сломать мироустройство, сложившееся по итогам Второй мировой войны, не успели. Подработать его под себя тоже. В его основе по-прежнему лежат Устав ООН и его главенствующие принципы – равноправное сотрудничество государств, суверенное равенство, невмешательство во внутренние дела, самоопределение народов, неприменение силы. Подменяющая их концепция «ответственности за защиту», в интерпретации НАТО и ЕС дающая им право на всё что угодно, в том числе в обход СБ ООН, не прижилась. Так и не стала действующим правом. Окрепнув, расплатившись с долгами – и своими, и бывшего СССР (за всех его правопреемников) – вернувшись на международную арену вполне самостоятельным и независимым игроком, Россия успела встать на их защиту. Войны, развязанные коллективным Западом или при его поддержке против Сербии, Ирака, Судана, Ливии, Йемена и др., предпринятая им дестабилизация всего Большого Ближнего Востока и Украины, убедили её руководство в безальтернативности такого курса. Никакой свободы рук в международных делах, к которой они так рвались, страны НАТО и ЕС не получили. Пусть баланс сил на два долгих десятилетия и сместился в их пользу и очень сильно. Прежнее мироустройство выдержало. Роль его гарантов взяли на себя не только Россия, но и в растущей степени тандем России и Китая и все созданные ими новые международные структуры и тяготеющие к ним страны и народы. В их числе сейчас – такие влиятельные, как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), БРИКС и др. Может, этим и объясняется то, что НАТО и ЕС пошли против России «крестовым походом». Обвинили в реваншизме, ренегатстве и пр. Ввели санкции. Каждый раз все более странным и даже нелепым образом. Затеяли полномасштабную антироссийскую кампанию. Причем задолго до украинского кризиса. Народная мудрость «на воре шапка горит» описывает анализируемую нами ситуацию как нельзя лучше. Ведь в претензиях к России, трактовке нашей общей совсем недавней истории, разглагольствованиях по поводу сложившегося мироустройства и современного международного права всё до наоборот. Но концептуальные построения, идеологемы и спекуляции отделить от реальности, на отображение которой они напрасно претендуют, легче. Утверждения о том, что мы в десятки раз крупнее вас и соответствующим образом к вам будем относиться, опровергнуть несколько сложнее. Тем не менее, попробуем.   Средняя температура по больнице Вынесли это крылатое выражение в подзаголовок далеко не случайно. Ассоциируемый с ним образ развенчивает общие и обобщающие утверждения лучше некуда. Да, в больнице есть те, кто идет на поправку, и те, кому становится хуже. Есть больные, у которых по-прежнему очень высокая температура, и те, у кого она уже спала. Так что усредненный показатель абсолютно ничего не дает и ничего не значит. То же касается и утверждения о том, что ЕС на порядок больше, крупнее и влиятельнее, чем Россия. Оно только кажется бесспорным и что-либо значащим. На самом деле надо смотреть, где и в чём. Если мы это сделаем, картина получится намного более нюансированной. Прежде всего, «пусть бросит в нас камень, кто сам без греха». Если бы в США и ЕС всё обстояло самым отменным образом, если бы всё было безоблачным, и их преуспеянию ничто не угрожало, это одно дело. Но ситуация иная. ЕС уже не один год бьётся в тисках системного кризиса. По признанию его лидеров он начинает или уже частично перерос в экзистенциальный*12. Повсюду дебаты идут даже относительно того, нужен ли интеграционный проект вообще, а ведущие действующие политики склоняются к выводу о том, что его «нужно будет придумывать заново»*13. Европейское общество меняется не в лучшую сторону. Оно раздирается всё более острыми внутренними противоречиями. ЕС давно уже не напоминает образец, на который все равняются. Об этом недавно напомнили британцы, проголосовав на референдуме за выход своей страны из интеграционного объединения. У Соединенных Штатов проблем тоже хватает. Ни для кого не секрет, что они живут и благоденствуют во многом за счет других. Живут в долг. Удерживают прежние позиции в мировой политике и экономике лишь потому, что железной рукой «держат за горло» или за рукава ближайших партнеров и союзников. Накачивают мировую экономику ничем не обеспеченной долларовой массой. Первый глобальный финансово-экономический кризис зародился в Штатах. Не исключено, что и следующий придет оттуда же. Как на Ближний Восток и в Северную Африку, и не только туда – горе, разрушения и все остальные несчастья. У США был уникальный шанс, предоставленный им историей, объединить все страны во имя достижения общих интересов и возглавить такое объединение. Они воспользовались им из рук вон плохо. Даже в своих «шкурных» интересах употребить его по-человечески не сумели. Увы. Так что за блестящим фасадом и в ЕС, и в США скрываются глубочайшая несправедливость. Неравенство. Неблагополучие. Их экономика и общество находятся в состоянии транзита в неведомое. Они нуждаются в реформировании. Конечно же, в России ничуть не меньше неблагополучия. Однако это дела не меняет. Общие цифры и соотношения ещё ничего не значат. Приведем несколько аргументов, подчеркивающих их релятивизм. Россия как государство-продолжатель (не правопреемник, а продолжатель!) СССР всегда была и остается постоянным членом Совета Безопасности ООН. В этом отношении она равновелика и США, и всем странам ЕС вместе взятым. Тщетно пытаясь уйти от паритета или, напротив, добиваясь его сохранения, Россия и США являются единственными полноценными членами ядерного клуба*14. Только они участвуют в процессе ядерного разоружения. Все остальные до этого – до того, чтобы быть допущенными до включения в баланс стратегической стабильности, ещё не доросли. Война в Закавказье 2008 года продемонстрировала полную несостоятельность всех структур безопасности в европейском и евроатлантическом суперрегионе. Наученная горьким опытом, Россия провела военную реформу. Она приступила к осуществлению долгосрочной программы перевооружения и модернизации своих вооруженных сил. Реформа на этот раз оказалась вполне успешной. Её результаты, а также возросшие возможности своих Военно-космических сил и боевую мощь своих вооруженных сил в целом Москва продемонстрировала в Сирии. Настолько эффективно, что США и Германия решили последовать её примеру и объявили, в свою очередь, о предстоящем начале военной реформы. По количественным показателям военный потенциал России и военный бюджет в разы меньше, нежели в совокупности у стран ЕС и НАТО. Однако все заявления наших партнеров о военной угрозе, исходящей от России и необходимости в ответных мерах, подразумевают, что всё иначе. Что им надо реагировать и догонять. Подобная нелепица с игрой в слабое звено, однако, в корне опровергает все изложенные выше утверждения о слабости, низкой релевантности и внесистемности России. Ещё один «камушек» в тот же «огород» – уверенное первенство России среди всех остальных европейских стран в экспорте вооружений. Последний по времени из объявленных заказов – намерение Индии закупить оборонительные зенитно-ракетные системы С-400 «Триумф», по праву считающиеся лучшими в мире в своём классе. Об этом было объявлено на полях саммита БРИКС, прошедшего в Гоа (Индия) в середине октября 2016 г.*15 Понятие «средней температуры по больнице» вполне применимо к российской экономике в целом. Если брать суммарные цифры, она находится в критической ситуации. Рецессия под влиянием совокупности факторов продолжается. Кризисные явления дают себя знать крайне болезненно. Однако в ряде ключевых секторов, особенно тех, за которые в правительстве отвечает Дмитрий Рогозин, наблюдается устойчивый рост. Причем вполне ощутимый и уверенный. С одной стороны, продолжающаяся с 1990-х годов деиндустриализация очень ослабила российскую экономику, намного сократила возможности обрабатывающей промышленности, привела к страшным структурным перекосам, вызвала разрушительный эффект недофинансирования. С другой – оцените, насколько мощным был народнохозяйственный механизм и прикладная наука в СССР, если задел, сделанный тогда, по прошествии четверти века всё ещё работает – Россия сохраняет мировое лидерство в некоторых самых технологичных секторах. К их числу относятся ракетостроение, средства освоения космического пространства, производство вертолетов разного профиля, создание ядерных реакторов и другие направления использования мирного атома, разработка программного обеспечения, преподавание физики и математики и т.д. Ещё один аспект, немаловажный под углом зрения оценки экономического потенциала – продемонстрированная Москвой в последние годы способность концентрировать усилия нации на некоторых направлениях, признаваемых приоритетными. Теперь посмотрим на потуги ЕС свысока относиться к России под несколько другим ракурсом. Появление утверждений о маргинальной роли России в мировой политике и экономике и их тиражирование датируется тем относительно коротким и быстро закончившимся периодом в нашей истории, когда Россия в какой-то степени осталась в одиночестве. От неё отворачивались бывшие союзники. Новые государства, возникшие на территории бывшего СССР, дрейфовали в разные стороны. Сообщество Независимых Государств (СНГ) способствовало мирному разводу, но не более. В отношениях с Китаем имелся ряд нерешенных проблем, включая территориальные. Москва сама себя ограничивала во внешнеполитическом маневрировании, слишком полагаясь на искренность западных партнеров и развитие сотрудничества исключительно в западном направлении. Как выяснилось, напрасно. Сейчас ситуация совсем другая. Реализованы задумки Евгения Примакова о форсированном сотрудничестве трех евразийских и азиатских гигантов – России, Индии и Китая и его переводе на постоянную основу. Созданы такие влиятельные международные структуры, как Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), ЕАЭС, ШОС и БРИКС, в которых Москва играет роль опорного игрока. То есть, Россия уже больше не одинока. Она в состоянии аккумулировать мощь большой плеяды держав первой величины. С ними установлены дружеские отношения. Они приближаются – по своей интенсивности и взаимной заинтересованности – к союзническим. Или, по крайней мере, к истинно партнерским. И пускай, как ехидно отмечают западные и отечественные журналисты, единство в БРИКС и других международных структурах отнюдь не гарантировано и достигается высокой ценой*16. Тем не менее, политический, экономический и военный потенциал России нужно измерять теперь совсем другими мерками. Какими – показывает голосование в Генеральной Ассамблее ООН по регулярно вносимому Россией проекту резолюции против героизации фашизма. В 2015 году соавторами проекта стали 52 страны. Это больше, чем тех, кого Брюссель уговорил воздержаться (49). «За» высказались 133 государства. «Против» – «великолепная четверка» в составе США, Канады, Украины и небольшого островного государства Палау, ассоциированного с США*17. Такой результат в условиях, когда США и ЕС из кожи вон лезут, чтобы изолировать Москву и подорвать доверие к ней, дорогого стоит. Но Россия не останавливается на достигнутом. Она претендует на большее. Руководство страны и экспертное сообщество вовлеченных стран приступили к обоснованию потрясающе перспективного геополитического проекта - формирования всеобъемлющего Большого Евразийского партнерства. Его абрис был обозначен в программных выступлениях В.В. Путина на Санкт-Петербургском и Владивостокском экономических форумах в середине 2016 года. Он видится как сопряжение региональных и трансрегиональных экономических и политических инициатив, интеграционных процессов, усилий по созданию и консолидации систем внутренней и внешней безопасности приглашаемых к сотрудничеству государств*18. На Западе представления о всеобъемлющем Большом Евразийском партнерстве сходу обозвали то ли «научной», то ли «ненаучной» фантастикой*19. Блестящая традиция, унаследованная от Советского Союза, судить о фильмах, которые не смотрели, и о книгах, которые не читали, продолжает победно шествовать по планете. На самом деле амбициозный геополитический проект уже осуществляется. Руководство России и Китая договорились о сопряжении Экономического кольца Шелкового пути с деятельностью ЕАЭС. Страны ЕАЭС поручили Экономической Комиссии вести от их имени конкретные переговоры с Пекином. Страны АСЕАН выразили глубокую заинтересованность в подключении к нему. ШОС сделала семимильный шаг на пути превращения в паназиатскую организацию, согласившись включить в свои ряды одновременно Индию и Пакистан. ШОС и ЕАЭС постепенно выходят на траекторию превращения в опорные структуры Большой Евразии. Планы только верстаются, а суперрегиональный проект уже обрастает прокладываемыми железнодорожными путями континентального охвата. На юг и восток из России потянулись магистральные трубопроводы и энергомосты*20. Обустраиваются новые морские причалы, аэропорты и многофункциональные грузовые хабы. Изучаются возможности использования Северного морского пути в качестве приоритетной инклюзивной площадки суперрегионального сотрудничества*21.   Домашнее задание для Европейского Союза С учетом упертости ЕС и того, насколько глубоко укоренились проповедуемые им и его государствами-членами порочные политико-идеологические шаблоны, нам пришлось подробно обосновать, почему Москва безоговорочно настаивает на посткризисном восстановлении двусторонних отношений лишь в таком ключе, который бы позволил придать им последовательно равноправный характер. Теперь, хотя бы тезисно, попытаемся раскрыть, какой смысл вкладывается в это требование. Что под ней подразумевается. В форме чего-то вроде программы или дорожной карты. В глобальном плане. Меняется вся структура безопасности в евроатлантике. Ей придается инклюзивный и равноправный характер в соответствии с освященными ОБСЕ принципами неделимой безопасности. Нечто аморфное, неопределенное и одноблоковое, существующее ныне, заменяется на реальную систему коллективной безопасности. Она ставится на твердую договорную основу. Под неё создаются новые действенные суперрегиональные структуры. Совет Европы, ОДКБ, ЕАЭС, ЕС, НАТО, ОБСЕ органически встраиваются в них. Двусторонние российско-есовские связи в экономической области растворяются во всеобъемлющем Большом Евразийском партнерстве. Упор делается на облегчении экономического взаимодействия и инвестиций, снятии всех и всяческих административных барьеров, полном и последовательном искоренении дискриминации, в том числе посредством использования практики предоставления национальных режимов. Согласуются общие правила игры, понятные и благоприятные для бизнеса. ЕС отказывается от установок политики Восточного партнерства на отрыв стран общего соседства от России. Общепринятой становится практика трехсторонних переговоров и консультаций в формате ЕС-третья страна-Россия или ЕС-третья страна-ЕАЭС. ЕС соглашается с тем, что нормоустанавливающая деятельность осуществляется совместно всеми странами региона или суперрегиона и учитывает интересы всех сторон. Брюсселецентризм оставляется в прошлом. Его заменяют инклюзивность и сотворчество с ориентацией на лучшие традиции, оправдавшие себя на практике, и максимальную эффективность. В идеологическом плане. Создается двусторонняя или многосторонняя Комиссия по трудным вопросам истории двусторонних отношений. По итогам её работы согласуются общие подходы к вопросам о характере и причинах «холодной войны» и её завершения; природе Российской империи и Советского Союза и масштабах их вклада в европейскую и мировую культуру и социальное развитие общества; о случившемся на Майдане, в Одессе, Донецке и т.д. на Украине; обо всём, что омрачало диалог и сотрудничество и привело к конфронтации. Эти подходы затверждаются, и стороны договариваются о том, чтобы к ним больше не возвращаться. Информационная война, развязанная против России, руководства страны и россиян задолго до кризиса на Украине, безоговорочно прекращается. Со своей стороны, Москва также возвращается к традиции объективного, достоверного, уважительного освещения того, что происходит в ЕС, его внутренней и внешней политике. Практика шельмования и демонизации друг друга уходит в прошлое. Все придерживаются сути ст. 10 Европейской Конвенции по правам человека (ЕКПЧ) о свободе слова, допускающей свободное распространение мнений, но не фальшивок, «фейков» и других извращений действительности. Деонтология профессии достоверно и непредвзято информировать общество восстанавливается. В рамках Большой Европы на базе ст. 10 ЕКПЧ принимается развернутый кодекс поведения журналистов, печатных и электронных СМИ и управляющих социальных сетей. Все обязуются их соблюдать. Россия, ЕС и третьи европейские страны договариваются, что права человека, идеалы господства права и плюралистической демократии, многообразие культур, защита семьи и высших интересов ребенка, уважительное отношение к основным мировым религиям и т.д. являются нашим общим достоянием. Все вносят в него свой уникальный клад, пользуясь плодами инклюзивности, солидарности и толерантности. Закрепляется, что никто не имеет права претендовать на истину в последней инстанции. Что никто не обладает монополией судить и осуждать других и указывать им, как надо понимать общие ценности. Тот смысл, который мы им придаем, меняющийся со временем, определяется совместно. В том, что касается текущего момента. Санкционная война прекращается. Обе стороны отменяют введенные ограничения на финансовую и экономическую деятельность, контакты и свободу передвижения. Все соглашаются с тем, что сохранение санкционных режимов несовместимо с поддержанием нормальных добрососедских отношений. Начинаются переговоры, имеющие целью сделать невозможным введение односторонних ограничений. Желательно, в рамках Совета Европы. Они завершаются выработкой соответствующего многостороннего международного соглашения, имеющего прямое действие во внутреннем праве государств-участников. С учетом прогресса по первой и второй «корзинам» находится решение украинского кризиса. Затем всех остальных. В Восточной Европе. На Балканах. В Закавказье. На пространстве общего соседства. Все контакты и диалоги размораживаются. Институциональная система управления двусторонним сотрудничеством восстанавливается и параллельно перестраивается таким образом, чтобы учесть недостатки и ошибки прошлого и обеспечить эффективное взаимодействие в будущем. Она конструируется в духе нижеследующих предложений. © Марк ЭНТИН, профессор МГИМО МИД России Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ   Future institutional framework for Russia-EU relations Everybody agrees now that institutions governing Russia-EU relations failed to prevent their gradual deterioration and eruption of a new acute confrontation between the two parts of Europe alongside old stile Est-West divide. Institutions have suffered tremendously from such developments themselves. The previous framework of Russia-EU bodies does not exist anymore. But few agree on explaining why they proved to be unreliable and what do we need to replace them. Numerous discussions Russian expert community held on this subject have paved way to following conclusions. We would like to give them our personnel interpretation. 1. Institutions bear their part of responsibility, but it's essentially Russia and the EU, and their politicians to blame for the deterioration of bilateral relations. Institutions failed not so much because they are inherently bad as such. They did it because: 1.1. Russia and the EU had no strategic vision to give them on the purpose of their activities and the way Europe and Eurasia must look like in the years to come. 1.2. Russia and the EU attributed them vague and imprecise functions. As a rule, institutions were deprived of the opportunity to take any kind of mutually binding decisions and to act promptly. 1.3. They were not duly inserted in the internal decision making and legal norms setting mechanisms. 1.4. Institutions were badly shaped and had agendas rarely corresponding to what Russia and the EU really needed. 1.5. Though some procedures, bodies and schemes of bilateral cooperation turned out to be efficient and beneficial to both parties. Northern dimension, regional and trans border cooperation and joint projects in the field of science and education could be mentioned in this sense. 2. When designing new framework for Russia-EU bodies governing bilateral relations both positive and negative experience of the past must be taken into consideration. It teaches that: 2.1. We are to create new institutions as a system of interrelated bodies with properly defined vertical and horizontal links. 2.2. Each of them shall have the right and at the same time the obligation to take decisions in their reciprocal spheres of competence and supervise them. 2.3. Each of them must be inserted in the proper internal supranational or state mechanisms. 2.4. Institutions shall be engaged not only in discussing or comparing different things, or expressing opinions but in standard setting as well. 2.5. We are to envisage direct application of some of the operational decisions and decisions of general nature they could take in the parties' internal legal orders. 2.6. Nothing will work if we don't fix in a precise manner what kind of results we intend to achieve through them, what kind of relationship we want to construe. 3. If Russia and the EU find remedies against many institutional shortcomings of the past they may restore a lot of so called old institutions under the same labels, but shape them in entirely different manner hoping to make them much more efficient. In any case it's advisable to have a system of bodies, comprising: 3.1. Summits. But once a year with a mutual obligation to convene emergency meetings following each of the parties' requests and dedicated to discussing only strategic issues and to agenda setting. 3.2. Ministerial meetings . But in accordance with 28(27)+1 formula and convened to solve issues in deeds and not words, and to adopt mutually binding acts. 3.3. Sectorial and general matters dialogues, expert and working groups . But with clear cut mandate to agree operational decisions to be approved on ministerial level and to prepare (binding and standard setting) decisions of general nature. 3.4. High status special (presidential) envoys on Russia-EU/EU-Russia relations . But as a part of both parties' executive and working on a full day basis with a strong mandate to promote them. 3.5. Inter-parliamentary joint committee . But only as an umbrella body for much more intense cooperation between Federal Council and European Parliament internal committees and an instrument to launch and foster legal harmonization. 3.6. Joint business roundtable . But having a real weight in the framework of bilateral institutions, involved in shaping relationship, invited to join EU business foundations and fora, and associated with the work of grassroots Russia-EU bodies and their activities. 3.7. Northern dimension and regional/cross border cooperation governing procedures extension to bilateral relations as a whole. 3.8. Resuming the EU Economic and social committee and Regional committee – Russian semi state bodies cooperation and pushing it into becoming something valuable aimed at doing concrete things. 3.9. Institutionalization of links between Russian highest courts and the Court of the EU as a first step to create joint independent judicial body (bodies) to solve cases brought against Russia or/and the EU by both sides legal persons. 3.10. Creating joint working bodies to elaborate different types of draft laws to be studied and adopted on a later stage by executive and legislator. 3.11. Invitation of both sides representatives to work in both sides supranational and state bodies. 3.12. Setting-up of high-level strategic planning group having broad powers and a flexible mandate, and reporting directly to special envoys and leaders of Russia and the EU. 4. When reinventing institutional framework for governing bilateral relations Russia-EU must be as flexible as possible. They may use a step by step approach. They may think about convening a summit to launch it or to wait until defrost of relations becomes palpable. But in any case, they must avoid repeating the same mistakes they were unlucky to do before and abstaining from correcting them promptly. © Mark ENTIN, professor of the Moscow State Institute of International Relations (MGIMO-University) and invited professor in Immanuel Kant Baltic Federal University, ambassador of Russia in Luxembourg 2012-2016, Ekaterina ENTINA, Associate professor of the National Research University Higher School of Economics (Russia), Senior Research Fellow at the Institute of Europe of the Russian Academy of Science   *1 Подробнее см. Марк Энтин, «Краеугольные основы послевоенного мироустройства и современного международного права: взгляд из Москвы и Пекина», Московский журнал международного права, 2016, №3. *2 Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций. Принята резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml *3 Здесь и далее статистические данные приводятся по Майкл Кофман, Андрей Сушенцов, «Почему возможна война между великими державами», Доклад международного дискуссионного клуба «Валдай», Москва, апрель 2016, http://ru.valdaiclub.com/files/12119/ *4 Одобрен резолюцией 2373 (XXII) Генеральной Ассамблеи ООН от 12 июня 1968 года, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/npt.shtml *5 Ядерное нераспространение (в двух томах) / Под общ. ред. В.А. Орлова. – М.: Пир-Центр, 2002. – 528 с., http://www.pircenter.org/media/content/files/9/13468393370.pdf *6 Энтин Л.М., Право Европейского Союза. Новый этап эволюции: 2009-2017 годы. – М.: Изд-во «Аксиом», 2009. – 304 с., http://www.eurocollege.ru/fileserver/books/esi-library5.pdf *7 О сегодняшнем дне Совета Европы см. Марк Энтин, “На пути к реформе Совета Европы», Вся Европа, 2011, №4(54) или МОФ Янтарный мост, http://ambbr.artinfo.ru:8008/article?id=107 *8 Самым подробным образом эта и связанные с ней проблемы двусторонних отношений и геополитического характера разбираются в Энтин М.Л., Энтина Е.Г., Россия и Европейский Союз в 2011-2014 годах: в поисках партнерских отношений – книга V в двух томах – М.: Изд-во «Эксмо», 2015, https://eksmo.ru/book/rossiya-i-evropeyskiy-soyuz-v-2011-2014-godakh-v-poiskakh-partnyerskikh-otnosheniy-v-tom-2-ITD629569/ или http://bookz.ru/authors/ekaterina-entina/rossia-i_218/1-rossia-i_218.html ; о ней см. Энциклопедия современной Европы и отношений Россия-ЕС, Вся Европа, 2016, №4(109), http://alleuropalux.org/?p=13114 *9 Финансисты, которые изменили мир. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. – 288 с. *10 Филип Стивенс, “Новая конструкция мира», «Ведомости», 17 октября 2016 г., с.07. *11 Интересные соображения по поводу «проклятья прошлого» высказываются в этой связи видными представителями российского экспертного сословия – Надежда Арбатова, «Прошлое мстит. Преодоление пагубных черт исторического наследия – непременное условие развития каждой страны», Независимая газета, 14 октября 2016 г., с.5. *12 The State of the Union 2016: Towards a Better Europe – A Europe that Protects, Empowers and Defends. European Commission – Press release, Strasbourg, 14 September 2016 …; The State of the Union 2016 by Jean-Claude Juncker, President of the European Commission, 14 September 2016, European Commission, www.ec.europa.eu/soteu The State of the Union 2016: Towards a Better Europe – A Europe that Protects, Empowers and Defends. European Commission – Press release, Strasbourg, 14 September 2016 …; The State of the Union 2016 by Jean-Claude Juncker, President of the European Commission, 14 September 2016, European Commission, www.ec.europa.eu/soteu Обстоятельный анализ см . Марк Энтин, Екатерина Энтина, «Завидная… стагнация», Аналитическая записка РСМД, Москва, 18 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8239#top-content *13 Debat sur une Europe en plein crise existentielle, Le Soir, 19 octobre 2016, №245, p.2-3. *14 Брахма Челлани, «Сохраняющаяся роль ядерного оружия в международном балансе сил», Международный Дискуссионный клуб Валдай, Валдайские записки, Москва, №04, ноябрь 2014, http://ru.valdaiclub.com/files/11001/ *15 Андрей Колесников, “Выдали на Гоа. Как Владимир Путин пугал и успокаивал на саммите БРИКС», Коммерсантъ, 17 октября 2016, №192(5942), с.1, 3. *16 В частности, под сомнение ставится жизнеспособность последних инициатив саммита БРИКС в Гоа о создании рейтингового и энергетического агентств – Татьяна Едовина, «Правила игры», Коммерсантъ, 17 октября 2016 г., №192(5942), с.7; а то и целостность самого БРИКС вообще – Андрей Колесников, Цит. соч. *17 Resolution adopted by the General Assembly on 17 December 2015 [on the report of the Third Committee (A/70/487)] 70/139. Combating glorification of Nazism, neo-Nazism and other practices that contribute to fuelling contemporary forms of racism, racial discrimination, xenophobia and related intolerance, https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/439/83/PDF/N1543983.pdf?OpenElement *18 Mark Entin, Ekaterina Entina, “The New Role of Russia in the Greater Eurasia”, Taylor & Francis Online, http://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/09700161.2016.1224060 . *19 Как, например, сотрудники бельгийского Совета по изучению политики ЕС, с которыми в начале октября 2016 года обсуждали данную проблематику на полях Четвертого заседания Сети европейских экспертов – В Брюсселе прошел четвертый семинар в рамках сотрудничества РСМД и делегации ЕС в России, РСМД, Москва, 6-7 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8191#top-content *20 Наталья Семашко, “Энергетическое кольцо Востока. В сентябре был дан старт проекту Азиатского суперкольца. В ходе Восточного экономического форума инициативу создания энергомостов, объединяющих Россию с её дальневосточными соседями – Китаем, Японией, Южной Кореей и Монголией, поддержал президент Владимир Путин», Коммерсантъ Business Guide , 17 октября 2016 г., №33, p .3-4. *21 См. материалы Арктической конференции, проведенной в Москве 12-13 октября 2016 г. Российским советом по международным делам, в том числе: Завершилась конференция «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития», РСМД, Москва, 13 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8233#top-content ; Азиатские игроки в Арктике: интересы, возможности, перспективы, Доклад РСМД, Москва, 12 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8224#top-content ; Андрей Загорский, «Росси я и США в Арктике», Рабочая тетрадь РСМД, Москва, 11 октября 2016 г., http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8224#top-content и др.
Дневник событий
a-Spain
Политика

Новое правительство приступило к работе Новое правительство со старым премьер-министром Мариано Рахоем приведено, наконец, к присяге в Испании. Пиренейская страна на протяжении десяти месяцев жила с временно исполнявшим обязанности кабинетом министров. Такое случилось с Испанией впервые в её многовековой истории....

Новое правительство приступило к работе Новое правительство со старым премьер-министром Мариано Рахоем приведено, наконец, к присяге в Испании. Пиренейская страна на протяжении десяти месяцев жила с временно исполнявшим обязанности кабинетом министров. Такое случилось с Испанией впервые в её многовековой истории. Однако самое поразительное – пока испанцы формально не имели «ни руля, ни ветрил», они добились впечатляющего прогресса в области экономики. В уходящем году ожидается её рост более чем на 3% – один из лучших показателей среди «двадцати восьми». Это даёт повод шутникам в Мадриде вообще ставить под сомнение необходимость содержания за счёт налогоплательщиков какого бы то ни было правительства. Шутки шутками, но длительное отсутствие полноценного штурвала у такой весомой страны Европейского Союза вызывало нескрываемую озабоченность Брюсселя. Получить благословение однопалатного парламента на формирование правительства лидеру правоцентристской Народной партии М.Рахою на этот раз позволил глубокий раскол, а затем и кризис, в главной силе левой оппозиции – социалистической партии, в результате которого был вынужден покинуть пост её вождь несговорчивый Педро Санчес. Страна находилась на грани очередных всеобщих выборов, намеченных на 25 декабря. Они стали бы третьими по счёту всего лишь за год, и опять могли не выявить солидного преимущества одной из партий (см. «Испания: жаркий июнь 2016-го», №5(110), 2016)… Премьер-министр дубль-два, сформировавший свой кабинет из доверенных деятелей – семеро из них, образующих в основном экономический блок, перекочевали из прежнего состава - столкнётся с серьёзными вызовами. На первом месте в повестке дня фигурирует экономика. Правительству предстоит провести через враждебный парламент проект бюджета на 2017 год, предусматривающий по требованию Брюсселя сокращение государственных расходов на 5,5 миллиарда евро. А также утвердить непопулярные реформы в области пенсионного обеспечения и просвещения, восстановить доверие инвесторов. Высоким, достигающим 19%, остаётся уровень безработицы, хотя ещё в 2013 году он зашкаливал за 27%. «Острым камнем в башмаке» премьера служат и набирающие силу сепаратистские тенденции в Каталонии, поэтому он намерен уделять больше внимания автономным областям и справедливее делить между ними бюджетные финансовые средства (см. «Испания: Барселона грозит Мадриду уходом», №7-8(112), 2016). В повестке дня нового-старого правительства появилась ещё одна проблема: участие Мадрида в переговорах с Лондоном об условиях выхода Великобритании из ЕС. Кстати, М.Рахой полон решимости усилить влияние Испании во внутренней и внешней политике Евросоюза. Об этом свидетельствует, в частности, назначение на пост министра иностранных дел Альфонсо Дастиса – бывшего испанского посла при ЕС, который считается крупнейшим экспертом страны в европейских делах. В соответствии с нынешней модой в Европе, пять постов из 13 в кабинете министров получили женщины, включая главу оборонного ведомства. Второе по значению кресло доверено вице-премьеру Сорайе Саэнс де Сантамарии, которая будет отвечать за отношения с региональными властями. Средний возраст министров – 53 года – не намного меньше, чем у предыдущего правительства Народной партии. Им предстоит весьма сложная задача – руководить страной при самой слабой парламентской поддержке за весь демократический период в истории Испании. Андрей СМИРНОВ
Verona_
В фокусе

На V Евразийском форуме в Вероне сориентировались на местности Запевкой второй идейной составляющей веронского форума, помимо разбора конфликта между Евросоюзом и Россией, стал эмоциональный призыв модератора сессии по геополитике, журналиста итальянского государственного телевидения РАИ, – «Нам нужно избежать соблазна 'европоцентризма'!»...

