Выпуск №1, 2006

Дневник событий
no image
Интеграция

Еще немного, еще чуть-чуть – и Болгария вместе с Румынией пополнят ряды Европейского Союза, став соответственно 26-й и 27-й странами по счету. Так можно резюмировать решение Европейской Комиссии, о котором объявили Софии и Бухаресту ее председатель Жозе Мануэл Дуран Баррозу и член ЕК, ответственный за расширение...

Еще немного, еще чуть-чуть – и Болгария вместе с Румынией пополнят ряды Европейского Союза, став соответственно 26-й и 27-й странами по счету. Так можно резюмировать решение Европейской Комиссии, о котором объявили Софии и Бухаресту ее председатель Жозе Мануэл Дуран Баррозу и член ЕК, ответственный за расширение ЕС, Олли Рен. Выступая в мае в Европейском Парламенте в Страсбурге, они отметили значительный прогресс на пути продвижения обеих стран к членству в “двадцати пяти”. Однако довольно неожиданно объявили, что для соблюдения графика приема этих двух стран – 1 января 2007 года – болгарским и румынским властям придется потрудиться в решении “серьезных проблем": предпринять “последнее усилие” в деле проведения реформ в соответствии с законодательством ЕС. А новая контрольная проверка состоится в сентябре или, самое позднее, в начале октября. В случае неготовности кандидатов их прием может быть отсрочен на один год. Или на три года не предоставлять некоторые права. В Брюсселе, в кулуарах общеевропейских учреждений, поговаривают, что наиболее требовательны к этим будущим партнерам – Нидерланды, Франция, Дания и Германия. Судя по всему, именно в этих странах быстрее, чем в других, прошла эйфория, вызванная самым крупным расширением Союза – сразу на 10 стран! – в 2004 году, поэтому их общественность относится к перспективе приема новых партнеров более сдержанно: дай бог переварить этих “новичков"… Что же стало камнем преткновения? Для каждого из этих государств, расставшихся с социалистическим строем, проблемы не идентичны. Болгарии предстоит всерьез заняться, прежде всего, шестью вопросами. Комиссия требует “ощутимых результатов в борьбе с организованной преступностью"; “более эффективного и систематического применения законов, направленных на борьбу с мошенничеством и коррупцией"; “более эффективных действий против отмывания денег”. Три других требования касаются использования структурных фондов ЕС для сельского хозяйства, охраны окружающей среды и обеспечения безопасности в области пищевой промышленности. Для Румынии число требований Брюсселя сократилось с 14 до четырех, причем главным достижением Бухареста можно считать то, что нынешние масштабы коррупции в этой стране уже не являются препятствием к вступлению в ЕС (в чем немалая заслуга министра юстиции Моники Маковей). Однако беспокойство у будущих партнеров вызывают, как и в отношении Болгарии, использование структурных фондов для сельского хозяйства, защита окружающей среды и безопасность в сфере пищевой промышленности. Европейские чиновники упрекают Бухарест и в сохраняющихся недоработках в области налоговой политики. Доклад Ж. Мануэла Дурана Баррозу и О .Рена вызвал противоречивую реакцию среди евродепутатов. Так, лидер Европейской социалистической партии Поуль Нюруп Расмуссен подчеркнул, что “перенос вступления этих двух стран не стало бы конструктивным решением, а перенос принятия решения по этому вопросу был бы несправедливым”. Конечно, позиция Брюсселя стала неожиданной для многих политиков и в Софии, и в Бухаресте. Кое-кто заговорил о возможном появлении антиинтеграционных настроений… Как бы то ни было, но болгарское и российское правительства уже обсудили в Москве возможные последствия присоединения Болгарии к “двадцати пяти”. И пришли к выводу: с экономической точки зрения, это открывает неплохие перспективы и даже создает определенные преимущества, особенно при тесном взаимодействии бизнеса двух стран на территории государств ЕС. Игорь ЧЕРНЫШЕВ №1, 2006
no image
Политика

Руководство ведущих стран ЕС занято внутренними, а не европейскими делами Замечено: в Европейском Союзе слабые правительства становятся очень принципиальными и несговорчивыми. Получится ли так в нынешний сложный период, когда почти все крупнейшие страны-участницы (5 из 6) в той или иной степени имеют слабое руководство? Беглого взгляда на...

Руководство ведущих стран ЕС занято внутренними, а не европейскими делами Замечено: в Европейском Союзе слабые правительства становятся очень принципиальными и несговорчивыми. Получится ли так в нынешний сложный период, когда почти все крупнейшие страны-участницы (5 из 6) в той или иной степени имеют слабое руководство? Беглого взгляда на их внутриполитическое положение достаточно, чтобы в этом убедиться. Традиционно лидировавший в Союзе франко-германский тандем давно не придает партнерам идеологический, политический и экономический импульс. Самая большая страна ЕС – Германия, с прошлогодних парламентских выборов, не выявивших явных победителей, возглавляется большой коалицией. Этот довольно противоестественный союз извечных соперников – христианских демократов и социал-демократов – пробует решить назревшие и всегда крайне болезненные социальные проблемы: реформа рынка труда, налоговой системы и социального обеспечения. При этом партнеры ревностно приглядывают друг за другом, как бы тот не обошел на повороте и не пришел в более благоприятных условиях к следующему обновлению Бундестага в 2009 году. Пока опросы населения показывают, что вперед чуть-чуть вырываются то одни, то другие. Но такое неустойчивое равновесие не позволяет Берлину осуществлять твердое лидерство в ЕС. Его извечный партнер в этой роли – Париж – запутался во внутренних интригах. Большие маневры перед президентскими выборами 2007 года привели к многосерийному скандалу вокруг люксембургской финансовой компании “Клерстрим”. В этой истории есть все – друзья-соперники (премьер-министр и министр внутренних дел), шпионские страсти, мнимые тайные счета, неизвестные доносчики, интриги промышленных верхов, полуправда и полуложь. Интрига разворачивается на сложном социальном фоне. Ровно год назад Франция прокатила Европейскую конституцию, потом вспыхнули населенные иммигрантами предместья крупных городов, совсем недавно бурлили студенты. До европейских ли дел Франции? Достаточен ли ее авторитет в глазах партнеров? У еще одной страны-основателя ЕС – Италии, казалось, был шанс вновь прочно встать на ноги после довольно сложного периода отношений с партнерами при ее прежнем лидере Сильвио Берлускони. Тогда к Риму перестали особо прислушиваться в Брюсселе, а по финансово-экономическим показателям Италия оказалась среди худших в Союзе. Но апрельские парламентские выборы не дали убедительной победы левоцентристской коалиции “Союз” во главе с бывшим председателем Европейской комиссии Романо Проди. В результате его правительство в значительной мере зависит от сложных внутрикоалиционных равновесий (в блок входят 9 партий) и вынуждено учитывать капризы и претензии каждой. В Великобритании с парламентской арифметикой у премьер-министра Тони Блэра на бумаге все в порядке: 353 депутата в Палате общин у правящих лейбористов против 283 у оппозиционных партий. Но с политическим доверием в обществе и в партии дела у главы правительства обстоят куда хуже. Всего 26% голосов лейбористы получили на недавних частичных выборах в местные органы власти в Англии. Пощечина была столь звонкой, что пришлось сменить ряд ключевых министров. Добавим скандалы с участием оставшихся или отставленных министров, растущую непопулярность участия Лондона в иракской авантюре США, что отражается на премьер-министре, давление его министра финансов Гордона Брауна, которому обещано место в премьерской резиденции на Даунинг-стрит, 10… Наконец, Польша, крупнейшая из новых стран ЕС. Там положение, с точки зрения интересов Союза, вовсе складывается аховое. Мало того, что прошлой осенью в Варшаве пришла к власти популистская партия “Закон и справедливость” братьев-близнецов Качиньских. Недавно, чтобы обеспечить большинство в Сейме, правительство пошло на союз с откровенно радикальными и антиевропейскими партиями “Союз польских семей” и “Самооборона”. Варшава еще внимательнее стала смотреть в сторону Вашингтона в ущерб Брюсселю. Эти четыре страны насчитывают 220 млн. жителей (48% от населения ЕС в целом), они располагают в Европейском парламенте 282 депутатами из 732 (38,5%). Как сможет ЕС проводить назревшие перемены, интеграцию, добиваться достижения сложных целей (например, превращения к 2010 году в ведущий технологический регион мира) при такой слабости лидеров ведущих государств? Как превратить Союз в глобального игрока в глобализированном мире? … На этом фоне из ведущих государств ЕС лишь Испания выглядит исключением. Более благоприятные экономические показатели, перспектива урегулирования тянущегося много десятилетий конфликта с баскскими сепаратистами контрастирует с партнерами. Но что может Мадрид в одиночку? Андрей СЕМИРЕНКО Премьер-министр Польши заявляет о стремлении к интеграции в Европу Премьер-министр Польши Казимеж Марцинкевич не считает, что вхождение в состав правительства партий-евроскептиков, выступавших против вступления страны в ЕС, помешает Варшаве “проводить активную политику внутри Союза”. “Недавно я встречался в Вене со всеми европейскими лидерами, но никто особой озабоченности не высказал, – заявил он в интервью итальянской газете “Коррьере делла сера”. – не впервые в европейской стране к власти приходят партии популистской направленности. Я вспоминаю Австрию. Наше положение идентичное. При этом программа моего правительства – усиление и оздоровление государственных структур и модернизация экономики – не меняется. Она поддерживается всеми партиями коалиции”. №1, 2006
no image
Политика

