Выпуск №7-8(112), 2016

Обращение главного редактора
01

Журнальный вариант выступления на международной научной конференции «Европейская идентичность и политически вызовы: новый взгляд и старые традиции», Воронеж, 5-7 июля 2016 г. Период новой конфронтации в отношениях между Россией и ЕС затягивается. Как и война санкций. Они продлены на очередной...

Журнальный вариант выступления на международной научной конференции «Европейская идентичность и политически вызовы: новый взгляд и старые традиции», Воронеж, 5-7 июля 2016 г. Период новой конфронтации в отношениях между Россией и ЕС затягивается. Как и война санкций. Они продлены на очередной срок. По меньшей мере, до начала 2017 года. Вместе с тем, объективный анализ, проведенный сторонами, показал, что утверждения о том, будто бы контакты на всех уровнях между Брюсселем и Москвой чуть ли не полностью заморожены, сильно преувеличены. Пусть и в урезанном виде, но они продолжаются. Тихо. Без афиширования. Вне света софитов. Особенно интенсивно на площадках международных организаций. Или с переводом их на экспертный, технический, более низкий уровень. Показательный пример – консультации по торговым вопросам в министерском формате как велись два раза в год, т.е. каждый семестр, так и ведутся. Причем Европейская Комиссия и Минэкономразвития считают их вполне достаточными. Обнадеживающий признак – с начала 2016 года воссоздается сеть экспертов России и стран ЕС, которые ставят перед собой задачу преодолеть взаимное отчуждение, проанализировать прошлые ошибки и подготовить концептуальную базу для будущего разворота в отношениях друг с другом. На их работу имеется политический заказ. Базовая посылка, которой придерживаются специалисты и общественные деятели, присоединившиеся к сети, состоит в том, что нынешняя конфронтация и открытое столкновение интересов не должны стать новой «нормальностью». Они пагубны для всех. Их надо преодолевать. Участники проекта начали с того, что попытались посмотреть, в чем заключаются противоречия между Россией и ЕС. В какой степени они носят объективный, в том числе преодолимый или непреодолимый, характер. В чем существуют только в наших умах или порождены политической конъюнктурой. Под этим углом зрения хотелось бы посмотреть на различия в восприятии друг друга. Они очень многое объясняют. Более того, их сопоставление позволяет сформулировать и обосновать, как представляется, некоторый набор выводов, который мог бы иметь прикладное значение.   Причины и корни противоречивого восприятия друг друга Восприятие всегда является очень подвижным. Особенно в наш быстро меняющийся век. Достаточно вспомнить в этой связи, как сильно эволюционировали многие оценки, которых придерживались в ЕС и элиты, и простые люди, после того, как небольшая группировка ВКС России в Сирии показала, насколько эффективно можно воевать с нарождающимся исламским халифатом на Большом Ближнем Востоке. Одновременно оно является чрезвычайно инерционным. Во многом это связано с тем, что в общественном сознании, когда быстрее, когда медленнее, утверждается некоторый набор клише. Стереотипы крайне устойчивы. Они могут быть связаны с реальностью весьма условно. Иногда вообще никак с ней не коррелировать. Тем не менее, их иногда почти невозможно преодолеть. Буквально несколько соображений в объяснение живучести определенной части трафаретов. (1) Они утверждаются в общественном сознании всегда в конкретной ситуации. Порождаются определенными причинами. Причинно-следственная связь очевидна. Она не ставится под сомнение. С какого-то момента клише делаются настолько само собой разумеющимися, что не нуждаются больше в доказательствах. Превращаются фактически в элемент веры. И то, что впоследствии причинно-следственная связь нарушается, а о прошлой ситуации уже мало что напоминает, на устоявшиеся трафареты никак не влияет. Или очень слабо. (2) У многих стереотипов имеются глубокие исторические корни, в том числе связанные с Московским царством, Российской Империей и Советским Союзом, которые легко переносятся на молодую современную Россию. Вот некоторые из них. Иван Грозный был кровавым, и Россия якобы всегда следовала этой традиции, совершенно нетипичной для европейских народов, подразумевающей, что человеческая жизнь ничего не значит. Царская Россия являлась «тюрьмой народов». Сколько раз, например, она принимала участие в разделе многострадальной Польши. Нынешняя Украина – лишь «ее» очередная жертва. Определяющим для понимания политики Советского Союза выступает его тоталитарная природа. СССР и ему подобные государства – системный противник, противостояние которому является призванием и обязанностью государств, сделавших иной выбор. (3) Часть клише, ощущаемых в качестве бесспорных, формируются искусственно под конкретный политический заказ, под решение вполне понятной, пусть обычно и скрываемой, геополитической или стратегической задачи. Под этим углом зрения Соединенным Штатам, Германии, другим крайне важно было утвердить в общественном сознании представления о том, будто бы молодая современная Россия от развалившегося СССР по существу ничем не отличается. Интеграция на пространстве бывшего Советского Союза не может быть ничем иным, нежели восстановлением тоталитарной деспотии. Формирование Евразийского Экономического Союза (ЕАЭС), до этого ЕврАзЭС, велось и ведется насильственными методами. Ведь как только подобное видение России укоренится, на веру будут приниматься любые выдумки. Сомнения по поводу того, будто бы Россия представляет угрозу для «цивилизованного мира», с какого-то момента станут неуместны. (4) Для многих клише характерно также то, что они существуют вне контекста. Их предмет почти всегда подменяется. Так, современное студенчество стран ЕС все меньше и меньше ассоциирует нынешнюю Россию с величием и богатством российской культуры или победой СССР над фашизмом. Для него Достоевский, Чехов, Толстой, Рахманинов, Малевич, Гагарин, Менделеев, Канторович и многие другие гении – что-то одно, а Россия – совсем другое. Стоит объяснить, что это не так, как отношение к нашей стране сильно меняется.   Психологические и телеологические аспекты «перевернутого» восприятия Насколько зашоренность влияет на людей по обе стороны новых разделительных линий в Европе, показывает такой случай из повседневной практики. Его рассказал коллегам на одной из встреч наш посол в одной из небольших центрально-европейских стран. Дети, посещавшие местную школу, пожаловались, что соученики во время занятий в бассейне попытались их утопить. Почему – потому что они из России. На фоне творящегося в мире всё прозвучало настолько правдоподобно, что делу дали ход. Детей от посещения местной школы освободили. А потом выяснилось, что именно этого они и добивались. Всю историю они выдумали. От начала до конца. Весьма символичный эпизод. Проливающий дополнительный свет на условность нашего восприятия действительности, выдуманной и невыдуманной реальности. (5) В 1990-е годы Европейский Союз в России было принято восхвалять. Иначе трудно было объяснить прозападную ориентацию страны и многие вещи, на которые Москва тогда пошла. К концу 2000-х и, в особенности, в 2010-е годы колесо истории повернуло вспять. Теперь надо было доказывать, что Россия является самостоятельным центром силы. ЕС нам не указ. Он преследует исключительно свои собственные шкурные интересы, настаивая на прямом или косвенном контроле за внутренним развитием суверенных государств. Соответственно интеллектуальные силы российской элиты были брошены на то, чтобы «распинать» несостоявшийся «образец для подражания». Вскрывать допущенные им ошибки. Показывать его непоследовательность и процветающие в ЕС негативные явления. Шаг за шагом былые позитивные оценки поменялись на противоположные. Почти зеркально. И то, что внутреннее развитие ЕС давало для этого немало оснований, имеет второстепенное значение. Раньше утверждалось, что в ЕС сформировалось толерантное общество. Теперь общим местом стало акцентирование внимания на трудно сдерживаемые, а то и несдерживаемые исламофобию, русофобию и другие фобии. На заре независимого существования России Европейская конвенция по правам человека почти интегрально вошла в текст Конституции 1993 года. В дальнейшем выяснилось, что права человека являются инструментом давления на другие страны и ширмой, за которой скрывается вопиющее социальное неравенство. Длительное время российские элиты принимали на веру мантры о том, что господство права пронизывает все стороны функционирования ЕС. Сейчас никто не ставит больше под сомнение констатацию того, что вовне (и в какой-то степени внутри – пример Греции) ЕС придерживается двойных стандартов. Обманчивую же демократичность ЕС и, вообще, всех европейских элит со всей наглядностью демонстрирует такой эпизод. НАТО принимает решение бомбить Сербию и приступает к его осуществлению. В это время собирается Комитет по политическим вопросам Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Очевидцы приводят факты. На голосование ставится резолюция в поддержку действий Альянса. Значительным большинством она отвергается. Проваливается с треском. Все-таки СЕ всегда отождествлялся с «совестью» нашего континента. Заседание завешивается. С отдельными европарламентариями и делегациями проводится плотная работа. Раздаются звонки из столиц. По прошествии какого-то времени обсуждение возобновляется, и члены Комитета голосуют как надо. Подобный трюк проделывался нашими партнерами неоднократно.   Стержневой элемент сложившегося положения Фактически за последнее десятилетие по обе стороны Европы – и в России, и в ЕС – применительно друг к другу произошла полная переоценка ценностей. Но отнюдь не только на уровне элит. Что гораздо опаснее, также и на уровне общественного мнения в целом. Того, как думает, как ведет себя простой человек. Обычный работяга или домосед. Рядовой избиратель. За ней последовали поляризация и радикализация взглядов. Россия и ЕС сами, своими собственными руками вырыли ров, разделивший их. А затем развели мосты. И где! В Европе, которая положила в могилы столько людей, принесла столько жертв, чтобы построить эти мосты. Это противоестественно. Это опасно. Этому необходимо положить конец. То есть вновь свести мосты. На каких условиях – отдельный вопрос. На данном этапе важно посмотреть, как. А для этого понять, что главное. Определяющее. От чего все зависит. О чем договариваться в первую очередь, понимая, что, решим эту задачу, сумеем справиться и со всеми остальными. ЕС воспринимает европейский миропорядок по формуле Жака Делора, которая была впоследствии несколько подработана с учетом обстоятельств. В соответствии с ней, в центре всего находится ядро стран Сообщества. Оно окружено периферией. Дальше, в следующий концентрический круг, включаются государства, которые Брюссель собирается принять в состав членов, и те, которые будут интегрированы по факту. То есть, без права решающего голоса. Еще дальше располагаются остальные. От них требуется не так много – согласие на то, чтобы ситуация в Европе и вокруг нее так и развивалась. Институционально подобная модель обеспечивается экономической мощью ЕС, господством его структур и, не в меньшей степени, отсутствием международных и региональных образований, которые могли бы составить им реальную конкуренцию. (До самого последнего времени.) Кстати, поэтому ЕС всегда так последовательно боролся против центростремительных тенденций на пространстве бывшего СССР и создания ЕАЭС. С точки зрения практической политики – вытеснением России из Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. То, что подобный европейский порядок противоречит реальному соотношению сил в мире, Брюссель мало смущало. Он откровенно недооценивал, что в распоряжении России имеется такой определяющий инструмент глобального влияния, как Совет Безопасности ООН. Что Россия является статутным членом ядерного клуба. Может за себя постоять. И за своих союзников. Всё в большей и большей степени. Огромная страна, соединяющая Европу и Азию. С колоссальным нереализованным потенциалом и собственными амбициями. Со своей стороны, Москва никогда не имела в виду просто войти в Западный мир. Она изначально, со времен М.С.Горбачева, претендовала на то, чтобы составить вместе с Западом единый мир, в котором было бы удобно и комфортно каждому. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Требование, которое Россия артикулирует жестко и бескомпромиссно, – мы согласимся только на такой миропорядок в Европе, который строится на базе равноправного сотрудничества. Который развивается по совместно установленным правилам. В функционировании которого интересы российского социума получают адекватное отражение. Альфой и омегой которого является уважение к внутренним порядкам друг друга и добровольность принимаемых решений. Если с остальной Европой его построить или переформатировать не получится, Москва готова создавать его в масштабах Большой Евразии. Такой подход тоже не во всем реалистичен. Россия не обладает достаточным стратегическим ресурсом. В какой мере его может компенсировать опора на ЕАЭС и в гораздо большей мере на Китай и Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) – большой вопрос. В экономическом плане Россия на порядок слабее и беднее ЕС. Сколько-нибудь серьезно продвинуться в осуществлении давно назревших структурных реформ и в решении иных проблем у нас не получилось. Хотя, конечно, и ЕС тоже в кризисе. Поэтому ключ к «опусканию мостов», по всей видимости, образуют следующие элементы. Вернее, шаги, которые следует предпринять обеим сторонам. (1) Они прекращают очернять друг друга – изымают из двусторонних отношений такое целеполагание. (2) Россия убедительно подкрепляет свои претензии на подобное мироустройство в Европе, перейдя от симулирования реформ к их реальному осуществлению, и проводит их системно, последовательно, до конца. (3) ЕС поступается частью присвоенных им прерогатив по управлению континентом и соглашается на то, чтобы признать многополярный миропорядок и в Европе тоже. Следует – не значит сделать. Исправлять ошибки всегда намного сложнее, нежели предотвращать их. Успех не гарантирован. Но именно этот стратегический системообразующий вопрос должен быть поставлен во главу угла будущих переговоров. © Марк ЭНТИН, профессор МГИМО МИД России, Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ
Актуально
actual_09_19__

Неформальная встреча лидеров Европейского Союза в тихой и скромной Братиславе преподносилась Брюсселем как решающий саммит для будущего этого интеграционного объединения: он впервые проходил без британского премьер-министра, в условиях глубокого институционального кризиса, переживаемого после «Брекзита». Свидание в словацкой столице было призвано...

Неформальная встреча лидеров Европейского Союза в тихой и скромной Братиславе преподносилась Брюсселем как решающий саммит для будущего этого интеграционного объединения: он впервые проходил без британского премьер-министра, в условиях глубокого институционального кризиса, переживаемого после «Брекзита». Свидание в словацкой столице было призвано сгладить противоречия в Европейском Совете, который всё более очевидно раскалывается на три группы партнёров с различными приоритетами. Это государства-основатели ЕС, восточноевропейские страны и страны Средиземноморья. Как и ожидалось, участники саммита традиционно попытались сделать упор на том, что больше всего объединяет членов Союза. А это – проблема безопасности, во многом вызванная миграционным кризисом, по которому как раз и существуют самые глубокие расхождения. Результат заседания был предсказуемым: удалось договориться о дальнейшем наращивании шагов по укреплению общеевропейских границ и в направлении более тесного сотрудничества в области обороны. Усиление военной мощи – давняя задача Брюсселя, заблокировать решение которой раньше мог Лондон. «Двигателем Евросоюза теперь стал страх», – такой вывод делают многие аналитики. Руководители теперь уже «двадцати семи» боятся не только новых вылазок террористов, но и вполне реальной потери своих высоких постов в пользу вождей ультраправых и ксенофобских сил. В Братиславе в очередной раз решающую роль сыграла «германо-французская ось», попытавшаяся по возможности «склеить разбитые горшки». Хотя политические позиции канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда в их странах слабеют буквально на глазах, в ЕС, тем не менее, на их влиянии и авторитете держится очень многое. В ответ на предложение представителей Вышеградской группы сообща защищать христианство, А.Меркель ввела принцип разделяемых ценностей, а Ф.Олланд успокаивал, как мог, коллег из страдающих от жёсткой экономии средиземноморских стран. В столице Словакии прозвучали даже призывы вернуться к старому доброму Римскому договору, который отводил Европейской Комиссии роль координатора, лишённого права проявлять инициативу во внутренней и внешней политике… «Мне никогда ещё не доводилось видеть так мало общего для взаимопонимания государств», – с горечью признал председатель этого исполнительного органа ЕС Жан-Клод Юнкер. Однако на неформальном саммите всё-таки удалось достичь трёх соглашений, важнейшее из которых – удвоение так называемого инвестиционного фонда Юнкера на развитие экономики и занятости. В течение шести лет планируется израсходовать на эти цели 630 миллиардов евро, и с помощью этой огромной суммы оживить весь «европейский проект». Второе – реформирование Шенгенского соглашения для введения систематического полицейского контроля на въезде и выезде в странах шенгенской зоны. Третья договоренность – развертывание уже в октябре европейских пограничных подразделений в Болгарии, у границы с Турцией. И всё-таки главным достижением встречи европейских лидеров можно, пожалуй, считать то, что они «не заметили потери бойца», да ещё такого корпулентного, как Великобритания. Или умело сделали вид, что не заметили. Александр СОКОЛОВ
Дневник событий
actual_09_14
Политика

Стремящиеся к отделению от Испании влиятельные сепаратистские силы Каталонии, похоже, решили устроить «горячую осень» стране. Это подтверждает провокационная выходка лидеров левых и левацких организаций в Барселоне: в ходе недавней «антикапиталистической манифестации» они сожгли не только флаги Испании, Франции и Европейского...

Стремящиеся к отделению от Испании влиятельные сепаратистские силы Каталонии, похоже, решили устроить «горячую осень» стране. Это подтверждает провокационная выходка лидеров левых и левацких организаций в Барселоне: в ходе недавней «антикапиталистической манифестации» они сожгли не только флаги Испании, Франции и Европейского Союза, но и фотографии короля Фелипе VI, а также страницы из испанской конституции. Генеральная прокуратура Испании начала расследование этого инцидента. Основной закон страны предусматривает, что она является унитарной и, следовательно, запрещает отделение территорий, а проведение соответствующих референдумов не предусмотрено (см. «Испания: Каталония стремится на волю», №7-8(101), 2015). Однако разразившийся в 2008 году в Европейском Союзе жестокий финансовый кризис заметно активизировал сепаратистские тенденции. И не только в Испании. Сторонникам независимости самой развитой экономически автономной области королевства и на этот раз – пятый год подряд – удалось вывести под жёлто-сине-красными флагами на улицы каталонской столицы тысячи человек. Большинство из них - молодёжь. Прозвучало требование добиться полной самостоятельности региона уже к лету 2017 года. Эти события происходят на фоне небывалого по длительности правительственного кризиса: у власти в Мадриде находится кабинет министров, все члены которого вынуждены смириться с унизительной приставкой «и.о.» (см. «Испания: выборы без явного победителя», №12(105), 2015). Кстати, паралич центральной власти служит одним из аргументов, подталкивающих каталонцев к самостийности. В Мадриде надеялись, хотя и слабо, что смена у руля правительства Каталонии упёртого националиста Артура Маса-и-Гаварро ослабит сепаратистские тенденции. Однако занявший его кресло после выборов в региональный парламент в прошлом году Карлес Пуигдемонт, бывший мэр Жироны, уже в речи по случаю приведения к присяге выразил решимость следовать «дорожной карте», которую наметил его предшественник. Более того, он заявил о намерении начать переговоры с «Испанским государством» и с властями Европейского Союза относительно создания государства в Каталонии. Это предусматривает, в частности, наличие собственных вооружённых сил, центрального банка и судебной системы. Тем не менее, лидеры движения к независимости утверждают, что главная цель отделения региона – бóльшая самостоятельность в области налоговой политики. Иными словами, налоги должны оставаться в каталонской казне, а не распределяться Мадридом по «нищим областям и провинциям». В случае победы новому государству придётся столкнуться с такими непростыми проблемами, как вступление в ЕС, которое Мадрид наверняка заблокирует, и взаимоотношения с НАТО. По обеим проблемам у нынешнего правительства Каталонии и местного парламента нет единого мнения. Игорь ЧЕРНЫШОВ
2
В фокусе

Пока процесс расставания Альбиона с остальной частью Единой Европы официально не начался, говорят, лондонские стратеги уже задумались над тем, как на новой основе будут складываться отношения Британии с внешним миром. Так, Лайам Фокс, сторонник выхода Британии из ЕС, занят подысканием...

Пока процесс расставания Альбиона с остальной частью Единой Европы официально не начался, говорят, лондонские стратеги уже задумались над тем, как на новой основе будут складываться отношения Британии с внешним миром. Так, Лайам Фокс, сторонник выхода Британии из ЕС, занят подысканием торговых партнёров, а глава кабинета министров Тереза Мэй поддерживает контакты с союзниками из числа стран, входящих в Союз. Двум из них – нидерландцу Марку Рютте и датчанину Ларсу Локке Расмуссену – она сообщила в телефонном разговоре, что процесс «Брекзита» начнётся только в следующем году, чтобы у всех было время подготовиться к нему. Выбор партнёров, сделанных госпожой Мэй, совершенно не случаен, ибо Дания и Нидерланды считаются важнейшими союзниками Британии, а после расставания с ЕС их значение только возрастёт. К такому выводу пришла брюссельская «кузница идей» «ВоутУотч Юроп», изучавшая вопрос, на кого может рассчитывать Британия после завершения «Брекзита». Для этого был тщательно и подробно проанализирован процесс голосования глав государств и правительств в Европейском Совете, чтобы можно было установить, по каким темам есть наибольшие расхождения между Британией и остальными странами ЕС. Оказалось, что ближе всех британская позиция сходится с датской, шведской и нидерландской. А вот с немцами единства не наблюдается, зато в вопросах экономической интеграции и свободы передвижения в рамках ЕС расхождений сколько угодно. Отсюда вывод: либеральные подходы к развитию экономики и конкуренции, характерные для североевропейских стран, сделают их первым объектом британского лоббирования после завершения «Брекзита». Но все дело в том, что уход британского «паровоза» серьёзно ослабит позиции североевропейских государств в Европейском Совете. А чаша весов неминуемо склонится в сторону Германии и Франции, влияние которых серьёзно возрастёт. Таким образом, пострадают именно те проекты, которые особенно активно продвигала Британия. Это, в первую очередь, создание трансатлантической зоны свободной торговли и вся тематика, связанная с экономическим дерегулированием. Так что у британцев есть все основания предполагать, что тот ЕС, с которым им придётся иметь дела в качестве внешнего партнёра, будет значительно менее либеральным и ориентированным на приоритетное решение внутренних проблем. Собственно, именно поэтому Лондон и тянет время, чтобы 50-я статья европейских договоров, предусматривающая двухлетнюю процедуру выхода из ЕС, была приведена в действие не ранее осени 2017 года. К тому времени пройдут президентские выборы во Франции и парламентские – в Германии. Можно не сомневаться, что они будут чудовищно тяжёлыми для ныне правящих политических сил, да и вообще для всего политического класса обеих стран. В Лондоне надеются, что это сделает партнёров по переговорам более мягкими и готовыми к уступкам. Насколько оправдаются эти расчёты, сейчас сказать трудно. Но если на межгосударственном уровне все сравнительно ясно, то в Европейском Парламенте британцам придётся солоно. И опять-таки благодаря излишней самонадеянности Дэвида Кэмерона, который после выборов 2009 года увёл партию тори из самой крупной фракции – Европейской народной партии – и создал собственное объединение под названием Европейские консерваторы и реформаторы. И теперь он лишён площадки для обмена мнениями с единомышленниками, скажем, с германскими христианскими демократами. А после «Брекзита» в среде консерваторов будет доминировать такая своеобразная политическая сила, как польская национал-консервативная «Право и Справедливость». А уж её репутация в Брюсселе такова, что хуже и придумать трудно. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
3_
В фокусе

Одним из не ожидавшихся последствий референдума по членству Британии в Евросоюзе (см. «Что ждет Британию после «Брекзита»?», №6(111), 2016) стал взрывной рост запросов от королевских подданных на переезд, чаще всего, на постоянное место жительства (на ПМЖ) в Ирландию. В июле...

Одним из не ожидавшихся последствий референдума по членству Британии в Евросоюзе (см. «Что ждет Британию после «Брекзита»?», №6(111), 2016) стал взрывной рост запросов от королевских подданных на переезд, чаще всего, на постоянное место жительства (на ПМЖ) в Ирландию. В июле число заполненных с этой целью анкет составило 7321, что превышает показатель прошлого года (4242). Все эти заявки сводились к одному прошению: получить паспорт Ирландской республики. На две трети выросло желание обрести такое гражданство у британским подданных, проживающих в Северной Ирландии (см.  «Вернется ли Ольстер домой, повторив судьбу Крыма?», №7-8(112), 2016). Сообщают, что на следующий день после референдума о «Брекзите» таких обращений зарегистрировали более 4000, в то время как обычная норма – по 200. Такого напора со стороны потенциальных репатриантов (в основном, инициативу проявляют этнические ирландцы) никто не ожидал. Очень быстро закончились «корочки». Пришлось заказывать дополнительный тираж. Власти в Дублине даже обратились к британцам с просьбой умерить пыл и не пытаться переселиться по соседству в таком количестве. По крайней мере, здесь и сейчас: развод с ЕС продлится не менее двух, а то и четырех лет. Почему-то напомнило ирландскую поговорку: «Когда Бог сотворил время, он сотворил его в большем количестве» (”When God made time, he made plenty of it”). Между тем, процедура получения гражданства «страны праведников и поэтов», как называют Ирландию, не сложнее пареной репы. Всем, кто родился в шести северных графствах, то есть в Ольстере, входящем в состав Соединенного Королевства, гражданство предоставляется автоматически. Британцы, у которых папа или мамы (а в некоторых случаях достаточно, если дедушка или бабушка) были ирландцами, также могут рассчитывать на упрощенную процедуру. Таким образом, в Европе обозначился еще один миграционный поток. Ирландцы возвращаются на свою историческую родину. Чемодан, аэропорт, Ирландия. Возвращаются по своей воле. Вадим ВИХРОВ
4
В фокусе

Всем громким террористическим актам в Европе предшествовали переводы денег их исполнителям, и без пресечения каналов финансирования этих преступлений покончить с подобным злом нереально. Такого мнения придерживается национальный прокурор Италии по борьбе с мафией Франко Роберти. Мягкое законодательство, слабый контроль над...

Всем громким террористическим актам в Европе предшествовали переводы денег их исполнителям, и без пресечения каналов финансирования этих преступлений покончить с подобным злом нереально. Такого мнения придерживается национальный прокурор Италии по борьбе с мафией Франко Роберти. Мягкое законодательство, слабый контроль над официальными транзакциями средств и недостаточно активная борьба с отмыванием «грязных» денег фактически попустительствуют ужасным преступлениям джихадистов, считает он. Прокурор напомнил, что это выяснилось уже во время расследования взрывов башен-близнецов в Нью-Йорке в 2001 году, но с тех пор мало что изменилось, как подтвердили недавние теракты в Париже и Брюсселе. К тому же трагедия в Ницце показала, что для подготовки и совершения массового убийства требуется относительно маленькая сумма денег – в данном случае, понадобилось всего 10 тысяч долларов. Эффективная борьба с терроризмом возможна лишь с помощью тщательного мониторинга денежных потоков в адрес подозреваемых лиц и их вероятных посредников, сказал Ф.Роберти журналистам. Он признал, что в Италии, как и в других странах Европейского Союза, решить эту задачу очень непросто: на рынке действуют, наряду с тремя крупнейшими мировыми компаниями по трансферту денег, бесчисленные мелкие фирмы, причём штаб-квартиры большинства из них находятся за пределами территории «двадцати восьми». Поэтому через год на Апеннинах вступит в силу декрет, обязывающий все компании, занимающиеся этим бизнесом, открыть здесь свои официальные представительства. Надзирать за их деятельностью станет Банк Италии, а непосредственно контролировать – финансовая гвардия, которая, в случае обнаружения грубых нарушений закона, сможет закрывать эти офисы. В 2015 году из Италии за границу только через специализированные компании было переведено 5,3 миллиарда евро.
5
Иммиграция

Сентябрь 2016 года должен стать отправной точкой в создании нового общеевропейского ведомства, нацеленного на обеспечение собственной береговой и пограничной охраны территории ЕС. Оно заменит основанное в 2004 году и проявившее себя крайне неэффективным в попытках обуздать наплыв мигрантов Агентство Европейского...

Сентябрь 2016 года должен стать отправной точкой в создании нового общеевропейского ведомства, нацеленного на обеспечение собственной береговой и пограничной охраны территории ЕС. Оно заменит основанное в 2004 году и проявившее себя крайне неэффективным в попытках обуздать наплыв мигрантов Агентство Европейского Союза по охране внешних границ – «Фронтекс». Необходимость создания оперативного и всеобъемлющего инструмента для борьбы с потоками нелегальных переселенцев с юга очевидна. Брюссель решил перейти к более надёжному контролю над границами Союза, а значит, и обеспечения внутренней безопасности после серии громких терактов в ряде государств. Европейский Парламент поддержал этот план, как и власти стран-членов ЕС. Однако речь идёт, скорее, о глубоком структурном преобразовании всё того же «Фронтекса», расширении его полномочий и совершенствовании функций. В новом ведомстве будут задействованы около тысячи сотрудников – вдвое больше, чем в этом агентстве. Значительная часть специалистов будет сконцентрирована в едином центре, чтобы заниматься мониторингом происходящего на внешних границах «двадцати восьми». Они же будут собирать и анализировать информацию о внутренних вызовах, с которыми в последнее время сталкиваются эти страны из-за наличия большого количества беженцев и мигрантов. Новой организации планируется придать многонациональный отряд численностью 1500 человек для быстрого реагирования на границах в случае необходимости. Предусматривается координация действий пограничников с Европейским агентством по рыболовству и Европейским агентством по безопасности на морях для более эффективного отслеживания рисков. Согласно плану, в случае неспособности того или иного государства самостоятельно противостоять миграционному кризису и возникновения угрозы всему шенгенскому пространству, Европейский Совет по предложению Еврокомиссии сможет принять решение о срочном вмешательстве будущей структуры. А если эта страна выступит против навязывания помощи, то её партнёры по интеграционному объединению получат право временно восстановить контроль над собственными границами. Для более-менее равномерного распределения нелегальных иммигрантов по территории Евросоюза предусмотрено создать единый центр, деятельность которого также будут обеспечивать эксперты нового ведомства. Во взаимодействии с местными властями они должны осуществлять надзор за такими мигрантами, а также обеспечивать стандартным европейским документом тех из них, кто пожелает или будет вынужден возвратиться на родину. Новая структура, на которую Европейская Комиссия возлагает большие надежды, начнёт действовать в полную силу лишь через несколько лет. Однако время не ждёт: недавнее кардинальное изменение позиции Анкары, с которой Брюссель заключил соглашение о удерживании беженцев на турецкой территории, вынуждает власти ЕС предпринимать лихорадочные усилия для создания «Фронтекса» в новом обличье. Подстегивает и растущее число жертв среди мигрантов: за первые семь месяцев этого года в Средиземном море погибли 3120 человек – почти столько же, сколько за весь 2015 год. Сергей ИЛЬИН
dd1__
Иммиграция

Стена, которую собираются построить на севере Франции – в Кале, будет достаточно внушительной. Высота – 4 метра, а протяжённость равна длине дороги, огибающей всю гавань. Поскольку финансирует проект британское правительство, то и все это внушительное сооружение вполне может быть удостоено...