На V Евразийском форуме в Вероне сориентировались на местности Запевкой второй идейной составляющей веронского форума, помимо разбора конфликта между Евросоюзом и Россией, стал эмоциональный призыв модератора сессии по геополитике, журналиста итальянского государственного телевидения РАИ, – «Нам нужно избежать соблазна 'европоцентризма'!» Макроэкономика подталкивает к такому развороту на восток. В ближайшие годы, например, потребление нефти в Европе снизится на 5%, а в Азии вырастет на 40%.   Произойдет «смещение точек роста потребления из Европы в Азию», отметил Игорь Сечин, глава «Роснефти». И добавил, что «выстраивание связей в рамках Евразии обеспечит устойчивый рост» для всех участников интеграционных процессов. Разговор о том, что сулит партнерство на пространстве не только от ирландского Шэннона, французского Бреста, испанской Сеуты до Владивостока, но и далее – вплоть до Сингапура, получился конкретный, а потому убедительный. Одним из основных дизайнеров и архитекторов переплетения долгосрочных деловых интересов в Большой Евразии выступает Китай. Создание плотной инфраструктурной сети железных дорог, что предполагает масштабная программа воссоздания «Шелкового пути» также обусловлено тем, что Китай возвращается к прежней модели торговли с Европой. Во времена Марко Поло, открывшего Поднебесную для европейцев, напомнила Татьяна Валовая, член Коллегии (министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, 100% всей торговли проходило сухопутными маршрутами, а сегодня – 90%   товаров доставляется водными путями. Однако, мотивы у Китая вовсе не ностальгические, а сугубо практические. В последние десять лет Китай построил 20 тысяч километров железнодорожных путей для скоростных поездов, способных разгоняться до 300-350 км/в час. Определены четыре стратегических направления, которые поднимут на новую ступень темпы товарооборота и при этом обеспечат гарантии безопасности. В прошлые века торговые нации создали коммерческий флот и вложили крупные инвестиции в портовую инфраструктуру, что ускорило их экономический рост и, соответственно, рост благосостояния. Как только возникнет столь же разветвленная, как нынешнее морское коммерческое судоходство, и столь же эффективная логистическая система в масштабе Евразии, все страны, объединенные торгово-экономическими связями в рамках мега-проекта «Шелковый путь», станут главными бенефициарами меняющей модели мировой торговли, уверенно спрогнозировал будущее в беседе со мной Сун Хунбин, эксперт по глобальным рынкам. В свою очередь Мауро Моретти, генеральный директор «Леонардо-Финмекканика», одного из крупнейших машиностроительных холдингов в Италии, обрисовал неизбежность смены мировых лидеров по объему ВВП и благосостояния. «Менее чем через 10 лет Восток обгонит Запад по темпам технологического развития». Уже сегодня этот тренд определяет долгосрочное инвестиционное планирование. Через 10 лет страны Азии будут обладать совокупным ВВП в 25 триллионов долларов, в то время как Евросоюз, после выхода Британии, будет довольствоваться ВВП в 15 триллионов долларов. На фоне такой тенденции нельзя допустить, чтобы ЕС, который не сопоставим по темпам роста с тем, что происходит в азиатском регионе, выступал в роли «смирительной рубашки» для европейского бизнеса. Глава холдинга подчеркнул, что «Леонардо-Финмекканика» продолжает сотрудничать с партнерами в России по таким направлениям, как аэронавтика, космическая отрасль, вертолетостроение. С трибуны часто звучала и эмоционально заряженная, и сдержанно бесстрастная критика того, что все отчетливее проявляется как «ограниченный суверенитет» Европы не только в политике, но и экономике. Что препятствует не только органичному взаимодействию Евросоюза с Россией, но и с интеграционными проектами, реализуемыми в Евразии. Профессор Антонио Фаллико убежден: «Интересы граждан должны быть во главе угла вопреки геополитическим трудностям, вызванным издержками однополярного мира». Как генератор идей и вдохновитель веронского форума (девятого по счету), он считает свое детище – «элементом диалога, нацеленного на «перезагрузку» отношений» (между Евросоюзом и Россией). В такой же спокойной профессорской манере выступал на открытии форума и Романо Проди, дважды премьер-министр Италии и экс-глава Еврокомиссии. Отметив прискорбный феномен – впервые в за последнее время торговля растет медленнее, чем мировая экономика, Р. Проди призвал найти способы восстановить доверие и диалог с Россией. «Возобновить диалог, думаю, будет нелегко, но стоит пытаться хотя бы вернуться к прежнему уровню отношений». В рамках дискуссии о Евразии профессор Проди предложил провести в следующем году на платформе веронского форума встречу представителей ЕС и ЕАЭС – и это, судя по итоговой пресс-конференции, легло в основу неписанного коммюнике. Владимир МИХЕЕВ, спец. корр. интернет-издания «Вся Европа», Верона-Москва
ds-vfokuse-Italy
В фокусе

Что заботит сторонников дальнейшей интеграции Европы и сохранения единой валюты даже больше, чем потрясший Старый Свет «Брекзит» или неурядицы «Дойче Банка»? В это трудно поверить, но более серьёзную тревогу вызывает сейчас возможное поражение председателя правительства Италии Маттео Ренци на затеянном...

Что заботит сторонников дальнейшей интеграции Европы и сохранения единой валюты даже больше, чем потрясший Старый Свет «Брекзит» или неурядицы «Дойче Банка»? В это трудно поверить, но более серьёзную тревогу вызывает сейчас возможное поражение председателя правительства Италии Маттео Ренци на затеянном им референдуме. Итальянским избирателям 4 декабря предстоит поддержать или отвергнуть судьбоносную реформу конституции, предложенную молодым энергичным премьером. Её цель – отказ от двухпалатного парламента, обеспечивающего равные законодательные права и Палате депутатов, и Сенату. Это равноправие слишком часто «хоронит» многие важные инициативы кабинета министров и вызывает всё новые политические кризисы на Апеннинском полуострове (см. «Италия: станет ли Сенат декорацией?», №4(109), 2016). Кроме того, реформа, по мнению главы правительства, должна не только сделать страну более управляемой, но и вывести её из длительной экономической стагнации. Однако противники возражают против приводимых аргументов, опасаясь, что изменение основного закона позволит сконцентрировать власть в руках исполнительного органа. В случае поражения М.Ренци придётся проводить внеочередные парламентские выборы, на которых победу может одержать выступающая против участия в Европейском Союзе оппозиционная сила «Движение 5 Звёзд». Хотя влияние её лидера, бывшего генуэзского комика Беппе Грилло в последние годы заметно ослабло (см. «Италия: ушёл, чтобы остаться?», №2(107), 2016), но он по-прежнему пользуется значительной поддержкой среди молодёжи. В случае успеха экстравагантный политик обещает провести плебисцит о выходе Италии из зоны евро. Такая перспектива вызываёт панику среди иностранных инвесторов. Как полагают, например, стратеги из крупнейшего американского банка «Морган Стэнли», без итальянского участия система единой европейской валюты способна не только сильно пошатнуться, но и погрузиться в системный кризис. В свою очередь, аналитики Сити предсказывают: поражение М.Ренци и отказ страны от столь необходимой реформы ещё больше ослабят банковский сектор Италии, переживающий не лучшие времена – государству пришлось спасать уже четыре финансовых учреждения. Достаточно сказать, что впервые с октября 2014 года итальянский индекс риска для инвесторов более чем на 30 пунктов превышает испанский. Декабрьское голосование итальянцев может стать приговором карьере ещё недавно популярного лидера. Как и британский экс-премьер Дэвид Кэмерон, Маттео Ренци неосмотрительно пообещал уйти из политики в случае поражения на предстоящем референдуме. С тех пор экономическое положение в стране отнюдь не улучшилось, а теперь в адрес главы правительства звучит критика за спасение богатых банкиров за счёт простых налогоплательщиков. К тому же произошёл раскол в Демократической партии, приведшей М.Ренци к власти. Незадолго до референдума не было недостатка в противоречивых прогнозах его исхода. Но, как показывает недавний опыт таких опросов в Великобритании и Венгрии, в наше время предсказание результатов – задача неблагодарная и архисложная… Игорь ЧЕРНЫШОВ
no image
Политика

On aurait voulu mettre en titre une affirmation positive, mais on a préféré une interrogation. La raison de ce choix est évidente. Quand différents acteurs mondiaux, diverses forces (même divers clans) politiques cherchent une réponse à cette question, elles sont...