В июне завершается год, который взял на размышление ЕС после того, как французы и голландцы отвергли проект Европейской конституции. Планировалось, что по истечении этого периода лидеры Союза предложат путь выхода из сложившегося тупика – как провести необходимые реформы, которые не вступят в противоречие...

В июне завершается год, который взял на размышление ЕС после того, как французы и голландцы отвергли проект Европейской конституции. Планировалось, что по истечении этого периода лидеры Союза предложат путь выхода из сложившегося тупика – как провести необходимые реформы, которые не вступят в противоречие с волей граждан. Года, видимо, оказалось мало, если судить по докладу, который подготовил председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Дуран Баррозу к июньской встрече лидеров ЕС. “В футболе после основного времени может быть назначено дополнительное, а потом и пенальти. Мы не дошли до пенальти, но нам нужно дополнительное время”, – сказал он, представляя документ. Поскольку в ЕС нет согласия о будущем Европейской конституции, то надо продолжить размышления. В качестве промежуточной меры он предложил подписать в 2007 году (потом заговорили о 2008 годе) торжественную декларацию, приуроченную к 50-летию Римского договора, который положил начало нынешнему ЕС. Общая идея Ж. М. Дурана Баррозу состоит в том, чтобы вернуть привлекательность европейской интеграции в глазах населения, слишком часто воспринимающего Союз как бюрократическую структуру, а его достижения как само собой разумеющееся дело. По формулировке председателя комиссии, необходимо стремиться к “Европе результатов”. Среди более конкретных мер он предложил сделать акцент на усилении сотрудничества в области внутренних дел и юстиции, в частности, отказаться от права вето отдельных стран на общие решения в этой сфере. “Следует ли нам ждать новых террористических зверств, чтобы мы занялись в Европе принятием совместных решений в борьбе с терроризмом?” – спросил он. Достаточно ли таких скромных инициатив, чтобы придать импульс застопорившейся европейской интеграции? Вряд ли, хотя поставленные год назад вопросы до сих пор не имеют ответа. Что делать с конституцией? Вновь предложить тот же текст? Он уже отвергнут гражданами двух стран. Провести новые переговоры и создать новый документ? На это требуется решение, политическая воля и принципиальная позиция относительно того, что именно включать в новую редакцию европейского основного закона. Пока это сделать сложно и, видимо, европейские лидеры решили ждать лучших времен. Между тем, накапливаются и новые проблемы. На поверхности лежит одна принципиальная: где пролегают границы ЕС, следует ли продолжать расширение и до каких пор, по каким критериям принимать новые страны. Болгария и Румыния, вроде, успевают пройти по старым правилам, хотя точная дата пока официально не ясна. Дальше среди просителей – Турция, остающиеся мелкие балканские конфетти из состава бывшей Югославии и Албания. Тут переговорные процессы в той или иной степени идут или готовятся. Отдельный вопросительный знак гигантского размера – Украина и иже с ней. Но главная проблема совсем неподъемная: каков политический статус ЕС. Оно должно стать неким наднациональным государством, как хотят федералисты, или ассоциация суверенных стран с большей или меньшей степенью интеграции? За полвека существования Союз еще на него не ответил. Андрей СЕМИРЕНКО  Ангела Меркель: ЕС нуждается в новом старте Европейский Союз нуждается в новом старте, чтобы вернуться на путь успеха, заявила канцлер Германии Ангела Меркель. “Нам совершенно необходим конституционный договор, чтобы обрести дееспособную Европу”, – сказала она, выступая с правительственным заявлением. По ее словам, Германия, которая будет председательствовать в Союзе в первом полугодии следующего года, должна будет заняться этим, если раньше никто не приступит к решению этого вопроса. Глава правительства Германии подчеркнула, что ее страна выступает за то, чтобы в ЕС была утверждена конституция, хотя не следует торопиться с этим. “Мы еще можем сделать так, чтобы “в XXI веке история Европы была историей успеха”, хотя сейчас она сталкивается с “новыми угрозами, новыми вызовами, новыми конкурентами”. Но только через Союз европейские страны могут утвердить “свои интересы, ценности и искусство жить”. №1, 2006
no image
ПОСЛЕ РАСШИРЕНИЯ

Призрак бродит по Западной Европе – призрак “польского водопроводчика”. Это он так запугал французских обывателей на референдуме 2005 года по проекту общеевропейской конституции, что они проголосовали против этого документа, пустив его под откос. Кто же такой, этот грозный пролетарий труда? С чьей-то не очень легкой руки, понятие...