Стена, которую собираются построить на севере Франции – в Кале, будет достаточно внушительной. Высота – 4 метра, а протяжённость равна длине дороги, огибающей всю гавань. Поскольку финансирует проект британское правительство, то и все это внушительное сооружение вполне может быть удостоено названия британской стены. Её задача – воспрепятствовать проникновению нежелательных мигрантов на туманный Альбион. Вот только не надо ничего рассказывать о неудержимом стремлении к свободе и процветанию, о праве человека на лучшую жизнь и о благотворности мультикультурализма. Оставьте эту выспренную трескотню для сходок профессиональных правозащитников. Намерения строителей куда прозаичнее: выделили 2,7 миллиона долларов на сооружение стены и перекрыли искателям счастья дорогу через туннель под Ла-Маншем, он же Бритиш Ченнел. Но поскольку стремление это все же неудержимо, то у сведущих людей нет никаких сомнений, что попытки проникновения на землю обетованную все же будут. Однако на этот раз морским путём, как это изо дня в день происходит на юге континента. Недаром Жан-Клод Ленуар, президент организации «Салам», занимающейся проблемами беженцев, считает затеянное строительство делом не только ненужным, но и вредным. Он предрекает рост числа жертв, которых поглотит море в ходе попыток переплыть пролив на утлых судёнышках. Уже имеющийся шестиметровый забор не особенно мешает обитателям «джунглей Кале» запрыгивать на проходящие грузовые автомобили. Автор идеи стены, как говорят, Жан-Марк Пюиссессо, президент порта Кале, который давно добивается закрытия лагеря беженцев. Ведь те используют всю свою фантазию, чтобы забраться в проходящий грузовик. Раскладывая на проезжей части целые костры из веток, сучьев и матрасов, они тормозят приближающиеся фуры и атакуют их с самоотверженностью корсаров, идущих на абордаж. Возможно, поэтому идею строительства стены поддержал и французский министр внутренних дел Бернар Казнёв. Всего в «джунглях Кале», по данным полиции, обретается около 4500 беженцев, но правозащитники уверяют, что их больше – около 7000. Якобы большинство из них владеют английским языком и имеют родственников в Британии. Подавать заявку на предоставление убежища во Франции они не хотят, надеясь хоть тушкой, хоть чучелом пробраться в Британию. Марина СМИРНОВА
ddop95
Иммиграция

Сотрудники греческой береговой охраны в очередной раз обнаружили в море, теперь неподалёку от острова Китира искателей европейского счастья: 68 человек плыли по воле волн на 50-метровой барже. Среди пассажиров было 48 мужчин, 12 женщин и 8 детей. По словам греческого...

Сотрудники греческой береговой охраны в очередной раз обнаружили в море, теперь неподалёку от острова Китира искателей европейского счастья: 68 человек плыли по воле волн на 50-метровой барже. Среди пассажиров было 48 мужчин, 12 женщин и 8 детей. По словам греческого офицера, «они хотели проникнуть из Турции на греческое или итальянское побережье». И, надо заметить, что это им почти удалось: Китира лежит у южной оконечности Пелопоннеса, примерно в 380 километрах от турецкого берега. А как же договор с Турцией? Нельзя отрицать, что поначалу он принёс определённое облегчение. В феврале, до его вступления в силу, в Грецию из Турции проникало почти 2 тысячи человек в сутки. Затем, по официальным данным, было отмечено резкое снижение. В апреле этот показатель составил 121 человек в сутки, в мае – 55, а в июне и июле – по 59. До 14 августа эта цифра продолжала снижаться, потом несколько выросла. Но греческий министр по делам миграции Иоаннис Музалас на встрече с главой правительства Алексисом Ципрасом отметил, что этот рост не даёт основания для того, чтобы обвинить Турцию в нежелании соблюдать достигнутые договорённости. Тем не менее, в регистрационных центрах, созданных на островах в восточной части Эгейского моря, сейчас содержится 10.500 «понаехавших», точнее «понаприплывавших». Однако нормальные условия там можно обеспечить только для 7,5 тысячи человек, потому периодически приходится переправлять их с островов на материк. А там и новые гости подоспеют… Сергей ПЛЯСУНОВ
ddMilan
Иммиграция

После того, как швейцарские власти остановили вблизи границы кантона Тичино с Италией сотни нелегальных мигрантов и вернули их обратно, в окрестностях Милана создалась чрезвычайная ситуация. Установлен печальный рекорд: 3300 человек «понаехавших» на неопределённое время разместились в этом городе. Свыше четырёхсот...

После того, как швейцарские власти остановили вблизи границы кантона Тичино с Италией сотни нелегальных мигрантов и вернули их обратно, в окрестностях Милана создалась чрезвычайная ситуация. Установлен печальный рекорд: 3300 человек «понаехавших» на неопределённое время разместились в этом городе. Свыше четырёхсот человек находятся сейчас вблизи главного миланского вокзала в лагере для беженцев, где предусмотрены спальные места всего для ста человек. В основном это мигранты из Эритреи, Эфиопии, Сомали и Судана, причём, среди них много несовершеннолетних, предпринявших это путешествие в одиночку. Все они намерены добраться до Германии, но как это сделать, когда Швейцария закрыла свои границы для нежеланных пришельцев, пока непонятно. Особенно напряжена ситуация, сложившаяся в ломбардском пограничном городе Комо. Там 500 человек уже не первый день обитают в парке у вокзала, просто под открытым небом. Только за неделю швейцарские пограничники вернули в Италию 1100 человек, а убежища в Италии попросила всего пятая часть из них. Сейчас сотрудники министерства внутренних дел ломают голову над тем, где им разместить искателей счастья, неожиданно свалившихся на головы итальянцев. Не лучше обстоят дела и на франко-итальянской границе, в Вентимилье. Там скопилось порядка 500 мигрантов, которые считают, что им надо во Францию, однако французские пограничники почему-то думают совсем иначе. Свою лепту в усугубление положения вносят активисты, рьяно добивающиеся открытия границ. Их митинг власти запретили по соображениям безопасности. Трёх активистов уже арестовали. А против ещё 15-ти возбуждены уголовные дела, поскольку у них обнаружено оружие. Всё чаще слышны предостережения, что в массу незаконных мигрантов затесались боевики ИГИЛ из Ливии, Египта и Туниса, которые стремятся таким образом добраться до больших европейских городов. Об этом, в частности, заявил итальянский парламентарий Стефано Дамбруозо. В довольно далёкой от Италии Сербии органы безопасности тоже сообщают об участившихся попытках нелегального перехода границы. Так, за две недели было задержано 1500 человек, 900 из которых хотели прорваться через границу с Македонией, а все прочие следовали из Болгарии. С середины июля с сербской стороны границу с обоими этими государствами охраняют и полицейские, и военные. Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
mailservice01
Политика

5-7 июля 2016 г. в Воронежском государственном университете состоялась международная научная конференция «Европейская идентичность и политические вызовы: новый взгляд и старые традиции», послужившая дискуссионной площадкой для обсуждения феномена европейской идентичности крупными экспертами из крупнейших вузов и научных институтов ЕС. Мероприятие...

5-7 июля 2016 г. в Воронежском государственном университете состоялась международная научная конференция «Европейская идентичность и политические вызовы: новый взгляд и старые традиции», послужившая дискуссионной площадкой для обсуждения феномена европейской идентичности крупными экспертами из крупнейших вузов и научных институтов ЕС. Мероприятие было организовано в рамках проектов европейских программ: «Европейская идентичность и политические изменения» (Акции Марии Кюри Седьмой рамочной программы) и «ProEU: Европейский путь для России: за и против» (Акции Жана Монне Erasmus+). Участие в конференции приняли ведущие эксперты в области европейских исследований, международных отношений, политологии, международного права, социологии и истории из крупнейших вузов и научных институтов ЕС: Лёвенского католического университета (Бельгия), Университета Бирмингема (Великобритания), Университета Севильи (Испания), Институт политических наук Бордо (Франция), Университета Будапешта (Венгрия), Национального университета «Одесская юридическая академия» (Одесса, Украина), Национального института экономических исследований Академии наук Молдовы, Приднестровского государственного университета имени Т.Г.Шевченко (Молдова). Участниками конференции стали ведущие российские ученые практически из всех регионов России – от Томска до Калининграда и от Санкт-Петербурга до Симферополя (включая Москву, Пермь, Ростов-на-Дону, Иваново, Краснодар, Ижевск, Саранск и Нижневартовск. В соответствии с программой мероприятия, работа проводилась в рамках следующих секций: 1. Европейская идентичность: цивилизационный подход 2. Европейская идентичность: в поисках ответа на вызовы 3. Образование как фактор европейской идентичности 4. Границы Европы: географические, политические, культурные 5. Дискуссия «Европейский путь для России: за и против» 6. Заседание Правления Аccоциации европейских исследований «Роль АЕВИС и российской европеистики в осмыслении современных кризисов» Открыли работу научной конференции проректор по экономике и международному сотрудничеству Воронежского госуниверситета Олег Беленов, вице-губернатор Воронежской области Владимир Попов и директор Института Европы РАН, президент Ассоциации европейских исследований Алексей Громыко. В своем приветствии вице-губернатор Воронежской области Владимир Попов отметил актуальность темы конференции и для России, и для стран Европы в свете непростой политической ситуации. - На наш взгляд, возможности, которые мы могли бы использовать во взаимодействии России и европейских стран, используются далеко не в полной мере. Поэтому правительство Воронежской области в рамках своих полномочий готово содействовать любым инициативам, направленным на развитие потенциала сотрудничества в экономической, гуманитарной, культурной, образовательной деятельности. Президент Ассоциации европейских исследований Алексей Громыко подчеркнул, что проведение таких встреч в широком международном формате очень важно. - ВГУ является одним из лидеров в продвижении европейских исследований. За последние 25 лет в этой сфере учеными была проделана огромная работа. Европейская ассоциация мне представляется достаточно ярким показателем того, как сейчас развиваются события, – в нее на сегодняшний день входит 25 региональных отделений, и есть планы по открытию новых. Мы признательны нашим партнерам во многих странах за их активность. Кроме того, собравшимся было зачитано приветственное слово от Европейской комиссии, в котором выражается надежда на продолжение успешной и плодотворной работы. Открывая второй день конференции, ректор Воронежского государственного университета Дмитрий Ендовицкий отметил важность европейских исследований для современного общества, а также подчеркнул, что европейскую идентичность необходимо рассматривать с учетом динамично изменяющегося мирового пространства. В преддверии конференции, 4 июля ректор ВГУ Дмитрий Ендовицкий провел ряд встреч с участниками мероприятия – партнерами вуза по реализации международных проектов: профессором кафедры политических наук и социологии Института политических наук Бордо (Франция) Каролин Дюфи, проректором по культуре и политике социальной ответственности Лёвенского Католического университета (Бельгия), профессором Катлин Малфит, руководителем отдела по обучению иностранных студентов Управления международных связей университета Севильи (Испания) Рафаэлем Вагнером. Во встрече также приняли участие проректор по экономике и международному сотрудничеству ВГУ Олег Беленов, начальник управления международного сотрудничества Наталья Журбина и директор Центра международных проектов и программ Алла Акульшина. Собравшиеся обсудили развитие взаимодействия и реализацию европейских проектов. При этом Катлин Малфит отметила, что участие в проекте EUinDepth, направленного на изучение европейской идентичности, координатором которого с российской стороны является ВГУ, позволило Лёвенскому Католическому университету реализовать свой научный потенциал и укрепить взаимодействие с нашим вузом. Необходимо отметить, что Воронежский государственный университет – один из ведущих университетов России по количеству реализуемых международных проектов, получивших поддержку в рамках таких программ Европейского Союза как Tempus, Седьмая и Шестая рамочные программы по развитию науки и технологий, Erasmus. По результатам конкурсного отбора программы Erasmus+ в 2015 года ВГУ получил 10 проектов. Всего в настоящий момент ВГУ реализует 19 проектов: 10 проектов Erasmus+, 5 проектов Tempus, 1 проект Erasmus Mundus (2009-2013), 3 проекта в рамках Седьмой рамочной программы (2007-2014). Материалы конференции: Программа конференции Список участников Презентации Фотоальбом Актуальная информация: 111-й номер интернет-журнала «Вся Европа» – http://alleuropalux.org/?p=13361 Регистрация на конгресс ESIL (European Society of International Law), 8-10 сентября, Рига – http://www.esil-sedi.eu Региональный информационный центр научно-технологического сотрудничества с ЕС Воронежского государственного университета www.ric.vsu.ru
dd-useless
Политика

Журнальный вариант тезисов выступления на ситуационном анализе «Западная помощь России и российская политика помощи», Москва, Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, 12 июля 2016 г. Анализ расхождений между Россией и ЕС был бы неполным и не до конца...

Журнальный вариант тезисов выступления на ситуационном анализе «Западная помощь России и российская политика помощи», Москва, Факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, 12 июля 2016 г. Анализ расхождений между Россией и ЕС был бы неполным и не до конца последовательным без учета того, сколь сильную раздражающую роль в двухсторонних отношениях сыграла политика техсодействия (ПТС)/содействия международному развитию (ПСМР), проводившаяся Брюсселем без учета мнения Москвы и зачастую, как считали в России очень многие, вопреки ее интересам. Общая характеристика есовской ПСМР 1. Совместно со своими государствами-членами ЕС является крупнейшим донором ПСМР. На них приходится более половины средств, выделяемых в мире на эти цели*1. Большая часть ассигнований соответствующего профиля, формально подпадающих под номенклатуру расходов по статьям ПСМР, государства-члены отдают ЕС и канализируют через специализированные международные организации. Что не мешает им, правда, одновременно делать ставку на оказание ТС непосредственно тем странам, с которыми они работают*2. Объясняется это тем, что в области ПСМР Евросоюз обладает смешанной компетенцией. 2. Проводимая ими ПСМР тесно связана со всеми другими сферами деятельности интеграционного объединения. Укреплению сцепки институты ЕС все последние годы уделяли особенно пристальное внимание*3. 3. Многие специалисты считают ее наиболее идеологизированной из всего того, что делается ЕС. С ее помощью ЕС практически в обнаженном виде осуществляет проекцию вовне своего образа жизни, своей нормативной базы и подходов к общественному развитию. 4. При этом ЕС решает совершенно конкретную стратегическую задачу укрепления своих позиций в мире; создания максимально благоприятствующей ему внешней среды в форме пояса дружественных, подобных ему и зависимых государств; формирования имиджа мирной, дружественной, гражданской силы, которой не нужно опасаться; торгово-экономической и нормативной экспансии. 5. Хотя комплексное развитие стран-получателей помощи формально провозглашается ЕС единственной или, по крайней мере, главной целью ПСМР, в действительности она всегда имела подчиненный характер по отношению к стратегическим интересам объединения. 6. Парадокс, однако, заключается в том, что и результативность, и эффективность ПСМР по любому из критериев достижения стратегических целей является сомнительной и неоднозначной. Если только судить по объективным показателям благополучия в мире, глубочайшему неравенству в уровнях развития и состоянию международных отношений. Несостоятельность ПСМР среди неангажированных специалистов рассматривается как совершенно очевидная данность. Расхожая оценка – это “its manifest failure to achieve its bold and ambitious promises”*4. Как утверждают независимые представители развивающихся стран, за последнее десятилетие Китай сделал для развития их инфраструктуры и экономики больше, чем ЕС и все его государства-члены за все годы оказания содействия развитию. 7. Главных причин столь низкой результативности и эффективности ПСМР можно насчитать не меньше пяти. Прежде всего, ПСМР намеренно является столь аморфной и вообще – зачем плодить себе конкурентов. Когда не только Китай, но и другие быстро растущие экономики стали реально подниматься и вырисовываться в качестве альтернативы, развитый мир сделал все возможное, чтобы развернуть мировые финансовые потоки обратно на себя. 8. Вся профессура и исследователи левого спектра дружно утверждают: своей ПСМР развитый мир дает бедным странам одной рукой и забирает другой. Он помогает нужным ему экспортоориентированным производствам, встраивая их по факту в свою собственную экономику. Одновременно, вскрывая обусловленным снижением таможенных и административных барьеров национальные экономики для своих корпораций, душит заведомо менее конкурентоспособных национальных производителей. Соответственно реальной пользы от такой ПСМР для ее получателей оказывается намного меньше, нежели наносимого ущерба. 9. Через ПСМР ЕС и государства-члены внедряют в странах-реципиентах модели и стандарты, специфичные для них, не работающие в иной социокультурной среде и отторгаемые ею. Иначе говоря, проводимая ими ПСМР отрицает значение местной специфики. Вместо того чтобы опираться на конкурентные преимущества других культур и традиций, она подрывает их. 10. ЕС и государствам-членам удался сказочно удачный трюк. ЕС никоим образом не ассоциируется развивающимися странами с колониальными завоеваниями и преступлениями вошедших в него метрополий. На деле же в их арсенале сохраняются все классические методы неоколониальной политики, вплоть до «политики канонерок». Особо следует отметить, что в отношении России они, напротив, постарались сделать всё, чтобы она ассоциировалась и с имперским, и с тоталитарным Советским Союзом. 11. Вместе с США они поставили мощнейший барьер на пути формирования нового международного права, которое бы помогало преодолению технологического отставания. Железной хваткой они держатся за универсальные конвенции более чем вековой давности, закрепляющие монополию на права интеллектуальной собственности, не допускающие каких-либо изъятий и настаивающие на жесточайшем преследовании нарушителей.   Есовская ПСМР в отношении России 12. Все своеобразие западной ПСМР как политики-перевертыша проявилось в том, как ЕС и его государства-члены «помогали» России. С позиций сегодняшнего дня видно, насколько много в ней было странностей. Отчетность, на первый взгляд, более чем внушительная. Если принять ее на веру, может показаться, что есовская ПСМР немало сделала для России. По факту выясняется, что это далеко не так. Решение об оказании ТС СССР было принято Брюсселем в декабре 1990 г. Сообщество приступило к реализации первой программы уже на следующий год. После развала СССР Брюссель утвердил индикативные программы ТС России в рамках программы ТС СНГ (принятой аббревиатурой которой стала программа ТАСИС) на 1992, 1993-1995, 1996-1999 и 2000-2006 гг. В 1991-1998 гг. к реализации были отобраны более 2 тыс. проектов. На их финансирование пошли 1,2 млрд экю. Бюджет ТАСИС на 2000-2006 гг. Брюссель утвердил в размере 3,1 млрд экю. Треть этой суммы предназначалась России. Кроме того, ежегодно подписывались Программа по содействию России и другим государствам СНГ в повышении безопасности атомных электростанций, Межгосударственная программа и Программа содействия приграничному сотрудничеству. Причем некоторым СНГевским программам нельзя было отказать в замахе. Брюссель поддерживал Программу действий в области экологии для всех стран СНГ, Программу Аральского моря, Программу для водных ресурсов Центральной Азии, Программу ликвидации последствий аварии Чернобыльской АЭС, ТРАСЕКА о развитии транспортных коридоров Центральная Азия-Европа, ИННОГЕЙТ об оптимизации трубопроводной инфраструктуры транспортировки углеводородов в обход России. Единственно, по понятным причинам, Москва относилась к ним более чем настороженно. Когда же пошли программы ТС в рамках Восточного партнерства – тем более. Деньги ТАСИС использовались также для дополнительного финансирования автономных программ ЭКОС/УВЕРТЮР (децентрализация административных функций и госуправления в контексте перехода к рыночной экономике), Коперник (подключение ученых СНГ к программам и проектам ЕС по совершенствованию рыночной экономики) и др., и сотрудничества с третьими странами, прежде всего США, и международными организациями в целях координации ТС – с USAID , МБРР, МВФ, G 8, ЕБРР. В том числе они шли на Международный научно-технический центр (переориентация ученых-ядерщиков для работы на гражданке) и Международную ассоциацию содействия сотрудничеству с учеными стран СНГ (ИНТАС). Вплоть до обострения отношений между Россией и ЕС и замораживания связей ТС осуществлялось затем через инструмент соседства. Показательно, что нынешняя ситуация полуразрыва всего не уникальна. И раньше ЕС неоднократно вводил санкции против России. Под разными предлогами. Стандартный подход – все другие проекты подвешиваются, а деньги выделяются лишь на содействие гражданскому обществу и контактам между людьми и реализацию гуманитарных проектов. Специфика их последнего «переиздания» – резкое увеличение финансирования, выделяемого на образовательные проекты, и предоставление растущего числа грантов. 13. Есовская ПСМР в отношении России никогда не была плодом партнерства и сотрудничества между Россией и ЕС. Все ее параметры определял Брюссель, и только Брюссель. На изменении этих параметров, а также порядка отбора конкретных проектов в рамках ПСМР и оказания содействия Москве так и не удалось настоять. В конце концов, Москва вообще предпочла от нее отказаться. До этого считала, что пусть будет такая, нежели совсем никакая. То есть, она никогда не отвечала потребностям развития России, как их оценивала сама Россия. Сначала Брюссель определил пять областей ТС: производство и распределение продовольствия, энергетика и ядерная безопасность, транспорт, финансовые услуги, образование. На практике деньги расходовались также на цели приватизации, поддержку малых и средних предприятий, создание рыночной инфраструктуры, организацию службы социальной адаптации и трудоустройства безработных, совершенствование структуры и деятельности местной администрации, борьбу с оргпреступностью и наркобизнесом и пр. Иначе говоря, чуть ли ни на что угодно. В том, что касается 2000-х годов, Москва настаивала, чтобы ТС предоставлялось Брюсселем в приоритетном порядке в таких областях, как торговля и промышленность, финансы и статистика, людские ресурсы, сельскохозяйственное производство, энергетика, транспорт и телекоммуникации, окружающая среда и пр. Иначе говоря, несмотря на имеющийся опыт, по-прежнему делала ставку на то, что Брюссель не хотел и не собирался давать. Аналогичная ситуация сложилась на следующем витке двусторонних отношений, когда российская сторона искренне ожидала от программы «Партнерство для модернизации» с ЕС, что она реально будет об экономической модернизации страны. 14. По манере ее реализации ПСМР в отношении России была в какой-то степени иррациональной. Непропорционально большая часть времени и средств тратились на запуск проектов: подбор и обустройство офисов; определение и корректировку того, что будет делаться; формирование совместных псевдоорганов управления; забюрократизированную отчетность. Один из нас в качестве эксперта участвовал в реализации нескольких программ ТС и мог наблюдать собственными глазами потрясающую безалаберность тех западных структур, которые отбирались ЕС для управления ими, и их представителей. Создавалось даже впечатление, что она изначально подразумевается. 15. Не ставилась и не решалась задача формирования среды и институтов внутри России, которые бы усваивали и транслировали то новое и полезное, что якобы была призвана дать России есовская ПСМР в ее отношении. То есть полностью игнорировались императивы получения мультиплицирующего эффекта и усвоения обществом того, что страна получала. ТС никогда не носило системного характера. Отбираемые проекты не дополняли, не поддерживали друг друга и не обеспечивали преемственность. Формально общее руководство программой ТАСИС в России осуществлял национальный координатор на уровне вице-премьера или Минэкономики, назначаемый правительством. Головным ведомством являлось Минэкономики. При нем действовало Бюро по использованию консультационно-технического содействия ЕС. Однако ситуации это не меняло. После вступления в силу «Общих правил, применимых к техническому содействию ЕС России» предполагалось, что эффективным механизмом подготовки решений по реализации ТС станет Объединенный консультативный комитет по ТАСИС, созданный в рамках органов сотрудничества Россия-ЕС, а роль контроля за внедрением возьмет на себя специальная группа по использованию программы ТАСИС в рамках Правительственной комиссии по сотрудничеству с ЕС. 16. По большей части ТС оказывалось таким образом, что его эффективность полностью уходила в песок. Пока шло внешнее финансирование, что-то полезное делалось. Но стоило ему прекратиться, как все сделанное утрачивало какое-либо практическое значение и «умирало». ПСМР не решала задачу создания или укрепления мощных национальных ячеек/центров развития, которые и после окончания внешнего финансирования могли бы давать отдачу. 17. 80% финансовых средств, выделяемых на ТС, «съедалось» есовскими же фирмами и второразрядными специалистами, которым поручалось его оказывать. Российские предприятия и организации обычно к реализации проектов и расходованию средств не допускались*5. Большие претензии имелись и к тому, что представляли из себя такие фирмы. Очень похоже, что ЕС позволил или помог сформироваться прослойке фирм-посредников, фирм-паразитов, специализирующихся на «распиле» средств, выделяемых на ТС. Важная деталь – понимая, во что все выливается, некоторые восточно-европейские страны, в отличие от российского истеблишмента, сразу отказывались принимать ТС в оказываемых формах и заключали контракты на всю сумму предназначенных им средств на получение конкретно сформулированного конечного результата. Например, создание общенациональной карты утечек тепловой и электроэнергии в целях их устранения. Регламентация ТАСИС содержала специальное ограничение, по которому на приобретение оборудования и оплату услуг российских экспертов полагалось направлять не более 20% от общего бюджета проекта ТС. Для сравнения: аналогичная программа ТС странам Восточной Европы (ФАРЕ) разрешала расходовать на эти цели до 70% бюджета. 18. В Брюсселе прекрасно понимали, что ПСМР способствует трансформации только в том случае, если она пробивает колею для последующих инвестиций, которые могли бы осуществлять частные компании. То есть, что ПСМР должна приводить за собой реальные деньги. Такая ПСМР в отношении России никогда не проводилась. Структурно она была сосредоточена только на предоставлении консультационных и экспертных услуг. Убедившись, что она не о содействии экономическому развитию, а лишь о разговорах по поводу экономического и демократического развития, Москва пыталась добиться согласия Брюсселя переформатировать ее на получение реальной материальной и финансовой поддержки, и подключить к ТС финансовые институты, в том числе ЕБРР. Но в планы Брюсселя менять концепцию ТС в отношении России не входило. 19. Некоторые проекты в рамках ПСМР нанесли российской экономике колоссальный, просто-таки чудовищный вред. К их числу относится проект сближения российских процедур разработки, корректировки и утверждения техрегламентов/техстандартов. Со времени СССР вся цепочка находилась в ведении правительства и нормально работала. Однако российское руководство убедили, что техрегламентам/техстандартам надо придать форму и статус законов. Это сильно утяжелило процедуру. Привело к ее пробуксовке. Отставание в разработке, корректировке и принятии документов сразу же составило несколько лет. В какой-то степени подобное новшество разбалансировало российскую экономику. Кроме того, лишило национального производителя стратегического видения того, в какой нормативной среде ему придется конкурировать на внутреннем рынке. 20. Общий итог состоит в том, что ЕС постепенно стал выделять все меньше средств на ТС России, а Москва отказалась, в конце концов, от его получения. Сделано это было не только из соображений престижа, но и потому, что отдача от ТС была недостойно и непозволительно низкой. В современной России даже гайдаровское крыло экономистов и общественных деятелей утверждают, что Москва столь спокойно пошла на системный разрыв отношений с Западом потому, что они не оказывали достаточно благотворное воздействие на внутреннее развитие (не способствовали ни реформам, ни ускоренному становлению новой экономики). Есовская ПСМР в отношении России - совершенно определенно. 21. Вместе с тем, какую-то пользу ТС все же, безусловно, принесло. Оно позволило России в ряде областей деятельности окончательно не потерять кадры, научные и творческие коллективы и т.д. Однако это свидетельствует в большей степени о глубине падения национальной экономики после развала СССР и той разрухе, которая тогда царила, нежели о значимости ПСМР. 22. Попыткой кратковременного возрождения ПСМР стала Программа «Партнерство для модернизации». Брюссель использовал ее, чтобы через «заднюю дверь» вновь включить в повестку дня двусторонних отношений содействие в демократизации страны, реформе судебной системы, борьбе с коррупцией и т.п. Программа принципиальным образом отличалась в лучшую сторону от того, что было раньше, поскольку являлась результатом совместной работы России и ЕС. Должна была совместно управляться. Была ориентирована на получение окончательного результата. Однако, увы, оказалась в какой-то степени пиар-кампанией. В той части, где представляла из себя возрождение ТС, воспринималась российской стороной без энтузиазма. Стартовала без предварительного анализа допущенных в прошлом ошибок и просчетов и устранения причин, которые их постоянно воспроизводили. 23. Одним из немногих успешных примеров взаимодействия между Россией и ЕС стало создание Европейского учебного института (ЕУИ) при МГИМО. В нем удалось реализовать то, на чем всегда настаивала российская сторона. Он сразу начал давать именно ту отдачу, о которой договорились: превратился в кузницу кадров для обслуживания двустороннего сотрудничества во всех критически важных областях. Был запущен на базе мощнейшего и престижного вуза и в этом отношении помогал решению задач его укрепления, а не учреждения заведомо ненужного конкурента и оттягивания кадров и средств, как в других случаях. Главное – базировался на последовательном претворении в жизнь требования паритета. Ему отвечали: органы управления, состав преподавателей, вовлеченных в образовательный процесс, характер финансирования – по одному млн. евро в год выделялось Европейской Комиссией и из российского бюджета. Однако развить успех и приступить к использованию ТС в целом на тех же основаниях, как это было сделано в отношении ЕУИ, к сожалению, не получилось. 24. Суммируя накопленный опыт, можно сделать вывод, что ТС в исполнении ЕС Россией никогда не было востребовано. Москве всегда требовалось и требуется принципиально иное: формирование заказа на то, что стране реально нужно для ускоренного развития на настоящий момент, и сотрудничество в его получении, усвоении и тиражировании, дабы последовательно и планомерно идти дальше. Желательно вперед. 25. Но это если исходить из узкого понимания ПСМР. Россия и российский бизнес реально получили большой выигрыш от предоставленного им преференциального режима в торговле. Как только Россия вступила в ВТО, ЕС отменил преференциальный режим. К всеобщему удивлению, Москва отнеслась к этому спокойно. 26. Сильно контрастирует с программами ТС то, что делалось по линии Европейского инвестиционного банка, хотя по некоторым формальным признаком оно также может быть отнесено к ПСМР. Сотрудничество с ЕИБ носило принципиально иной характер. Использованная парадигма взаимоотношений была чисто коммерческой. Российские хозяйствующие субъекты получали доступ к «дешевым» и «длинным» деньгам. Отбирались только перспективные и заслуживающие того проекты. Все процедуры были прозрачны. Соответствовали классическим требованиям. Вводя санкции, Брюссель первым делом перекрыл финансирование как раз по линии ЕИБ. 27. Полезной и воспринятой истеблишментом стало ТС в отношении России, осуществлявшееся ЕС через Совет Европы на первом этапе участия Москвы в этой старейшей и весьма авторитетной европейской организации общей компетенции (превратилась в настоящее время фактически в один из филиалов интеграционного объединения). В кратчайшие сроки в России овладели всей полнотой информации о достижениях СЕ во всех областях ее деятельности, сформировали кадры высококлассных специалистов по тематике СЕ, провели отдельные законодательные и государственно-правовые реформы. С опорой на экспертизу СЕ и его авторитет были приняты актуализированные процессуальные кодексы, проведена гуманизация уголовного законодательства, сделано многое другое. Однако уже на рубеже 2000-х годов практика ТС государствам-членам изжила себя. Она начала обессмысливаться. ТС съедало примерно половину бюджета организации и отвлекало силы и деньги от решения тех задач, ради которых она была создана – нормотворчества. ТС свелось во многом к повторению пройденного. Оно игнорирует то, что его лучше и успешнее на данном этапе могли бы осуществлять НКО и национальные кадры. Интересам России отвечало бы постепенное исключение ТС из нынешнего мандата деятельности организации или придание селективной его части многостороннего формата. 28. В опыте, накопленном Россией в связи с получением прямого и косвенного ТС со стороны ЕС, много как негативного, так и позитивного (или наоборот). Поэтому он содержит целый ряд крайне важных подсказок с точки зрения формирования российской ПСМР, которыми крайне важно было бы воспользоваться. © Марк ЭНТИН, профессор МГИМО МИД России, Екатерина ЭНТИНА, доцент НИУ ВШЭ   *1 Statistics in development cooperation - development indicators / http://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php/Statistics_in_development_cooperation_-_development_indicators *2 Структура, правовое и институциональное обеспечение, специфика финансирования и характер ПСМР отдельных стран ЕС и интеграционного объединения в целом по полочкам разложены в https://docviewer.yandex.ru/?url=https%3A%2F%2Fwww.hse.ru%2Fdata%2F2012%2F02%2F27%2F1266007191%2Ftoolkit_3_2010.pdf&name=toolkit_3_2010.pdf&lang=ru&c=5783aa8ce457&page=116 *3 Policy Coherence for Development / http://ec.europa.eu/europeaid/node/537_pt *4 Deconstructing Development Discourse: Buzzwords and Fuzzwords. Edited by Andrea Cornwall and Deborah Eade. Oxfam GB, Practical Action Publishing 2010, P. 9. http://www.guystanding.com/files/documents/Deconstructing-development-buzzwords.pdf *5 Техническое содействие Европейского Союза России / http://idetperformance.com/fundamentalnye-problemy-razvitiya-ekonomiki-es/539-texnicheskoe-sodejstvie-evropejskogo-soyuza-rossii.html
7
Полемика & Скандалы

Лиссабон ужесточает требование к Мадриду закрыть атомную электростанцию в Альмарасе, расположенную в 100 километрах от границы двух пиренейских стран. Одновременно полемика на эту тему усиливается между сторонниками и противниками использования «мирного атома». Альмарасская АЭС – самая старая из всех, действующих...