On aurait voulu mettre en titre une affirmation positive, mais on a préféré une interrogation. La raison de ce choix est évidente. Quand différents acteurs mondiaux, diverses forces (même divers clans) politiques cherchent une réponse à cette question, elles sont éloquemment disparates. Essayons donc d’y voir plus clair, faisons-le calmement, d’une façon réfléchie, sans exagération, en essayant d’analyser le problème sous un angle un peu différent, ainsi que sous un angle significativement différent. — Возможно ли равноправие в отношениях между Россией и Европейским Союзом?   Approche judiciarisée et/ou moralisatrice Le fait qu’une question est instamment soulevée dans la politique dite appliquée, le fait qu’une question provoque autour d’elle énormément de spéculations et de clivages, ce fait-là ne lui procure pas une légitimité. Analysée du point de vue du droit international contemporain, cette question est absolument incorrecte sous tous ses aspects. Le principe d’égalité souveraine des Etats constitue l’alpha et l’oméga du droit international. Ce principe est mis en exergue dans les tout premiers articles fondamentaux de la Charte Nations Unies, dans tous les documents juridiques internationaux qui développent ces articles de la Charte. Et c’est un aspect crucial. Tous les membres de l’ONU, tous les Etats ont reconnu ce principe en tant que « fil conducteur » en tant que norme non seulement obligatoire, mais prépondérante, majeure et péremptoire. Par conséquent, les actions concrètes d’un Etat, et de toutes les entités juridiques en général, ainsi que tous les accords internationaux multi- ou bilatéraux de toute nature doivent se conformer à ce principe. En cas de conflit (contradiction), ces accords peuvent être reconnus nuls et non avenus, ce qui veut dire que dès le début, ou à partir du moment où ils ont été reconnus illégaux, ces accords ne généreront pas de conséquences juridiques, d’où découle l’exigence de rétablir la situation dans son état d’origine et/ou compenser les dommages causés. L’égalité souveraine constitue la base de la conscience juridique contemporaine. Peu importe qu’elle soit moderniste, poste-moderniste, classique ou conservatrice. La conscience juridique est le socle de l’ordre mondial, de l’organisation juridique et politique du monde. Nous tous avons convenu que le monde est fait de cette façon-là, et pas d’une autre. Tout le monde est donc tenu de sauvegarder et de défendre cet ordre mondial, de s’y conformer rigoureusement ; on est tenu de s’abstenir de dictat, de violence, d'ingérence dans les affaires d’autrui, de s’abstenir d’imposer aux autres notre mode de vie, nos standards, nos approches. En d’autres termes, les Etats, ainsi que les entités qu’ils soutiennent, ont l'obligation de s’abstenir d’utiliser la différence de niveau de richesse, de force, de situation économique, en un mot d’utiliser leurs capacités pour promouvoir leurs intérêts unilatéraux. Tous sont tenus de mettre en place les conditions pour que l’égalité souveraine des Etats puisse être pleinement réalisée, pour que toutes les cultures soient respectées, comme l’affirme la Déclaration du Millénaire de l’Assemblée Générale de l’ONU. Pour que toutes les cultures aient la possibilité d’apporter leur contribution originale et indépendante dans la coopération et le développement mondial, dans le patrimoine commun de l’humanité. Choisir sa ligne de conduite sur la scène internationale en stricte conformité avec le principe de l’égalité souveraine – c’est juste et éthique, c’est conforme aux exigences de gestion responsable des affaires et aux suprêmes impératifs moraux. Il est amoral, et même, sous certaines conditions, criminel d’agir autrement.   Verser un « bassin de guerre froide » sur la tête des idéalistes Ayant pris connaissance du chapitre précédent, les cyniques en politique extérieure, qui sont en même temps des pragmatiques ou des réalistes politiques, diront que tout ceci n’est que du bla-bla qui n’a rien à voir avec la réalité sévère et les règles dominantes du jeu sur la scène internationale, où l’égalité souveraine n’est qu’une fiction. Il existe des acteurs de la politique, comme il existe ceux qui ne sont que son objet. Il y a ceux qui déterminent tout, qui «mènent le bal», et tous les autres; ceux qui jouent le rôle principal et ceux qui sont en arrière-plan ou même restent dans l’ombre. Tout dépend de la capacité cumulée des acteurs et de leur influence – d’un bouquet composé d’une force dure (militaire), d’une force économique et d’une force normative (douce). Les « contes de fée », on les laisse aux astrologues, aux jeunes filles nobles et à ceux « qui étudient le droit international au lieu d’apprendre à manier une kalachnikov », comme le raconte une blague sur la différence entre les optimistes et les pessimistes. Il est évident que le système actuel des relations internationales est entièrement imprégné d'inégalités. Ce système inclut des Etats minuscules, petits, moyens et grands, ainsi que des grandes puissances et des superpuissances ; l’Union Soviétique faisait partie de ces dernières; néanmoins des superpuissances, il n’en reste plus beaucoup – les USA, la Chine et l’Union Européenne, et il n’y a que les USA qui répondent encore à tous les critères d’une superpuissance. La Russie n’en fait pas partie. Elle n’a pas assez de ressources pour imposer sa volonté ni au niveau mondial, ni pour une longue période. Les ressources dont elle dispose sont insuffisantes pour le faire, et qui plus est, tendent à s’amenuiser, d’après les évaluations prédominantes. La situation des autres pôles de puissance est fort différente. Ils rencontrent des difficultés, subissent des crises, mais grâce à leur potentiel cumulé, gardent quand même leur position. En pratique, l’appartenance à tel ou tel groupe d’Etats est décisive, elle détermine le degré de participation dans les affaires internationales. Les Etats peuvent passer d’une catégorie à l’autre, former des alliances ou des groupements d’intérêts, peuvent remporter d’importantes victoires tactiques dans certains domaines et promouvoir efficacement leurs intérêts. Mais ceci n’a aucun impact sur la situation générale, quels que soient les efforts entrepris par un Etat ou un autre, ou par une union d'Etats. Telles sont les réalités internationales. C’est comme ça, c’était comme ça et ce sera comme ça. Malgré l’affirmation des idéalistes du droit international et de la politique mondiale, la différence de statut et de poids sur la scène internationale est pérennisée dans le droit international lui-même, en commençant par la Charte des Nations Unies, l’Acte primordial, une sorte de Constitution régissant le comportement des Etats. Cette Charte fait la distinction entre les Etats-membres permanents du Conseils de Sécurité, c’est-à-dire ceux à qui on a attribué un rôle particulier dans le maintien de la paix et de la sécurité internationale, et les autres. Cette distinction n’est pas sans raisons : les cinq membres permanents accumulent la part du lion des dépenses mondiales d’armement, et ce taux les fait émerger de l’ordinaire. Ce sont les USA qui devancent tout le monde. Selon les données de 2015, le budget purement militaire du Pentagone et de ses structures connexes s’élève à $596 milliards. Ici on parle de prévisions budgétaires, et non de frais réels. Ensuite vient la Chine, qui a sérieusement réduit l’écart durant ces dernières années. Le budget militaire de l’Empire Céleste est de $215 milliards. Et si on tenait compte du coût de production beaucoup moins élevé et d'un retour sur investissement plus efficace dans l’infrastructure militaire, cet écart apparaît encore plus réduit. En queue de peloton se trouvent la Russie ($66.4 milliards), la Grande Bretagne ($55.5 milliards) et la France  ($50.9 milliards). Il n’y a que le budget de l’Arabie Saoudite qui est plus important que les leurs : $87.2 milliards. Quant au statut des Etats, les différences sont frappantes : il n’y a que les « cinq » qui ont un droit de véto. Il n’y a qu’eux qui peuvent bloquer, ou au contraire débloquer, les initiatives et l’activité du Conseil de sécurité dans certains domaines. Ce sont ces pays qui se trouvent souvent impliqués dans la préparation (menée en coulisses) des décisions prises par le Conseil de sécurité. Il n’y a qu’eux qui y siège sans pause ni interruption, les autres doivent attendre pendant des années avant de faire partie des 15 « habitants des cieux » dont dépendent les questions de guerre et de paix, de règlement des conflits internationaux, y compris les plus graves, de recours à la force sous divers prétextes, prévus  et définis par la Charte des Nations Unies et le droit international en vigueur. Un autre acte international fondamental, dont le respect détermine l’ordre mondial de nos jours, c’est le Traité sur la non-prolifération des armes nucléaires. Lui aussi valide, mais d’une façon encore plus dure et sans ambigüité, la division de tous les pays en deux catégories : ceux qui ont le droit de posséder une arme nucléaire et ceux qui n’y sont pas autorisé ; ceux qui sont obligés de soumettre tous leurs programmes et installations nucléaires au contrôle de l’Agence internationale de l’énergie atomique et ceux qui en sont dispensés ; ceux qui peuvent et qui ont le droit de contraindre les autres à l’exécution des dispositions du Traité et ceux qui sont obligés de s’exécuter, comme c’est le cas dans le règlement du dossier nucléaire iranien. Dans les institutions financières internationales onusiennes la formule communément admise « un Etat = une voix » n’est même pas applicable. Elle est remplacée par un vote pondéré, quand l’importance d’une voix est déterminée au prorata d’une cotisation. Jusqu’à il y a peu le vote pondéré était utilisé dans l’Union Européenne sous sa forme pure. Maintenant son utilisation est quelque peu adoucie, mais les grands Etats se trouvent néanmoins en position privilégiée lors d’une prise de décisions. Même au sein d’une organisation aussi démocratique qu’est le Conseil de l’Europe, il existe un groupe de grands Etats ayant des  droits plus importants que les autres. Ce groupe est conçu d’une façon assez particulière : les cinq plus gros payeurs, à la différence de tous les autres, ont partagé en parts égales leur contribution cumulée dans le budget du Conseil. En contrepartie, leur poids dans les décisions politiques, leur représentativité dans le Secrétariat Général et leur influence lors de l’élaboration du budget du Conseil etc. sont aussi particuliers.   Refus entêté de l’UE de traiter la Russie comme un partenaire égal et la justification de ce refus Officiellement, l’UE et ses Etats-membres n’ont jamais remis en cause les principes fondamentaux de la Charte des Nations Unies et du droit international contemporain relatifs à l’égalité souveraine des Etats, sans quoi ils n’auraient jamais pu s’attendre à fonder des relations normales avec le monde extérieur. Ils n’ont jamais eu recours aux arguments ci-dessus, en les considérant, pour plusieurs raisons, comme défavorables ou superflus. Pour quoi faire, quand, à leur avis, il existe des choses évidentes, ne nécessitant pas de preuves ? En voici quelques exemples, qui sont perçus par l’UE et ses Etats-membres même pas comme un axiome, mais comme quelque chose qui va de soi, quelque chose d’inconditionnel. Bref, une vérité absolue. L’inconsistance de cette approche sera analysée dans le chapitre suivant. L’UE assure quasiment un quart du PIB mondial. Par rapport à elle la Russie avec ses 2% du PIB mondial n’est qu’un «nain économique». L’UE est la «nation» commerciale la plus importante au monde. Elle fournit sur le marché mondial la partie substantielle des produits de haute technologie et des services de haute qualité. La part de la Russie dans la division internationale du travail est minime : outre les matières premières, elle n’a pas grand chose à offrir au marché mondial. Avec les USA et le Japon, l’Union Européenne contrôle le système financier mondial. En rajoutant tout récemment le yuan à d’autres grandes monnaies de réserve, les USA, le Japon et l’UE ont coopté la Chine dans leurs rangs. La Russie ne joue presque aucun rôle indépendant dans le fonctionnement du système financier mondial, elle n’est que son net-consommateur. Et pourtant, comme le disaient les Rothschild, celui qui contrôle l’argent, contrôle tout. La situation est identique dans les domaines des technologies modernes, des innovations et de propriété intellectuelle. Les pays cités cumulent à eux seuls près de 90% des richesses intellectuelles de la planète. A cet égard, la Russie n’est pas parmi les tout premiers non plus. Par ailleurs, elle est fort dépendante des technologies occidentales et de l’accès aux marchés financiers. C’est pourquoi la Russie n’a ni potentiel, ni ressources (financières, industrielles, technologiques, humaines, n’importe lesquelles) en suffisance pour concurrencer l’UE, et ce dans aucun des domaines : ni en ce qui concerne l’aménagement économique, politique ou social de notre continent, ni pour prôner ni ambitionner une voie de développement alternative, ni pour gagner à sa cause d’autres Etats. Les autres pays comprennent parfaitement que le standard associé à l’UE est beaucoup plus attractif. Même actuellement, quand l’UE a les mains liées par la nécessité de surmonter les crises qui l'affectent, Bruxelles peut proposer aux autres plus que ne le ferait la Russie. Pour foncer ou jouer son va-tout, la Russie n’a pas non plus de ressources; il ne s’agit pas d’un effort à brève échéance, mais d’une perspective à long terme. Historiquement, la Russie a perdu la bataille d’influence, elle a essuyé une défaite dans la Guerre Froide. Le camp socialiste s’est disloqué ; l’URSS n’existe plus. Désormais la Russie n’a plus, et n’aura plus jamais, d’avantages compétitifs. Un projet géopolitique indépendant digne de son ancienne grandeur n’est plus à sa portée. Elle a accepté la priorité des valeurs promues et défendues par l’UE et ses Etats-membres. Ils ont réussi haut la main en mettant ces valeurs en œuvre, leur leadership en la matière est incontestable. Il est tout à fait naturel que la Russie doive suivre leur façon de concevoir ces valeurs, car elle n’a pas fait preuve d’ardeur pour les assimiler. L’UE et ses Etats-membres sont prédestinés pour avoir le droit d'estimer quel usage les autres pays, y compris la Russie, réservent à ces valeurs. L’UE a pris la Russie sous sa protection au moment où cette dernière en avait besoin: elle l’a aidée à entrer dans l’économie mondiale. C’est par conséquent logique, pour la Russie, d’emprunter les standards européens de fonctionnement sur le marché : ils sont définis et bien rodés. L’UE est un législateur reconnu dans le monde des standards. C’eût été un non-sens si l’Europe devait chercher une approbation de ces standards auprès d’un novice et néophyte en matière d’économie de marché tel que la Russie l’était à l’époque et le reste encore aujourd’hui. Les institutions de coopération, créées par l’Union Soviétique et le camp socialiste, ont passé l’arme à gauche. Le Conseil d’assistance économique mutuelle, le Traité de Varsovie – tout ceci appartient au passé, tandis que les pays de l’UE et de l’OTAN ont préservé et multiplié leurs structures. Aujourd’hui ce sont eux qui se chargent de la mission honorable et responsable d’assurer la sécurité, l’ordre et la gestion des relations internationales, de contrôler le respect des engagements internationaux par les Etats. Ils peuvent, et ils le doivent, assumer « la responsabilité de protéger », soit parce que cette mission leur a été confiée par le Conseil de Sécurité de l’ONU, soit en agissant de leur propre initiative, si le Conseil de Sécurité se trouve hors d’état de régler efficacement des crises mondiales, d’intervenir quand les structures étatiques se sont pratiquement écroulées, de protéger la population des persécutions massives, de destituer et punir les tyrans. Les tentatives de la Russie de les en empêcher ne fait que mettre le Kremlin en opposition avec le nouvel ordre mondial postmoderne, qui règne après la guerre froide. Ces tentatives transforment la Russie en un Etat-paria, un Etat-renégat, un Etat-revanchard. Philip Stephens, un éminent chroniqueur du « Financial Times », l’explique sournoisement à tous ceux qui veulent l’entendre, dans un article rédigé à l’intention de « Vedomosti », quotidien économique russe : « Un revanchisme armé – c’est tout ce qui reste à Vladimir Poutine : la Russie est faible en tout, sauf en guerre ». Une telle caractéristique de la Russie moderne (littéralement: la Russie de Poutine), est renforcée par son aspiration à faire renaître l’ancien empire totalitaire et à faire rentrer de force ses voisins dans l’Union Economique Eurasiatique, une réincarnation de la « prison des peuples » tsariste-soviétique. Les anciennes colonies de l’Empire russe et de l’Union Soviétique, qui ont réalisé leur droit à avoir leur propre Etat national et le droit à l’indépendance, dont elles rêvaient depuis toujours, peuvent décider elles-mêmes de quel côté ils veulent se positionner. La Russie n’a aucune base légale, ni morale, pour les empêcher de rompre avec elle et de réorienter leur politique intérieure et extérieure vers l’UE et l’OTAN ; ils sont en droit de faire ce qu’ils croient nécessaire pour intégrer le monde occidental, le monde progressiste, cultivé, prospère. Pour répondre aux aspirations des peuples de l’ex-URSS, ainsi que de la Yougoslavie disparue, il est important que l’UE et l’OTAN continuent (au mépris de la stratégie opportuniste de Moscou) leur politique de « portes ouvertes » et de « partenariat pour la réussite », en lui conférant éventuellement un peu plus de flexibilité imposée par l’époque actuelle. En mettant en œuvre cette politique, l’UE et l’OTAN se conforment strictement aux impératifs du droit international en vigueur. Tandis que la Russie, qui essaie de les en empêcher (que ce soit en Ukraine, sur le territoire de l’ex-URSS, ou en Syrie, ou ailleurs), se met en opposition par rapport à l’Occident institutionnel, et pas uniquement. Moscou se retrouve brouillé avec le droit international établi et avec l’ordre mondial moderne. Ni plus ni moins. Et il est indispensable d’imposer des sanctions au transgresseur du droit international pour lui faire entendre raison…   Remettre tout sens dessous-dessus Les affirmations citées ne sont qu’un jeu de l’imagination, aussi bien du point de vue des faits réels que du bon sens, ce ne sont que des supputations, des spéculations et des trucages. Ce serait même gênant de les démentir, comme si on se mettait à expliquer que les pièces sur l’échiquier doivent, au début du jeu, être disposées d’une certaine façon, et non comme bon nous semble (à lire «Ode à l’égalité, ou Pourquoi les hommes politiques de la Russie et de l’UE vivent dans des dimensions différentes» №10(114), 2016). Mais tout ceci nous pousse à prendre la parole, puisque l’absurdité manifeste est élevée au statut d’une idéologie étatique des pays de l’OTAN et de l’UE, puisqu’on fait rentrer cette absurdité dans la tête d’un citoyen ordinaire, continuellement, méthodiquement et délibérément; puisque cette absurdité a totalement imprégné l’opinion publique occidentale, puisqu’elle est partagée par une partie importante de l’élite politique et de la communauté des experts. Le fait que tous les gens sensés et non-engagés prennent ces exercices rhétoriques pour ce qu’ils sont en réalité, c’est-à-dire pour un fruit engendré par la guerre des médias, et se sentent, comme Alice, de l’autre côté du miroir, ce fait-là ne change rien  à la réalité. Nous côtoyons des hommes politiques et des experts occidentaux éminents. En tête à tête ou en petit comité, ils reconnaissent ce qui est écrit ci-dessus, ils s’offusquent, acceptent nos arguments, appellent à mettre fin à ce verbiage de propagande. Mais dès qu’ils se retrouvent en public, ils subissent une métamorphose étonnante et se transforment en diffuseurs de tout ce qu’ils venaient de démentir. Tel est le monde actuel et tels sont les mœurs modernes, peut-on dire en périphrasant le célèbre «O tempora, o mores!» de Cicéron. Encore un dernier exemple. On organise à Bruxelles une réunion du réseau des experts européens, réseau restauré au tout début de l’année 2016 dans l’espoir de repérer des portes de sortie de l’impasse dans laquelle on a entrainé les relations entre l’UE et la Russie. Un des intervenants renommés prend la parole et commence à pérorer au sujet de Moscou qui, soi-disant, exacerbe délibérément la tension, ce qui déclenche les représailles de la part du monde occidental, que ces derniers temps les avions russes auraient violé l’espace aérien de l’OTAN 66 fois. Pendant la pause, on lui mâche la besogne, à cet intervenant, en lui expliquant qu’il est tombé dans le panneau de «fakes» [intox]. On lui produit des démentis et des explications officielles. Il n’y a pas eu de violations, chaque fois les avions évoluaient exclusivement au-dessus des eaux internationales, exerçant un droit de passage pacifique. Chaque fois l’OTAN était obligée de le reconnaitre. La surveillance des eaux internationales a été réactivée en réponse aux actes de l’OTAN, et pas l’inverse. La fréquence des patrouilles est nettement moins élevée, et les forces impliquées moins nombreuses. Notre interlocuteur dit être d’accord avec tout, présente ses excuses, explique qu’il « s’est emballé ». Moins d’une heure plus tard notre estimé expert reprend la parole et répète mot à mot ce qu’il avait déjà dit auparavant. Il va donc falloir faire le tri dans tous ces clichés inventés et rebattus, que l’establishment occidental et sa machine de propagande font passer pour une description du nouvel ordre mondial, en attribuant à la Russie une place tout à fait hors système. On va s’y mettre, mais dans l’ordre inverse.   Ni l’OTAN, ni les USA, ni l’UE n’ont remporté aucune victoire dans la Guerre Froide, ils s’en sont emparés. Même la contribution qu’ils ont apportée à l’achèvement de cette guerre, est fort symbolique. Il fallait s’appeler Mikhaïl Sergueïevitch Gorbatchev ou faire partie de ceux qui partageaient ses idées (à l’époque soutenus par tout le pays) pour accorder crédit à cette union improbable de deux pôles du monde de l’époque, pour croire à ce gentil conte de la « maison commune », inventé par eux-mêmes, et pour croire les assurances des nouveaux amis étrangers qui promettaient de « ne pas les laisser tomber ». Ils ont cru tout ça, ont consenti à mettre fin unilatéralement à la Guerre Froide et à modifier totalement la politique intérieure et extérieure; ils ont accepté l’autodestruction du camp socialiste et de ses piliers - le Conseil d’assistance économique mutuelle et le Pacte de Varsovie. Ils ont consenti à retirer de l’Europe Centrale, et ceci sans aucune condition,  le groupe militaire le plus puissant de l’époque, qui maintenait le monde occidental dans la peur. Ils ont fait des concessions qui, à ce moment-là et à ces conditions, équivalait à un désarmement unilatéral. Mikhaïl Gorbatchev et ses amis politiques poursuivaient une chimère: construire un modèle idéal du monde basé sur la convergence pour pouvoir être dirigé. Dans leur idée, les représentants des deux systèmes - capitaliste et socialiste - devraient utiliser ce qu’il y avait de meilleur dans chacun d’eux et rejeter les défauts et imperfections. Il ne leur est même pas venu à l'esprit qu’au lieu de conclure des accords confidentiels, il aurait fallu matérialiser leur vision en actes de droit international et en nouvelles organisations-parapluies de coopération internationale, pour remplacer non seulement le Conseil d’assistance économique mutuelle et le Pacte de Varsovie, mais aussi l’OTAN et l’UE. La Russie de l’époque, dont tout dépendait, a fait son choix en faveur d’une coexistence indépendante des peuples qui auparavant faisaient partie d’un seul pays – l'Union Soviétique. Contrairement aux empires coloniaux du type britannique, français, hollandais, allemand ou autre, l’Empire russe, et après lui l’Union Soviétique, était une entité étatique fondamentalement différente. Les empires britannique, français et autres prospéraient grâce à une exploitation impitoyable de leurs colonies, c’est d’ailleurs dans ce but qu’ils les ont conquises. Toutes les richesses étaient concentrées en métropole. Les colonies se débrouillaient par elles-mêmes, dirigées par des métropoles distantes de milliers de kilomètres. Tandis que l’Empire russe croissait grâce aux nouveaux territoires qui  s'ancraient en elle, devenait sa partie intégrante, y compris par voie d’union d’Etats et de rattachement volontaire, comme c’était le cas de l’Ukraine et de la Géorgie. L'Union Soviétique se fixait un objectif d’une importance historique – amener ces territoires au même niveau de développement, et elle atteignait ce but. Cet objectif n’est toujours pas à la portée de l’Union Européenne. L’URSS a réuni tous ces territoires en une seule entité économique nationale, où chaque territoire avait sa spécialisation. Les peuples de l’ex-URSS, qui étaient dans les faits abandonnés par leurs partenaires occidentaux (partenaires qui auraient dû leur être reconnaissants d’avoir mis fin unilatéralement à la Guerre Froide, de leur avoir permis de vivre dans des conditions radicalement différentes, exempts de la peur  de la destruction mutuelle), ces peuples de l’ex-URSS, ayant brisé les liens qui les entravaient, se sont condamnés eux-mêmes à des souffrances atroces et des pertes colossales. Les peuples de l’ex-URSS ont payé un prix anormalement élevé pour leur adhésion au système économique mondial. Au lieu de se préparer, de procéder d’une façon réfléchie, progressive, ils ont fait tomber les barrières de protection de leur économie, et par conséquent ont perdu une part importante de leur industrie manifacturière, de leur agriculture et de leur secteur tertiaire, en transformant des millions de personnes en sousprolétaraires. Grâce aux énormes sacrifices consentis par les peuples de l’ex-URSS, les pays de l’OTAN et de l’UE ont trouvé l’opportunité unique de construire un système inclusif des relations internationales, de mettre fin à des conflits et guerres entre nations, parvenir à un autre niveau de dirigeabilité de la politique et de l’économie mondiales. Au fond, ils nous ont trahis, ils se sont trahis eux-mêmes, ils ont trahi une perspective qui s’ouvrait devant eux. Au lieu de viser le bien-être général, ils ont entrepris le renforcement et l’expansion des institutions internationales de l’époque de la Guerre Froide, le rattachement de tout ce qui pouvait être rattaché, tout ceci au détriment des valeurs communes, de la solidarité et des grands idéaux, aux dépens d’une réelle unification de l’Europe, à la place de laquelle on a un élargissement de frontières le plus à l’Est possible. Dans les pays avec lesquels la Russie gardait des liens de parenté, ils se sont comportés comme si ce n’étaient que des colonies extérieures et non une partie intégrante d’un Etat jadis puissant, en y semant querelles et troubles, en essayant de les éloigner de Moscou le plus possible. Mais ils n’ont pas eu le temps de démolir complètement l’ordre mondial établi après la Seconde Guerre mondiale, ni de le refaire à leur façon. L’ordre mondial est toujours basé sur la Charte des Nations Unies et ses principes fondamentaux : coopération égale entre les Etats, égalité souveraine, non-ingérence dans les affaires intérieures, autodétermination des peuples, non-recours à la force. Le concept  de « responsabilité de protéger » qui a remplacé ces principes et qui, selon l’interprétation de l’OTAN et l’UE, leur donne plein pouvoir, même le pouvoir d’agir en court-circuitant le Conseil de Sécurité de l’ONU, ce concept n’a pas pris racine, ne s’est toujours pas transformé en droit en vigueur. La Russie, ayant repris ses forces et payé ses dettes (les siennes, mais aussi celles de l’URSS et de ses successeurs), est revenue à temps sur la scène mondiale, en tant qu’acteur autonome et indépendant, pour prendre la défense de ces principes fondamentaux en question. Les guerres, déclenchées par l’Occident institutionnel, par lui-même ou avec son soutien, contre la Serbie, l'Irak, le Soudan, la Libye, le Yémen et d’autres, la déstabilisation de tout le Proche Orient et de l’Ukraine ont fini par convaincre les dirigeants russes que l'option de l'opposition à l'Occident n’a pas d’alternative. Dans les affaires internationales, les Etats de l’OTAN et de l’UE n’ont pas obtenu la liberté d’action à laquelle ils aspiraient tant, même si l’équilibre des forces penchait - très fort - en leur faveur pendant plus d'une vingtaine d’année. L’ancien ordre mondial a survécu. La Russie n’est pas la seule à assumer le rôle de son garant, le couple Russie-Chine pèse de plus en plus, avec toutes les nouvelles structures internationales qu’il a créées, ainsi que les pays et les peuples qui sont séduits par ces nouvelles structures. Parmi elles on en voit de très influentes comme l’Organisation de coopération de Shanghai (OCS), les BRICS (Brésil, Russie, Inde, Chine et Afrique du Sud) et autres. Ceci pourrait expliquer « la croisade » enclenchée par l’OTAN et l’UE contre la Russie, le pays qui a été accusé de revanchisme, d’apostasie et ainsi de suite. L’OTAN et l’UE lui ont imposé des sanctions, d’une façon chaque fois plus bizarre, et même saugrenue, ont entrepris une campagne antirusse à grande échelle, d’ailleurs bien avant la crise ukrainienne. Une maxime populaire dit « qui se sent galeux, se gratte », ce qui définit le mieux la situation qu’on est en train d’analyser. Puisque dans les griefs portés à l’encontre de la Russie, dans l’interprétation de notre histoire commune toute récente, dans les divagations au sujet de l’ordre mondial établi et du droit international tous les événements et faits réels sont biaisés. Mais il est plus facile de séparer de la réalité les constructions conceptuelles, les idéologèmes et les spéculations, bien qu’ils prétendent (à tort) être le reflet de cette réalité. Les affirmations du style « on est dix fois plus grands que vous, donc on vous traite en conséquence » sont plus difficiles à contester. On va s’y essayer quand même.   Température moyenne [des patients] d’un hôpital, morgue comprise Ce n’est pas par hasard qu’on a choisi comme sous-titre cette célèbre citation (en Russie). L’image qui y est associée détrône le mieux qui soit les affirmations généralisatrices. Dans un hôpital il y a toujours ceux qui sont en voie de guérison et ceux dont l’état de santé se dégrade, il y a des malades  qui ont beaucoup de fièvre et ceux pour qui elle est retombée. Alors la valeur moyenne de la température dans ce cas ne donne absolument rien et ne signifie rien. Ceci concerne l’affirmation selon laquelle la puissance, l’importance et l’influence de l’UE sont d’un ordre de grandeur supérieur à celui de la Russie. Cette affirmation ne fait que paraître indiscutable et significative. Dans les faits, il faut voir en quoi et où l’UE est plus puissante, importante et influente. Et si on faisait cette analyse, le tableau serait beaucoup plus nuancé. Tout d’abord, que « celui qui n’a jamais péché nous jette la première pierre »! Si aux USA et en UE tout allait bien, si tout était impeccable et sans nuage, si rien ne menaçait leur prospérité, c’eût été une chose. Mais la situation réelle est bien différente. Cela fait des années que l’UE se débat dans l'étau d’une crise systémique. D’après l’aveu des leaders européens, cette crise commence à dégénérer en crise existentielle, ou l’a déjà fait partiellement. Les débats sur la nécessité même du projet d’intégration fusent de toutes parts, et les leaders politiques en exercice penchent pour la conclusion qu’il « faudra le réinventer », ce projet. La société européenne évolue, mais pas vers le meilleur. Elle est déchirée par des contradictions internes de plus en plus graves. Cela fait un moment que l’UE n’est plus un exemple à suivre, ce que les Britanniques ont rappelé récemment à tout le monde en votant pour le Brexit. Ce ne sont pas les problèmes qui manquent aux Etats Unis non plus. Ce n’est un secret pour personne, que les USA vivent et prospèrent sur le compte des autres, qu’ils vivent d’emprunts, qu’ils ne maintiennent leurs positions dans la politique et l’économie mondiales que parce qu’ils gardent une « main de fer » serrée à la gorge de leurs plus proches partenaires et alliés, pour les maintenir dans leur giron; parce qu’ils continuent d'injecter dans l’économie mondiale des dollars sans provision. La première crise globale financière et économique est née aux Etats-Unis. Il n’est pas exclu que la suivante ait la même origine, en apportant au Proche Orient et en Afrique du Nord, et non seulement là-bas,  souffrances, ravages  et autres misères. Les USA avaient une chance inouïe, offerte par l’histoire, de réunir tous les pays au nom de la réalisation des intérêts communs, et de se mettre à la tête de cette union. Cette chance, ils l’ont ratée d’une façon déplorable. Ils n’ont même pas réussi à l’utiliser petitement pour leur propre avantage. Hélas. En UE et aux USA, derrière les façades luisantes se cachent une injustice profonde, l’inégalité et le mal-être. Leur économie et leurs sociétés sont en état de transit vers l’inconnu, ont besoin de réformes. Évidemment, en Russie il n’y a pas moins de misère, mais cela ne change rien à la chose. Les chiffres et les rapports globaux ne signifient rien par eux-mêmes. Citons quelques arguments, qui ne font que souligner leur valeur relative. La Russie en tant qu’Etat-continuateur (pas le successeur, le continuateur !) de l’URSS était toujours  membre permanent du Conseil de Sécurité de l’ONU, et le restera. De ce point de vue, elle a une importance égale à celle des USA et de tous les Etats de l’UE réunis.   En essayant vainement d’éviter la parité, ou au contraire en cherchant à la préserver, la Russie et les USA sont les seuls membres consistants du « club nucléaire ». Il n’y a qu’eux deux pour participer au processus du désarmement nucléaire, les autres sont encore trop jeunes pour avoir accès à la définition de l’équilibre stratégique de la stabilité. La guerre de 2008 en Transcaucasie a démontré une défaillance totale de toutes les structures de sécurité dans la super-région européenne et euro-atlantique. Ayant payé cher pour le savoir, la Russie a effectué une réforme militaire. Elle a commencé à réaliser un programme à long terme de réarmement et de modernisation de ses forces armées. Pour cette fois, la réforme a réussi. La Russie a exhibé en Syrie les résultats de cette réforme, ainsi que les capacités accrues de ses Forces de défense aérospatiales et la puissance de combat de toutes ses forces armées. Cette démonstration était si efficace, que les USA et l’Allemagne ont décidé de suivre son exemple et ont déclaré à leur tour le début imminent d’une réforme militaire. D’après les indices quantitatifs, le potentiel militaire de la Russie et son budget militaire ont un ordre de grandeur significativement inférieur par rapport aux Etats de l’UE et l’OTAN réunis. Mais toutes les déclarations de nos partenaires relatives à la menace militaire émanant de la Russie et à la nécessité de représailles sous-entendent que la réalité est différente; ils doivent donc réagir et rattraper leur retard. Une absurdité pareille, qui fait penser à un jeu de « Maillon faible », dément totalement toutes les affirmations exposées ci-dessus relatives à la défaillance, à la  faible importance et à la position « hors système » de la Russie. Encore une pierre lancée dans le même jardin : le leadership incontestable de la Russie, par rapport à tous les autres pays européens, dans l’exportation d'armements. La dernière (dans le temps) commande annoncée est l’intention de l’Inde d’acheter des systèmes de défense antiaérienne et antimissile S400 « Triumph », qui sont à juste titre considérés comme les meilleurs au monde, dans leur catégorie. L’annonce a été faite en marge du sommet des BRICS à Goa (Inde) à la mi-octobre 2016. La notion de « température moyenne de l’hôpita l» est parfaitement applicable à l’économie russe en général. A croire les chiffres globaux, son économie est dans un état critique. La récession continue, sous l'influence d’un cumul de plusieurs facteurs. Les manifestations de la crise se font ressentir d’une façon extrêmement douloureuse. Mais dans certains secteurs-clés, surtout dans ceux qui sont sous la responsabilité gouvernementale de Dmitri Rogozine [vice-premier ministre], on observe une croissance stable, perceptible et nette. D’un côté, la désindustrialisation, qui continue depuis les années 1990, a beaucoup affaibli l’économie russe et significativement réduit le potentiel de la branche manufacturière, a provoqué des distorsions structurelles énormes, a produit un effet destructeur de sous-financement. De l’autre côté, il faut reconnaitre que le mécanisme économique et la science appliquée soviétiques étaient extrêmement puissants pour que le potentiel créé à l’époque soit fonctionnel un quart de siècle plus tard et pour que la Russie garde un leadership dans certains secteurs de haute technologie, dont  la production de fusées et de moyens d’exploration de l’espace, la construction d'hélicoptères de différents types, la création de réacteurs nucléaires et autres réalisations à usage pacifique de l’atome, le développement de logiciels informatiques, l’enseignement de la physique et des mathématiques et autres. Encore un aspect, important du point de vue de l’évaluation du potentiel économique: la capacité, prouvée par Moscou ces dernières années, de concentrer les efforts de la nation sur certaines orientations reconnues prioritaires. Regardons maintenant, sous un angle un peu différent, les vains efforts de l’UE pour traiter la Russie avec condescendance. L’apparition et la diffusion des allégations concernant le rôle marginal de la Russie dans la politique et l’économie mondiales datent d’une période relativement récente et rapidement terminée de notre histoire, quand la Russie, dans une certaine mesure, s’est retrouvée isolée. Ses anciens alliés se sont détournés d’elle, les nouveaux Etats, apparus sur le territoire de l’ex-URSS, sont partis à la dérive. La Communauté des Etats Indépendants (CEI) a contribué à un divorce à l’amiable, rien de plus. Il y avait des problèmes en suspens dans les relations avec la Chine, y compris des problèmes territoriaux. Moscou limitait elle-même sa marge de manœuvre en politique extérieure, en se fiant trop à la sincérité de ses partenaires occidentaux et à l’évolution de la coopération orientée exclusivement vers l’Occident. En pure perte, comme il s’est avéré par la suite. Actuellement, la situation est tout à fait différente. Les desseins d’Evguéni Primakov [anciennement ministre des Affaires étrangères puis Premier ministre], relatifs à la coopération boostée entre les trois géants asiatiques (la Russie, l’Inde et la Chine) et à la pérennité de cette coopération, sont devenus réalité. De nombreuses structures internationales à forte influence, dans lesquelles la Russie a un rôle de premier plan, ont vu le jour : l'Organisation du traité de sécurité collective (OTSC), UEEA (l’Union économique eurasiatique ), OCS (l'Organisation de coopération de Shanghai) et les BRICS (Brésil, Russie, Inde, Chine et Afrique du Sud). Donc la Russie n’est plus isolée. Elle est capable de cumuler  la puissance d’une pléiade d’Etats de première importance. Elle a établi des relations amicales avec eux, des relations qui par leur intensité et intérêt réciproque sont comparables à des relations d’alliés, ou pour le moins à des relations de vrai partenariat. Même si, comme le remarquent sournoisement des journalistes occidentaux, comme des nationaux, la cohésion au sein des BRICS et autres organisations internationales n’est pas assurée et elle est payée très cher. Néanmoins, il faut maintenant appliquer une autre échelle pour mesurer le potentiel économique et militaire de la Russie. L’importance  de cette nouvelle échelle a été démontrée lors du vote de l’Assemblée Générale de l’ONU sur le projet de résolution contre la héroïsation du fascisme, projet qui était régulièrement présenté par la Russie. En 2015, 52 pays sont devenus co-auteurs de ce projet. Ils sont plus nombreux que ceux qui se sont abstenus (49), persuadés par Bruxelles. 133 Etats ont voté pour, et seulement le « quatuor magnifique » (comprenant les USA, le Canada, l’Ukraine et un petit Etat insulaire des Palaos (ou Palau), associé aux Etats-Unis) a voté contre. Un tel résultat, obtenu au moment où les USA et l’UE déploient tant d’efforts pour isoler et discréditer Moscou, vaut son pesant d’or. Mais la Russie ne s’arrête pas sur ces acquis, elle vise beaucoup plus haut. Les autorités nationales et la communauté des experts des pays concernés se sont mis à avancer les preuves de la viabilité d’un projet géopolitique à perspectives spectaculaires: mise en forme d’un Grand Partenariat Eurasien Universel. Ses contours ont été définis dans les discours-programmes de Vladimir Poutine lors des forums économiques de Saint-Pétersbourg et de Vladivostok en 2016. Ce projet se présente sous forme de conjugaison des initiatives économico-politiques régionales et transrégionales, des processus d’intégration, des efforts de création et de consolidation des systèmes de sécurité interne et externe des Etats invités à la coopération. En Occident, les idées sur le Grand Partenariat Eurasien Universel ont été, d’emblée, qualifiées soit de science-fiction soit de « fiction non scientifique ». L’illustre tradition, héritée de l’Union Soviétique, de porter jugement sur les films qu’on a jamais vus et les livres qu’on a jamais lus, continue sa marche victorieuse à travers la planète. Dans les faits, ce projet géopolitique ambitieux est  déjà en cours de réalisation. Les dirigeants russes et chinois sont parvenus à un accord d’interaction entre la couronne économique de la Route de la soie et l’activité de l’UEEA (l’Union économique eurasiatique). Les Etats de l’UEEA ont chargé la Commission Economique de mener en leur nom des négociations avec Pékin. Les Etats membres de l’ANASE  (Association des nations de l'Asie du Sud-Est, ASEAN en anglais) ont manifesté un intérêt profond à s’y rallier. L’OCS (l'Organisation de coopération de Shanghai) a fait un bond de sept lieues sur la voie de la conversion en organisation pan-asiatique, en acceptant dans ses rangs l’Inde et le Pakistan simultanément. L’OCS et l’UEEA commencent à suivre la trajectoire de leur transformation en structures de base de la Grande Eurasie. Les projets sont encore en phase d’élaboration, mais le projet suprarégional s’étoffe déjà d’un réseau de chemins de fer d’envergure continentale. Des pipelines magistraux et des ponts énergétiques sont lancés vers le sud et vers l’est au départ de la Russie. De nouveaux  embarcadères, aéroports et terminaux de fret multifonctionnels sont aménagés. On étudie la possibilité d’utiliser la Route maritime du Nord en tant que plate-forme prioritaire inclusive de coopération suprarégionale.   Devoirs à domicile pour l’Union Européenne Compte tenu de l’entêtement de l’Union Européenne et de la profondeur d’enracinement des clichés politico-idéologiques pervers prêchés par l’Union et ses  Etats-membres, on s’est senti obligé de détailler les raisons pour lesquelles Moscou insiste expressément sur un rétablissement après-crise des relations bilatérales, uniquement dans l'esprit de leur donner progressivement un caractère plus égalitaire. Essayons maintenant d’expliquer, ne serait-ce que dans les grandes lignes, le sens qui est donné à cette exigence et ses implications,  en utilisant la forme d’un programme ou d’une feuille de route. Sur le plan global, toute la structure de sécurité euro-atlantique changera. Conformément aux principes de sécurité indivisibles, adulés par l’OSCE (Organisation pour la sécurité et la coopération en Europe), on lui confèrera un caractère inclusif et égalitaire. Quelque chose d’amorphe, d’indéfini, composé d’un seul bloc, qui existe actuellement, sera remplacé par un réel système de sécurité collective, de nature contractuelle. Pour appuyer ce projet, seront créées des nouvelles structures suprarégionales. Le Conseil de l’Europe, l’OTCS, l’UEEA, l’UE, l’OTAN et l’OSCE y seront organiquement intégrés. Les relations bilatérales Russie-UE dans le domaine économique seront intégrées dans le Grand Partenariat Eurasien Universel. L’accent sera mis sur la facilitation des interactions et des investissements, la levée des barrières administratives de toute nature, l’éradication complète et cohérente de la discrimination, y compris par la voie de l’application de la pratique de régimes nationaux. Les règles du jeu seront harmonisées communément, deviendront compréhensibles et propices aux affaires. L’UE renoncera à ses principes politiques de partenariat oriental qui visent l’éloignement de la Russie des pays de voisinage communs. La pratique de négociations et de consultations trilatérales sera communément admise sous format « UE- pays tiers-Russie » ou « UE-pays tiers-UEEA ». L’UE acceptera que l’activité d’établissement des normes soit effectuée conjointement par tous les pays de la région ou de la suprarégion, et tiendra compte des intérêts de toutes les parties. Le « Bruxellocentrisme » relèvera du passé et sera remplacé par l’inclusivité et la co-créativité, orientées sur les meilleures traditions qui ont fait leurs preuves dans le passé, et sur l’efficacité maximale. Dans le domaine idéologique, une Commission, bilatérale ou multilatérale, sera créée pour résoudre les questions difficiles de l’histoire des relations bilatérales. A l’issue de ces travaux, des approches communes seront élaborées concernant le caractère et les causes de la guerre froide et de son terme, concernant la nature de l’Empire russe et de l’Union Soviétique et l’ampleur de leur contribution dans la culture européenne et mondiale, ainsi que dans le développement de la société, concernant les évènements de Maïdan, d’Odessa, de Donetsk etc. en Ukraine ; concernant tout ce qui gâchait le dialogue et la coopération et a conduit à la confrontation. Toutes ces approches seront approuvées, et les parties se mettront d’accord pour ne plus jamais avoir à en débattre. La guerre de l’information, déclenchée contre la Russie, ses dirigeants et sa population bien avant la crise ukrainienne, sera définitivement stoppée. De son côté, Moscou remettra en usage la tradition de la couverture médiatique objective, fidèle et respectueuse de tout ce qui se passe en UE, de sa politique intérieure et extérieure. La pratique de dénigrement et de diabolisation réciproque sera reléguée aux oubliettes. Tout le monde respectera l’esprit de l’art.10 de la Convention Européenne des droits de l’homme relatif à la liberté de parole, autorisant une libre diffusion des opinions, mais non du faux, de l'intox ni autre déformation de la réalité. La déontologie professionnelle, qui consiste à informer la société d’une façon honnête et impartiale, sera rétablie. Dans le cadre de la Grande Europe, en conformité avec l’art.10 de la CEDH, sera adopté un code circonstancié du comportement des journalistes, de la presse écrite et des médias électroniques, des réseaux sociaux. Tous s’engageront à le respecter. La Russie, l’UE et les pays tiers de l’Europe conviendront que les droits de l’homme, les idéaux de la suprématie du droit et de la démocratie pluraliste, la diversité des cultures, la protection de la famille et des intérêts suprêmes de l’enfant, l’attitude respectueuse à l’égard des religions mondiales etc. constituent notre patrimoine commun. Tout le monde y apportera sa contribution personnelle tout en profitant des fruits de la non-exclusion, de la solidarité et de la tolérance. Il sera fixé dans la loi que personne ne puisse s'arroger le droit à la vérité absolue, le droit d'avoir le monopole de juger et de condamner les autres et de leur imposer sa façon d’interpréter les valeurs communes. Le sens qu’on donne à ces valeurs, évoluant avec le temps, sera défini d’un commun accord. Dans le domaine des affaires courantes, la guerre des sanctions prendra fin. Les deux parties annuleront les restrictions imposées dans les activités financières et économiques, dans le domaine des contacts et de la liberté de circulation. Tout le monde conviendra que le maintien des sanctions est incompatible avec les relations de bon voisinage. On entamera des négociations ayant pour but de rendre impossibles les restrictions unilatérales. De préférence, dans le cadre du Conseil de l’Europe. Les négociations seront couronnées par la mise en place d’un traité international qui sera directement applicable dans le droit interne des Etats participants. Compte tenu du progrès du premier et du deuxième bloc de propositions, on trouvera une solution à la crise ukrainienne, et ensuite à toutes les autres – en Europe de l’est, dans les Balkans, en Transcaucasie, dans les espaces de voisinage communs. Tous les contacts et dialogues seront dégelés. On restaurera le système institutionnel de management de la coopération bilatérale, tout en le réformant de telle sorte qu’il tienne compte des défaillances et des erreurs du passé et assure une interaction efficace dans l’avenir. Ce système sera construit dans l’esprit des propositions qui vont suivre. © Mark ENTINE professeur de l’Institut d’Etat des relations internationales de Moscou (MGIMO), professeur invité de l’Université fédérale balte Emmanuel Kant, Ambassadeur de Russie au Luxembourg (2012-2016)   Ekaterina ENTINA, professeur associé de l’Université nationale de recherch «Ecole des hautes études en sciences économiques» (Russie), maître de recherche de l’Institut de l’Europe de l’Académie des sciences de Russie   Future institutional framework for Russia-EU relations Everybody agrees now that institutions governing Russia-EU relations failed to prevent their gradual deterioration and eruption of a new acute confrontation between the two parts of Europe alongside old stile Est-West divide. Institutions have suffered tremendously from such developments themselves. The previous framework of Russia-EU bodies does not exist anymore. But few agree on explaining why they proved to be unreliable and what do we need to replace them. Numerous discussions Russian expert community held on this subject have paved way to following conclusions. We would like to give them our personnel interpretation. Institutions bear their part of responsibility, but it's essentially Russia and the EU, and their politicians to blame for the deterioration of bilateral relations. Institutions failed not so much because they are inherently bad as such. They did it because: 1.1. Russia and the EU had no strategic vision to give them on the purpose of their activities and the way Europe and Eurasia must look like in the years to come. 1.2. Russia and the EU attributed them vague and imprecise functions. As a rule, institutions were deprived of the opportunity to take any kind of mutually binding decisions and to act promptly. 1.3. They were not duly inserted in the internal decision making and legal norms setting mechanisms. 1.4. Institutions were badly shaped and had agendas rarely corresponding to what Russia and the EU really needed. 1.5. Though some procedures, bodies and schemes of bilateral cooperation turned out to be efficient and beneficial to both parties. Northern dimension, regional and trans border cooperation and joint projects in the field of science and education could be mentioned in this sense. When designing new framework for Russia-EU bodies governing bilateral relations both positive and negative experience of the past must be taken into consideration. It teaches that: 2.1. We are to create new institutions as a system of interrelated bodies with properly defined vertical and horizontal links. 2.2. Each of them shall have the right and at the same time the obligation to take decisions in their reciprocal spheres of competence and supervise them. 2.3. Each of them must be inserted in the proper internal supranational or state mechanisms. 2.4. Institutions shall be engaged not only in discussing or comparing different things, or expressing opinions but in standard setting as well. 2.5. We are to envisage direct application of some of the operational decisions and decisions of general nature they could take in the parties' internal legal orders. 2.6. Nothing will work if we don't fix in a precise manner what kind of results we intend to achieve through them, what kind of relationship we want to construe. If Russia and the EU find remedies against many institutional shortcomings of the past they may restore a lot of so called old institutions under the same labels, but shape them in entirely different manner hoping to make them much more efficient. In any case it's advisable to have a system of bodies, comprising: 3.1. Summits. But once a year with a mutual obligation to convene emergency meetings following each of the parties' requests and dedicated to discussing only strategic issues and to agenda setting. 3.2. Ministerial meetings . But in accordance with 28(27)+1 formula and convened to solve issues in deeds and not words, and to adopt mutually binding acts. 3.3. Sectorial and general matters dialogues, expert and working groups . But with clear cut mandate to agree operational decisions to be approved on ministerial level and to prepare (binding and standard setting) decisions of general nature. 3.4. High status special (presidential) envoys on Russia-EU/EU-Russia relations . But as a part of both parties' executive and working on a full day basis with a strong mandate to promote them. 3.5. Inter-parliamentary joint committee . But only as an umbrella body for much more intense cooperation between Federal Council and European Parliament internal committees and an instrument to launch and foster legal harmonization. 3.6. Joint business roundtable . But having a real weight in the framework of bilateral institutions, involved in shaping relationship, invited to join EU business foundations and fora, and associated with the work of grassroots Russia-EU bodies and their activities. 3.7. Northern dimension and regional/cross border cooperation governing procedures extension to bilateral relations as a whole. 3.8. Resuming the EU Economic and social committee and Regional committee – Russian semi state bodies cooperation and pushing it into becoming something valuable aimed at doing concrete things. 3.9. Institutionalization of links between Russian highest courts and the Court of the EU as a first step to create joint independent judicial body (bodies) to solve cases brought against Russia or/and the EU by both sides legal persons. 3.10. Creating joint working bodies to elaborate different types of draft laws to be studied and adopted on a later stage by executive and legislator. 3.11. Invitation of both sides representatives to work in both sides supranational and state bodies. 3.12. Setting-up of high-level strategic planning group having broad powers and a flexible mandate, and reporting directly to special envoys and leaders of Russia and the EU. When reinventing institutional framework for governing bilateral relations Russia-EU must be as flexible as possible. They may use a step by step approach. They may think about convening a summit to launch it or to wait until defrost of relations becomes palpable. But in any case, they must avoid repeating the same mistakes they were unlucky to do before and abstaining from correcting them promptly. Mark ENTIN, professor of the Moscow State Institute of International Relations (MGIMO-University) and invited professor in Immanuel Kant Baltic Federal University, ambassador of Russia in Luxembourg 2012-2016, Ekaterina ENTINA, Associate professor of the National Research University Higher School of Economics (Russia), Senior Research Fellow at the Institute of Europe of the Russian Academy of Science
ds-polit-brexit-finn
Политика

Лидер финских евроскептиков из партии Истинные финны, министр иностранных дел Финляндии Тимо Соини не удивлён «Брекзитом». По его мнению, этот результат достаточно закономерный, а изумление по этому поводу во многом объясняется оторванностью европейских чиновников от реальной жизни. «В Лондоне, как...

Лидер финских евроскептиков из партии Истинные финны, министр иностранных дел Финляндии Тимо Соини не удивлён «Брекзитом». По его мнению, этот результат достаточно закономерный, а изумление по этому поводу во многом объясняется оторванностью европейских чиновников от реальной жизни. «В Лондоне, как и в Брюсселе или Хельсинки, чиновники живут в ракушке, – сказал он в интервью испанской газете «Паис». – Одни юродивые встречаются с другими юродивыми и уверены, что во всем правы. Вот и удивляются, когда люди голосуют не так, как чиновники от них ожидают». По его мнению, переговоры с британцами об условиях «Брекзита» не должны вестись высокомерно и с реваншистскими настроениями. «Нам нужно сделать Евросоюз лучше, – отметил глава финской дипломатии. – Ведь что-то не так, если решает уйти страна, имеющая вторые по размеру взносы в общую казну и первую военную силу. Такой шаг вынуждает нас начать внутреннюю широкую дискуссию в ЕС. Мы должны вернуть доверие населения». В частности, тревожными симптомами является 40-процентная безработица среди молодежи в Греции или Испании, и даже в сравнительно благополучной Финляндии этот показатель составляет 20%. «Экономический рост и обеспечение занятости – императивные цели, – сказал министр. – Надо найти приемлемое решение и кризиса с мигрантами, и вопроса безопасности». Часть ответственности за сложившееся положение он возлагает на неуправляемость целого ряда стран Евросоюза из-за дробления действующих там политических сил. «Посмотрим, какие сюрпризы нас ожидают в будущем году, когда выборы должны пройти в Германии и Франции», – заключил Т.Соини. Андрей СЕМИРЕНКО
ds-polit-Niderland
Политика

Лучшие умы европейской политики гадают, каким будет Евросоюз в будущем году, после президентских выборов во Франции и парламентских – в Германии, ключевых странах для этого объединения. Тем временем, в другой стране-основательнице ЕС, Нидерландах, готовятся предвыборные схватки не меньшего накала, результат...

Лучшие умы европейской политики гадают, каким будет Евросоюз в будущем году, после президентских выборов во Франции и парламентских – в Германии, ключевых странах для этого объединения. Тем временем, в другой стране-основательнице ЕС, Нидерландах, готовятся предвыборные схватки не меньшего накала, результат которых может также иметь огромные последствия. Весной 2017 года там должны пройти очередные парламентские выборы. Их особенность – необычное сочетание противоборствующих сил. Оно не только отражает изменение основных претендентов на победу, свидетельствующее о глубоких сдвигах в политических настроениях общества, но и взгляд на то, как эта политика должна проводиться. Традиционно голландский политический спектр состоял из нескольких небольших партий, а также крупных правоцентристских и левоцентристских. Именно последние, в зависимости от результата голосования, становились главной движущей силой очередной правительственной коалиции. Такая структура вырабатывала систему управления через компромиссы и сложные договоренности. Эта логика хорошо соответствовала национальному характеру голландцев, умеющих сочетать купеческий индивидуализм с нахождением консенсуса. Теперь всё меняется. Новые политические реалии в стране и, особенно, на уровне Евросоюза в последние годы расшатали эту модель, казавшуюся незыблемой. Левые и левоцентристские силы маргинализированы: как и в некоторых других европейских странах, левые не смогли найти оригинальные решения в изменившемся обществе, которое поставило новые задачи перед политиками. Традиционный левый багаж растерян в результате уступок правым ценностям, которые в решающий момент убедительнее отстаивают правые, а не адаптировавшиеся к ним левые. Политические симпатии большинства населения страны сместились на правый и крайне правый фланг. Их олицетворяют нынешний премьер-министр Марк Рютте и лидер антиисламской и антиевропейской партии Герт Вилдерс, который появился как самостоятельный деятель в 2004 году и с тех пор только набирал силу. Глава правительства олицетворяет собой классическую праволиберальную линию, предполагающую минимизацию государственного вмешательства в экономику и повседневную жизнь, снижение налогового бремени и управление путем выработки консенсусных решений. М.Рютте считался мастером компромисса, поскольку все время был вынужден опираться на коалиции из 4-5 партий. Одно время парламентскую поддержку ему оказывала даже партия его нынешнего основного соперника. Г.Вилдерс стал олицетворением нетипичного для страны подхода. Он не искал компромисса, делал ставку на простые и однозначные решения. Сначала он пытался делать это в рядах одной из традиционных партий, а 12 лет назад предпочел основать собственную организацию. Его предложения по некоторым ключевым для современных Нидерландов вопросам просты: Коран надо запретить, с иммиграцией бороться путем закрытия границ, а из Евросоюза стране надо выйти. Феномен Г.Вилдерса показал Нидерланды с неожиданной для многих стороны. Соседи считали ее жителей прагматичными, терпимыми до крайности и склонными к управлению через консенсус. Однако в кризисной ситуации это не мешает им, как оказалось, предпочитать простые и резкие действия, прямолинейную бескомпромиссность. За несколько последних лет популярность этого политика с почти белой шевелюрой взлетела, по местным меркам, до небес. Одно время его отрыв от следовавшего вторым М.Рютте достигал 10 процентных пунктов. Однако летом 2016 года у премьер-министра дела стали налаживаться. Экономическая ситуация улучшалась, иммиграционное давление немного снизилось: по сравнению с предыдущим годом оно было взято под контроль. Это позволило главе правительства сократить разрыв и идти на будущие выборы достаточно уверенно. В таких условиях интрига предстоящего весной голосования сводится к ожидаемой перекройке политического ландшафта Нидерландов, на котором будут господствовать не левые и правые, а правые и крайне правые, а методы управления будут отходить от поиска компромисса к более жестким механизмам принятия решений. Андрей СЕМИРЕНКО
ds-polit-Vatican
Политика

Папа римский Франциск не перестаёт удивлять мировую общественность, следящую за обновлённой жизнью Ватикана. В том числе и своей непредсказуемой кадровой политикой. В первой декаде октября глава католиков всего мира назначил сразу 17 новых кардиналов, причём каждый из 13 новичков, возраст...