Призрак бродит по Западной Европе – призрак “польского водопроводчика”. Это он так запугал французских обывателей на референдуме 2005 года по проекту общеевропейской конституции, что они проголосовали против этого документа, пустив его под откос. Кто же такой, этот грозный пролетарий труда? С чьей-то не очень легкой руки, понятие “польский водопроводчик” стало именем нарицательным, типическим собирательным образом, символизирующим пришельцев из Восточной Европы, которые устремились, благодаря вступлению их стран в Европейский Союз и открытию границ, в богатые государства в поисках лучшей доли. При этом они якобы отнимают кусок хлеба у тамошних Гансов и Жаков… Но так ли страшен этот “водопроводчик” для аборигенов, как о том твердят в некоторых столицах? На этот счет у жителей стран Союза пока нет однозначного ответа, но, тем временем, вопрос о свободном допуске или ограничении дешевой рабочей силы все глубже раскалывает не только общественность западноевропейских стран, но и сами эти государства. Напомним: правительства 12 из 15 “старых” стран ЕС ввели двухлетний запрет на свободный въезд рабочих из государств-новобранцев Брюсселя. Это решение начало действовать 1 мая 2004 года, и подлежит рассмотрению каждые два года. Вслед за крупнейшим расширением Европейского Союза – тогда в него влились сразу 10 стран – власти Великобритании, Ирландии и Швеции объявили о предоставлении права восточноевропейским рабочим трудиться на их территории в соответствии с местным законодательством. Поддержку правительствам этих трех государств оказывает исполнительный орган ЕС – Европейская Комиссия. Несмотря на лоббизм Брюсселя, большинство “старых” стран Союза, прежде всего, Австрия, Германия и Франция, настаивают на ограничении для иммигрантов из Восточной Европы возможности пополнять их рынки рабочей силы. Власти этих стран считают необходимым сохранить соответствующие ограничения до 2011 года, хотя и согласны периодически пересматривать целесообразность и масштабы этих лимитов. А брюссельские чиновники пока тщетно пытаются убедить эти страны в преимуществах открытия для “лимитчиков” собственных рынков труда… Конечно, приезжая рабочая сила неприхотлива и привыкла довольствоваться малым, поэтому она теснит местных избалованных коллег. Тем более что по уровню профессионализма пресловутые водопроводчики, а также водители автобусов, строители, медицинские сестры и няни ничуть не уступают западноевропейским, но при этом согласны с гораздо меньшим вознаграждением за свой труд, и, кроме того, не претендуют на блага, которые обеспечивает аборигенам развитая местная система социальной защиты трудящихся. Однако противники свободного допуска рабочих из новых стран ЕС указывают на то, что приток мигрантов значительно превышает предусмотренную ранее оценку. Так, власти Великобритании ожидали приезда от 5 тысяч до 13 тысяч иностранцев ежегодно, но только в первый год после открытия границ прибыло примерно 175 тысяч восточных европейцев. При этом находящаяся на подъеме британская экономика, похоже, вполне способна “переварить” приток новой рабочей силы. А вот страны с высоким уровнем безработицы, такие, как Франция и Греция, очень неохотно открывают свои рынки труда даже партнерам по ЕС. В частности, Париж “щедро” выделил польским рабочим в первый после расширения ЕС год всего… 875 мест. Игорь КОЛЧИН №1, 2006
Тенденции & прогнозы
no image
ПАРТНЕРСТВО

С 2000 по 2006 год экспорт из 27 стран, ныне входящих в ЕС, вырос в три раза – с 22,7 миллиарда евро до 72,4 миллиарда, сообщает статистическая служба Союза – «Евростат». По его данным, за этот же период импорт из России возрос...

С 2000 по 2006 год экспорт из 27 стран, ныне входящих в ЕС, вырос в три раза – с 22,7 миллиарда евро до 72,4 миллиарда, сообщает статистическая служба Союза – «Евростат». По его данным, за этот же период импорт из России возрос вдвое – с 63,8 миллиарда евро до 140,6 миллиарда евро. Следовательно, дефицит торгового баланса для ЕС по отношению к России вырос с 41 миллиарда евро до 68,2 миллиарда евро. Это связано преимущественно с ростом дефицита в торговле энергоносителями, который лишь частично компенсируется увеличением экспорта на российский рынок европейских машин и оборудования. Доля России в общем торговом обороте ЕС за этот период также почти удвоилась. В 2006 году она составляла 6% экспорта стран ЕС и 10% их импорта. Таким образом, Россия стала третьим по важности торговым партнером Союза. В 2006 году почти половина европейского экспорта на российский рынок составляли машины и оборудование, 2/3 импорта из России – энергоносители. Первым торговым партнером России из стран ЕС остается Германия, обеспечивая 32% экспорта из ЕС (23,1 миллиарда евро). На втором месте находится Италия (7,6 миллиарда евро или 11% экспорта), на третьем – Финляндия (6,2 миллиарда евро или 9%). Главным импортером из России также является Германия (29 миллиардов евро, или 21% всего импорта из России). Вторую строчку занимают Нидерланды (17 миллиардов евро, или 12%), третью – Италия (13,6 миллиарда евро, или 10%). Большинство стран ЕС имеют дефицит в двусторонней торговле с Россией. Самый большой отмечен у Нидерландов (11,4 миллиарда евро), затем идут Италия (6 миллиардов), Германия и Польша (по 5,9 миллиарда). Самый маленький объем торговли с Россией в ЕС у Мальты. В 2006 году экспорт составил 2 миллиона евро, импорт – тоже 2 миллиона евро. Следовательно, дефицит у нее нулевой. В двусторонней торговле с Россией положительное сальдо имеют среди стран ЕС только Дания, Словения, Австрия и Ирландия. №7(13), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

"Это – крупнейший научный проект в истории, и осуществлять его будет половина человечества", – так расценил подписание в Брюсселе 24 мая соглашения о создании Международного термоядерного экспериментального реактора член Европейской Комиссии Янез Поточник, ответственный за научные исследования. Свои подписи под этим...

"Это – крупнейший научный проект в истории, и осуществлять его будет половина человечества", – так расценил подписание в Брюсселе 24 мая соглашения о создании Международного термоядерного экспериментального реактора член Европейской Комиссии Янез Поточник, ответственный за научные исследования. Свои подписи под этим документом поставили представители Европейского Союза, России, США, Китая, Индии, Южной Кореи и Японии. Совместный проект получил сокращенное название ИТЭР, а соглашение рассчитано на 35 лет. В ближайшее десятилетие реактор нового поколения будет построен в Кадараше (Франция), и станет эксплуатироваться в течение еще 10 лет, а затем демонтирован. В случае успеха этого эксперимента запланировано наладить промышленное производство термореакторов. В приложениях к парафированному в Брюсселе документу, который должен быть ратифицирован в странах-участницах проекта до конца этого года, перечислен вклад каждого партнера в этот колоссальный по масштабам и значимости для будущего всего человечества проект. ЕС профинансирует половину всех затрат – выделит примерно 5 миллиардов евро, а остальные участники возьмут на себя по 10% расходов на строительство объекта. Директором проекта назначен Канаме Икеда (Япония), что стало жестом признательности властям Страны восходящего солнца за отказ добиваться сооружения чудо-реактора в этой стране. Этот план приобретает особое значение из-за обостряющегося энергетического кризиса на планете. Преимущества будущего реактора столь велики, что его даже трудно сравнивать с действующими ныне на атомных электростанциях. Достаточно сказать, что он безопасен, не может взорваться, как Чернобыльская АЭС, автоматически отключается при нехватке топлива, кратковременно выделяет минимум радиации и только в своей внутренней части, не создает проблем при транспортировке топлива – изотопов водорода, и даже не выбрасывает в атмосферу газы, вызывающие парниковый эффект… Но главное – человечество впервые получит реальную перспективу кардинального решения энергетической и экологической проблем. Однако не менее важно и то, что параллельно с крупнейшим научным экспериментом будет происходить эксперимент в области международного сотрудничества ведущих стран мира. Положительный результат такого двойного опыта придаст мощный импульс будущим еще более сложным проектам, а значит, и ускорит научно-технический прогресс на Земле. Валерий ПОЛЯКОВ №1, 2006
no image
Саммит

Путин, визави, визы и газовая заслонка Семнадцатый по счету саммит руководителей России и Европейского Союза, состоявшийся 25 мая в южном курортном городе Сочи, совместил в себе обычную протокольную вежливость и не столь обычный жесткий разговор без обиняков и сантиментов. Были...