Лиссабон ужесточает требование к Мадриду закрыть атомную электростанцию в Альмарасе, расположенную в 100 километрах от границы двух пиренейских стран. Одновременно полемика на эту тему усиливается между сторонниками и противниками использования «мирного атома». Альмарасская АЭС – самая старая из всех, действующих на территории Испании. Она обеспечивает выработку 7% всей электроэнергии страны и даёт работу прямо или опосредованно почти девяти сотням человек, тогда как население посёлка не превышает двух тысяч. Турбины станции охлаждаются водами реки Тахо (на португальской территории её название – Тежу). Близость устаревшего ядерного объекта, хотя и мирного, вызывает беспокойство соседей. А португальские экологи утверждают, что река насыщается вредными веществами, пагубно влияющими на фауну и флору этой крупной водной артерии, пересекающей Лиссабон и впадающей в Атлантический океан. Откликаясь на тревогу своих избирателей после очередного мелкого инцидента на АЭС, депутаты парламента Португалии единогласно одобрили петицию к испанскому правительству с требованием закрыть объект, «представляющий неприемлемый риск для жизни населения приграничных городов». Однако по другую сторону границы звучит призыв во что бы ни стало сохранить «кормилицу». Дело в том, что все жители Альмараса, благодаря АЭС, пользуются большими социальными благами, такими, как значительные скидки на оплату электричества, вывоза мусора и на транспортный налог. И даже получают от муниципальных властей традиционную рождественскую корзину с вином и деликатесами. Всё это выливается в среднюю ежегодную субсидию в 500 евро каждому. Откуда такие деньги у карликового муниципалитета? Местному бюджету администрация АЭС отчисляет в виде налога на недвижимость около двух миллионов евро в год, и ещё полмиллиона поступает от компании, занимающейся переработкой радиоактивных отходов. И всё-таки среди политиков Испании нет единого мнения относительно дальнейшей судьбы старых атомных электростанций, вырабатывающих сейчас 20% всей электроэнергии страны. Их эксплуатация обходится всё дороже, прежде всего, из-за растущих требований к нейтрализации радиоактивных веществ. Большинство парламентариев выступают против продления сроков жизни АЭС за 40-летнй период, с чем несогласно правительство Народной партии. Одна из электростанций – Санта-Мариа-де-Гаронья – бездействует уже более трёх лет, и лидеры сразу девяти партий настаивают на её окончательном закрытии. А самую новую придётся остановить в 2028 году. Все испанские АЭС принадлежат крупным компаниям – «Ибердроле», «Эндесе» и «Гас Натураль Феноса», которые всячески лоббируют эту выгодную для них отрасль энергетики, подчеркивая, что она обеспечивает занятость примерно 30 тысячам человек. Пока идут жаркие дискуссии на национальном и международном уровнях, в Альмарасе и соседних посёлках появляется всё больше солнечных панелей на крышах домов и цехов мелких предприятий. В последние годы их активно устанавливает одна частная компания, видимо, решившая бросить вызов старой АЭС. Благо солнечных дней в автономной области Эстремадура для этого возобновляемого источника энергии более чем достаточно. Александр СОКОЛОВ
8
Персона

Не успел новый состав Еврокомиссии проработать полтора года, как в Брюсселе начали гадать: а останется ли её председатель, люксембуржец Жан-Клод Юнкер на этом посту на второй срок в 2019 году? Пока он вынужден отбиваться от множества сложнейших проблем, которые в...

Не успел новый состав Еврокомиссии проработать полтора года, как в Брюсселе начали гадать: а останется ли её председатель, люксембуржец Жан-Клод Юнкер на этом посту на второй срок в 2019 году? Пока он вынужден отбиваться от множества сложнейших проблем, которые в значительной мере порождены недальновидностью его предшественников и политических лидеров некоторых стран-членов. Это и «Брекзит», последствия которого непредсказуемы, поскольку нет прецедентов выхода из ЕС, и миграционный кризис, дополненный кризисом всей миграционной политики Союза, продолжающиеся кризисы вокруг Украины и вокруг евро, и необходимость выстраивать с Россией отношения на новой основе, и рост популярности антиевропейских сил внутри самого объединения, и неспособность эффективно бороться с терроризмом. К этому можно добавить неспособность европейцев справиться с кризисом на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также трудности в неоднозначных переговорах с США по заключению соглашения о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве. На таком фоне к бывшему люксембургскому премьеру журналисты пристают с вопросом, собирается ли Европейская народная партия вновь выдвигать его на пост главы исполнительного органа власти ЕС? «Вероятность того, что это повторится, очень мала», – ответил он. Обычно действующие лидеры предпочитают отмахиваться от таких расспросов стандартной формулой: мол, мой мандат рассчитан на 5 лет, и я пока не думаю о следующем сроке. Но теперь брюссельские старожилы гадают: не кроется ли что-то еще за такой необычной репликой Жан-Клода Юнкера? Алексей СТРАШЕВ
9
Персона

В интервью бельгийской газете «Суар» глава Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер сделал ещё одно, прямо скажем, неожиданное признание. «Я не целуюсь со всем миром, и я не алкоголик», – заявил он. Помилуйте, но вроде бы никогда и речи не было о...

В интервью бельгийской газете «Суар» глава Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер сделал ещё одно, прямо скажем, неожиданное признание. «Я не целуюсь со всем миром, и я не алкоголик», – заявил он. Помилуйте, но вроде бы никогда и речи не было о том, что этот авторитетный политик слишком тесно общается с Ивашкой Хмельницким. С какой бы стати ему оправдываться? А всё дело, оказывается, в контексте. Главе исполнительной власти Европейского Союза пришлось давать прессе опровержения слухов о его возможном уходе в отставку, да ещё по причине недовольства – кого бы вы думали? – целого ряда стран. То, что в этом перечне есть влиятельнейшие члены объединения – могучие государства Прибалтики – это мало кого способно взволновать. Чехия, Венгрия и – ужас, ужас, ужас – сама Польша, это уже серьёзнее, но тоже отнюдь не смертельно. Но вот недовольство Германии уже смахивает на «чёрную метку». Тем не менее, Юнкер недвусмысленно осветил свои намерения. Я свободный человек, сказал он, и закончу, когда сам приму это решение, не спрашивая ничьего совета. Пока у главы Европейской Комиссии таких намерений нет, а уж под давлением критических высказываний он и подавно на такой шаг не пойдёт. Тем более что никаких внятных объяснений причин недовольства его работой он пока не услышал. Таким образом, столь красочное иносказание Юнкера можно понимать примерно так: я, дескать, не червонец, чтобы всем нравиться. То, что после «Брекзита» юнкеровский стиль руководства удостоился в Британии целой канонады негативных заголовков, разумеется, неудивительно: сами наворотили черт знает чего, так надо же на кого-то всю вину свалить. Тем же самым продиктованы и нападки тевтонов на «чрезмерно щедрую» финансовую политику нынешнего состава Комиссии и их же критика провалов в области политики миграционной. Такое впечатление, что весь мир уже забыл о результатах германской скаредности по отношению к Греции или о том, кому Европа обязана тем, что её затопили волны не вполне желательных пришельцев. Возможно, на Юнкера несколько бросает тень слишком амбициозное поведение главы его кабинета Мартина Зельмайра, которого обвиняют в самостоятельности до такой степени, что он стремится подменять шефа и пытается держать журналистов на коротком поводке. Не лучшим образом было воспринято и то, что глава Европейской Комиссии открыто поддержал ещё одного амбициозного политика – председателя Европейского Парламента Мартина Шульца – в его стремлении остаться на своём посту на третий срок, хотя по межфракционным договорённостям это место должен был бы занять представитель христианских демократов. Марина СМИРНОВА
10
Персона

До начала переговоров о выходе Британии из европейского союза ещё не один месяц, а Европейская Комиссия уже назначила ответственного за их проведение. Им стал Мишель Барнье. Этот 65-летний деятель – подлинный ветеран и французской, и европейской политической сцены – по...

До начала переговоров о выходе Британии из европейского союза ещё не один месяц, а Европейская Комиссия уже назначила ответственного за их проведение. Им стал Мишель Барнье. Этот 65-летний деятель – подлинный ветеран и французской, и европейской политической сцены – по своим взглядам может быть отнесён к умеренным консерваторам. Так что в том, что Жан-Клод Юнкер доверил своему единомышленнику из фракции Европейской народной партии столь важную задачу, нет ничего удивительного. Мишель Барнье знаком – и теоретически и практически – со всеми тонкостями европейской политики. Одним словом – подлинный профессионал. В Брюсселе он ориентируется так же свободно, как в собственной гостиной. Он был главным переговорщиком в ходе подготовки многих европейских реформ, в частности – Амстердамского договора 1997 года. С 1999 по 2004 год курировал региональную политику в Европейской Комиссии. Затем стал депутатом Европейского парламента и вернулся в Брюссель в разгар финансового кризиса, заняв в исполнительном органе ЕС пост куратора внутреннего рынка – одну из ключевых позиций. В 2014 году Барнье на съезде Европейской народной партии бросил перчатку Жан-Клоду Юнкеру, решив претендовать на пост главы Европейской Комиссии, но проиграл. О Франции и говорить нечего: Барнье служил на многих государственных постах при всех президентах – от Франсуа Митттерана до Николя Саркози. В 1993 году был министром охраны окружающей среды, затем – министром по европейским делам, министром сельского хозяйства, министром иностранных дел. Право же, непросто найти человека с большим опытом государственной службы, чем этот уроженец альпийского Гренобля. Его партнёром с британской стороны будет Дэвид Дэвис, который в 1992 году принимал участие в подготовке Маастрихтского договора. Отличный горнолыжник, Барнье вместе с Жан-Клодом Килли в 1992 году входил в число организаторов Олимпийских игр в Альбервиле. Андрей ГОРЮХИН
dd-law
Право

Автор рассматривает состояние современной российской доктрины международного права и констатирует проявления ее кризиса. Среди них – отсутствие собственной идеологической основы, монополия волюнтаризма, сосредоточенность на анализе договорных источников, низкий уровень аргументации, немногочисленность оригинальных разработок, институциональная деградация, тематический дисбаланс и др. Кризис...

Автор рассматривает состояние современной российской доктрины международного права и констатирует проявления ее кризиса. Среди них – отсутствие собственной идеологической основы, монополия волюнтаризма, сосредоточенность на анализе договорных источников, низкий уровень аргументации, немногочисленность оригинальных разработок, институциональная деградация, тематический дисбаланс и др. Кризис доктрины обусловлен различными причинами, в том числе глобальными трансформациями, общим упадком интеллектуальной сферы, неэффективной образовательной политикой. В этих условиях и отдельные ученые, и научная корпорация в целом должны проявлять повышенную ответственность, добросовестность и внимание. Ключевые слова: международное право, доктрина, юридическая наука, право Евразийского экономического союза.   THE CURRENT STATE OF THE RUSSIAN DOCTRINE OF INTERNATIONAL LAW: AN ESSAY Tolstykh Vladislav Novosibirsk State University, Institute of Philosophy and Law of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences (Novosibirsk), e-mail: vlt73@mail.ru The author considers the current state of the Russian doctrine of international law and notes manifestations of its crisis. Among them, there are the lack of own ideological foundations, monopoly of voluntarism, focus on the analysis of treaty sources, poor reasoning, scarcity of original works, institutional degradation, thematic imbalances, etc. The crisis of doctrine is caused by various reasons relating to global transformations, general decline of the intellectual sphere, ineffective education policy. Under these conditions, any individual scientist or scientific corporation as a whole must demonstrate their special responsibility, conscientiousness and attention. Key words: international law, doctrine, legal science, law of the Eurasian Economic Union   Советская доктрина международного права, помимо заимствуемой у Запада догматической формы, имела собственное идеологическое (политическое) содержание, основанное на марксистско-ленинском учении и противоположное либеральному содержанию западной доктрины. Используя терминологию, предложенную Д.Кеннеди*1, можно сказать, что советская доктрина формулировала собственные «мягкие» аргументы и благодаря этому избегала связанности «мягкими» аргументами западной доктрины и претендующими на универсальность «жесткими» аргументами. Например, отрицание юрисдикции международных судов обосновывалось тезисом об идеологической предвзятости западных судей, а неучастие в международных экономических институтах – империалистическим характером используемых ими рецептов экономической помощи. После поражения в «холодной войне» отечественная доктрина отказалась от собственной идеологии и была вынуждена заимствовать идеологию бывших противников. Это повлекло ряд неблагоприятных последствий. Во-первых, новые идеи вступили в конфликт с сохранившимися элементами старой идеологии – в итоге отечественная теория международного права стала внутренне противоречивой. Во-вторых, новые идеи не были заимствованы во всей своей полноте: некоторые были упрощены до уровня лозунгов, другие – проигнорированы, третьи – извращены; в результате, будучи перенесенными на отечественную почву, они оказались неспособны обеспечить высокий уровень правовой риторики. В-третьих, российская доктрина так и не стала полноправным участником западной дискурсивной практики*2, в рамках которой вырабатываются новые идеи, поэтому она не влияет на их содержание, порой вступающее в конфликт с национальными интересами России. В целом переход к западной идеологии ознаменовал утрату отечественной доктриной самостоятельного статуса и превращение ее в периферийную ветвь западной доктрины. «Жесткие» аргументы российской доктрины довольно однородны: они отражают главным образом постулаты волюнтаризма, сформулированные в конце XIX – начале XX в. (Г.Еллинек, Д.Анцилотти и др.). Эти постулаты в свое время были творчески переработаны представителями советской доктрины, прежде всего Г.И.Тункиным. Ключевой волюнтаристской идеей является производность международного права от индивидуальной государственной воли; критерий происхождения позволяет определить норму как существующую или несуществующую. Волюнтаризм может работать лишь в том международном сообществе, где государства играют главную роль, – сообщество эпохи «холодной войны» было именно таким. Современное сообщество, однако, другое – его активными субъектами помимо государств выступают наднациональные структуры и неправительственные организации, влияние которых постоянно растет по мере того, как ослабевает влияние государств. К такому положению вещей можно относиться по-разному, однако оно имеет место. Новая реальность обосновывается в рамках новых подходов, которые часто, прямо не оппонируя волюнтаризму, заостряют внимание на игнорируемых им аспектах. Среди них – концепция глобального управления (Дж.Розенау), нормативизм (Г.Кельзен), аналитическая школа (Г.Харт), правовой реализм (Г.Моргентау), структурализм (Д.Кеннеди, М.Коскенниеми), неонатурализм (Ф.Аллот); международное конституционное право (А.Петерс, А.фон Богданди) и др. Все эти подходы по большому счету незнакомы отечественной доктрине и не обсуждаются ею. Негативными следствиями монополии волюнтаризма являются, во-первых, догматическая слабость доктрины и ее неспособность к полемике с неволюнтаристскими концепциями; во-вторых, оторванность доктрины от общественных отношений и, как результат, ее практическая неэффективность. Российская доктрина, ограниченная волюнтаристскими рамками, сосредоточивается на анализе крупных договорных источников. Отечественные авторы настороженно относятся к международному обычаю: признавая его существование, они предпочитают не работать с ним. Многие воспринимают его как вспомогательный источник, значение которого близко к значению обычая делового оборота в гражданском праве. Обращение к общим принципам права цивилизованных наций еще более проблематично: чаще всего они неверно отождествляются с принципами международного права*3, иногда – с нормами jus cogens. Судебная практика долгое время вызывала глубокое недоверие; в подавляющем большинстве монографий и учебников она продолжает игнорироваться. В последние годы здесь, однако, произошли качественные изменения (прежде всего благодаря усилиям А.С.Смбатян, А.С.Исполинова, И.В.Рачкова и авторов, связанных с журналом «Международное правосудие»). Феномен мягкого права в целом признается, но его исследования, как правило, не выходят за пределы рассмотрения проблемы его существования. Результатами такого избирательного отношения к источникам выступают: во-первых, отсутствие научной методологии описания институтов, состоящих из недоговорных норм (признание, правопреемство, ответственность и др.); во-вторых, отсутствие обоснованной позиции по практическим проблемам, выходящим за рамки договорного регулирования (примером может служить недавний вопрос о вхождении Крыма в состав России); в-третьих, отсутствие координации и взаимодействия между недоговорными источниками и внутренним порядком (отсюда трудности, связанные с толкованием ч. 4 ст. 15 Конституции РФ); в-четвертых, пассивное отношение к процессам формирования недоговорных источников; в-пятых, неполный анализ договорных источников. Уровень аргументации отечественной доктрины по сравнению с уровнем аргументации западной доктрины можно назвать низким. Основные его недостатки: неразвитость техник интенционального, лингвистического и телеологического толкования; неумение выстраивать связи между элементами правовой системы (толкования, вытеснения, дополнения, иерархии и др.); неумение оперировать базовыми правовыми категориями («воля», «субъект», «акт» и др.); подчиненность правового дискурса политическим установкам; невнимание к историческим, политологическим и культурологическим аспектам права. Правовой аргумент часто формулируется как прямой и очевидный вывод из нормы, не развивающий ее содержание, либо как умозрительное высказывание, не основанное на твердых посылках. Хорошим примером в этом смысле служит практика постсоветских международных судов: в то время как для решений Экономического суда СНГ характерна первая крайность (очевидность), решениям Суда ЕАЭС присуща вторая крайность (необоснованность). То же касается отечественных учебников, содержание которых в отличие от содержания западных учебников носит преимущественно справочный, а не аналитический характер: проблема в лучшем случае констатируется, но не раскрывается и не решается. Не владея необходимым инструментарием, доктрина, во-первых, оказывается неспособной к осмыслению теоретических закономерностей и выстраиванию позиции в правовых спорах (не случайно почти во всех межгосударственных процессах с участием России ее интересы представляют иностранные юристы); во-вторых, стремится выйти за пределы правового дискурса и использовать неправовые аргументы (апеллировать к истории, политическому конфликту, предвзятости оппонента, неважности вопроса и пр.); в-третьих, превращается в ритуал, оторванный от реальности, метод психологической разгрузки, оправдывающий собственное бессилие в избегаемом риторическом поединке. Оригинальных и самостоятельных российских исследований немного. Во-первых, это продолжающиеся разработки советской доктрины, касающиеся права договоров, дипломатического права, соотношения права и политики, деятельности ООН и др. Как отмечалось, многие из них уже неадекватны реальности. Во-вторых, это работы К.А.Бекяшева, А.Н.Вылегжанина, С.А.Гуреева, В.Н.Гуцуляка, А.А.Ковалева, А.Л.Колодкина и др. по морскому праву; помимо названных работ, влияние российской доктрины в данной сфере обусловлено председательством в Международном трибунале по морскому праву В.В.Голицына, богатым опытом «морских» споров с участием России*4, большой площадью прилегающих морских пространств, спе­цификой российских интересов в отношении Арктики. К сожалению, доктринальная активность в этой сфере не сопровождается значительными дипломатическими или судебными успехами. В-третьих, это немногочисленные критические исследования (труды Г.М.Вельяминова по международному экономическому праву и А.Б.Мезяева по международному уголовному праву). В-четвертых, некоторые исследования историко-правового характера (работы Л.Л.Кофанова по истории jus gentium). Остальные разработки отечественной науки сводятся в лучшем случае к адекватному воспроизводству современных западных подходов (экономическое, экологическое, европейское, международное гуманитарное право); в худшем – к созданию псевдонаучного дискурса (большинство работ по праву ЕАЭС) или заимствованию конституционно-правовых или теоретико-правовых концепций, часто не соответствующих природе международного права. Крайне остро стоит проблема дефицита серьезных исследований в области теории, истории и философии международного права – то, что историей российской науки занимаются не отечественные авторы, а эстонский профессор Л. Мялксоо*5, кажется парадоксом. Основой отечественного подхода к решению вопроса о соотношении международного и внутреннего права является классический дуализм Г.Трипеля и Д.Анцилотти. Наиболее квалифицированным отечественным дуалистом можно назвать С.В.Черниченко. Исключение из общего правила составляют труды тяготеющих к монизму Г.В.Игнатенко и И.П.Блищенко. Академический дуализм, однако, мало влияет на позицию законодателя. И ст. 15 Конституции, и документы, подписанные в связи с присоединением к ВТО, свидетельствуют, скорее, в пользу монизма (прямое действие договоров, их определение как части правовой системы, их приоритет перед законами). Вместе с тем Конституционный Суд РФ проводит дуалистическую линию и стремится утвердить приоритет норм Конституции перед положениями договоров и свое право контролировать исполнение решений ЕСПЧ. В итоге между тремя уровнями дискурса (академическим, законодательным и судебным) возникает напряжение, не способствующее прояснению ситуации. Другая проблема состоит в том, что многие позиции о соотношении международного и внутреннего права формулируются конституционалистами, порой плохо разбирающимися в международном праве. Примерами могут служить некорректное толкование понятия «общепризнанные принципы и нормы международного права», содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ», сомнительная критика позиций ЕСПЧ с точки зрения их соответствия ст. 31 Конвенции о праве международных договоров 1969 г., изложенная в постановлении Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. по делу о проверке конституционности ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека». Еще одной проблемой является «белый шум»: наряду с глубокими его исследованиями Л.П.Ануфриевой, В.В.Гаврилова, Б.Л.Зимненко, С.Ю.Марочкина существует много поверхностных работ. Большую перспективу для эволюции отечественной доктрины дает право Евразийского экономического союза, которое, как и право Европейского союза, представляет собой обособленный региональный правопорядок, развивающийся по своим законам. Так, в последние годы появились серьезные исследования различных аспектов права ЕАЭС, прежде всего связанных с деятельностью Суда ЕАЭС (Т.Н.Нешатаева, А.С.Исполинов, А.С.Смбатян и др.). Проведение евразийских исследований, однако, затруднено рядом проблем. Проблемы первой группы связаны с несовершенством нормативной базы Союза: базовые документы содержат противоречия, пробелы, неточности или просто написаны плохим русским языком. Многие вопросы не решены (не определены объем понятия «право Союза», порядок взаимодействия Евразийской экономической комиссии с хозяйствующими субъектами и др.). Неизбежным следствием дефектов первичного права являются дефекты решений Комиссии и Суда ЕАЭС, анализ которых становится крайне сложной задачей. Проблемы второй группы вызваны несовершенством институциональной структуры Союза, архитекторы которой, кажется, так и не смогли сформировать целостное видение его природы: является ли он улучшенной версией СНГ или по-настоящему наднациональным образованием? Проблемы третьей группы обусловлены деятельностью Суда ЕАЭС, первый этап которой оказался, скорее, неудачным: Суд часто и не всегда обоснованно выносил активистские решения. По всей видимости, именно поэтому он был лишен ряда важнейших компетенций (прежде всего, преюдициальной) в силу Договора о ЕАЭС 2014 г. И сегодня будущее Суда (а значит, и перспектива судебного содействия интеграционному импульсу) видится не в самом лучшем свете. Ситуация усугубляется тем, что перечисленные проблемы практически не раскрываются в научных текстах, большая часть которых содержит общую и далекую от действительности апологетику интеграции. Институциональная среда отечественной доктрины деградирует; симптоматика деградации обширна и разнообразна. Наука сосредоточивается преимущественно в Москве, некогда сильные региональные школы (Екатеринбург, Казань, Санкт-Петербург, Томск) приходят в упадок, предпосылки возникновения новых научных центров отсутствуют. Преемственность поколений разорвана: доктрина представлена учеными, взгляды которых сформировались в советскую эпоху, и молодыми людьми, защитившими диссертации в последние 10–15 лет. Представителей среднего поколения, выполняющих функцию связующего звена и генерирующих свежие идеи, почти нет. В условиях отсутствия внутренней конкуренции и упадка корпоративных традиций академическая среда привлекает лиц, не имеющих специального образования, – выпускников школ милиции, военных училищ, непрофильных вузов, исторических и экономических факультетов. Политика Министерства образования приводит к тому, что большинство ученых вместо того, чтобы читать и писать научные тексты, разрабатывают бессмысленные методические материалы и соревнуются за количество публикаций и величину индекса Хирша. Речь идет уже не столько о дефиците времени, необходимого для работы, сколько о системном вытравливании навыков научного анализа. Связи с постсоветскими республиками ослабевают (страны Средней Азии) или полностью разрываются (Прибалтика, Украина). Не лучшие времена переживает Российская ассоциация международного права: ее собрания все в большей степени утрачивают привлекательность. Малозаметна деятельность центров Академии наук, их будущее в свете проводимой реформы выглядит туманным. Ученый не может эффективно работать в таких условиях: он превращается в ремесленника, уезжает работать за границу, уходит из академической сферы. Институциональная деградация прогрессирует: пространство здравого смысла свертывается со все возрастающей скоростью. Традиционное отечественное научное мероприятие состоит из серии докладов и выступлений, в которых подобранные по чину докладчики излагают тезисы, изначально не предназначенные для верификации в ходе научного диалога. Аудитория, как правило, лишена возможности задать вопросы, а докладчик – возможности определить реакцию аудитории. Целями участия в таких мероприятиях становятся праздное любопытство, стремление установить деловые контакты, составление научного отчета, освоение бюджетных средств, академический туризм – все что угодно, кроме первой и главной цели – непосредственного научного общения. В итоге многие ученые, мнение которых могло бы представлять интерес, будучи изложенным как в форме доклада, так и в форме вопроса, избегают участия в таких мероприятиях, справедливо воспринимая их как профанацию. Зарубежные научные мероприятия организуются по другим стандартам: на обсуждение доклада выделяется не меньше времени, чем на сам доклад (а часто даже больше). Доклад, таким образом, становится публичной защитой выдвигаемых идей, предъявляющей строгие требования к компетенции докладчика и аргументированности тезисов. Неэффективность российских научных мероприятий обусловливается не только их форматом, но и новой университетской политикой, ориентированной на увеличение количественных показателей. Каждый университет считает своим долгом организовывать как можно больше мероприятий: предполагается, что таким образом он повышает свой статус. В результате вместо интенсификации научного общения происходит его распад: ни одно из сотен мероприятий не обеспечивает уровень представительства, необходимый для постановки общих задач и выработки общих позиций. Отдельно следует отметить проблему игнорирования российскими форумами актуальных практических проблем (дело ЮКОСа, воссоединение Крыма и России, война в Сирии, дела «Arctic Sunrise » и др.). Качество отечественных научных текстов по международному праву низко по сравнению с качеством не только западных текстов, но и текстов советского периода. Их характерными недостатками являются: пересказ положений официальных документов (объем такого рода заимствований порой больше объема авторского материала); констатация под видом открытий очевидных фактов; выдвижение сомнительных, часто утопических предложений; навязчивая антизападная риторика; частое цитирование политических деятелей и отыскивание в их словах глубокого смысла; неиспользование современного научного инструментария; злоупотребление стереотипами, в частности почти ритуальное упоминание прав человека; отсутствие серьезных экономических, социологических, исторических выкладок; неиспользование иностранной доктрины и судебной практики; избыточная схоластичность (пристрастие к выстраиванию определений и классификаций); речевые дефекты (смешение стилей, использование громоздких формулировок, непоследовательность изложения); игнорирование фундаментальных проблем, неспособность к их постановке и решению. Ситуация усугубляется тем, что в результате введения новых требований к трудовому договору и защите диссертаций опубликование научных текстов стало обязанностью преподавателей, в том числе тех, кто не имеет к этому способностей. В целом отечественные научные тексты не обеспечивают формирования полных и всесторонних знаний; не поддерживают серьезные научные дискуссии; часто образуют псевдонаучный дискурс, дезориентирующий студентов и отторгающий глубокие исследования. Для многих выходом из положения является обращение к зарубежным работам; их использование, однако, поднимает свои проблемы: невозможность полноценного участия в дискуссии, генерирование интеллектуальной пассивности, деградация юридического языка, фрагментация знаний и пр. Серьезного анализа требует ситуация, связанная с защитой диссертаций по международному праву. С 2009 по 2013 г. по специальности 12.00.10 «Международное право» защитились 19 докторов и 227 кандидатов наук*6. Согласно данным официальных сайтов, с 2015 по апрель 2016 г. на защиту в МГИМО были представлены шесть диссертаций*7; в РУДН – 15*8; в МГЮА – четыре*9; в РАП – одна*10; в ИГПАН – три*11; в ИЗИСП – три*12, в Дипломатическую академию – три*13 (итого – 35). Наиболее острыми здесь являются следующие проблемы. Во-первых, многие диссертации (возможно, большинство) защищаются людьми, не работающими в науке или преподавании: защита нужна им для самореализации и повышения социального статуса. Таким образом, защита перестает быть научным событием и становится услугой, оказываемой научным сообществом заинтересованному потребителю. Во-вторых, диссертации часто содержат выводы, которые сложно признать новыми и научными. Речь идет о констатации очевидных фактов, новых определениях старых понятий, введении сомнительной терминологии и др. Новизна некоторых диссертаций состоит исключительно в переносе зарубежных теорий на отечественную почву*14. В-третьих, тематика диссертаций характеризуется серьезным дисбалансом. Из 35 диссертаций, представленных на защиту за последние полтора года, в девяти исследуются проблемы прав человека, а в десяти – проблемы экологического права. Таким образом, в большинстве диссертаций рассматриваются проблемы всего двух отраслей международного права. Половина диссертаций, защищаемых в МГИМО и МГЮА, посвящена праву ЕС, и этот факт не поддается разумному объяснению в свете неучастия России в ЕС и почти полного пренебрежения проблематикой евразийской интеграции (одна диссертация, защищенная в РАП). Исследования, затрагивающие проблемы теории, истории и философии международного права и проблемы его общей части, практически не проводятся. В целом отечественная доктрина международного права переживает глубокий кризис. Он обусловлен различными причинами как объективного, так и субъективного характера: во-первых, неадекватностью современного международного права тем глубоким трансформациям, которые переживает мир, неспособностью доктрины воспринимать их, оценивать и контролировать; во-вторых, общей деградацией интеллектуальной сферы в результате политических, экономических и идеологических изменений, связанных с распадом СССР; в-третьих, губительной образовательной политикой, направленной на последовательное разрушение лучших советских традиций и поощрение симуляций; в-четвертых, пассивностью самих университетов, оказавшихся неспособными противостоять вредоносному воздействию; в-пятых, недостатком консолидации, ответственности, добросовестности и внимания самой научной корпорации. Отдельный ученый (и научная корпорация в целом) не в состоянии противодействовать всем этим вызовам: в отношении первых четырех он может лишь сформировать и заявить активную личную позицию. Только пятая проблема может быть предметом его непосредственной заботы. В связи с этим следует поставить и решить следующие задачи: разработка системы «мягких» аргументов; изучение новых теоретических подходов; обращение к недоговорным источникам; повышение уровня рациональной аргументации; преодоление тематического дисбаланса; изменение формата научных мероприятий; предъявление более строгих требований к качеству текстов и др. Реформа доктрины имеет шансы на успех, только если ее необходимость будет осознана крупными университетами, научно-исследовательскими институтами и наиболее авторитетными учеными.   Библиография Kennedy D. International legal structures. Baden-Baden, 1987. Malksoo L. Russian Approaches to International Law. Oxford , 2015. «Общие принципы права» в международном праве // Избранные труды: в 2 кн. Киев, 1989. Кн. 2. Фуко М. Археология знания. СПб ., 2004.   Bibliography Fuko M. Arxeologiya znaniya. SPb., 2004. Kennedy D. International legal structures. Baden-Baden, 1987. Malksoo L. Russian Approaches to International Law. Oxford, 2015. «Obshhie principy prava» v mezhdunarodnom prave // Izbrannye trudy: v 2 kn. Kiev, 1989. Kn. 2.     Владислав ТОЛСТЫХ, Доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Новосибирского государственного университета, главный научный сотрудник Института философии и права Сибирского отделения РАН (Новосибирск), e-mail: vlt73@mail.ru     Данная статья была опубликована в 3-м номере "Электронного приложения к "Российскому юридическому журналу" и размещается с согласия его редакции.   Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции журнала "Вся Европа".   *1 Д.Кеннеди определяет «жесткие» аргументы как предполагающие подчинение норме в силу согласия государства, а «мягкие» – как предполагающие подчинение норме на основе принципов справедливости. Данные аргументы исключают друг друга («мягкий» аргумент обязывает, только преодолевая согласие). Одновременное использование «жестких» и «мягких» аргументов обеспечивает независимость юридического дискурса. Правовые доктрины формируются не путем выбора между «жесткими» и «мягкими» аргументами, а путем установления баланса между ними (Kennedy D. International legal structures. Baden-Baden, 1987). *2 Этот термин, согласно М. Фуко, означает «совокупность анонимных, исторических, всегда детерминированных во времени и пространстве правил, которые в данную эпоху и для данного социального, экономического, географического или лингвистического сектора определили условия осуществления функции высказывания» ( Фуко М. Археология знания. СПб., 2004. С. 227–228). *3 Возможно, первым такой подход обозначил В.М.Корецкий: «К каким же выводам можно прийти относительно значения „общих принципов права“ в международном праве? Казалось бы ясным, что в международном праве они должны выражать общие (основные) принципы международного права… Если толковать выражение „общие принципы права“ в том смысле, что они дают обобщение принципов внутреннего права, то пришлось бы признать: Международный суд не должен считаться с основными принципами международного права, ибо статья 38 не упоминает – среди возможных источников международного права – иных принципов, кроме „общих принципов права“» («Общие принципы права» в международном праве // Корецкий В.М. Избранные труды: в 2 кн. Киев, 1989. Кн. 2. С. 194–195). *4 Подробнее см.: решения Международного трибунала ООН по морскому праву по делам «Волга» («Россия против Австралии») от 23 декабря 2002 г., «Хошинмару» («Япония против России») от 6 августа 2007 г., «Томимару» («Япония против России») от 6 августа 2007 г.; «Arctic Sunrise» («Голландия против России») от 22 ноября 2013 г.; решение арбитражного суда по делу «Arctic Sunrise» от 14 августа 2015 г. *5 Malksoo L. Russian Approaches to International Law. Oxford, 2015. *6 Для сравнения: по специальности 12.00.01 «Теория государства и права» были защищены 95 докторских и 964 кандидатских диссертаций; по специальности 12.00.02 «Конституционное право» – 65 докторских и 756 кандидатских; по специальности 12.00.03 «Гражданское право» – 60 докторских и 1203 кандидатских; по специальности 12.00.08 «Уголовное право» – 55 докторских и 1018 кандидатских ( Пахомов С.И. О функционировании сети диссертационных советов по юриспруденции: презентация, представленная в ходе Координационного совещания руководителей диссертационных советов по юриспруденции (Саратов, 24 мая 2014 г.). *7 «Международно-правовые механизмы обеспечения безопасности обращения лекарственных средств»; «Международно-правовые аспекты выплаты компенсации при разрешении инвестиционных споров государств»; «Конкурентное право ЕС и соблюдение прав человека»; «Особенности имплементации права ЕС о прямом налогообложении»; «Взаимодействие Суда ЕС и ЕСПЧ по делам о защите прав человека после Лиссабонского договора»; «Взаимодействие международного экологического и международного экономического права». *8 «Международно-правовые основы обеспечения экологической безопасности в регионе Юго-Восточной Азии»; «Право на здоровье в современном международном праве»; «Международно-правовая охрана окружающей среды в ситуациях вооруженных конфликтов»; «Международно-правовые аспекты ответственности в области космической деятельности»; «Перспективы международно-правового регулирования аэрокосмической навигации»; «Право человека на высшее образование по международному праву и проблемы его обеспечения в условиях глобализации»; «Региональные и субрегиональные правовые механизмы защиты окружающей среды в Африке»; «Международно-правовые аспекты защиты дипломатических агентов»; «Институт реадмиссии в международном праве»; «Международно-правовые аспекты укрепления системы договорных органов по правам человека»; «Противодействие актам ненадлежащего использования гражданской авиации: международно-правовые аспекты»; «Международно-правовое регулирование природопользования и охраны окружающей среды в субрегионе ЭКОВАС в условиях глобального изменения климата»; «Мирное использование атомной энергии и защита окружающей среды: международно-правовой анализ»; «Соглашение об учреждении зоны, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии в свете международного права»; «Международно-правовая защита прав женщин в Африке». *9 «Правовое регулирование полицейского сотрудничества в ЕС»; «Международно-правовое регулирование рационального использования пресной воды»; «Соотношение „права ВТО“ и национального права государств-членов»; «Правовые аспекты деятельности ЕС в области противодействия незаконному обороту наркотиков». *10 «Международно-правовое регулирование создания Евразийского экономического союза и способа разрешения споров». *11 «Уголовная ответственность должностных лиц государства за преступления по международному праву»; «Поощрение и защита прав инвалидов в международном праве»; «Международно-правовая охрана объектов подводного культурного наследия». *12 «Агрессия как международное преступление»; «Взаимодействие судебных органов на европейском пространстве: вопросы теории и практики»; «Взаимодействие норм международного и национального права в сфере охраны экологических прав коренных народов». *13 «Современные особенности регулирования экстрадиции в международном праве»; «Международно-правовой режим иностранных инвестиций»; «Права человека в вооруженных конфликтах: соотношение норм международного гуманитарного права и международного права прав человека». *14 Вопрос о научной ценности таких диссертаций нуждается в дополнительном обсуждении: с одной стороны, их научный уровень часто превосходит научный уровень работ, основанных на отечественном материале, с другой – они являются адаптациями, а не самостоятельными исследованиями.
ref-conv
Право