Папа римский Франциск не перестаёт удивлять мировую общественность, следящую за обновлённой жизнью Ватикана. В том числе и своей непредсказуемой кадровой политикой. В первой декаде октября глава католиков всего мира назначил сразу 17 новых кардиналов, причём каждый из 13 новичков, возраст которых сейчас менее 80 лет, может когда-то стать преемником нынешнего папы на Святом престоле. Палитра стран, из которых происходят эти «принцы церкви», весьма разнообразна: Италия, Бельгия, Испания, США, Бангладеш, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Центрально-Африканская Республика и даже Маврикий и Папуа-Новая Гвинея. Это стратегическое кадровое решение может иметь далеко идущие последствия для всей католической церкви, считают наблюдатели в Риме: назначенцами папы-аргентинца стали кандидаты из стран, прежде слабо представленных или вообще не представленных в Коллегии кардиналов. Таким образом, глава Ватикана стремится придать церкви ещё более глобальный охват верующих. А выбор троих кандидатов из США подтверждает ставку Франциска, избранного папой римским в 2013 году, на более прогрессивную часть американской католической церкви, которая выступает, в частности, за размещение беженцев в стране и против смертной казни. Нынешнее важное кадровое решение – уже третье по счёту после восхождения Франциска на престол.
ds-persona-Fainman
Персона

Карьерные бюрократы часто используют этот нехитрый приём: если хочешь занять какое-нибудь место, надо загодя распустить слух о том, что идут, мол, разговоры, что тебе его уже предложили. Может быть, в высших европейских сферах это и не принято, но… Во всяком...

Карьерные бюрократы часто используют этот нехитрый приём: если хочешь занять какое-нибудь место, надо загодя распустить слух о том, что идут, мол, разговоры, что тебе его уже предложили. Может быть, в высших европейских сферах это и не принято, но… Во всяком случае, венская газета «Курир» сообщила, что располагает данным о прекрасных шансах бывшего федерального канцлера Австрии Вернера Файмана занять пост председателя Европейского Совета. Разумеется, после того, как его освободит нынешний хозяин – поляк Дональд Туск. И, конечно, в том случае, если действительно будет решено, чтобы этот портфель достался социал-демократам. Тогда уж лучшей кандидатуры, чем В.Файман, не сыскать. Такие посты обычно отдают людям, имеющим опыт работы во главе национального правительства, а среди социал-демократов сейчас нет ни одного такого, который бы только что сдал эти полномочия, да еще имел бы более чем семилетний опыт работы главой кабинета министров, и соответственно, участника всех саммитов глав государств и правительств стран ЕС. Кроме того, социал-демократ Мартин Шульц, председатель Европейского Парламента, должен 1 января 2017 года освободить своё кресло для кандидата консерваторов, указывает «Курир». Договорённость об этом якобы уже достигнута, хотя Шульц от такой перспективы вовсе не в восторге. В качестве компенсации социал-демократы требуют один из двух других высших европейских постов. Жан-Клод Юнкер, как показали события последних месяцев, сидит в седле прочно и надолго. А вот ничем особенным не проявивший себя Туск вынужден будет смириться и сдать полномочия. Европейская социал-демократия, уверяет «Курир», окажет Туску необходимую поддержку. Это будет продемонстрировано на съезде европейских соцпартий в Праге в декабре текущего года, где Файман будет докладывать о своей деятельности на нынешнем посту – уполномоченного ООН по борьбе с безработицей среди молодёжи. Неназванные эксперты, на мнение которых ссылается газета, утверждают, что окончательное решение вопроса зависит от согласия Ангелы Меркель. Если она одобрит кандидатуру, вопрос можно считать решенным. Сергей ПЛЯСУНОВ
ds-persona-Berluskoni
Персона

Казавшийся неугомонным и неуёмным известный итальянский политик Сильвио Берлускони, похоже, готовится уйти на покой по случаю знаменательной даты – своего 80-летия. О желании спокойно отойти, наконец, от большой политики просигнализировало ещё в августе неожиданное решение бывшего трёхкратного премьер-министра продать его...

Казавшийся неугомонным и неуёмным известный итальянский политик Сильвио Берлускони, похоже, готовится уйти на покой по случаю знаменательной даты – своего 80-летия. О желании спокойно отойти, наконец, от большой политики просигнализировало ещё в августе неожиданное решение бывшего трёхкратного премьер-министра продать его любимую игрушку – футбольный клуб «Милан». После серьёзного сердечного приступа в минувшем июне врачи посоветовали этому медиамагнату сбавить темпы бурной деятельности, и он вынужден смириться с предписанием. Хотя в эпоху, востребовавшую популизм а-ля Дональд Трамп, С.Берлускони наверняка сумел бы в очередной раз возродиться в итальянской политике, как легендарная птица Феникс, особенно в нынешних условиях плохого экономического положения (см. «Италия: на грани коллапса?», № 6(111), 2016). Правда, сейчас его рейтинг оценивается в жалкие 10-15%. Вместо этого он подыскал себе преемника, уравновешенного технократа Стефано Паризи, на пост лидера правоцентристской партии «Вперёд, Италия», и приступил к продаже акций медиаимперии, с помощью которой ему удавалось неоднократно завоевывать кресло главы правительства. Впрочем, «неистовый Сильвио» продолжает юридическую борьбу против закона, запрещающего ему занимать место в парламенте страны из-за судебного приговора, вынесенного в 2013 году за уклонение от уплаты налогов.
ds-polem-Spain-Rato
Полемика & Скандалы

Затяжной политический кризис, многомесячное отсутствие у руля Испании полноценного правительства не повлияли на решимость общественности и властей вести беспощадную борьбу с коррупцией. Одним из символов этого пагубного явления стали экс-министр экономики страны, бывший директор-распорядитель Международного валютного фонда, известный банкир Родриго...

Затяжной политический кризис, многомесячное отсутствие у руля Испании полноценного правительства не повлияли на решимость общественности и властей вести беспощадную борьбу с коррупцией. Одним из символов этого пагубного явления стали экс-министр экономики страны, бывший директор-распорядитель Международного валютного фонда, известный банкир Родриго Рато и более 60 его подельников. Следствие обвиняет их в использовании корпоративных банковских карт для оплаты расходов на личные нужды. Всего на предметы роскоши было затрачено около 12 миллионов евро из «Банкиа» – одного из крупнейших кредитных учреждений Испании, причём незадолго до того, как он почти обанкротился в 2012 году и был частично национализирован (см. «Испания: банкиры деньги не считали», №2(96), 2015). Суд в Мадриде длится уже около года, и главному фигуранту «дела о кредитных карточках» грозит тюремное заключение сроком до четырёх с половиной лет, хотя Р.Рато и его адвокаты пытаются опровергнуть все обвинения. К тому же он давно вернул 100 тысяч евро, которые, по данным следствия, лично присвоил за два года работы в «Банкиа». Антикоррупционные настроения в Испании резко усилились с 2008 года, когда в Европе разразился долговой кризис. Простые жители страны, особенно молодёжь, страдающая от высокого уровня безработицы, не намерены мириться с фактами незаконного транжирства чужих денег весьма богатыми господами. За судебным процессом над Р.Рато и другими банкирами внимательно следит общественность; возникло даже движение, которое постоянно держит под контролем расследование этого нашумевшего мошенничества. Активисты движения считают делом чести одержать победу над группой дельцов, которых они называют символом коррупции в своей стране. Андрей СМИРНОВ
ds-polem-Shvez
Полемика & Скандалы

Престижный Каролинский институт переживает один из острейших кризисов в своей солидной истории. Шведское правительство уволило всю руководящую верхушку этого научного учреждения, в котором действует авторитетное жюри, ежегодно определяющее лауреатов Нобелевской премии в области медицины и физиологии. Причиной столь радикальной меры...

Престижный Каролинский институт переживает один из острейших кризисов в своей солидной истории. Шведское правительство уволило всю руководящую верхушку этого научного учреждения, в котором действует авторитетное жюри, ежегодно определяющее лауреатов Нобелевской премии в области медицины и физиологии. Причиной столь радикальной меры стало расследование пагубной практики института, проведённое независимым внешним органом во главе с бывшим председателем Верховного суда. Комиссия вскрыла грубейшие нарушения при подписании контракта о найме на работу и сохранении в качестве сотрудника итальянского хирурга Паоло Макьярини. Слава этого медика прогремела на весь мир в испанской Барселоне, где он впервые осуществил ряд сложнейших трансплантаций жизненно важных органов человека. В 2010 году получил приглашение работать в Швеции, да не где-нибудь, а в Каролинском институте и одноимённой университетской клинике. В этом центре с 2011 по 2012 год итальянец провёл три трансплантации синтетических трахей с помощью новой техники, которая основана на использовании стволовых клеток. Увы: в результате этих операций двое пациентов скончались, а третий в тяжёлом состоянии был госпитализирован в США. По уставу Каролинского института, правительство Швеции назначает восьмерых членов управляющего совета, включая его председателя. Семерых оно уволило, а глава этого учреждения добровольно ушёл в отставку. Рассматривается вопрос о выплате крупных компенсаций родственникам скончавшихся пациентов, а также пострадавшему в результате неудачной трансплантации. Всё это произошло незадолго до присуждения очередной, за 2016-й год, Нобелевской премии в области медицины. В соответствующий комитет входят 50 учёных шведского научного центра; двое из них, а также секретарь этого органа, уволены за покровительство итальянскому хирургу, контракт с которым продлевался дважды. Вспыхнувший после показа журналистского расследования по государственному телеканалу Швеции скандал позволил вскрыть немало вопиющих неожиданностей. Как выяснилось, резюме горе-кудесника скальпеля было сильно им приукрашено, но толком не проверено, а перечисленные положительные результаты трансплантаций далеко не всегда соответствовали подлинным. Некоторые заслуженные врачи и специалисты в области медицинской этики выступили даже за отказ от определения нобелевских лауреатов по медицине и физиологии в течение двух лет – в память о пациентах, погибших в результате неудачных операций П.Макьярини. Но их призыв не был услышан. Тем временем шведская юстиция начала расследование в отношении итальянского хирурга, который покинул скандинавскую страну в марте, и его местонахождение пока неизвестно. Александр СОКОЛОВ
ds-polem-apple
Полемика & Скандалы

Европейская Комиссия продолжает отбиваться от обвинений из Вашингтона в «чрезмерной политизированности» антимонопольного расследования против американского гиганта высоких технологий «Эппл» (Apple) (см. «ЕС-США: удастся ли Брюсселю прищучить «надкусанное яблоко?», №7-8(112), 2016). Пока трансатлантическая перепалка набирает обороты, обратимся к фактам, подкреплённым бесстрастными...

Европейская Комиссия продолжает отбиваться от обвинений из Вашингтона в «чрезмерной политизированности» антимонопольного расследования против американского гиганта высоких технологий «Эппл» (Apple) (см. «ЕС-США: удастся ли Брюсселю прищучить «надкусанное яблоко?», №7-8(112), 2016). Пока трансатлантическая перепалка набирает обороты, обратимся к фактам, подкреплённым бесстрастными цифрами, о деятельности в Ирландии двух дочерних компаний этой гордости современной индустрии США. Обосновавшаяся в Дублине с помощью своих «дочек», корпорация не только не платила налоги в остальных странах Евросоюза, в которых она успешно сбывает свою недешёвую продукцию – «айфоны». Американская компания отнюдь не озолотила и ирландскую казну: с каждого миллиона евро выручки в 2014 году она отчисляла всего 50 евро! Как подсчитали досужие журналисты, это 0,005% – очень не густо даже по меркам «Изумрудного острова», где налог на корпорации составляет щадящие 12,5%. Поэтому власти «единой Европы» и настаивают на громадном штрафе в 13 миллиардов евро, что способно вызвать серьёзный конфликт между атлантическими партнёрами. В 130-страничном докладе антимонопольное ведомство ЕС доказывает, что, работая в таких условиях, корпорация «Эппл» фактически не допускала конкурентов на местный рынок. Непреклонная датчанка Маргрете Вестагер, отвечающая в Еврокомиссии за антимонопольную политику «двадцати восьми» (см. «Знакомьтесь: миссис Конкуренция», №1(106), 2016), считает эти данные незаконной «чрезмерной помощью государства» конкретному производителю товара. Однако американский гигант и, как ни странно, правительство Ирландии отрицают все обвинения, называя столь большую сумму штрафа абсурдной, и критикуя за попытку предъявить счёт задним числом. До сих пор максимальный штраф, предъявленный Брюсселем за необоснованные налоговые преференции, достигает 1,4 миллиарда евро, которые энергетическая компания ЭДФ (EDF) должна выплатить французскому государству.
ds-nov-trud
Нововведения

Правительство ФРГ решило, что с неоправданной щедростью пора кончать. Во всяком случае, в вопросе о социальных выплатах гражданам других стран ЕС, лишившимся работы в Германии. В будущем, прежде чем рассчитывать на деньги, предусмотренные программой «Харц-IV» и иную социальную помощь, они...

Правительство ФРГ решило, что с неоправданной щедростью пора кончать. Во всяком случае, в вопросе о социальных выплатах гражданам других стран ЕС, лишившимся работы в Германии. В будущем, прежде чем рассчитывать на деньги, предусмотренные программой «Харц-IV» и иную социальную помощь, они должны будут потрудиться в ФРГ не менее пяти лет. Этот проект предложила глава министерства труда Андреа Налес, и кабинет министров его поддержал. Предлагается, чтобы граждане стран ЕС, лишившиеся в Германии работы, в течение месяца получали разовую выплату на харчи и крышу над головой. Затем они могут претендовать на получение определённой суммы, необходимой для возврата на родину. И всё. Фрау Налес пытается таким образом заштопать дыру в министерском бюджете, которая была пробита в 2015 году решением Федеральной судебной палаты по социальным вопросам. Суд постановил, что граждане стран ЕС, лишившиеся работы после 6 месяцев пребывания в ФРГ, имеют право потребовать оказания им социальной помощи. Министр не без оснований считает, что нужно решать этот вопрос комплексно, в масштабах всей Европы, скоординировав социальные системы. Это, конечно, здорово, но трудности выравнивания этих показателей между ФРГ и Румынией или Нидерландами и Болгарией вполне очевидны и весьма тяжело преодолимы. Вот поэтому «правило пяти лет» уже действует, к примеру, в Австрии. Марина СМИРНОВА
ds-im1-euros_
Иммиграция

Приоритетом властей Европейского Союза в области миграционной политики становится мера, которую ещё недавно не выпячивали на первый план необходимых действий: оперативная высылка приезжих, не имеющих права на убежище. Министры внутренних дел на совещании в Люксембурге в середине октября обсудили в...

Приоритетом властей Европейского Союза в области миграционной политики становится мера, которую ещё недавно не выпячивали на первый план необходимых действий: оперативная высылка приезжих, не имеющих права на убежище. Министры внутренних дел на совещании в Люксембурге в середине октября обсудили в жёстких тонах главный вопрос – как ускорить депортацию нежелательных гостей? Ведь эта практика явно давала сбои (см. «ЕС: граница – на замке?», № 9(113), 2016). Более того, глава МВД Германии Томас де Мезьер осторожно намекнул даже на возможность создания в Северной Африке специального центра, в котором соискатели европейского вида на жительство из числа спасённых в Средиземном море могли бы дожидаться ответа на их запрос. Однако с точки зрения юридических норм, действующих в ЕС, это «революционное нововведение» вряд ли будет осуществлено. Поэтому пока министры довольствуются договорённостью о введении единого европейского документа, который будет вручаться высылаемым иностранцам. Тем временем, дипломаты множат усилия в переговорах с правительствами стран, откуда происходит и через которые прибывает транзитом большинство беженцев и мигрантов. Цель – достичь договорённости о предоставлении финансовых стимулов (читай – помощи) для сдерживания эмиграции, а также получить согласие на возвращение нелегалов на историческую родину. Переговоры идут продуктивно, как отметил в Брюсселе Димитрис Аврамопулос, отвечающий в Европейской Комиссии за миграционную политику, прежде всего с Нигерией, Нигером, Мали, Сенегалом и Эфиопией. По словам еврочиновника, «большинство стран готовы к такому сотрудничеству». Высылка иммигрантов, не имеющих права на убежище в ЕС – одна из самых острых проблем, с которыми сталкиваются европейские власти. Получив приказ о депортации, 60% приезжих не намерены его выполнять, да и остальные по понятным причинам не спешат покидать Старый Свет. Одна из них – нежелание властей принимать их на родине. Лишь недавно Брюсселю удалось подписать соглашение о реадмиссии с Афганистаном. Проведению Евросоюзом единой миграционной политики препятствует временный контроль над границами в шенгенской зоне, установленный в разгар кризиса Австрией, Германией, Данией, Швецией и Норвегией. Срок действия этой меры истекает 12 ноября, но, похоже, власти «пятёрки» не намерены его соблюдать. И в Брюсселе с пониманием относятся к расшатыванию Шенгенских соглашений под давлением грядущих избирательных кампаний в ряде государств. Сергей ИЛЬИН
ds-im2-Germany-help-little__
Иммиграция

Глава ведомства федерального канцлера ФРГ Петер Альтмайер обнадёжил итальянцев, задыхающихся под нескончаемым наплывом беженцев. Германия, сообщил он, готова оказать им помощь. «Я могу вас заверить: мы солидарны с Италией. Мы приняли решение, что каждый месяц будем переселять по 500 беженцев...

Глава ведомства федерального канцлера ФРГ Петер Альтмайер обнадёжил итальянцев, задыхающихся под нескончаемым наплывом беженцев. Германия, сообщил он, готова оказать им помощь. «Я могу вас заверить: мы солидарны с Италией. Мы приняли решение, что каждый месяц будем переселять по 500 беженцев из Италии в Германию, и это станет примером для других стран Европы», – сказал германский политик. Солидарность, понятно, дело хорошее, благородное дело. Но, как человек со скверным характером, не могу не посмотреть, каким этот широкий жест представляется на фоне беспристрастной статистики. По данным на конец сентября за 2016 год, на Апеннины приплыло примерно 132 тысячи человек. За октябрь к ним прибавилось ещё 12 тысяч. Заметьте, сюда входят только те, кого итальянская береговая охрана выловила в море между Ливией и Сицилией и доставила на сушу. Так что помощь европейских партнёров в этом для Рима – вопрос далеко не праздный, просто-таки жизненно важный. П.Альтмайер сообщил о широком жесте Берлина на приёме по случаю Дня германского единства, данном в посольстве ФРГ в Риме. И был при этом настолько внимателен, что не преминул поправить переводчицу, по ошибке опустившую слова «каждый месяц». И вообще в своём сорокаминутном выступлении постарался представить себя как большого друга Италии, скромно отметив при этом, что является «может быть, не самым важным, но самым весомым членом кабинета министров». Его дружественный настрой в отношении Италии подтверждает не только любовь к искусству, культуре и политике этой страны, но и приверженность к «кучина итальяна» (итальянской кухне), что федеральный министр по особым поручениям не преминул специально подчеркнуть. Теперь осталось только дождаться, когда же замечательному примеру Германии последуют остальные страны ЕС. Андрей ГОРЮХИН
ds-im-German_schet
Иммиграция

Федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер внёс коррективы в цифру, уже долгое время будоражащую общественное мнение ФРГ. Речь идёт об 1,1 миллиона беженцев, которых Германия якобы приняла за 2015 год. Почему якобы? А вот потому! Потому, что на самом...

Федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер внёс коррективы в цифру, уже долгое время будоражащую общественное мнение ФРГ. Речь идёт об 1,1 миллиона беженцев, которых Германия якобы приняла за 2015 год. Почему якобы? А вот потому! Потому, что на самом деле цифра эта составляет, по словам министра, только 890 тысяч, вот почему! Разумеется, это все равно очень много, согласился он, но ведь не миллион же, а? Словом, да, ужас, но всё-таки не ужас-ужас-ужас. Тем более что министр добавил к этому: «Благодаря невероятным усилиям ответственных лиц из числа управленцев и политиков, и прежде всего, благодаря щедрой поддержке волонтёров, с этим вызовом мы в основном и в целом хорошо справились. Но мы также едины во мнении, что ситуация, сложившаяся прошлой осенью, больше не должна повториться». Ну что ж, как говорится, и то слава богу. Министр сделал упор на то, что вся Европа предприняла многочисленные меры, чтобы значительно снизить число соискателей убежища, прибывающих в Германию, но при этом «остаться на высоте гуманитарной ответственности». Если это не фактическое дезавуирование аттракциона неслыханного гостеприимства, объявленного в прошлом году фрау канцлерин, то тогда что это такое? Между прочим, сама она только недавно отреклась от того, что «у нас всё получится», не так ли? Уж очень трудно ей даётся признание своих ошибок, даже при всей их очевидности и пагубности! При том, что тогда, как гласит немецкая поговорка, «все воробьи на крышах чирикали»: ситуация вышла из-под контроля и стала просто невыносимой. Конечно, надо признать, что прошлогодний кошмар в этом году всё же не повторился: по состоянию на конец сентября в Германию в поисках убежища прибыло «всего лишь» 210 тысяч человек. Заметим, что ключевую роль в этом сыграла договорённость с президентом Турции Эрдоганом, который уже не однажды заявлял, что терпение его иссякает, и пора бы европейской стороне выполнить и свою часть сделки – предоставить туркам возможность безвизового въезда в страны ЕС. А не то, сами понимаете, что будет дальше… Интересная деталь: откуда взялось расхождение прежней цифры в 1,1 миллиона и нынешних 890 тысяч? Первое число тоже, вроде бы, имело официальный статус? Все так, но оно было получено с использованием системы электронной регистрации, носящей длинное название – «Первичное распределение соискателей убежища». Правительство ещё в прошлом году подозревало, что зафиксированные таким образом данные носят приблизительный характер из-за возможных ошибок и двойного счёта. Оно даже деликатно сообщало о такой возможности, что в итоге и было подтверждено Томасом де Мезеьром. Сергей ПЛЯСУНОВ
ds-im4-ostrov
Иммиграция

Чешский президент Милош Земан выступил с довольно экстравагантным предложением, направленным на решение проблемы экономических мигрантов, составляющих изрядную, если не основную, долю пришельцев на европейские берега. Он предложил выселять их на «пустынные участки территории» североафриканских стран или на «необитаемые греческие острова»...

Чешский президент Милош Земан выступил с довольно экстравагантным предложением, направленным на решение проблемы экономических мигрантов, составляющих изрядную, если не основную, долю пришельцев на европейские берега. Он предложил выселять их на «пустынные участки территории» североафриканских стран или на «необитаемые греческие острова» в Эгейском море. Собственно, ничего особенно новаторского в этом предложении нет: ещё во времена римских цезарей скалистые и безлюдные острова были местами ссылки нежелательных лиц. Затем эту практику на некоторое время возродили в период властвования в Элладе «черных полковников». Разумеется, воссоздать на современном уровне некое подобие гетто и концентрационного лагеря Греции никто не позволит. Но сам факт, что Афинам можно на серьёзном политическом уровне делать подобные предложения, говорит о многом. В частности о том, что в вопросе о беженцах Греция полностью утратила наступательные возможности и вместо реальной помощи ей начинают предлагать плохо завуалированные издевательства. К тому же можно сколько угодно радоваться тому, что референдум в Венгрии не получил законной силы из-за низкой явки – «всего» в 40% (см. «Венгрия: урок несостоявшегося референдума», №9(113), 2016). Но давайте не будем забывать о том, как проголосовали те, кто пришёл к урнам. Думается, это достаточно репрезентативно для настроений простых европейцев отнюдь не только в Венгрии, но и во многих других странах Союза. Что бы об этом ни сообщали ручные, но очень свободные средства массовой информации. Брюссельская идея квот на приём беженцев не встречает понимания у граждан Старого Света, молчание которых не стоит принимать за знак согласия. Можно очень сильно обмануться. А Греция всё глубже увязает в проблеме, решить которую ей явно не под силу. Федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер в греческой газете «Катимерини» ещё раз подтвердил, что ФРГ намерена вернуть в Элладу всех беженцев, которые проникли в ЕС через её территорию. Нет сомнения, что этому примеру последуют и другие страны ЕС. И что тогда прикажете делать Афинам, подвергающимся постоянным поношениям из-за того, что её чиновники «слишком долго» рассматривают дела «понаехавших». Если учесть, что от греков старшие европейские партнёры давно и упорно требуют сокращения государственных расходов, неизбежным следствием которого будет и сокращение числа чиновников, которым надлежит рассматривать эти дела, то становится совсем непонятно: а знает ли в Брюсселе правая рука, что творит левая? Понятно, что хочется побыстрее рассмотреть дела «понаехавших» и вернуть их в Турцию. Но нельзя же требовать от Афин всего и сразу? Хотя и греческих чиновников тоже хвалить не за что. С момента вступления в силу договора с Турцией из Эллады туда было возвращено 509 человек, причём все они отправились назад добровольно. А всего в стране сейчас находится 60.700 человек, и большинство из них содержится отнюдь не в курортных условиях. Зато требуют от небогатого государства совсем иного, дескать, соблюдайте права человека и не нарушайте человеческое достоинство мигрантов, обеспечивая их всем на европейском уровне. Вот и крутись тут, как хочешь… Не будем забывать, что Европейская Комиссия в прошлом году пообещала до конца 2018 года забрать из Греции 66.400 человек и расселить их по другим странам ЕС. Вы вправе спросить: а что же сделано на этом поприще? Отвечу. На середину октября из Эллады отселено аж 4130 человек. Причём многие европейские политики, скажем, министр иностранных дел Австрии Себастиан Курц, настаивают, что вся эта затея провальная и от неё надо отказаться. То есть, оставить всех у греков и пусть разбираются, как хотят? Или, в самом деле, выселить на необитаемые острова? Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
ds-im88-Germ_police
Иммиграция

После того как в июле в германские законы были внесены необходимые изменения, криминальная полиция ФРГ начала создавать структуры, предназначенные для борьбы с контрабандистами «живого товара». Ставка делается на привычные полицейские методы – использование агентов, внедрённых под прикрытием, и вербовку информаторов....

После того как в июле в германские законы были внесены необходимые изменения, криминальная полиция ФРГ начала создавать структуры, предназначенные для борьбы с контрабандистами «живого товара». Ставка делается на привычные полицейские методы – использование агентов, внедрённых под прикрытием, и вербовку информаторов. Причем утверждается, что уже есть первые успехи: информаторы помогли предотвратить три переброски нелегальных мигрантов из Турции в Италию – всего 1766 человек. Это явствует из ответа правительства на запрос парламентской фракции Левой партии. Особенно пикантно, что агенты Федерального криминального ведомства ФРГ нацелены на работу против турецких контрабандистов, поставляющих в Европу нелегальных беженцев, но «с Турцией нет обмена данными по тактическим и правовым вопросам, касающимся трансграничной работы агентов под прикрытием», говорится в правительственном ответе. Вот ведь оно как, прямо джеймсбонды какие-то. Что-то мне не кажется, что турецкие власти будут в восторге от того, что в их стране столь свободно оперируют германские полицейские, не считающие нужным уведомить их о своих действиях. Уж не оттого ли, что они собираются действовать на самой грани допустимого законом, а то и вовсе перейти её? Никто не спорит с тем, что на турецком берегу процветают нелегальные бизнесмены, наживающиеся на «оказании услуг» нелегальным беженцам. Основную долю доходов получают те, кто контролирует маршрут, но свой кусок хлеба имеют все, вплоть до поставщиков спасательных жилетов или надувных лодок. По утверждению Европола, он располагает информацией о 40 тысячах человек, подозреваемых в участии в незаконных поставках в Европу «живого товара». Конечно, специалистам виднее, но цифра эта выглядит несколько фантастичной, не правда ли? Хотя нельзя отрицать и того, что не только в Турции, но и на побережье Ливии целые деревни живут за счёт прибыльного гешефта. И местные власти просто вынуждены закрывать глаза на этот преступный промысел, поскольку не могут предложить людям никакой разумной альтернативы. Александр ВАРВАРИН
Verona-aktualno
Интеграция

Двухдневный V Евразийский форум открылся 20 октября в Вероне, городе, где зубчатые стены готического замка Кастельвеккио вызывают жгучий эффект «дежа вю» – настолько он напоминает московский Кремль. Дискуссионная платформа этой ассамблеи, а в ней участвуют более 600 делегатов, представляющих страны...

Двухдневный V Евразийский форум открылся 20 октября в Вероне, городе, где зубчатые стены готического замка Кастельвеккио вызывают жгучий эффект «дежа вю» – настолько он напоминает московский Кремль. Дискуссионная платформа этой ассамблеи, а в ней участвуют более 600 делегатов, представляющих страны на пространстве от Британии до Китая, строится на двух столпах: «Геополитические процессы в Большой Евразии» и «Инновации как проявление повседневной креативности». Выбор места проведения форума объясняется, видимо, не только тем, что главный ее организатор – основатель Ассоциации «Познаем Евразию», профессор Антонио Фаллико зарегистрировал свое детище именно в Вероне. Трудно сказать, всплывали ли в подсознании итальянского подвижника образы шекспировской драмы, но символично то, что Верона живет в двух измерениях. Реальном времени и виртуальном мире. Это придуманный мир создан легендой о соперничестве двух семей, помешавших счастью Джульетты из рода Капулетти и влюбленного в нее Ромео из рода Монтекки. Это и предопределило трагический финал пьесы Шекспира, а сегодня проецируется на искусственно вызванное «соперничество» Европейского Союза и России, обильно приправленное войной санкций, гневливой риторикой, подчас русофобской истерикой, что воссоздает разделительные линии на нашем много бед повидавшем континенте. Попыткой преодолеть временное помутнение рассудка на наднациональном уровне, в структурах власти Евросоюза, призван послужить открытый обмен мнениями политиков, бизнесменов и экспертов, в первую очередь, Италии и России, о способах ведения диалога, как выразился накануне форума профессор Фаллико, «в периоды экономического кризиса и геополитической напряженности». Ассоциация «Познаем Евразию» опирается преимущественно на малые и средние предприятия в Италии, и они уже «осознали, что Россия является одним из двигателей евразийской интеграции», подчеркивает профессор Фаллико. И поэтому предназначение веронского форума, как отмечает Александр Стуглев, директор Фонда «Росконгресс», – выстраивать «качественные деловые и коммуникационные площадки». Одной из опорных конструкций складывающегося нового мирового экономического порядка, считают многие участники форума, может стать взаимодействие Евросоюза с набирающим силу Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и с другими интеграционным объединениями, такими как ШОС и АСЕАН. Не стоит забывать в этом контексте о продвигаемом Китаем мега-проекте «Экономический пояс Шелкового пути». Поэтапное и последовательное выстраивание содержательного сотрудничества в масштабах Большой Евразии, учитывая, что локомотивами опережающего экономического развития или, как принято ныне формулировать, «драйверами роста», выступают «новые индустриальные страны», они же «азиатские тигры» (или драконы), – это реальный способ преодолеть все еще не избытые последствия структурного и системного кризиса нынешней модели мировой экономики, начавшегося с ипотечного коллапса в США в 2008 году. В условиях политизации торгово-экономич еского партнерства ЕС и России, подчинение его сиюминутной геополитической конъюнктуре, формируемой «третьим радующимся», не заинтересованным в положительной динамике отношений двух частей Европы, бизнес становится проигравшей стороной. Постоянный участник веронских форумов Татьяна Валовая, члена Коллегии (министр) по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, напоминает о тенденции: идет постепенное выравнивание доли стран АТР в торговом обороте ЕАЭС. По-прежнему 51% экспорта приходится на Евросоюз, но доля азиатских контрагентов уже достигла 40%. Кривая идет вверх. В рамках ЕАЭС разворачивается то, что Татьяна Валовая называет «конкуренцией юрисдикций»: компании оценивают и сравнивают инвестиционные климаты и условия ведения бизнеса, выбирают для себя наиболее комфортные условия. Государственные структуры как законодательной, так и исполнительной власти стран ЕАЭС это понимают и целенаправленно повышают качество «среды обитания» для бизнеса. Это дает свои плоды: за период существования ЕАЭС все страны-участницы интеграционного объединения неспешно, но уверенно поднимаются в рейтингах (в частности, по такому критерию, как «дружелюбность» законов и их исполнителей в государственных органах в отношении предпринимательс кой деятельности, по степени простоты ведения бизнеса и инвестиционной привлекательност и и т.д.) Участники ЕАЭС настроены положительно и готовы к полноформатному сотрудничеству с Евросоюзом, но если «эта идея уже овладела частью европейского бизнеса», по словам Т.Валовой, то Еврокомиссия пока к этому не готова. Тем важнее становится фактор психологического давления на наднациональное правительство ЕС через обозначение «особого мнения» делового и экспертного сообщества на таких площадках, как V Евразийский форум в Вероне. Многие дискуссии здесь сосредоточены на правильном и ласкающем слух лозунге «Искусство инноваций»: сегодня требуется найти креативные решения, которые не позволили бы растранжирить накопленный потенциал взаимодействия. И такие решения находятся и претворяются в жизнь: ряд итальянских предпринимателей, пустивших корни на российском рынке, вместо обычной поставки своей продукции развертывают в РФ совместное производство, переходя от схемы «Сделано в Италии» к модели «Сделано с Италией». Это и есть «инновация», которую в старорежимные времена именовали «рационализаторским предложением». Здесь можно обнаружить повод для осторожного, но стойкого оптимизма. К числу «исторических оптимистов» относится и профессор Фаллико, предлагающий делать акцент на том, что «стратегические интересы никуда не деваются». Если Россия заинтересована в итальянских высоких (и не только) технологиях, то Италия получает немалую выгоду от приобретения российского сырья. Антонио Фаллико убежден: «Мы взаимодополняемы , взаимозависимы. Надеюсь, что после похолодания наступит оттепель и разумные, рациональные соображения встанут во главу угла». Эти слова могли бы прослужить эпиграфом к веронскому форуму. Сам по себе он служит своего рода предчувствием оттепели. А еще – предчувствием интеграции, что когда-нибудь соединит естественную ткань евразийского пространства: от ирландского Шэннона и французского Бреста до белорусского Бреста и далее до российского Владивостока, а затем до Дели, Пекина, Ханоя и Сингапура. Владимир МИХЕЕВ, спец. корр. интернет-издания «Вся Европа», г. Верона
Тенденции & прогнозы
tp1-sp-Valetta
Ситуация

Встреча лидеров стране ЕС без британцев, которая состоялась 16 сентября в Братиславе, не останется единственной в таком формате до официального выхода Великобритании из этого объединения. Правительство Мальты, которая будет председательствовать в Евросоюзе в первом полугодии 2017 года, объявило, что вторая...