Путин, визави, визы и газовая заслонка Семнадцатый по счету саммит руководителей России и Европейского Союза, состоявшийся 25 мая в южном курортном городе Сочи, совместил в себе обычную протокольную вежливость и не столь обычный жесткий разговор без обиняков и сантиментов. Были радушные улыбки официальных лиц, во многом – искренние, видимо, благодаря тому, что “свежо и остро пахли морем” поданные к столу яства, а Кубанский казачий хор демонстрировал слаженность и недюжинную силу своего многоголосия. Но было и кисло-сладкое послевкусие – скрытое на первых порах разочарование итогами. Отличительной меткой сочинского саммита стали умеренные, в отличие от прежних, ожидания чуть более информированной на этот раз прессы. Снова проявилось, как во время недавнего тет-а-тет в Томске с канцлером Германии Ангелой Меркель, новообретенное умение президента России вести разговор с лоббистами европейского бизнеса, часто сводимый к заурядному торгу, на основе римского принципа "Do ut de" – "Даю, чтобы ты дал". Этот принцип подразумевает взаимность и взаимозачет национальных интересов. Брюссельский десант на сочинскую ривьеру был внушительным. Европейскую Комиссию представляли ее председатель Жозе Мануэл Дуран Баррозу, Бенита Ферреро-Вальднер, курирующая внешние связи и европейскую политику соседства, и Питер Мандельсон, ответственный за вопросы торговли. Канцлер Австрии Вольфганг Шюссель олицетворял страну-председателя ЕС совместно с верховным представителем Союза по единой внешней политике и политике безопасности Хавьером Соланой. Хозяином саммита выступал президент России Владимир Путин, который на итоговой пресс-конференции, как представляется, произнес фразу, достойную стать эпиграфом сочинского саммита в том виде, в котором он войдет в учебники истории: “Дорога должна быть с двусторонним движением”. В общей сложности, как скрупулезно подсчитал канцлер В. Шюссель, дискуссии заняли 10 часов. В сухом остатке оказалось два подписанных соглашения – об упрощении визового режима и о реадмиссии, а также озвученное намерение начать подготовку нового базового документа, регулирующего двусторонние отношения, взамен "Соглашения о партнерстве и сотрудничестве" (СПС), т.к. срок его действия истекает в 2007 году. Только в этом случае появится реальный шанс придать стратегический характер диалогу России и Европы, которые пока представляют собой, по выражению одного моего коллеги, "зыбкий симбиоз". В общую копилку На сочинском саммите стороны выразили удовлетворение тем, что накануне в Брюсселе было парафировано Соглашение о сотрудничестве по проекту создания термоядерного реактора (ИТЭР), а также договорились о дальнейшей деятельности в рамках программы Тасис для России на 2005-2007 годы, и об участии Евросоюза в программах социально-экономического развития такого важного российского региона, как Северный Кавказ. Оценка саммита Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу: – "Открытый диалог… подтвердил характер наших взаимоотношений как соседей, как партнеров, несущих глобальную ответственность." – "Не надо забывать, что Россия – это европейская страна, очень важная, глобальная держава и наш сосед." – "Сочинский саммит явился свидетельством зрелости наших отношений." Две ключевые цифры: –160 миллиардов евро в пользу России в соотношении экспорта и импорта в торговом обороте; – 80 миллиардов евро составляют прямые инвестиции европейских компаний в российскую экономику. Владимир МИХЕЕВ №1, 2006
Финансы & банки
no image
Энергетика

Энергетический диалог РФ-ЕС будет продолжен Еще за несколько месяцев до начала майского саммита ЕС-РФ в Сочи было ясно, что тема сотрудничества в области поставок энергоносителей обречена стать там одной из центральных. В особенности после того, как стороны в канун встречи, если применить фехтовальный...