Эта конвенция – она носит официальное название «Договор о правовом статусе беженцев» – была принята на специальной конференции ООН в 1951, под явным впечатлением катастрофы, разразившейся в этой сфере после Второй мировой войны. Тогда мировое сообщество пыталось таким образом извлечь...

Эта конвенция – она носит официальное название «Договор о правовом статусе беженцев» – была принята на специальной конференции ООН в 1951, под явным впечатлением катастрофы, разразившейся в этой сфере после Второй мировой войны. Тогда мировое сообщество пыталось таким образом извлечь урок из трагической ситуации, в которой оказались люди, подвергавшиеся преследованию германскими национал-социалистами. Надо сказать, что этот документ, современен он или безнадёжно устарел, уже 65 лет остаётся основой, на которой строится вся политическая и социальная защита людей, являющихся официально признанными беженцами. Необходимо учитывать, что в нём не прописана никакая конкретика – кем и как должен присваиваться этот статус, кто должен нести ответственность за приём и обеспечение беженцев, и тому подобные детали. Именно это и позволяет его противникам считать документ отжившим и неспособным дать ответ на требования момента. В частности, поэтому в 1967 году для уточнения Женевской конвенции был принят Нью-Йоркский протокол. Далее положения конвенции развивались – преимущественно европейским правом – путём уточнения социальных групп, подлежащих защите – женщин, гомосексуалистов и так далее. Сейчас из 193 стран мира 147 подписали эту конвенцию. И, тем не менее, критика этого документа, как отжившего и подлежащего коренной переработке, звучит в последнее время всё громче, что, несомненно, спровоцировано тяжелейшим миграционным кризисом в Европе. Главное обвинения очевидно: документ явно не рассчитан на те масштабы, до которых разросся поток искателей европейского счастья. Ну, нельзя же, в самом деле, пустить в страны ЕС всех желающих, а потом кормить, поить и обеспечивать их, неспешно решая вопрос о том, достойны ли они предоставления убежища или пусть отправляются восвояси. Из этого вытекают и рассуждения о том, кто сколько согласен принять беженцев, из каких именно стран и каких социальных групп. Причём в этих обсуждениях активное участие принимают не только правые популисты, давно заклеймённые «рукопожатным» обществом как ксенофобы, но и вполне себе приличные доктора юриспруденции и социологии. Профессор Инсбрукского университета, эксперт в области международного права Петер Хильпольд подчёркивает, что Женевская конвенция – «краеугольный камень всей существующей системы, поскольку её остальные элементы не имеют договорной природы». Решения, принимавшиеся в предыдущих случаях, скажем, после окончания войны во Вьетнаме в 1975 годы или после войны Югославии в 1990-е годы, были, по мнению П.Хильпольда, продиктованы сиюминутными требованиями и сейчас зачастую неприменимы, поскольку никакого единства в этих вопросах в Европе нет, и не предвидится. Формулы компромисса сейчас «диктаторски навязываются», а потому все дело зашло в тупик. Есть ли выход? Может и есть, да только его пока никто не видит, поэтому звучат различные экзотические предложения, нереалистичность которых признают даже их авторы. Однако эксперты, в том числе Петер Хильпольд, считают, что это не даёт оснований отправлять Женевскую конвенцию на пенсию, хотя по европейским меркам необходимого возраста она уже и достигла. Андрей ГОРЮХИН
Тенденции & прогнозы
dd-Ulster
Комментарий

Ирландцы, проживающие в стране со столицей в Дублине, и те из них, кто оказался после соглашения 1921 года на территории шести графств на севере «изумрудного острова», вошедших в состав Соединенного Королевства под названием Северная Ирландия (или Ольстер), чисто этнически ничем...

Ирландцы, проживающие в стране со столицей в Дублине, и те из них, кто оказался после соглашения 1921 года на территории шести графств на севере «изумрудного острова», вошедших в состав Соединенного Королевства под названием Северная Ирландия (или Ольстер), чисто этнически ничем не отличаются. И хотя пока никто не заикнулся об ущемлении свободы передвижения для южан и северян, итоги референдума в Британии, выявившие нежелание большинства оставаться в составе Европейского Союза, заставили потомков древних гэллов задуматься: а не наступил ли для них момент истины? Ирландцы – разделены. Согласно различным юридическим дефинициям, народ, лишенный административно-территориального единства, этническая граница расселения которого не совпадает с государственной границей, считается разделенным. Для малых и средних наций – это всегда кровоточащая рана, не сглаженный шрам в самосознании. Неудивительно, что премьер-министр Республики Ирландия Энда Кенни, выступая в Дойле Эйрене (парламенте), выразил понимание тревоги, испытываемой родственниками на севере по поводу того, что в случае выхода Британии из ЕС они окажутся на обочине интеграционных процессов и выпадут из мега-проекта под названием «единая Европа». Премьер пошел еще дальше: он напомнил о юридической возможности привести в действие одно из положений Белфастского соглашения от 10 апреля 1988 года, предусматривающее проведение референдума в случае, если маятник настроений в Ольстере качнется в сторону воссоединения с остальной частью острова. Официальный Лондон тогда бестрепетно включил этот пункт в документ, известный как Соглашение страстной пятницы, поскольку исключал вероятность изменения баланса сил внутри провинции, где численный перевес всегда был на стороне протестантов, переселенцев из Англии, убежденных «юнионистов», то есть сторонников «унии» с Великобританией. Более того, помимо прекращения 30-летней войны методами террора со стороны Ирландской республиканской армии (ИРА), чьи боевики были затем разоружены, а боевые ячейки распущены, Лондон в рамках урегулирования добился внесения поправок в Конституцию Республики Ирландия, где прежде были законодательно закреплены территориальные претензии на Северную Ирландию. Сегодня возникла новая реальность. Лондон сам создал прецедент референдумом по «Брекзиту», открывающим путь к мирной, а не силовой перекройке границ в Европе (см. «Брекзит»: Ирландия предвкушает воссоединение c Ольстером», №6(111), 2016). Показательно, что партия Фине гал, возглавляемая Эндой Кенни, сформировала правительство меньшинства и полагается на благорасположение ведущей политической силы в обществе, партии Фианна Файл (ФФ), что не гарантировано. Однако в вопросе о возможном воссоединении разделенной нации активисты партии, чье название переводится как «Солдаты судьбы», поддержат своих извечных соперников. Лидер ФФ Майкл Мартин уже заявил, что если развитие событий приведет к оформлению «большинства сторонников воссоединения», то мы должны вести дело к проведению референдума. Приветствовал инициативу премьера и лидер прежде связанной с бомбистами леворадикальной партии «Шинн Фейн» Джерри Адамс (возглавляет ее с 1983 года). Одобрение вызвала и параллель, проведенная Эндой Кенни с падением Берлинской стены и плавным кооптированием Германской Демократической Республики (ГДР) в состав Западной Германии, что не потребовало специальных переговоров с Европейским Сообществом. Все прошло бюрократически гладко, и воссоединенная благодаря СССР германская нация, одномоментно прирастившая свой экономической, финансовый и человеческий потенциал, продолжила свое восхождение к доминированию внутри ЕС. Ирландский премьер, по сути, прямым текстом сравнил Северную Ирландию с ГДР, намекая на то, что по этой модели могло бы произойти воссоединение двух частей острова. Как никак 56% северян проголосовали за то, чтобы сохранить членскую карточку Евросоюза. Но воссоединение Ольстера с республикой, остающейся в Союзе, потребует сложных межгосударственных переговоров, добавил Энда Кенни, умолчав при этом, что на кону будет стоять, возможно, дальнейшее расчленение Соединенного Королевства (см. «Кельтский союз» Шотландии и Уэльса: ползучий сепаратизм?», №4(109), 2016). На страницах деловой газеты «Взгляд» на эту тему высказали два противоположных суждения два российских исследователя, президент Фонда исследования проблем демократии Максим Григорьев и директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. Если М.Григорьев скептически оценивает шансы северных ирландцев объединиться с южанами, допуская, что Лондон употребит военную силу, чтобы не допустить сецессии, то А.Мартынов, напротив, верит в вероятность такого сценария, исключая резкие движения со стороны Лондона, который сам создал прецедент своим плебисцитом по «Брекзиту». «Если Великобритания продолжает декларировать приверженность демократии, правам человека, то она должна будет принять решение Северной Ирландии. Если она готова отказаться от этих принципов и вернуться к жестко монархической, деспотической системе управления, это будет другая Британия», – прокомментировал ситуацию А.Мартынов. В любом случае, в ближайшие два-четыре года, пока будет длиться бракоразводный процесс Британии и ЕС, тема воссоединения Северной Ирландии и Республики Ирландии не станет господствовать в повестке дня Лондона и Дублина. Владимир МИХЕЕВ
Erdogan
Комментарий

Самый плохой политик лучше наилучшего генерала? Между неудавшимися путчами в СССР в августе 1991 года и в Турции в июле 2016 года нет прямой ассоциативной цепочки. Они не коррелируются ни по мотивам сторонников статус-кво в российском контексте и ниспровергателей правящего...

Самый плохой политик лучше наилучшего генерала? Между неудавшимися путчами в СССР в августе 1991 года и в Турции в июле 2016 года нет прямой ассоциативной цепочки. Они не коррелируются ни по мотивам сторонников статус-кво в российском контексте и ниспровергателей правящего с 2002 года Эрдогана, ни по использованному инструментарию. Сходство в одном: в обоих случаях подтвердилась аксиома, что при государственном перевороте победителем выходит та сторона, которая совершает меньше всего тактических ошибок. В обилии подробностей о провалившихся анти-эрдогановских путчистах (именно путчистах, иначе бы они таковыми не считались) выделяется очень правдоподобная версия газеты «Хюрриет». Вместо низложенного Эрдогана новым президентом страны заговорщики намеревались сделать бывшего главкома ВВС Турции генерала Акына Озтюрка. Замысел калькировал прежние военные перевороты, и в этом заключалась его фундаментальный, конструктивный изъян. Турция изменилась. К хорошему ли, к плохому, в этом нужно детально разбираться, взвешивая на аптекарских весах добродетели и пороки в каждом конкретном случае. Важно другое: общество явно психологически устало от маятника, качающегося от либо оголтелых, либо умеренных, как ныне, исламистов, к людям в униформе – этих освященных конституцией Ататюрка гарантов светскости государства. Занятно высказался один местный курд, процитированный лондонской газетой «Индепендент»: «Самый плохой политик лучше самого лучшего из генералов». Что не умаляет ни численности сторонников Эрдогана, ни их идейной преданности философии «политического ислама» и возврату к традиционным ценностям, пропагандируемым правящей Партией справедливости и развития (ПСР) вполне успешно. В этом кроется объяснение той внушительной массовке, собираемой Папой Тайипом (см. «Папа Тайип», или Штрихи к портрету второго отца турецкой нации»,  №6(56), 2011) на площадях, и появлению внутри армейской верхушки подлинных соратников, а не попутчиков Эрдогана. Можно скептически кривить губы, внимая конспирологическим по всем внешним признакам утверждениям Эрдогана, будто за спиной взбунтовавшихся военных стоит Фетхулла Гюлен, глава движения «Хизмет» (см. «Путин и Эрдоган штопают порванный диалог», №6(111), 2016). Можно обоснованно и оправданно обвинять нынешнего президента в авторитарных, если не тоталитарных замашках и стиле правления. Это так. Однако, бесспорно, что «фетхуллачи», приверженцы Гюлена, относятся к категории идеологически мотивированных, сплоченных и готовых на самопожертвование людей. Их можно встретить в университетах и школах, ассоциациях предпринимателей, среди судейского сословия и в военной касте, причем, по любым мерилам, имя им – легион. Начиная с 1987 года ведется расследование, насколько глубоко «фетхуллачи» проникли в преподавательский состав военных колледжей, сколько провели (внедрили) своих доверенных лиц в службы безопасности и даже «преторианскую гвардию». Сообщают, что из 2500 бойцов президентской личной охраны (гвардии) было арестовано 283 по подозрению либо в сочувствии путчу, либо в прямом соучастии. Эрдоган в тот потенциально роковой для него день, 15 июля, что показательно, не смог дозвониться ни начальнику службы безопасности, ни начальнику разведки. Не случайно одним из «оргвыводов» стало решение провести реформы в службе безопасности и разведки (MIT), которой резонно вменено в вину то, что она проявила полное служебное несоответствие, проспав вызревавший под носом заговор людей в погонах. Понятно, что не все 60 тысяч «неблагонадежных», которых ныне фильтруют правоохранительные органы, верные Эрдогану, те, кого уже уволили со службы, задержали и подвергли аресту, относятся к умеренной по своим воззрениям, по большей части просветительской секте во главе с пенсильванским пророком. Понятно, что Эрдоган проводит зачистку высшей бюрократии, политического класса и всех значимых социальных слоев, что плохо укладывается в рамки общепринятых демократических процедур, даже несмотря на формально введенное чрезвычайное положение. Нет сомнения, что Эрдоган следует римскому правилу «горе побежденным» и потому даже не стесняется того, что проводимые им поиски злоумышленников сильно напоминают охоту на ведьм. Проницательный аналитик из лондонской «Индепендент» Патрик Кокбэрн проводит параллель с полноформатной демонизацией в Англии Гая Фокса, автора «порохового заговора» в 1605 году. Но такой пропагандистский прием годится для не слишком образованных и потому политически экзальтированных избирателей, голосовавших в глубинке за Эрдогана. Черно-белая интерпретация мотивов путчистов и изображение его якобы вдохновителей как исчадия ада и олицетворения Зла весьма востребованы. Вместе с тем, довод, что гюленовцы только на поверхности белые и пушистые, нельзя сходу игнорировать. Можно было бы отмести дерзкий навет, будто внутри движения «Хизмет» таится тщательно законспирированная организация по типу католического ордена «Опус деи», обладающей всеми родовыми признаками спецслужбы. Но кто знает… Обвинение в адрес Гюлена в том, что он породил своего рода «параллельное государство», удивительным образом перекликается с возникшими в конце 1980-х и начале 1990-х годов в СССР/России общественным объединениями, существовавшими либо под непосредственным патронажем прозападных активистов, нередко живших на заграничные гранты, либо использовавшихся для раскачивания ситуации в обществе и государстве, о чем сами они не подозревали. Возникает неожиданная «смычка» событий 1991-го и 2016 годов. Разница в том, что к августовскому фарсовому «путчу», который Михаил Горбачев, видимо, втайне благословил, стержень исполнительной и законодательной власти в СССР уже был разъеден усилиям контрэлиты в центре и националистических элит в республиках настолько, что собрать достаточное число не деморализованных и не дезориентированных сторонников того, что философ Александр Зиновьев называл «русским экспериментом», стало невозможно. В Турции исходные параметры социального брожения разнятся. Общество, безусловно, расколото, разобщено, разведено по разным углам ринга и стороны баррикад. Но при этом вокруг ПСР, как прагматично-умеренных исламистов, и лично Эрдогана группируются довольно влиятельные социальные страты, не разочаровавшиеся в проводимом ими, по крайней мере, внутриполитическом курсе. Они настроены решительно, что заметно, когда на митингах в поддержку Папы Тайипа в глазах рябит от обилия кумачовых флагов. Таким образом, недоделанный путч обеспечил тактическое преимущество Эрдогану и его лагерю, представив легальные основания произвести прополку электорального поля. Что это означает? В краткосрочной перспективе в Турции, похоже, воцарится относительная стабильность. Но в среднесрочной невольная наследница Османской империи останется в подвешенном состоянии. Такова цена завышенной самооценки (см. «Турция: синдром Эрдогана в паре с имперским перенапряжением», №7-8(101), 2015). Слагаемых этой композитной турецкой болезни немало. Отсутствие внутреннего единства. Нерешенность усложнившегося бездумными националистическими выходками Эрдогана «курдского вопроса». Перегруженность бюджета расходами на 3,5 миллиона мигрантов в лагерях для беженцев. Всё более явственная угроза террористических вылазок со стороны боевиков ИГИЛ, обозлившихся на «предательство» Анкары. Вспышки затаенной злобы Евросоюза и Соединенных Штатов: европейцы не могут простить Эрдогану то, что они считают шантажом с помощью миграционного нашествия, а американцы не могут смириться с чересчур самостоятельными шагами Анкары, все чаще не совпадающими с интересами западных держав. По совокупности недугов Турция сегодня вновь претендует на титул «больного человека», но только не Европы, а Евразии. Не исключено, что у западных аналитиков тонкий нюх: они утверждают, что в воздухе по-прежнему пахнет горючими и взрывными веществами, которые сгодятся для повторения путча. Владимир МИХЕЕВ
dd5_
Комментарий

В 1990-е годы российские власти призывали иностранные компании и банки инвестировать в Россию, пока не поздно: мол, еще немного и места будут заняты. Инвесторы не особо поддались на этот призыв, понимая ограниченность тогдашних возможностей страны. Политика нынешних финансовых властей еврозоны...