Встреча лидеров стране ЕС без британцев, которая состоялась 16 сентября в Братиславе, не останется единственной в таком формате до официального выхода Великобритании из этого объединения. Правительство Мальты, которая будет председательствовать в Евросоюзе в первом полугодии 2017 года, объявило, что вторая такая встреча пройдет 3 февраля. Главы государств и правительств «двадцати семи» соберутся в этот день в мальтийской столице – Валлетте. Предполагается, что главной темой обсуждения станет «Брекзит» – условия выхода Лондона из ЕС. Но британцев на встречу не позовут, хотя можно предположить, что, как и в Братиславе, обсуждать будут не только политику по отношению к Лондону. «Большинство коллег хотят честной сделки между Великобританией и Евросоюзом, – сказал журналистам премьер-министр Мальты Джозеф Мускат, комментируя свою инициативу. – В результате британцы не должны сохранить преимущества, которые давало им участие в Союзе. Нельзя съесть кекс и одновременно сохранить его». Светлана ФИРСОВА
tp-situ-ravnoprav_
Ситуация

или Почему политики России и ЕС живут в разных измерениях Вслед за нашим любимым поэтом А.С.Пушкиным хочется воскликнуть «Ужасный век, ужасные сердца»! Неужели опять надо доказывать, что разрастающийся конфликт между Брюсселем и Москвой, на который сделали ставку лидеры Европейского Союза...

или Почему политики России и ЕС живут в разных измерениях Вслед за нашим любимым поэтом А.С.Пушкиным хочется воскликнуть «Ужасный век, ужасные сердца»! Неужели опять надо доказывать, что разрастающийся конфликт между Брюсселем и Москвой, на который сделали ставку лидеры Европейского Союза и ведущих государств-членов, наносит ущерб обеим сторонам, ослабляет их, лишает преимуществ сотрудничества? Неужели непонятно, что нормальные отношения между двумя половинками Европы могут строиться только на основе равноправия, взаимного уважения и отказа от любых попыток поставить себя выше партнера! Увы, непонятно. Значит, мы вновь обречены доказывать очевидные истины, пытаясь достучаться до сердца и разума простого обывателя, экспертов, политической элиты стран ЕС (см. «Возможно ли равноправие в отношениях между Россией и Европейским Союзом?», №10(114), 2016). По сути, речь идет о той же просветительской работе, которой занимались лучшие представители славянофильства и первые евразийцы. Они писали, что, живя в Британии, Франции, Италии или где-то ещё наталкиваются на стену непонимания, стараясь убедить собеседников в, казалось бы, элементарных вещах.   Коротко о прописных истинах Что нет высших культур и низших. Все народы равны и вносят вклад в общую копилку человеческой цивилизации. Что история и прогресс не являются линейным процессом. Они не движение от одной ступеньки эволюции к другой по лестнице, на вершине которой стоит западный мир. Китайцы это сейчас блестяще доказали. А до этого, сломав хребет нацистской гидре во Второй мировой войне, – Советский Союз. Однополярный мир никогда не существовал. Это фантазии западных политиков и политологов, под гипнотическое марево которых на время подпали все остальные. Многосторонность, на которой зиждется мироустройство, о котором договорились державы-победители после разгрома фашистской Германии и японского милитаризма, никуда не исчезала. Как раньше, так и сейчас катехизисом международного общения являются Устав ООН и полностью коррелирующее с ним международное право. В соответствии с ними высшими нравственными, политическими, императивными ценностями являются равноправное сотрудничество, самоопределение, невмешательство и неприменение силы. Приверженность им ни на секунду не должна ставиться под сомнение. Гарантом такого мироустройства выступает Совет Безопасности ООН. На него возложена особая ответственность за поддержание международного мира и безопасности, и соблюдение базовых требований международного права и морали. В качестве постоянных членов СБ ООН Россия и Китай от неё никогда не отказывались. Без Москвы, Пекина или их обоих никакие законные решения, имеющие судьбоносное значение для мировой политики и кризисного регулирования, остальные члены Совбеза, в том числе ни США, ни Франция и Великобритания в любой комбинации провести не могут.   Вечно меняющийся и восстанавливающийся баланс сил в мире С начала 1990-х годов на два коротких десятилетия сложившийся ранее баланс сил в мире рухнул. Россия, ослабленная и дезориентированная, только осваивалась на международной арене и в мировой экономике в качестве самостоятельного независимого игрока. Китай предпочитал держать «низкий профиль» и ни во что не вмешиваться, дабы не навредить ускоренному экономическому возрождению и превращению в державу первой величины. Власть, влияние, ресурсы сконцентрировались в руках одной единственной оставшейся сверхдержавы – США, в какой-то степени США и ЕС. Временно возник беспрецедентный перекос, дисбаланс сил, который некоторые поспешили провозгласить новой константой, чем-то навсегда заданным. Исходя из этого, вместо того, чтобы использовать уникальную ситуацию на пользу всем для улаживания конфликтов, повышения уровня международной стабильности и управляемости глобальных процессов, США и ЕС постарались лишь зафиксировать своё доминирование. Они предприняли попытку присвоить себе, вопреки духу и букве действующего международного права, главенствующее положение в мире и право всех учить. Вмешиваться во внутренние дела государств. Устанавливать свой порядок. Из этого ничего не вышло. Подобные притязания вызвали растущее сопротивление. Мироустройство, основанное на императивных принципах международного права и особой роли СБ ООН, а соответственно и России вместе с Китаем, выстояло. И сейчас равноправное сотрудничество государств является базовым требованием современной жизни. Поэтому никак иначе, нежели на основе равноправия, отношения между ЕС и России строиться не могут и не должны.   Надуманные и необоснованные претензии Все представления, они же сказочки, о том, что ЕС чему-то учит Россию, наставляет, подтягивает к своему уровню, выступает по отношению к Москве суровым ментором, помогает войти в мировую экономику, приглашает заимствовать в своё внутреннее законодательство правовые достижения интеграционного объединения, имели хотя бы какое-то обоснование в самом начале 1990-х годов. Тогда Россия строила новую политическую систему и пыталась адаптироваться к работе в новой для неё рыночной экономике. Но не сейчас. Когда в США развернулась самая «грязная» в истории президентская гонка, а ЕС судорожно пытается противостоять всем посыпавшимся на него кризисам. Когда Россия взвалила на свои плечи настоящее, а не показное лидерство в борьбе с международным терроризмом. Китай начинает обгонять США и ЕС по некоторым параметрам экономического развития. Россия и Китай создали свои собственные влиятельные международные институты, призванные стабилизировать мировую политику и экономику, укрепить их, перевести на отстаиваемые нами рельсы инклюзивности, равноправия, добрососедства и взаимной выгоды.   Обоснованные требования Какого равноправия требует Россия от ЕС? Ответ очевиден. Равноправия в построении системы безопасности в Европе и евроатлантике, приведения её в соответствие с предписаниями ОБСЕ о неделимой безопасности. Равноправия в формировании общего экономического пространства на просторах Евразии, частью которого стали бы Россия, ЕС, третьи европейские, евразийские и азиатские страны, что сделало бы ненужным выбирать одних партнеров в ущерб другим. Равноправия в нормотворчестве и нормоустанавливающей сфере, означающего, что все и любые стандарты должны разрабатываться и утверждаться совместно и получать то толкование, которое разделяют все стороны, а не какая-то одна. Равноправия в области информации, равнозначного немедленному прекращению медийной войны против России и Китая, других самостоятельно игроков на международной арене. И, конечно же, признания практики односторонних санкций и ограничений не только контрпродуктивной, но и тем, что она есть на самом деле – незаконной, нелегитимной и аморальной. © Марк ЭНТИН, профессор МГИМО МИД России, Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ
no image
Ситуация

На V Евразийском форуме в Вероне оценили геополитические риски «Мы превратили мост (между Евросоюзом и Россией) в поле битвы. Это историческая ошибка». Эти слова Романо Проди, дважды премьер-министра Италии и экс-главы Еврокомиссии, на открытии веронского форума стали своеобразным эпиграфом сквозного...

На V Евразийском форуме в Вероне оценили геополитические риски «Мы превратили мост (между Евросоюзом и Россией) в поле битвы. Это историческая ошибка». Эти слова Романо Проди, дважды премьер-министра Италии и экс-главы Еврокомиссии, на открытии веронского форума стали своеобразным эпиграфом сквозного поминания предстоящего американцам 8 ноября выбора между двумя кандидатами, когда один из них настроен на диалог, а другая демонстрирует склонность ввязаться в драку. «Я обеспокоен. Ухудшение отношений между ЕС и Россией никогда не доходило до такого критического предела», – признался Р.Проди. При нем, в 2002–2003 годах, ситуация была несоразмеримо более благодатная, европейско-российский диалог продуктивнее, а перспективы и вовсе радужные. Прежде лидеры Евросоюза учитывали роль РФ в европейских делах. Еврокомиссия инициировала выстраивание партнерства с Россией в четырех ключевых «пространствах», что породило метафору: такое партнерство столько же органично, как «сочетание белой водки и черной икры». Но все это – в прошлом. «А сейчас мы чувствуем усталость. Это самая низкая планка. Политологи вспоминают добрым словом холодную войну, хотя это абсурд», – резюмировал профессор Проди, объяснив свою тревогу еще и тем ощущением, что, похоже, «рычаги власти перешли от политиков к военным». Тема войны и мира прозвучала публицистически пронзительно в выступлении Эдуарда Лозанского, гражданина США, как он сказал мне – «американского патриота», и президента Американского университета в Москве. Вначале бывший советский диссидент Э.Лозанский процитировал недавние слова госпожи Клинтон, смысл которых сводится к одному: США при ее президентстве не позволят набирать силу таким интеграционным процессам, как объединение стран в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). И напомнил ее прежнее программное заявление: если США перестанут быть лидером, то тогда другие страны, а именно – Россия и Китай – «заполнят этот вакуум». Затем он совершил экскурс в свою биографию, рассказав, как в 1988 году, в эпоху «перестройки» и «гласности», по инициативе Александра Яковлева, второго человека в государстве после Михаила Горбачева, группа американских конгрессменов и экспертов приехала по его приглашению в Москву. Они услышали удивительные вещи: переживавший радикальные реформы СССР предлагал воспринимать его не как врага, а как друга, готового стать условно частью «Запада». Американцы поинтересовались: как быть с Восточной Европой, подконтрольной Советскому Союзу. Яковлев, а затем и Горбачев ответили: если эти страны пожелают выйти из состава социалистического содружества («лагеря»), то никто им не будет чинить препятствия. После бесед в Москве ряд американских тяжеловесов, «лидеров мнений», предложили высшему руководству, а тогда на хозяйстве в Белом доме был Джордж Буш-старший, оказать всемерную поддержку реформаторам в СССР. Эти прагматики пытались доказать, что в итоге все это «окупится сторицею». Миролюбивый подход к США и Западу в целом был характерен для всех четырех президентов, начиная с Горбачева до Ельцина, Путина, Медведева и снова Путина, отметил профессор Лозанский, который в прошлом «грешил» распространением издававшегося в Париже и запрещенного в СССР литературно-публицистического журнала «Континент», за что и был лишен гражданства.     В выступлении на форуме он упомянул о разочаровании политикой США в отношении России последних десятилетий, высказанном Джорджем Кеннаном, автором знаменитой «длинной телеграммы», легшей в основу «доктрины сдерживания» СССР. Кеннан объявил все недружественные действия США, особенно курс на расширение НАТО и продвижение блока к границам России, катастрофической, глобальной – «тектонической» ошибкой. Сегодня возникает серьезная опасность, считает профессор Лозанский: если Хиллари Клинтон, заняв Овальный кабинет, осуществит свою угрозу и введет «бесполетную зону» в Сирии – вероятность войны с Россией достигнет верхнего предела. Бывший советский диссидент также попенял европейцам: никто в Евросоюзе не протестовал против бомбардировок в Ливии, приведших в итоге к тому, что здесь царит насилие, хаос, беззаконие, а государства нет и не предвидится. «Европе нужны новые сильные лидеры, такого же класса, как в свое время Герхард Шредер в Германии и Жак Ширак во Франции», – заключил Э.Лозанский. Логически к этому крику души (Эдуард, так он просил называть его, признался мне, что пойдет в синагогу, чтобы помолиться за избрание президентом США Дональда Трампа) монтируется мнение Суна Хунбина, эксперта по глобальным рынкам и мега-проекту «Шелковый путь». В беседе со мной мистер Сун (он также гражданин США) отметил, что сближение Китая и России объясняется и тем, что обе страны находятся под давлением со стороны Америки. Создаваемое по инициативе США и под их водительством Транс-тихоокеанское партнерство заведомо не предполагало участия в нем Китая – и в Пекине это не осталось незамеченным.   Помимо чисто деловых (денежных) расчетов, выстраивание новой системы торговых взаимоотношений в рамках «Шелкового пути», основанного на сухопутных маршрутах, обусловлено желанием Пекина хеджировать риски. Риски недружественного перехвата/захвата транспортных судов, направляющихся в китайские порты, со стороны Соединенных Штатов.«Сухопутные торговые маршруты будут пролегать вдали от патрулирующих мировые водные трассы кораблей американских ВМС», – пояснил мне тайный замысел Пекина китайский интеллектуал Сун Хунбин, автор бестселлера «Валютные войны» (Currency Wars). Учитывая возрастающую агрессивность поведения США, в частности, в АТР, Китай становится в последние годы все более вовлеченным в мировые кризисы. При этом Пекин берет пример с Москвы, осмысливая ее опыт того, как нужно утверждаться в геополитическом измерении, говорит мистер Сун. Более того, китайско-американский эксперт не исключает, что в случае дальнейшего обострения региональных кризисов с угрозой их перерастания в глобальную конфронтацию, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) должна будет приобрести и военный компонент, образовав объединенные вооруженные силы для целей быстрого реагирования. Косвенно, многие ораторы на форуме увидели вероятность эскалации напряженности в мире в более «наступательной» внешней политике США. Насколько такой сценарий неизбежен, будет ясно после исхода выборов 8 ноября. Складывалось ощущение, что если в ходе предвыборной кампании в США Хиллари Клинтон, судя по ее русофобской риторике, участвует в гонках с незримо присутствующим там Владимиром Путиным, то над веронским форумом именно тень будущей бой-президентши «простерла совиные крыла». Владимир МИХЕЕВ, спец. корр. интернет-издания «Вся Европа», Верона-Москва
tp-situ-Brexit_Kochetov
Ситуация

«Брекзит» (Brexit) – наметившийся выход Великобритании из Европейского Союза – дал повод и тему для этой статьи. К этому процессу приковано внимание мировой общественности, это событие заполонило газеты, ТВ, задействовало мнение многочисленных экспертов и аналитиков, дипломатов, политических деятелей и т.д....

«Брекзит» (Brexit) – наметившийся выход Великобритании из Европейского Союза – дал повод и тему для этой статьи. К этому процессу приковано внимание мировой общественности, это событие заполонило газеты, ТВ, задействовало мнение многочисленных экспертов и аналитиков, дипломатов, политических деятелей и т.д. По своей сути это феномен: казалось бы, ничто не предвещало ломку устоявшейся интеграционной структуры, но в том-то и дело, что в мире подспудно идут неумолимые процессы, они прорываются на поверхность бытия и дают повод к многочисленным вопросам: Что это было? И что за спусковые крючки, запустившие механизм «Брекзита»? Не является ли он симптомом развала мировых интеграционных группировок вообще или это начало их качественного преображения в новейшие системы мирового обустройства? И, наконец, каковы движущие мотивы (пружины) зарождения, развития и выхода на поверхность подобных процессов? Конечно, встает вопрос: насколько страна, «выломившаяся» из интеграционной системы, почувствует себя (или станет) действительно суверенной, независимой и т.п. Поразмышляем об этом: выскажем некоторую гипотезу о природе случившегося.   * * * «… Ничто не вечно под луной …!». Все течет, все меняется, и нет возможности входить в одну и ту же «воду времени» дважды! Эту мысль породил Гераклит, и с тех пор мы приглядываемся ко всему и вся – интеграционные группировки не исключение. Они имеют свой цикл жизни, свое развитие и уход с исторической арены. Свидетельство тому как далекие, так и близкие события. На европейском континенте мы наблюдаем титанические сдвиги в интеграционной системе – Великобритания «выламывается» из, казалось бы, монолитного и незыблемого Европейского Союза; на евразийской платформе идут интенсивные процессы интеграционных преобразований; не миновала этого процесса в целом мировая система – на горизонте зарождение и развитие новых форм интеграционного объединения усилий для совместного решения национальных и региональных задач, таких как широтные геоэкономические пояса, мировые «блуждающие» кластерно-сетевые системы, новые очаги инновационного роста и т.д. Но как эти процессы соотносятся с феноменом «Брекзит» – попробуем поискать ответы на это с теоретической и практической точек зрения*1.   Мировая система в преддверии новой фазы развития: начало – качественное преображение интеграционных группировок Чтобы уяснить суть мировых интеграционных событий и их перспективы, прежде всего, следует иметь в виду, что они проходят в рамках глобальных общемировых тенденций , получивших в последнее десятилетие мощное развитие. Иначе говоря, следует взглянуть на эту проблему с позиций глобалистики и геоэкономических теоретических и методологических воззрений*2. Эти тенденции связаны с выходом мировой хозяйственной системы на геоэкономическую (кластерно-сетевую) парадигму развития. Сами интеграционные процессы и субъекты интеграционных группировок впитали в себя геоэкономическую природу и испытывают серьезнейшие трансформации под воздействием общих закономерностей геоэкономического развития. Теперь, вооружившись такой методологической оптикой, можно пройтись по этому сюжету и привести несколько тезисов-акцентов. I. Появление интеграционных группировок на мировой арене обусловлено рядом факторов. Их набор в историческом плане постоянно меняется. Они придают интеграционным группировкам ту или иную главенствующую окраску: либо геополитическую, либо цивилизационную, либо военно-стратегическую, либо экономическую и т.д. И это притом, что любая интеграционная группировка несет в себе в той или иной мере вышеприведенные характерные черты. Здесь выделим центральный момент – та или иная черта довлеет над интеграционной группировкой, становится приоритетной. В этом отношении интеграционные группировки отличаются друг от друга, ибо имеют существенные различия в целях, задачах и механизмах функционирования. Но что их объединяет, так это присущая им геоэкономическая и геофинансовая составляющая, которая неизменно здесь в определенной пропорции «обитает» и выступает как принципиальная основа не только функционирования, но и как вообще способ существования интеграционных группировок. Иными словами: 1) Как бы геополитика и геостратегия ни окрашивали всю интеграционную группировку в цвет хаки (цвет милитаризма), рано или поздно такой статус становится явно обременительным для группировки в целом или для отдельных ее частей (стран): перемалывание ресурсов в угоду геополитических, идеологических, военно-стратегических задач и целей становится неподъемным. И тогда начинается процесс придавливания этой «окраски» (черты), она не становится приоритетной и значимой. В рамках интеграционной группировки усиливаются другие ее составляющие, и она качественно преобразуется в рамках новой конфигурации, в новых координатах, в новой сфере. 2) Здесь следует учитывать один существенный нюанс. Все выше отмеченные черты, компоненты интеграционных группировок в условиях всеобъемлющего процесса глобализации имеют в той или иной мере одинаковый характер – сетевой. Вот почему следует говорить не о том, что разрушается интеграционная группировка путем «выламывания» из нее отдельных участников, а о том, что начинается процесс переформатирования интеграционных группировок: идет смена приоритетов, их функционирование начинается в новых координатах. 3) Как бы ни развивалась мировая палитра интеграционных группировок, наиболее жизнеспособными, жизнестойкими и востребованными временем являются геоэкономические интеграционные группировки, которые ярко проявили себя на современной мирохозяйственной арене. II. Геоэкономический и геофинансовый «окрас» различных интеграционных группировок ярко проявил себя в ходе их становления и развития: а) произошло качественное переформатирование сложившихся воспроизводственных ареалов мирового роста и вслед за ними «перекладка» мировых финансовых потоков, а также появление новых; б) глобализация финансовых потоков идет параллельно с совершенствованием механизма финансового перетока; в) сами финансовые потоки под воздействием целей и задач функционирования интеграционных группировок принимают сугубо характерные черты, связанные с тактикой и стратегией интеграционных группировок как среднесрочного плана, так и плана на длительную перспективу – не заставило себя ждать появление высоких геоэкономических и геофинансовых технологий и оперирование ими на геоэкономическом атласе мира. 3. Центральным, доминирующим вектором (стержнем) геоэкономических интеграционных группировок выступает интернационализация ресурсов как принцип консолидации национальных, региональных и глобальных ресурсов в целях национального и регионального развития и совместного решения тактических и стратегических задач. 4. При этом в качестве основного элемента для решения этих задач служит формирование мировых очагов роста, в которых формируются инновационные проекты и куда устремляются и финансовые потоки мировых (глобальных) игроков на геофинансовое поле. В этих очагах идет формирование интернационализированных мировых воспроизводственных систем: на «растянутых» производственно-технологических цепочках (линейках) идет формирование и перераспределение мирового дохода. 5. Этот процесс «материализации», делового наполнения интеграционных группировок посредством появления все новых и новых масштабных национальных, региональных и глобальных проектов, востребовал финансовое опосредование на всех стадиях их реализации. В этот процесс втягиваются различные интеграционные группировки, что в конечном итоге размывает их обособленность от мировых дел и глобальных проблем, подвигает их к переформатированию на базе новых приоритетов. А это, в свою очередь, предъявляет счет устаревшим понятиям (категориям) – открывается дорога к фундаментальному переосмыслению воззрений, моделей, механизмов, понятий. 6. Динамика инновационного развития мира неудержимо влечет к себе финансовые потоки, что связано с перегруппировкой (перекомпоновкой) основных финансовых игроков на мирохозяйственной арене. Это, в свою очередь, служит мощным импульсом к формированию новых интеграционных группировок и распаду старых – мы являемся свидетелями новейшего глобального процесса, в основе которого лежит интеграция и дезинтеграция интеграционных группировок. 7. Дезинтеграция есть результат перегруппировки внутри мировой экономической и финансовой системы. Этот процесс отображает естественный ход мирового развития с выходом на решение все новых и новых задач в эпоху неудержимого инновационного и производственно- инвестиционного (ИВЯ-системы) вектора, устремленного в будущее. 8. Многоаспектность и многовекторность деятельности интеграционных группировок со всей очевидностью выдвигают на передний план проблему своевременности научных исследований их природы, основных атрибутов и категорий, на основе которых развиваются интеграционные группировки. Среди первостепенных задач – проблема глобального охвата современной геофинансовой системы. Речь идет о ее структурировании, придании ей такой формы, которая бы более выпукло показывала: - геоэкономическую природу трансграничности финансовых потоков; - трансформацию под их воздействием основополагающих экономических и финансовых понятий (категорий); - место и роль национальных систем в мировой геоэкономической и геофинансовой системе; - стратегию оперирования на мирохозяйственной арене и др. Эти задачи тесно увязаны: - с формированием геоэкономического атласа мира и его локальных частей в их электронной (компьютерной) версии; - с внесением серьезных корректив в институциональную геоэкономическую и геофинансовую системы, в их организационно-функциональные построения. 9. Со всей силой дал о себе знать финансовый дуализм – расслоение финансовых потоков на реальные и виртуальные составляющие. Наличие виртуальных финансов в мировых финансовых потоках существенно деформирует мирохозяйственную систему, привносит в нее кризисное «схлопывание» финансово-экономических систем. Во весь рост встала проблема очищения мировых финансов от их виртуальных составляющих и выработка кардинальных мер в этом отношении. 10. Не менее актуальной становится проблема поиска нового эквивалента, как нового реального соизмерителя товарной массы, услуг и капитала. Цены теряют связь со стоимостной основой. «Закачка» в мировую денежную массу спекулятивных элементов, суррогатов на волне искусственно подогреваемой конъюнктуры ведет к инфляционному буму, подрыву конкурентоспособности и т.д. В этой ситуации время от времени идет всплеск тезаврационной активности. При этом наряду с традиционными предметами тезаврации (накоплением драгоценных металлов в виде слитков, монет, ювелирных изделий) в тезаврационную орбиту вплетаются новейшие компоненты нематериального свойства (произведения искусства, уникальные свидетельства истории и т.п. вплоть до экзотических предметов и т.д.). 11. Для устойчивого функционирования глобальной финансовой системы необходимо формирование финансовых демпферов в лице «Геофинансовых фондов мирового равновесия», «Кодекса экономического и финансового поведения на мировой арене», формирования «Новых институтов финансовой ответственности» и т.д. 12. Чтобы удержать естественный ход развития интеграционных процессов, основные характерные черты которых приведены выше, следует обратить внимание на возникающие серьезные внутренние противоречия и способы их преодоления. Когда присутствующие в композиции любой интеграционной группировки те или иные составляющие (геополитические, идеологические, цивилизационные, военно-стратегические и т.д.) начинают довлеть над самой геоэкономической (кластерно-сетевой) природой интеграционного союза, то, чтобы сохранить эту природу, интеграционная группировка начинает преобразовываться (переформатироваться) в новую конфигурацию, вплоть до выхода некоторых его участников из состава группировки. 13. В этом плане дезинтеграция может трактоваться как высокая геоэкономическая технология перегруппировки экономических сил. Но когда начинается этот процесс, то очень важно сохранение системы сложившихся трансграничных кооперационных воспроизводственных связей и функционирования трансграничных финансовых потоков, ибо в современную эпоху невозможно производство высоко конкурентной продукции на «коротких» воспроизводственных цепях, зажатых в национальных рамках. Здесь возможна только транснациональная «перекладка» их на новых инновационных принципах и в новых пространственных сферах.   * * * Как обручи держат дубовую бочку с молодым вином, так и упомянутые базовые геоэкономические и геофинансовые установки выступают в качестве мощного каркаса интеграционных группировок, придавая им устойчивость и гибкость в быстро меняющейся мировой политической и экономической конъюнктуре. Интеграционные группировки старой (геополитической, идеологической, военно-стратегической и подобной) «закваски» востребовали геоэкономические новации и неудержимо двинулись к геоэкономическому переформатированию на новейшей теоретической и методологической основе. Заключительные акценты Как в российской, так и в зарубежной литературе, посвящённой международной интеграции, этой проблеме, казалось бы, уделено значительное внимание. Однако этот процесс в свете глобализационной тенденции, охватившей практически все сферы гуманитарного знания о мире, нас окружающем, предстает в ином виде, нежели традиционная трактовка интеграции на международной арене. Эта трактовка сводилась к тому, что те или иные интеграционные группировки (союзы, унии, ассоциации, альянсы и т.д.) компоновались как замкнутый и конечный набор субъектов международного общения, как механическая сумма определенных государств, имеющих свою юрисдикцию, четкие государственно-административные границы и систему международного регулирования отношений между ними в различных сферах. И любая интеграционная группировка имела по своему контуру такого же плана жесткие границы с выработкой как внутреннего, так и внешнего кодекса поведения с другими интеграционными группировками, отдельными странами и т.д. Проще говоря, подобные интеграционные группировки зарождались, развивались и перестраивались на политической карте мира, на которой нанесены компоненты для таких группировок – отдельные страны. По большому счету, это линейно-плоскостная система формирования интеграционных группировок на мировом политическом поле как дань старовестфальской системе членения нашего мира (для Европы это 1648 год!). С развитием процесса глобализации и науки ее опосредующей – глобалистики – меняется представление о самой природе и процессах возникновения и развития интеграционных группировок. «Брекзит» есть 1) симптом перерождения европейской интеграционной группировки, размывания первоначальных целевых установок (а, стало быть, экономической природы объединения) под воздействием непосильной милитаристской ноши; 2) реакция на опасность экономического истощения ; 3) нащупывание и уход в иные интеграционные конфигурации мировой системы. Здесь вступает в свои права объемно-пространственная методология отображения мира и его институциональной структуры . Речь идет о геогенезисе*3, в рамках которого выстраивается объемно-пространственная система под названием «геоэкономический атлас мира (ГАМ)»*4. В нем политическая карта мира является только одной из страниц мирового атласа. Над этой страницей выстраивается набор других мировых страниц: страница глобальных финансовых потоков; производственно-инвестиционная страница; инновационная страница, таможенная страница; страница мировых ресурсов; экологическая страница; цивилизационная страница; культурологическая и этнонациональная страницы и т.д., и т.п. И на каждой такой странице формируются свои интеграционные группировки, границы которых не совпадают с границами политической карты мира. Их закономерности построения, динамика развития и перестройка не совпадают с динамикой и перестройкой административно-государственных границ субъектов мирохозяйственное общения, нанесенных на политическую карту мира. В лице страниц ГАМ открываются новые горизонты для ухода в них традиционно сформированных на политической карте мира интеграционных группировок в целом или их составных частей. Это ярко проявляется, например, на странице финансовых мировых потоков, а также на производственно-инвестиционной странице геоэкономического атласа мира. Здесь центральный принцип построения таких группировок – кластерно-сетевой с гибкими (пульсирующими) границами. Речь идет о блуждающих интернациональных воспроизводственных ядрах (ИВЯ-системах). Тут-то и кроется разгадка феномена дезинтеграции сложившихся интеграционных группировок: если они «выдавливаются» с нижележащей страницы ГАМ (в частности, с политической карты), значит подготовлены и созрели условия выхода их в целом или отдельных их частей (государств, стран, структур) в новые горизонты – на новые страницы ГАМ. Это, в принципе, применимо к любой сложившейся и развивающейся интеграционной группировке, дальнейшее развитие которой тяготит пребывание в старых интеграционных структурах. И они уходят вверх на новую страницу мировой геологистической системы – т.е. на новую страницу геоэкономического атласа мира.   * * * Итак, «Брекзит» как симптом, а далее везде: судьба интеграционных группировок – уход в другие координаты. Это не только факт, сводимый к тому, что Великобритания выламывается из интеграционной группировки, а скорее свидетельство того, что покачнулась европейская интеграционная платформа в целом. «Брекзит» здесь выступает как первый симптом общемировых региональных и мировых преобразований – на мировую арену заступают «новые люди», новые парадигмы, новые точки зрения на мировое обустройство. К этому все шло, медленно, но неотвратимо: ситуация с мировыми интеграционными процессами все более отражала усиление напряжённости во взаимоотношениях участников по принципиальным, базовым статьям миропонимания, все более доходила до предела. И вот, наконец, – предел и «снизу постучали» (по Станиславу Ежи Лецу), и платформа ЕС пришла в движение. А кто постучал? Постучала Парадигма Мирового Преображения, построенная на началах гуманитарной космологии, здравого смысла, разума, интеллекта – иными словами, на жизнеутверждающих началах человека*5. Со всей очевидностью надвинулась проблема пересмотра мировых, политических, экономических, управленческих моделей мироустройства. Эрнест КОЧЕТОВ Источник: Информационно-аналитический портал Viperson.ru: <www.viperson.ru> 04 октября 2016 © Кочетов Э.Г. 03 октября 2016 г. Кочетов Эрнест Георгиевич – доктор экономических наук (Москва). *1 «Угол зрения» на эту проблему преломляется у меня через две своеобразные, тесно увязанные между собой методологические призмы-проблемы, а именно: «Призма первая – геоэкономическая» и «Призма вторая – эволюция государственных форм» (их я в самом кратком виде привожу в статье «ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ГРУППИРОВКИ НА МИРОВОЙ АРЕНЕ И ИХ ГЕНЕЗИС (общий теоретический и методологический контур)» в разделе: «Две методологические призмы, проясняющие логику «европейского интеграционного сдвига » (см.: Информационно-аналитический портал viperson. ru 09 августа 2016). *2 Суть воззрений показана в работах автора по геоэкономике и глобалистике: Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание: Новый ренессанс? истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас. М.: ОАО ИГ Прогресс, 2001; Геоэкономика (освоение мирового экономического пространства). М.: Норма, 2012. 6-е изд.; ГЕОЭКОНОМИКА. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. – М.: Эдитус, 2016; Геоэкономический атлас мира. Материалы постоянно действующего междисциплинарного семинара Клуба ученых «Глобальный мир». Вып. 1(13). М.: ИД Новый век, Институт микроэкономики, 2002; Стратегия развития: геоэкономическая модель // Безопасность Евразии, 2000. № 1 и др. В максимально сжатом виде это дано в Большой Российской Энциклопедии»: «…Э.Г. Кочетов предложил концепцию (1999) освоения геоэкономического пространства и реализации национальных интересов в условиях пульсации мирового хозяйства под воздействием «блуждающих» интернационализированных воспроизводственных ядер...»  (БРЭ, том 6, Геоэкономика, с. 657-658). *3 Геогенезис (Geogenesis) – 1) составная часть (частный случай) космогенеза ; 2) пространственно-философская методология осознания (постижения), восприятия и отображения глобального мира, методологическая основа глобалистики; синтез подпространственных форм, выделенных по функциональному признаку, в единое целостное пространство; новая методологическая призма, через которую рассматривается процесс глобализации. Генезис выступает как новая методологическая основа, новейшая «оптика» понимания современной архитектоники мира (подробнее о геогенезисе см.: Кочетов Э.Г. ГЕОЭКОНОМИКА. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. – М.: Эдитус, 2016, С. 67-68. *4 Более подробно с философией объемно-пространственного восприятия мира и построения на этой основе «Геоэкономического атласа мира» читатель может ознакомиться в работах автора: Кочетов Э.Г. Геоэкономический атлас мира. Материалы постоянно действующего междисциплинарного семинара Клуба ученых «Глобальный мир». Вып.1(13). М.: ИД Новый век, Институт микроэкономики, 2002; *5 С этом читатели могут познакомиться, заглянув в книги автора: ГУМАНИТАРНАЯ КОСМОЛОГИЯ (дорога к новому мирозданию новых людей). Научная монография. М.: Деловая литература, 2006. – 160 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 25 мая 2009); КОСМОЛОГИЗАЦИЯ: новый этап мирового развития в контексте гуманитарной космологии. Научная монография. – М.: Изд. «Международные отношения», 2014. – 912 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 30 января 2014); МИРЫ. Пролегомены к философии преображения ЧЕЛОВЕКА и его бытия в МИРАХ гуманитарного космоса. Научная монография. – М.: Международные отношения, 2015. – 560 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 09 апреля 2015); ДИАЛОГ: Диалогистика как наука о судьбах человека и мира в контексте глобальных перемен: Научная монография. М.: Экономика, 2011. – 733 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 02 августа 2011); НАБАТ! Человек в современном мире: Научная монография. – М.: Эдитус, 2015. – 160 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 08 октября 2015); ОБЕРЕГАТЕЛИ. Интеллектуальная среда, взлелеявшая парадигму мирового преображения. Научная монография. – М.: Эдитус, 2015. 388 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 18 декабря 2015); ТЕМЫ! Пролонгация поиска и п раксиология мирового преображения: Научная монография. – М.: Эдитус, 2016. – 430 с. (Полный текст книги представлен на Информационно-аналитическом портале Viperson.ru: <www.viperson.ru> 29 августа 2016).
tp-situ-greka
Ситуация