Энергетический диалог РФ-ЕС будет продолжен Еще за несколько месяцев до начала майского саммита ЕС-РФ в Сочи было ясно, что тема сотрудничества в области поставок энергоносителей обречена стать там одной из центральных. В особенности после того, как стороны в канун встречи, если применить фехтовальный термин, обменялись уколами, притом довольно болезненными. Европейцы на все лады склоняли версию о ненадежности России как поставщика энергоносителей, нажимая на зимний российско-украинский газовый спор, и дали от ворот поворот намерениям “Газпрома” хоть немного приблизиться к конечному старосветскому потребителю российского газа. Россияне без обиняков заявили, что на Европе свет клином не сошелся, есть еще и США, и Япония, и Китай, и Юго-Восточная Азия, где нашим поставкам будут несказанно рады. После подобного “обмена любезностями” трудно было ожидать, что в Сочи сторонам удастся всерьез сблизить свои позиции. Так, собственно, и вышло: было зафиксировано, что на нынешнем этапе интересы России и ЕС расходятся гораздо больше, чем это можно было бы ожидать после многолетнего и внешне благостного ведения Энергетического диалога.*1 Европейцы твердо стоят на том, что с “Газпрома” будет довольно того, что он прокачает газ до их границ, а со всем последующим, в том числе и с получением аппетитных прибылей с тех, в чьи дома он будет доставлен, они отлично управятся сами. И при этом предлагают Москве “либерализовать и сделать прозрачным” доступ третьих стран к построенным на российские деньги трубопроводам, ратифицировать Энергетическую хартию*2, определенным образом регламентирующую вопросы ценообразования. То есть создать, как любят подчеркивать в Брюсселе, “ясную, понятную и предсказуемую среду, в которой будут строиться энергетические отношения”. А, собственно, зачем бы это России стоило в очередной раз перекраивать все по удобным для европейцев лекалам? Какая ей в этом корысть? Ответ один: посулы щедрых инвестиций, в которых наша энергетическая отрасль и в самом деле серьезно нуждается. Вроде бы все логично. Но… Идти навстречу партнерам, отказываясь от исторически сложившихся преимуществ, надо сейчас и сразу. А инвестиции будут потом. Или не будут. От Брюсселя это уже никак не зависит. Представим простенький сценарий: цена на энергоносители падает настолько, что вложения на разработку месторождений в окрестностях 70-й широты становятся непривлекательными. Едва ли прозрачность и предсказуемость послужат в этом случае большим подспорьем. И если европейцы, отстаивая свои интересы, неукоснительно следуют принципу “утром – деньги, вечером – стулья”, то почему бы России не взять с них пример, показав, что она усвоила принципы рыночной экономики? Собственно, это и было сделано. “Если наши европейские партнеры ждут, что мы запустим их в святая святых нашей экономики – в энергетику и запустим так, как многие бы хотели, то ждем встречных шагов на критических и самых важных направлениях для нашего развития”, – подчеркнул президент Владимир Путин. В общем, ничего личного! Просто бизнес! Не будем забывать и о том, что единая энергетическая политика Европейским Союзом пока не сформулирована. Отвечающий за это направление член Европейской Комиссии Андрис Пиебалгс обещал сделать столь важную работу как можно скорее, но пока есть только обширный и не очень конкретный труд под названием “Зеленая книга”.*3 Разговоры о диверсификации энергоснабжения Старого Света идут давно, но практические результаты этих благих намерений отнюдь не велики. Более того, крупные энергетические фирмы без излишней скромности пользуются своим доминирующим положением на рынке и, как указывают европейские защитники здоровой конкуренции, “злоупотребляют этим, прибегая к рестриктивной деловой практике”. То есть, попросту говоря, держат неоправданно высокие цены. Не случайно, в середине мая в 20 крупнейших энергетических фирмах 6 стран Европейского Союза борцами с монополизмом были проведены неожиданные проверки. Позднее, возможно, станет понятно, что это было – желание напомнить о своем существовании или реальная борьба за создание в отрасли конкурентной среды. Жаркие, порой выходящие за грань политических приличий споры о Североевропейском трубопроводе – тоже показательный пример того, насколько далека Европа от единства в энергетической политике. А ведь у российской стороны, как явствует из ответа президента В.Путина, нет никаких возражений против увеличения числа участников проекта, в том числе и с привлечением его наиболее ярых критиков из прибалтийских стран. “Но за счет доли германской стороны”, – подчеркнул российский лидер. И в самом деле, члены одного государственно-политического объединения могли бы попробовать найти в этом вопросе общий язык. Словом, Россия обозначила те позиции, с которых она в энергетическом сотрудничестве с Европой отступать не намерена, в то же время, подчеркнув свою готовность к дальнейшему велению диалога. И с этой точки зрения майская встреча в верхах между ЕС и РФ стала вполне деловой, как говорится, рабочей. А какая же работа обходится без споров?   *1 Цель – долгосрочное партнерство Начало энергетического диалога между Россией и Европейским Союзом стало одним из важнейших результатов встречи в верхах в Париже, прошедшей в октябре 2000 года. Цель этой формы сотрудничества – развивать долгосрочное партнерство в сфере, представляющей безусловный взаимный интерес. Логика проста и очевидна: Европа нуждается в энергоносителях, Россия – в инвестициях в энергетический сектор. Проиллюстрируем сказанное цифрами. В ЕС поступает 53% российского экспорта нефти (16% общего объема потребления) и 62% экспорта газа (20% общего объема потребления). Есть все основания говорить, что газа Старому Свету в будущем потребуется еще больше, а поле для маневра у европейцев здесь по многим причинам значительно уже. Энергетическая стратегия России на 2001-2020 годы предполагает, что в отрасль потребуется инвестировать 450-600 миллиардов евро. Причем 150 миллиардов евро требуются на период до 2010 года и иностранные инвестиции должны были составить не менее трети этой суммы. Но одним только углеводородным сырьем диалог не ограничивается. Сотрудничество касается и объединения электросетей России и ЕС, и торговли ядерными материалами. Словом, масштабы сотрудничества, без сомнения, впечатляют. Исследовательский этап диалога уже пройден и стороны определили ключевые области, представляющие взаимный интерес. Их четыре: торговля энергоресурсами, инвестиции, энергетическая инфраструктура и энергетическая безопасность. Углубленно каждый из них рассматривается в соответствующей группе экспертов. С результатами этих обсуждений можно ознакомиться в регулярно обнародуемых Обобщающих докладах, которых подготовлено уже шесть. Среди конкретных договоренностей можно упомянуть намерение продолжить подготовительную работу в отношении ряда инфраструктурных проектов – Североевропейский трансбалтийский газопровод, Штокмановское месторождение природного газа, объединение газопровода “Ямал-Европа”, объединение нефтепровода “Адрия-Дружба”, объединение электросетей ЕС и России. Все остальное пока пребывает в основном на уровне “стороны констатируют взаимный интерес к продолжению работы по дальнейшему изучению возможностей поиска новых подходов…” И дело здесь не в чьем-то нерадении или злой воле. По самой сути своей диалог нацелен на средне- и долгосрочную перспективу. То есть, является стратегическим. А стратегические интересы, как известно, особенно трудно поддаются согласованию.   *2 Что за хартия такая? Одним из инициаторов создания Энергетической хартии можно считать тогдашнего премьер-министра Нидерландов Рууда Любберса, выступившего на встрече Европейского Совета в Дублине (1990 год) с предложением о создании Европейского энергетического сообщества. В конце следующего года в Гааге был подписан документ, получивший свое нынешнее название. В декабре 1994 года в Лиссабоне подписаны Договор к этой хартии и протокол по вопросам энергетической эффективности и экологическим аспектам. В апреле 1998 года после ратификации его 30 странами договор вступил в силу, и была принята поправка к нему, приводящая его торговые положения в соответствие с правилами ВТО. В 1994 году Россия подписала, но так и не ратифицировала этот договор. Его основные положения таковы: иностранные инвестиций в энергетику надо защищать и поощрять; энергетическими материалами надо торговать свободно; транзит энергоносителей по трубопроводам и сетям тоже должен быть свободен; неблагоприятное воздействия энергетики цикла на окружающую среду надо всемерно снижать; механизмы разрешения споров между государствами или между инвестором и государством необходимо неукоснительно использовать. Для России важнейшее значение имеет то, как этот документ решает проблему транзита. С ее точки зрения предложенный там подход носит односторонний характер, учитывающий лишь интересы европейской стороны, получающей право беспрепятственно перекачивать газ из третьих стран по российским трубопроводам. В то же время, как очевидно продемонстрировал новогодний газовый спор между Россией и Украиной, Энергетическая хартия оказалась совершенно бессильной, когда надо было прекратить то, что деликатно именуется “несанкционированным отбором российского газа, предназначавшегося европейским потребителям. Во всяком случае, никаких санкций за нарушение положений протокола к нашему западному соседу применено не было. "Газпром” высокопоставленный европейский чиновник попытался успокоить, сказав, что он “убежден, если бы Россия ратифицировала договор, найти справедливое решение было бы легче, и у России есть все шансы извлечь пользу из ратификации”. Убежденность, конечно, вещь хорошая, но было бы куда надежней, если бы договор давал таким действиям однозначную и недвусмысленную трактовку, приводящую к неотвратимому наказанию. Собственно, об этом российская сторона и хотела бы договориться, прежде чем брать на себя весь объем обязательств, предусмотренных договором. То же самое относится и к использованию в энергетическом секторе правил ВТО. Зачем брать на себя обязательства, предусмотренные членством в той, организации, в которую мы пока не вступили? Словом, не оспаривая значения этого документа и работы, проделанной в ходе его подготовки, стоит отметить: всеобъемлющим и взаимовыгодным он может быть только тогда, когда будет в равной мере учитывать интересы всех сторон и предоставлять им равные гарантии.   *3 Стратегия устойчивого развития На уровне констатации этот документ, носящий название “Зеленая книга”, просто безупречен. Попробуйте оспорить, например, утверждение о том, что “Европа вступила в новую энергетическую эру”. Ничего не получится! Равно как и усомниться в том, что для обновления стареющей энергетической инфраструктуры в ближайшие 20 лет странам Европы предстоит сделать вложения в сумме триллиона евро. А опровергнуть точку зрения, гласящую, что импорт газа Европейским Союзом в ближайшие 25 лет вырастет на 80%? Словом, анализируя нынешнее состояние дел, создатели “Зеленой книги” двумя ногами стояли на твердой земле реальности. Однако, в той части этого стратегического документа, которая касается выводов и предложений, формулировки становятся куда более обтекаемыми. Когда речь идет о трех основных целях европейской энергетической политики – достижении устойчивости, конкурентоспособности и безопасности поставок – то благопожелания сыплются как из рога изобилия: “снизить влияние роста мировых цен на энергоносители на экономику ЕС и его граждан”, “гарантировать всем гражданам и деловым людям доступ к энергии”, “улучшить условия доступа европейских компаний к энергетическим ресурсам"… Разумеется, есть в “Зеленой книге” и конкретные предложения, касающиеся основных направлений деятельности в этой сфере. Например, подчеркивается, что ЕС нуждается в завершении работы по созданию единого внутреннего рынка газа и электроэнергии. Для чего предлагается создать Европейскую электрическую сеть, разработать Европейский сетевой кодекс и изучить вопрос о создании Европейского центра энергетических сетей. При самой эффективной и оперативной работе задача на добрый десяток лет, если не больше. Отнюдь не быстрее, если не еще медленнее, будет продвигаться работа по “созданию гарантий того, чтобы внутренний рынок обеспечивал безопасность снабжения и солидарность государств-участников”. Предстоит пересмотреть все национальные законодательства, касающиеся нефтяных и газовых запасов, унифицировать их и обеспечить прозрачность в этом вопросе на общеевропейском уровне. Поскольку речь здесь идет о стратегических аспектах национальной безопасности, согласование интересов не обещает быть легким. А что же единая энергетическая политика? Конечно, и ей в документе уделено должное внимание. Предложения Европейской Комиссии в этой области таковы: - определить приоритеты в создании новой инфраструктуры, необходимой для безопасности энергетического снабжения; - разработать Общеевропейский энергетический договор; - установить новое энергетическое партнерство с Россией; - создать механизм быстрой и скоординированной реакции на экстренные ситуации во внешнем энергетическом снабжении, затрагивающие запасы ЕС; - углублять энергетические связи с главными производителями и потребителями; - заключить международное соглашение по эффективному использованию энергии. Задачи намечены. Осталось их только решить. Андрей ГОРЮХИН №1, 2006
no image
Экономика