В 1990-е годы российские власти призывали иностранные компании и банки инвестировать в Россию, пока не поздно: мол, еще немного и места будут заняты. Инвесторы не особо поддались на этот призыв, понимая ограниченность тогдашних возможностей страны. Политика нынешних финансовых властей еврозоны и некоторых других стран напоминает этот прием, хотя он проводится в более сложной манере. Еще более двух лет назад, в июне 2014 года, Европейский центральный банк снизил одну из своих ключевых ставок до отрицательного уровня. Можно подвести первые итоги этого эксперимента. Идея состояла в том, чтобы удержать коммерческие банки от желания хранить в ЕЦБ часть своих денег. За такое депонирование они должны были бы платить очень маленький, но всё же процент. Цель этого маневра состояла в том, чтобы побудить банкиров пускать деньги в экономику, кредитовать предприятия и домохозяйства. На такой манёвр ЕЦБ пошёл не от хорошей жизни. Для выхода из затяжного финансово-экономического кризиса, начавшегося в США в 2008 году и ставшего глобальным, банковские регуляторы встали на путь создания дополнительной денежной массы для облегчения доступа к кредитам. ЕЦБ тоже проводит ту политику. В настоящее время он осуществляет программу выкупа рискованных активов на 80 миллиардов евро в месяц. Однако эти дополнительные деньги оказываются не востребованными экономикой в виде кредитов и остаются в спекулятивной финансовой сфере. Их влияние на восстановление темпов экономического роста невелико. Первыми пошли на накачивание денежной массы в США, что называлось политикой количественного смягчения. Это помогло заткнуть дыры, вытащить экономику из спада, но рост остаётся вялым, экономическое положение хрупким. Созданная американцами дополнительная денежная масса в реальную экономику практически не пошла, поддерживая на плаву только финансовый сектор, продолжающий жировать, утрачивая всякие приличия. По сути, предвыборная борьба в США между Клинтон и Трампом в экономической сфере идёт вокруг этой проблемы. Первая как кандидат истеблишмента и Уолл-стрита хочет продолжать нынешний курс в интересах финансистов. Второй представляет интересы реального сектора экономики и обещает серьёзно ограничить аппетиты банкиров. ЕЦБ, отвечающий за 19 стран зоны евро, тоже решил попробовать обеспечить перекачку печатаемых денег в реальный сектор – на стимулирование производства и потребления – через отрицательные ставки. Следом по этому пути пошли центральные банки Дании, Швейцарии, Швеции и Японии. Пока результата это не даёт. По итогам 2016 года ЕЦБ прогнозирует рост ВВП в еврозоне только в размере 1,6%. Почему не срабатывает такая политика? Даже при очень дешёвом кредите европейские производители не торопятся брать кредиты: спрос на их продукцию невелик. Возможно, при более дорогих кредитах к этому инструменту они обращались бы еще меньше, но, тем не менее, отрицательные ставки тенденцию к топтанию экономики на месте не переломили. В результате инвесторы и финансисты продолжают депонировать средства в ЕЦБ и другие центральные банки, покупать кредитные обязательства на 30 лет, например, правительства Германии под 0,38% или Франции под 0,878%. Это лучше, чем ничего. Потребители тоже не торопятся брать кредиты на свои нужды. В условиях неуверенности они предпочитают расплатиться со старыми долгами, нежели делать новые, притормозить рост потребления. Балансирование Евросоюза на грани дефляции, которая ещё больше тормозит развитие, тоже не помогает. Зато ЕЦБ в лице угрозы дефляции получил ещё одну причину для тревоги и теперь должен контролировать и этот показатель. Что в сухом остатке, как говорится? При нынешнем положении возрастают риски коллапса при схлопывании всё более раздутого финансового пузыря, оторванного от реальной экономики. Возникают также угрозы сверхрискованного поведения европейских инвесторов, которые мечтают получить хоть какую-то прибыль, например, броситься покупать активы на развивающихся рынках или даже в США. Это потянет там вверх спекулятивные цены, что усилит угрозу дополнительного разбухания финансового пузыря. Как? Например, европейские коммерческие банки решат переложить часть стоимости хранения своих депозитов в ЕЦБ (там отрицательные ставки, если помните) на клиентов. Уже сейчас швейцарские банки имеют отрицательные ставки для держателей счетов: чтобы хранить свои деньги в таком банке, граждане должны ему платить. Как платят коммерческие банки – центральному банку. Это чревато тем, что население предпочтёт забирать свои средства со счетов и держать их под матрацем. За это хоть платить не надо! Пока этого не происходит, но где гарантия, что тенденция не поменяется? Такой же соблазн может возникнуть и у предприятий, что несёт с собой риски для финансовой стабильности. Альтернативную политику пока не рассматривают ни на политическом, ни на финансовом уровне. Фантазия экономических стратегов не идёт дальше предложений о стимулировании развития через снижение налогов и через государственное финансирование, прежде всего, для развития инфраструктуры. Однако это не соответствует господствующей ортодоксальной доктрине и отвергается. Тупиковое состояние связано с тем, что кризис, начавшийся в 2008 году и тянущийся до сих пор, принципиально отличается от предыдущих, имеет иную природу. Это не циклический кризис, а системный. В кризисе находится экономическая модель глобализированного либерализма, которая начала стремительно распространяться после Второй мировой войны, а четверть века назад действительно охватила весь мир. Дав хорошие результаты, показав поначалу эффективность, к настоящему времени она исчерпала свой ресурс. Так случилось раньше с моделью централизованной, плановой, социалистической экономики советского типа. Для выхода из нынешнего кризиса рецепты глобально-либеральной модели не годятся, что показывает, в частности, опыт ЕЦБ и отрицательной ставки. Чтобы выписать рецепт для лечения новой болезни, надо сначала понять, что это за болезнь и как она развивается. Пока мы находимся ещё только на этой стадии. Валерий ВАСИЛЬЕВСКИЙ
Slovakia
Страна-председатель

Словаки говорят, что готовились к полугодовому председательству в Евросоюзе (1 июля – 31 декабря 2016 года) целых 4 года. Ради этого они удвоили число сотрудников в постпредстве при Еврокомиссии в Брюсселе и обучили 1200 специалистов специально для работы по союзной...

Словаки говорят, что готовились к полугодовому председательству в Евросоюзе (1 июля – 31 декабря 2016 года) целых 4 года. Ради этого они удвоили число сотрудников в постпредстве при Еврокомиссии в Брюсселе и обучили 1200 специалистов специально для работы по союзной проблематике. Но Словакии не повезло. Она не просто призвана возглавить это объединение в кризисный момент, но и сразу должна заниматься сложнейшей темой – организацией выхода Великобритании из Союза. Конечно, при нынешней системе страна-председатель не играет той большой роли, как это было при прежней системе: она занимается преимущественно координацией между партнёрами. Но у Словакии нет опыта такой масштабной работы, да и кадров для этого элементарно мало. Есть и еще один существенный фактор. Братислава входит в еврозону и в Шенген, тем самым соответствуя основным требованиям, но при этом при правительстве Роберта Фицо далеко не по всем вопросам ведет себя ортодоксально, в соответствии с брюссельскими стандартами. Например, по проблемам иммиграции словацкие лидеры позволяют себе говорить, что думают, чем вызывают раздражение политкорректных старших братьев, которые по-прежнему определяют, что правильно, а что неправильно. Первым крупным испытанием для Словакии во главе ЕС станет назначенная на 16 сентября 2016 года встреча на высшем уровне в Братиславе. На ней главы государств и правительств «двадцати восьми» совершат первый коллективный подход к обсуждению практических сторон «Брекзита». Р.Фицо рад, что произойдет это в словацкой столице: «В нынешние времена Брюссель воспринимается негативно». Он пообещал, что опыт его страны может оказаться востребованным в предстоящих тяжелых дискуссиях, равно как и опыт других восточноевропейских новобранцев ЕС. «Без полномасштабного вовлечения стран, вступивших в Союз после 2004 года и имеющих уникальный опыт в проведении реформ, успешного будущего не может быть», – сказал он, принимая иностранных журналистов. Правда, чего конкретно ждать от словаков, пока не ясно, как не ясно и остальным партнерам, как решать возникающие из-за британцев проблемы. Помимо «Брекзита», свалившегося на голову словацкой стороне буквально за неделю до ее вступления на пост председательствующей в ЕС, острейших проблем хватало. Самой острой была и остаётся проблема миграции. Словакия в этом относится к числу тех стран Евросоюза, которые не хотят принимать иммигрантов и беженцев по спущенным им квотам. Мигрантов привлекли их партнёры из западной части Европы во главе с Германией, а теперь их призывают распределить пропорционально по всем странам. Так, глава словацкого правительства заявлял, что не намерен предоставлять убежище у себя мусульманам, чем вызвал большой гнев в Брюсселе и окрестностях. А его министр иностранных дел Мирослав Лайчак признал: «Да, надо размышлять о национальном разнообразии. Но если мы не будем прислушиваться к страхам наших граждан, то скоро окажемся с фашистами у власти». На практике во втором полугодии 2016 года битва, скорее всего, развернётся вокруг реформы Дублинского договора. Этот документ устанавливает, что ответственность за каждого нового мигранта или беженца несёт та страна, куда он попал первым. В нынешней ситуации на передовой оказываются Греция и Италия, принимающие на себя основной удар. Прошлогодний кризис показал, что договор не работает. Еврокомиссия предложила внести в него изменения, которые более равномерно распределили бы ответственность, но Р.Фицо прямо заявил, что эта брюссельская инициатива не располагает поддержкой большинства государств. Особое его недовольство вызывает предложенное нововведение, согласно которому будет налагаться штраф в размере 250 тысяч евро за каждого беженца, не принятого в рамках программы распределения по странам. Что касается официальных приоритетов словацкого председательства в ЕС (есть такое устоявшееся за многие годы название), то они предсказуемы и даже банальны. Их четыре и они сформулированы так: строительство более сильной экономики; продвижение потенциала единого энергетического и цифрового рынков; миграционная политика; торговля и проблемы расширения. Здесь ничего революционного не прозвучало, и изложение подходов к этим направлениям вполне традиционное, не отличается свежим взглядом и новыми предложениями, способными вывести из тупика накопившиеся проблемы. Пожалуй, стоит обратить внимание лишь на формулировку, относящуюся к последнему пункту, в части, касающейся спорных переговоров с США о выработке договора о торговом и инвестиционном партнёрстве. По словам М.Лайчака, этот документ «является большой возможностью для Союза, но при условии сохранения стандартов ЕС и тщательной оценке всех последствий его заключения». Вряд ли голос Братиславы будет услышан в этих переговорах, ведущихся за плотно закрытыми дверями. Однако, по крайней мере, очевидно, что даже маленькие страны Евросоюза понимают: готовящийся документ несёт с собой много опасностей и чреват демонтажем всей евросоюзовской системы. Андрей СЕМИРЕНКО
maze-brain
Ситуация

Неформальная встреча в верхах, назначенная европейскими лидерами на 16 сентября 2016 года, должна пройти в словацкой столице – Братиславе – и подготовка к ней идёт полным ходом. Последний месяц лета, таким образом, был для руководства Европейской Комиссии далёк от обычного...

Неформальная встреча в верхах, назначенная европейскими лидерами на 16 сентября 2016 года, должна пройти в словацкой столице – Братиславе – и подготовка к ней идёт полным ходом. Последний месяц лета, таким образом, был для руководства Европейской Комиссии далёк от обычного спокойствия и расслабленности. Дональд Туск провёл серию встреч, начав, понятное дело, с Ангелы Меркель, но не забыв Франсуа Олланда, Терезу Мэй, Мариано Рахоя и… далее по списку. Удастся ли ему в достаточно краткий срок скоординировать позиции со всеми лидерами государств ЕС, надо посмотреть, но намерение такое у него есть. Возможно, не все встречи будут проведены в двустороннем формате, во всяком случае, германский канцлер планирует пригласить в конце августа в Берлин целую группу глав государств и правительств стран ЕС, а президент Франции сделает то же самое в начале сентября. Очевидно, что тяжеловесы намерены тщательно обработать младших партнёров накануне братиславской встречи. Показательная деталь: Британия в словацкую столицу не приглашена, дескать, о чем с ней говорить, все равно отрезанный ломоть. Между тем, островитяне явно стремятся затянуть расставание с ЕС на возможно более долгий срок, опровергая старинное наблюдение, согласно которому англичане уходят, не прощаясь, а евреи прощаются и не уходят. Лондон, видимо, избрал второй вариант. Кстати, нельзя сказать, что возможному расставанию с Альбионом все в ЕС только рады. И они готовы идти на определённые уступки вечно недовольным островитянам, согласившись с тем, чего в феврале этого года требовал бывший британский премьер Дэвид Кэмерон, заваривший всю кашу. Основная тема – свобода передвижения людей внутри ЕС. Кроме прочего, Кэмерон настаивал на том, чтобы расчёт детских пособий вёлся для собственных граждан и мигрантов из стран Европейского Союза на различной основе, а вновь прибывших можно было исключать из числа получателей социальных пособий на срок до четырёх лет. Ещё один круг тем, который предстоит обсудить в Братиславе, связан с проблемами безопасности. Так на бюрократическом языке называется то, что у всех прочих граждан именуется миграционным кризисом и тесно связанной с ним угрозой террора. Несомненным следствием «Брекзита» стало то, что Германия и Франция решили упрочить сотрудничество в этих вопросах и намерены совершенствовать охрану внешних границ Европейского Союза. Как минимум, они постараются сделать все для того, чтобы у европейских граждан все же появилось, если не реальное, то хотя бы субъективное ощущение, упрочившейся безопасности. И конечно, в полной связи со всем этим будет обсуждаться и проблема Турции, которая по-прежнему твёрдо держит европейцев за горло, требуя обещанного безвизового режима и денег на содержание беженцев. В противном случае Анкара уже открыто пригрозила открутить задвижку мигрантопровода на полную, чтобы европейцам показалось небо с овчинку. И ещё интересный момент: по соответствующим брюссельским кабинетам уже около года секретными путями странствует так называемый «доклад пяти президентов», содержащий основательный перечень предложений по упрочению экономического сотрудничества стран зоны евро. Насколько далеко заходят эти предложения, можно судить по тому, что там идёт речь о создании отдельного бюджета валютного союза. Будут ли эти весьма насущные темы подняты в Братиславе? Ведь вопрос, как говорится, давно назрел. Андрей ГОРЮХИН
Gi
Ситуация

Причём за реформы самые широкие. О чем, собственно, речь? В принципе о том, какие выводы должен сделать Европейский Союз из «Брекзита». Глава фракции либералов в Европейском Парламенте Ги Верхофстадт считает большой ошибкой представление о том, что британский демарш означает, будто...

Причём за реформы самые широкие. О чем, собственно, речь? В принципе о том, какие выводы должен сделать Европейский Союз из «Брекзита». Глава фракции либералов в Европейском Парламенте Ги Верхофстадт считает большой ошибкой представление о том, что британский демарш означает, будто граждане ЕС хотят «меньше Европы», то есть очевидного крена в сторону увеличения полномочий национальных правительств и парламентов. По его мнению, все обстоит как раз наоборот: Союзу нужны весьма основательные реформы, способные облегчить проведение единой европейской политики. Таким представляется ему основной вывод, который надо сделать из «Брекзита». Иными словами, «людям нужно больше Европы, чтобы можно было решить их срочные проблемы». Ведь ни экономический застой, ни рост безработицы, ни миграционный кризис на национальном уровне преодолеть невозможно. Между тем за минувшие двадцать лет процесс интеграции и развития сотрудничества застопорился именно потому, что возобладал принцип «Европа а ля карт», считает он. То есть единые для всех и твёрдо проводимые в жизнь требования утонули в море исключений и послаблений, для чего волей-неволей приходится держать обширный контролирующий и регулирующий аппарат. И тут уж о дееспособности говорить трудно: бюрократия существует по собственным законам и в собственных интересах. Причём бывший бельгийский премьер не ограничился только критическими высказываниями: осенью он намерен представить целостную концепцию того, в каких именно реформах нуждается Союз. Насколько можно судить, Ги Верхофстадту близка идея «сердцевинной Европы», сиречь группы государств, согласных проводить единую внешнюю и внутреннюю политику под водительством двух соответствующих министров на всех. Более тесной интеграции требует и сфера внутренней безопасности, и обеспечение внешних границ ЕС. Государства ЕС, которые не захотят в этом участвовать, должны будут удовольствоваться пусть и самой тесной, но все же только лишь ассоциацией. Ну, и, разумеется, парламентам должны быть предоставлены большие по сравнению с правительствами полномочия – чего же ещё ожидать от парламентария. Интересно, выступил бы он с такой идеей в качестве члена правительства? Процесс обсуждения этих идей Ги Верхофстадт предлагает начать 25 марта 2017 года – как раз в день 60-й годовщины подписания Римского договора, заложившего основы ЕС. Сергей ПЛЯСУНОВ
17-brexi
Ситуация

При выходе Великобритании из Евросоюза перед постоянно проживающими в этой стране выходцами из других стран объединения (таких насчитывается 3 миллиона человек) встанет непростой вопрос: как им в новых условиях закрепить новый статус своего пребывания на британской земле и оформить необходимые...

При выходе Великобритании из Евросоюза перед постоянно проживающими в этой стране выходцами из других стран объединения (таких насчитывается 3 миллиона человек) встанет непростой вопрос: как им в новых условиях закрепить новый статус своего пребывания на британской земле и оформить необходимые документы? Если не будет найдено радикальное решение, то перед британскими властями встанет титаническая задача. Если до конца 2016 года все переселенцы обратятся с такой просьбой, чтобы воспользоваться нынешним благоприятным режимом, то при имеющихся темпах рассмотрения запросов для их удовлетворения потребуется… 140 лет, подсчитала газета «Гардиан»! По нынешним британским правилам, пробыв легально в стране непрерывно 5 лет, иностранец получает право на постоянное жительство.
Romania
Ситуация

В нынешний год 150-летия основания современного румынского государства, совпадающего с таким же возрастом королевской династии, в Бухаресте считают весьма вероятным и необходимым скорое возвращение власти последнему монарху – Михаю Гогенцоллерну. Это предлагается несмотря на то, что ему уже 94 года...

В нынешний год 150-летия основания современного румынского государства, совпадающего с таким же возрастом королевской династии, в Бухаресте считают весьма вероятным и необходимым скорое возвращение власти последнему монарху – Михаю Гогенцоллерну. Это предлагается несмотря на то, что ему уже 94 года и он серьёзно болен. После падения социалистического строя в 1989 году, новые власти Румынии в рамках политики национального примирения не только восстановили Михаю королевский титул, но и вернули значительную часть собственности его семьи, которая была конфискована после того, как наследник престола был выслан из страны в конце 1947 года. Нельзя не заметить всё более активной роли, которую в последнее время играл престарелый претендент на корону, появляясь на протокольных церемониях и участвуя в культурной жизни столицы. Влиятельные румынские политики сегодня выступают за создание конституционной монархии. Правительство разработало программу восстановления юридического статуса королевского дома – «аполитичного и независимого, призванного сохранять традиции и ценности государства на благо продвижения и развития Румынии». В случае принятия этого проекта парламентом, что весьма вероятно с учётом позиции ведущих партий, программа станет законом и де-юре закрепит положение королевского дома в качестве важной институции республики. Как это, кстати, уже произошло в Черногории в 2011 году. Сообщения о тяжёлой болезни Михая, не сумевшего присутствовать на похоронах 92-летней супруги, явно подтолкнули этот процесс. Уже сейчас переговоры с политиками ведут его дочь, наследная принцесса Маргарита, и её супруг принц Раду, временно проживающие в королевском дворце, который будет передан в пользовании династии на 99 лет. Монарх (или королева) будет располагать ограниченными, во многом символическими полномочиями: контролироваться парламентом и ежегодно отчитываться перед депутатами. Тем не менее, как считают в Бухаресте, прочные европейские связи венценосной семьи непременно помогут Румынии в проведении внешней политики. Так, ни для кого не секрет, что Михай внёс весомый вклад в решение проблемы принятия своей страны, не отвечавшей важным требованиям, в Европейский Союз. А недавно принц Раду возглавлял делегацию румынских бизнесменов на переговорах в Молдавии, и теперь они готовятся нанести аналогичный визит в Германию… Парадоксально, что против объявленного правительственного плана выступают… румынские монархисты. Они требуют полного, а не урезанного восстановления власти короля, и с этой целью настаивают на проведении референдума. Эти деятели уверены: престарелый кандидат на трон, будучи самой популярной фигурой в стране, получит колоссальную поддержку избирателей и триумфально въедет во дворец, имея гораздо более широкие полномочия. У недавно овдовевшего Михая – пять дочерей от Анны Бурбонской-Пармской, и ни одного наследника мужского пола. Они воспитывались в Швейцарии, где королевская семья прожила 45 лет после изгнания с родины. Претендент на румынский трон не только не дождался появления на свет столь желанного сына, но и был вынужден лишить одну из своих дочерей, Ирину, титула принцессы и права наследования короны. В 2014 году 0на была приговорена американским судом к трём годам заключения (условно) и крупному штрафу за организацию на своём ранчо в штате Орегон запрещённых петушиных боёв. Ирина не смогла даже приехать в Бухарест на похороны матери. Большие надежды Михай возлагал на своего внука Николая – от дочери Елены, но и тот проштрафился, да так, что разгневанный дед лишил его возможности в будущем претендовать на престол. Скандал вспыхнул после того, как одна из гувернанток забеременела от Николая, и он требовал от неё прибегнуть к аборту. Вопреки воле молодого человека на свет появилась непризнанная правнучка главы династии. Немало огорчений патриарху пришлось пережить и по вине двух других дочерей, причем одну из них – Софию – он даже временно лишил титула принцессы. Это случилось после того, как она в 1998 году выскочила замуж за французского плебея, придумавшего себе аристократическую фамилию. И лишь после развода монарх восстановил её в правах. Да и первенец королевской семьи Маргарита, наследница трона, заправляющая сейчас всеми текущими делами, заставила пережить родителей немалый стресс, сделав своим избранником простого румынского актёра Раду Дуду. Монарх долго не желал признавать такого зятя, но, в конце концов, смирился с неизбежным. Однако вскоре обрушил свой гнев на Раду, узнав о его намерении баллотироваться на пост президента Румынии. По мнению Михая, «негоже пачкать корону в грязи политических интриг». Не повезло с замужеством и самой младшей, пятой дочери Михая и Анны, которые могут служить образцом длительной и счастливой семейной жизни. Отличающаяся от своих сестёр скромностью Мария, увы, ошиблась в выборе мужа – поляка Казимежа Мистковского – и расторгла брак в 2003 году. Игорь ЧЕРНЫШОВ
Cornwall
Ситуация

Корнуолл, небольшое графство на юго-западе Англии, где обитает чуть больше полумиллиона человек, из которых весомая доля – перебравшиеся сюда на дожитие пенсионеры, пытается усидеть на двух стульях. Муниципальные власти объявили, что даже если Британия лишится своего места в Евросоюзе (см. «Брекзит»:...

Корнуолл, небольшое графство на юго-западе Англии, где обитает чуть больше полумиллиона человек, из которых весомая доля – перебравшиеся сюда на дожитие пенсионеры, пытается усидеть на двух стульях. Муниципальные власти объявили, что даже если Британия лишится своего места в Евросоюзе (см. «Брекзит»: английский национализм взял верх», №6(111), 2016), маленькое, но гордое графство сохранит свое представительство в Брюсселе при наднациональных структурах ЕС для ведения переговоров и… для получения грантов. Корнуолл в рамках Евросоюза активно участвовал в программе научных исследований «Горизонт 2020», в проекте Interreg, нацеленном на развитие сотрудничества между отдельными административно-территориальными единицами внутри стран ЕС, в работе Конференции по периферийным морским регионам и т.п. Власти графства хотели бы продолжить партнерство по всему спектру взаимодействия с ЕС. Однако в Брюсселе могут возникнуть законные возражения против сохранения статус-кво после того, как на референдуме по «Брекзиту» 182.665 граждан с правом голоса высказались за выход из состав Евросоюза. Правда, 140.540 жителей Корнуолла предпочли бы остаться в союзе. Не исключено, что число поборников ЕС возрастет по мере того, как будут вскрываться все новые и новые осложнения в связи с подготовкой к разрыву всей многослойной ткани партнерства Британии и остальных 27 стран-членов ЕС. Так считает, к примеру, Джулиан Джерман, отвечающий в местном муниципальном совете за экономику и культуру. «Более чем когда-либо необходимо сохранить наш представительский офис в Брюсселе», – говорит Д.Джерман. Его аргумент: даже для государств, не входящих в ЕС, в общем бюджете предусмотрены гранты на разные благородные цели. Его логика: чтобы претендовать на эти гранты, надо быть поближе к их источнику, то есть, физически присутствовать в столице Евросоюза – в Брюсселе. Как только жители весьма скромного по достатку графства (по некоторым данным, это беднейшее графство в Англии) осознают, что финансовая подпитка закончилась, они начнут задавать малоприятные вопросы, полагает мистер Джерман, который, судя по всему, голосовал за то, чтобы остаться в Союзе. В его рассуждениях, опубликованных в лондонской «Индепендент», сквозит нехитрый посыл: не говорите, что вас не предупреждали. Мол, когда подсчитаете, прослезитесь. Денежный, равно как и квартирный вопрос может испортить кого угодно. Корнуолл на протяжении многих лет привык, что ему в бюджет переводят по 60 миллионов фунтов стерлингов из казны Евросоюза. На эти средства создавались рабочие места, велось профессионально-техническое обучение молодежи, осуществлялись проекты в области возобновляемых источников энергии и т.д. В правительстве в Лондоне пообещали сохранить субвенции на том же уровне, но пока все прежние контракты, которые должны были одобрить еще в мае и поставить на поток, заморожены. Вадим ВИХРОВ
Финансы & банки
actual_09_03_
Экономика

Негласная торговая война, которая никогда не затихала между Европейским Союзом и США, может дополниться не менее серьёзным налоговым конфликтом. Это стало очевидно в связи с намерением Брюсселя оштрафовать американскую корпорацию «Эппл» (Apple) на колоссальную сумму – 13 миллиардов евро –...

Негласная торговая война, которая никогда не затихала между Европейским Союзом и США, может дополниться не менее серьёзным налоговым конфликтом. Это стало очевидно в связи с намерением Брюсселя оштрафовать американскую корпорацию «Эппл» (Apple) на колоссальную сумму – 13 миллиардов евро – за неуплату налогов в Ирландии. Не закрыто расследование в отношении доминирующей позиции в Европе и другого заокеанского высокотехнологичного гиганта – компании «Гугл» (Google). Новый громкий демарш Маргрете Вестагер, отвечающей в Европейской Комиссии за антимонопольную политику Союза, вызвал нескрываемое недовольство в Ирландии и особенно – по ту сторону Атлантики. Таким образом, это решение породило для ЕС сразу две острые политические проблемы: внутреннюю (покушение на суверенитет в налоговой сфере одного из государств-членов), и внешнюю, негативно отражающуюся на отношениях с могущественным торговым и политическим партнёром. Недаром министр финансов США Джек Лью поспешил заявить, что этот шаг Брюсселя «разрушает дух сотрудничества». Американцев понять можно: исполнительный орган ЕС замахнулся не просто на их крупнейшую в мире по капитализации компанию, но и на заокеанский символ успешного бизнеса. К тому же названная сумма штрафа в десять раз превышает самую большую цифру предыдущих, которым когда-либо подвергались корпорации за нарушение честной конкуренции. Как ни парадоксально, но ирландское правительство не заинтересовано в получении 13 миллиардов евро (а это 6% ВВП страны!), и собирается подать в суд на Брюссель. Очевидно, что на фоне «Брекзита» подобная тяжба не будет способствовать интеграционным чаяниям «двадцати восьми». В защиту своего цифрового монстра Вашингтон, в частности, критикует Комиссию за попытку взыскать деньги задним числом, что может создать, по его мнению, «плохой прецедент». Но одновременно в Соединённых Штатах не скрывают злорадства по поводу точно такой же попытки М.Вестагер оштрафовать российский Газпром за его якобы монопольную экспортную политику в Восточной Европе. Инцидент вокруг «Эппл» разразился в очень неблагоприятный для партнёров момент, когда торговые отношения между ЕС и США вступили в фазу неопределённости: переговоры о заключении Договора о свободной торговле буксуют. Европейская сторона всё более чётко выражает скептицизм относительно целесообразности подписания этого «исторического документа» на предлагаемых Вашингтоном условиях. А какова реакция владельцев «Эппл»? Руководство корпорации ссылается на законность действующего налогового соглашения, подписанного с властями Ирландии ещё в 1991 году, и предупреждает, что в случае принятия Брюсселем столь тяжёлой санкции ощутимо сократятся её инвестиции в Европе и уменьшится количество рабочих мест. Компания намерена опротестовать это решение в судебном порядке. Нынешний конфликт дал очередной повод администрации США обвинить власти ЕС в протекционизме и враждебности из-за неспособности европейских компаний выдерживать конкуренцию с американскими. В свою очередь, Еврокомиссия борется за гармонизацию налоговой политики всего Союза (сейчас корпоративный налог в Ирландии – 12,5%, что в два раза ниже, чем, например, в Испании). При этом компания продаёт свою продукцию на всей территории ЕС, экономя гигантские суммы денег на налоге. Чиновники в Брюсселе не скрывают недовольства двойственностью внешнеэкономической и торговой политики Вашингтона. Они напоминают, что ради пополнения собственной казны ему удалось, например, быстро и эффективно сокрушить банковскую тайну Швейцарии. Но, когда дело касается интересов ведущих корпораций США, он не жалеет усилий на их защиту. Александр СОКОЛОВ
Italy
Экономика

«Санкционная война», разразившаяся по инициативе Вашингтона и Брюсселя между Европейским Союзом и Россией, наносит всё более ощутимый ущерб внешней торговле Италии. И происходит это в весьма неблагоприятный период, переживаемый итальянской экономикой (см. «Италия: на грани коллапса?», №6(111), 2016). В прошлом...

«Санкционная война», разразившаяся по инициативе Вашингтона и Брюсселя между Европейским Союзом и Россией, наносит всё более ощутимый ущерб внешней торговле Италии. И происходит это в весьма неблагоприятный период, переживаемый итальянской экономикой (см. «Италия: на грани коллапса?», №6(111), 2016). В прошлом году экспорт с Апеннинского полуострова на российский рынок обрушился на 34%. Особенно больно это ударило по производителям сельскохозяйственной продукции, которые заявляют, что введённые санкции и ответные меры Москвы их «просто душат». За два минувших года они упустили доходы не менее чем в 600 миллионов евро. В то время, как брюссельские чиновники упорствуют в продлении действия санкций, Рим наводит торговые мосты с Россией. Это подтвердила недавняя встреча в Санкт-Петербурге главы правительства Италии Маттео Ренци с президентом РФ Владимиром Путиным. Из северной столицы итальянский лидер вернулся не с пустыми руками: сопровождавшие его предприниматели заключили контракты на миллиард евро. Но более важной стала, пожалуй, положительная тенденция, обозначившаяся в двусторонних экономических отношениях в весьма непростые времена. И это несмотря на то, что Рим в рамках единой политики ЕС вынужден голосовать за санкции, но он выступает против автоматического их продления, а только после политической дискуссии по этой важной проблеме, с учётом мер, принимаемых Москвой. От санкций и российских контрмер страдает не только Италия, уже потерявшая 0,1% ВВП и около 80 тысяч рабочих мест. Как прогнозирует Венский институт международных экономических исследований, попытка наказать Россию обернётся для Евросоюза в среднесрочной перспективе утратой примерно 100 миллиардов евро и 2,2 миллиона рабочих мест.
20__
Экономика

После длительной дискуссии, имевшей явно политический, а не ожидаемый экономический, характер, Европейская Комиссия решила не прибегать к финансовым санкциям в отношении Испании и Португалии, хотя обе страны значительно превзошли лимит в дефиците государственного бюджета. При максимальном показателе 3% он достиг...