Греческий премьер-министр Алексис Ципрас полтора года назад пришел к власти, обещая поменять окружающий мир, однако мир изменил его. Теперь он и возглавляемая им левая партия Сириза потеряли поддержку большинства населения страны. Опросы населения показывают, что бывший революционер во главе правительства...

Греческий премьер-министр Алексис Ципрас полтора года назад пришел к власти, обещая поменять окружающий мир, однако мир изменил его. Теперь он и возглавляемая им левая партия Сириза потеряли поддержку большинства населения страны. Опросы населения показывают, что бывший революционер во главе правительства пользуется поддержкой лишь 19% избирателей, тогда как 85% из них не удовлетворено результатами его правления. Иного ожидать было трудно. Придя к власти в начале 2015 года и победив тем же летом в ходе общенационального референдума, А.Ципрас под беспощадными угрозами из Брюсселя, Берлина и других столиц оказался вынужденным согласиться на драконовские меры по бюджетной экономии. Это было условием получения внешней финансовой помощи. По сути, попав под пресс партнёров, ему пришлось согласиться на условия, сравнимые с теми, на которые пошли предшественники, если не хуже: чтобы другим неповадно было сопротивляться. Вполне ожидаемо выполнение требований внешних кредиторов не привело к оживлению экономики. А.Ципрас сейчас прибегает к словесным уловкам. Не имея возможности сказать про «свет в конце тоннеля» (его просто нет и быть не может), он говорит, что «видит, где находится выход». Но это уже никого не обманывает. Позитивных изменений в экономике Греции не происходит, греки не ощущают никакого ослабления хватки кризиса и улучшений в повседневной жизни. Недаром оппозиционная правая партия Новая демократия во главе с Кириакосом Мицотакисом уже опережает Сиризу по популярности на 10 процентных пунктов. Но ведь и ему в случае прихода к власти придётся продолжать те же непопулярные меры жёсткой экономии… Всё же есть одно отличие между тем, как осуществляет нынешнее правительство требования внешних кредиторов, и тем, что делали его предшественники из Новой демократии. Оно состоит в том, что те преимущественно сокращали государственные расходы, а нынешние власти увеличивают налоги и другие сборы. Алексей СТРАШЕВ
tp-situ-Britain_polish
Ситуация

Пресловутый «польский водопроводчик», и раньше не слишком комфортно чувствовавший себя на Британских островах, теперь, после победы сторонников «Брекзита» на референдуме, нередко становится объектом откровенной ксенофобии. Это побудило Варшаву официально обратиться к Лондону с просьбой о защите польских иммигрантов от проявлений...

Пресловутый «польский водопроводчик», и раньше не слишком комфортно чувствовавший себя на Британских островах, теперь, после победы сторонников «Брекзита» на референдуме, нередко становится объектом откровенной ксенофобии. Это побудило Варшаву официально обратиться к Лондону с просьбой о защите польских иммигрантов от проявлений враждебности. Ситуация достигла такого накала, что Польша решила направить на срочные переговоры в Великобританию целую делегацию – главу МВД, министра юстиции и руководителя МИДа. Такой демарш последовал вскоре после убийства группой неизвестных подростков 40-летнего поляка и ранения его товарища. Причиной нападения на «понаехавших» послужило то, что в тот злополучный вечер они беседовали на польском языке, который, кстати, по популярности вышел в Лондоне на второе место после английского. В целом, число преступлений на почве ненависти к иммигрантам возросло за последние месяцы на 42%, свидетельствует британская полиция. У многих это не вызывает удивления: одна из главных целей выхода Великобритании из ЕС – возвращение коренному населению рабочих мест, занимаемых иммигрантами. Забавные, и не очень, анекдоты о наводнивших Британию польских водопроводчиках, появились вскоре после того, как в 2004 году Польша вступила в Европейский Союз и тысячи её граждан отправились в Западную Европу в поисках более выгодной работы. Тогдашнее правительство Тони Блэра гостеприимно распахнуло двери страны перед гостями с европейского востока. Сегодня на британских островах обосновались не менее 850 тысяч поляков, но многие из них уже задумываются о возвращении на родину или переселении в другие страны.
tp-situ-Corsica
Ситуация

Корсиканский диалект – «корсу» – всё чаще и увереннее звучит на острове не только в домашней обстановке, но и на официальных мероприятиях, в ущерб французскому языку. Это отражает усиливающиеся националистические тенденции на острове, с 1796 года принадлежащем Франции. Ещё сравнительно...

Корсиканский диалект – «корсу» – всё чаще и увереннее звучит на острове не только в домашней обстановке, но и на официальных мероприятиях, в ущерб французскому языку. Это отражает усиливающиеся националистические тенденции на острове, с 1796 года принадлежащем Франции. Ещё сравнительно недавно в школах Корсики было запрещено говорить на местном наречии, а сегодня многие дети владеют родным языком, и его изучение становится обычной практикой. Местные законодатели добиваются придания «корсу» равноправного положения с французским. В региональное правительство впервые избраны националисты и «автономисты», политика которых направлена на ослабление влияния Парижа на административную жизнь этого острова в Средиземном море. Корсиканский диалект гораздо ближе итальянскому, чем французскому языку, ведь до конца XVIII века этот остров входил в состав государств, существовавших на Апеннинском полуострове до их объединения в 1861 году. В виде независимой республики Корсика прожила всего 14 лет, пока туда не вторглись французские войска. Стремление островитян к суверенитету усилилось в 1970-е годы и даже вылилось в вооруженные инциденты (см. «Корсика: террористы сложат оружие?», №7(89), 2014). Сегодня эта территория движется в русле мирных сепаратистских поползновений, подобно Шотландии или Каталонии; при этом часть её политиков выступает за большую автономию, но против полной независимости от Франции. Новый импульс сепаратистским настроениям придаёт «Брекзит» – наметившийся выход Лондона из Европейского Союза. Власти острова намерены даже ввести собственную валюту – «корсиканский сольди», который, по их замыслу, должен обращаться и за пределами этой территории. К печатанию своих денег подталкивают немалые экономические трудности, переживаемые Корсикой.
tet-cher
Проблема

Для островитян, переваливших за 30 лет, наступило горькое осознание, что для них сбывается дурное предсказание: грехи отцов падут на детей. Вернее, грехи одержимой реформаторши по имени Маргарет Тэтчер. Те, кто родился в пору ее правления в начале 1980-х, ныне оказался намного беднее,...

Для островитян, переваливших за 30 лет, наступило горькое осознание, что для них сбывается дурное предсказание: грехи отцов падут на детей. Вернее, грехи одержимой реформаторши по имени Маргарет Тэтчер. Те, кто родился в пору ее правления в начале 1980-х, ныне оказался намного беднее, чем их предшественники, появившиеся на свет десятью годами ранее. Эксперты Института налоговых исследований (Institute of Fiscal Studies) видит первопричину в системном кризисе, разразившемся в 2008 году, в неэффективном использовании такого регулятора, как учетная ставка банковского процента, в общем снижении доходов государства и частного сектора, что сказывается на уровне зарплат и социальных пособий. Если сегодня каждый из британцев кому за 30 обладает совокупным богатством в размере 27.000 фунтов стерлингов, суммируя стоимость принадлежащей им недвижимости, доходы и откладываемую на старость накопительную пенсию, то их предтечи, родившиеся в 1970-е годы, могут похвастать состоянием в 53.000 фунтов. Почти двукратное падение! Одна из причин – резкое удорожание жилья и коммунальных услуг. Если у «семидесятников» на эти выплаты уходило 15%   их доходов, то «восьмидесятники» отдают уже 30%. При этом сокращение доходов привело к тому, что число обремененных ипотекой домохозяйств, накопивших долги перед банками, достигло 3,2 миллиона. В общей сложности за три года (считая до 2015-го), за вычетом ипотечных кредитов долги, относящиеся к необеспеченным, выросли до 48 миллиардов фунтов стерлингов. Темпы роста реальных зарплат в Британии, считая от кризиса 2008 года, – самые низкие в Европе. В среднем, с поправкой на инфляцию, прирост составил не более 0,1%, что меньше чем в Италии, у которой ВВП до сих пор ниже на 0,1% докризисного показателя. Тем не менее, зарплаты итальянцев выросли за последние восемь лет на 2,4% (во Франции – на 5,2%). Сюзан Крамер, ведающая финансовыми вопросами в партии либеральных демократов, полагает, что «необходимо сбалансировать доходы старшего и молодого поколений». Это означает ввести более справедливую систему налогообложения, оказать поддержку со стороны государства молодым в получении образования и дешевого жилья. Сегодня родители как могут помогают детям: оплачивают их учебу в вузах, частично покрывают ипотечный кредит за дом или квартиру, часто переписывают на своих потомков собственную недвижимость, хотя ранее такой практики не наблюдалось. Словом, как обычно случается в эпоху «тощих годов», семья становится крепостью, а в обществе в целом торжествует социальная солидарность. …Кто старое помянет, тому – пряник печатный. «Железная леди» (см. «Маргарет Тэтчер вздернула Британию на дыбы», №4(76), 2013) возжелала оспорить Екклесиаста, его утверждение, что «в жизни не всегда побеждает самый сильный или самый быстрый». У нее была твердая убежденность, что должен торжествовать естественный отбор, что сильные должны вершить судьбами слабых, а те смиренно принимать свою участь. А потому она отказалась от опеки государства над экономикой, уповая на мистическое и благодатное руководство «невидимой руки рынка», которая должна была расставить все по своим местам. Как следствие, самыми жизнестойкими оказались банкиры Сити, делающие деньги из денег по всему миру, а Британия вступила в полосу неуклонной деиндустриализации с потерей рабочих мест и доходов. Сегодняшним британцам в возрасте 30+ некого винить, кроме себя, если они оказались «кузнецами собственного несчастья», а также Маргарет Тэтчер, сделавшей ставку на освященное правом сильного и богатого углубленное общественное неравенство. Прямо по заповеди античного историка Фукидида: «Сильные поступают так, как хотят, а слабые страдают так, как должны» (см. «Спасение Европы: рецепт Варуфакиса», №4(109), 2016). Неудивительно, что сегодня и консерваторы, и лейбористы озаботились заигрыванием с фрустрированным электоратом, иными словами, с разочарованными избирателями. На ежегодных осенних партийных конференциях лидер тори, премьер-министр госпожа Мэй (см. «Сподобится ли Тереза Мэй стать новой Маргарет Тэтчер», №1(95), 2015) поклялась править в интересах «простых людей из рабочего класса». А ее антипод, лидер лейбористов (см. «Феномен Джереми Корбина», №9(102), 2015) объявил спасительным лозунгом и единственно верным учением «социализм XXI века». Ничего не напоминает? Мне это навевает образы Блока: «в терновом венце революций грядет…» Какой там год за углом? Владимир МИХЕЕВ
tp-problem-Vallon
Проблема

Никогда раньше, по крайней мере, в XXI веке, о Валлонии столько не говорили. Этот франкоязычный регион Бельгии с населением в 3 миллиона 600 тысяч человек и центром в городе Намюр, смело заявил о себе 14 октября 2016 года. Депутаты регионального...

Никогда раньше, по крайней мере, в XXI веке, о Валлонии столько не говорили. Этот франкоязычный регион Бельгии с населением в 3 миллиона 600 тысяч человек и центром в городе Намюр, смело заявил о себе 14 октября 2016 года. Депутаты регионального парламента трёх валлонских партий – Социалистической (PS), Центра демократического гуманизма (CDH), Экологического движения Валлонии (ECOLO) – воспользовались своим правом вето и практически единогласно (46 голосов против 16) заблокировали нашумевшее Экономическое и торговое соглашение между Европейским Союзом и Канадой. По бельгийскому законодательству, федеральное правительство должно заручиться одобрением всех трёх региональных парламентов страны для принятия общегосударственного решения. Эта специфика федерального устройства Бельгии поставила сегодня на карту подписание одного из основополагающих глобальных торговых соглашений. Заключительные слова министра-президента Валлонии, социалиста Поля Маньетты, звучали твёрдо и ясно: «Я только что сказал министру иностранных дел (Бельгии), что парламент (Валлонии. – Э.Е.) ещё раз изучил пояснение к данному соглашению. Оно не предоставляет достаточных гарантий. Таким образом, мы отказываемся предоставить (министру иностранных дел. – Э.Е.) полную свободу действий: Бельгия не подпишет это соглашение 27 октября»*1. Реакция премьер-министра Канады Джастина Трюдо последовала незамедлительно: «Зачем вообще нужна такая Европа, если она не в состоянии подписать с нами это соглашение?»*2 Почему Валлония вдруг решилась противостоять 28 странам Европейского Союза? Доводы приводятся разные. Сторонники подписания Соглашения, в частности, обвиняют валлонских депутатов в политической ангажированности, стремлении валлонских социалистов, которые имеют сильные позиции в региональном парламенте, отвлечь общественность от реальных проблем, втянуть своё население в «бесперспективную», по их мнению, борьбу с «виртуальными» опасениями перед любым новшеством. Тем не менее, под «виртуальными» опасениями Валлонии лежат вполне реальные доводы, которые нельзя не принимать в расчёт. Это понимают как в ЕС, так и в Канаде, несмотря на резкие высказывания их руководителей в адрес непокорного бельгийского региона. Поэтому все стороны конфликта всё же стараются оставить себе некоторые пути отступления, говоря о необходимости достичь консенсуса и продолжать переговоры, которые и без того длятся почти семь лет. Идея всеобъемлющего соглашения о свободной торговле родилась в июне 2007 года, когда ЕС и Канада договорились детально изучить возможности более тесного экономического сотрудничества. Затем в мае 2009-го были начаты конкретные переговоры. В сентябре 2014-го на саммите в Оттаве руководители ЕС и Канады подписывают соглашение о свободном товарообмене (СЕТА). В феврале 2016 года Брюссель и Оттава представляют новый вариант текста документа. В июле 2016 года Европейская Комиссия предлагает Европейскому Совету подписать соглашение, которое может вступить в силу только после одобрения Европейским Парламентом и парламентами стран-членов ЕС. Наконец, 14 октября 2016 года парламент Валлонии выступает против документа, таким образом лишая федеральное правительство Бельгии поставить подпись под Соглашением. 18 октября 2016 года Европейская Комиссия обращается к Бельгии с ультиматумом: решить проблему до 21 октября 2016 года, т.е. до саммита ЕС в Брюсселе. Валлонские депутаты снова говорят «нет»*3. Чтобы понять, почему Валлония выступает против этого документа, необходимо остановиться на основных положениях Экономического и торгового соглашения между ЕС и Канадой, которое относится к так называемым «соглашениям нового поколения». Это означает, что оно предполагает не только ликвидацию таможенных препятствий между двумя сторонами, но и создаёт целую систему выравнивания определённых норм для ограничения тарифных барьеров в торговле. Как и все договоры подобного типа, Соглашение содержит 2 344 страницы юридического текста, смысл и детали которого понятны, как обычно, только узкому кругу специалистов. Очевидно, что за таким количеством информации скрываются пункты, которые при реализации документа могут трактоваться самым неожиданным образом в пользу той стороны, которая оказалась юридически более изощрённой. Прежде всего, Валлонию не устраивают положения, касающиеся сельского хозяйства. Этот бельгийский регион сегодня считается бедным по сравнению с соседней Фландрией. Валлония пережила период промышленного расцвета в XIX в., когда там полным ходом шло освоение угольных шахт и развивалась металлургическая промышленность. Однако потом наступили новые времена. В 80-е годы ХХ в. потребность в угле резко упала, а также снизилось значение чёрной металлургии в хозяйстве. А всё высокотехнологичное производство, прибыльная обработка алмазов и торговля оказались во Фландрии. Достаточно сказать, что сегодня безработица в Валлонии в два раза выше, чем во Фландрии. Валлония стала превращаться в дотационный аграрный регион, живущий, в частности, на налоги фламандцев. Не удивительно, что в Валлонии с тревогой восприняли те положения Соглашения, по которым предусматривается постепенное увеличение импортных квот Канады на сельскохозяйственную продукцию. Предполагается, что каждый год Канада сможет беспошлинно экспортировать в Европу 45.840 тонн негормональной говядины (сегодня эти объемы составляют 4 162 т), 75.000 тонн свинины (против 5549 тонн сегодня), 100.000 тонн пшеницы*4. Фермеры ряда европейских стран уже выступили с протестами против этих квот, усмотрев в подобной перспективе явную угрозу национальному сельскому хозяйству, несмотря на заверения своих правительств о минимальном влиянии этих показателей на расстановку сил. В ответ европейские производители получат возможность беспошлинно экспортировать в Канаду свои сыры – всего лишь до 772 тонн в год против 13.472 сегодня*5. Понятно, что спокойнее в этой ситуации будут себя чувствовать крупные производители, нежели малые и средние предприятия, на которых держится экономика Валлонии. Со стороны Канады в документ вписано обязательство продвигать на своей территории 143 из 1500 продуктов известных европейских производителей, наименования которых подтверждены*6. В частности, речь идёт об оригинальных европейских сырах, таких как, например, греческая фета, французский камамбер или савойский сыр реблюшон. Противники Соглашения небезосновательно считают, что эта цифра ничтожна. На что сторонники свободной торговли отвечают, что это лучше, чем ничего. Ещё один пункт, вызывающий вопросы не только в Валлонии, но и в других европейских странах, в частности, в Германии и во Франции, касается фармацевтики. Согласно Соглашению, у стран ЕС есть два года, когда они могут защищать свои оригинальные марки лекарств на канадском рынке от замещения генериками. Сейчас этот срок равен 20 годам. Это означает, что через два года оригинальные формулы будут замещены более дешевыми аналогами из всех частей света. Результаты этого механизма для европейских фармацевтов очевидны. По мнению валлонских экологов, Соглашение ставит под угрозу весь комплекс социальных, экономических и политических достижений Европы, которые напрямую затрагивают такие области как здравоохранение, условия труда, охрана окружающей среды и т.п., подчиняя их только интересам торговли. Противники Соглашения с Канадой называют его «троянским конём» другого глобального документа – Трансатлантического соглашения о партнёрстве в области торговли и инвестиций (TTIP), переговоры по которому ЕС ведёт с США и против которого выступают представители малого и среднего бизнеса Европы (см. «ТТИП похоронена? Да здравствует СТУ!», №9(113), 2016). По мнению валлонских депутатов Экономическое и торговое соглашение между ЕС и Канадой позволит крупным американским компаниями через их филиалы в Канаде оказывать давление на европейские, бельгийские и валлонские государственные структуры при принятии решений. Ещё одна область разногласий – в сфере инвестиций. По Соглашению, планируется создание некоего «верховного трибунала», состоящего из судей, которых назначают соответствующие государства. Этот пункт также вызывает опасения валлонских парламентариев, которые опасаются, что полномочия судей этого органа сведут на нет полномочия на национальном уровне в интересах транснациональных корпораций. Европейский союз дал Валлонии срок до пятницы, 21 октября окончательно определить свою позицию в отношении Соглашения. Но маленький и гордый бельгийский регион в очередной раз сказал «нет». Некоторые аналитики также считают, что в ближайшее время Соглашение всё же будет подписано, хотя и без участия Бельгии. Несмотря на уникальность ситуации, этот сценарий также возможен, учитывая, что престиж ЕС, ослабленный выходом Великобритании и буксующими переговорами с США о Трансатлантическом соглашении о партнёрстве в области торговли и инвестиций (TTIP), с трудом выдержит ещё один удар. Элла ЕРМАКОВА, кандидат исторических наук   *1 http://www.lesoir.be/1342410/article/economie/2016-10-14/ceta-wallonie-met-son-veto-signature-l-accord-par-belgique *2 http://www.lefigaro.fr/conjoncture/2016/10/14/20002-20161014ARTFIG00348-les-wallons-bloquent-l-accord-ue-canada.php *3 En savoir plus sur http://www.lemonde.fr/economie/article/2016/10/19/la-resistance-des-wallons-menace-de-couler-le-ceta_5016246_3234.html#B7J2ELGtaQIvw2Z4.99 *4 En savoir plus sur http://www.lemonde.fr/economie/article/2016/10/19/la-resistance-des-wallons-menace-de-couler-le-ceta_5016246_3234.html#B7J2ELGtaQIvw2Z4.99 *5 Ibid. *6 Ibid.
tp-problem-Germany-electro
Проблема

Нет-нет, я далека от того, чтобы верить обещаниям политиков, поскольку большинство таких посулов полностью характеризуются классической фразой «Поздравляю, гражданин (или гражданка) соврамши!» Принимать же их за чистую монету может только тот, кто искренне верит, что к папе с мамой он...

Нет-нет, я далека от того, чтобы верить обещаниям политиков, поскольку большинство таких посулов полностью характеризуются классической фразой «Поздравляю, гражданин (или гражданка) соврамши!» Принимать же их за чистую монету может только тот, кто искренне верит, что к папе с мамой он попал после того, как его нашли в капусте. Единственную надежду можно питать лишь на то, чтобы обещания не слишком расходились с тем, чем они обернутся в действительности. Вот смотрите сами. Пять лет назад Ангела Меркель заявила в бундестаге, что доплата за «зелёную» электроэнергию «практически не должна вырасти выше её нынешнего уровня». Тогда эта величина составляла 3,5 евроцента на киловатт-час. К началу следующего года она составит 6,88 цента. Вам не кажется, что увеличение составило практически сто процентов? Нет, не кажется, потому что вы хорошо учились в школе и можете легко посчитать, что так оно и есть? И это еще при том, что для спасения остатков лица фрау канцлерин в этой ситуации был предпринят статистический трюк – легально, упаси вас бог усомниться в этом! – и рост все же не перевалил через психологически значимую границу, добравшись до 110%. Но особенно печально немцы воспринимают не то, что надо переплачивать эти самые семь центов за киловатт-час, в конце концов, не так уж и велики эти деньги. Куда огорчительнее, что Германия, начавшая широкомасштабные энергетические реформы и даже попытавшаяся утвердиться в роли лидера на этом направлении, сейчас вынуждена наблюдать, как лидерство в этих технологиях все прочнее захватывают США и Китай. А это уже может оказаться для А.Меркель политически фатальным. Во-первых, потому что такое увеличение доплаты может породить у граждан впечатление о бессовестной дороговизне реформ, а во-вторых, потому, что они могут решить, будто за прошедшие десять лет для сохранения климатического равновесия сделано уже достаточно и можно почить на лаврах. Тогда, как и то, и другое – изрядное преувеличение. Если преподнести цифры соответствующим образом, то ситуация может выглядеть просто трагически. Только представить себе, что за минувшие десять лет доплата за «зелёную» электроэнергию увеличилась больше чем на 600%! То есть, с 1 цента в 2007 году до 6,35 в настоящий момент. А с 2017 года она и вовсе станет 6,88 цента, как сообщили недавно основные поставщики – «50 Герц», «Ампирон», «Теннет» и «Транснет БВ». Если сказать, что доплата составляет сейчас треть всей цены киловатт-часа, то это тоже станет выглядеть для потребителя весьма непривлекательно, а для политика накануне выборов будет нести в себе немалые риски. Ну а если сделать упор на то, что для среднестатистической семьи из трёх человек повышение 2017 года обернется увеличением расходов на 18 евро в год, все будет смотреться совсем не так драматически, правда? Для семьи из четырёх человек дополнительные расходы составят 25 евро в год – тоже, прямо скажем, не большая трагедия. Менее выгодно с политической точки зрения то, что сейчас за энергетическую реформу платят фактически в основном рядовые потребители. Оптовые покупатели, то есть крупные компании, пользуются многочисленными исключениями, делающими для них реформы менее накладными. Но тогда тем более важно правильно объяснить людям проводимую политику, ведь к избирательным урнам придут именно они. Возобновляемые источники уже стали неотъемлемо важным поставщиком электроэнергии, и с этим ничего не поделаешь. «Зелёное» электричество сейчас покрывает треть потребностей ФРГ, а к 2025 году дойдёт до 40–45%. Гигантские средства потребуются на расширение высоковольтных электросетей, без которых вся реформа обернётся пшиком. Брать деньги придётся опять-таки у потребителей, а значит им и надо объяснять, зачем это делается. Вот почему явно рациональнее было бы доходчиво показать согражданам, что на рост «зелёной» доплаты оказывают влияние не только расходы на расширение использования возобновляемых источников энергии, но и биржевая цена на электричество, и поблажки промышленным потребителям. Это тот самый случай, когда честность – лучшая политика. А разве то, что экономика страны постепенно избавляется от необходимости импортировать дорогостоящие энергоресурсы – это не заслуга возобновляемых источников? А снижение нагрузки на окружающую среду и на лечение пострадавших от её загрязнения – разве не выигрыш для потребителей? Собственно, энергетические реформы – это гигантская общенациональная задача, масштабнейшее преобразование, затрагивающее не только электроэнергетику, но и сельское хозяйство, промышленность, транспорт и социальную сферу. Сводить дело к обсуждению только его невыигрышных сторон, как это зачастую происходит в Германии, значит, ставить преобразования под угрозу. А ведь если посмотреть на проблему несколько шире, то станет очевидно: за жизнь одного поколения стране предстоит отказаться от экономической модели, полтораста лет обеспечивавшей её процветание. Ведь именно в 1850 году началась индустриализация, в основе которой лежало развитие производства за счёт сжигания угля, нефти и газа. Да, возможно в перспективе придется отказываться от привычных многим немцам вещей, вроде авто с мотором в 250 лошадиных сил. Но это, право же, не самое страшное. Но добиться, чтобы люди восприняли проводимые преобразования как насущную необходимость: хочешь не хочешь, а придется. Если не тем, кто сейчас стоит у власти и хочет там оставаться и далее, то, во всяком случае – их преемникам. Марина СМИРНОВА
Финансы & банки
finban-ekonom-deutche_bank
Экономика

Что делать с «Дойче банком»? Это крупнейшее финансовое учреждение, которое еще недавно считалось образцом для подражания, превратилось в последние недели в глобальную головную боль. Его эволюция и оценка экспертным сообществом демонстрирует глубокие изменения, происходящие в финансовой сфере. Раньше этот банк...