В Европейском Союзе, если прибегнуть к крылатому выражению Дизраэли, обитают две нации: имущие и неимущие. И среда их обитания различна. В Любельском воеводстве в Польше доходы граждан составляют 33% от среднестатистического по ЕС. Это полюс относительной бедности. А на противоположном полюсе находятся...

В Европейском Союзе, если прибегнуть к крылатому выражению Дизраэли, обитают две нации: имущие и неимущие. И среда их обитания различна. В Любельском воеводстве в Польше доходы граждан составляют 33% от среднестатистического по ЕС. Это полюс относительной бедности. А на противоположном полюсе находятся те, кто живут в центральных районах Большого Лондона: здесь доходы равняются 278% от среднего душевого по Союзу. Об этом сообщает статистическое ведомство “Евростат”, которое только сейчас подвело окончательные итоги за 2003 год. В "верхние" три региона входят, помимо упомянутой сердцевины британской столицы, Брюссель и целиком и полностью Великое герцогство Люксембург. В числе самых продвинутых в плане зажиточности 37 регионов, где ВВП в пересчете на душу населения превышает среднестатистический показатель на 125% присутствуют 7 регионов Германии, а далее – 6 в Италии, 5 в Голландии, три в Австрии, по два в Бельгии Финляндии и по одному в Чехии, Испании, Франции, Ирландии, Швеции и Люксембурге. Что касается "нижних" по достатку регионов, то их насчитали 60: здесь доходы составляют менее 75% от среднестатистического уровня. Во Франции в эту незавидную категорию попали все заморские департаменты. Шесть неблагополучных регионов обнаружили в Венгрии, 7 в Чехии, но больше всего в Польше – 16. Впрочем, абсолютным лидером по отставанию, тем не менее, оказались не страны Центральной и Восточной Европы, а один из районов Португалии. Цифры точны, уверяют эксперты "Евростата", но оговариваются. В ряде регионов высоких показателей ВВП удалось бы добиться без “приезжей” рабочей силы, то есть тех работников, которые не проживают в этом месте, но регулярно, каждое утро добираются сюда, к своим рабочим местам. Созданная их руками прибавочная стоимость затем делится только на постоянных резидентов, что повышает их чисто статистический доход. Владимир МИХЕЕВ №1, 2006
Открываем старый свет
no image
Демография

Половина всех заключенных браков в странах ЕС заканчиваются разводами, а каждый третий младенец появляется на свет, как выражались в прежние не политкорректные времена, “незаконнорожденным”. Сейчас на просвещенном континенте терпимость приняла формы безграничного великодушия, а подчас и равнодушия, что способствует связанной с этим тревожной тенденции. В Европе, радующейся росту...

Половина всех заключенных браков в странах ЕС заканчиваются разводами, а каждый третий младенец появляется на свет, как выражались в прежние не политкорректные времена, “незаконнорожденным”. Сейчас на просвещенном континенте терпимость приняла формы безграничного великодушия, а подчас и равнодушия, что способствует связанной с этим тревожной тенденции. В Европе, радующейся росту продолжительности жизни, которую можно еще больше заполнить большими и малыми житейскими радостями, все выше поднимает голову бытовой эгоизм. Проявляется это в кризисе семьи, о чем свидетельствуют данные “Евростата” – статистического ведомства ЕС. В 2004 году в 25 странах ЕС было сыграно 2,2 миллиона свадеб, или на каждую тысячу жителей приходилось по 4,8 брачных церемоний. За этот же период почти миллион пар разошлись в разные стороны. В числе лидеров по количеству заключенных союзов значатся киприоты, датчане и мальтийцы, за которыми следуют словенцы, бельгийцы и греки. Самыми неверными в браке оказались чехи и литовцы, им в затылок дышат эстонцы и бельгийцы. Самыми стойкими, которые мужественно сносят неизбежные превратности матримониальных уз, остаются граждане стран, где в духовной сфере свое веское слово сказывает римско-католическая церковь. Реже всего разрывают цепи Гименея в Ирландии и Италии, на Мальте это вообще нонсенс – разводы здесь попросту запрещены. Впрочем, религиозное воспитание только отчасти объясняет курьезы в гражданском состоянии европейцев. Так, вслед за Ирландией, где наивысшие показатели рождаемости, следует не больно и отстающие от лидера светские по духу Франция, Британия, Дания и Люксембург. В то время как правоверные католики в Италии и Польше не служат примером по части массового продолжения рода-племени. А замыкают список почему-то не шибко чадолюбивые латыши и литовцы. За отчетный период, выяснили эксперты “Евростата”, почти треть (31,6%) детей появилось вне брака, а это 4 миллиона 800 тысяч душ. На передовых позициях находятся скандинавские страны и республики Балтии. А по количеству неполных семей всех опережает Британия (24%). Наиболее благополучными в этом плане вновь оказались страны южной Европы. Бесстрастные счетоводы “Евростата” никак не комментируют свои цифры. Но для многих европейцев эта статистика наглядно показывает, что Семья (с большой буквы) как общественный институт давно и уверенно лежит на боку – и лапки кверху… Владимир МИХЕЕВ №1, 2006
no image
БИЛЕТ В ЕВРОПУ

На карте Европы и мира появилось новое государство, 48-е и 193-е по счету соответственно. Очередной независимой страной стала Черногория, после референдума 21 мая, посвященного отделению этой союзной республики от Сербии, когда 55,5% избирателей сказали “Да!” на вопрос об этом шаге. Готовя эту...