После длительной дискуссии, имевшей явно политический, а не ожидаемый экономический, характер, Европейская Комиссия решила не прибегать к финансовым санкциям в отношении Испании и Португалии, хотя обе страны значительно превзошли лимит в дефиците государственного бюджета. При максимальном показателе 3% он достиг в случае Мадрида 5,1%, а Лиссабона – 4,4%, что серьёзно нарушает критерий Пакта стабильности и развития ЕС. Таким образом, сторонникам более либерального и гибкого подхода к этому требованию удалось одержать победу, убедив остальных членов исполнительного органа проявить снисхождение к обоим пиренейским государствам, переживающим большие экономические трудности. Испания к тому же находится в затяжном политическом кризисе. Теперь Комиссии предстоит убедить в этом Европейский Совет, хотя министры финансов «двадцати восьми» ранее пришли к выводу, что Мадрид и Лиссабон приняли недостаточно мер для сокращения дефицита госбюджетов. Поэтому их могли временно лишить части средств, поступающих из структурных фондов ЕС, чтобы подтолкнуть к проведению необходимых реформ. Однако во время дискуссии член Еврокомиссии Пьер Московиси, отвечающий за экономическую политику Союза, настоял на неприменении санкций «в обмен на гарантии проведения реформ». Его главный аргумент звучал так: «даже символические санкции (в отношении Испании и Португалии) не позволят скорректировать допущенное и стали бы контрпродуктивными в нынешнее время, когда многие народы выражают сомнения по поводу единой Европы». Принятое Брюсселем с большим трудом решение вызвало вздох облегчения в Мадриде и Лиссабоне, получивших передышку сроком соответственно на два и один год, в течение которых они попытаются привести важный макроэкономический показатель в соответствие с предписанием Пакта стабильности и развития. Это неизбежно потребует продолжения и даже усиления политики «жёсткой экономии», вызывающей недовольство в обеих соседних странах.
Exit-money
Экономика

Слухи, ползущие не первый день по коридорам престижных офисов в лондонском Сити, подтверждаются: вопреки хорошей мине при плохом прогнозе погоды на финансовом рынке Британии после референдума (см.  «Брекзит»: английский национализм взял верх», №6(111), 2016), ведущие банковские и инвестиционные структуры готовятся...

Слухи, ползущие не первый день по коридорам престижных офисов в лондонском Сити, подтверждаются: вопреки хорошей мине при плохом прогнозе погоды на финансовом рынке Британии после референдума (см.  «Брекзит»: английский национализм взял верх», №6(111), 2016), ведущие банковские и инвестиционные структуры готовятся на выход. Втихую разрабатываются планы перебазирования в континентальную Европу – из страха, что нынешняя во всех смыслах выигрышная платформа для ведения бизнеса, то есть Британия, что одновременно и внутри ЕС и – сбоку, окажется через два-четыре года в блистательной изоляции или просто на правах чужака. В этом случае никакого преференциального доступа на финансовые площадки Евросоюза уже не будет, а следовательно, возрастут издержки, в том числе бюрократические, и все чаще денежным воротилам придется констатировать «упущенную выгоду». С одной стороны, срок в 2 или даже 4 года до завершения бракоразводного процесса вроде бы дает временной запас прочности, но с другой – новый кабинет во главе с бывшим главным полицейским (см.  «Тереза Мэй: железная леди «лайт», №6(111), 2016) не сумел внятно сформулировать свой алгоритм действий, объяснив, каким способом будут выторговывать у властных структур Евросоюза сохранение прежних финансовых поблажек. Финансисты заволновались. «Осуществление планов (по переезду) займет немало времени, а фирмы не могут позволить себе ждать 1 января 2019 года, после чего возникает риск сворачивания их бизнеса», – пояснил логику засобиравшихся переселенцев Эндрю Грей, глава подразделения, занимающегося последствиями «Брекзита» в британском филиале одной из четырех ведущих мировых аудиторских компаний «ПрайсУотерхаусКуперс». Процесс пакования пока не чемоданов, а атташе-кейсов набирает обороты. По инсайдерской информации, полученной лондонской газетой «Индепендент», финансисты спешат «застолбить» комфортное место по ту сторону Ла-Манша, резонно полагая, что таковых не так уж и много. Более того, им необходимо будет как можно скорее начать процедуру получения соответствующей лицензии у местного финансового регулятора, что может растянутся на годы. Газета полагает, что фаворитом среди новых пристанищ для банкиров и инвесторов станет Франкфурт-на-Майне, давно, кстати, оспаривающий первенство у Лондона по объему и качеству совершаемых финансовых сделок и операций. Стало известно, что американский банковский холдинг «Морган Стэнли» планирует «эвакуировать» порядка 1000 своих сотрудников с Британских островов. Схожие планы у американских же финансовых империй «Голдман Сакс» и «Ситигруп». Европейские гиганты, такие как «Эйч-Эс-Би-Си» и «Дойче банк», мыслят такими же категориями исхода: своих работников из лондонских штаб-квартир и филиалов они подумывают перевести во Францию и Германию. Теоретически, бегство банков и банкиров из Сити можно притормозить, но только если правительство госпожи Мэй сумеет договориться об отсрочке бракоразводного вердикта. Ясность появится в 2017-м, когда либо будет, либо не будет активирована Лондоном 50-я статья Лиссабонского договора, которая закрепляет право государства на добровольный выход из состава Евросоюза. Не исключено, что в Лондоне захотят подождать, пока в следующем году не пройдут выборы во Франции и Германии, двух локомотивах европейской интеграции, прежде чем примут решение о своей тактике. Тем временем рынок занятости уже отреагировал на сгущающиеся на горизонте тучи: в финансовом секторе Британии число вакантных мест сократилось на 27%. Вадим ВИХРОВ
banks
Экономика

Одна из главных страшилок в финансово-экономических разделах европейских СМИ – угроза кризиса банковской системы на континенте. Особенное развитие эта тема получила после «Брекзита» и берёт начало как раз в солидных лондонских газетах. У этой проблемы – две стороны, как и...

Одна из главных страшилок в финансово-экономических разделах европейских СМИ – угроза кризиса банковской системы на континенте. Особенное развитие эта тема получила после «Брекзита» и берёт начало как раз в солидных лондонских газетах. У этой проблемы – две стороны, как и у медали. Одна связана с сиюминутными конъюнктурными соображениями. После того, как на референдуме 23 июня 2016 года британцы решили покинуть Евросоюз, перед Сити возникла угроза бегства капиталов и вкладчиков на континент. Не всех, конечно, но существенной части клиентов, которые предпочитали держать некие суммы на берегах Темзы, проводить оттуда финансовые операции, оставаясь в системе ЕС. При выходе Великобритании из Союза, для этих клиентов такая логика действовать больше не будет, хотя Лондон, безусловно, сохранит привлекательность как финансовый центр для тех, кто ставит перед собой другие задачи. Однако запугивание проблемами, которые испытывают банки континентальной Европы, оказалось как нельзя кстати. СМИ других стран, находясь под давлением авторитета англо-саксонских старших братьев по информации, переписывали такие публикации, как правило, некритично. Но значит ли это, что банки континентальной Европы, прежде всего, еврозоны не испытывают проблем? Нет, проблемы есть, они реальные. Такова вторая сторона медали. Кстати, если вспомнить предыдущий абзац: в числе финансовых заведений, находящихся в зоне особого риска, значатся и британские, включая таких гигантов, как «Барклейз» и «Роял Бэнк оф Скотлэнд». Суть состоит в масштабах проблемных кредитов, особенно при их сравнении с активами выдавших их банков. Для выяснения устойчивости банков Европейское банковское управление недавно создало специализированный орган ЕС, который провёл стресс-тесты, призванные определить степень устойчивости крупнейших коммерческих банков Европы. Проверялся как раз этот показатель, именуемый на жаргоне финансистов Cet1. В поле зрения попал 51 банк из 15 европейских стран. Все они имели активы больше 30 миллиардов евро. К ним применяли два сценария – нормальный и неблагоприятный, предполагающий развитие событий по негативному пути, например, резкий спад, биржевой шок и т.д. Стандартный уровень этого показателя в январе 2016 года был установлен на 9,5%. В конце июля результаты исследования были опубликованы. Результаты оказались неплохими – средний показатель Cet1 по изученным ведущим банкам составил 9,4%. Наилучший средний балл выявлен у французских банков (9,7%), затем шли немецкие (9,5%). У остальных данные ниже, замыкающими оказались австрийские (7,3%). Однако средние показатели всегда обманчивы, как и средняя температура по больнице, включая морг. Поэтому по отдельным банкам картина разнообразнее. Наихудшие данные у старейшего банка в мире, итальянского «Монте деи паски», который при неблагоприятном сценарии вылетает в отрицательную зону: -2,4%. Вместе с тем, банковская группа «Интеза Санпаоло», крупнейшая в стране, оказалась европейским лидером. Её показатель при базовом сценарии достиг 12,8%, а при неблагоприятном – 10,2%, существенно превысив требования. Но средний показатель пяти итальянских банков, подвергшихся стресс-тесту (их было 5), оказался скромным: 7,7%. Тем не менее, британские СМИ сейчас сосредоточили огонь именно на Италии и её финансовой сфере. «Итальянские банки ставят под удар финансовую систему всей еврозоны, но это скрывает ещё большую угрозу – способность поставить под удар политическое, а не только экономическое будущее еврозоны», – звучит приговор лондонской «Файнэншл таймс». Такое положение в Италии, как и в еврозоне в целом, вызвано перманентным отсутствием экономического роста, считает издание. Понятно, почему большинство британцев не против «Брекзита»? Весь ЕС попал в зону экономического и политического риска, значит, пора бежать… Однако мы видели условность такой градации степени рисков Италии (одновременно худший и лучший банк из исследованных находятся именно в этой стране). А у самих британцев дело немногим лучше. Так, банк «Барклейз» попал в число «плохишей» по показателю Cet1 – он пятый с конца. При этом проблемы не только в отдельных банках, а в возможностях их решений, в ограничениях на санацию системы с участием государства. Так, европейские инстанции под давлением Германии не разрешают пока правительству Италии проводить разработанные программы, ссылаясь на нормы ЕС, допуская лишь отдельные действия, а не комплекс мероприятий. Хватит ли их? Правда, несколько лет назад немцам нечто подобное провести разрешили на уровне земельных банков, но это – к слову. В разгар банковского кризиса на Кипре несколько лет назад Брюссель ему тоже не позволил временно привлечь накопления пенсионных фондов для рекапитализации банков (ранее это разрешили Ирландии), переложив эту заботу на вкладчиков. Ясное дело – в Ирландии под угрозой оказались деньги преимущественно британцев, а на Кипре – греков, россиян, арабов и домайданных украинцев! Вместо заключения – результаты исследования германского экономического института Zew. Они вышли через две недели после брюссельских официальных стресс-тестов, но проводились по более жёстким критериям. Так вот, оказалось, что по этой версии худшим банком является «Дойче банк». При неблагоприятном сценарии он окажется с дырой в размере 19 миллиардов евро при его нынешней рыночной капитализации в 17 миллиардов евро. Руководство банка не согласилось с такой оценкой и вступило в полемику. В целом же авторы исследования обнаружили в 51 банке риск общей дыры в размере 123 миллиарда евро. Как власти в ЕС и странах-участницах, включая Великобританию, будут выходить из сложившегося положения, остаётся не совсем понятным. Рекапитализация банковского сектора может позволить поправить бухгалтерские показатели и отчётность, но это создаст дополнительную денежную массу, для которой не находится выхода в реальную экономику. Реальная экономика и потребление домохозяйств топчутся на месте, не торопятся за банковскими кредитами. Британцы могут кивать на проблемы континентальных европейцев, немцы – на итальянцев, а итальянцы – на немцев. Лучше от этого не становится никому. Получается замкнутый круг. Андрей СЕМИРЕНКО
fakeeuro
Валюта

Итальянская финансовая гвардия, спецслужба, занимающаяся борьбой с преступлениями в финансовой сфере, впервые обнаружила партию подделанных банкнот достоинством в 20 евро. На складе найдены также фальшивые купюры в 50 и 100 евро. Общая номинальная стоимость конфиската составила почти 7 миллионов евро....

Итальянская финансовая гвардия, спецслужба, занимающаяся борьбой с преступлениями в финансовой сфере, впервые обнаружила партию подделанных банкнот достоинством в 20 евро. На складе найдены также фальшивые купюры в 50 и 100 евро. Общая номинальная стоимость конфиската составила почти 7 миллионов евро. Особенность находки в том, что речь идет о фальшивых купюрах новейшего образца, только что пущенного в оборот Европейским центральным банком. Они считались особенно хорошо защищенными от подделок. Полицейская операция была проведена в окрестностях Неаполя, который давно считается крупнейшим в Европе центром фальшивомонетчиков. Купюры оказались хорошего качества, готовые к выбросу на рынок. Нелегальная типография располагала первоклассным оборудованием и была устроена в частной квартире. Арестованы три человека. Светлана ФИРСОВА
21dop
Валюта

Слава богу, что Европейская Комиссия в очередной раз решила заняться этим вопросом. И даже подготовила целый пакет мер, направленных на то, чтобы поток денег, поступающих в лапы террористов, хотя бы насколько-то обмелел. В частности, исполнительный орган ЕС составил перечень «высокорисковых»...

Слава богу, что Европейская Комиссия в очередной раз решила заняться этим вопросом. И даже подготовила целый пакет мер, направленных на то, чтобы поток денег, поступающих в лапы террористов, хотя бы насколько-то обмелел. В частности, исполнительный орган ЕС составил перечень «высокорисковых» стран, которые, по его мнению, недостаточно усердно борются с отмыванием денег и финансированием террористических организаций. Член Европейской Комиссии Вера Юрова уже назвала государства, попавшие в «чёрный» список. Туда внесены Афганистан, Гайана, Ирак, Лаос, Сирия, Уганда, Вануату, Йемен, Иран, КНДР и даже некогда любимое детище европейских преобразователей границ – Босния и Герцеговина. При проведении денежных операций с этими странами банки и иные финансовые институты будут обязаны предпринимать более жёсткие меры предосторожности, собирая детальные данные о клиентах, планируемых сделках, источнике средств и так далее. Кроме того, предполагается создать Центральный регистр, в который будут вноситься данные обо всех банковских счетах и платежах, что должно облегчить работу национальных ведомств, занимающихся борьбой с отмыванием денег. Запрещение анонимных переводов должно по идее сделать невозможным использование таких платформ как Биткойн. А также Комиссия намерена оценить риски, связанные с использованием анонимных платёжных карт. Чтобы на это обратили внимание, понадобился шок, порождённый терактами в Париже, когда злоумышленники пользовались таким картами для оплаты проживания в отеле (см. «Как осушить финансовые потоки к террористам»). Пока планируется установить верхнюю границу суммы, которой можно воспользоваться, не раскрывая своих персональных данных. Будут ужесточены и правила приёма наличных платежей. Под контроль будут браться и небольшие суммы, если возникнет подозрение, что этот перевод – часть нелегальных финансовых операций. Также ЕС намерен организационно и технически поддерживать страны Ближнего Востока и Северной Африки, чтобы совершенствовать работу их таможенных служб и создать там возможно более полные перечни подозрительных объектов, требующих повышенного внимания. Почему же нельзя, по мнению Европейской Комиссии, сделать вроде бы очевидный шаг – запретить виртуальные валюты и дело с концом. Пока, несмотря на все сделанные банковскими органами ЕС предостережения относительно рисков, связанных с использованием таких платёжных средств, ни одно из государств ЕС их так и не запретило. Более того, они продолжают считаться полезным инструментом для осуществления быстрых международных трансфертов средств и переводов денег с низкими затратами. Пока этот рынок, хотя и весьма инновационный, но совсем небольшой. В сутки осуществляется около 70 тысяч транзакций на сумму в среднем 40 миллионов евро. По мнению Европейского центрального банка, существование этого рынка никак не угрожает финансовой стабильности европейских стран. Зато известно, что банкноты по 500 евро пользуются высоким спросом в криминальных кругах как удобное платёжное средство. Эта проблема давно тревожит правоохранительные органы ЕС. По данным Европола, купюры эти составляют одну треть стоимости всех банкнот, находящихся в обращении, хотя в быту они используются не особенно активно. Пока Европейская Комиссия, несмотря на всю очевидность проблемы, вместо запрета или хотя бы сокращения числа обращающихся «пятисоток» отделывается обтекаемыми заявлениями, что вместе с Центробанком и другими заинтересованными органами будет «изучать вопрос о том, нужно ли предпринимать в этой сфере какие-либо специфические шаги». Андрей НИЖЕГОРОДЦЕВ
Femida
Опыт

Ирландская Фемида оказалась самой беспристрастной и самой зрячей из себе подобных, поскольку не закрыла глаза на прегрешения банкиров, мухлевавших в собственных интересах накануне и в момент раскручивания ипотечного кризиса в США, перекинувшегося затем в Европу (см. «Будь здорова, Ирландия, не кашляй!»,...

Ирландская Фемида оказалась самой беспристрастной и самой зрячей из себе подобных, поскольку не закрыла глаза на прегрешения банкиров, мухлевавших в собственных интересах накануне и в момент раскручивания ипотечного кризиса в США, перекинувшегося затем в Европу (см. «Будь здорова, Ирландия, не кашляй!», №12(50), 2010). Суд в Дублине постановил: злоумышлявших финансистов приговорить к тюремному заключению сроком от двух до четырех лет. Длившиеся рекордное для этой страны на западном краешке Европы судебные слушания (74 дня) привели к установлению вины Дениса Кейси, бывшего главы финансовой компании Irish Life and Permanent, которому светит 33 месяца за решеткой, Уильяма Макатира, бывшего финансового директора крупнейшего банка страны Anglo Irish Bank (ему присудили 42 месяца), и его коллеги Джона Боуи (ему «впаяли» два года). В следующем году можно ждать продолжения саги. Предстоит суд над двумя отпущенным под залог самыми крупными фигурами в финансовом мире Ирландии. Десятки пунктов обвинения будут предъявлены Шону Фицпатрику, бывшему председателю совета директоров Anglo Irish Bank, и Дэвиду Драмму, второму главному должностному лицу этого банка. Деталь биографии Драмма: в 2009 году он сбежал подобру-поздорову в США, но там местные судьи не дали ему уйти от возмездия, вычислив, что он переводил присвоенные им авуары на жену. Американцы посадили его на пять месяцев в кутузку, а в марте экстрадировали на родину. От создателей финансового хаоса 2008 года ждали раскаяния, но не дождались. От власть предержащих требовали воздаяния для нечистоплотных спекулянтов, но не случилось (см. «Ирландия: пояса затянуты? Туже, еще туже», №7-8(46), 2010). Однако давление общественного мнения возымело действие: система правосудия оказалась не подвластна «звону злата» и опасениям, что обвинительный вердикт подорвет веру сограждан в институты свободного рынка, он же капитализм. Моралите этого достойного происшествия из жизни ирландской Фемиды просто: никто не может быть выше закона, а воздаяние за финансовые преступления должны быть неотвратимы, чтобы другим было неповадно. В практическом плане полезно разобраться в механизме махинаций. Выяснилось, что финансисты, по сговору, размещали на депозитах в банках друг друга собственные, то есть банковские средства, которые выдавали за деньги вкладчиков. Поскольку счета клиентов рассматриваются как один из самых верных признаков надежности банковской структуры, то это поддерживало и рейтинги, и репутацию, а следовательно, привлекало инвесторов и кредиторов. Судья охарактеризовал эту схему как «фальшивые транзакции» и приравнял ее к «очень серьезному преступлению». Таким образом, участники этого, по сути, картельного сговора накопили 7,2 миллиарда евро в виде якобы депозитов вкладчиков. Как только в 2008 году ипотечный пузырь в США схлопнулся, американские банки попытались забрать свои деньги из ирландских банков. Но у тех не оказалось наличности. Ликвидность банков на «изумрудном острове» оказалась столь же дутой, сколь и их репутация. Сегодня, разбирая головешки финансового пожарища, министр финансов Ирландии с понятной горчинкой на устах признался: чтобы полностью ликвидировать последствия этого рукотворного стихийного бедствия, понадобится 15 лет. Вадим ВИХРОВ
Dublin
Опыт

Предстоящий выход Великобритании из Евросоюза ставит множество практических проблем. Одна из них связана с поиском мест, куда базирующиеся в Лондоне банки и другие финансовые учреждения могли бы перевести часть своей деятельности. Рассматриваются центры в странах, которые остаются в объединенной части...

Предстоящий выход Великобритании из Евросоюза ставит множество практических проблем. Одна из них связана с поиском мест, куда базирующиеся в Лондоне банки и другие финансовые учреждения могли бы перевести часть своей деятельности. Рассматриваются центры в странах, которые остаются в объединенной части Европы. В центре внимания оказались Франкфурт, Париж, Амстердам, Люксембург и, что не удивительно, Дублин. Некоторые уже отправились на разведку, запускают пробные шары, переводя туда небольшие подразделения с берегов Темзы. В Ирландии потирают руки. «Мы заинтересованы в любых инвестициях, которые поступят из-за Брекзита», – поясняет Мартин Шэнахан, глава ирландского государственного агентства по привлечению инвестиций Ай-Ди-Эй. В 2015 году иностранные инвестиции привели к созданию 19 тысяч рабочих мест. В Дублине много привлекательного. Там тоже говорят по-английски, юридическая система похожа на британскую, полно квалифицированных кадров, да и лёту между двумя столицами – всего час. Добавим к этому, что корпоративный налог в Ирландии составляет 12,5%. Однако город вряд ли сможет принять значительное количество переселенцев из Лондона. В Дублине нет излишков жилья, есть серьезные транспортные проблемы, мало школ и даже аэропорт маленький – всего одна взлётно-посадочная полоса. А самые капризные жалуются на плохую противоливневую систему, из-за чего любой сильный дождь вызывает массу проблем, на слабо развитую сеть беспроводного Интернета и даже на недостаток… горячей воды при пике потребления. Андрей СЕМИРЕНКО
olymp-money
Спорт: Что почём?

Они говорят – Олимпийские игры, чемпионаты Европы и мира, но подразумевают деньги, очень много денег. Они – это крупнейшие международные федерации популярных видов спорта, в первую очередь, футбола, а также множество специализированных компаний, кормящихся огромными доходами от важных соревнований профессионалов....

Они говорят – Олимпийские игры, чемпионаты Европы и мира, но подразумевают деньги, очень много денег. Они – это крупнейшие международные федерации популярных видов спорта, в первую очередь, футбола, а также множество специализированных компаний, кормящихся огромными доходами от важных соревнований профессионалов. В этой области впереди планеты всей уже давно идёт Швейцария. В альпийской республике прочно обосновались Международный Олимпийский комитет, ФИФА, УЕФА и десятки других подобных организаций, пользующихся благосклонным местным законодательством в области налогообложения. Их доходы каждый год растут впечатляющими темпами, констатирует французская газета «Монд», попытавшаяся заглянуть за финансовые кулисы, скрывающие этот вид бизнеса. Известно, что процветание обеспечивают взносы стран-членов ассоциаций, торговля билетами на спортивные зрелища и продажа прав на телевизионные трансляции. В своём расследовании парижская газета решила проанализировать сотню важных международных состязаний профессиональных спортсменов, чтобы выяснить, кто же является их подлинными организаторами. И журналисты столкнулись с серьёзными непредвиденными трудностями, прежде всего, при попытке получить информацию об инвестируемых средствах и полученных прибылях. Дело в том, что за крупными соревнованиями стоят многочисленные ассоциации, которые, согласно своим уставам, не обязаны раскрывать бюджеты и предоставлять финансовую отчётность; как правило, их акции не котируются на биржах. Это не помешало выяснить, что в последние 30 лет благодаря неуклонно дорожающим правам на телевизионные трансляции олимпиады, чемпионаты и популярные турниры превратились в исключительно выгодное дело. Причём в случае с МОК и ФИФА телетрансляции обеспечивают около половины поступлений в их бюджеты. По данным «Монд», ежегодные доходы девяти крупнейших в мире профессиональных лиг по разным видам спорта достигают 35 миллиардов евро. Ещё труднее проникнуть за кулисы соревнований профессиональных спортсменов в США, отмечает газета. Американские СМИ сосредоточены на прославлении «звёзд» и восхвалении их достижений, а об организационных структурах состязаний почти ничего не известно. К тому же в этой стране ассоциациями именуют себя организации, не имеющие подобного статуса, и наоборот. В результате, например, невозможно объяснить, почему турниры, проводимые закрытым для посторонних гольф-клубом в штате Джорджия, приносят ежегодно десятки миллионов долларов прибыли, хотя билеты для зрителей очень дёшевы, а спонсорство почти отсутствует. Стремительному росту доходов организаторов международных спортивных состязаний во всём мире, подчеркивается в исследовании, способствует и концентрация этого прибыльного рынка в руках у немногих. Так, УЕФА с некоторых пор проводит не только чемпионат Европы по футболу, но и Лигу чемпионов в этом самом популярном виде спорта. Кстати, эта влиятельная организация способна добиваться освобождения от налогов, как произошло при проведении Чемпионата Европы 2016 года во Франции. В результате бюджет страны не досчитался примерно 200 миллионов евро. Андрей СМИРНОВ
Открываем старый свет
26dop
Только факты

В среднем 12 иностранных туристов в секунду прибывают в этом сезоне в 46 аэропортов Испании, при этом наибольший прирост пассажиров в Европе продемонстрировал барселонский «Прат». В морских портах швартуются огромные пассажирские лайнеры. Небывалый бум пиренейская страна переживает благодаря целому ряду...

В среднем 12 иностранных туристов в секунду прибывают в этом сезоне в 46 аэропортов Испании, при этом наибольший прирост пассажиров в Европе продемонстрировал барселонский «Прат». В морских портах швартуются огромные пассажирские лайнеры. Небывалый бум пиренейская страна переживает благодаря целому ряду факторов, среди которых – громкие террористические акты во Франции (нынешним летом Париж потерял 20% зарубежных посетителей), в Турции, Египте и Тунисе, а также проблема беженцев в Греции. Напомним: туризм – главная отрасль экономики Испании, и на переживаемом ей золотом периоде не сказывается даже затянувшийся политический кризис. Еще немного – и по количеству желанных гостей Испания сместит США со второго места в мире. Специализированное ведомство «Эксельтур» прогнозирует, что в 2016 году королевство посетят 74 миллиона иностранцев – на 6 миллионов больше, чем в прошлом году, а прирост ВВП благодаря этому составит 4,4%. В 2015 году туризм принёс испанской казне почти 51 миллиард евро. Испанские аналитики считают, что нынешнему буму способствует также снижение курса евро по отношению к целому ряду валют, в частности, азиатским. Однако желанный наплыв иностранцев имеет и обратную сторону: жители некоторых городов, прежде всего, Барселоны, Пальмы-де-Мальорки, Ибисы и других, жалуются на засилье визитёров, нарушающих привычный ритм жизни аборигенов. Кое-где впервые появились граффити с надписью по-английски: «Туристы, убирайтесь домой!», что совсем нехарактерно для славящихся гостеприимством испанцев. Тем временем великолепные показатели отрасли привлекают всё больше инвесторов в период неуверенности на финансовых и других традиционных рынках Испании. Капиталы идут, в первую очередь, в сети отелей и в компании, управляющие аэропортами, что приносит солидные дивиденды. Для страны, страдающей от высокого уровня безработицы, немаловажно и то, что туризм как локомотив экономики создаёт немало рабочих мест. Сейчас в этой отрасли заняты 2,86 миллиона человек – на 4,8% больше, чем годом ранее. Всего на долю туризма приходится 13,6% всей рабочей силы Испании.
masons
Привычки и Нравы

Великий Про-Магистр Питер Лаундс, занимающий вторую строчку сверху в иерархии вольных каменщиков Англии и Уэльса, поделился своей печалью с братией, когда на общем собрании затронул щекотливую тему. Как не только удержать в своем кругу новопосвященных представителей «миллениалов» (известных также по...