Что делать с «Дойче банком»? Это крупнейшее финансовое учреждение, которое еще недавно считалось образцом для подражания, превратилось в последние недели в глобальную головную боль. Его эволюция и оценка экспертным сообществом демонстрирует глубокие изменения, происходящие в финансовой сфере. Раньше этот банк (как и многих других) возносили до небес за проводимую бизнес-политику. Потом стали поговаривать, что он слишком большой, чтобы потерпеть крах –  too big to fall. А теперь появилось новое клише: он слишком сложный, чтобы быть управляемым (too complex to manage). … А как всё начиналось! В 2011 году авторитетный журнал «Юромани» присудил «Дойче банку» приз как лучшему в мире. Вот что говорилось в обосновании: «Особенно замечательно, что этот банк смог добиться блестящей рентабельности в каждой сфере деятельности в условиях, когда финансовый мир переживает глубокие потрясения». Но бизнес-модель этого германского финансового заведения не выжила в условиях потрясений. Банк не только оказался держателем множества негодных обязательств, но и был обвинен в нарушениях и манипуляциях – от отмывания денег в России до неблаговидных операций в США. Американские власти как раз за это выписали «Дойче банку» штраф в 14 миллиардов долларов. Но решение американских властей стало для банка лишь промежуточной станцией на пути в пропасть. Теперь говорят о возможном государственном вмешательстве с целью спасения его от краха, последствия которого могут стать весьма плачевными для международных финансов. А конспирологи видят в американских претензиях попытку убрать сильного конкурента. Впрочем, это не первый попавший в полосу неудач банк, и, вполне вероятно, не последний… До 2008 года американский банк «Леман бразерз» также возносили до небес, а он первым рухнул, став символическим событием, с которого начался отсчет так и не завершившегося глобального экономического кризиса. Британский «Роял Бэнк оф Скотланд» (РБС) считался образцовым, пока не совершил неудачную сделку по приобретению банка «АБН АМРО». Сейчас РБС управляется британским государством. Швейцарский ЮБС относился к числу образцовых заведений по управлению состояниями, а теперь запутался в скандалах. Да и нынешний главный товарищ «Дойче банка» по международному несчастью, американский «Уэллз Фарго», который был признан тем же «Евромани» лучшим банком в мире в 2013 году, тоже барахтается в проблемах. Оказалось, тысячи сотрудников этого заведения открывали множество фиктивных счетов, чтобы создать видимость достижения поставленных целей. В результате руководитель «Уэллз Фарго» оказался вынужденным вернуть годовой бонус в размере 41 миллиона долларов… Перспектива краха «Дойче банка», равно как и «Уэллз Фарго» и других проблемных финансовых гигантов, вызывает большую тревогу: эти учреждения связаны тысячами нитей с другими банками, инвесторами, клиентами, рынками, биржами, которые все пострадают. Это-то и породило лозунг «слишком большой, чтобы потерпеть крах»: мол, государство постарается не допустить тяжелых последствий краха и поспешит на помощь. Впервые это выражение прозвучало в 1984 году, когда в США государство спасло «Континентл Иллинойс Бэнк». А в 2008 году, по следам падения «Леман бразерз», Вашингтон спас «Меррил Линч» и Эй-Ай-Джи под тем же предлогом. «Дойче банк» по инерции ожидает, что сейчас он сможет воспользоваться сходной поддержкой германского государства. В финансовом мире давно сложилась привычка, что крупнейшие банки могут полагаться на своего рода государственную гарантию. Поэтому им позволительно допускать разные шалости и вольности – все равно в крайней ситуации правительство придет на помощь. Сейчас, однако, параллельно складывается другое клише. Эти огромные банки стали настолько гигантскими, что управлять ими невозможно. В немалой степени этому способствовало стремительное развитие банковских технологий и просто технологий. Электронные торги, компьютерные модели и алгоритмы, глобализация рынков перевели триллионы операций, совершающихся по всему миру, почти в автоматический режим. Банковские продукты стали настолько сложными, что их перестали понимать и контролировать даже их создатели. Вот договоры на страхование от рисков дефолта, которые придумали в 1990-е годы в банке «ДжейПи Морган». Намерение было благородным – сократить потери при кредитовании, а результат – катастрофическим, поскольку именно этот механизм породил раздувание пузыря на американском рынке недвижимости, давшего толчок к кризису 2008 года. Нынешнее состояние банковского дела достигло такой степени сложности, что, по сути, даже самые добросовестные управленцы, контролеры и регуляторы не способны понимать реальное положение дел. Что находится, например, в портфеле деривативов «Дойче банка»? На рынке называют страшные суммы, которые можно считать невозвратными… Что же делать с «Дойче банком»? Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ
finban-transport1-China
Транспорт

Задуманный в Китае проект Нового Шелкового пути («Один пояс, одна дорога» – так его называют сейчас в Поднебесной) обрел новое реальное направление. В октябре 2016 года железнодорожный состав с грузом из 80 контейнеров добрался из Чэнду до Роттердама за две...

Задуманный в Китае проект Нового Шелкового пути («Один пояс, одна дорога» – так его называют сейчас в Поднебесной) обрел новое реальное направление. В октябре 2016 года железнодорожный состав с грузом из 80 контейнеров добрался из Чэнду до Роттердама за две недели, преодолев 8 тысяч километров. Планируется, что в 2017 году по этому маршруту будут следовать по 5 таких составов в неделю! Это создает новую линию, призванную связать два полюса огромного Евразийского континента. Чэнду становится точкой сбора продукции, поступающей из промышленных центров на побережье Китая, оттуда она следует через Казахстан, Россию и Польшу в Германию – до голландского Роттердама. Из этого крупнейшего порта контейнеры могут при необходимости морем доставляться дальше. Первая отправка грузов по железной дороге из Китая до Западной Европы состоялась 6 октября 2008 года – до Гамбурга. Путь занял 17 дней. За прошедшие годы технология усовершенствовалась, скорости возросли, расширяется сеть, снижается стоимость перевозок, которая, однако, пока выше, чем при доставке морским путем. Светлана ФИРСОВА
finban-transp2-London
Транспорт

С неожиданной инициативой выступила компания, управляющая Лондонским метрополитеном: она приглашает потенциальных пассажиров больше передвигаться пешком, по поверхности. Для популяризации этой практики компания распространяет новую карту городского транспорта, на которой расстояние между станциями метро обозначено в шагах. Теперь любой желающий может...

С неожиданной инициативой выступила компания, управляющая Лондонским метрополитеном: она приглашает потенциальных пассажиров больше передвигаться пешком, по поверхности. Для популяризации этой практики компания распространяет новую карту городского транспорта, на которой расстояние между станциями метро обозначено в шагах. Теперь любой желающий может убедиться, что дистанция между ними не такая большая, как это представляется во время поездки в вагоне подземки. Да и центр британской столицы, оказывается, по площади гораздо меньше, чем принято было считать. Поэтому передвигаться на своих двоих не только полезно и экономично, но и требует не так уж много времени и сил. Английские специалисты не поленились измерить расстояние между станциями в центре Лондона с помощью «шагов римских легионеров», которые не превышали 75 сантиметров. И выяснили, что дистанция эта в среднем составляет значительно меньше одного километра. А между некоторыми станциями вообще всего 400 шагов. Идею «метростроевцев» активно поддерживает мэр британской столицы Садик Хан: «Надо всячески стимулировать передвижение лондонцев и гостей нашего города на велосипеде и пешком. Это помогает бороться с «пробками» и доставляет удовольствие людям, позволяет лучше знакомиться с достопримечательностями», – уверен он. В этом году, как ожидается, лондонский метрополитен перевезёт около 1,3 миллиарда пассажиров – почти на полмиллиарда больше, чем всего 15 лет назад. Специалисты предупреждают: при таких темпах роста пассажиропотока и интенсификации эксплуатации, уже к 2030 году значительная часть подземки – самой старой в Европе – перестанет функционировать.
averona
Экономика

На V Евразийском форуме в Вероне «сверили часы» На дискуссионной площадке европейского уровня, созданной усилиями Ассоциации «Познаем Евразию», тема явных и неявных последствий начатой Евросоюзом в 2014 году санкционной войны против России превратилась, по сути, в стержень выступлений ораторов и...

На V Евразийском форуме в Вероне «сверили часы» На дискуссионной площадке европейского уровня, созданной усилиями Ассоциации «Познаем Евразию», тема явных и неявных последствий начатой Евросоюзом в 2014 году санкционной войны против России превратилась, по сути, в стержень выступлений ораторов и вопросов/реплик из зала. Да, ландшафт отдаленно напоминает дымящееся поле после битвы. С 2013 года торговля между ЕС и странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) упала со 150 миллиардов до 84 миллиардов долларов. Климат во взаимоотношениях «токсичен». Сжимаются объемы торговли. Сокращаются инвестиции. Двусторонняя торговля России и Италии, как рассказал замминистра иностранных дел РФ Алексей Мешков, ранее занимавший пост российского посла в Риме, упала до уровня 2006 года. А главное, что если десять лет назад, по его словам, в общий зачет можно было принять «перспективу дальнейшего роста, то сегодня мы катимся назад». Тем не менее, итальянские деловые круги – «лидеры в развитии нашего сотрудничества, несмотря на возникающие сложности», заявил участникам форума Андрей Акимов, глава «Газпромбанка». В свою очередь, Игорь Сечин, глава «Роснефти», отметил особое значение Италии «как древнейшей торговой нации для формирования европейского идентичности» и вспомнил слова премьер-министра Италии Маттео Ренци, сказанные им этим летом на питерском форуме, – нужна «открытость, а не закрытость». Симптоматично, что накануне открытия форума Маттео Ренци на саммите ЕС фактически наложил вето на введение дополнительных санкций против России на основе безапелляционных утверждений, что бомбардировки российскими ВКС районов Алеппо якобы привели к гуманитарной катастрофе. Комментируя дерзкий итальянский демарш, посол РФ в Риме Сергей Разов, выступая на форуме, сказал: «Мы ценим принципиальную и последовательную позицию Италии по поддержанию каналов диалога с Россией». Значительная часть итальянского политического истеблишмента, включая деятелей партий, не входящих в правительство Ренци, а также часть делового сообщества настроена против антироссийских санкций, отметил посол. Примечательно, добавил Сергей Разов, что после введения санкций, главным инициатором которых были Соединенные Штаты, Италия спустилась с четвертого на пятое место в списке основных внешнеэкономических партнеров России, пропустив вперед… американский бизнес. Вместе с тем ни одна из 400 итальянских компаний, работающих в России, не покинула ее территорию и не намерена это делать. Позитивный и конструктивный настрой итальянского бизнеса проявился в полной мере в выступлениях капитанов индустрии и глав региональных органов власти. Так, Марко Альвера, генеральный директор компании «Снам», которая обладает богатым опытом и хорошей репутацией на газовом рынке, прогнозирует на основе анализа своих экспертов, что в интервале 2020-2030 годов спрос на газообразный углеводород в Европе будет оставаться практически на одном уровне («плоским», как он выразился). Но это вовсе не отменяет роста закупок импортного газа. Причины такой тенденции многоплановы. Технологическое усовершенствование возобновляемых источников энергии, чтобы повысить их ценовую привлекательность (пока они нуждаются в крупных субсидиях), пока не гарантировано. Перспективы устойчивых поставок из стран Северной Африки, таких как Алжир и Ливия, туманны. Надежды, возлагавшиеся на клонирование «сланцевого бума», случившегося в США, здесь, в Европе, в частности, в Польше, которая рассчитывала стать «вторым Катаром», не оправдались. А между тем вероятность того, что Китай останется основным локомотивом роста потребления «голубого топлива», в частности, в виде сжиженного природного газа, достаточно велика, а следовательно, именно на рынок Поднебесной устремятся производители СПГ. Единственное, что не упомянул Марко Альвера, так это основную причину неизбежно возрастающего аппетита Европы на импортный газ: собственное производство неуклонно падает, и новой ресурсной базы до сих пор обнаружить не удалось. Что остается европейцам? По мнению М.Альверы, ничего кроме как делать ставку на импорт трубопроводного газа из России. Это потребует расширения газотранспортной инфраструктуры Европы, для чего необходимо – учитывая длительный технологический цикл подготовки к строительству – думать уже сегодня об инвестиционных решениях, точках входа и выхода, оценках экологической безопасности и т.д. Илария Вескови, президент технической группы интернационализации территорий «Конфиндустриа», в своей речи выразила сожаление, что товарооборот между двумя странами снижается – за первые шесть месяцев 2016 года он упал на семь процентов. Инвестиционный поток сократился, но не пересох вовсе: сейчас в России реализуется проектов с участием итальянского капитала примерно на 10,5 миллиарда евро. Стимулом для развертывания (переноса?) производства в России, где снизились издержки за счет относительного (относительно евро) уменьшения заработной платы, может стать решение о наибольшем благоприятствовании «локализации» иностранного бизнеса, полагает синьора Вескови. Становится более привлекательным партнерство с российскими компаниями для налаживания производства внутри России – в духе провозглашенной замены прежней модели «Сделано в Италии» на «Сделано с Италией». Эту тенденцию подтвердил и другой участник форума, Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), отметив, что в последние два года европейские и американские компании «загружают российские заводы и фабрики», а затем экспортируют готовую продукцию в третьи страны, в том числе, учитывая конкурентную себестоимость, даже в Китай! Более того, санкции ЕС и США произвели неожиданный эффект. В 2015 году и по середину 2016 года в России реализовывалось около 80 крупных проектов с привлечением прямых иностранных инвестиций – больше, чем в период с 2013 по 2015 год. А в руководстве Евросоюза все еще «думают», что делать с Россией, но Россия, как постулирует создатель и глава Ассоциации «Познаем Евразию» Антонио Фаллико, «была и есть европейская страна!» Позиция бывшего университетского профессора, сегодняшнего банкира и подвижника на все времена однозначная: нужно видеть реалии и верно их оценивать. ЕАЭС – «не абстрактная идея, а реальность», говорит профессор Фаллико. Более 50 стран хотят установить партнерские отношения с этим союзом. Вьетнам в 2015 году заключил соглашение о зоне свободной торговли. По тому же пути думает пойти и Израиль. Вывод? «Мы движемся в сторону многополярного мира». Итальянские предприниматели малой и средней руки это осознают. Сергей Черемин, министр правительства Москвы по внешнеэкономическим и международным связям, отметил, что Италия уверенно входит в пятерку ведущих партнеров мегаполиса, занимая четвертое место по объему освоенных и вложенных инвестиций (порядка 7 миллиардов евро). Наглядным примером такого взаимодействия служит проект реконструкции стадиона «Динамо» и создаваемого рядом гостинично-офисного комплекса. Вишенкой на торте смотрится позаимствованная идея сar-sharing (совместное пользование легковым автотранспортом), которую Москва переняла у Милана, что добавило еще 1500 автомобилей для «извоза» в 50-тысячный столичный парк такси. ... Апулия со столицей в городе Бари – место особое. Там расположен храм с мощами святителя Николая Мирликийского, Николая Чудотворца, которого в равной степени почитают католики и православные. В 2007 году мне довелось побывать в Бари в составе «кремлевского пула» журналистов и помню, как восторженные толпы горожан с южным, присущим им темпераментом приветствовали вышедшего к ним Владимир Путина… К слову, Бари был первым итальянским городом, который в 1943 году восстал против фашистского режима. На форуме заметным стало выступление Микеле Эмилиано, главы региона Апулия, напомнившего, что итальянцы никогда ничего плохого от русских не претерпевали. «Не упомню ни одной захватнической войны, которую Россия вела бы против Италии». Он также выразил убеждение, что санкции ЕС «наносят больше вреда тем, кто их вводит». Микеле Эмилиано – фигура колоритная. Тем ценнее выглядит его рассказ о том, как он возил своих детей в Сергиев Посад, имеющий статус города-побратима Бари. Глава Апулии предлагает конкретные, пусть и нишевые сферы для партнерства с российским бизнесом: высокотехнологичные решения по управлению водными ресурсами, а также разработка и производство легкомоторных двухместных самолетов, которые могут быть востребованы региональным рынком VIP-перевозок и в России. В кулуарах форума местные коллеги шепнули мне, что как видный член Демократической партии и сильный, по негласной табеле о рангах, региональный лидер Микеле Эмилиано рассматривается как возможный будущий президент Италии. А потому знаковыми могут служить еще два его откровения на форуме. «Если бы я не читал Достоевского, то, наверное, никогда не смог бы понять разницу между Добром и Злом». И злободневное: «Россия – это часть Европы… нам нужно разрушить стены – в наших головах». Стоит подверстать сюда и мнение Тимура Сулейменова, члена коллегии (министра) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии, который озвучил позицию своей организации: «Кризисы приходят и уходят, а результаты интеграции остаются неизменными». «Поскольку политики не могут найти точки соприкосновения интересов между ЕС и Россией, возрастает роль институтов гражданского общества, в том числе бизнеса. Если нет диалога наверху, нужно его вести снизу», – поведал мне в антракте Витторио Торрембини, вице-президент Ассоциации итальянских предпринимателей в России. «Предприниматели могут быть «новыми послами» в диалоге с Россией». Итальянский бизнес никуда не уходит. Уже функционирует около 80 совместных предприятий, на которых занято 60 тысяч российских инженеров и рабочих. Более того, подчёркивает В.Торрембини, вопреки санкциям в 2016 году новые предприниматели из Италии – в основном, представители малого и среднего бизнеса – зондировали почву для налаживания производств в России, а многие уже имеют готовые проекты. К тому же, отмечает итальянский предприниматель, поддерживать общение двух стран помогают культурные связи: сейчас в Москве в ГМИИ им. А.С.Пушкина экспонируются 11 произведений Рафаэля Санти и проходит выставка работ итальянского художника Джованни Пиранези. «Для Италии диалог – это соль жизни», – говорит Витторио Торрембини, высоко оценивая пользу таких площадок для обмена мнениями, споров и поиска истины, как веронский форум. Владимир МИХЕЕВ, спец. корр. интернет-издания «Вся Европа», Верона-Москва
Открываем старый свет
oss-know_how-e-stonia
Ноу-Хау

Самая северная из трёх прибалтийских республик, страна с населением 1,3 миллиона человек, заслужила в ЕС репутацию идеального цифрового общества. Её также наградили прозвищами E-stonia и Лэптопия, которые говорят сами за себя. Скажем, министр обороны в ходе интервью австрийскому журналисту несколько...

Самая северная из трёх прибалтийских республик, страна с населением 1,3 миллиона человек, заслужила в ЕС репутацию идеального цифрового общества. Её также наградили прозвищами E-stonia и Лэптопия, которые говорят сами за себя. Скажем, министр обороны в ходе интервью австрийскому журналисту несколько раз отвлекается на телефонные звонки и извиняется: надо подписать некоторые важные документы. Имеется в виду поставить электронную подпись через свой смартфон – да, а вы что подумали? Безбумажная технология в правительстве Эстонии успешно функционирует с 1999 года. Посещение инстанций шаг за шагом заменялось в этой стране щелчками мыши. Сейчас через Интернет в Эстонии можно внести изменения в земельный кадастр, основать свою компанию, изучить собственную историю болезни, получить цифровой рецепт. Да мало что еще можно сделать. Вас заинтересовали именно медицинские рецепты? Так вот, 98% медикаментов в стране прописываются без всяких бумаг, опять-таки с помощью щелчка мышью. Через Всемирную сеть учителя информируют родителей об успехах их отпрысков. А те, между прочим, изучают программирование уже с первого класса! Для того, чтобы подать налоговую декларацию, требуется три минуты. Пиар? Нет, повседневная реальность. А чтобы основать свою компанию, надо всего 18 минут. Вас интересуют другие показатели? Пожалуйста. «Безбумажная» работа правительства экономит 2% ВВП, а сколько времени – и не сосчитать. Скажем, продолжительность еженедельных заседаний сократилась с пяти часов максимум до полутора. А порой укладываются и – завидуйте! – в полчаса. Походы к избирательным урнам в Лэптопии тоже уходят в прошлое. Их постепенно сменяют все те же щелчки мышью. Так было на общенациональных выборах премьера в 2007 году. Первый в мире случай, заметим. В 2015-м уже 30,1% голосов было подано в цифровой форме. Одно немаловажное «но». Исследование, проведенное в 2014 году группой международных экспертов, установило: в Эстонии электронное голосование может быть подтасовано, причём так, что никаких следов потом не отыщешь. Эстонских экспертов это не напугало: риск есть всегда, но он очень невелик, считают они. Тем более, что действует правило, согласно которому поданные заранее электронные голоса можно изменить за несколько дней до финала. А вдруг вас кто-то силой заставить щелкнуть мышью не за ту партию? Кому надо фальсифицировать результаты выборов в Эстонии? Вам подсказать или сами догадаетесь? Правильно, ну, конечно же, злокозненным русским. Спят и видят, как бы продвинуть к власти в этой стране угодного им кандидата. Да только теперь это номер не пройдёт: копии всех банков данных хранятся в эстонских посольствах за рубежами Лэптопии. Как говорится, знай наших! Да, недаром в этой стране уверяют, что даже если она будет оккупирована, цифровая Эстония будет существовать по-прежнему. Шутка? Возможно. Но, во всяком случае, эта же цифровая Эстония продолжит свое существование, когда из неё окончательно разъедутся все граждане, активно перебирающиеся сейчас в другие страны ЕС. А тех, кто останется, точно хватит для поддержания существования виртуального государства. Андрей ГОРЮХИН
oss-fact-tourists
Только факты

Путешественники старше 65 лет являются самой представительной возрастной группой среди европейских туристов, констатирует статистическое бюро ЕС «Евростат». Оно подвело итоги туристического сезона 2014 года, которое показало, что пожилые люди составили 20% тех жителей из двадцати восьми стран, которые ночевали где-либо...

Путешественники старше 65 лет являются самой представительной возрастной группой среди европейских туристов, констатирует статистическое бюро ЕС «Евростат». Оно подвело итоги туристического сезона 2014 года, которое показало, что пожилые люди составили 20% тех жителей из двадцати восьми стран, которые ночевали где-либо во время поездок за пределы дома. В большей степени это относится к французам, киприотам и чехам, в меньшей – к эстонцам, болгарам, латышам и словенцам. Особенностью поведения этой категории является то, что пожилые туристы (66%) предпочитают отдых в собственной стране. Вторая крупнейшая возрастная категория путешествующих европейцев – люди в возрасте от 35 до 44 лет (18%). Замыкает тройку лидеров опять же не молодежь, а туристы в возрасте от 55 до 64 лет (17%).
oss-fact2-infect
Только факты

Согласно результатам исследования, опубликованного в специальном журнале «Плос медицин», в Европе ежегодно свыше 90 тысяч человек умирает от инфекций, которую они подхватывают в больницах. Числа заразившихся, конечно, значительно выше – 2,5 миллиона человек. «С моей точки зрения, по названной теме...

Согласно результатам исследования, опубликованного в специальном журнале «Плос медицин», в Европе ежегодно свыше 90 тысяч человек умирает от инфекций, которую они подхватывают в больницах. Числа заразившихся, конечно, значительно выше – 2,5 миллиона человек. «С моей точки зрения, по названной теме это самое лучшее исследование, из тех, что я видела», – говорит Петра Гастмайер, директор Национального центра по наблюдению за больничными инфекциями при берлинской клинике «Шарите». По её оценке, до 500 тысяч человек подхватывают инфекции именно в германских больницах, то есть там, куда они поступили для лечения. Для 15 тысяч человек это кончается летальным исходом. Причем трети случаев заражения можно было бы избежать, будь гигиенические условия лучше, чем они есть. Группа исследователей, руководимая Алессандро Кассини из Европейского центра предотвращения и контроля над заболеваниями, опиралась на данные за 2011-2012 годы, охватывающие 30 стран Старого Света с населением в 510 миллионов человек. Заметим, что речь в работе шла только о шести наиболее часто встречающихся инфекциях, так что реальные цифры заражённых могут быть еще выше. Сергей ПЛЯСУНОВ
oss-fact-fat
Только факты

Более половины взрослых граждан стран Европейского Союза страдают избыточным весом. Об этом сообщается в докладе Евростата – главного статистического ведомства ЕС. Так, в 2014 году нормальный вес имели только 46% взрослых, а 51,6%  весили многовато. А 15,9% европейцев можно без...

Более половины взрослых граждан стран Европейского Союза страдают избыточным весом. Об этом сообщается в докладе Евростата – главного статистического ведомства ЕС. Так, в 2014 году нормальный вес имели только 46% взрослых, а 51,6%  весили многовато. А 15,9% европейцев можно без оговорок причислить к категории толстяков, извините за ненаучное определение. Лучше всего на этот счёт обстоят дела в Румынии, где «жиртрестов» только 9,4%. За ней следуют Италия (10,7%) и Нидерланды (13,3%). Чемпионы ЕС по избыточному весу, бесспорно, мальтийцы, добившиеся этого сомнительного успеха с показателем в 26%. За ними с некоторым отставанием следуют латыши (21,3%) и венгры (21,2%). Если в молодости толстякам это сходит с рук, то с возрастом проблема усугубляется. Показательно, что избыточный вес коррелирует с уровнем образования. Среди граждан ЕС с низким образованием толстых почти 20%, среди образованных их заметно меньше – 11,5%. Стоит добавить, что к страдающим ожирением учёные относят тех, чей индекс массы тела выше 30. Он определяется как вес в килограммах, делённый на рост в квадрате (в метрах). Извините, если кого обидел. В своё оправдание могу сказать только, что автор и сам толстяк, бескомпромиссно и безуспешно борющийся с лишним весом. Андрей ГОРЮХИН
oss-fact4-poor
Только факты

Выяснение вопроса о том, сколько в Европе людей, живущих в нищете и тех, кому угрожает впадение в бедность – одно из постоянных занятий европейских статистиков. Последние данные, обнародованные Евростатом, показывают, что рост этого показателя по сравнению с 2015 годом довольно...

Выяснение вопроса о том, сколько в Европе людей, живущих в нищете и тех, кому угрожает впадение в бедность – одно из постоянных занятий европейских статистиков. Последние данные, обнародованные Евростатом, показывают, что рост этого показателя по сравнению с 2015 годом довольно невелик – 24,4% против 23,7%. Больше всего нищета затрагивает болгар (41,3%), лучше всего дела идут у чехов – 14%. Австрийцы занимают место в середине списка с 18,3%. Если взять абсолютные показатели, то мы увидим, что 119 миллионов граждан Европейского Союза посетила эта напасть. Это значит, что они находятся в одной из трех ситуаций: социальные выплаты позволяют им влачить всего лишь нищенское существование; они испытывают большую нужду в самом необходимом или, работая, имеют очень низкий доход. Исследование, охватывающее большие временные рамки – с 2008 по 2015 год – показывает, что сильнее всего за это время нищета выросла в Греции. Там она поднялась с 28,1% (2008) на целых 7,6 процентных пункта. Большие прибавки этого печального показателя отмечены на Кипре (+5,6), в Испании (+4,8), в Италии (+3,2) и, представьте себе, в Люксембурге (+3,0). Заметно лучше пошли дела в Польше (-7,1), Румынии (-6,9) и Болгарии (-3,5), хотя даже до среднеевропейских показателей идеала там ещё шагать и шагать.   Вывод статистиков неутешителен: Европейский Союз по-прежнему весьма далёк от поставленной перед собой цели – к 2020 году значительно – со 118 миллионов (2010) до менее чем 100 миллионов – снизить число тех, кому угрожает впадение в нищету. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
oss-fact5-capitals
Только факты

Какая страна Европейского Союза больше всего зависит в финансово-экономическом отношении от своей столицы? Ответ ясен: Греция, которая без Афин лишилась бы почти 20% валового внутреннего продукта (ВВП) в расчёте на каждого жителя. Гораздо менее очевидно, какое государство занимает второе место....

Какая страна Европейского Союза больше всего зависит в финансово-экономическом отношении от своей столицы? Ответ ясен: Греция, которая без Афин лишилась бы почти 20% валового внутреннего продукта (ВВП) в расчёте на каждого жителя. Гораздо менее очевидно, какое государство занимает второе место. А это, как ни странно, Франция. По данным Кёльнского института экономических исследований, Париж и столичная область Иль-де-Франс обеспечивают 15% этого важнейшего экономического показателя любой страны, что свидетельствует о сильной централизованности Франции, которая занимает по подушевому ВВП лишь 11-е место в ЕС. От экономического «здоровья» своих столиц в значительной мере зависят также Чехия, Португалия, Дания и Финляндия. Показательна и роль Лондона в Великобритании: без малого один из каждых четырёх фунтов стерлингов в ВВП этой страны зарабатывается в столице. А вот децентрализованная экономическая модель Германии позволила бы ей без Берлина стать только богаче. Как свидетельствует статистика, этот город вносит в ВВП всего-навсего 4%, то есть, в подушевом исчислении 0,2%. Это уникально низкий показатель в Европе.
2_Euro_Commemorativi_Lussemburgo_2016_Charlotte_m
Только факты

Одна из самых богатых стран-участниц Евросоюза – Люксембург – оказалась крупным получателем из европейских фондов в пересчете на душу населения. К такому выводу пришел американский исследовательский центр «Стратфор», который, правда, подсчитал все перечисления, включая расходы на содержание органов власти ЕС....

Одна из самых богатых стран-участниц Евросоюза – Люксембург – оказалась крупным получателем из европейских фондов в пересчете на душу населения. К такому выводу пришел американский исследовательский центр «Стратфор», который, правда, подсчитал все перечисления, включая расходы на содержание органов власти ЕС. В основном они расположены в Бельгии и Люксембурге. По его подсчетам, каждый люксембуржец условно получает в год от ЕС 2278 евро. Для сравнения: грек – 448 евро, поляк – 240 евро, а ирландец – всего 37 евро.
oss-languages
Век учись

Большинство учеников в европейских начальных школах изучают один и даже более иностранных языков. Всего в странах Евросоюза таких детей насчитывается 18 миллионов, что составляет в среднем 84% общего числа, подсчитало европейское статистическое бюро «Евростат» по итогам 2014 года. Около миллиона...

Большинство учеников в европейских начальных школах изучают один и даже более иностранных языков. Всего в странах Евросоюза таких детей насчитывается 18 миллионов, что составляет в среднем 84% общего числа, подсчитало европейское статистическое бюро «Евростат» по итогам 2014 года. Около миллиона (5%) школьников занимаются двумя и даже более иностранными языками. При этом положение в разных странах отличается друг от друга. Так, на Кипре, Мальте и в Люксембурге занятиями по иностранному языку охвачены 100% младших школьников. Хуже всего дело обстоит с этим в Португалии (36% изучающих), Бельгии (37%) и Словении (48%). Самым популярным является английский язык в качестве иностранного – им овладевают более 90% европейских учеников начальных классов. Меньше показатель только в Бельгии (46%), Люксембурге (54%), Венгрии (87%) и Болгарии (87%). Для первых двух упомянутых стран это объясняется тем, что они официально являются многоязычными и предпочтение отдается часто языку другой общины. Второй по популярности в начальных школах Евросоюза – французский, третий – немецкий. Среди изучаемых языков стран, не входящих в ЕС, лидирует русский. Его учат полмиллиона младших школьников, преимущественно в балтийских странах, а также в Словакии и Болгарии. Светлана ФИРСОВА
oss-lang2
Век учись

Худшей страной Евросоюза для изучения иностранных языков признана Великобритания. Это выяснилось в ходе специального опроса, организованного по случаю Европейского дня иностранных языков. Авторы исследования просили оценить лучших и худших по общению на ином языке, кроме родного. На последнее место Великобританию...

Худшей страной Евросоюза для изучения иностранных языков признана Великобритания. Это выяснилось в ходе специального опроса, организованного по случаю Европейского дня иностранных языков. Авторы исследования просили оценить лучших и худших по общению на ином языке, кроме родного. На последнее место Великобританию поставили 35% опрошенных. Для этого есть и некоторые объективные обстоятельства – английский язык худо-бедно знают все, и британцам можно не стараться, осваивая премудрости языков с континента. Следом за Великобританией в антирейтинге идёт Франция (22%), а замыкает тройку отстающих Италия (8%). На противоположном фланге, лидером по изучению иностранных языков стали Нидерланды, которые сочли худшей страной только 0,3% опрошенных. Она оказалась наименее моноязычной в ЕС.
oss-data-Dolly
Круглая дата

Сегодня мало кто вспоминает овечку Долли, а ровно 20 лет назад её появление на свет стало громкой сенсацией, в которую не все и не сразу поверили. Это животное стало первым млекопитающим, появившимся на свет в результате клонирования взрослой клетки. Какое...