На карте Европы и мира появилось новое государство, 48-е и 193-е по счету соответственно. Очередной независимой страной стала Черногория, после референдума 21 мая, посвященного отделению этой союзной республики от Сербии, когда 55,5% избирателей сказали “Да!” на вопрос об этом шаге. Готовя эту кампанию, черногорские политики во главе с премьер-министром Мило Джукановичем не скрывали, что главная цель мероприятия – ускорение процесса присоединения к Европейскому Союзу, ибо Сербия воспринимается ими как балласт на трудном пути. Заметим, что победный перевес в республике с населением 612 тысяч человек составил примерно 2 тысячи голосов. А также привлечем внимание еще к одному факту: одновременно с Черногорией формальную независимость обрела и Сербия, правда, против своей воли, и потеряв к тому же выход к Адриатическому морю. Причем, именно Белград, в соответствии с союзной конституцией, становится правопреемником бывшего объединенного государства, автоматически наследуя места в ООН и других международных организациях. А вот черногорцам, прежде чем влиться в ЕС, предстоит еще “завоевать свое место под солнцем” на международной арене, не говоря уже о необходимости провести немало реформ и “подогнать” свою экономику под критерии Брюсселя… Кстати, в подходе к обретению независимости Черногорией проявилась двойственность во внешней политике ЕС. Ведь всего три года назад он подталкивал Подгорицу в состав союзного с Сербией государства, поскольку ощущалась опасность новых конфликтов на Балканах. Провал в 2005 году проекта общеевропейской конституции на референдумах во Франции и Нидерландах свидетельствовал, среди прочего, об усталости в “старых странах” ЕС от череды его расширений, а также о проявлении националистических тенденций и замедлении темпов продвижения к созданию Соединенных Штатов Европы. И вот теперь решение избирателей Черногории подливает масло в огонь этих проблем. Не случайно верховный представитель ЕС по единой внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана поспешил заявить после голосования, что решение черногорцев “ни для кого не послужит прецедентом, это ограничивается положением на Балканах”. Опытнейший дипломат понимает, с каким напряженным вниманием за черногорским опросом и дальнейшими событиями в этой республике следят в таких сепаратистки настроенных регионах, как Косово (Сербия), Страна Басков (Испания), Северная Ирландия, Шотландия (Великобритания), а также Абхазия и Южная Осетия, Приднестровье и Нагорный Карабах… Конечно, международное право допускает отделение союзных, но не автономных образований. Однако кто знает, станут ли считаться с этими нормами добивающиеся независимости деятели и их сторонники, вдохновленные примером Черногории? Кстати, во многих европейских столицах и без того задают тревожный вопрос: к чему способно привести дальнейшее возникновение самостоятельных карликовых государств? После окончания Второй мировой войны число суверенных стран в Европе увеличилось в четыре раза. В последние 15 лет этот взрывной процесс обусловлен не только националистическими и политическими устремлениями, но и нередко – экономическим эгоизмом, и Черногория яркий тому пример. Поэтому не исключено появление на карте Старого Света новых искусственных нежизнеспособных мини-государств, и, тем самым, возникновение нестабильной обстановки в ряде регионов Европы. Напомним: в мире насчитывается около 5 тысяч народов и этнических меньшинств. Не дай бог, чтобы лидеры многих из них вдруг захотели жить в мононациональных странах! Александр СОКОЛОВ №1, 2006
БИЛЕТ В ЕВРОПУ
no image
БИЛЕТ В ЕВРОПУ

На карте Европы и мира появилось новое государство, 48-е и 193-е по счету соответственно. Очередной независимой страной стала Черногория, после референдума 21 мая, посвященного отделению этой союзной республики от Сербии, когда 55,5% избирателей сказали “Да!” на вопрос об этом шаге. Готовя эту...

На карте Европы и мира появилось новое государство, 48-е и 193-е по счету соответственно. Очередной независимой страной стала Черногория, после референдума 21 мая, посвященного отделению этой союзной республики от Сербии, когда 55,5% избирателей сказали “Да!” на вопрос об этом шаге. Готовя эту кампанию, черногорские политики во главе с премьер-министром Мило Джукановичем не скрывали, что главная цель мероприятия – ускорение процесса присоединения к Европейскому Союзу, ибо Сербия воспринимается ими как балласт на трудном пути. Заметим, что победный перевес в республике с населением 612 тысяч человек составил примерно 2 тысячи голосов. А также привлечем внимание еще к одному факту: одновременно с Черногорией формальную независимость обрела и Сербия, правда, против своей воли, и потеряв к тому же выход к Адриатическому морю. Причем, именно Белград, в соответствии с союзной конституцией, становится правопреемником бывшего объединенного государства, автоматически наследуя места в ООН и других международных организациях. А вот черногорцам, прежде чем влиться в ЕС, предстоит еще “завоевать свое место под солнцем” на международной арене, не говоря уже о необходимости провести немало реформ и “подогнать” свою экономику под критерии Брюсселя… Кстати, в подходе к обретению независимости Черногорией проявилась двойственность во внешней политике ЕС. Ведь всего три года назад он подталкивал Подгорицу в состав союзного с Сербией государства, поскольку ощущалась опасность новых конфликтов на Балканах. Провал в 2005 году проекта общеевропейской конституции на референдумах во Франции и Нидерландах свидетельствовал, среди прочего, об усталости в “старых странах” ЕС от череды его расширений, а также о проявлении националистических тенденций и замедлении темпов продвижения к созданию Соединенных Штатов Европы. И вот теперь решение избирателей Черногории подливает масло в огонь этих проблем. Не случайно верховный представитель ЕС по единой внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана поспешил заявить после голосования, что решение черногорцев “ни для кого не послужит прецедентом, это ограничивается положением на Балканах”. Опытнейший дипломат понимает, с каким напряженным вниманием за черногорским опросом и дальнейшими событиями в этой республике следят в таких сепаратистки настроенных регионах, как Косово (Сербия), Страна Басков (Испания), Северная Ирландия, Шотландия (Великобритания), а также Абхазия и Южная Осетия, Приднестровье и Нагорный Карабах… Конечно, международное право допускает отделение союзных, но не автономных образований. Однако кто знает, станут ли считаться с этими нормами добивающиеся независимости деятели и их сторонники, вдохновленные примером Черногории? Кстати, во многих европейских столицах и без того задают тревожный вопрос: к чему способно привести дальнейшее возникновение самостоятельных карликовых государств? После окончания Второй мировой войны число суверенных стран в Европе увеличилось в четыре раза. В последние 15 лет этот взрывной процесс обусловлен не только националистическими и политическими устремлениями, но и нередко – экономическим эгоизмом, и Черногория яркий тому пример. Поэтому не исключено появление на карте Старого Света новых искусственных нежизнеспособных мини-государств, и, тем самым, возникновение нестабильной обстановки в ряде регионов Европы. Напомним: в мире насчитывается около 5 тысяч народов и этнических меньшинств. Не дай бог, чтобы лидеры многих из них вдруг захотели жить в мононациональных странах! Александр СОКОЛОВ №1, 2006
ПАРТНЕРСТВО
no image
ПАРТНЕРСТВО

С 2000 по 2006 год экспорт из 27 стран, ныне входящих в ЕС, вырос в три раза – с 22,7 миллиарда евро до 72,4 миллиарда, сообщает статистическая служба Союза – «Евростат». По его данным, за этот же период импорт из России возрос...