Великий Про-Магистр Питер Лаундс, занимающий вторую строчку сверху в иерархии вольных каменщиков Англии и Уэльса, поделился своей печалью с братией, когда на общем собрании затронул щекотливую тему. Как не только удержать в своем кругу новопосвященных представителей «миллениалов» (известных также по термину «поколение Y»), но и обеспечить устойчивый приток свежей крови? Оказывается, есть один бесхитростный способ. Совет 68-летнего выпускника элитного колледжа Итона прозвучал не ортодоксально, если не вызывающе крамольно: «Я ни на минуту не пытаюсь уговорить всех превратить наши собрания в пантомимы, но что безусловно, так это то, что я не вижу никакого вреда от того, что все увидят, как мы получаем удовольствие (от этого ритуала)». В качестве примера для подражания были приведены схожие «тайные вечери», которые проводят коллеги в странах Западной Африки и Карибского бассейна. Там, если будет позволено экстраполировать мысль Великого Про-Магистра, темперамент и традиция вольных нравов превращают занудные посиделки в занимательное действо. Вместо мистического обряда – непосредственное общение. Вместо неживой инсталляции – занимательный перформанс. Для понимания: когда 44 года назад Питер Лаундс проходил обряд посвящения, улыбаться на подобных сходках, согласно неписанному регламенту, считалось почти что смертным грехом. Суровое безразличие и многозначительная непроницаемость в выражении лица были предписанной нормой. Нет, с тех пор лица размягчились, пиар-технологии сказались на обрядовом ригоризме, а ложи декларировали, что они «из тени в свет» перелетают. Но осадок остался… Казалось бы, чего добьешься улыбкой? По глубокомысленной логике Великого Про-Магистра, этим можно, по крайней мере, настроиться на волну мировосприятия нового поколения, исповедующего иные поведенческие стереотипы. Именно «поколение Y» способно продлить существование британских масонов, которые в следующем году будут отмечать 300-летие объединительного великого почина (см. справку ниже). Логика, на самом деле, безупречна. Лондонская газета «Индепендент» получила доступ к статистике, указывающей на нисходящий тренд. Количество лож в составе Объединенной Великой Ложи Британских Вольных Каменщиков (покрывает только Англию и Уэльс) сократилось с 8389 в 2006 году до 7401, что означает закрытие по 99 структурных единиц в год. В первом квартале текущего года прекратили свое существование 37 лож, и только появившиеся две новые «частично отыграли падение». Не менее тревожно для «ветеранов долгостроя» (каменщики, по традиции, заняты тем, что воссоздают, пусть и виртуально, храм Соломона) смотрятся цифры по членству. Если в послевоенные годы в рядах вольных каменщиков состояло стабильно более полумиллиона островитян, то в 2007-м их насчитывалось всего 270 тысяч, а сегодня и вовсе 204.775. Единственной отрадой служит обращение в масонскую веру в последние два года неофитов в возрасте от 21 до 30 лет. Прирост составил 7,65%, что в официальном издании Великой ложи было оценено как «важная отсрочка от момента, когда по нам зазвучат погребальные колокола». Один из братьев как-то сравнил атмосферу в своей ложе с «предбанником на тот свет», что заставило гроссмейстеров озаботиться омоложением списочного состава. Недаром с 2005 года масоны открыли в британских университетах 55 лож. На сегодня молодая поросль «подмастерьев» составляет не более двух процентов от общего числа масонов. Но они уже привнесли с собой новое веяние, убедив старожилов более активно использовать социальные сети для донесения правды до широкой общественности. Видимо, Великий Про-Магистр Питер Лаундс по достоинству оценил их лепту. Более того, последнее по времени собрание строительной братии скрупулезно снимали телекамеры канала «Скай» для документального фильма о масонах – в рамках подготовки к торжественному 300-летнему юбилею. Никаких более унылых лиц, безжизненных инсталляций. Надели улыбки. Шире! Шире! И вперед – к победе перформанса.   Справка Кто все эти люди? Ложи вольных каменщиков стали возникать в Англии в XVI веке. Важная веха – 24 июня 1717 года, когда в Лондоне делегаты от четырех масонских лож основали «Первую великую ложу Англии» (Premier Grand Lodge of England), затем переименованную в «Объединенную великую ложу Англии» (United Grand Lodge of England), которую обычно возглавлял член королевской семьи. Сейчас в качестве главного прораба-каменщика «трудится» принц Эдвард, герцог Кентский, двоюродный брат королевы Елизаветы Второй. Формальной целью масонов объявлено мирное объединение всего человечества в едином религиозном братском союзе. Обрядовая сторона деятельности масонских обществ, отвергающих приставку «тайные», всегда занимала непосвященных. Ритуалы и обычаи позаимствованы масонами у мистических орденов и средневековых цеховых братств. Принятое в их кругу обращение «brethren» переводится как «братия». При этом традиции строгой субординации в зависимости от степени посвящения и ранга соблюдаются неукоснительно, а потому управляемости этой сетевой организации могут позавидовать многие ее аналоги. Через 82 года после оформления «Первой великой ложи Англии» власти усмотрели в масонах строителей того, что сегодня турецкий президент Эрдоган называет «параллельным государством», и потребовали, чтобы эти организации честно и аккуратно предоставляли списки своих членов. Так велел закон, запрещавший создание тайных обществ. Но в 1966 году премьер-министр Гарольд Вильсон отменил это правило, поскольку правоприменительная практика на основании этого закона ущемляла интересы тред-юнионов, которые состояли коллективными членами Лейбористской партии. В Британии, начиная с 1980-х годов, масоны пытаются улучшить свой подпорченный имидж методами пиар-агитации, проводя демонстративные акции в духе «открытости» и «гласности». Тем не менее, если судить по обсуждению на форумах и в социальных сетях, предвзятое отношение к непонятной структуре, которую обвиняли на протяжении веков в претензиях на мировое господство и закулисное управление целыми нациями, сохраняется. Самые известные «каменщики» Британии В ноябре 2015 года лондонская газета «Дейли телеграф» привела имена именитых британцев, состоявших членами масонских лож. Список из 2 миллионов вольных каменщиков всех времен и народов составили эксперты, изучающие генеалогические древа, из организации под названием «Предтечи» (Ancestry). Из тех британцев, чьи имена на слуху, стоит назвать триумфатора при Ватерлоо, герцога Веллингтона, полярного исследователя, одного из первооткрывателей Южного полюса Роберта Скотта, ученого Александра Флеминга, создавшего первый антибиотик (пенициллин из плесневых грибов), политика Уинстона Черчилля, правителей королевских кровей Эдуарда VII  и Эдуарда VIII (см. «Эдуард VIII был готов стать марионеткой Гитлера», №7-8(101), 2015), литераторов первой величины Редьярда Киплинга и Оскара Уайльда. Самым пикантным моментом в публикации «Дейли телеграф» стала ссылка на книгу режиссера и сценариста Брюса Робинсона, утверждавшего, что под личиной Джека Потрошителя скрывался певец Майкл Мэйбрик, серийный убийца, который обставлял свои злодеяния по канонам масонского жертвоприношения. На лице одной из жертв он вырезал два компаса. Есть сведения, что Мэйбрик был членом Высшего великого совета вольных каменщиков. Однако, эта версия расходится с утверждением детектива-любителя Рассела Эдвардса, который на основании анализа ДНК установил, что в роли Джека Потрошителя выступал 23-летний иммигрант, польский еврей Аарон Косминский (см. «Джек Потрошитель назван по имени», №10(92), 2014). Тем не менее, Брюс Робинсон настаивает, что именно принадлежность Мэйбрика к масонской ложе помогала ему скрываться от правосудия. Три патологоанатома на службе в полиции и два высокопоставленных чина в правоохранительных органах Лондона были масонами, а потому-де покрывали собрата. Вернее, не лично Джека Потрошителя, а всю систему, которую он мог опорочить. Какую систему? Робинсон в стилистике конспирологических теорий утверждает, что в 1888 году из 360 депутатов парламента 330 состояли в масонских ложах. Цитирую: «Весь правящий класс, от наследника престола и далее везде, состоял в масонах. Это было необходимо, как членство в клубе». С тех пор много воды утекло под мостами через Темзу, но мистический туман вокруг полутайных обществ, делящих мир на своих и «профанов» (непосвященных), не рассеивается. Надежда ДОМБРОВСКАЯ
boshad
Привычки и Нравы

В обильной почте от читателей на этот раз было непропорционально много писем, пришедших из балканских стран. Когда разобрался, выяснилось, что их возмутил пасквиль злопыхателей в мировой паутине на аналитическую записку моих соавторов для РСМД. Мои соавторы – настоящие профи. Нежно...

В обильной почте от читателей на этот раз было непропорционально много писем, пришедших из балканских стран. Когда разобрался, выяснилось, что их возмутил пасквиль злопыхателей в мировой паутине на аналитическую записку моих соавторов для РСМД. Мои соавторы – настоящие профи. Нежно люблю их. Выпустили вместе уже не одну книгу. Для восстановления нормального диалога со всеми остальными европейскими народами, нужного нам как воздух, они попытались нащупать объединяющую нас всех платформу. Начали с того, что у нас общие религиозные и культурные корни, общая история. В том числе против этого недоброжелатели и повели атаку. Читатели – простые люди и принадлежащие к духовному сословию – просили передать моим друзьям, чтобы они не поддавались. Не отступали. Спокойно продолжали работать. Правда на их стороне. В одно из посланий был вложен потрясающий документ. Очень древний. Местами истлевший. Спасибо коллегам-криминалистам и криптографам – помогли восстановить и расшифровать. Документ очень походил на отчет о результатах исследований, которые поколения за поколениями в строжайшей тайне вели священники одной или нескольких братских обителей. Хотя по манере изложения напоминал, скорее, вольную запись прозрения или даже озарения. Если то, что в нем рассказывается, близко к действительности, это полностью меняет представления о том мире, в котором мы живем. Вообще, все на свете. Почему – вы сейчас поймете. Вот текст реликвии. … Они не любили и не умели воевать. Любое насилие было им отвратительно. Считалось невозможным. Встречало полное и безусловное отторжение. Даже то, которое во благо. Которое необходимо для спасения. Так они были устроены. Не могли и не хотели меняться. Что бы ни происходило вокруг, они сами, всё, что они делали, во что веровали, к чему стремились, описывалось одной-единственной фразой: «Их сердце и душа не приемлют иного». Потому что они были творцами. Подлинными. Настоящими. Именем Божьим. К чему бы они ни прикасались, получалось здорово. Неожиданно. Оригинально. Каждый дом, здание, жилище, возводимое ими, казалось верхом совершенства. Хотя сооружения-близняшки или даже похожие они никогда не строили. Утварь у них получалась такая, что ее приятно было взять в руки. Пряности и благовония – столь ароматными, что от восторга кружилась голова. Инструменты – настолько удобными, что пользоваться ими было истинным наслаждением. Сочиняемые ими песни согревали сердце и радовали душу. Создаваемую ими музыку хотелось слушать и слушать, забыв обо всем на свете. От картин, которые они развешивали повсюду, было не отвести взор. Да и сами они походили на изысканные произведения искусства. Одинаково превосходные и внутри, и снаружи. Ведь подлинная красота и насилие несовместимы. Как и гений. Увы, то, какими сотворил их Всевышний, было для них не только благом, когда от всего получаешь удовольствие – от любви, работы, исполнения обязанностей, самореализации, но и бедой. Страшной. Непоправимой. От которой не спрятаться. Не убежать. Хотя они из поколения в поколение пытались. Казалось бы, Всевышний создал на Земле идеальные условия. Сказочные. Превосходные. Поселил всех в Раю. Подарил всё, что только в голову придет. Приложи минимум усилий – и получишь всё, что только пожелаешь. Брось пару зерен – заколосится поле. Воткни веточку – вырастет роща. Приласкай животное – оно навсегда станет домашним, любящим и преданным. Захоти чему-нибудь научиться – легко овладеешь любыми полезными знаниями и навыками. Станешь гончаром, лекарем, сочинителем, философом, архитектором. Но «кочевники» прилагать усилия считали ниже своего достоинства. Да и зачем, когда все необходимое можно забрать у «иных». Взять в полон самых красивых и умелых мужчин и женщин. Захватить на годы вперед утвари и одежды, специй, вин и благовоний. Увести сколько нужно домашних животных. Добыть набегом. Еще проще – обложить данью. Причем проделать всё лихо. С куражом. Порубав слабаков вволю. Повесив или обезглавив кого для острастки во дворах и на центральной площади. Дабы боялись. Трепетали. Молили о пощаде. Ползали в пыли, извиваясь, будто навозные черви, которыми они и были по сравнению с ними – воинами. Смельчаками. Победителями. Знали и помнили, кто на Земле хозяин. Всевышнему видеть творимую несправедливость было горько и обидно. Всех своих чад он любил отцовской любовью. Переживал страшно. Однако ничего не мог поделать. С самого начала он дал обет не нарушать установленные им правила, по которым до всего люди должны были дойти сами. Либо через страдания, либо осознание. Медленно. Мучительно. Теряя и обретая вновь столько раз, сколько понадобится для реализации замысла. Так проходили годы. Пролетали столетия. А на Земле ничего не менялось. Ни на йоту. И что хоть сколько-нибудь может сдвинуться в какую-либо сторону, абсолютно не чувствовалось. В конце концов, Всевышний не выдержал и, откликаясь на мольбы иных, решился все-таки им помочь. Чуть-чуть. Дабы не навредить замыслу. Иные жили на открытых местах вблизи Дремучего Леса. Так было удобно и привычно. Они пользовались тем, что давали им Великая Степь и Вечный Лес в одинаковой мере. И не представляли себе, что можно жить по-другому. Не понимали, что оказываются тем самым легкой добычей. Всевышний убедил их спрятаться глубоко в Дремучем Лесу. Бросить удобные пастбища и возделанную землю. Покинуть отстроенные города. Отказаться на какое-то время от привычной жизни. Начать всё заново. Ведь знания, умения и искорка Творца у них остались. Однако попытка спрятаться иным не помогла. Кочевники выследили их. Где пожгли Дремучий Лес, где прорубили в нем широкие просеки. И всё понеслось, как и прежде. Тогда Всевышний спрятал иных высоко в горах. Тем не менее, уберечь от нашествий и порабощения всё равно не смог. Кочевники безошибочно находили их повсюду. Задумка переселить иных на острова тоже не удалась. Сначала кочевники их след потеряли. «Ну-ка, ребятки, – радовался Всевышний, – теперь-то вы вынуждены будете трудиться». Однако иным обязательно нужно было торговать с материком. На островах много чего не хватало. Как только кочевники прознали, где иные скрываются, они сделали их жизнь еще более беспросветной. Иные оказались заложниками ситуации. Им теперь вообще некуда было податься. Если только в петлю, несмотря на жажду жизни и искусство от всего получать удовольствие. «Отец наш любимый! – воззвали иные к Всевышнему. – Обращаемся к тебе в последний раз. Наши силы иссякли. Мы больше не выдержим. Мы не можем быть и дальше дойными коровами для недостойных. Для тех, кого глубоко презираем. Кого, положа руку на сердце, и за людей-то не считаем. Но и за оружие браться не будем. Никогда. И ни за что. Чтобы не превратиться в них. У тебя было достаточно времени в этом убедиться. Даже во имя замысла, который тебе так дорог. Которым ты упиваешься. На который по-прежнему возлагаешь надежды. Смилостивься. Поменяй наш мир. Сделай так, чтобы на Земле воцарилась справедливость. Чтобы каждому воздавалось по достоинству. А не так, как сейчас. Наша судьба в твоих руках. Как бы ты ни решил, мы все равно будем славить тебя. Только жить такой жизнью больше не станем. Свой выбор мы уже сделали. Мы откажемся от нее!» От этих слов Всевышний испытал ту же боль и скорбь, которые для иных уже сделались привычными, только помноженные на века страданий и бессметное количество невинных жертв. Они переполнили его. Надломили. Заставили взглянуть на замысел другими глазами. Отбросив сомнения, Всевышний широко распахнул безмерные врата Ада. Иных поселил вкруг них. С их уютными городами. Непревзойденными ремеслами и науками. Удивительной всепобеждающей человечностью и любовью. Главное – сделал так, что все те, кто устремлялись на их земли, чтобы поживиться, пожечь и пограбить, все те, кому их красота и богатства не давали покоя, моментально обрушивались в Ад. Падали туда шеренга за шеренгой. Отряд за отрядом. Войско за войском. Со всем своим воинским скарбом – мечами, палицами, секирами, копьями и дубинками – кто чем кровушку хотел пустить. Сделав, оповестил всех правителей, все становища, всех прямоходящих и прямодумающих, до самых отдаленных закоулков, о том, чтобы не сметь. Что не даст больше иных в обиду. Что теперь только честным трудом. А все поползновения покуситься закончатся уже приготовленным местом в Аду. Увы, новое мироустройство впечатлило только самого Всевышнего. Ни в ком из кочевников оно ничего не поменяло. Ни на кого из них никакого действия не оказало. Ни в малейшей степени. Гранит от солнечных лучей не плавится. Заветы предков и наказы мудрецов не для того оставлены, чтобы от них так просто отступиться. Волны нашествий одна за другой устремлялись в благословенные края иных, чтобы обрушиться человеческим водопадом в провал Ада. Мириады людей, наплевав на все предостережения, как ни в чем не бывало, отправлялись убивать и грабить, чтобы, как один, без исключения, провалиться в Преисподнюю. И так продолжалось, пока на Земле не осталось ни одного кочевника. А потом случилось неизбежное. По периметру расселения иных Земля вывернулась наизнанку. Где был Рай, сделался Ад. Где был Ад, сделался Рай. Врата, разделяющие их, захлопнулись. Иные очутились в безопасности. Им Всевышний воздал с лихвой, ибо они заслужили. Потомков кочевников выбросило вовне. Они вновь заселили Землю. Только это была уже другая Земля. С огненной лавой, стекающей из кратеров вулканов. С постоянными землетрясениями, играючи ломающими вновь и вновь воздвигаемые постройки. С бесконечными наводнениями и засухами. По большей части непригодная для жизни. Соленый океан, ледники, тундра, пустыни, скальные породы занимали теперь львиную часть поверхности. Где потом и кровью всё нужно было отвоевывать у природы. Где, чтобы элементарно выжить, надо было вкалывать день и ночь. Не жалея живота своего. Но не только. Чтобы обмануть судьбу, людям теперь приходилось на каждом шагу что-то выдумывать. Изобретать. Пробовать новое. Зарекомендовавшее себя оставлять. От чего-то отказываться. И так без конца. Творчество стало неотъемлемой частью жизни. Техника заменила людям стальные мускулы и несокрушимые зубы, которых у них никогда не было. Науки заставили сплетаться в клубок и расплетаться извилины. Искусство дало хоть какую-то отдушину. Правда, далеко не всем. Благодаря всему этому человечество очень сильно рвануло вперёд. Ему многое стало по плечу. Ему теперь было, чем похвастаться. И, тем не менее, Земля, превратившись в Ад, так Адом и оставалась. Как бы потомки кочевников ни пытались все переиграть. Что бы ни придумывали. Что бы ни предпринимали. Реки крови, как и прежде, орошали землю. Вторжения следовали за вторжениями. Пускай, вроде бы, ради другого. Те, у кого меч или нечто похожее, ставили себя над теми, кто склонял голову. Кто не отваживался. Кому не зазорна слабина. Все как будто изменилось. И в то же время не изменилось вовсе. Может, только жертв и несправедливости стало еще больше. И так будет всегда. Потомкам кочевников из порочного круга не вырваться. Слишком тяжек груз наследия. И раскаяния в содеянном нет даже на горизонте. Если только не завершить цикл. Не вывернуть Землю снова наизнанку. Как было. Не призвать иных, склонив голову, и не отдать им бразды правления. Не сказать: «Учите нас. Мы хотим быть такими же, как вы. Мы способны быть чистыми творцами. Вырвать злобу, зависть и ненависть из нашей груди. Водрузить на алтарь вещее слово. Сбросить насилие в тартарары. Спеленать его несокрушимыми цепями, дабы не вернулось. Сделать служение Добру нашей единственной целью. Нашим единственным идеалом». Такая возможность, похоже, имеется. Точных данных нет. Но иные никогда не были затворниками. Они не умели и не хотели обходиться без общения. Обрывать все связи. Задраивать люки. Думая только о себе. Вполне вероятно, что какую-то часть открытий и изобретений, приписываемых гениям, опередившим свое время, подарили нам они. Что альтруизм, благотворительность и многое другое, отнюдь не свойственное кочевникам, утвердилось в нашей жизни благодаря им. О том, что иные рядом с нами, люди даже не подозревают. Не догадываются. Думать не думают. Занятые поиском внеземного разума. Его нужно вести совершенно в другом направлении. Это намного важнее. Стоит людям узнать, как все волшебным образом переменится. Ведь если нам удастся пробить туннели в мир иных, мы получим всё, в чем нуждаемся. Безлимитную бесплатную энергию. Продовольствие и чистую питьевую воду в любых количествах. Доступ к технологиям будущего. Вообще, всё, что только пожелаем. Может быть, даже бессмертие нашей цивилизации. Ведь это у нас, в нашем мире, темной материи на порядок больше, чем светлой. Вспыхивают беспрестанно сверхновые. Пожирают пространство и время черные дыры. В мире, вывернутом наизнанку, всё иначе. И светлой материи больше. И барьеры против гигантских катаклизмов поставлены. Иные были частью нашего мира. Они снова должны им стать. Восстановим баланс, и всё снова вернется на круги своя. Чего бы нам это ни стоило! Даже ценой их жизни… © Н.И. ТНЭЛМ
Tnelm
Привычки и Нравы

Цикл «Мондорф» За годы кризиса неверие в свои силы пропитало европейское общество. Поселилось в нем. Пустило глубокие корни. Это безобразие. От него надо избавляться. Во что бы то ни стало. Выдавливать его из себя по капле. … Услада и Дьябрр...

Цикл «Мондорф» За годы кризиса неверие в свои силы пропитало европейское общество. Поселилось в нем. Пустило глубокие корни. Это безобразие. От него надо избавляться. Во что бы то ни стало. Выдавливать его из себя по капле. … Услада и Дьябрр любили друг друга. Глубоко. Нежно. Неистово. Им казалось, они всегда были вместе. Это судьба. Призвание. Карма. Необходимость даже на секунду разорвать объятия, отпустить руку любимого или возлюбленной, расстаться, чтобы пойти куда-то порознь отдавалась в сердце острой, непереносимой болью. Их свадьба получилась потрясающе красивой. Море белых, красных, светло-розовых и черных тюльпанов, в которые превратились приглашенные. Радостный малиновый перезвон колоколов и тысяч колокольчиков, игравших только для них. Добрые напутственные слова, заставлявшие плакать и смеяться одновременно. И пригоршни счастья, которые они щедро раздавали друзьям, родственникам и знакомым, и бросали в толпу. Люди не могли на них налюбоваться. Такие они были статные. Пригожие. Ясноглазые. Открытые и веселые. Так ладно подходили друг другу. Как две узорчатые варежки, связанные бабушкой для ненаглядной внучки – наденешь на руки, и никакой злой мороз не страшен. Никакая зимняя вьюга. Хоть мети сутки напролет. Даже просто находиться рядом с ними, тем более куда-то идти или вместе что-то делать, доставляло удовольствие. По возвращении из свадебного путешествия они поселились в перестроенном родовом замке. А как же иначе – ведь он был наследным принцем, и она принадлежала к старинной королевской семье, одной из самых уважаемых в тех краях. К их приезду замок полностью привели в порядок. Отреставрировали. Оснастили по последнему слову техники. Отделали с иголочки. В нем теперь повсюду были сенсорные двери. Во всех покоях без труда ловился широкополосной интернет. Библиотечные залы украшали самовыдвижные стеллажи с книгами, которые они больше всего ценили. Анфилады комнат по богатству убранства не уступали лучшим дворцам императорских фамилий, давно превратившимся в наиболее посещаемые музеи мира. По всему замку расставили подарки со всего света, врученные молодым в день свадьбы. Шкатулки с секретами искусной работы. Механических соловьев, канареек и попугаев, мелодично предупреждающих о входящих в покои. Затейливые сервизы тонкого китайского фарфора. Портреты родственников, столь же древние, как и сами родственники. Картины знаменитых мастеров, по которым можно было учить географию, греческую мифологию и Евангелие. Кроме того, бесчисленное количество цветов, которые садоводы заботливо пересадили в кадки, большие, средние и совсем крохотные горшки и горшочки, и всевозможные висюльки, чтобы те могли ниспадать каскадами разноцветных красок. Среди них один куст, особенно дорогой и значимый. Мамина сестра, которую все за глаза называли доброй колдуньей, сама сделала для них клумбу в зимнем саду. Сажая в нее куст, она назидательно объяснила Усладе, что за ним надо ухаживать так же бережно, как и за мужем. Тогда в замке навсегда поселятся радость, благополучие и гармония. Услада, конечно же, клятвенно обещала. Хотя тут же забыла – у нее и Дьябрра было столько забот! Сначала молодые наслаждались тем, что обустраивали замок и обживались в нем. Потом – увлекательными дальними прогулками, поскольку вокруг него были такие великолепные и разнообразные ландшафты. Помимо этого – праздниками, которые у них так здорово получалось устраивать для себя и других. Музыкальными вечерами, на которые не брезговали приезжать самые знаменитые виртуозы. Интеллектуальными играми, начиная с традиционных фантов и заканчивая обязательными "Что? Где? Когда?" Еще чуть позже родился ребенок – очаровательная маленькая девочка. Смешливая. Жизнерадостная. Снисходительная к бестолковости родителей. Настоящий ангелочек. Услада с Дьябрром сразу же забыли обо всем остальном. Обо всем на свете. Они забросили все другие занятия, и все свободное время проводили, играя с маленьким чудом, принадлежащим только им. Им одним. В библиотеку из-за нехватки времени они больше не забирались. Привычку заводить и смазывать механических соловьев, канареек и попугаев тоже забросили. Заходить в отдаленные покои перестали. Длинные анфилады комнат им теперь были не нужны. Жизнь сконцентрировалась в той части замка, где царствовал златокудрый голубоглазый детеныш. Даже депеши от родителей и родственников они перестали читать. Зачем? Все, что в них могло быть написано, они знали наперед. Так прошел год. За ним второй. Третий. Девочка заметно подросла. Но в распорядке жизни Услады и Дьябрра ничего не изменилось. Им, как и раньше, дела не было до всего остального. И всех остальных. Только с какого-то момента Усладе начало казаться, что она не узнает замок. Что он какой-то другой. Что он изменился. И очень сильно. Что он не такой добрый и дружелюбный, как в первые месяцы их совместной жизни. Наверняка, говорила она себе, ей все это мерещится. Ведь откуда у обитателей замка могли появиться столь странные повадки? С чего вдруг они внешне стали бы напоминать кто длинноруких и длинноносых гномов, кто облезших обезьянок, из баловства напяливших на себя сюртуки и передники, кто откровенных страшилищ. Этого не могло быть. Никак. Это какое-то наваждение. У нее что-то со зрением. Или головой. Всё плывет перед глазами. Всё будто в тумане. Не иначе, на самом деле всё как прежде. Ей же ужасы только кажутся. Надо попить что-нибудь успокоительное, и все пройдет. Должно пройти. Не может не пройти. Правда, и с Дьябрром происходило непонятное. Насколько она помнила, когда они только познакомились, его руки и грудь покрывали смешные озорные завитушки. Легкие. Золотистые. Солнечные. Соблазнительные. Сейчас же они сделались густыми-густыми и напоминали, скорее, шерсть. Жесткую. Колючую. Густую. Иссиня-черного отталкивающего окраса. Как она любила когда-то его горделивую открытую улыбку! Тонкую полоску губ. Ровные жемчужные зубы. Теперешний оскал приводил ее в ужас. Зубы выдались вперед. Верхняя губа их больше не скрывала. Из-под нее явственно торчали самые настоящие клыки. Острые. Длинные. Вселяющие безотчетный страх, от которого схватывало сердце. А глаза! Еще вчера они были такие нежные. Лучистые. Бездонные. Ими можно было любоваться, не отрываясь. В них хотелось смотреться, как в зеркало. Целовать их долго-долго. Часами. Содрогаясь от восторга и упоения. Не переставая. Теперь же сквозь набрякшие складки кожи в узкие щелочки-бойницы проглядывали налитые кровью красные бусины. На Дьябрра нельзя было смотреть без содрогания. Рядом с ней, в ее кровати, в комнате ее дочери поселилось какое-то огромное жуткое мохнатое существо. Незнакомое. Непонятное. Отвратительное. Звероподобное. В кошмарном сне привидится такое – навек отобьет желание смежить веки. "Этого не может быть, – продолжала втолковывать себе Услада. – Наверняка, со мною что-то происходит. Естественно, со мной. Как, отчего, почему замок, обитатели, Дьябрр могли так измениться? Сделаться совсем другими. Злыми. Враждебными. Чужими. Да никак. Это я все выдумываю. Можно голову отдать на отсечение, всё всегда было, как сейчас, а мне только кажется, что всё каким-то жутким образом переменилось. Хотя лучше руку". Услада очень старалась себя переубедить. Доказать себе, что она заблуждается. Что всё хорошо. Без изменений. Замечательно. Однако у нее не получалось. Беспокойство, страх, внутреннее отвращение день ото дня делались все сильнее. Резче. Непереносимее. Ей было противно, гадко, невмоготу видеть Дьябрра. Прикасаться к нему. Слышать его тяжелое свистящее дыхание. Но она заставляла себя. Терпела его ласки, все более грубые, похотливые, бесцеремонные. Сжимая губы. Закрывая глаза. Зажимая нос. Мечтая только об одном, чтобы эта пытка поскорее кончилась. Чтобы убедиться в том, что все страшные превращения ей только мерещатся, Услада решила метр за метром обследовать замок, пройтись по всем его закоулкам, в которые она так давно не заглядывала. От увиденного ее ужас только усилился. Со всех портретов на нее глядели покрытые шерстью монстры с малюсенькими кровавыми глазками и торчащими во все стороны клыками. Гарцующих коней на полотнах заменили огромные иссиня-черные, как Дьябрр, коротконогие вепри с короткой шеей и отталкивающими уродливыми пятачками. Соловьев, канареек, попугаев нигде не было видно. Зато полки в изобилии были заставлены совами, коршунами и еще какими-то созданиями с перепонками вместо крыльев. "Этого не может быть. Я брежу наяву, – продолжала истязать себя Услада. – Я долго так не выдержу. Мне нужно знать. Я должна разобраться. Ну, какая же я дура. Ведь есть же библиотека. Достаточно перелистать книги, посмотреть на литографии, и всё встанет на свои места". Услада бросилась туда, где должна была находиться библиотека. Но и на этот раз ее ждало разочарование. Все полки без исключения были забиты фолиантами по физике, химии, математике, в общем, по точным наукам. Ни одного художественного произведения, ни одной книжки по истории она не нашла. Не удалось ей разыскать и ничего изобразительного – ни книжек с картинками, ни литографий. Сравнивать было не с чем. "А зачем мне доискиваться, выяснять, пытаться разобраться, – пришло вдруг в голову Усладе. – Зачем мне все это? Поменялось, не поменялось, какая разница. Главное, что замок и его обитатели, и, прежде всего, мужчина, которому я принадлежу, вызывают у меня отвращение. Безумное. Непреодолимое. Но если так, выход только один. Надо бежать отсюда. Как угодно. Куда угодно. Лишь бы как можно скорее". Очень аккуратно, незаметно, так, чтобы не вызвать подозрений, Услада положила в рюкзачки себе и дочери минимум вещей, прихватила немножко еды на первое время и попыталась тайно покинуть замок. Увы, это оказалось непросто. У нее в памяти оставалось, что входные двери на сенсорах – к ним достаточно подойти, и они автоматически открываются. В действительности они были заблокированы. Ни кода доступа, ни пластиковой карточки с разрешением на вход и выход у нее, естественно, не было. Первое препятствие Усладу, конечно, не остановило. Она знала, как его преодолеть. Дьябрр все важные пропуска и документы держал в тумбочке у изголовья кровати. Там она пластиковый пропуск и нашла. Сложнее оказалось взять второй барьер. Выяснилось, что сразу за дверями, ниже по ступенькам за пандусом установлены будки с охраной, которой положено проверять по накладным всё выносимое наружу. Малышка подпадала под это ограничение. Разобравшись с требованиями, Услада проплакала несколько ночей. Но сдаваться она не собиралась. «Я обязательно сбегу, – поклялась она себе. – Я не останусь в этом омерзительном склепе, который когда-то казался мне очаровательным замком. Но жертвовать дочерью я не собираюсь. Никогда. Ни за что! Не дождетесь! Не на ту напали!» Как обмануть охрану, она вскоре придумала. Пройдясь с надуманной инспекцией по подсобкам и офисам, Услада обнаружила компьютеры, на которых распечатывались все накладные. Дальнейшее было делом техники. Завернутая, упакованная и перевязанная голубой ленточкой дочка в накладной, выписанной на ее имя, значилась как подарочная кукла. Запечатанные двери, кордоны – всё было позади. Ура! Вот она, долгожданная свобода. Чистый воздух. Простор. Голубое небо над головой. У нее и дочки есть выбор. Она знает, куда идти. Однако, увы, ее радость оказалась преждевременной. За ближайшими же рядами деревьев Услада обнаружила стену. Толстенную. Высоченную. Кирпичную. Без ворот и башен. Гладкая безликая стена тянулась в обе стороны до горизонта, уходя в бесконечность. Проверять, где она закончится, было бессмысленно. Стена окружала замок со всех сторон. Это был удар. Страшный. Неожиданный. И тем более болезненный, что Услада уже поверила в избавление. Вернувшись в замок, она несколько недель не выходила из своей комнаты. "Это нечестно, – шептала она. – Гадко. Мерзко. Отвратительно. Как я ненавижу это назойливое жуткое чудовище, с которым судьба связала меня. Огромное. Смрадное. Волосатое. С подлыми красными глазенками. Как я ненавижу всех его звероподобных прихвостней. И холодный жуткий каземат, называемый замком, в который меня упекли. Здесь всё мертвое. Ненастоящее. Гнетущее. Хотя нет, мертвое – самое подходящее слово. Дьябрр – мертвяк. Именно мертвяк. Вот он кто. Но если так, пусть он им станет по-настоящему". Каким-то хитрым, даже ей самой непонятным образом Услада выкрала из кухни острый разделочный нож для мяса. Теперь оставалось дождаться подходящего момента. Под утро, когда чудовище угомонилось, устав от издевательств, которым подвергало ее всю ночь, не переставая, Услада выхватила припрятанный ею нож и изо всех сил вонзила в опостылевшее ей сердце. Потом еще, еще и еще. Из груди Дьябрра легким журчащим ручейком полилась кровь. Падая с кровати искрящимся водопадом, она собралась в поток, который стремительно выбежал из комнаты и помчался дальше по коридору. Как зачарованная, Услада устремилась вслед за ним. Несколько шагов, и она очутилась в зимнем саду, где когда-то сестра ее матери, которую все почему-то принимали за добрую колдунью, посадила для нее цветочный куст. Не прошло и нескольких минут, как кровь пропитала клумбу, напоила иссохшую землю своей силой, и… о чудо, казалось бы, навсегда умершие растения воспряли. Гордо, величественно, неудержимо цветочный куст расцветал перед ее глазами, вновь радуя взгляд и наполняя сердце добротой, раскаянием, сожалениями. Услада подняла голову и обмерла – ее окружал тот же самый воздушный, изящный, светлый замок, в который они приехали молодоженами. Вокруг стояли его обитатели с мирными, приятными, радующими взгляд лицами. Только у ног ее лежало бездыханное тело ее суженного. Бесконечно любимого. Верного. Преданного ей до конца, который наступил так безвременно… © Н.И. ТНЭЛМ
marriage-_
Привычки и Нравы