Сегодня мало кто вспоминает овечку Долли, а ровно 20 лет назад её появление на свет стало громкой сенсацией, в которую не все и не сразу поверили. Это животное стало первым млекопитающим, появившимся на свет в результате клонирования взрослой клетки. Какое же наследие Долли оставила? Уникальный прорыв в биологии и медицине был достигнут в 1996 году учёными Эдинбургского института Рослина. Для получения 29 эмбрионов они провели 277 сложных экспериментов, которые финансировала одна британская биотехнологическая фирма. Все зародыши были имплантированы овцам распространённой в Шотландии породы «финн дорсет», но родился только один ягнёнок, которого и назвали Долли – в честь грудастой певички Долли Пэртон. Наряду с восхищением научным подвигом, появление на свет клонированного животного вызвало нескрываемую тревогу, поскольку казалось, что человечество находится на пороге клонирования людей для любых целей. Со всеми неизвестными и невероятными возможными последствиями для него. К счастью, опасения не стали реальностью, и пока даже не произошло научной революции в этой области. Хотя открытие шотландских учёных и использованная ими техника казались многообещающими в регенеративной медицине, борьбе с серьёзными заболеваниями человека, а также с бесплодием, однако непосредственного практического применения этому до сих пор не найдено. Как бы то ни было, рождение Долли проторило путь к научному использованию стволовых клеток эмбрионов, что открывает широкие перспективы в медицине, в том числе, для изменения программы клеток. До сих пор не стихают споры об использовании в пищу мяса клонированных животных, хотя размножение скота таким образом обходится в весьма круглую сумму – более 10 тысяч евро за каждую голову. Поэтому метод используется, в основном, для улучшения породы. Впрочем, соответствующий регулятор США еще в 2008 году разрешил торговать полученным таким способом мясом и мясными продуктами. В этой стране, а также в Канаде, Аргентине, Бразилии и Австралии клонирование домашнего скота получило значительное распространение. А впереди планеты всей идёт Китай: он построил крупное предприятия, с помощью которого за счёт клонирования намерен пополнять стада коров одним миллионом (!) голов в год. А что же знаменитая Долли? Увы, её век оказался короче ожидавшегося: в 2003 году она заболела артритом и воспалением лёгких, поэтому её пришлось усыпить. Чучело самой известной овцы в мире выставлено в национальном музее Шотландии. Она стала одним из её талисманов… Евгений ОРЛОВ
oss-TNELM
Привычки и Нравы

Иван-Царевич был загружен под завязку. Количество дел, которыми ему приходилось заниматься, непрерывно росло. Подбиралось к Монблану. Может, уже даже перевалило. И изменений к лучшему не предвиделось. Тем не менее, от старых добрых традиций он не открещивался. С Серым Волком –...

Иван-Царевич был загружен под завязку. Количество дел, которыми ему приходилось заниматься, непрерывно росло. Подбиралось к Монблану. Может, уже даже перевалило. И изменений к лучшему не предвиделось. Тем не менее, от старых добрых традиций он не открещивался. С Серым Волком – своим другом, наперсником и советником – как и раньше, виделся не реже одного раза в месяц. Встречи с Серым Волком служили для него своего рода отдушиной. Возможностью расслабиться. Сверить кое-какие моменты. Поговорить по душам. Поразмыслить над альтернативами проводимой политики. Прикинуть, не стоит ли поменять чего, и во что это выльется. Вот так – на равных – ему не с кем было больше поговорить. От остальных Иван-Царевич по тем или иным причинам вынужден был избавиться. Одни струсили и разбежались. Другие возомнили себя неприкасаемыми. Зазнались. Перестали держать нос по ветру. За что и поплатились. Только Серый Волк сумел удержаться. Спасибо звериной цепкости. Сказочной находчивости. Мудрости Вечного Леса, с которым он никогда не порывал. Вхожести ко всем великим мира сего, знающим его как непревзойденного гроссмейстера челночной дипломатии, способного поработать на достижение общего интереса. Иван-Царевич на него привычно во всём полагался. Был внутренне уверен, что он не подведет. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Он не такой. Понимал: Серый ему нужен гораздо больше, чем он ему. Лесной Волчище, всё бросивший ради него, служит ему не за страх, а за совесть. Кроме преданности, патриотизма и чувства справедливости, для него больше ничего не существует. Встречи всегда проходили по одному и тому же шаблону. Иван-Царевич и Серый Волк на весь вечер уединялись за обильно заставленным и хорошо сервированным столом на верхнем этаже королевской резиденции, сквозь стеклянные стены которого открывался непревзойденный панорамный вид на огни городской агломерации. Им никто не мешал. И в этот раз Серый Волк собирался, как обычно, незаметно проскользнуть в известную только им двоим потайную дверь, когда чуйка предупредила его: не спеши. Принюхайся. Сообрази, для чего тебя вызвали. Прокрути в голове варианты. Коли присутствуют еще трое, это неспроста. На него возлагаются особые надежды. Требуются именно его смекалка и находчивость. – Ладно, была ни была, – подстегнул себя Серый Макиавелли. – Бог не выдаст, свинья не съест. По ходу дела придумаю, чем Ванюше подсобить. Хотя, конечно, мог бы и предупредить. Правда, с другой стороны, на то он и непредсказуемым слывет. Одно слово – монарх. Не чета другим. Помимо Главного, в светлице действительно было еще три человека. Но его покоробило не только это. Вместо скатерти-самобранки, которую в свое время он, будучи Хранителем сказочных артефактов, от сердца оторвал, стол был накрыт непритязательной белой накрахмаленной скатеркой с кружевами. В довершение всего его портили бутылки «Нарзана» и граненые фужеры. – Докатились, – беззлобно чертыхнулся Лесной Житель про себя. – Неужели бюджетная дыра достигла таких размеров, что в неё уже самое сокровенное и дорогое засасывает? Не догадывался. Однако вряд ли. Более вероятно, что кого-то понадобилось по-настоящему «накормить». Чтобы не выскользнул. Интересно, кого? В следующий раз непременно вызнаю. – Знакомься, – прервал хаотичное движение его мыслей Верховный Правитель, – это такие-то и такие. Прошу любить и жаловать. Последнее время они в моих глазах сильно выросли. Помогли мне сложные комбинации провернуть. Доказали, что не на словах, а на деле являются истинными патриотами. Помнишь, ты объяснял, что сумеем себя утвердить, только если многие другие наше Болото больше, чем твердь, ценить станут. Они по этой части. Следуя пожеланию Первого, Серый Волк повнимательнее всмотрелся в представляемых, в настороженных глазах которых легко читался вполне понятный наполовину опасливый, наполовину вызывающий вопрос. На самом деле Хитрый Зверюга давно уже обнюхал каждого и выяснил их подноготную. Все они вышли из одной и той же детской. Новизной или разнообразием взглядов не щеголяли. Скорее, напротив. Прошли схожий путь. Имели во многом идентичный послужной список. Теперь же, взглянув на них, коли он правильно понял призыв Иван-Царевича, также и по-человечьи, т.е. с позиции телезрителя, или, иначе, обывателя-избирателя, Серый Волк увидел, как много между ними различий. Они отличались выправкой. Тем, как на них сидели идеально скроенные костюмы. Ростом. Прической. Цветом глаз. Кривизной ухмылок. Мужественностью внушающего доверие выражения лица. Размером тщательно надраенных штиблет. Увесистостью кулаков, в которые наподобие тика непроизвольно сжимались их пальцы на обеих руках. – Вот оно в чём дело, – суммировал Опытный Царедворец результаты проведенного им блиц-обследования, – Старший хочет, чтобы я проверил их глубоко скрытые, неочевидные интеллектуальные возможности. Распознал, насколько они способны двигаться и дальше вверх. Выяснил, где тот потолок, в который каждый из них со временем упрется. Прощупал, какая судьба им уготована. Что ж, попробуем. В интересах народа. – Представлять вам Серого Волка, думаю, нет нужды, – продолжал тем временем Достойный Потомок Рюриковичей, Романовых и иже после них. – Все, близко меня знающие, должны быть в курсе. Мой ближайший помощник. Непревзойденный мастер интриги. Серый Кардинал. И прочее, и прочее. Только ты, Серый, всё равно уважь, пожалуйста. Покажи, на что способен. – С удовольствием, – ответил Маг и Волшебник современных политических технологий, сильно подозревающий, что новая когорта ставленников Иван-Царевича о том, кто он и что он, способна судить лишь по детскому сериалу «Ну, погоди!» Он все варианты просчитал, ещё когда за дверью стоял. Теперь лишь к тому, что Хозяин от него хочет и зачем позвал, адаптировал. – Если Светлейший не возражает, покажу вам, с чего мы много лет назад начинали, когда всё кругом разваливалось, и некоторые, которым до нас расти и расти, на нас свысока поглядывать стали. Болото наше в исторический заказник списали. Вообще до такой степени обнаглели, что моду такую забацали нам нравоучения читать. Теперь, небось, локти кусают. Нынче это представительский комплекс. По всем реестрам проходит под прежним названием «Избушка на курьих ножках». Нам одной из загородных резиденций служит. Там воздух сказочный. Аура особенная. Для общения без галстуков – идеальное место. К тому же запасной центр управления оборудован и центр контроля над облачными хранилищами информации. Своей и чужой, вестимо. Только запомните: у нас там всё закодировано. Продолжу объяснения уже на месте. Подойдите ко мне. Всё. Стартуем. Привычным жестом, повторяемым им по нескольку раз на день, Один из Последних Посвященных провел магический круг, и уже через несколько мгновений все они очутились в просторном, на совесть вытесанном срубе. С широкими по последнему слову окнами. Отменной русской печью свежей побелки. Наполненном ни с чем не сравнимым ароматом настоящего вечного дерева. Серый Волк ненадолго задержал переход, чтобы вложить в головы новичкам базовый пакет знаний, без которого попадание в иную реальность могло бы для них плохо кончиться. – Рассаживайтесь, – Иван-Царевич начальственным перстом указал на великолепно сервированный стол, который, как в старые добрые времена, ломился от яств. – Рекомендую. Такой кухни вам в прежней жизни отведывать ещё не приходилось. По тому, какие бесенята прыгали у него в глазах, когда он следил за обалдевшими лицами претендентов, отобранных им для какой-то, видимо, очень важной миссии, Серый безошибочно определил, что Царевич получал истинное удовольствие от происходящего. Всё идет, как ему бы хотелось. И то, что скатерть-самобранка неизвестно откуда снова взялась, он оценил по достоинству. Гости расселись, скромно отведя взгляд от закусок и штофчиков. Невидимые слуги моментально им что-то налили и положили. Но Иван- Царевич не спешил начинать трапезу. Он в задумчивости поиграл столовыми приборами, отложил их в сторону и кивнул Серому Волку. Распорядитель Сегодняшнего Торжества назидательным голосом продолжил. – Мы переместились в сказочную реальность. Она создавалась догуманоидными и человеческими цивилизациями тысячелетиями. Чтобы соприкасаться с Эвклидовой реальностью, влиять на неё и уметь возвращаться, нужны три вещи. Это умение, призвание и сообразительность. Что-то можно освоить, благо учителя хорошие. Подкованные. О призвании Всему Голова уже позаботился, коли вы здесь. На соответствие последнему обязательному условию укажет то, как вы загадки отгадываете и истории всякие распутываете. Бесстрастный Экзаменатор выдержал непродолжительную паузу, уловил одобрительный взгляд Председателя ГЭКа и приступил к изложению первого кейса. – Внимание. Мы буквально только что получили информацию – она пока не просочилась через фильтры – будто кто-то из тех, кто делает мировую политику, тот, за кем слепо и беспрекословно следуют другие, уровня Джона Керри, на самом деле входит в головку Исламского Государства. Является не только и не столько его кукловодом, сколько выдвиженцем и ставленником. Что будете делать? Как реагировать? Ваши предложения. Иван Царевич посмотрел на Старшего. Тот от волнения вскочил, вытянулся как для рапорта, однако, наткнувшись на высоко поднятые брови начальника, осёкся, сел за стол и стал в более непринужденной манере делиться появившимися у него соображениями. – У нас много наработанных контактов, – пробасил он. – Большой опыт. Связываемся с потенциальными партнерами. Сколачиваем общий фронт. И действуем. – Ответ принят, – озорно втягиваясь в игру, отрубил Иван-Царевич. – Теперь Средний. – Долго. Не факт, что получится. Может выйти боком, – огласил тот свой вердикт. – Лучше попроще да понадежнее. Проводим спецоперацию и ликвидируем. – Точно: быстро, дешево и сердито, – прокомментировал Верховный. – Следующий, – и с неподдельным любопытством уставился на Младшего. Согласно избранным фрагментам народного эпоса, именно он почему-то наиболее смышленым слыл. – Я бы с другой стороны зашел, – попробовал тот. – Зачем кого-то уничтожать, если его двурушничество нам на руку. Надо через ассоциацию журналистов-расследователей или что-то похожее одновременно во все мировые СМИ эту информацию вбросить. Насладиться скандалом и шумихой. Потом стричь купоны. На таком деле столько наварить можно. Закачаешься. – Тоже принято, – подмигнул Шахиншах своему Верному Визирю. – Слушаем правильный ответ. – Это же чистой воды фейк, – нейтральным тоном сообщил Серый Волк. – Будь такое возможно, утечка бы намного раньше случилась. И вряд ли нам бы первой досталась. В подобной ситуации лучше всего ничего не делать. Чтобы дров не наломать. Выждать. Посмотреть, как оно дальше будет развиваться. Иван-Царевич за первую серию ответов с наслаждением бы тост поднял. Заодно бы горло промочил. Однако решил последовать только что прозвучавшему совету и посмотреть, чем претенденты себя на последующих испытаниях проявят. Ощутив на себе вопрошающий взгляд Старого Товарища, он незаметно показал ему, что, мол, продолжаем. – Второе задание ещё проще будет, – слащавым голосом возвестил Серый Волк. – Представьте, вам в целях экономии надо лететь рейсовым бортом. Вы проходите паспортный и таможенный контроль и, о ужас! – обнаруживаете, что дома, когда собирались, или на работе оставили папочку со сверхсекретными документами, которую должны были в обязательном порядке, кровь из носу, взять с собой. Что вы предпримите? Что придумаете? Как будете действовать? – Ну, это действительно проще пареной репы будет, – отчеканил Старший, по необходимости согласившись с тем, что теперь ему всё время первым отвечать. – Нахожу, кого надо, или выдаю звонок. Рейс задерживается. Тем временем мне папочку подвозят. – Круто, – не смог удержаться Верховный от комментария. – Помню, в советские времена такое сплошь и рядом случалось. Однако летали тогда только Аэрофлотом. А если иностранная компания? Потребуют компенсировать издержки? Начнут разбираться, откуда ноги растут, и иски предъявлять? Средний. – Да зачем огород городить! – бросился в бой следующий, вызванный к доске. – Между прилетом и важными встречами или переговорами всегда зазор имеется. К тому же проводятся они в несколько этапов. Помощник, заместитель или кто ещё спокойно следующим рейсом привезёт. – Ну, а как, если время не ждёт? – позволил себе некоторую вольность Младший. – Еще проще было бы перегнать верхом с соответствующим грифом. Начальник референтуры прямо бы к трапу самолета подвёз. В зависимости от обстановки, если всех процедур придерживаться, мог бы и сам в посольство заехать и забрать. – Пожалуй, не всё на свете шифровке можно доверить, – протянул Первый. – Ладно, слушаем правильный ответ. – Профессионал, – не без ехидства возвестил Серый Волк, – никогда столь важную папочку нигде не забудет. На то он и профессионал. Хорошо, по требованию трудящихся, следующий билет чуток посложнее будет. В городе Энске десятки или даже сотни тысяч домов. В фундаменте одного из них имеется потайная комната, в которой с незапамятных времен хранятся такие сокровища, такие технологии, прошлыми цивилизациями припрятанные, которые дают власть над миром. В каком именно из домов, информация утеряна. Безвозвратно. Её не восстановить. Вам дается день на то, чтобы отыскать. Иначе конкуренты захватят. Как к решению подступиться? Отвечать коротко. Одной фразой. – Узнать, в каком доме схрон, невозможно, – бросился с высокого обрыва в омут Старший. – Чтобы не опередили, надо разбомбить город к такой-то матери. Пусть уж не им, не нам. – От нас именно такого и ждут, чтобы совсем уж изуверами изобразить, – возразил Средний. – Тоньше надо действовать. Наши партнеры – проныры. Они точно докопаются. Им надо сесть на хвост. Как только они найдут – вырвать добычу из рук, и вся недолга. Иван-Царевич и Серый Волк скептически молчали. Чувствуя по их лицам, что не в ту степь, Младший обреченно предположил: – Да нету там никаких сокровищ. Обман. Спекуляции. Фейк, как и в первом случае. – Ну, коллеги, – пожурил их Верховный. – Зачем же мы вас сюда пригласили, в сказочную реальность, и ключ от переходов между реальностями собираемся дать? Подумайте сами! Сообразить надо было. Констатирую. Первый раунд вы проиграли. С треском. По всей видимости, от волнения. Обстановка опять-таки непривычная. Даю возможность реабилитироваться. Иначе, сами понимаете, – тут по лицу Светлейшего, в жилах которого текла кровь стольких тиранов и душегубов, промелькнуло такое, что претенденты сразу поняли: им стоит поднапрячься. – Только попозже. А сейчас объявляю перекур. Давайте отдадим должное тутошней кухне. Все, что в графинах и на столе, – самое настоящее. Всамделишное. Немного передохнёте. Расслабитесь. По тосту за мое здоровье произнесете, дабы энтузиазму прибавилось. А Мой Добрый Друг пока прикинет, чем вас вместо «Что? Где? Когда?» попотчевать. Я бы, например, такой поворот предложил. Чтобы мы про то, что в тридевятых царствах творится, послушали. Небольшую выборку самого актуального. Затем же с вашей помощью разобрались, в каких странах или регионах нашего мира тоже самое происходит. Или похлеще. И где кто как выкарабкивается. Чтобы во всеоружии быть. Ну, поехали. Приказ начальства для подчиненных – счастье. Редчайшая возможность быть замеченным и быстро выдвинуться. Тем более столь горячо любимого. А когда такой, то вдвойне. Поэтому застолье быстро набрало сверхзвуковые обороты. Его участники даже с некоторой долей самозабвения отдали должное кухне, щедро предложенной скатертью-самобранкой – второй такой на всём белом свете днем с огнем не сыщешь. О напитках можно не говорить. Тосты посыпались – заслушаешься. Изощренные. Витиеватые. С намеками и подтекстом. Во славу всего хорошего в истории и ожидаемом ими будущем страны. С подобающими моменту персоналиями. А тосты, как известно, можно поднимать до бесконечности. Серый Волк дал сложиться в «Избушке» самой теплой раскрепощенной атмосфере, методично, исподтишка подбадривая обслугу. Позволил гостям в конец разойтись. Когда же, не ожидая больше подвоха, они совсем расслабились, приступил к следующей части программы. – Тут у нас в сто девятом царстве, сто десятом государстве совсем недавно развязка истории случилась, к которой все дело на протяжении нескольких последних лет шло, – начал он свой рассказ, получив в очередной раз отмашку от Главного. – Началась она с очередных выборов. Честных. Равноправных. Демократичных. Всё честь по чести. Победа на них политику новой волны досталась. Очень он всем своей открытостью понравился. Тем, что резал правду-матку. Говорил о том, о чём все думали. Хотя себе в этом не признавались. И то, что все думали. Особо всем понравилось его обещание еженощно с народом советоваться. Я бы и сам на такой финт купился, кабы с давних времен, ещё в Вечном Лесу, себе прививку от популизма не сделал. Слушайте, что дальше было. Неопос, как его вскоре прозвали – не путать с неокосами, жажду народа именно с ним общаться за чистую монету принял. Попробовал. Вроде бы, пошло. На первые его появления сотни тысяч на центральной площади по зову сердца собирались. Овации устраивали – любо-дорого. Так ближайшие приспешники неопоса надоумили, коли у него талант ораторский прорезался, выступать все ночи напролет и еще в прямом эфире транслировать, все остальные программы отменяя. Через какое-то время во всех крупных и мелких городах на всех углах динамики развесили, чтобы никого разящим словом неопоса не обделить. Чтобы все наслаждались и радовались. Жизнь в легендарном царстве началась воистину сказочная. Человек за день намотается, накрутится под завязку. Сил только на то, чтобы у телека упасть. Не больше. А в ящике – неопос. Мамашам надо детей успокоить. Вовремя спать уложить. И самим хоть ненадолго ухом подушку примять. А из всех динамиков рев толпы, скандирующей приветствия, слышится. Окна задраишь, дабы шум приглушить, – так дышать нечем. Оставишь открытыми – застрелиться можно. Или повеситься. На выбор. Без вариантов. Плюс к тому свежее слово, оно в диковинку лишь первое время. Потом приедается. Хочется и дела тоже увидеть. С этим же, как понимаете, швах. Либо о делах рассуждать, либо дела делать – иначе не получается. Нигде. Ни в сказке, ни в её противоположности. Короче, когда террористическое движение «Пан-какое-то братство», буквально в два дыхания ниоткуда выросшее и до небес окрепшее, власть в свои руки взяло, ни одна собака за легитимного государя не заступилась. Никто из тех, кого он поднял и возвысил, в его поддержку выступить не осмелился. И народ его предал: такие гулянья по стране прокатились – соседи до сих пор в себя приходят. Итак, историю вы выслушали. Подскажите теперь нам, где в реальной жизни такое или близкое ранее случалось. Имеет место. Может повториться. Популизм и радикализм сейчас ведь всюду, как на дрожжах, поднимаются. Противоядия же стоящего до сих пор никто не выдумал. Все опробованное двойственный результат даёт. Гостей словно ушатом холодной воды окатили. Они, родимые, от сказочного застолья совсем разомлели. Раскраснелись. Распарились. Серого в пол-уха слушали. Никого подвоха после стольких тостов, на ура принятых, не ожидали. А тут от них такого потребовали. На амбразуру лечь, можно сказать, позвали. – Давай следующую, – неожиданно вступился за своих протеже Иван- Царевич. – Пусть с мыслями соберутся. Всё что надо у себя в голове прокрутят. Потом нам суммарный анализ выдадут. – Это можно, – нисколько не удивившись, протянул Старожил Лесной и Людской Политики. – Тут у нас в девяносто девятом царстве, сотом государстве ещё позабористее вышло. Беда, ежели, одним словом. Держава немаленькая. Отнюдь. Скорее, внушительная. В чём-то даже среди первых. Только всегда сонное царство напоминала. То вперёд рванёт. Да так, что другим и не снилось. То опять в прострацию впадёт и снова в хвосте окажется. Так тамошние ученые и политики рецептик выдумали от такого наваждения обалденный. Никому другому, слава Богу, до сих пор в голову не пришло. После того, как в сотом поэкспериментировали, и не придёт, будем надеяться. Они вот что учудили – придумали, как все процессы в мире усилить. И не только придумали, но и опробовали. Чтобы у них без излишних хлопот энергии прибавилось. Урожайность выросла. С демографией всё тип-топ сделалось. С конвейера всё в несколько раз больше сходить стало. Ракеты малой дальности в средней дальности превратились. Те, в свою очередь, в баллистические. И т.д., и т.п. Маленькой детали не учли – что они островное государство. К тому же с активной вулканической деятельностью. Как сотые у себя всё усилили, природа тоже соразмерно откликнулась. Одновременно вулканы проснулись. Тряхануло их, не дай, Господи. А затем то немногое, что осталось, гигантская волна морская слизнула. Такая вот незадача. Ну что, сейчас параллели проводить будете, или ещё пищи для размышления подбросить? А то скоро закругляться пора. В сутках и здесь у нас всего 24 часа. – Подбросить, – в последний раз пришёл на выручку своим Иван- Царевич. Он спинным мозгом почувствовал, что они сейчас про Исландию или «Брэкзит» брякнут. Или что-нибудь в этом духе. Ему же, после уже испытанного ими фиаско, очень не хотелось лишний раз убеждаться в том, что «король-то голый!» В прямом, переносном и всех остальных смыслах. – Это можно, – податливо согласился Серый Волк. – В сто шестом царстве, сто седьмом государстве у нас буза вышла. С душком. Очень нехорошим. Рассказываю схематично. Не вдаваясь в детали. Поскольку и ежу понятно. Началось всё с того, что местные от простой, низкооплачиваемой работы отказываться стали. Но кто-то же её делать должен. Нашли выход – завезли гастарбайтеров. Сначала немножко. Затем ещё и ещё. Сотни тысяч. Миллионы. Сколько точно, никто не знает. У нас здесь переписи населения не проводятся. Никому не нужно. Да и бессмысленно. По прошествии времени целые сектора коммунального хозяйства и сферы услуг под их контроль перешли. В какой-то период почти стихийно. Чуть позже – уже не совсем. Они по этническому принципу сорганизовались. Установили между собой горизонтальные, вертикальные и диагональные связи. В общем, превратились в государство в государстве. Кончилось всё тем, что бывшие гастарбайтеры потребовали равенства в зарплатах, обращении, правах и статусе. Достойного представительства в законодательных, местных и прочих органах и силовых структурах. Когда же им предсказуемо показали кукиш, возмутились. Сейчас любимое мною царство на грани гражданской войны. Некоторые горячие головы утверждают, что она уже идёт. На правительство, которое в былые времена так почитали, кто только не плюёт. Образцовая политическая стабильность вдребезги. Безопасность, которой легендарное государство всегда славилось, ниже плинтуса. Коренные жители за личным оружием потянулись. Внешние силы в стороне тоже оставаться не собираются. Очередной Сирии нам в центре Сказочного мира только не хватало. Увидев, как зажглись глаза у протеже Ивана-Царевича, Серый Волк решил, что с него довольно. Поиграли в разные игры, и хватит. Зачем двоечников на приемлемую оценку натягивать. Про крах мультикультурализма, миграционный кризис, навязывание чего-то другим и то, что это нас не касается, а также всё остальное по списку пускай они кому угодно другому втюхивают. Он же свою миссию выполнил. Всё, что от него требовалось, сделал. Выводы, какие ему нужно, Главный сам сделает. Поэтому Лесной Проказник завершил свой затянувшийся спич стандартным тостом. – Да минует нас чаша сия, – провозгласил он. – За Бог с нами и черт с ними! – Присоединяюсь, – благосклонно поддакнул Иван-Царевич и рявкнул, как только народ героически осилил стремянную вместе с забугорной. – Все свободны. Увидимся завтра на расширенном Совбезе. А тебя, Серый, Ретивый, Удачливый, попрошу задержаться. Я тебе вот что сказать хочу. – Слушаюсь, – подыграл Бесстрашный Оруженосец Своему Идальго, переправляя гостей обратно в государственную резиденцию, из которой он их забрал. – Только, Друг Сердешный, давай не будем тратить время на разбор полетов. Они же твои люди. Ты как-то сам с ними. А я, пока шло застолье, с пра-пра-правнучками Елены Прекрасной связался. Они на днях модельное агентство открыли. Потрясающее. Через пару лет все остальные затмит. За них не то, что одну Троянскую, десяток таких войн развязать можно. Так вот, они очень бы хотели тебе дефиле стартовое продемонстрировать. Смелое. И умелое. Уже готовятся. Зову? Какой последовал ответ, и чем тот вечер завершился, можно не уточнять. Кто читал про такой же, только с Золотой Рыбкой, должен быть в курсе. Только прежний нынешнему и в подметки не годился... © Н.И. ТНЭЛМ
no image
Только факты

виды и лица, атрибуты и витрины, джелато и Джульетта Двухдневная корреспондентская вахта на V Евразийском форуме в Вероне позволила скоропалительно протестировать, насколько верны неформальные титулы этого города. Верону называют Северный Рим, где возведен еще в I веке нашей эры Амфитеатр...

виды и лица, атрибуты и витрины, джелато и Джульетта Двухдневная корреспондентская вахта на V Евразийском форуме в Вероне позволила скоропалительно протестировать, насколько верны неформальные титулы этого города. Верону называют Северный Рим, где возведен еще в I веке нашей эры Амфитеатр Арена для боев гладиаторов. Верону считают винной столицей Италии, где потчуют разнобразным Вальполичелло и дают насладиться изысканным Амароне (от слова ”amaro” – горькое), чтобы осталось послевкусие от удивительного сочетания пьяной вишни, шелковицы, сливы, ореха, шоколада и черного перца. И, конечно же, Верону воспринимают как «город влюбленных», коим он стал по своевольной фантазии Шекспира, поместившего сюда действие драмы «Ромео и Джульетты». Впечатление первопроходца: город  живописен, многозначен и многозвучен, нет нужды в длинных описаниях и комментариях. А посему ограничиваю себя сюжетными подглавками и беглыми замечаниями к фоторепортажу. История в каменных фасадах и кружевах Палаццо делла Гран Гвардия (Palazzo della Gran Guardia) - дворец, в котором некогда располагалась городская гвардия, а сейчас проходил V Евразийский форум.   Терракотовый цвет, теплый и торжественный. С этого балкона Гарибальди, решив предпринять новый поход на столицу, провозгласил: «Рим или смерть!» Веронский «Колизей».   Начало самой знаменитой пешеходной улицы – Виа Мадзини, ведущей от Амфитеатра до Площади Трав (Пьяцца Эрбе). Крылатый лев, символ владычества венецианских дожей.   Если у итальянских гвельфов стены замков были увенчаны прямоугольными зубцами, то у гибеллинов — ласточкиными хвостами. Прямая параллель со стенами московского Кремля.   Лица необщее выражение     Здесь живут автомобили и братья меньшие     Итальянские витрины: кураж, эпатаж, эротика           Джелато – мороженое «высокой моды» Обнаружить фланирующую по улицам и релаксирующуюся на лавочках публику без джелато/мороженного всех форм, цветовых оттенков и вкусов – невозможно. Это своеобразный культ. Недаром его приготовление возведено здесь в ранг искусства, о чем оповещают с броских вывесок:     Джульетта правит бал Тот самый балкон…   Вместо послесловия Джульетта и венецианский лев Парит над главной площадью Вероны Крылатый лев, над всеми надзирая, Посланник тех, кто правил этим краем, – Венецианцев, к скромности не склонных. На Пьяцца Эрбе в сумерках контрастных Влечёт зевак, «блужданьем утомлённых», И пары юных и седых влюблённых, Над кем ни время, ни судьба не властны. Неподалёку верною приметой, Что сочный миф сильнее яви будет, С отполированной руками грудью Застыла меднотелая Джульетта. Бросает вызов льву и стильным брендам История Монтекки с Капулетти… И город манит в ласковые сети Трагической, но сладостной легенды. Владимир МИХЕЕВ, спец. корр. интернет-издания «Вся Европа» Верона-Москва
oss-kalejd_
Калейдоскоп

Бельгийцы всерьёз озабочены не только нынешним, но и грядущим глобальным потеплением климата. Причём настолько, что даже решили соорудить в море… целый остров, дабы защитить территорию своей страны от подъёма уровня мирового океана. Идея родилась у одной из частных бельгийских компаний....

Бельгийцы всерьёз озабочены не только нынешним, но и грядущим глобальным потеплением климата. Причём настолько, что даже решили соорудить в море… целый остров, дабы защитить территорию своей страны от подъёма уровня мирового океана. Идея родилась у одной из частных бельгийских компаний. Власти Фландрии уже выделили на разработку проекта 8 миллионов евро. Искусственный клочок суши может появиться напротив курортного местечка Кнокке-Хейст. По задумке авторов, остров должен защищать побережье в этом месте минимум до 2100 года. На его территории планируют разместить «ветряки» и другие источники возобновляемой энергии. А возможно, и морской порт. Остров начнут намывать в 2020 году на расстоянии 1,2 километра от пляжей. На первом этапе его площадь не превысит 40 гектаров, но в дальнейшем может превысить 450 га.   Ничто человеческое не чуждо. Премьеру В разгар дебатов в парламенте Норвегии репортёры заметили, что премьер-министр страны Эрна Солберг увлечённо играет в новомодную «Покемон гоу». Журналисты сфотографировали эту сцену и опубликовали снимки в газетах северного королевства. Глава правительства, которой 55 лет, известна своим увлечением электронными играми. Ранее в ходе поездки в Словакию она не раз выкраивала время между официальными переговорами для «охоты» на виртуальных монстров. По признанию госпожи премьера, в некоторых играх она уже сумела достичь высокого уровня. Многие норвежцы снисходительно относятся к увлечению своего лидера, поскольку продажи популярных электронных игр позволяют пополнять огромный фонд благосостояния Норвегии. Так, пресловутые «покемоны» уже принесли ему около 148 миллионов долларов, а Э.Солберг невольно и вполне бескорыстно рекламирует их.   За чистоту воздуха и песка «Курить запрещено» – такое объявление появилось на пляжах Галисии. Эта автономная область минувшим летом стала первой в Испании, пытающейся избавиться от табачного дыма даже на берегу моря. Пионером в этой сфере стал знаменитый пляж Барбейра в городе Байоне. Его примеру последовали ещё более 20 мест морского отдыха. Инициатором запрета табакокурения стало региональное правительство, решившее позаботиться о тех отдыхающих, кто не желает дышать дымом, даже нежась на песке и купаясь в море. Впрочем, какого-то наказания или штрафа для нарушителей не предусмотрено: власти решили воздействовать «на совесть и понимание» курильщиков. Главное – прививать полезные для здоровья привычки, а также не подавать дурного примера детям и подросткам, считают борцы за здоровье местных жителей и многочисленных туристов. Ещё одна важная цель – соблюдение чистоты на пляжах, которые засоряются многочисленными окурками.