С 2000 по 2006 год экспорт из 27 стран, ныне входящих в ЕС, вырос в три раза – с 22,7 миллиарда евро до 72,4 миллиарда, сообщает статистическая служба Союза – «Евростат». По его данным, за этот же период импорт из России возрос вдвое – с 63,8 миллиарда евро до 140,6 миллиарда евро. Следовательно, дефицит торгового баланса для ЕС по отношению к России вырос с 41 миллиарда евро до 68,2 миллиарда евро. Это связано преимущественно с ростом дефицита в торговле энергоносителями, который лишь частично компенсируется увеличением экспорта на российский рынок европейских машин и оборудования. Доля России в общем торговом обороте ЕС за этот период также почти удвоилась. В 2006 году она составляла 6% экспорта стран ЕС и 10% их импорта. Таким образом, Россия стала третьим по важности торговым партнером Союза. В 2006 году почти половина европейского экспорта на российский рынок составляли машины и оборудование, 2/3 импорта из России – энергоносители. Первым торговым партнером России из стран ЕС остается Германия, обеспечивая 32% экспорта из ЕС (23,1 миллиарда евро). На втором месте находится Италия (7,6 миллиарда евро или 11% экспорта), на третьем – Финляндия (6,2 миллиарда евро или 9%). Главным импортером из России также является Германия (29 миллиардов евро, или 21% всего импорта из России). Вторую строчку занимают Нидерланды (17 миллиардов евро, или 12%), третью – Италия (13,6 миллиарда евро, или 10%). Большинство стран ЕС имеют дефицит в двусторонней торговле с Россией. Самый большой отмечен у Нидерландов (11,4 миллиарда евро), затем идут Италия (6 миллиардов), Германия и Польша (по 5,9 миллиарда). Самый маленький объем торговли с Россией в ЕС у Мальты. В 2006 году экспорт составил 2 миллиона евро, импорт – тоже 2 миллиона евро. Следовательно, дефицит у нее нулевой. В двусторонней торговле с Россией положительное сальдо имеют среди стран ЕС только Дания, Словения, Австрия и Ирландия. №7(13), 2007
no image
ПАРТНЕРСТВО

"Это – крупнейший научный проект в истории, и осуществлять его будет половина человечества", – так расценил подписание в Брюсселе 24 мая соглашения о создании Международного термоядерного экспериментального реактора член Европейской Комиссии Янез Поточник, ответственный за научные исследования. Свои подписи под этим...

"Это – крупнейший научный проект в истории, и осуществлять его будет половина человечества", – так расценил подписание в Брюсселе 24 мая соглашения о создании Международного термоядерного экспериментального реактора член Европейской Комиссии Янез Поточник, ответственный за научные исследования. Свои подписи под этим документом поставили представители Европейского Союза, России, США, Китая, Индии, Южной Кореи и Японии. Совместный проект получил сокращенное название ИТЭР, а соглашение рассчитано на 35 лет. В ближайшее десятилетие реактор нового поколения будет построен в Кадараше (Франция), и станет эксплуатироваться в течение еще 10 лет, а затем демонтирован. В случае успеха этого эксперимента запланировано наладить промышленное производство термореакторов. В приложениях к парафированному в Брюсселе документу, который должен быть ратифицирован в странах-участницах проекта до конца этого года, перечислен вклад каждого партнера в этот колоссальный по масштабам и значимости для будущего всего человечества проект. ЕС профинансирует половину всех затрат – выделит примерно 5 миллиардов евро, а остальные участники возьмут на себя по 10% расходов на строительство объекта. Директором проекта назначен Канаме Икеда (Япония), что стало жестом признательности властям Страны восходящего солнца за отказ добиваться сооружения чудо-реактора в этой стране. Этот план приобретает особое значение из-за обостряющегося энергетического кризиса на планете. Преимущества будущего реактора столь велики, что его даже трудно сравнивать с действующими ныне на атомных электростанциях. Достаточно сказать, что он безопасен, не может взорваться, как Чернобыльская АЭС, автоматически отключается при нехватке топлива, кратковременно выделяет минимум радиации и только в своей внутренней части, не создает проблем при транспортировке топлива – изотопов водорода, и даже не выбрасывает в атмосферу газы, вызывающие парниковый эффект… Но главное – человечество впервые получит реальную перспективу кардинального решения энергетической и экологической проблем. Однако не менее важно и то, что параллельно с крупнейшим научным экспериментом будет происходить эксперимент в области международного сотрудничества ведущих стран мира. Положительный результат такого двойного опыта придаст мощный импульс будущим еще более сложным проектам, а значит, и ускорит научно-технический прогресс на Земле. Валерий ПОЛЯКОВ №1, 2006
ПОСЛЕ РАСШИРЕНИЯ
no image
ПОСЛЕ РАСШИРЕНИЯ

Призрак бродит по Западной Европе – призрак “польского водопроводчика”. Это он так запугал французских обывателей на референдуме 2005 года по проекту общеевропейской конституции, что они проголосовали против этого документа, пустив его под откос. Кто же такой, этот грозный пролетарий труда? С чьей-то не очень легкой руки, понятие...

Призрак бродит по Западной Европе – призрак “польского водопроводчика”. Это он так запугал французских обывателей на референдуме 2005 года по проекту общеевропейской конституции, что они проголосовали против этого документа, пустив его под откос. Кто же такой, этот грозный пролетарий труда? С чьей-то не очень легкой руки, понятие “польский водопроводчик” стало именем нарицательным, типическим собирательным образом, символизирующим пришельцев из Восточной Европы, которые устремились, благодаря вступлению их стран в Европейский Союз и открытию границ, в богатые государства в поисках лучшей доли. При этом они якобы отнимают кусок хлеба у тамошних Гансов и Жаков… Но так ли страшен этот “водопроводчик” для аборигенов, как о том твердят в некоторых столицах? На этот счет у жителей стран Союза пока нет однозначного ответа, но, тем временем, вопрос о свободном допуске или ограничении дешевой рабочей силы все глубже раскалывает не только общественность западноевропейских стран, но и сами эти государства. Напомним: правительства 12 из 15 “старых” стран ЕС ввели двухлетний запрет на свободный въезд рабочих из государств-новобранцев Брюсселя. Это решение начало действовать 1 мая 2004 года, и подлежит рассмотрению каждые два года. Вслед за крупнейшим расширением Европейского Союза – тогда в него влились сразу 10 стран – власти Великобритании, Ирландии и Швеции объявили о предоставлении права восточноевропейским рабочим трудиться на их территории в соответствии с местным законодательством. Поддержку правительствам этих трех государств оказывает исполнительный орган ЕС – Европейская Комиссия. Несмотря на лоббизм Брюсселя, большинство “старых” стран Союза, прежде всего, Австрия, Германия и Франция, настаивают на ограничении для иммигрантов из Восточной Европы возможности пополнять их рынки рабочей силы. Власти этих стран считают необходимым сохранить соответствующие ограничения до 2011 года, хотя и согласны периодически пересматривать целесообразность и масштабы этих лимитов. А брюссельские чиновники пока тщетно пытаются убедить эти страны в преимуществах открытия для “лимитчиков” собственных рынков труда… Конечно, приезжая рабочая сила неприхотлива и привыкла довольствоваться малым, поэтому она теснит местных избалованных коллег. Тем более что по уровню профессионализма пресловутые водопроводчики, а также водители автобусов, строители, медицинские сестры и няни ничуть не уступают западноевропейским, но при этом согласны с гораздо меньшим вознаграждением за свой труд, и, кроме того, не претендуют на блага, которые обеспечивает аборигенам развитая местная система социальной защиты трудящихся. Однако противники свободного допуска рабочих из новых стран ЕС указывают на то, что приток мигрантов значительно превышает предусмотренную ранее оценку. Так, власти Великобритании ожидали приезда от 5 тысяч до 13 тысяч иностранцев ежегодно, но только в первый год после открытия границ прибыло примерно 175 тысяч восточных европейцев. При этом находящаяся на подъеме британская экономика, похоже, вполне способна “переварить” приток новой рабочей силы. А вот страны с высоким уровнем безработицы, такие, как Франция и Греция, очень неохотно открывают свои рынки труда даже партнерам по ЕС. В частности, Париж “щедро” выделил польским рабочим в первый после расширения ЕС год всего… 875 мест. Игорь КОЛЧИН №1, 2006