Всем нам, европейцам, присуща одна и та же черта. Результаты референдума в Великобритании, подталкивающие Туманный Альбион к выходу из Европейского Союза, свидетельствуют об этом со всей очевидностью. Она одновременно и гнусная, и замечательная. Как посмотреть. Мы изо всех сил стараемся...

Всем нам, европейцам, присуща одна и та же черта. Результаты референдума в Великобритании, подталкивающие Туманный Альбион к выходу из Европейского Союза, свидетельствуют об этом со всей очевидностью. Она одновременно и гнусная, и замечательная. Как посмотреть. Мы изо всех сил стараемся жить в выдуманном нами мире. И счастье свое ищем именно там. А оно возможно только в нашем мире. И ценнее от этого в тысячи раз. … Солнечный лучик любовно погладил ее ушко. Поколебавшись немножко, «клюнул» ее в щечку. Такую розовую, нежную и соблазнительную. Не дождавшись от нее никакой реакции, принялся щекотать носик. Ради такого восхитительного занятия он задержал бы день на десять минут, полчаса, час, на сколько получится, но Дутсёночек легко избавилась от его приставаний, перебравшись на затененную сторону кроватки. Была маковка лета. С календаря слетел предпоследний июньский листок. Поэтому солнечный лучик со своими ухаживаниями сильно поторопился. Вытащить небесное создание из постели в такую рань никому бы не удалось. Тем более бестелесному существу. А вот растревожить, пожалуй. Нежась в прохладной вожделенной кроватке и потягиваясь от удовольствия, она принялась сплетать в букет цветные, сладкие, переливчатые воспоминания о вчерашнем дне рождения. Ей стукнуло ни много ни мало одиннадцать лет. Огромный кусок жизни остался уже позади. Но родители расстарались – они сделали все возможное для того, чтобы она не расстраивалась. Пригласили ее и своих ближайших знакомых. Устроили классное застолье. Организовали игры и представления, как она любила. Вместе с гостями засыпали ее подарками. Большую часть из них она успела распаковать и посмотреть тут же, пока приглашенные еще собирались, и теперь бережно перебирала по памяти в полудреме. Ее гардероб пополнился несколькими прикольными платьями, курточками и туфельками. Так, годится – родители, видимо, умело разбросали заказы между своими друзьями. Подборки фильмов и электронных книжек, которые она хотела бы посмотреть или прочитать. Отлично, тоже принимается. Профессиональный мольберт, холст и краски. Чудо – ей так нравится рисовать, и родители обещали, однако все время откладывали. Она мысленно даже захлопала в ладоши от удовольствия. Наконец, замысловатые пазлы и другие сложные игры на смекалку, от которых она была без ума и за которыми могла проводить часы напролет. Ну что же, неплохо. Очень даже неплохо. Родители вполне заслужили отличную отметку. Надо будет придумать, чем их за это отблагодарить. Обязательно. Тем более и праздник они ей устроили отменный. Выложились по полной. Вот только чего-то очень важного все равно не хватает. Налета необычности. Недосказанности. Волшебства. Ага, точно. Ведь ее любимая фея, ее крестная ей ничего не подарила. Ее вообще не было на дне рождения. Всегда была, а в этот раз нет. Почему? Родители не пригласили? Быть такого не может. Они ее любят ничуть не меньше, чем она. Только не знают, что крестная – на самом деле фея. Это тайна. Еще много-много лет назад они с крестной договорились никому об этом не рассказывать, даже родителям. Дутсёночек свято выполняла данное ею обещание. Может, она или родители ее чем-нибудь обидели? Да нет, невозможно. Она тогда точно чувствовала бы угрызения совести и что-нибудь придумала, чтобы уладить размолвку. Неужели с крестной что-то случилось? Тогда вскакиваю. Надо спешить. Бежать. Вдруг она нуждается в помощи. – Роднулька моя дорогая! Никуда не нужно бежать. И спасать меня тоже не надо, – ­очаровательная молодая женщина удобно расположилась на краешке кроватки «новорожденной» и беспечно поигрывала волшебным жезлом изысканных форм и расцветок. Да и вся она была в чем-то сказочно красивом. Переливчатом. Все время меняющем цвета и очертания в такт тому, что она говорила или делала. Ее подлинный возраст выдавали лишь тонюсенькие, еле заметные морщинки, веером разбегающиеся по лбу и от уголков глаз. – Просто, вчера у тебя было слишком много народу, да и праздник удался на славу – мое появление было бы излишним. Дутсёночку очень хотелось возразить, закричать, что все, наверняка, были бы ей рады. Она сама в первую очередь. И это все отговорки. Тем не менее, она тактично промолчала, предчувствуя, что к главному фея только подбирается. – К тому же, – действительно продолжила крестная, – раньше я знала, что тебе подарить. Для меня не составляло труда сделать правильный выбор. Посмотри на себя в зеркало. Какая у тебя стройная фигурка. Тонкий профиль. Длинные вьющиеся волосы. Солнечный взгляд. Обворожительная улыбка. А теперь то, что в зеркале так сразу не разглядишь. Пытливый ум. Хороший слух и бархатный голос. Ощущение цвета и линии. Аристократическое поведение. Да, чуть не забыла, любящие родители. Их, конечно же, стоило бы поставить на первое место. Все про все – десять подарков. Однако они принадлежат твоему детству. А ты у нас теперь перешла в другую возрастную категорию. Ты уже большая. Причем дело не только собственно в возрасте. По тому, как ты себя ощущаешь. Что тебе хочется. Какие тебя обуревают желания. К чему ты стремишься. Поэтому ты сама можешь меня попросить. О чем-то самом заветном, естественно. Если ты уже придумала. – Ах, крестная! Какая ты у меня замечательная! Ты как будто всё знаешь наперед. Конечно, придумала, – Дутсёночек, как учили в театральной студии, выдержала паузу и выпалила. – Хочу замуж. За принца! Молодого. Красивого. Настоящего. Хочу-хочу-хочу! Если она думала, что от удивления фея соскользнет с постели или как-то иначе выразит свое удивление, то этого не случилось. Однако по тому, какие змейки заскользили по ее губам, она поняла, что без объяснений не обойтись. – Видишь ли, крестная, – пустилась она во все тяжкие, – у всех моих подружек в классе парни уже есть. Подвозят до школы. Носят рюкзачки. Исполняют поручения. Провожают домой. Но это всё не то. Мне надо, как у шекспировской Джульетты, Красавицы, влюбившей в себя Чудовище, и Золушки вместе взятых. Чтобы все вокруг искрилось и танцевало. Хотелось бегать наперегонки. Отпускать в небо гирлянды надувных шариков. И плыть куда-то вперед, в первозданную красоту, держась крепко за руки. Как папа с мамой. Только непременно с принцем. Тут без вариантов. Принц – это обязательное условие. Услышав, что фея от ее слов даже причмокнула, Дутсёночек, не переводя дыхания, сразу же бросилась в атаку. – Ты сама только что сказала, что я уже взрослая. Ладно, пусть «большая». Хотя по мне, это почти одно и то же. Во всяком случае, никакой пропасти быть не должно. Суть ведь в том, чтобы правильно все понимать и отвечать за свои поступки. Верно? Увидев, какую гримасу скроила фея, Дутсёночек молниеносно перестроилась. – Хочешь сказать, будто Джульетта была на три года старше. Не согласна. Сейчас жизнь течет на порядок быстрее. Акселерация вовсе не в том, что ноги прямо из ушей растут. Хотя и в этом тоже. Она идет уже с младенческого возраста. Еще в утробе матери. И ведет к формированию личности, если не к десяти, то к одиннадцати годкам уж точно. У девочек, само собой. Про мальчиков затеваться не буду. Однако и это всего лишь одна сторона медали. Другая – гаджеты. Мировая паутина. Соцсети, в которых все сидят, не вылезая, и делятся всем, что у кого есть. «Постятся». Знакомятся. Набираются знаний. В общем, проживают параллельную жизнь. Заметь, безотносительно к возрасту. Возражений со стороны крестной не последовало. Она по-прежнему беспечно поигрывала волшебным жезлом, ожидая продолжения. Но и сколько-нибудь сочувственных всхлипываний тоже. Поэтому Дутсёночек решила идти ва-банк. – Крестная! Я о принцах все эти годы мечтала, – заявила она. – С двухлетнего возраста. Они мне постоянно снятся. И наяву тоже являются. Особенно когда на уроках скучно. Или когда домашние задания делать надо. Ты не можешь меня подвести. Никакого другого подарка от тебя не приму. Даже разговаривать не стану. Не приму, и все тут. Ни за что. – Ради Бога, солнышко! – сказала фея. – Хочешь принца – пожалуйста. Я разве возражаю. – Она давно поняла, что спорить, уговаривать или переубеждать крестницу совершенно бесполезно. Кроме слез и скандала из этого ничего не выйдет. Соответственно решила поступить самым простым и, наверное, эффективным образом – показать ей, во что ее столь романтичное и возвышенное желание выльется. … Они стояли перед входом в старинный величественный дворец, взявшись за руки. Как выглядел ее молодой красавец принц, Дутсёночек рассмотреть еще не успела. Ну, да это было неважно. Главное – она знала, что рядом с ней принц, и ей этого было вполне достаточно. Хотя некоторые сомнения ей в душу все-таки закрадывались. Слишком уж странным выглядел замок. Скорее, не старинным, а дряхлым и замшелым. Не столько величественным, сколько неухоженным. Однако больше всего Дутсёночку раздражали запахи. Как только огромные массивные двери с клацаньем захлопнулись у нее за спиной, они ударили ей в нос со всех сторон. Пахло кошками. Мышами. Плесенью. Плохо выстиранным бельем. Или даже невесть когда замоченным и уже начавшим загнивать. Дешевым одеколоном и допотопными дезодорантами, перемешавшимися с запахом пота. Подсолнечным маслом и подгоревшей пшенной кашей, которой ее одно время усиленно, но безуспешно пичкали на завтрак перед тем, как отвезти в детский садик. – Ничего, – подумала она про себя. – Всю прислугу первым делом уволим и наймем новую. Аккуратную. Чистоплотную. Не чету нынешней. Выбью из принца деньги на генеральную уборку. Выкину старую облезлую мебель и ковры. За тем, чтобы на этой статье расходов не экономили, буду следить лично. Дабы эта вонючая берлога хоть немножко напоминала тот двухкомнатный рай, в котором я до сих пор жила. Тут ход ее сокровенных мыслей прервался. Принц склонился к ней, чтобы ее то ли подбодрить, то ли поцеловать. Сути дела это не меняло. Сила омерзительных запахов, буквально душивших ее, многократно возросла. Их источал и сам замок. Но еще в большей степени ее будущий благоверный. – Нет! – завизжала Дутсёночек изо всей мочи. – Не хочу! Не буду! Не надо! Спасите! И тут же очутилась на прежней милой ее сердцу кроватке в объятиях феи. – Успокойся, – приказала крестная, нежно гладя ее по волосам. – Не стоит так переживать. Найдем мы тебе другого принца. Не расстраивайся. Вот, смотри. … За ней с принцем, другим – молодым, спортивным, красивой наружности, все с тем же предательским клацаньем вновь захлопнулись массивные двери. Для надежности, чтобы не ошибиться, Дутсёночек тщательно принюхалась. Урррааа! На этот раз смерть от удушья и разочарования ей не угрожала. Однако принц не дал ей додумать эту замечательную мысль. Не дал разглядеть убранство покоев. Вообще не дал ничем насладиться. Он грубо схватил ее за руку и куда-то поволок. «Прям, как паук из «Мухи-цокотухи», – отметила она про себя. Оказалось, он поволок ее в спальню. Бросил на циклопических размеров кровать и начал грубо раздевать. Поспешно срывая великолепное атласное многослойное подвенечное платье. Обрывая шлейф. Безжалостно расправляясь с прической и украшениями. И всё это без единого слова любви. Возвышенного пенья соловьев. Звука флейт, которые должны были раздаваться из-за ширмы. Хуже того, с каким-то непонятным омерзительным сопеньем. Разбрызгиванием слюны. И ничем необъяснимой болезненной торопливостью. «Маньяк! Сволочь! Гад! – подумалось бедняжке. – Не на ту напал, принценосный прохвост!» – И как их учили в кружке восточных единоборств, нанесла прицельный удар ногой куда следует. Раздался поросячий визг… Она снова оказалась на своей родной кроватке в объятиях крестной. Ее всю буквально колотило. Она вновь и вновь переживала только что испытанное оскорбленье. В ушах до сих пор раздавались все эти ужасные отвратительные звуки. Хрипенье. Сопенье. Урчание. Против которых восставало все ее естество. Фея, как могла, хоть и без особого рвенья, успокаивала ее. Похоже, ученье шло впрок. Но его надо было продолжить. – Сейчас-сейчас, – нашептывала она, – не все же они такие. Должен же попасться хоть один более-менее подходящий. Понятно, что за столько веков даже сказочные принцы могли выродиться. Но одного-то более-менее вменяемого, удастся отыскать. Давай попробуем. Сцену с захлопыванием массивных дверей фея повторять не стала. Дутсёночек и принц сидели бок о бок на скамейке в великолепном розарии, сохранившемся с тех времен, когда весь парк, а не только дворец, принадлежали королевской фамилии. Розы источали чудесный чувственный аромат. Вокруг было божественно красиво. Все располагало к доверительным разговорам. Однако принц напыщенно таращился по сторонам, не произнося ни слова. Так продолжалось пять, десять, двадцать минут. В конце концов, Дутсёночек не выдержала. – Милый принц, – сказала она, – расскажи мне о себе. – Что рассказать? – не понял принц. – Что угодно. Какие-нибудь смешные трогательные истории. О себе. Родственниках. Друзьях. О том, как у вас принято. – Что рассказывать? – снова удивился принц. – У нас есть парочка писарей, расписывающих нашу генеалогию, они тебя просветят. Церемониймейстер, отвечающий за протокол, всему научит. Остальное увидишь. – Ну, тогда расскажи мне сказку. Только добрую. Веселую. Со счастливым концом. Например, про… – Я не знаю сказок, – перебил ее принц. – Какой в них толк? – Не знаешь сказки, расскажи что-нибудь другое. Столь же интересное и занимательное. – А что именно? Попроси у меня что-нибудь конкретное. Я все для тебя обязательно сделаю. – Расскажи, как ты меня любишь. Как благодарен судьбе, которая нас соединила. Как будешь меня боготворить и лелеять. – Боготворить и лелеять – это твоя обязанность. А также заниматься хозяйством. Детьми, когда народятся. Прислугой. Всем остальным. У меня же, извини, дела. Мне некогда. К тому же гости уже начали собираться. Дутсёночек не смогла сдержать слез. Они полились из ее обворожительных глазок двумя нескончаемыми потоками. Она продолжала рыдать и тогда, когда вновь очутилась в своей родной кроватке в объятиях феи. – Урод! Бездарь! Хам! Варвар! – Не переставала она возмущаться, всхлипывая и ища у крестной сочувствия и понимания. – Чтобы я вышла замуж за принца – да никогда в жизни! Пусть они все сдохнут. Подавятся. Провалятся в тартарары. Слышать про них больше не хочу! – Да, доченька! Маленькая! Любимая! Пусть провалятся. Туда им и дорога. Чтобы не отравляли нам жизнь. Не причиняли столько боли и разочарования. А сейчас поспи, родная! День еще только зачинается. Это солнечный лучик, озорник, тебя раньше времени разбудил. Спи. Возьми меня за руку. Я еще чуть-чуть побуду с тобой. … Дутсёночек лишь совсем недавно по-настоящему проснулась. Она быстренько оделась и навела в квартире порядок после вчерашнего. И в этот момент раздался осторожный звонок в дверь. На пороге стоял незнакомый мальчишка. Простой. Симпатичный. Обаятельный. Судя по всему, лишь ненамного ее старше. Чуть смущаясь, он объяснил, что его родители попросили отнести ее родителям этот пакет. Но если явился некстати, то зайдет в следующий раз. И вообще, в любое время, когда ей будет удобнее. «Какой симпатичный, – подумала Дутсёночек, – а если с ним подружиться?» – Всё нормально, – сказала она вслух. – Я сброшу отцу смску, что мы оставили конверт у него на столе, а сами пошли в кино. Или в луна-парк. Или кататься на роликах. Самокатах. Велосипедах. На чем хочешь. Я совершенно свободна. Сегодня первый день каникул. Мы с родителями уезжаем к морю только через два дня. В нашем распоряжении вечность. Ты как? И она протянула ему руку. Его щеки слегка зарделись. Лицо расплылось в чистой, честной и доброй улыбке, почище десятка столь любимых ею солнечных зайчиков. – Сеньорита, – произнес он на полном серьезе, – готов быть вашим верным и преданным рыцарем. Всегда и во всем. Кино. Парк. Ролики – все принимается. Побежали? В интонации, с которой он выпалил эти слова, было что-то надежное. Умное. Мужественное. Она это безошибочно почувствовала. На него действительно можно было положиться. И сейчас. И в будущем. – Да, родная! – проворковала незамеченная ими фея, растворяясь в воздухе. – Ты можешь на него положиться. Всегда. И во всем. И сейчас. И в будущем. © Н.И. ТНЭЛМ
k-tattoo
Калейдоскоп

Чернила, используемее для нанесения татуировок, могут вызывать не только аллергию, но и раковые заболевания. В первую очередь это касается модной чёрной и «нейтральной» туши, предупреждает Европейское химическое агентство. Оно особенно озабочено отсутствием в странах Европейского Союза контроля над веществами для...

Чернила, используемее для нанесения татуировок, могут вызывать не только аллергию, но и раковые заболевания. В первую очередь это касается модной чёрной и «нейтральной» туши, предупреждает Европейское химическое агентство. Оно особенно озабочено отсутствием в странах Европейского Союза контроля над веществами для тату, большинство которых – дешёвая продукция китайского производства. Она представляет серьёзный риск для здоровья любителей разрисовывать и расписывать свой кожный покров.   В Австрии тюрьмы полны, а тюремщиков не хватает Безработица? Только не среди австрийских тюремщиков. Там, представьте себе, с февраля ищут 180 человек для занятия имеющихся вакансий, но пока дело подвигается весьма неспешно. Министерство юстиции объясняет это тем, что к кандидатам предъявляются весьма высокие требования: не каждому они по плечу. А может быть дело в том, что профессия эта, между прочим, отнюдь не безопасна? Тюрьмы в альпийской республике переполнены. За 2015 год там зарегистрировано 52 случая нападений на работников мест заключения. А вот в 2014 году их было почти вдвое меньше – 28, сетует министр юстиции Вольфганг Брандштеттер. Много это или нет на 3312 человек, несущих тюремную службу, судите сами. Согласно статистике, в среднем австрийские места заключения заселены на 94%. У женщин, как говорят эксперты, мест полно, а вот у мужчин – яблоку негде упасть. Особенно много сидельцев в тюрьмах, находящихся на востоке республики – за счёт арестованных контрабандистов «живого товара». Венская тюрьма в Йозефштадте – среди завсегдатаев она носит название «Ландль», по имени сети туристических отелей – заселена на 108%. Почти такая же картина в другой венской тюрьме в Зиммеринге: число обитателей и там перевалило за 100%. Не лучше дела обстоят в Граце, Зальцбурге, Зоннберге, Зубене, Гарстене и Корнойбурге – везде народу полным-полно. Главная проблема, по словам измученного персонала, незаконно пронесённые в тюрьму сотовые телефоны. Каждый месяц их обнаруживают по 60-70 штук. Поэтому сейчас обсуждается проект создания во всех тюрьмах «глушилок», которые полностью блокируют возможность использования контрабандных средств связи.   Партия Берлускони встала на защиту детей Соратники бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони из партии «Вперед, Италия» внесли в парламент проект закона, предусматривающего срок заключения до года для тех родителей, которые принуждают своих детей в возрасте до 16 лет придерживаться вегетарианской диеты. Если речь идёт о детях в возрасте до трёх лет, то срок заключения возрастает вдвое. Член парламента от этой партии Эльвира Савино подчёркивает, что взрослые люди вольны придерживаться любой устраивающей их диеты, но при этом не имеют права принуждать детей следовать «опасному режиму питания». Этот проект стал реакцией вышеназванной партии на случай, взбудораживший всю Италию. Помешанные на вегетарианстве родители навязали эту диету своему годовалому дитяти. В итоге у недокормыша развился серьёзный порок сердца, да такой, что исправлять его пришлось с помощью хирургического вмешательства. В итоге суд лишил истязателей родительских прав. В ломбардском Бергамо тяжба между родителями по поводу режима питания 12-летнего сына завершилась следующим вердиктом: мамаше, оголтелой вегетарианке с десятилетним стажем, судом предписано раз в неделю готовить своему чаду мясные блюда. Слава богу, пока все кончилось без ущерба для здоровья.   Он все-таки выжил! Вот не зря говорят, что у кошки девять жизней! Австрийский кот, бог весть каким образом забравшийся в сушилку для белья, одну из них, видимо, уже израсходовал, поскольку хозяйка, 73-летняя дама, не заметила этого вторжения и, закрыв крышку, включила домашний прибор. Несчастный зверь выдержал 5-минутную пытку вращением в горячем барабане, откуда он выскочил в клубах пара и с прокушенным языком. Между тем, дама проявила изрядную сообразительность и, раньше, чем отправиться с пострадавшим к ветеринару, дала распаренному коту полизать мороженого. И что вы думаете? Зверю-таки полегчало, и через два дня он выздоровел.
k-Halti
Калейдоскоп

Правительство Норвегии изучает возможность передачи Финляндии арктической вершины горы Халти. В качестве дара к 100-летию получения независимости этой соседней страны от России, которое исполняется в будущем году. Гора высотой 1365 метров находится на границе двух скандинавских государств. В случае получения...

Правительство Норвегии изучает возможность передачи Финляндии арктической вершины горы Халти. В качестве дара к 100-летию получения независимости этой соседней страны от России, которое исполняется в будущем году. Гора высотой 1365 метров находится на границе двух скандинавских государств. В случае получения такого «сувенира», Финляндия станет обладательницей горного пика, на 40 метров превосходящего ее нынешнюю высшую точку. Пока норвежские власти взвешивают все «за» и «против» своего щедрого жеста, подданные королевства собирают через Интернет подписи в поддержку этой инициативы. Лозунг кампании – «Поднимем Финляндию на новые высоты!» На территории Норвегии находятся около 300 гор с пиками выше 2000 метров.   Испанская медаль – Раулю Кастро Муниципальный совет галисийского посёлка Ланкара единогласно присвоил звание «приёмного сына» (почётного жителя) кубинскому лидеру Раулю Кастро. Ему должна быть вручена Золотая медаль Галисии. Десять лет назад он посетил Ланкару, где родился и жил его отец Анхель до переселения на остров в Карибском море, который находится в 7 тысячах километров от Испании. Как и многие галисийцы, он отправился за океан в поисках лучшей доли. В 1992 году Галисию посетил и тогдашний кубинский вождь Фидель Кастро, который побывал в более чем скромном доме своего прародителя. Фиделя горячо встречали местные жители, ему было присвоено звание «приёмного сына» Ланкары. Местные власти во главе с мэром-социалистом намерены превратить этот дом в музей, чтобы не только воздать должное братьям Кастро за их роль в мировой истории, но и привлечь дополнительные потоки туристов в Галисию. Этот план поддерживают даже представители оппозиционных партий в муниципальном совете.   Восьмилетнее путешествие Восемь с половиной лет спустя в лондонский дом, к хозяевам, вернулась чёрно-белая кошка по кличке Мун Юнит. Её доставили из Парижа. Как она оказалась во французской столице, где и у кого обитала – останется загадкой. Путешественницу нашли защитники животных около железнодорожной станции. У бездомной кошки имелся чип с адресом и телефоном, прикреплённый лондонскими хозяевами. Это и позволило возвратить беглянку домой. В течение первых трёх лет после пропажи любящие хозяева тщетно искали Мун Юнит всеми доступными способами. И вот она снова в родных пенатах…   В кино и на пляж – с собакой Мадридский кинотеатр «Синеса» официально разрешил посещать сеансы владельцам собак вместе с их питомцами, чтобы они могли не разлучаться даже на пару часов. Первым показанным фильмом стала мультипликационная лента «Талисманы», собравшая немало и четвероногих зрителей. Кинопрокатная компания, выступившая с необычной инициативой, объявила о намерении распространить такие сеансы и на другие кинотеатры, которыми она владеет в Испании. Пока неясно, позволит ли это увеличить посещаемость кинозалов. В заботе о «лучших друзьях человека» не отстают и в Барселоне. На пляже Льевант в столице Каталонии минувшим летом открыт пляж для купальщиков и их собак. Этому предшествовала довольно острая полемика, так что место отдыха площадью 1200 квадратных метров пока выделено в «экспериментальном порядке». Однако хозяева животных встретили нововведение с энтузиазмом, и теперь требуют от властей расширить пляж Льевант или открыть новые места для купальщиков и их питомцев.